Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ СВОБОДА. ГЛАВА 25

Глава 25. Дом на озере



EPOV 
 

«В то мгновение, когда мы выбираем «любить», 
мы начинаем двигаться в направлении, противоположном 
господству и угнетению, начинаем двигаться к свободе, 
вести себя так, чтобы освобождать самих себя и других. 
Такое поведение доказывает, что любовь – это 
практикум свободы.» – Глория Джин Уоткинс



– Нельзя ли полегче! – вскрикнул я, когда ловкие пальцы Кэйти Наны протащили иглу через моё надбровье. Она уже наложила швы почти на все прорехи в моём теле, оставалось ещё несколько – и этому навязчивому медицинскому сервису придёт конец. А то уже надоело. 

– Эдвард, сиди и не шевелись. Пока ты дёргаешься, я не могу обработать рану, – сказал Алек, легко и осторожно протирая марлевым тампоном моё колено. 

– Господи… Блядь, оно жжётся. Кончай уже, – проворчал я. 

– Плакса-вакса-гуталин, на носу горячий блин. – Эмметт скрестил на груди руки. – Чего орёшь-то? Тому, кого только что взорвали, полагается вести себя малость посмирнее. 

– Я просто хочу увидеть Беллу. Можно это организовать? 

– Нет, тебя должен осмотреть врач, и она всё ещё спит. 

– Она уже три часа спит. Разбудите её. Мне нужно убедиться, что с ней все в порядке. 

– Поверь мне, с ней-то всё окей. А вот тебе, в отличие от неё, очень даже нужен врач, – ворчливо произнёс Эмметт. – Эсме нам такое устроит, когда узнает, что здесь было. 

– Я в норме, – в пятидесятый раз сказал я. 

– Как ты умудрился оттуда удрать? – спросил Джаспер. – Это же я в школе выигрывал все соревнования по бегу, а ты был долговязым и неуклюжим. Когда научился так шустро шевелить лапками? 

– Я бежал как сумасшедший, но разве по мне не видно, что забег был не шибко чемпионский, а? 

Я осмотрел себя. Почти всё тело в ожогах, вид и ощущения – как после прогулки сквозь преисподнюю. Сверху донизу кровоподтёки и открытые раны, шрамы от которых, вероятно, никогда не пройдут. Тупой звон в ушах и мощный, до сих пор не прошедший, запах гари в лёгких. Спину ломит, бока болят, ноги как желе. 

Я пытался делать вид, будто всё это мне нипочём, но было так больно. Охуенно больно. Единственное, чего я отчаянно хотел, это увидеть Беллу. 

– Плохо дело. Больше я сделать ничего не могу. Где же этот доктор? – Kaзалось, Кэйти Нана вот-вот заплачет. Её руки были покрыты моей кровью. 

– Он уже едет. 

– Вот почему нельзя трогать бомбы! – нравоучительно сказал Эмметт. – Нас этому, можно сказать, с рожденья учили. Теперь твой дом взорвался, а сам ты выглядишь дерьмовее некуда. Белла до смерти переволновалась, у малышей теперь, наверное, будет стресс, и ещё один неизвестно кто, вдобавок ко всем прежним, жаждет нашей смерти. 

Я запустил лампу ему в голову, он пригнулся, и она разбилась о стену. 

– Мы переезжаем из этого грёбаного города, – сказал я. – По крайней мере, до тех пор, пока не родятся дети. Я так больше не могу – оглядываться через плечо каждые пять секунд. Это последняя капля. 

– А куда ты собираешься переезжать? – спросил Алек. 

– В дом на озере. 

– Дом на озере? Мы не были там уже… много лет, – сказал Джаспер. – Не нравится мне то место. Там привидения. 

– Оно безопасное и укромное. Я переезжаю. – Я спрыгнул со стола и, приземлившись на ноги, крякнул от боли. – Чёрт побери! 

– Ты никуда не едешь. Тебе, может, операция нужна, а до дома на озере ехать несколько часов. – Кэйти Нана толкнула меня обратно. – Я не отпущу тебя и миссис Беллу так далеко, тем более что приближается срок её родов. 

– Тебя не спрашивают. В любом случае это неважно, поскольку в данный момент дома у нас нет. Мы вынуждены переехать. 

– Тогда переезжайте в город, – предложил Эмметт. – У тебя же три пентхауса. Бля, да живите тут, у нас. 

– Это не город, а смертельно ядовитое болото. Даже не знаю, какого чёрта мы сюда вернулись. 

– Да потому что у тебя были обязанности перед семьёй; были и, между прочим, есть. Ты не можешь сбежать. 

– Я и не сбегаю. Я делаю так, чтобы моя жена и дети были в безопасности! А вы все можете идти на хуй. – Так быстро, как только мог, я заковылял прочь из кабинета Эмметта и дальше по коридору. 

Алек бросился за мной. 

– Эдвард, ты что, правда, уезжаешь? 

– На следующую пару месяцев – да. Здесь я больше жить не могу. 

– Это смешно. Как ты собираешься ходить на работу? 

Чёрт. Об этом я не подумал. 

– Я могу работать из дома и приезжать, когда нужно. 

– Белле это не понравится. 

– У неё нет выбора. Наши жизни теперь в слишком большой опасности. Мой дом только что взорвали. Я не собираюсь сидеть тут и ждать, когда мне на порог подложат следующую бомбу. 

Я открыл дверь в гостевую комнату и обнаружил там Беллу, раскинувшуюся на большой кровати. Она тихонько похрапывала, абсолютно безмятежная. Я с облегчением выдохнул. Просто видеть её в безопасности мне достаточно. 

– Эдвард, ты не можешь просто взять и сорваться с насиженного места… 

– Пока не родятся дети, – повторил я сам себе. Я забрался на кровать и лёг рядом с Беллой, не заботясь о том, что весь избит и до сих пор в крови. – Позови меня, когда приедет доктор. 

– Эдвард, ты ведешь себя неразумно. Дом на озере в другом конце штата. Ты не можешь работать оттуда. 

– В данный момент здоровье моей жены беспокоит меня больше, чем всё остальное. Просто уйди. 

Алек хотел сказать что-то ещё, но не стал. Он закрыл дверь, и я мог слышать затихающий звук его шагов. 

Дом на озере принадлежал семье Калленов, сколько я себя помнил. Мы ездили туда каждое лето и отрывались там по полной. Карлайл практически скупил весь городок на берегу озера Шелбивиль и, вероятно, мог считаться в нём своего рода неофициальным мэром. Туда было около пяти часов езды по пустому шоссе, но поскольку пустое шоссе и окрестности Чикаго – две вещи несовместные, пятичасовая поездка обычно превращалась в семичасовую. Превосходно. Именно то, что надо. Подальше от всех этих драм. 

В прошлом, много лет назад, я бы посмеялся при одной лишь мысли о том, что сбегáю из Чикаго. Теперь всё было иначе. У меня была семья, и её надо было защищать. Я не мог позволить им жить в этом враждебном окружении, среди оружия, и бомб, и чёрт знает чего еще, что того и гляди свалится прямо с неба. 

Не похоже на то, что сейчас у меня есть выбор. Чикаго не вариант. Мой дом разрушен. Нужно уезжать, и единственное место, которое достаточно близко, это дом на озере. На следующие несколько месяцев, пока, блядь, наш дом не восстановят. 

Я вцепился рукой в волосы, стоило только вспомнить о нанесённом ущербе. 

Всё погибло, всё было разрушено. Эта хреновина была бóльшей силы, чем я предполагал. По сути, от моего дома осталась лишь дыра в земле. Я быстро покинул место взрыва, поэтому в данную минуту мне не нужно было объясняться с полицией, но, уверен, очень скоро они примутся задавать вопросы. К этому моменту пожарные уже выяснили, что причиной пожара не был бытовой газ, а никакой другой лжи я сейчас выдумать не мог. Они знали, что это была бомба. 

Мне было похер, кто послал её, но Алек, я уверен, уже знал. Он разбирался в бомбах. Он мог выяснить это в кратчайшие сроки. Я не хотел знать и не хотел раздувать из этого проблему. У меня не было сил. Мне просто нужно было как можно скорее увезти отсюда Беллу. 

Я даже не заметил, что засыпаю, пока в голове не замелькали картинки сновидений. 
 

* * *



Я услышал голос Беллы. 

– Поосторожней, вы. Он проснётся. 

Я вновь ощутил, что мою кожу пронзает игла. На сей раз это была моя щека. Вместо того, чтобы орать и ругаться на всех, я решил и дальше изображать спящего. 

Утешая меня и успокаивая, маленькие пальчики запутались в моих волосах. 

– Он же мог умереть. – Белла поцеловал меня в лоб. – Что бы я без него делала, Роуз? 

– Я не знаю, но ты об этом лучше не думай. Он ведь жив. 

– Ты была около дома? На что это похоже? 

– Белла… там ничего не осталось. Всё погибло. Мне так жаль. 

– Всё? 

– Да. 

– Ну и ладно. Это всего лишь вещи. Купим новые. – Ручки Беллы в моих волосах задрожали. – Как его здоровье, доктор? 

– Мне не нравятся хрипы в легких. Возможны проблемы с дыханием. Нужно, чтобы он съездил сделать рентген. С лодыжкой тоже что-то не так. И, конечно, повреждения кожи, вы и сами видите. 

– Ему больно? 

Ещё как! 

– Вероятно, да. Сейчас мне нужно убедиться, что он может дышать. В данный момент это самое главное. 

Я почувствовал на своём лице чей-то влажный язык. Я молил Бога, чтобы это не оказался язык Беллы. Это было бы слишком жутко. К счастью, я ощутил ужасное дыхание своего пса. У него из пасти воняло. 

– Фрэнсис, нет, – сказала Белла. – Оставь его в покое. 

Фрэнсис скулил и фыркал. Я всё ещё чувствовал, что он рядом. 

– Миссис Каллен, думаю, мы должны осмотреть также и вас, – сказал доктор. 

– Нет, я в норме. Просто убедитесь, что с ним всё хорошо. 

– Белла, прекрати это упрямство, – прохрипел я. Только сейчас я заметил, как ужасно звучит мой голос – видимо, из-за дыма, которым я надышался, выбираясь оттуда. 

– Ох, слава Богу. Он жив! – Я ощутил вокруг своей шеи крепкие объятия. – Я так волновалась. Никогда больше не смей этого делать. 

Фрэнсис сходил с ума – скакал по всей кровати, радостно повизгивал и вообще вёл себя как большой ребёнок. 

– Белла, отпусти меня. – Я отвёл её руки. – Пожалуйста, не делай из этого драму. Я в норме. Фрэнсис, отвали. 

Он сел, отчаянно виляя хвостом, но не сходя с места. 

– Ты сама-то как? – спросил я. 

– Если я захочу, то сделаю из этого драму. 

Я открыл глаза и увидел, что она довольно-таки сильно раздражена. А точнее сказать – зла как чёрт. Именно это выражало её лицо. 

– С чего это ты решил, что умеешь бегать быстрее взрывной волны? – Она ударила меня в больное плечо. Я не стал сдерживать сорвавшийся с губ стон. 

– Я сделал то, что должен был. 

– Нет. Мы бы могли придумать что-нибудь другое. Могли бы спасти тебя от всей этой боли. 

– А что случилось бы с тобой? 

– Я не знаю, но, может, мы бы придумали, как выбраться оттуда вместе. 

– Не говори ерунды. – Я попытался сесть. Роуз и врач кинулись мне помогать. – Уйдите, – сказал я им. 

– Мистер Каллен, нужно проверить… 

– Уйдите, – потребовал я. 

Оба, не особенно торопясь, вышли из комнаты, и как только дверь за ними закрылась, я глубоко вздохнул. Фрэнсис прижался к моему боку. 

– Эдвард, ты мог умереть. И я бы сейчас занималась организацией твоих похорон. 

– Это наименьшая из наших проблем. 

– Чёрт возьми, да наши дети могли расти без отца! Ты такой придурок. 

– Я спас тебе жизнь. 

– Спасибо тебе за это, кстати. Ты всегда такой самоотверженный, когда дело касается меня. 

– Ты и дети в порядке? Это всё, что волнует меня в данный момент. 

– Мы в норме, Эдвард. – Она приложила свою ладошку к моей щеке. – Что с твоим лицом, это просто ужас какой-то. 

– Всё со мной окей. 

– Я так волновалась, а потом этот Амун со своей долбаной иглой. 

– Я велел ему так поступить, если ты вдруг будешь в невменяемом состоянии. 

– Я не была в невменяемом состоянии. Меня несколько раз чуть не вырвало, когда я взрыв увидела. Нам так много нужно обсудить. Сегодня я получила от судьбы серьёзное предупреждение. 

– Много обсудить? 

– Да. Что, если завтра ты умрёшь? Уедешь, пропадёшь, что угодно? А у нас ещё столько несделанных дел, которые мы даже не обсудили. 

– Окей… 

– Может, это прозвучит глупо, но я только об этом и думаю: вдруг тебя не станет, а мы ещё даже про имена детей не поговорили. – Она отчаянно разрыдалась. Я не знал, что мне делать. 

– Белла, успокойся. Ты сама себя накручиваешь. 

– Мы такие идиоты, Эдвард. Я даже не знаю, как ты хочешь их назвать. 

– Ну, мы можем обсудить это сейчас. Только, пожалуйста, перестань плакать. 

Она кивнула и высморкалась в край простыни. Я поёжился. Она крепко обняла Фрэнсиса. 

– Теперь ты понимаешь, почему я говорил с тобой о завещании? – спросил я. – Может быть, завтра моя жизнь будет кончена, и есть столько всего, о чём нужно заранее позаботиться. Само собой ничего не устроится. 

– Я думала, ты говорил чисто теоретически. 

– Вообще-то, да, но потом кто-то прислал мне в дом бомбу. Вероятно, дальше будет только хуже. Я стараюсь не слишком надоедать тебе с вопросами охраны, потому что знаю – ты это не любишь, но мне нужно, чтобы ты была в безопасности. 

– Делай всё, что нужно. Хоть запри меня, если хочешь. Клянусь не жаловаться. – Она крепко меня обняла. 

– Ты и не представляешь, какой отныне станет твоя жизнь. Прежде всего, мы уезжаем отсюда. 

– Уезжаем? – Она отодвинулась. – Обратно в Бразилию? 

– Нет, и не насовсем; но у меня есть дом примерно в пяти часах езды отсюда. Я хочу, чтобы ты оставалась там, пока не придёт время рожать. Это уединенное место, там тебя никто не найдёт. 

– Но… мой врач здесь. Наша семья здесь. 

– Врача мы тебе там найдём, а семья может приезжать в гости. 

– А как же твоя работа? 

– Мне придётся… с понедельника по пятницу работать здесь, в городе, а туда приезжать на выходные. Других вариантов, наверное, нет, но сейчас я не могу тебе позволить жить здесь. Это слишком опасно. 

Казалось, её это не очень убедило. 

– В любом случае, сейчас у нас нет здесь дома. 

Белла застонала. 

– Все наши вещи погибли. 

– Знаю. – Я вздохнул. – Абсолютно всё. 

Мы помолчали несколько минут, пытаясь это осмыслить. 

– Придётся всё начинать с нуля, – сказала она. – Нам хватит денег? 

Я глянул на неё неодобрительно. 

– Я просто спросила. – Она пожала плечами. 

– Ладно, об этом можно поговорить позже. Детские имена. Скажи мне, о каких ты думала. 

Она тут же повеселела. 

– Ты первый. 

– Я особо не думал. Но им нужны сильные имена. Такие, которым надо соответствовать. 

– Мне нравится эта мысль. Что, если ты выберешь имя мальчику, а я – девочке? Так мы оба сможем внести свой вклад. 

– Хорошо. Как бы ты хотела назвать нашу дочь? 

– Ну, у меня есть только первое имя. Я еще не решила точно, но… мне нравится София. 

– София. – Я покатал звуки по своему языку. 

– Да. Оно определённо итальянское, и так звали мою бабушку. 

– Ту бабушку Свон, про которую ты всегда рассказываешь? 

Она кивнула. 

– Я так сильно её любила. 

– София – прекрасное имя. 

– Правда что ли? Тебе нравится? – Глаза Беллы вспыхнули радостью. – Если что, я не настаиваю, можно и что-то другое. 

– Нет, нет. Мне правда нравится, – заверил я её. 

– Хорошо. – Она улыбнулась. – Ладно, твоя очередь. 

– У меня есть несколько вариантов. Но мне больше всего нравится Бартоломью. Наше семейное имя.

Белла посмотрела на меня абсолютно нечитаемым взглядом, от неопределённости которого даже мордаха Фрэнсиса озадаченно скривилась. 

– Что? Оно тебе не нравится?– спросил я. 

– Эдвард, мы не можем назвать нашего сына Бартоломью. 

– Почему нет? Это сильное имя. Это было второе имя Николя. Я считаю, оно замечательное. 

– Ну… сердце моё, я думаю, оно просто очень… необычное. Чересчур необычное, немного... – Белла закусила губу и смолкла. 

– Что? Скажи мне. 

– Оно мне не нравится. 

– В самом деле? А мне так очень даже нравится. – Как кому-то может не нравиться это имя. Оно замечательное. 

– Эдвард, предложи что-нибудь другое. 

– Нет, я хочу это. Оно старинное и сильное. 

– Старозаветное, это уж точно. 

– Вот именно. 

– Скажи мне ещё какие-нибудь имена, Эдвард. 

– Нет, пожалуй, не буду. – Я сполз с кровати. – Раз ты забраковала моё хорошее имя, мне нужно всё заново обдумать. 

– Я не хотела. Просто оно мне правда не нравится. Может, потом понравится. 

Я потянулся и ощутил боль во всем теле. 

– Нет уж, придержу свои мысли при себе, пока ты не родишь. 
 

* * *



Шагая по обломкам того, что раньше было моим домом, я натыкался на выжившие в огне вещи. Свадебная фотография. Жевательная игрушка Фрэнсиса. Старинные часы. Бригада рабочих всё ещё растаскивала завалы. 

Видеть свой дом лежащим в руинах было больно. По крайней мере, неделю я не позволял Белле на это смотреть. Я должен был первым поговорить с полицией и пожарными. Они рылись там в поисках улик, и я не хотел, чтобы Белла снова расстраивалась. В последнее время она и так слишком много переживала. Думаю, всё это было для неё слишком большим стрессом, особенно в её нынешнем состоянии. 

Когда Белла, наконец, добралась туда и всё увидела, я не мог её утешить. Она всю ночь проплакала у меня на плече. Ничего из того, что я говорил, не могло унять её слёзы. Нужно было увозить её отсюда как можно быстрее. 

Я послал в дом на озере людей, чтобы они там всё привели в порядок – наполнили кладовые, застелили все постели и убедились, что Белле ничего не придётся делать, когда мы туда приедем. Как я и предвидел, мне не удавалось просто уехать из Чикаго, бросив все дела. Чтобы видеть её, мне придется каждые выходные кататься туда и обратно. Это был единственный вариант. 

Элис, Кэйти Нана и Алек останутся с Беллой. Белле было нелегко осознавать, что, возможно, какое-то недолгое время нам с ней придётся прожить раздельно. Рене тоже должна была приехать и остаться на некоторое время, по крайней мере, до тех пор, пока дети не появятся на свет. 

Строительство нового дома уже началась – в новом, укрытом от посторонних месте, не столь близком от остальной семьи, как прежнее, но гораздо более безопасном. Стройка займёт довольно много времени, но сразу после Нового года мы сможем туда переехать. 

– Эдвард, тебе звонят.– Рядом со мной внезапно возник Эмметт с мобильным. 

Я взял у него телефон. 

– Аллo. 

– Дело сделано, сэр, – произнёс зловещий голос на другом конце провода. 

– Обоих? 

– Да, сэр. 

– Я осмотрю тела, когда вернусь.– Я отключился и вернул телефон Эмметту. – Оба мертвы. 

– Быстро ты. 

– В тюрьме несложно организовать убийство. Виктор и Виктория знали, что это случится. Должны были приготовиться. 

– Что ж, можем ехать. – Он хлопнул меня по плечу. 

– Хорошо, я иду. – Мы осторожно зашагали по грязной лужайке. Ну ладно, он зашагал, а я заковылял. Выжженная взрывом трава была покрыта обломками взлетевшего на воздух дома, вся земля в ямах. 

К счастью, взрывом не задело никого из соседей. Пострадала лишь моя собственность. Единственной жертвой бомбы пал бедняга Валентино. Он погиб в огне, и его обугленное тело увез фургон городской ветслужбы. 

Машины… все мои машины были уничтожены. Времени пополнить автопарк не было, приходилось пока пользоваться арендованными. 

Меня дожидался целый караван черных внедорожников. На эти выходные в дом на озере ехала семья в полном составе. Нам всем требовалась передышка. Но вместе с нами выезжала охрана… ну, наверное, со стороны это выглядело как батальон спецназовцев. На сей раз я собирался гарантировать нам стопроцентную безопасность. 

– Мы быстро доберёмся до Шелбивиля, мистер Каллен.– Амун придержал для меня дверцу. – Поездка должна пройти гладко. 

– Спасибо. – Я сел в машину рядом с Беллой. Она была одета в удобный трикотажный костюм и ела пончик. Фрэнсис умоляюще смотрел на неё, выпрашивая кусочек. 

– Так что это за дом такой на озере, на что похож? – спросила она меня. 

– Да я не помню, вообще-то. Не был там со школьных лет, – признался я. – Но он довольно большой.

– И я там буду совсем одна, – сказала она печально. 

– Не совсем одна. С тобой будет охрана. Плюс Кэйти Нана, Алек и Элис. 

– И моя мать. – Белла закатила глаза. – Зачем тебе понадобилось её приглашать? 

– Она вроде как потребовала своего присутствия при рождении внуков. В любом случае, раньше следующей недели она здесь не появится. 

– Ага, и ты же знаешь, она захочет остаться и после их рождения. Я не выдержу её так долго. 

– Ты выживешь. 

Взяв мою руку, Белла пробежала пальцами по венам на моей ладони и запястье. Ей нравились мои руки. Она находила в них что-то её восхищающее. 

– Пульс очень быстрый, – отметила она. 

– Он всегда такой, когда ты рядом со мной. Или из-за всякого дерьма, с которым мне приходится иметь дело. 

Она провела своими пальчиками по моим длинным пальцам, до самых подушечек, помассировала их несколько секунд, а затем замерла. 

– Гладкие. 

– Хмм, спасибо за комплимент? 

– Нет. У тебя нет отпечатков пальцев. – Она подняла мою кисть и стала её разглядывать. 

– И никогда не было. 

– Что? С каких это пор? Я никогда не замечала этого раньше. 

– Карлайл выжег их серной кислотой, когда мне было тринадцать лет. 

– Боже ты мой. Это же должно быть так больно. 

– Не очень, – солгал я. – Это надо было сделать. Что за тема для беседы? Это вообще последняя вещь, о которой мы могли бы говорить. 

– Я поняла, что знаю о тебе недостаточно. Что, если сегодня ночью ты умрёшь? Я так и не узнаю, какое твоё любимое число, или какими были твои школьные годы. Мы никогда не говорили о твоем прошлом. Мы пропустили это. 

– На то есть причины. – Я откашлялся. Она застала меня врасплох. Немного. 

– Почему Карлайл выжег их? – Она поцеловала кончик каждого из моих пальцев на левой руке. 

Весь процесс занял больше года. Больше года болезненных прижиганий. Я до сих пор помню, как трясло меня каждый раз после того, как Карлайл заканчивал процедуру. Однако он не испытывал ко мне жалости. Так было надо. Точка. Абзац. 

– Это стандартная процедура, – ответил я. – Не оставляешь отпечатков – значит, тебя не найдут. 

Она заметила, как влияет на меня этот разговор, и сменила тему. 

– Пока я буду тосковать в каком-то заброшенном доме на озере, ты будешь в городе? – спросила Белла. 

– По большей части, да. Поверь мне, я хотел бы остаться с тобой, но не могу. 

– Эдвард, у меня есть один вопрос. – Белла села прямее. 

– Вильям, нельзя ли, нахрен, помедленнее? – крикнул я. – Это же не автогонки. 

– О, простите, сэр. 

– Окей, продолжай, Белла. Что у тебя за вопрос? 

– Хм… Карлайл с Эсме знают, что я беременна? 

– Не уверен. Думаю, нет. Если б знали, они бы уже вернулись. 

– А могут узнать? 

– Может быть. Вероятно. Я не знаю, Белла. Какое это имеет значение? 

– Такое, что они скоро станут бабушкой и дедушкой. Им бы следовало об этом знать. И чем раньше, тем лучше. 

– Что ж, нехрен тогда было уезжать. Теперь это их проблемы. 

Белла доела пончик и принялась за следующий. 

Пытаясь сменить тему, я решил расспросить её о них. 

– Что это ты такое ешь? 

– Лучшие пончики в Чикаго. Жареные во фритюре и покрытые коричным сахаром. Ты что, никогда их не пробовал? Эмметт мне принёс. Он сказал, что компания, которая их делает, принадлежит ему. Тебе надо попробовать один. – Она ткнула пончиком мне в рот. 

– Нет, я не могу это есть. Я сижу на диете. 

– На диете? 

– Я набрал пять кило мышечной массы и скинул два дюйма с талии. Не зря тренировался. 

– Говоришь, как женщина. 

– Ну и что. Я выгляжу хорошо, и ты это знаешь. – Я ухмыльнулся. – Ты просто завидуешь. 

– Дождаться не могу, когда уже, наконец, рожу этих детей и займусь фигурой. 

– Я считаю, ты прекрасно выглядишь. – Я погладил её животик. – Крошка София и малыш Бартоломью согласны со мной. 

– Эдвард, в последний раз повторяю, мы не назовём его Бартоломью. 

– А вот и назовём. Ты выбрала одно имя, значит, второе – моё. 

– Вильям, – Белла привстала с места, – разве вы позволили бы своей дочери встречаться с парнем по имени Бартоломью? 

Он взглянул на меня в зеркало заднего вида и встретил мой пристальный взгляд. 

– Я думаю, это хорошее имя, – ответил он. 

– Всё-то вы врёте, – обвинила его Белла. – Эдвард, просто предложи другое имя. Пожалуйста, я тебя умоляю. 

– Нет, я хочу это. – Сейчас мне просто нравилось выводить её этим из себя. Если имя ей действительно не нравилось, то и ладно. Но наблюдать, как она сердится, было забавно. 

– Ты это делаешь только для того, чтобы меня позлить. – Белла вернулась к еде. 

Я рассмеялся. Фрэнсис, почувствовавший, что Белла сердится, сел к ней поближе. Всю долгую поездку я почёсывал его за ушами. 

В итоге Белла уснула и проспала до самого приезда. После четвертого сладкого пончика её глаза закрылись сами собой. Я вытащил книгу и стал читать. Увлёкшись «Принцем» Макиавелли, я не обратил внимания на шуршанье и чавканье, пока не стало слишком поздно. Фрэнсис съел всю коробку пончиков. 

– Ты что, ненормальный? – Я поднёс его морду к своему лицу, чтобы он видел, как я на него зол. – Вот получишь теперь заворот кишок и умрёшь. 

Ему это было до лампочки. 

– Вот поэтому ты такой чертовски жирный. Сучки даже смотреть на тебя не хотят, заметил? Жирный бездельник. 

Он облизал мне лицо. 

Не знаю, что такого было в этой псине, но он нашёл-таки тропинку к моему сердцу. Он раздражал меня до крайности, но я ничего не мог с собой поделать: я привязался к нему – в той малой степени, на какую вообще был способен. Теперь я понимал людей, которые заводят домашних питомцев. Эти твари радуются тебе независимо от того, что ты сказал или насколько ты дерьмовый человек. Просто дай им немного еды, обращайся с ними нормально, и они твои навек. Вот так всё просто. Я даже позавидовал их жизни. Никогда не думал, что буду воспринимать пса как члена своей семьи, но он был хорошим зверем. Я вроде как даже полюбил его. 

– Вы, сэр, будете наказаны. Никаких игр с другими собаками, по крайней мере, неделю. Раз уж я должен соблюдать диету, то и ты тоже. – Я пересадил его обратно на сиденье. Он тут же улёгся спать. – Вот же толстозадая псина. 

Зазвонил телефон. Увидев, что это номер Марио, я ответил. 

– Какого хрена ты названиваешь мне в субботу? 

– Хотел только узнать ваши размеры для покупки костюмов. Я сейчас в магазине «Армани». Они отложили вам по одному каждого цвета. 

– И обувь. Забудешь про обувь – уволю. 

– Да, босс. Задание понял. 

– Какие рубашки у них есть? 

– Хмм, самые разные. 

– Кто там? С кем ты имеешь дело? 

– Женщина по имени Лиз. 

– Нет. Отделайся от неё. Она бесполезная дура. Попроси Ивана. Он знает, что я люблю. 

– Сегодня здесь только Лиз. 

– Она лжет. Он в служебных помещениях, найди его. 

– Хорошо, босс. Вы получите свой гардероб. Я обещаю. 

– Не звони мне больше. – Я повесил трубку. 

– Этот мальчик делает для твоей компании больше, чем ты, – не открывая глаз, сонным голосом произнесла Белла. 

– Пока что он только учится. 

– Мы ещё не приехали? – Она прижалась к моему плечу. 

– Уже скоро. Тебе в туалет не нужно? 

– Как ни странно, нет. Может быть, через час. 

– К тому времени мы приедем. 

Мы въехали в маленький городок Шелбивиль раньше, чем я ожидал. Это было одно из тех мест, которые не затронула современность. Ни одного ресторана, продуктовой лавки или мастерской, которые бы принадлежали не местным жителям. Даже «МакДоналдса» не было. Городок выглядел таким же, как сто или даже больше лет назад, и был скорее местом отдыха богатых семей, чем поселением с постоянными жителями. Стремительно приближалась осень, и народ высыпал наружу, покинув дома, чтобы сполна насладиться последними днями отпуска. 

– Это место выглядит очень мило, – сказала Белла, высунувшись из окна. – Какой из этих домов твой? 

– На самом деле не мой, а Карлайла, но он не тут, а на озере. – Я указал ей вдаль, туда, где располагался дом. 

– Да там целый посёлок. С десяток домов, наверное. 

– Ты же его знаешь, он никогда ничего не делает наполовину. 

– И как же мы туда доберёмся? 

– Ну, есть небольшой мост, но каждый вечер в семь часов его запирают, для безопасности. Поэтому придётся добираться водным путём. 

– У нас слишком много вещей для пары катеров. 

– Белла, не волнуйся, всё продумано. 

Машины остановились, и я с осторожностью помог Белле выйти. Она убедилась, что Фрэнсис с нею и на поводке. Я быстро пересчитал народ, убеждаясь, что все здесь. Нас было восемь, включая меня. Плюс телохранители. Kэйти Нана велела им забирать сумки (и не дай им бог уронить хоть одну!). Она была полна яростной решимости освободить Беллу от всех забот и не позволить ей волноваться вообще ни о чем. Мне нравилась эта идея. 

Фрэнсис побежал впереди нас, обнюхивая путь, и первым пробрался на большой катер, мéста в котором с лихвой хватало и для нас, и для всего нашего багажа. Это был один из многочисленных предметов водно-моторной техники, принадлежавшей Карлайлу, которым он, наверное, и не пользовался никогда. 

– Мне не уговорить тебя остаться? – Белла села рядом со мной. – Смотри, как тут красиво. 

– Да, красиво, – вздохнул я. – Я не могу бросить работу прямо сейчас. Я уверен, что здесь ты будешь в безопасности. Я смогу проводить тут выходные, пока не подойдёт срок родов. Тогда я возьму отпуск. 

Белла в тысяча первый раз принялась рассуждать о том, как важно и нужно, чтобы я остался с ней, а не возвращался в город. Я просто сидел и слушал. Когда мы подъехали к противоположному берегу, она всё ещё продолжала свою речь. Территория озёрного поместья была большой и включала в себя несколько связанных друг с другом, но всё же отдельных домов. 

– Да он же… огромный, – прокомментировала Белла, оглядываясь вокруг, когда я открыл перед ней двери дома. Везде было чисто прибрано, и всё подготовлено к нашему приезду. 

– В ближайшие несколько месяцев это будет наш дом. 

– До родов всего полтора месяца. Где же мы будем жить потом? 

– У меня всё схвачено. 

Особняк был стилизован под охотничий домик. Поддельные головы животных на стенах; каменный камин, который, судя по размерам, обогрел бы не один, а пять домов; стены из толстых сосновых брёвен. Я никогда не был особым поклонником такой вот деревенской непритязательности, поэтому ощущал себя в этой обстановке немного неуютно. 

Фрэнсис решительно двинулся вперёд, дабы первым исследовать новое место жительства. Белла бродила по дому, заглядывая в комнаты. Джейн и Алек тоже приехали с нами. Джейн вместе со мной вернётся на работу, но Алек должен будет остаться здесь. Он протестовал так, будто его осуждали на вечное изгнание, но выбирать ему не приходилось. Мне нужно, чтобы кто-то присматривал здесь за Беллой, и я доверял ему, считая, что он с этим справится. Плюс, у него были каникулы. Всё идеально совпало. 

– Думаю, мне могло бы здесь понравиться, – сказала Белла, садясь на удобную кушетку. – Это довольно уютная тюрьма. 

– Я тебя не в тюрьму запираю. – Я сел рядом с ней. 

– Если ты останешься со мной… 

– Белла, нет. Я уезжаю завтра, а затем пройдёт всего пять дней, и я вернусь. 

Все выходные я продолжал убеждать её в том, что не бросаю её одну-одинёшеньку в дремучем лесу. Белла понимала, что я лишь пытаюсь защитить и обезопасить то, чем дорожý, но это не останавливало её от попыток настоять на обратном. 

Мы провели это время все вместе, семьёй. Уже лет десять никто из нас не бывал в доме на озере, но вернуться было приятно. Мы много купались, развлекаясь, отдыхая и наслаждаясь прохладой, но лишь после того, как я убедился, что в озере чисто и безопасно. А уж после моего вердикта все они буквально отказывались оттуда выходить. По прогнозу погоды, в эти выходные ожидались сплошные дожди, но боги благословили нас солнцем и ясным небом. В общем-то, это было... ну… приятным отдыхом. 

– Эдвард, поплыли к ним, – предложила Белла. Она была в воде, в большом надувном круге. Вообще-то я не позволял ей отплывать от берега далеко, потому что озеро было слишком глубоким. Она безропотно терпела мои диктаторские замашки. 

– Ага, давай. – Я стал грести ногами, перемещая нас обоих туда, где Эмметт сейчас закреплял на большом дереве качели из шины. После этого долбанного взрыва каждое движение вызывало охуенную боль во всём теле, особенно в ногах и спине. Я никому ничего не говорил, но я определённо что-то серьёзно повредил себе. Нужно было как можно скорее сходить к врачу. Сразу же, как вернусь в город. 

– Даже не заикайся о том, чтобы покачаться на этой штуке, – сказал я. 

– Я и не собираюсь. Просто хочу посмотреть на остальных. 

К нам подплыла Роуз, на своём надувном круге. Она была в бикини – наверное, самом крошечном, какое только есть на свете – и потягивала через трубочку какой-то фруктовый коктейль. 

– Нужно почаще сюда приезжать. 

– Согласен. – Джаспер нырнул с мостков, подняв фонтан брызг. Вынырнув, он продолжил. – Папа нас всё время звал сюда летом, а мы не слушали. 

– Потому что были слишком заняты работой, – добавил Эмметт. – Он бы обосрался, наверное, если б увидел нас сейчас. 

– Белла, когда малыши родятся, мы можем научить их плавать. – Алек присоединился ко мне, и мы вместе стали толкать её, в её круге. 

– Что, если они утонут? – обеспокоенно спросила она. – Не думаю, что позволю им подходить к воде. 

У меня был целый список вещей, к которым я не позволю им подходить. Каждый раз, когда мне в голову приходила мысль о детях и о том, как я планирую их воспитывать, я её записывал. У меня была целая тетрадь таких заметок и списков дел, которые мне надо сделать, прежде чем они появятся на свет. Время шло, часики тикали, надо было торопиться. Мы с Беллой только начали покупать всё необходимое, а теперь это всё пропало. Надо было начинать заново. Может быть, удастся подписать на это дело Элис. Я не мог представить, что выдержу ещё одну пытку выбором детской кроватки. 

В тот вечер мы растапливали на костре зефир для с’моров (п.п. – «S`more» – растопленный зефир между кусочками вафель и шоколада, популярное американское лакомство, традиционно изготовляемое на костре во время походов.). Белла съела пять штук, переплюнув Эмметта. Однако чемпионом стал Алек, заглотивший семь. Это впечатлило всех. Все мы вымотались, проведя день на солнце, и уже около полуночи отправились в постель. 

– Эдвард, ты волнуешься о том, чтó будет, когда дети появятся на свет? – спросила Белла, лёжа у меня на груди. 

– Нет, не очень, – солгал я. 

– А я – да. 

– Я пытаюсь жить только настоящим и решать сегодняшние проблемы, а не завтрашние. 

– Ну, мы прочли книги. Всё, что в них описано, мы теперь умеем делать, так? 

– Не уверен. Мы можем менять им подгузники, знаем, как их кормить, но у меня такое чувство, что даже все умные книги в мире не помогут нам. Нам необходим опыт. 

– Когда растишь детей, метод проб и ошибок – не лучший вариант. 

– По крайней мере, у нас их двое; облажаемся с одним – исправимся со вторым, – пошутил я. Белла не оценила мою шутку. 

– Мы действительно не готовы ко всему этому. 

– Да. – Я согласно вздохнул. 

Больше в эту ночь мы не говорили о детях. Просто лежали в объятиях друг друга, переплетя и руки, и ноги. 

Следующий день был снова проведен на озере. Белла и я старался не думать о том, что вскоре нам предстоит расставание, но мысль эта, словно туча, угрожающе нависала над нами. Нам надо было уезжать сразу после обеда, но я и в самом деле не хотел этого делать. 

– Окей, значит, все её витамины у тебя есть? – спросил я у Кэйти Наны, собирая свою небольшую сумку. 

– Да, сэр. Все будет хорошо. 

– Я буду звонить каждые два часа, чтобы убедиться, что тут всё в порядке. У тебя есть все необходимые номера телефонов? 

– Да, сэр. – Она устала от моих вопросов, но их нужно было задать. 

– Здесь, в Шелбивиле, проблем возникнуть не должно. Охрана у вас есть, а когда подойдёт срок родов, я пришлю сюда её врача, и мы сможем рожать в местной больнице. А в ближайшие две недели врач приедет для очередного осмотра. 

– Мистер Эдвард, я знаю, что и когда должно произойти. С ней всё будет хорошо. Уверяю тебя. 

– Я просто хотел лишний раз уточнить. Для страховки. – Я застегнул на сумке молнию и повесил её себе на плечо. – Алек, Элис и Роуз смогут помочь тебе во всём, что потребуется. 

Она крепко обняла меня. Я слегка дёрнулся, просто по привычке. 

– А я ведь помню время, когда ты позволял мне обнимать тебя сколько угодно. 

– Когда мне было пять лет? – Я усмехнулся. 

– Теперь ты вот-вот станешь отцом. Боже, я такая старая. 

– Спасибо тебе, что приехала. Ты правда нам очень нужна. 

– Я знаю. Поэтому я здесь. – Она отодвинулась от меня. – Езжай себе домой и ни о чём не беспокойся. С нами всё будет хорошо. 

Я кивнул и вышел из комнаты. 

Все стояли на улице и прощались. 

– Господи, да мы вернемся через неделю. Расслабь булки, детка, – сказал Джаспер Элис. 

– Ты такой пошляк. Я это обожаю. – Она горячо поцеловала его. 

– Вот, – я вынул бумажник и передал Белле одну из своих кредитных карт, – просто на всякий случай, вдруг понадобится куда-то идти или ехать. 

– У меня есть свои кредитные карты, Эдвард. 

– Я бы предпочел, чтоб ты использовала мои. 

– Хорошо, – сказала она. – Спасибо. Ты ведь будешь в безопасности? 

– Я всегда в безопасности. 

Она поднесла руку к моему лицу и потрогала шрам над бровью, с которого всё ещё не сняли швы. 

– И будешь звонить? 

– Да хоть каждую минуту, если хочешь. 

– Я очень боюсь, что ты попадёшь в какие-нибудь неприятности. 

– Я буду в порядке, Белла. Я больше беспокоюсь о тебе. 

– Малыши и я будем очень тосковать. 

– Крошке Софии и Бартоломью осталось совсем немного подрасти перед тем, как мы их увидим. – Я положил руку на её живот, уже весьма объёмный. 

– Над нашим сыном будут смеяться всю жизнь, если мы его так назовём. 

– А потом он станет президентом, и всем будет без разницы. 

– Может быть. – Она поцеловала мой подбородок. – Мне будет тебя не хватать. 

– Ты и глазом моргнуть не успеешь, как я вернусь. 

Мы оттягивали и оттягивали наш отъезд, но когда я, наконец, сел в лодку, то был буквально в шаге от того, чтобы забить на свою работу и остаться здесь. В конце концов, я босс или кто? Могу, блядь, делать всё, что хочу. Это только на несколько дней, вновь и вновь повторял я Белле, но ощущение было такое, словно мы расстаёмся на несравнимо бóльший срок. Возможно, это будет самая длинная неделя в истории. Мой разум начал выдумывать всяческие ужасы, которые могут произойти в мое отсутствие. Я предусмотрел всё, на что только хватило моего воображения, однако всяческие «если бы да кабы» ещё никто не отменял. 

На этот раз Белла не плакала. Я знал, что как только я уеду, она сломается, но при мне она не сказала ни слова. 

– Не смотри так грустно, Эдвард. – Джаспер завёл лодочный мотор. 

– Всего на пять дней, – сказал я сам себе. 

Мы поплыли, рассекая озёрные воды. Я пытался уговорить себя не оглядываться, но не смог удержаться. Белла стояла на берегу и просто смотрела нам вслед. Я махнул рукой. Она послала мне воздушный поцелуй. 

Вот и всё. Мы больше не вместе. 

Всего на пять дней... 

________________________________________ 
Автор: johnnyboy7 

Примечание автора: 

Честное слово, это только до родов. Белле же нужно быть в безопасности, согласитесь. Малыши уже скоро появятся на свет. Готовьтесь к встрече! 




Желаю всем приятного прочтения, ждём ваши комментарии под главой, а так же на форуме. 
Огромное спасибо Кате, (leverina)за перевод очередной главы)) 
Большое спасибо Дашке (Leonarda_Ria) за редактуру главы. 
Ждём всех на форуме! 
Не забываем благодарить!
 



Источник: http://robsten.ru/forum/73-2058-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (27.11.2015) | Автор: Автор: johnnyboy7
Просмотров: 904 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 4.9/31
Всего комментариев: 121 2 »
avatar
0
12
Надеюсь это происшествие не повредит Белле и ее деткам JC_flirt
А имя для сына - это просто издевательство со стороны Эда fund02002
avatar
0
11
Спасибо. lovi06032
avatar
0
10
Спасибо)))
avatar
0
9
Спасибо за продолжение!
avatar
0
8
охренеть ,с такой жизнью уже давно должна крыша поехать,как еще Белла не родила раньше срока 12 !жалко дом и машины cray ,ну Эдвард быстро наверстает упущенное и мне кажется это еще не все происшествия,которые с ними будут происходить!хочу уже роды!спасибо за новую главу,с нетерпением жду продолжение! lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
0
7
Спасибо за продолжение! good 1_012
avatar
0
6
Спасибо за главу и перевод .
avatar
0
5
Я уверена Эдвард передумает на счет имени.   Спасибо за главу  good
avatar
0
4
СПАСИБО!!!
avatar
0
3
Спасибо большое.
1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]