Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ СВОБОДА. ГЛАВА 3
Глава 3. Нормандия.


EPOV

«Свобода – это не милость, дарованная угнетателем; она должна быть отвоеванной угнетенным» -Мартин Лютер Кинг мл.


– Эдвард, – мурлыкнула Белла мне на ухо. – Просыпайся.

– Нет, – я отвернулся от нее. – Час ночи, Белла. Спи.

– Не могу.

– Слушай, я устал, – принялся нарекать я. Уже по голосу становилось понятно, чего же она хочет. Обычно я с удовольствием поддался бы подобному соблазну и насладился бы безудержным сексом, но не сегодня.

Мы с Алеком целый день выкорчевывали три пня на заднем дворе, чтобы через несколько месяцев заняться небольшим расширением дома. К вечеру я был весь в грязи, а мышцы просто выли от боли.

– Эдвард, – она подползла ко мне, так что мы опять оказались лицом к лицу. – Слишком жарко, я не могу уснуть, всю ночь проворочалась, а теперь я еще и безработная.

– Ничем не могу помочь, Белла. Спи.

Уже неделя прошла с тех пор, как Белла бросила работу в клубе. Я пошел вместе с ней, и Нуэль пялился на меня все время, пока мы находились там. Она не знала, но я поспособствовал его аресту за какие-то там неуплаченные налоги. Спустя несколько дней его засадили в одну из вонючих бразильских тюрем, которая и должна была стать его домом на ближайшие несколько месяцев.

Белла планировала вскоре снова устроиться на работу, но пока просто наслаждалась свободным временем.

– Здесь так чертовски жарко, – прошептала она у самой моей кожи.

– И что ты хочешь, чтобы я сделал? Окна я уже открыл.

– Я знаю, что ты не спишь, – она скользнула в мои объятия, покрывая поцелуями обнаженную грудь. – Пожалуйста…

– Нет. Отстань.

Я попытался отстраниться, но мы оба знали, чем все закончится.

Я вздохнул и лег на спину, распростершись на кровати.

– Делай со мной все, что хочешь.

Белла тут же вскарабкалась на меня, и она точно знала, как вызвать нужную реакцию. Оседлав меня, она принялась тереться своими хлопковыми трусиками о мой уже твердый член, укрытый тканью боксеров.

Я притянул ее лицо к своим губам, ведь к этому моменту уже был абсолютно бодр и готов поиграть.

Я перевернул нас, накрыв ее своим телом. И незамедлительно прижался к ней всем своим естеством, чувствуя, как возбуждение пропитывает ее трусики. Белла закатила глаза, издавая томный горловой стон.

– Ты просила этого, – я покрывал поцелуями ее шею, продвигаясь ко все еще спрятанной под тканью футболки груди. Ее соски затвердели и жаждали внимания, пусть в такие ночи, как эта, предварительных ласк в меню и не было.

– Слишком долго возишься, – Белла чуть привстала и сняла нижнее белье, бросая его куда-то в глубину комнаты.

Я скользнул рукой под простыню и схватил ее за попку. Затем, пока она, не разрывая зрительный контакт, переворачивала нас на бок, вынул пульсирующий член из боксеров. Он вырвался на свободу, готовый найти долгожданное убежище между ножек Беллы. Я разместил его у самого ее входа и легонько толкнул, позволяя себе лишь слегка подразнить ее кончиком.

Она вздохнула, когда я повторил свои действия, на этот раз проникая глубже. Желая меня внутри себя, Белла задала правильный угол бедрами и опустилась на меня. Она прильнула еще ближе, наши ноги сплелись, и мы слились воедино, практически становясь единым существом. Даже не прилагая каких-либо усилий, я погрузился глубоко в нее, заставляя обоих нас взорваться гортанным стоном.

– Ну и как, рад, что проснулся? – тяжело дыша, Белла откинула голову назад, открывая мне доступ к своей сладкой шее.

– О да, – застонал я, проникая все глубже в нее. – Даю тебе право будить меня, когда только заблагорассудится.

– Возьму на заметку, – она вплела пальцы мне в волосы, божественно сладко оттягивая и подергивая их.

Наши ноги были так крепко сплетены, что кровообращение в них практически остановилось, и легкая дрожь пробежала по моему телу. Двигаясь друг другу навстречу, мы поддерживали друг друга, дабы сохранять равновесие, дабы позволить нашим телам утонуть в сексуальном экстазе. Мои поцелуи путешествовали вдоль ее нежной кожи на ключице к возбужденным соскам, заставляя ее идеальные губы выкрикивать мое имя.

Я знал каждую клеточку ее тела, поэтому безошибочно мог определить, когда она подходит к краю. Белле принялась ногтями впиваться в мою грудь, заставляя боль и наслаждение сливаться воедино. Она дико задрожала, когда я вонзился еще глубже, соприкасаясь с ней кожа к коже.

Не проронив и слова, она позволила своему телу ощутить разрядку. Лишь вздохи и стоны окружали нас, пока мы отдавались друг другу. Я чувствовал, как сперма длинными струями покидала мой член, как обволакивала стенки ее влагалища, хлюпающими звуками сопровождая наше совокупление. Я вздрогнул, когда мое тело излило последние капли оргазма и, спустившись мгновенье назад с покоренной вершины, обмякло в истощении.

Казалось, что в течение нескольких часов ни Белла, ни я не могли даже пошевелиться.

– Твою мать, – Белла опустила голову на подушку, но не отстранилась от меня.

– Как я уже говорил, можешь будить меня в любой час дня и ночи, – я коснулся ее губ поцелуем. – Это было потрясающе.

– Не знаю, что на меня нашло, – она, наконец, соскользнула с меня.

Я сделал глубокий вдох, возвращая себя к жизни, и уставился в потолок.

– Ради подобного траха я вынесу любые наказания, – я посмотрел на нее. – Теперь спать-то хочешь?

Она захихикала и кивнула.

– Я истощена. Спасибо.

– Будет очень грубо с моей стороны, если я сейчас усну? – я закрыл глаза, больше не в состоянии держать их открытыми.

– Спокойной ночи, Эдвард, – и я почувствовал на своей щеке ее мягкие губы.

Я слышал, как Белла привстала возле меня, а затем уютно разместилась в кровати. Несколько минут спустя я открыл глаза, просто чтобы проверить, рядом ли она. За последние несколько лет это стало своеобразным ритуалом. Я не мог уснуть, пока не удостоверюсь в том, что она в безопасности. Когда же мы злились друг на друга или отходили после бурной ссоры, я ворочался в кровати всю ночь. Что-то внутри меня никак не могло успокоиться.

Я перевернулся и даже не удосужился укрыться. Было слишком жарко. И я просто погрузился в сон.

Около трех ночи дискомфорт в спине напомнил о себе. Я пытался его игнорировать, забыть о боли, но это не помогало.

Я встал с кровати и тихонечко направился к ванной. Не включая свет, я достал из шкафчика эти маленькие милые голубые таблетки и принял две. Спустя несколько минут боль отступила, и я знал, что в течение следующих двенадцати часов она не вернется.

Взяв с кровати подушки, я постелил себе на полу, собираясь так провести остаток ночи. Когда спина беспокоила, я чаще всего спал именно там. Белле это ужасно не нравилось. Она все твердила, что я нездоров, а я пытался переубедить ее. По крайней мере, так я не просыпался утром, будто в узел скрученный. Пытаясь не думать о том, сколько еще ужасных болячек развивается во мне, я снова закрыл глаза.

Мне потребовался час, чтобы осознать, что снова уснуть я не смогу.

– Что происходит? – сонно спросила Белла, когда я начал вставать с пола.

– Не могу уснуть, – ответил я ей.

– Почему? – она перевернулась и взглянула на меня заспанными глазами.

– Ерунда. Спи, – я поцеловал ее. – Я спущусь вниз и включу кондиционер. Здесь, блять, слишком жарко.

– Ладно.

Я закрыл все окна в комнате и вышел в коридор, чтобы включить кондиционер. В доме почти мгновенно стало очень холодно, но все было лучше адского сезона в тропиках.

Я спустился вниз, включил свет и решил сделать себе кофе. Нигде так не умели производить кофе, как в Бразилии, с его помощью можно было сохранять бодрость в течение нескольких дней. Такой себе крэк, только на вкус куда лучше. Пока кофе варился, я присел на диван и включил телевизор, чтобы узнать последние новости из реального мира. Я пытался не придавать значения всему тому, что происходило где-то там. Ничто по-настоящему не имело значения, кроме этого острова, Беллы и Алека.

Сказал бы мне кто несколько лет назад, что такой будет моя жизнь, я пристрелил бы его. В те времена подобное существование казалось мне бессмысленным. Теперь же размеренность жизни на острове стала для меня чем-то сокровенным. Скромность, простота, свобода – вот что мне было нужно. Останься я в Чикаго, к этому времени, наверное, был бы уже мертв.

Кофеварка тихо зазвенела, известив, что мой утренний заряд бодрости готов. Солнце должно было взойти лишь через несколько часов, поэтому отправиться на утреннюю пробежку я пока не мог. Потому разместился на диване, краем глаза смотря телевизор.

Наверху послышались легкие шаги, а несколько минут спустя показалась Белла, потирая глаза руками.

– Раз уж мы уже встали, нам нужно что-то посущественнее кофе, – она присела рядом со мной и забрала чашку.

– Ты можешь вернуться в постель.

– Уже не могу. Я проснулась.

Белле просто не нравилось, когда меня не было рядом с ней в постели. Наверное, именно поэтому она не любила, когда я сплю на полу. Но пока мы оставили свои бессонные ночные свидания науке. Вернее специалисту, с которым встречались где-то раз в неделю.

– Так… я достану Скрабл? – спросила она с какой-то даже надеждой в голосе.

– А я еще кофе сделаю, – я вскочил с дивана и направился на кухню за чашками побольше.

К тому времени, как я вернулся, Белла уже расположилась на полу перед кофейным столиком, разложив на нем громадную доску для игры в Скрабл.

– Мы такие зануды, – засмеялась Белла. – Но я обожаю эту игру.

– Только на этот раз чтобы слова не придумывала, – я сел напротив нее, вытянув ноги.

– Извини, но слов я не придумываю. То, что их нет в словаре, еще не означает, что их вообще не существует.

– Именно это и означает.

– Я уверена, что где-нибудь они существуют.

– Неудачница.

Мы играли уже больше года. И Белла ни разу не выиграла у меня в Скрабл. Иногда я даже хотел поддаться и позволить ей победить, но она лишала меня малейшей возможности сделать это. Она, блять, имела степень по английской литературе, а составить существующее в природе слово не могла, постоянно жалуясь, что из доставшихся ей букв невозможно составить что-нибудь стоящее.

– Я не неудачница, – возразила она. – Просто тебе не стоит составлять эти длиннющие непонятные слова.

Она покосилась на меня, собирая свои буквы, и мы взялись за игру.

Конечно же, десять минут спустя мы уже спорили из-за составленных ею слов. Я пытался объяснить, что слова «с-п-р-а-м-п» не существует. Белла же пыталась убедить меня в обратном. Около шести месяцев назад наш словарь «потерялся», поэтому доказать свою правоту я не мог, но, в конце концов, она уступила.

– Поверить не могу, – Белла покачала головой, записывая мое слово на 68 очков.

– Утроенные очки за слово, удвоение «В» и утроение «Ф», – злорадствовал я. – Не жульничай со мной.

– Жуть. Кто бы знал, что «вафля» так против меня сыграет?

Я уже было потянулся к бархатному мешочку за буквами, как вдруг погас свет. Кондиционер также умолк, и в комнате воцарилась абсолютная тишина.

– Что случилось? – прошептала Белла.

– Не знаю, – ответил я тихо. – Внезапно во мне проснулась тревога, я начал прислушиваться и пытаться разглядеть в темноте любые отклонения от нормы.

В комнате появился Алек, вооруженный довольно большим пистолетом и полуавтоматическим пулеметом. Я подумал, что он во сне ходит, но в его глазах был блеск, заметный даже в сумраке.

– Какого черта ты делаешь? – спросил я тихим хриплым голосом.

– А вы двое не слышали? – он повернулся к нам. – Прекратили бы все время трахаться. У нас компания.

– Отличная реплика для шпиона, – закатил я глаза. – Что происходит?

– Прислушайся просто, – он медленно подошел к стеклянной двери и задернул шторы.

Я перевернул все и напряг слух. Всего секунда мне понадобилась, чтобы услышать, а затем я тут же подорвался с пола.

– Эдвард, что такое?

– Моторы, – коротко ответил я.

– Водные мотоциклы, – сказал Алек. – Шесть, кажется. Я не смог разглядеть их из своего окна, но точно слышал. – Он заглянул за штору.

– Какого черта им нужно? Как они нашли нас? – спрашивала Белла. Я и сам задавал себе те же вопросы.

– И они вооружены, так что… все ясно, – вздохнул Алек. – Не думаю, что настроены они дружелюбно.

– Белла, мне нужно, чтобы ты поднялась наверх, – я направился в свою оружейную, которая специально для таких случаев была нашпигована донельзя.

– Никуда я не пойду.

– У меня нет времени с тобой спорить, – я дал ей пару пистолетов, даже не разобравшись, чьих именно. – Пожалуйста, послушай меня. Иди наверх и запри дверь. У меня есть ключ, так что если кто постучит, это буду не я. Нам просто нужно…

– Я не оставлю вас здесь, – перебила она меня.

– Мы отнесем тебя, если понадобится, – я не мог позволить себе закричать. – Пожалуйста… просто послушай меня.

Белла задумалась на минуту, – ее чувства отразились на лице еще до того, как она кивнула. – Что им нужно?

– Не знаю, Белла, но обещаю, что мы это выясним, а затем заставим их убраться с нашего острова.

– Так быстро, – выдохнула она.

Я кивнул.

– Я разберусь с этим.

– Они идут, – прошептал Алек.

– Сколько их? – спросил я.

– Шестеро, вооружены до зубов.

– Иди наверх, – сказал я Белле. – Я поднимусь, когда все закончится. Что бы ты ни услышала, не выходи из комнаты, – я вытянул самый маленький бронежилет, который сделал специально для нее, и накинул на нее, убедившись в ее безопасности.

– Береги себя, – она крепко обняла меня. – Я хочу, чтобы они убрались с острова, Эдвард.

– Уберутся, – пообещал я. – Если кто-нибудь войдет в комнату, стреляй. Не думай об этом, – я толкнул ее к лестнице и не сдвинулся с места, пока не услышал, как защелкнулся замок ее двери.

– Каков твой план? – спросил Алек, пока я загребал все, что под руку попадалось, включая свой надежный золотой Eagle. Удивительно, что эта штуковина все еще была у меня.

– Мне нужен живым один из них. Убивай все, что зашевелится, – проинструктировал я, сам надевая жилет и передавая еще один Алеку. – Хочу знать, кто они, почему здесь, что им надо и как они нас нашли.

– Да, сэр, – ответил Алек. – Будем ждать их здесь?

Я окинул взглядом просторный первый этаж домика. К счастью, у нас было достаточно места для маневров. Мой мозг не прекращал просчитывать все: планировал игру, вспоминал возможные выходы, пытался определить лучшую стратегию и все возможности, на которые мог надеяться. Казалось мне, что визит этот совсем не дружественный.

– Подождем их, – сказал я больше самому себе.

Я перекинул кухонный стол. Затем выбежал в гостиную и сделал то же с диваном и кофейным столиком, роняя на пол доску для Скрабла вместе с чашками. Алек помог мне передвинуть книжный шкаф на середину комнаты, чтобы создать побольше возможных мест для укрытия.

Их было шестеро, нас – двое. На их стороне было преимущество, ведь они готовились к визиту. У нас не было шансов удержать их от проникновения сюда, так зачем было пробовать? В любом случае, я не хотел их останавливать. Вместо этого желал им предоставить охренительный сюрприз.

Я отправил Алека на кухню, сам же затаился на полу в ожидании любого, кто собирался напасть на мой дом. Я мог чувствовать, как в нетерпении бьется сердце, как это всегда бывало, когда в моих руках оказывалось оружие. Похоже, мой отпуск неожиданно закончился.

– Именно сегодня меня угораздило забыть о системе безопасности, – ругал я себя. – Я никогда не забывал включить систему оповещения. В миле отсюда находился буек, который болтался себе в океане специально для ситуаций, подобных сегодняшней. Он должен был предупредить, если какая-либо лодка приблизится к острову.

Я оторвался от мыслей, услышав шаги на песке. Шесть пар ног, как и говорил Алек. Своим нечеловеческим слухом я мог определить вес каждого этого парня, мог слышать звук курков их оружия. Я не знал, кем они были и кого представляли, но точно знал, что справиться с ними будет нелегко.

Что-то скользнуло по полу и ударилось о мое колено. Это был маленький карманный ножик, который я подарил Алеку на его семнадцатый день рождения. Он показал мне поднятые вверх большие пальцы и вновь скрылся за углом. Я поднял его и спрятал.

Когда замок двери заскрипел, и она открылась, я дважды перекрестился. Едва дыша, я так и остался сидеть в своем укрытии. Мне хотелось знать, чего они хотели. И тишина в этой ситуации работала на меня.

– Где они? – спросил кто-то хриплым голосом.

– Я видел движение. Они здесь, – ответил второй.

– О скольких нам надо позаботиться?

– О троих. Он сказал, что их трое.

– Почему мы вообще здесь?

– Потому что платят хорошо. Прекрати ныть и найди их.

Алек первым открыл огонь, и внезапно вокруг меня засвистели пули. Пригнув голову, я просто открыл огонь в направлении, где слышал больше всего суеты. Я понимал, что мой дом сейчас на щепки разнесут.

Послышались шаги, я попытался просчитать, на каком расстоянии находится этот парень от моего местоположения. Когда он подошел достаточно близко, я встал, собираясь высадить в него всю обойму. Он оказался в полном армейском обмундировании, со шлемом, бронежилетом и толстой курткой.

Поэтому для максимального урона оставалось всего две цели: лицо и пах. Я не дал ему и шанса подготовиться, принявшись стрелять изо всего, что под рукой было. Его тело дико вздрогнуло, а затем белые занавески позади окрасились в багровый цвет.

У меня даже не было времени ощутить вкус убийства, ведь краем глаза я заметил движение и тут же среагировал, высадив всю обойму. Он упал на пол, но все еще продолжал отчаянно содрогаться. Я сорвал с него шлем, чтобы увидеть лицо, а затем достал нож и всадил его в мягкую плоть его шеи. Как только я вынул его, из раны брызнул фонтан крови, и тот выпустил последний вздох.

В гостиной воцарилась тишина, на земле вокруг меня лежало три тела. Свет до сих пор был выключен, на стенах начали виднеться следы от пуль. Запах свежей крови витал в воздухе, я практически видел, как поднимаются с пола души убитых.

Убил я их легко и быстро. Минус три человека.

Легкими неслышными шагами я продолжал двигаться во мраке. Не было слышно ни звука, но именно это настораживало больше всего. Держа уши востро, я размеренно продвигался дальше.

Я узнал шаги Алека из коридора. На знак опустить оружие, я свистнул, и услышал свист в ответ.

– Что, черт возьми, это было? – выглянул он из-за угла с обозленным лицом. – Ты даже не дал мне шанса расправиться с ними.

– Ты начал стрелять первым. Я решил, что это и была команда к действию.

– Паршиво ты все продумал. Ни предупреждения, ни плана игры. Хаос просто, – фыркнул он. – Я положил всего двоих.

– Я – троих. Значит один остался, – я перераспределил оружие на себе. – Он на улицу вышел?

Прежде чем Алек ответил, с верхнего этажа донесся громкий хлопок, мне понадобилась целая секунда, чтобы вспомнить – в доме мы с ним были не одни.

Я полетел по лестнице, перепрыгивая по три ступеньки за раз, готовый убивать.

Первое, что я заметил, поднявшись наверх, – дверь в мою спальню была выбита. Дерево буквально на щепки разнесли. Те валялись вокруг, в то время как единственная уцелевшая часть двери свисала с петель.

Я поспешил в комнату, и увидел на нашей постели держащегося за плечо парня, простыни вокруг которого были пропитаны красным. Он не был мертв, но находился на грани.

Слегка дрожащими руками Белла держала пистолет. Ее каменное лицо излучало холод, а на щеке виднелась широкая царапина. Казалось, будто ее полоснули ножом, или же когтем какого-нибудь дикого животного.

– Ты ебаная сука, – стонал мужик, качаясь на кровати и глотая ртом воздух.

Я взялся за рукоятку своего Eagle и ударил его по лбу. Он взвизгнул от боли, и, пробормотав что-то невнятное, закрыл глаза.

– Иисусе, Белла, – Алек оглянулся – в комнате царил полный разгром. Все было разбито и разломано на куски.

– Это он сделал? – я коснулся ее щеки, которая уже начала кровоточить. Рана не была неглубокой, но выглядела болезненной. – Что он тебе сделал? – спросил я, и голос мой выдавал весь бурлящий в венах гнев.

Она кивнула и отдала мне свое оружие.

– Со мной все в порядке. Он… только принялся выбивать дверь, и я выстрелила.

– Ты в порядке? Что он сделал?

– Ничего. Он погнался за мной и попытался схватить, – Белла вздохнула и дернула за надорванный край рубашки, позволив ему упасть на пол. Затем она устало рухнула на стул в углу. – Придурок.

Я заметил следы на стенах, оставить которые могли лишь пули.

– Он, блять, стрелял в тебя? – крикнул я.

– Наверное. Я выстрелила первая, – она пожала плечами. – Я знаю его.

– Ты его знаешь?

– Ну, он приходил в бар на прошлой неделе. У него был пистолет, но я не подумала ничего такого.

– Почему ты мне не сказала?

– Я больше твоей окровавленной рукой заботилась. К тому же, это был далеко не первый раз, когда в нашем баре появлялся кто-то с пистолетом. Он сказал, что зовут его Бен.

– А ты умело его положила, – Алек попытался перевернуть парня. Он тяжело дышал и, судя по всему, жить ему оставалось еще недолго. – Один выстрел в плечо, второй – в живот. Отлично, Белла.

Она кривовато улыбнулась и упала глубже в кресло. Впервые Белла стреляла в реального человека. Я тренировал ее на трупах, так что она была в курсе, на что похоже, когда пуля вонзается в тело, но ей никогда не приходилось испытать себя на деле.

Я опустился на колени перед ней, снимая с себя оружие.

– Ты точно в порядке?

– Да, все хорошо, – она кивнула, пытаясь держаться молодцом. – Что случилось внизу? Тебя не ранили?

– Нет, конечно же, нет.

Белла поднялась со стула и направилась в ванную, легко перепрыгивая через разбросанные по комнате предметы. Вернулась она с полотенцем и аптечкой.

– Что, черт возьми, происходит, Эдвард? – спросила она, вытирая лицо влажным полотенцем. – Мне все это не нравится.

– Не знаю, Белла. Ты точно в порядке?

– Спросишь еще раз, и я пристрелю тебя, – нахмурилась она. – Я в порядке.

Но выражение лица Беллы и ее действия говорили об обратном. Она почти дрожала. И как только подошла и положила голову мне на плечо, я крепко обнял ее.

– Испугалась? – спросил я.

– Просто все случилось так быстро, и я пыталась не думать о том, что происходило там, внизу.

– Белла, все хорошо. Ты сделала все именно так, как я тебе говорил, – успокаивал я ее. – Ты ничего плохого не сделала.

Она кивнула.

– Знаю.

– Хорошо.

– Если мы собираемся вытянуть что-либо из этого ублюдка, нужно поторопиться. Он вырубается, – сказал Алек.

– Хорошо, давай вытянем его на улицу, – я поцеловал Беллу в макушку и удостоверился, что она может стоять на ногах. А затем направился к Алеку, чтобы помочь поднять парня.

Пока мы стаскивали его с кровати, Белла убирала барахло с пути. Оставляя за собой кровавую дорожку, мы протянули его через дом, затем мне пришлось ногой отодвигать тела, загораживающие дверной проем.

– Хреновая ситуация, – Алек напрягся и чуть приподнял парня. – На нас напали.

– Нас пытались захватить, – сказала Белла, следуя за нами.

– Это как высадка на берегах Нормандии. На днях документалку смотрел, – ответил Алек. – Еще одна мировая война.

– Вся эта ситуация дерьмовая, – я бросил тело за домом. Только-только начало вставать солнце, утренние птички заливались своими счастливыми трелями.

Алек поспешил захватить все необходимое. Он знал последовательность действий и не терял времени. Вернулся он со старым стулом и толстым канатом, которым мы обычно пришвартовывали лодки.

Я принялся избавлять парня от одежды. Он постоянно бубнил что-то невнятное. Я проверил его карманы, выискивая хоть какие-нибудь опознавательные знаки. Нашел я маленький черный блокнот и отдал его Белле.

– Глянь, нет ли там чего полезного.

– Что ты собираешься с ним сделать? – спросила она, перелистывая страницы.

– Впоследствии, убить, – ответил я честно.

– У него есть наши имена.

– Какие имена? – я сорвал бронежилет с парня, который все еще был жив и начинал приходить в себя. Его кровь стекала по моим рукам, но я продолжал рыться по карманам, выискивая больше информации.

– Наши настоящие имена и фотографии. Кажется, сняты они с большого расстояния. Мы на пляже.

Что за хрень?

– Кто этот парень? – спросила Белла.

– Не знаю. Я не узнаю его форму, – я пытался сохранять спокойствие, создать видимость, что контролирую ситуацию. В реальности все отнюдь не выглядело так хорошо.

– Давай его прямо сейчас убьем, – сказал Алек, разминая шею.

Я покачал головой.

Затем раздел мужчину до трусов. На нем больше ничего не было, но Белла говорила, что его зовут Бен. Мы с Алеком усадили его на стул, крепко связывая веревкой. Он шатался, будто был пьян.

– Он мертв? – прошептала мне Белла.

– Нет, все еще жив, – я потормошил его. – Просыпайся!

Он хмыкнул и принялся бурчать что-то невнятное, поэтому я вновь потормошил его. На этот раз его глаза открылись, а на лице появилась гримаса боли.

– Кто ты? Что здесь делаешь? – спросил я. По отношению к нему у меня не получалось проявлять терпеливость, так что не отвечая на вопросы он только приближал свою и так скорую кончину.

– Где, черт возьми, моя одежда? – он хрипел и кашлял. – Где мои ребята?

– Кто ты? – повторил я вопрос.

– Я… я не знаю.

– Да нет, знаешь, – Белла пнула его. – Ты на прошлой неделе заходил ко мне в бар. Я тебе, блять, выпивку готовила, – она ударила его еще сильнее.

– Белла, – я схватил ее и поставил подальше от Бена. – Ты пока не можешь его убить.

– Он лжец.

– Конечно же, лжец. Это спектакль. Позволь мне разобраться.

Она нахмурилась, но кивнула.

Бен принялся взывать к небесам, пытаясь призвать на помощь высшие силы. Белла съежилась, Алек же лишь раздраженно вздохнул. Я позволил мужику выкричаться.

– Никто тебя не услышит, – сказал я, когда тот выдохся. – Кто ты?

– Кто ты? – он запнулся и отвернул голову. Он пытался выпутаться из веревок, вырваться на свободу.

– Белла, может, сходишь на пляж и подождешь там? – спросил я, но это, на самом деле, был не вопрос. – Не заходи в дом и стреляй, если кто-нибудь еще появится, – я дал ей пистолет, который был со мной.

Она секунду повозмущалась, применяя свой коронный номер с надутыми губками. Затем молча кивнула и побежала из леса в сторону берега.

– Больше спрашивать я тебя не буду, – я пытался успокоиться. – Говори, кто вы такие и почему здесь!

Мужик снова ничего не ответил. Он умирал, возможно, поэтому ему было уже все равно.

Я взял у Алека все тот же небольшой кинжал и, не колеблясь, вонзил кончик в обнаженную грудь парня. Кровь струилась из его плеча, я понимал, что имею не больше десяти минут, прежде чем он снова потеряет сознание.

Я провел острием ножа по коже, вырезая большую букву «Э». Лезвие проникало достаточно глубоко, чтобы причинить значительную боль, которая тут же отразилась на его лице.

Этот парень определенно запомнит мое имя перед смертью.

– Если расскажешь, что здесь делал, я просто избавлю тебя от мучений, – соврал я, вновь проводя острием ножа по коже, рисуя на этот раз букву «Д».

– Мне заплатили, чтобы убить вас, – проговорил он сквозь стиснутые зубы.

– Киллер? – спросил Алек позади меня.

– Нет, он наемник, – ответил я. Наемного убийцу я видел за милю. У этого парня была военная подготовка. – На кого работаешь? – спросил я, завершив «Д» и принимаясь за букву «В».

– Компания из Техаса, – он дрожал и покрывался потом каждый раз, когда нож касался его кожи. – Нам заплатили за ваше убийство, но я не знаю, кто и зачем это сделал. Мы не задаем вопросы.

– Кто тебе заплатил? – покончив с «В», я решил сделать небольшой перерыв, чтобы дать ему отдышаться.

– Мой босс, но я не знаю, кто вас заказал. Мне просто позвонили, а затем посадили на самолет.

– А нас ты как нашел? – спросил Алек.

– Нам указали на это место. Мы не задаем вопросы, – прохрипел он.

Речь его становилась все менее внятной, глаза закрывались, и я понимал, что больше информации нам из него не вытянуть. С ним было покончено, но раз уж принялся писать на его груди свое имя, я хотел закончить начатое. Он хотел причинить вред моей семье. Он касался своими грязными лапами Беллы. Это было неприемлемо. Мне хотелось посмотреть, сможет ли он вынести мои художества.

К тому времени, когда я закончил с последней «Д», он был уже мертв, его тело замерло, а голова упала на грудь. Он был весь в грязи, поту и липкой крови. Мне было все равно, как его звали на самом деле, имел ли он семью, или сколько ему было лет. Ничто из этого не имело значения.

– За нами охотились, – выдохнул я. Наш отпуск на этом острове стремительно подходил к концу.

– Кому, блять, известно, что мы здесь, и кто это пытается нас убить?

– Это может быть кто угодно, – в моей голове образовался список из пятидесяти человек, имеющих возможность организовать подобное. Черт, да подобное вторжение и я мог бы организовать, появись у меня шанс. – Нам нужно уезжать. Если они сумели найти нас, кто угодно сможет.

– Куда мы поедем?

– Не знаю, – я встал и направился обратно к дому.

Белла сидела на пляже, как я и просил, встречая восходящее над океаном солнце. Алек пошел в дом. Я же присел рядом с ней, всматриваясь в пейзаж.

– Что он сказал? – спросила она.

– Их наняли, чтобы убить нас. Он не знал, кто, но кто-то знал о том, что мы здесь, и желал нам смерти.

– Так скоро?

– Ага.

– Ясно. Так куда мы теперь?

– Не уверен. Дай мне несколько часов, чтобы обдумать все, – я повернулся к ней. – Ты же знаешь, я не позволю, чтобы с тобой что-то случилось?

Она кивнула.

– Конечно.

– Я не хотел, чтобы нечто подобное снова выбило землю у нас из-под ног, – я положил руку ей на плечо. – Если хочешь… можешь вернуться домой, в Сиэтл или куда угодно. Мы с Алеком…

– Нет, нет, нет, – перебила она меня почти сердито. – Я никуда не еду. Я останусь с тобой.

Я облегченно вздохнул. Мне ужасно не нравилось, что Белла оказалась вовлечена во все это, несколько раз я пытался уговорить ее вернуться домой и начать нормальную жизнь с другим мужчиной, который дал бы ей все, в чем она нуждается. И это был худший из возможных видов боли. Я мог вынести практически все, но даже мысль об ее уходе казалась невыносимой. Но, думаю, я отпустил бы ее. Наверное? Возможно?

– Куда бы ты ни пошел, я пойду за тобой, – она прильнула к моим губам нежно, мягко, страстно. Я мог лишь подчиниться ей.

– Не хочу мешать празднику любви, но нам убраться надо и составить план действий, – внезапно прервал нас голос Алека.

Я неохотно оторвался от Беллы и коснулся пластыря на ее лице. Она слегка улыбнулась и поднялась с песка, потянув меня за собой.

Уборка была самой грязной частью любой операции, независимо от того, на какой стороне ты находился. Первые утренние часы мы с Алеком провели на заднем дворе, копая глубокие ямы. Мы вырыли две. Затем мы собрали вместе все тела, раздели их догола. Проверили все карманы в поисках чего-нибудь, да чего угодно. Для нас они были никем, поэтому и относились мы к ним, как к скоту, не более.

Их одежду мы бросили в яму и полили керосином, бросив спичку. Алек не позволял дыму подниматься слишком высоко. Никто не должен был знать, что мы на острове.

Когда от одежды остался лишь пепел, я принялся забрасывать яму.

Во вторую мы с Алеком сбросили тела. Все они были громилами, их кожа была покрыта шрамами, которые свидетельствовали о боевом опыте: возможно, бывшие пехотинцы или морские котики.

С телами мы проделали ту же процедуру, сжигая и рассеивая дым. Правда, понадобилось немного больше времени, чтобы сотлели кости и плоть. Эту яму мы также закидали землей.

Прежде чем кто-то из нас заговорил, ко мне подбежала Белла, задыхаясь и покрываясь потом.

– Что случилось? – спросил я ее нетерпеливо.

– Телефон звонит. Домашний телефон, – тяжело дыша, сказала она.

Мы растерянно переглянулись. Во-первых, у нас был домашний телефон, но никто из нас не смел им пользоваться. Он был установлен еще до моего приезда. Во-вторых, меня удивило то, что он уцелел после перестрелки в доме.

Белла взяла меня за руку и помчалась к дому. Алек последовал за нами. Несколько минут спустя мы были там, и, как она говорила, телефон пронзительно звенел.

Он вибрировал на столе, будто приговаривая: «Да возьми, блять, трубку!»

Я присел на один из уцелевших стульев.

– Что будем делать? – спросил Алек.

– Поднимем? – предложила Белла. – Кто это может быть?

– Не знаю. Никто не знает этот номер. Даже я не знаю.

Все это было очень странно. Сперва на нас напали, затем зазвонил телефон, которым никто никогда не пользовался. А у меня даже времени не было разобраться во всем этом дерьме. Мне нужно было всего пять минут, дабы собраться и обрести боевой настрой.

Телефон умолк на мгновенье, но тут же зазвонил снова.

– Позвольте мне ответить. Не говорите ни слова, – сказал я обоим.

Я сделал глубокий вдох и нажал на кнопку громкой связи.

– Слушаю? – спросил я, не позволив себе запнуться.

– Эдвард? Слава Богу! – в голосе Карлайла слышались и облегчение, и тревога.

– Папа? – я нахмурил лоб в замешательстве. – Какого черта ты звонишь на этот номер?

– Я должен был проверить. Ты в порядке?

– Да… Что… – так несвойственно для себя, я потерял дар речи.

– Белла и Алек с тобой? С ними все в порядке?

– С ними все хорошо. Я отослал их на улицу, – соврал я. Ему не обязательно было знать, что они находились рядом. В противном случае он разговаривал бы куда осторожнее. – Почему ты звонишь?

– На нас напали вчера вечером. Целая команда парней ворвалась в дом с оружием и еще черт знает чем. Дурдом просто. После недолгих убеждений один раскололся. Он сказал, что кто-то из них собирался в Бразилию, чтобы…

– Нас, блять, со всех сторон атаковали, – я ударил кулаком по столу. – Кто-нибудь пострадал?

– Нет, с нами, к счастью, все в порядке, мы за вас, ребята, беспокоились. Я уже готов был садиться в самолет.

– Черт возьми, да что за шоу ты устраиваешь? Что за херня творится вокруг? – я требовал ответа.

– Эдвард, у меня нет времени спорить об этом…

– Кому известно, что мы здесь? Ты кому-нибудь говорил об этом?

– Конечно же, нет. Думаешь, я подверг бы свою семью подобному риску?

– Ну, теперь уж и не знаю.

– Эдвард, прекрати! Никто не знает, и это самый большой секрет, который мне приходилось хранить за всю свою жизнь, и я хранил его, чтобы защитить тебя. Прекрати обвинять меня в том, о чем ты понятия не имеешь.

В отчаянии я схватился за волосы. Белла погладила меня по спине, чтобы успокоить, но сейчас это мало помогло. Алек захотел сказать что-то, но по моей команде умолк.

– Мы уезжаем, возможно, сегодня, – сказал я ему.

– Я уже распорядился.

– Я не знаю, куда мы поедем, но делать это надо быстро.

– Вы отправляетесь в Рим. Самолет заберет вас завтра утром.

– Рим? – я в замешательстве поднял голову. – Какого хрена мы будем делать в Риме?

– Просто… мы были не единственными, кого атаковали. Эдвард, вчера ночью был убит твой дед. Ты должен присутствовать на похоронах.

И снова я был ошеломлен ходом событий. Он серьезно? Это происходило на самом деле? Мы об одном человеке вели речь? О Николе Россини? Нет, это не могло быть правдой.

– Что случилось? – скрипучим исполненным боли голосом спросил я.

– Я не знаю всех деталей. Кто бы ни организовал все, сделал он это умело. На всех нас напали одновременно. Мне позвонили и сообщили, что он не выжил. Похороны состоятся на следующей неделе, и ты должен быть там. Все вы.

– Мы не поедем. Не можем.

– Эдвард, пришло время вам возвращаться домой, обратно в Чикаго.

Я знал, что он скажет это. Знал.

– Я позабочусь обо всем, но… ты нужен мне здесь. Слишком многое, сейчас работает против нас, мне нужно, чтобы семья объединилась.

– Какая семья? – выплюнул я. – Не делай вид, что…

– Эдвард, у меня нет времени с тобой спорить. Вы возвращаетесь домой. Я рад, что вы в порядке, но все это зашло слишком далеко. Я не могу тебя больше прятать. Если Белла захочет приехать, я распоряжусь и относительно нее, но ты должен сказать, что она не привязана к тебе. Дай ей понять, что она вольна уйти, когда пожелает.

Белла яростно покачала головой, стиснув губы.

– Так мы просто соберем вещи и полетим в штаты, словно обычные люди?

– Я улажу это, – уклончиво ответил он. – Не знаю, как там все сложится в будущем, но вы с Алеком должны быть здесь, с семьей.

– Это приказ?

– Да. Пришло время возвращаться домой.

Автор: johnnyboy7

С Новым годом. дорогие читатели.
Новая глава, новые проблемы, новые испытания)
Всем приятного прочтения!
Большое спасибо Лене (♛Elena♛), за работу над переводом)
Не забываем благодарить переводчика, за отличную работу)
Спасибо Дашке (Leonarda_Ria) за редактуру)
Ждём ваши отзывы здесь и на форуме!


Источник: http://robsten.ru/forum/73-2058-1#1421519
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (09.11.2015) | Автор: johnnyboy7
Просмотров: 687 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 4.9/16
Всего комментариев: 9
avatar
9
good
avatar
0
8
Наконец-то они выходят из подполья dance4 И я на 100% уверена, что все это рук Аро и его приспешников  giri05036
avatar
0
7
Жаль, что жизнь на райском островке закончилась 4
avatar
0
6
Спасибо))
avatar
0
5
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
0
4
Вот и отдохнули... Неужели они и в правду думали, что никто их не найдет... Похоже их спокойная жизнь закончилась... Это  их жизнь и никуда от нее уже не денешься... Спасибо! good
avatar
0
3
Спасибо, глава очень динамичная.  lovi06032 good
avatar
0
2
Вот и закончилась свободная жизнь 4 smile152 Пора домой, к делам насущным, жить настоящим и строить империю  samolet
avatar
0
1
Со своей семьёй Карлайл , очень строг , так бы с врагами . А Трое ребят выполнили заповедь Мартина Лютер Кинга , отвоевали свою СВОБОДУ. Спасибо за главу и перевод . good
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]