Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ДА БУДЕТ СВОБОДА. ГЛАВА 5
Глава 5. Холмы Монтичелло.


Edward Pov

«Беспокойство – это головокружение от свободы» - Серен Кьеркегор.


Уже в десятый раз я безуспешно пытался завязать галстук. У меня не возникало с этим проблем с четырех лет, с тех самых пор, как Карлайл научил меня этому. Но сейчас моя голова была занята совершенно другими мыслями, из-за которых совершать даже заученные действия было невозможно.

Даже дышал с трудом.

Я смотрел на себя в зеркало в ванной комнате и пытался дышать, чтобы избавиться от переполнявшего стресса. Это не помогало.

Мы находились в Италии уже пятнадцать часов, но до сих пор было трудно осознавать, что жизнь на острове в прошлом. Моя свобода в прошлом. Более того, я должен был посетить похороны моего замечательного дедушки и заново встретиться со своей семьей, впервые за четыре года. И так понятно, что все это сводило с ума.

Недостаток сна, в сочетании с разницей во времени, а также неизбежная скорбь сделали меня слегка раздражительным.

Белла и я остановились в центре Рима, в большом гостиничном номере шикарного отеля. Алек, конечно, был вместе с семьей, они жили этажом ниже. По его словам, они были рады его видеть.

Утром он заходил к нам и рассказал все подробности.

Все были печальны, но держали себя в руках. Он сказал, что они выглядят уставшими.
Я сомневался, что именно так я должен встретиться со своей семьей, но Карлайл считал, что лучше всего просто рассказать правду. После похорон я поговорю с ними. Понятия не имею, что я скажу им. Я собирался решать все проблемы постепенно.

Сначала мне необходимо пройти через проклятые похороны.

В своей жизни я, быть может, посетил более сотни похорон. Та жизнь, которой мы живем, подразумевает смерть людей. Мы ходили на похороны из уважения. Друг или партнер умирает – ты идешь на его похороны. Это было просто. Но ничто не могло меня подготовить к сегодняшнему дню.
Как я должен был себя вести? Мой дед, человек на которого я равнялся больше всего, человек, благодаря которому я такой, какой есть, был мертв. Никогда не думал, что скажу это. Черт, было почти предопределено, что я умру раньше него. Все, за исключением избранных, считали, что я мертв.

Глава нашей семьи умер. Я знал, что мы достаточно сильны, чтобы не развалиться, но все равно вся эта ситуация была слегка странной. Словно ты плывешь в море в кромешной темноте, и нигде не видно маяка. Кому я звонил, когда был зол на Карлайла? Кто откровенно и честно отвечал на мои вопросы? Кто надирал мне зад, когда я поступал неправильно? Это всегда был Николя.

Конечно, я уже давно не говорил с ним, но даже этот факт не облегчал ситуацию. Было просто приятно осознавать, что если бы я нуждался в нем, он был бы рядом. Сейчас его нет.

Я попытался сделать глубокий вдох и вернулся к попыткам привести галстук в приемлемый вид. Это у меня так и не получилось, и он остался неопрятным.

Словно ангел, которым она и была, Белла проскользнула в ванную и без слов ловко поправила мой галстук.

Прошлой ночью мы ходили по магазинам, а Рим знаменит лучшими магазинами в мире. Никогда, даже в самых смелых своих представлениях, я не думал, что Белле понравится это. Она была одета в простое черное облегающее платье, а на ногах у нее были черные туфли на очень высоких каблуках. Белла сама все выбирала. Ее волосы были распущены и мягко спускались по плечам. Она почти не использовала косметику, поэтому ее лицо выглядело прекрасно и свежо.

– Что? – спросила она.

– Ничего. Просто не могу перестать смотреть на тебя.

– Твоя речь все лучше и лучше. Новый, более красноречивый Эдвард, – улыбнулась Белла своей белоснежной улыбкой.

– Мое красноречие может принести проблемы.

– Это точно.

Передо мной стояла женщина, а не девушка, с которой я познакомился четыре года назад. И люблю я ее сейчас, еще намного сильнее, чем раньше. Конечно, появился вопрос, связанный со свадьбой. Разве это не то, что делают люди, когда они влюблены? По общественным меркам сейчас у меня должно быть кольцо на левой руке и 2.5 ребенка. Я отставал.

У меня действительно была мысль жениться на Белле когда-нибудь. Я стал старше и теперь не считаю, что брак – это конец света. Я не понимал, как у меня получится стать хорошим мужем. Белла – единственный человек, который заставил меня сомневаться в себе, а мысли о том, чтобы стать ее мужем, еще сильнее запутали все в моей голове. Если быть честным, то сам брак не сильно меня беспокоил. Сильнее меня беспокоила свадьба.

Проклятые костюмы, проклятое белое платье, проклятый торт, проклятый первый танец, проклятая свадьба.

Мой живот сворачивало просто при мысли об этом.

Но я понял ее точку зрения. Большинство женщин мечтают об этом, так? Они хотят большую свадьбу, с цветами, с романтической музыкой и соответствующим свадебным приемом.

Отвратительно.

Я не знаю, откуда у меня такая сильная антипатия к этому всему, но я ничего не могу с этим поделать. Думаю, что это просто заложено в моей голове. Но я сделаю это для Беллы. Хотела ли она этого всего? Мне было страшно спрашивать.

– Так странно видеть тебя в такой одежде, – начал я и мне захотелось ударить себя. Я работал над тем, чтобы быть более романтичным. Из всего того, что я мог сказать, я сказал это?

Идиот Эдвард!

– Я собиралась сказать тебе то же самое, – она фыркнула от смеха. – Хороший костюм.

– Армани, конечно.

– Конечно, – она закончила с моим галстуком и поправила пиджак. – Ты выглядишь невероятно элегантно и привлекательно.
После всего того времени на пляже, проведенного в купальниках и шортах, видеть себя в костюме было очень странно. Мой черный костюм был хорошо выглажен, я даже мог почувствовать его запах.

Я несколько лет не надевал ничего подобного, поэтому подвигал плечами, чтобы приспособиться.

– Могу я тебя поцеловать? – спросил я неожиданно.

– Конечно, – она подняла лицо навстречу ко мне.

Наши губы соприкоснулись, и произошла словно вспышка. Никогда не устану от этого чувства. Я обнял ее за талию и притянул ближе. Сегодня был день легких поцелуев, мы оба знали, что нет времени на что-то большее. Когда она застонала и провела руками по моей груди, я отстранился.

Мы оба тяжело дышали.

– Ты до сих пор заставляешь меня таять, – прошептала Белла. – Ничего не могу поделать.

– Хорошо, – я ухмыльнулся. – Это определенно входит в мой «влюби в себя Беллу» план.

– Я уже влюблена, – Белла быстро поцеловала меня и отстранилась. – Как ты? – спросила она, смотря на меня в зеркало.

– Я ждал этого вопроса. Разве я не должен плакать? – Я потянулся за сумкой на тумбочке и взял пару успокоительных таблеток.

- Не все люди плачут, – она пожала плечами. – Я помню похороны бабушки, мамы Чарли. Он не проронил ни одной слезинки. Когда он прижал свой палец дверью машины, он плакал куда больше.

– Николя не хотел бы, чтобы я плакал. Он бы сказал мне отпраздновать его жизнь, потому что он был круче Господа Бога, – я усмехнулся, вспоминая его.

– Будут громкие похороны?

– Может быть. Все любили его, любили даже враги и ничего не могли с этим поделать. Он жил в часе езды отсюда, в городе Монтичелло. Несколько лет он был там мэром. Все они богаты и процветают благодаря ему. Слышал, что вчера они устроили небольшую церемонию на Сицилии.

– Это там он родился?

– Он сказал, что никогда туда не вернется, даже если мы силой его туда повезем, – кивнул я.

– В Сицилии он вырос бедным, как чертова церковная мышь, и ненавидел это. После того, как он разбогател в Чикаго и отошел от дел, он переехал в Монтичелло, но путешествовал повсюду.

– Я совсем немного знала его, но он помог мне почувствовать, что я нахожусь в семье. Мне так жаль, что ты потерял его, – она взяла мою руку и сжала.

– Он был хорошим человеком для своей семьи.

Мой телефон завибрировал в пиджаке, и я достал его, обнаружив смс от Карлайла. Они выезжают сейчас. Машина будет ждать и нас с Беллой.

– Время идти? – спросила она.

– Да. Давай покончим с этим, – я поправил волосы, некоторые пряди не хотели фиксироваться. Это изрядно выводило меня из себя.

Мы вошли в лифт и поехали на первый этаж. Это длилось мучительно медленно, но когда двери лифта наконец-то открылись, мне ужасно не хотелось выходить. Белла взяла меня за руку и повела через переполненный холл отеля.

Мы сели на задние сидения автомобиля, который приготовил для нас Карлайл, и выехали на улицы.

Был теплый и солнечный февральский день. Я открыл окно и пустил в салон машины свежий воздух.

На протяжении всей поездки Белла держала меня за руку. Чем больше мы выезжали за город, тем сильнее детские воспоминания заполняли мою голову.

Я проводил здесь каждое лето, пока мне не исполнилось двадцать один, даже проучился семестр в местной бизнес школе. Николя забирал нас всех и обучал всему, что знал, но не думаю, что Джаспер и Эммет относились к нему так, как относился я. Он был моим наставником, они же больше равнялись на отца.

Возвышающиеся холмы заставили меня еще больше погрузиться в воспоминания. Были дни, когда я часами бегал там. Я так уставал, что Николя буквально приталкивал меня домой.

– Это великолепное место, – сказала Белла, в том время как ее лицо прижималось к окну.

– Я знаю. У меня есть дом в двух часа езды от побережья, если ты когда-нибудь захочешь вернуться сюда.

– У тебя здесь есть дом? – она посмотрела на меня широкими глазами.

– Ну, можно и так сказать.

– Я никогда не знала этого.

– Уверен, что говорил тебе об этом.

– Нет, я бы не забыла о таком. Я буду настаивать на возвращении сюда.

– Тогда мы обязательно вернемся, – пообещал я. – В более счастливое время.

– Мы должны вернуться сюда, чтобы спрятаться, – сказала Белла и посмотрела на холмы.

– Я бы хотел этого.

Поездка заняла большее количество времени, чем я помнил, но вскоре я увидел, что маленький городок Монтичелло появляется на горизонте.

Это было одно из таких мест, которые не затронула современная жизнь. Это место сохранило свою историю. Все пожилые женщины до сих пор рассказывали легенды и готовили роскошный соус Маринара, от которого горел язык, но вы будете готовы умереть, чтобы попробовать его еще раз.

Этот город был как будто отделен от остального мира, он был похож на города из фильмов.

Сегодня, даже несмотря на то, что светило солнце, без труда можно было понять, что в городе царит уныние. Все окна были завешены черным, все магазины были закрыты, а на улицах не было людей.

Похороны Николя Россини привлекли всеобщее внимание. Ничто не могло этого прервать.

Я заметил, что единственным местом, где наблюдалась активность людей, была внушительных размеров католическая церковь. Стоянка была настолько заполненной, что нам пришлось припарковаться на несколько кварталов дальше. Казалось, что съехались люди со всех уголков мира.

Белла и я умышленно приехали позже. Таким образом, мы не привлекали никакого внимания.

Я помог ей идти по брусчатым улицам в направлении к церкви. Даже не открывая дверь машины, я мог слышать музыку и видеть людей, которые собирались в похоронную процессию, чтобы пройти к могиле после службы в церкви.

В притворе церкви я заметил переполненные вазами с цветами столы. Я подходил к дубовой двери и чувствовал, как под моими ногами мнется красный ковер.

– Подожди Эдвард, – остановила меня Белла и указала на книгу у двери церкви. – Мы должны написать здесь что-то.

– Ну... – я посмотрел на толстую книгу, в которой были видны исписанные людьми страницы. Некоторые из них были на итальянском, а некоторые – на английском.

– Что я должна написать? – спросила она меня.

– Не знаю, – ответил я честно. Никогда ни на каких похоронах я не писал ничего в подобных книгах.

Белла немного подумала, мягко прикусив свою губку, а потом что-то быстро написала. Я стоял сзади и не смог разглядеть написанного. Она перевернула страницу и протянула мне ручку.

– Я могу прочитать то, что ты написала? – спросил я.

– Нет, – она покачала головой. – Это смущает меня.

Мне было очень любопытно, но вместо того, чтобы спорить с ней, я думал о том, что должен написать. Через пару минут решение пришло само собой. Я вспомнил тост Николя, который он всегда произносил на дни рождения, свадьбы или семейные торжества. Это было просто, но имело смысл.

Я написал по-итальянски:

Avere una famiglia significa avere qualcuno da amare, avere una casa significa avere un posto dove andare, averli entrambi è una benedizione.


[Если у тебя есть кто-то, чтобы любить – это семья. Если тебе есть, куда пойти – это дом. Если у тебя есть и то, и другое, то это счастье.]


Николя был самым безжалостным человеком из всех, кого я знал, но он любил свою семью и никогда не боялся показать этого.

Под написанным я нарисовал семейный герб Калленов – орел, сидящий на полумесяце - и подписал
«Э.Э.К.» - Эдвард Энтони Каллен.


– Теперь мы можем идти, – я положил ручку рядом с книгой.

Перед тем как открыть дверь, Белла еще раз поправила мой галстук. В церкви многие из уважения стояли, хотя и были места, чтобы присесть. Мы с Беллой заняли места на самой последней скамье.

Впереди стоял священник, он крестился и быстро говорил по-итальянски. Все были в черном.

Чувствовалось подавленное состояние людей, находившихся внутри. Стоял большой закрытый гроб, рядом с ним цветы и венки. Был хор, который исполнял традиционные для похорон песни, но я не слушал. Глазами я искал мою семью.

В этой церкви было около трехсот человек, поэтому найти их было нелегко. Но я нашел их, когда увидел голубые глаза оглядывающегося Алека. Он заметил меня и губами что-то прошептал. Но я не смог разобрать.

Я щелкнул пальцами в воздухе, и он мгновенно отвернулся.

Я продолжил рассматривать скамью, на которой он сидел, и рядом с Алеком увидел неподвижного Карлайла. Потом я увидел подрагивающие плечи и темно-рыжие волосы своей матери. Мне было необходимо перевести дыхание. Не знаю почему, но я почувствовал головокружение.

Я потряс головой, чтобы избавиться от этого чувства, и продолжил искать всех остальных.
Элис сидела рядом с Эсме, в огромной, размером с Сатурн, черной шляпке. Она обняла Эсме и, казалось, что они обе плачут. Потом я увидел Джаспера, и первое, что я заметил, – его волосы стали короче, почти такими же, как в школе. Рядом с ним сидела Розали, которая, конечно, не обращала ни на что внимания, поправляя свои волосы. Я думал, что за такое количество времени она хоть чуть-чуть изменилась, но очевидно, что нет. Эммет сидел рядом с ней, и его огромное тело занимало почти два места. Его, видимо сшитый на заказ, костюм идеально подходил ему. Я всегда спорил с ним по этому поводу. Он никогда не заботился о том, как на нем сидит одежда, и это ужасно меня раздражало. Но сейчас я понял, что он воспользовался моим советом.

Я был удивлен, когда увидел, что его огромная рука утешительно обнимает никого иного как Сиси.

Моя бабушка здесь? Что, черт возьми, здесь происходит?

Это должно быть шуткой. Я был удивлен еще больше, когда увидел, что она плачет.

– Это самые необычные похороны, на которых я была, – прошептала Белла. – Все настолько переполнены эмоциями.

– Николя именно так и действовал на людей.

Служба затянулась на два часа. Карлайл произнес речь, мэр произнес речь, друзья произносили речи, а остальные просто плакали. Все католические традиции были соблюдены. Люди читали молитвы так, словно они идут от всего сердца. Я никогда не видел столько слез, у Беллы тоже появились слезинки, но она быстро их вытерла.

Я как будто отделился от всего происходящего. Я не должен был хоть как-то проявить свое горе? Я чувствовал себя нормально. У меня не было слез, я даже чувствовал что-то вроде скуки. Может быть, мне следовало вести себя по-другому.

Когда священник наконец-то закончил, я был истощен.

Все, начиная с первой скамьи, подходили к гробу и возлагали цветы. Сначала пошла моя семья, Эммет все время поддерживал Сиси. Один за другим они подходили к алтарю церкви, а потом направлялись к двери.

Конечно, они могли заметить нас с Беллой. Но они выходили из церкви быстро и не обращали ни на что внимания. Однако мы были близки к тому, чтобы нас увидели. Семья прошла так близко, что я мог почувствовать запах духов Эсме или ткань платья Роуз.

Алек шел последним и в шутку дал мне подзатыльник. За это я собирался надрать ему задницу.

Медленно, каждый из присутствующих в церкви подходил к алтарю, возлагал цветы и направлялся к двери. Люди выходили на улицу и ждали, чтобы начать похоронное шествие.

Белла и я были последними людьми в церкви, ожидая пока перевезут гроб. У нас не было цветов для возложения.

Мы стали одними из последних в похоронной процессии, которая начала спускаться вниз по улице.

– Не могу поверить, что мы находимся так близко к ним, – сказал я тихо и надел солнечные очки.

– Я была уверена, что они нас заметят.

– Они были поглощены своими мыслями, но я смог почувствовать их запах.

– Я знаю. – Белла взяла меня за руку

– Что ты написала в книге?

– Ничего особенного. Я видела его всего раз и просто поблагодарила его за доброту ко мне.

– Он говорил мне, что подумал, что ты чертовски потрясающая женщина.

– Я бы хотела узнать его лучше, – она тихо рассмеялась. – Как ты?

За сегодня это был примерно пятый раз, когда она спрашивала меня об этом. Это начинало действовать мне на нервы, но я никогда не скажу ей об этом.

– Я в порядке, – честно ответил я. – Не могу дождаться окончания этого дня. Потом мы сможем жить дальше.

– Ты не плакал, – заметила она.

– Ты ожидала, что я заплачу?

– Ну… нет, но может быть тебе следует. Плакать - это нормально.

– Со мной все будет в порядке

Человек, который шел впереди нас, обернулся.

– Вам нужно заткнуться, последние две минуты я только и слушаю вас, и это действует мне на нервы, – проговорил он с ужасным итальянским акцентом.

– Пошел нахуй, – резко ответил я. – Иди быстрее, если не хочешь слушать мой разговор. Никто не просил твоих комментариев.

– Николя было бы стыдно за вас обоих.

– Пошел. Нахуй. – сказал я медленно.

– Извините, сэр, – прервала меня Белла и сжала мою руку.

– Не извиняйся перед ним.

– Это похороны, проявите уважение, – сказал он сердито.

– Сказал человек, который напился на похоронах, – я мог чувствовать запах вина со своего места.

– Это помогает мне справиться со всем происходящим, – он выдохнул так, как будто сейчас заплачет.

Дама, которая, наверно, была его женой, развернула его, и они пошли быстрее.

Остальную часть пути на кладбище мы провели в тишине. Я слушал звуки негромкие всхлипывания.

Все это заставляло меня чувствовать себя очень некомфортно. Все толкали меня, и я был обязан контролировать себя и не заорать на них. К счастью, люди покидали толпу и направлялись к своим домам. С каждым шагом группа людей уменьшалась.

Кладбище Монтичелло было настолько большим, что охватывало пару акров на другой стороне города. Белые надгробья тянулись бесконечно. Все остановились на входе на кладбище, перед большими железными воротами. По желанию Николя только семья должна была присутствовать на погребении. Однажды он сказал мне, что не хочет, чтобы посторонние были рядом в момент его слабости.

Ворота закрылись с громким звоном, и за ними осталось почти пятьдесят человек, ожидающих у выхода. Белла и я наблюдали, как Карлайл и остальные идут по кладбищу.

Я содрогнулся от холодка, пробежавшего по моей спине.

– Мы не можем войти? – спросила Белла.

– Нет. Будет слишком близко. Я же должен быть мертв, помнишь?

Я посмотрел на часы и понял, что время уезжать. Белла и я вернулись к машине и выехали из города.

У Николя было очень большое поместье. Наверно, самое большое, которое я когда-либо видел в своей жизни. Оно состоит из пары домов, соединенных вместе. Я думаю, что его особняк охватывал где-то шестьсот гектаров. Я не знал точное количество квадратных метров жилых площадей, но даже если бы и знал, не уверен, что поверил бы в такое число.

Я понял, что имел в виду Карлайл, когда говорил, что поместье немного разрушилось. Можно было разглядеть, что кто-то пытался поджечь дом. По всему фасаду остались огромные следы от огня, но, несмотря на это, всю красоту поместья еще можно было разглядеть.

– О Боже, – удивленно вздохнула Белла, когда мы подъехали к объездной дороге. – Это немыслимо красиво.

– Я знаю. Он никогда не экономил деньги. Он любил их тратить. Он построил все это. Но не думаю, что он провел здесь хотя бы два месяца.

– Зачем одному человеку владеть стольким?

– Это из разряда «мой член больше, чем твой».

Мы приехали на стоянку, и я помог Белле выйти из машины.

– Мужчины такие странные, – она сморщила носик.

– Да, мы такие.

Как только я открыл заднюю дверь, Карлайл потянул нас на лестницу, которая вела в дом. И не спрашивайте меня, как он попал сюда так быстро. Мы проходили мимо людей, которые убирали обломки дома. Внутри был беспорядок, и мне было больно видеть, что фортепиано, на котором я играл в детстве, уничтожено, разломано на куски.

– Все остальные скоро приедут, – Карлайл говорил тихо и быстро, после того как закрыл дверь в кабинете на третьем этаже. – Я сказал, что мне нужно уладить дела с завещанием.

– Они что-нибудь заметили? – спросила Белла.

– Нет, слава Богу. Не знаю, как я сдерживался так долго. Так понимаю, вы уже видели их?

– Даже Сиси, – кивнул я.

– Удивительно, но она абсолютно убита горем. Кто бы мог подумать? – он посмотрел в окно. – Они здесь. Эсме я приведу в последнюю очередь, сейчас вы можете поговорить с остальными. С ней говорить будет очень сложно.

Я выпрямился, приготавливая себя к ужасно неловкой ситуации. Белла и я не проронили ни слова до тех пор, пока Карлайл не закрыл дверь.

– Ты приготовил речь или что-нибудь другое? – спросила она.

– Нет. Думал, просто позволить им первыми заговорить. Может быть, они подумают, что это все волшебство.

– Ну, в отличие от тебя я жива и должна придумать, что сказать. Даже и предположить не могу их реакцию.

Я почти перестал дышать, когда услышал шаги на лестнице. Мы посмотрели друг на друга полными тревоги глазами. Белла подошла ко мне.

Время пришло.

– Карлайл, что случилось? – писклявым голосом спросила Элис. – Я должна помочь Эсме проверить все ли готово к обеду.

– Мне нужно, чтобы вы кое-кого увидели, – сказал он.

– Когда мы возвращаемся домой? – хрипло спросил Эммет. По его голосу можно было понять, что он плакал.

– Через несколько дней, – коротко ответил он. – Заходите.

Дверь открылась, и Элис была первой, кто зашел в кабинет. Она споткнулась, и Джаспер поддержал ее, чтобы она не упала.

– Я такая неуклюжая сегодня, – поправила она одежду.

Время замедлилось. Первыми я увидел глаза Розали. Затем и всех остальных. Они перестали двигаться, когда поняли, что перед ними стоят два человека, один из которых… вообще-то мертв.
На каждом лице читалось смятение и ужас. Алек зашел последним и остался в углу, не решаясь что-либо сказать. Все они выглядели одинаково: бледные и застывшие на своих местах.

Я глубоко вздохнул при виде своих братьев. Наконец-то мы в одной комнате, и просто от осознания этого я почувствовал себя сильнее. Не секрет, что мы работали лучше, когда были вместе.

Существование вдалеке от них делает тебя слабым. Я почувствовал, что все мои силы вернулись ко мне.

Никто не двигался. Они открыли рты, и я почти мог увидеть, как кровь отхлынула от их лиц.

– Карлайл, что происходит? – спросил Эммет тихим и сдавленным голосом.

– Думаю нам необходимо поговорить, – ответил он.

– В этом доме приведения? – челюсть Эммета буквально отвисла, и он указал на меня. – Думаю, что так и есть, потому что ты должен быть мертв.

– Ну… я жив, – пожал я плечами.

– Дерьмо! Не может быть, – Джаспер шагнул вперед. – Что, черт возьми, ты делаешь здесь?

– Я приехал на похороны.

– Ты приехал на похороны? – передразнил Эммет. – Это все, что ты можешь сказать, после двух ебаных лет, проведенных в могиле?

– Что ты хочешь от меня услышать? – я занял слишком оборонительную позицию. Честно, я хотел попробовать решить все мирным путем, но… я никогда не был хорош в ситуациях, когда кто-то нападает или стреляет в меня, а я должен обороняться. Это мучительно.

– Так, давайте успокоимся, – Карлайл встал между нами.

– Что происходит? – часто заморгала Роуз. – Мне показалось, что я видела его, но это не может быть он.

– О, это он, – Эммет усмехнулся. Он начал хлопать себя по брюкам, наверно для того, чтобы найти сигарету или пушку. – Этот мудак подстроил свою смерть. Классический ход Николя.

– Белла, ты знала об этом? – спросила Элис.

– Мы скрывались последние пару лет, – кивнула она.

– Я не понимаю, – начала Роуз.

– Мы скрывались, – повторил я. – На меня охотились, поэтому мой замечательный и добрый отец решил отправить меня в Бразилию. Белла была вместе со мной последние пару лет, с тех пор, как вышла из тюрьмы.

Все начали что-то говорить. Это было больше похоже на крики. У каждого было что сказать, за исключением Беллы и Элис. Они просто стояли и смотрели друг на друга, пока все вокруг них шумели.

Больше всего орал на меня Эммет. Я почти не понимал, о чем он говорит из-за сигареты в его зубах, но судя по его красному лицу, он был очень недоволен. Джаспер пытался добиться от меня ответов, которых на самом деле у меня не было. Роуз, без сомнения, просто несла какую-то ересь. Алек и Карлайл пытались всех успокоить, но у них не получалось это сделать.

– Ты знал, не так ли? – Джаспер повернулся к Карлайлу. – Как ты мог не сказать нам?

– Я защищал вас всех. Ваш брат был в опасности. Что ты хотел, чтобы я сделал?

– Я думал, что ты доверяешь нам достаточно, чтобы сказать хоть что-то, – кричал Эммет. – Все это дерьмо. Наша семья страдала из-за этого, а ты все время знал правду.

– Я должен был принять это решение.

– Ты мог позвонить, написать, сделать хоть что-то. Я после этого месяцы не мог спокойно есть, – Эммет посмотрел на меня.

– Даже когда я не был согласен с Карлайлом в ситуации с Беллой, я не сказал ни слова. Поговорите с ним! – кричал я.

– Ты должен был сказать нам, – Эммет шагнул в мою сторону.

– Я не ставил задачей сообщать вам обо всем. Мне нужно было убедиться, что я и Белла в безопасности.

– Эдвард, твои оправдания дерьмо собачье, – Джаспер сильно толкнул меня.

Я не был готов к подобному, поэтому упал на стол и приземлился на полу.

– Эдвард, ты в порядке? – Белла через секунду была рядом со мной.

– Белла, дай мне свою сумочку, – зарычал я.

– Зачем? Что ты собираешься делать? – взволнованно спросила она.

Я выхватил сумочку из ее рук и достал перочинный ножик, без которого она никогда и никуда не выходила. Я снял пиджак и приготовился драться.

– Оставайся на полу, я не хочу, чтобы ты пострадала, – сказал я.

– Эдвард…

Я быстро поднялся и кинулся на Джаспера, но он успел отбежать от меня. Я погнался за ним по комнате, готовый вытрясти все дерьмо из этого ублюдка.

– Не убегай от меня, Джаспер, – я почти схватил его. – Мы не дети.

– Тебе повезло, что у меня нет ничего, чем бы я мог ударить тебя, – засмеялся он. – Подожди, пока я возьму чертову биту в руки.

– Эдвард, прекрати это! – кричал Карлайл.

– Брат, ты собираешься ударить меня ножом? – Джаспер перепрыгнул через стол и уставился на меня.

– Клянусь твоей задницей, что это так.

– Мы не можем вести себя более сдержано? – Эммет толкнул Джаспера в угол. – Нам нужно поговорить, а не поубивать друг друга.

– Больше никогда не бери мой нож, – маленькие ручки Беллы схватили нож, и быстро сложили его. – У тебя слишком много проблем с контролем агрессии, чтобы использовать это. Ты мог ранить всех в комнате.

– Он, блядь, толкнул меня, – я провел рукой по волосам, чтобы успокоиться.

– Эдвард, скажу твоими же словами, «мы не дети»! – заорал Джаспер из своего угла.

– Не здесь. Сейчас не подходящее время, – Белла положила свои руки мне на грудь, и ее прикосновения мгновенно остудили мою злость. – Ты сможешь убить его позже.

– Обещаешь? – Я мрачно ухмыльнулся, представляя, как буду душить своего ублюдка брата.

– Обещаю. Сначала нужно поговорить. Пожалуйста, успокойся, – она поцеловала меня в шею и протянула мне две успокоительные таблетки, которые я проглотил без воды.

В комнате стало спокойнее, и показалось, что Джаспер хочет сказать что-то, но рядом с ним была Элис, пытавшаяся успокоить его так же, как успокаивала меня Белла.

– Я делал то, что считал нужным, – сказал всем Карлайл. Я знал, что будут подобные последствия, но был обязан так поступить.

– И ты скрывал это от Эсме? – с отвращением спросила Роуз. – Не могу в это поверить.

– Хорошо, давайте просто сделаем вдох-выдох, – сказал Алек, пытаясь примирить всех.

Никто не говорил, но все сверлили друг друга смертельными взглядами. Эммет и Джаспер почти прожгли дыры в моей костюме. Они должны были направить свою злость на Карлайла. Он глава семьи. Я боролся с ним столько, сколько мог, но когда он говорит тебе сделать что-то, отказаться ты не можешь. Именно так всегда и было. Я мог бороться до последнего, но решающие слова всегда были за Карлайлом.

– Я сделал то, что сделал, чтобы защитить нашу семью, – сказал Карлайл без намека на сожаление.

– Я знаю, что это причинило вам боль, но я должен был защитить Эдварда.

– Всегда Эдвард, – прищурился Джаспер. – Мы были семьей, а ты разрушил все.

Последовала тишина. Мне было нечего сказать им в данный момент. Если они хотят ныть и злиться на меня за то, что я не мог контролировать, то пусть.

– А что ты можешь сказать в свое оправдание? – Роуз грубо спросила Беллу.

– Не спрашивай у меня ничего. Просто не надо, – спокойно, но сердито Белла посмотрела на Роуз. – Из всех людей в этой комнате только я должна была бы кричать и ругаться. Но ничего из этого не делаю.

– Я была твоей подругой, Белла. Ты должна была сказать мне, где ты и что происходит.

– Моей подругой? Ты ни разу не пришла ко мне в тюрьму. Никто из вас, кстати, не пришел ко мне, пока я была за решеткой из-за ваших чертовых грехов. Я простила каждого, но это не значит, что я должна забыть, – сказала Белла с трудно сдерживаемым гневом.

Элис, Джаспер, Эммет и Розали от стыда склонили головы. Я немного знал о том времени, когда Белла была в тюрьме, потому что она редко говорила об этом. Но она была зла из-за того, что все отвернулись от нее. Оставили ее, как сделал это я, но они еще не почувствовали ее гнев.

– Вы стоите здесь и судите Эдварда за то, что он не позвонил и не сказал, что он был в порядке? Где, блядь, был мой звонок? – сказала она сердито. – Я была в тюрьме и могла сдать вас всех, но не сделала этого, потому что я забочусь об этой семье. По-настоящему забочусь, несмотря на то, что это может быть ужасно глупо.

В ответ на это им было нечего сказать.

– Смиритесь, блядь, со всем этим. Эсме единственная, кто имеет право на гнев. Вы же знаете, что Карлайл сделал бы подобное для каждого из вас. Он защищал Эдварда.

– Белла… – начала Роуз.

– Заткнись! – закричала она.

Теперь была моя очередь успокаивать ее. Я осторожно разжал ее пальцы, что сжимали нож, и положил его в карман.

– Мы думали, что он мертв, – тихо сказал Эммет, не смотря на Беллу. – Думали, что потеряли его.

– Ты даже не представляешь, что потеряла я. Мне нужна была семья после…. – Белла прикусила губу, не готовая закончить фразу.

– Нам всем больно, но сейчас мы нужны друг другу, – продолжил я. – Очевидно, что все не так хорошо, как должно быть. Николя мертв, и мы не хотим оказаться на его месте. Сейчас нет времени на сражения внутри семьи.

Первой сделала глубокий вдох Элис, пересекла комнату и обняла Беллу.

– Я, правда, очень скучала. И мне жаль, что я не навещала тебя в тюрьме. Знаю, этому нет оправдания. Но я боялась, Белла. Мы все боялись. Не могу в это поверить. Так хорошо видеть тебя снова, – проговорила она на одном дыхании.

– Привет, Элис, – Белла обняла ее в ответ. – Я тоже по тебе скучала.

– Ты просто уехала. Мы даже не попрощались, – Элис немного отошла, вытирая лицо от слез.

– Алек не дал мне много времени перед тем, как похитил меня и отвез в Бразилию, – кивнула Белла.

- Алек тоже знал? – развернулся Джаспер – Я думал, что ты в проклятой школе в Европе.

Алекс посмотрел на Карлайла, ожидая его ответа.

– Это невероятно, – Эммет погасил сигарету о стену.

– Вы навсегда приехали? Какова причина вашего возвращения? – спросила Элис.

– Карлайл позвонил, – пожала плечами Белла, как будто этот ответ все объяснял. – Он сказал, что нам нужно быть вместе.

– Я рада тебя видеть, – посмотрела на меня Элис из-за плеч Беллы.

– Я тоже, Элис, – я кивнул. Она, правда, была одной из тех людей, которых я мог выносить в этом мире.

– Могу я тебя обнять? - спросила она.

– Да, – я тихо рассмеялся.

Она подбежала ко мне и обняла. Обняла меня так сильно, что я почти почувствовал боль. Я обнял ее в ответ.

Гнев остальных начал потихоньку рассеиваться, и после того, как Элис отпустила меня, я оказался в объятьях своего старшего брата.

– Ты чертов сукин сын, – он поднял меня вверх. – Я всегда знал, что ты жив.

– Что, правда? – прохрипел я.

– Да, – Эммет отпустил меня. – Ты не мог умереть таким образом. Я все еще зол на тебя, но я действительно рад, что ты вернулся.

– Я бы позвонил, если бы мог, – признался я.

– Я прощу тебя, потому что правда раскрылась, – похлопал он меня по плечу. – Я знаю, что мне бы пришлось поступить точно также. Оцени мой шитый на заказ костюм.

– Я заметил. Отлично выглядишь, – я посмотрел на бренд костюма. Армани.

- Это точно ты? – Джаспер занял его место и внимательно посмотрел на меня.

Я показал ему свою ладонь, на которой был шрам. Точно такой же был и у Джаспера. Когда мне было тринадцать лет, мы сделали это одним и тем же ножом.

– Меня не так легко убедить, как Эммета, – он пожал мою руку, словно мы заключили деловой контракт. – Я тебя еще не простил.

– Я не ищу твоего прощения, – сказал я.

– Я знаю, – пожал он плечами. – Просто дай мне время это обдумать. Тебя так давно не было, я уже забыл, что такое иметь трех братьев вместо двоих.

– Понимаю, о чем ты.

– Мы просто были шокированы,– Роуз неожиданно обняла меня. – Какой реакции ты ожидал?

Мне было нечего ей ответить

– Я рада, что ты вернулся Эдвард. Без тебя здесь творился ад.

– Этот день начинался так грустно, но сейчас все изменилось. – Элис подпрыгивала и хлопала в ладоши. – Мы снова все вместе. Эдвард вернулся из мира мертвых, а Белла вернулась из… ну неважно, в каком аду побывала Белла.

– Как насчет того, чтобы присесть и поговорить, – предложил Карлайл, указывая на стулья.

Прошел почти час, пока я рассказывал все подробности того, что произошло, когда Джейкоб пришел за мной.

Они знали, что Карлайл отправил меня в Швейцарию, так как я общался с ними оттуда в течение двух лет. Они знали мою реакцию и слышали мои крики и недовольства, когда я узнал, что Беллу не выпустили из тюрьмы. После этого рассказа они узнали все недостающие детали моего прошлого.

Я также рассказал, как возвращался в Чикаго, чтобы освободить Беллу из тюрьмы. Никто кроме Карлайла не знал об этом. Тогда он пытался меня успокоить, но у него не получалось. Я планировал освободить Беллу. Когда Карлайл понял, что я не отступлю от своего плана по освобождению Беллы, я был насильно вывезен из страны. Я даже не помню этого: вот я сижу в кабинете, а потом сразу же оказываюсь на борту самолета, который летит в Бразилию.

Вот почему я был зол на Карлайла. Против моей воли он накачал меня чем-то и отправил туда, где я не хотел находиться. Конечно, в тот момент я не мог вернуться, потому что если бы я попал в тюрьму, Белле это бы никак не помогло. Она бы не вышла из тюрьмы раньше положенного срока, а я получил бы срок за то, что подстроил свою смерть. Никому от этого лучше бы не стало. Поэтому мне оставалось только ждать.

Белла рассказала о том, как попала на остров.

- Нам было необходимо прятаться вместе с Алеком, пока дела не наладятся. Только Эдвард говорил с Карлайлом, и то всего-то пять минут каждые два месяца. Я не говорила с Чарли два года, – закончила Белла.

– До сих пор не могу поверить, что ты скрывал это от нас, – сказал Эммет Карлайлу. – Ты думал, что мы можем кому-то рассказать?

– Нет, но я не мог рисковать. Каждый, кто знал правду, мог быть в опасности. Но мой план не сработал. На Беллу, Эдварда и Алека напали.

– Серьезно? – удивленно спросил Джаспер. Те же самые ублюдки?

– Возможно. Они приехали и напали на нас, а мы были полностью не подготовлены, – пожал я плечами.

– Вот дерьмо, – он откинулся на спинку стула. – Это серьезно.

– Теперь вы понимаете, почему я так поступил. Я защищал всех вас, потому что они собирались убить Эдварда. Они до сих пор хотят его убить, – Карлайл вздохнул. – Моя семья никогда не будет в безопасности. Сейчас я выясняю, кто они такие и кто их нанял.

– Они связаны с компанией из Техаса, – повторил я информацию, которую рассказал мне Бен, перед тем, как я убил его.

Все уставились на меня с удивленным выражением лиц.

– Если я жил на острове, это не значит, что я не занимался работой, – вздохнул я. – Если кто-то нападает на мою семью, не сомневайтесь, я выясню кто.

– Мы можем себя защитить, – задиристо сказал Алек.

– Да, но только все вместе, объединившись. Мы не так сильны, когда мы разделены, – сказал я. – И думаю, что люди понимают это.

– Ну, в Чикаго ничего не изменилось, – сказал Эммет. – Каждый по-прежнему хочет урвать от нас кусок.

– Аро все еще там? – спросила Белла.

– К сожалению. Этот старый ублюдок сильно старается удержаться на плаву, но он не слишком преуспевает.

Я хотел что-то сказать, но услышал тихий стук каблуков.

– Карлайл? Где ты? – нежным голосом проговорила Эсме. – И где вообще все? Я готовила на протяжении двух часов и старалась, чтобы каждый пришедший человек чувствовал себя хорошо. Я поняла, что каждому из вас необходимо побыть в тишине. Но сейчас это уже смешно.

– Вот дерьмо. – Джаспер встал со стула слишком быстро и споткнулся о ковер.

Карлайл смотрел то на меня, то на дверь, пытаясь понять, что делать.

– Я никуда не пойду, – ответил я на его немой вопрос.

– Я совсем забыла о ней, – сказала Роуз Эммету. – Она сожжет нас заживо.

– Что вы тут делаете? – дверь немного открылась, и показалась голова Эсме с печальной улыбкой.

– Ничего, дорогая. – Карлайл встал со своего стула и попытался закрыть ей обзор комнаты.

– Так что происходит? Похоже на семейный совет.

– Мы просто пытаемся решить пару вопросов, прежде чем вернуться домой.

Эсме обошла его и спокойно начала оглядывать комнату. Ее глаза остановились на мне словно, предназначенные меня найти.

Произошла странная вещь – она побледнела так, словно увидела призрака. Да, именно так. За одну секунду тысяча эмоций сменилась на ее лице.

Замешательство.

Страх.

Печаль.

Эти эмоции я смог распознать без труда.

– Привет, ма, – очень тихо прошептал я.

Эсме покачнулась, и Карлайл успел подхватить ее, прежде чем она упала.

Автор: johnnyboy7

И снова всем здорово)) Мы к вам с новой главой от нового переводчика Кристины (Peachyy).
Мы все очень ей благодарны за то, что она с радостью согласилась взяться за перевод "Свободы"
и выручила нас )
Большое спасибо Дашке (Leonarda_Ria) за редактуру главы.
Всех ждём на форуме.


Образ Беллы


Источник: http://robsten.ru/forum/73-2058-1#1421519
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: гость (09.11.2015) | Автор: johnnyboy7
Просмотров: 636 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 5.0/19
Всего комментариев: 5
avatar
0
5
А какой еще могла быть реакция семьи, когда появляется тот кого давно уже считают мертвым dream111
Братья Каллены ведут себя как маленькие - то подзатыльники дают, то в догонялки играют fund02002 fund02002 fund02002
Но то, что даже Элис с Роуз не навещали Беллу - это неправильно. 12  И после этого Белла еще очень хорошо к ним отнеслась giri05036
avatar
0
4
Спасибо большое за перевод! good lovi06032
avatar
0
3
Спасибо! good
avatar
0
2
Спасибо . lovi06032 good
avatar
0
1
Спасибо за главу и перевод good
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]