Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Давай, детка. Глава 17.

Глава 17. Страсть.

Белла POV


Недели в Форксе проносились незаметно, я уже могла практически бегать, и доктор Мейер был доволен моим прогрессом.
Доверие между мной и Эдвардом росло с каждым днем. Мы не были сладкой парочкой, но все же он показывал мне, что любит меня.

Здесь я чувствовала себя свободной от всей этой суеты связанной с прессой. Что бы быть в курсе дела, Эдвард постоянно оставался на связи с офицером Дэниэлсом.

И вот теперь он снова висел на телефоне, хотя у нас еще не было куплено множество рождественских подарков.


- Вау… вот это новости, - воскликнул Эдвард.


- Да, спасибо, она обрадуется, услышав это. Сообщите, как только мы понадобимся вам.


- Да, спасибо.

Сияя, он повернулся ко мне.


- Что? – слегка нервничая, спросила я.


- Блэк арестован, - триумфально произнес он. Да, действительно, вот это новость! Он подошел ко мне и обнял.


Меня одолевало множество мыслей, и я даже не смогла ничего сказать.


- Он отказывается давать показания, но офицер Дэниэлс думает, что это лишь дело времени.


- Как они поймали его? - поинтересовалась я, слегка отстраняясь от него.


- В его мастерской были найдены улики, подтверждающие то, что это он повредил тормоза в твоей машине. Главное, что теперь он сидит. Одной Виктории будет сложно, - успокоил он меня, и поцеловал в лоб.

Мне стало легче, даже больше, у меня как будто груз свалился с плеч. Я бросилась в объятия Эдварда и страстно поцеловала его. Он ответил на поцелуй.


- Мы должны идти, детка. Думаю, мне не стоит ждать пощады, - произнес он и легонько отстранил меня от себя.


- Верно. - Я отправилась к двери, Эдвард следовал за мной.

Когда я вышла на улицу, то была потрясена. Все вокруг было заполонено фотографами, множество радиопередвижек и бесчисленное количество репортеров стояли у главного выхода.


- Миссис Каллен, что Вы можете сказать по поводу ареста мистера Блэка? – кричал один.


- Почему Вы так долго не появляетесь на публике?


- Как обстоят дела с ребенком?

Они все пытались перекричать друг друга, и мне показалось, что моя голова сейчас взорвется. Откуда они узнали, где мы? Никто не знал этого. Только мой отец, Роуз и Элис, больше никто.


Ища поддержки, я посмотрела на Эдварда, который встал передо мной, защищая меня.


- Мы не будем отвечать на вопросы, - заключил он и потянул меня к своей машине.


Свора последовала за нами, я чувствовала себя дерьмово и желание рождественского шопинга окончательно пропало.

Наконец-то усевшись в машину, я глубоко вздохнула. Эдвард смотрел на меня со стороны, и тут я заметила, что он держит газету в руке. Я наклонилась к нему.

«Изабелла и Эдвард Каллен, примирение с родителями и первое знакомство».

На фотографиях были мы с родителями Эдварда в аэропорту. Но почему они появились только сейчас? Мы уже четыре недели здесь!


- Все нормально? – уточнила я. И знала, что это не так, он хотел держать прессу подальше от своих родителей, но своим появлением в Форксе мы все привели в беспорядок.


- Да, - прорычал он, и это было последнее, что я услышала от него до самого Порт-Анжелеса.

Мы покупали рождественские подарки… я покупала рождественские подарки, а Эдвард только время от времени кивал, когда я что-то пихала ему под нос. Он так же не проявил никакого участия, когда я покупала ему подарок. И так как толку от него не было никакого, то я отправила его наружу. Я совершила остальные покупки, также прикупив себе зимнее пальто.

Выйдя из торгового центра, Эдварда я не нашла, зато меня встретила целая куча папарацци. Чудесно. И после того, как они меня обнаружили, самое лучшее, что мне оставалось – это сбежать. Они подбегали ко мне с камерами наперевес, и меня охватила паника.


Я толкнула дверь в торговый центр и забежала обратно. Едва я прошла пару шагов, когда услышала шум щелчков. Они были прямо за мной, и у меня не было возможности ускользнуть. Я испугалась, с тех пор как мы с Эдвардом были вместе, мне больше не приходилось одной стоять перед этой сворой. Я побежала без оглядки, скользя между людей. Пакеты с покупками мешали мне, и я то и дело наталкивалась на кого-нибудь. Снова и снова я оглядывалась через плечо только чтобы удостовериться в том, что они не сдавались. Они следовали за мной, и расстояние стремительно сокращалось. Мне казалось, что я уже задыхаюсь.

И вот как раз открылся один из лифтов к подземным гаражам, я забежала внутрь, как сумасшедшая, начиная давить на кнопку, пока дверь наконец-то не закрылась. Скатившись вниз по стенке лифта, я позволила подступающим слезам политься по моему лицу.

Что только что произошло? Я никогда не убегала, я всегда принимала вызов, а что сегодня? Эдвард бросил меня на произвол судьбы, его не было рядом. По какой-то причине фотографы напугали меня сегодня, и я уже знала, каких последствий мне предстоит ждать. Приехав в подземный гараж, я поднялась на ноги и вышла. Я искала машину на всех трех уровнях. Ее нигде не было. Я просмотрела мобильный, ничего. Ни одного сообщения от него. И как же я должна уехать отсюда? Здесь внизу нет связи, а выйти наверх я больше не осмелюсь.


Я застряла.

Я снова обошла все три уровня, чтобы увериться, что не просмотрела его машину, но ничего. Он опять оставил меня одну.
Я успокоилась и решила подняться наверх. Я подстраховалась, чтобы снова не столкнуться с фотографами, и вызвала такси. Чтобы еще раз не привлекать внимание, я остановилась в стороне от центра.

Когда я вернулась в квартиру Эдварда, то вспомнила, что он не дал мне ключ. И так как он не отвечал на мобильный, мне не оставалось ничего другого, кроме того как ждать его. Я была в ярости, но все же начала беспокоиться о том, что с ним могло что-то произойти.

Спустя битых три часа появился мой муж совершенно пьяный.


- Белла, детка, ты тут. - Он попытался открыть дверь.

Я ничего не ответила, забрала у него из рук ключ и открыла. Пошатываясь, он последовал за мной. Войдя в квартиру, я швырнула пакеты на диван.


- О, Белла-детка злая, - промямлил он. – При этом Белла-детка во всем виновата.

Я вопросительно уставилась на него.


- И не смотри так. Если бы я не влюбился в тебя, ничего бы не произошло. – Он едва ворочал языком, и, о небо, от него разило.


- Но нет, ты поманила меня пальчиком. Я трахал всех подряд, но потом появилась ты…

Я боролась со слезами, которые уже навернулись на глаза. Как там говорят: «пьяные и дети всегда говорят правду»?


- Ты знаешь, что я люблю тебя… черт, даже очень… но ты не можешь сделать этого со мной. Потому что я Эдвард Каллен, я квотербэк Giants. И я не могу влюбиться, это все… для бейсболистов. – Спотыкаясь, он направился в сторону спальни.

Его слова звучали жестко и сурово. Таким он и был. И дело не только в фотографиях с его родителями, дело вообще в наших отношениях.

Он больше не вышел, и таким образом я предположила, что он лег и уснул. Я тихонько прокралась в спальню и начала собирать свои вещи. В глубине души, Эдвард не хочет быть крепко связанным, даже если он и любит меня.

Я собирала уже последний чемодан, когда зазвонил мобильный Эдварда. «Отец» высветилось на дисплее, и так как он не ответил, то ответила я.


- Привет, Карлайл. Эдвард пьяный отсыпается.


- Белла! Вы должны сейчас же приехать! Лагерь горит! – выкрикнул он взволнованно.


- Нет. Нет, только не снова! Это не может быть случайностью! - первое, что пришло мне в голову.

 

- Мы приедем! – сказала я, сбросила звонок и попыталась разбудить Эдварда. Когда ничего не помогло, я принесла стакан холодной воды и вылила ему на лицо.

- Ты с ума сошла?! – заорал он обозлено.

- Поднимайся, твой лагерь горит, - заявила я резко и побежала в ванну, чтобы надеть джинсы и пуловер.

- Что? Это плохая шутка! Черт, моя голова, - застонал он.

- Конечно, Эдвард! У меня всегда такие мрачные шутки! – крикнула я.

Эдвард все еще сидел на кровати.

- Я не шучу, Эдвард. Твой лагерь горит, только что звонил твой отец, - повторила я и натянула джинсы.

- Что здесь делают чемоданы? – спросил он. Он еще пьян? Сколько он проспал? Минут тридцать?

- Теперь это не важно, мы должны ехать к твоему отцу. – Я уже собиралась выйти в коридор.

- Что я сказал? – настоял он.

- Не сейчас, Эдвард. Одевайся, черт возьми, есть дела и поважнее, - сказала я гневно.

- Нет ничего важнее тебя, Белла.

- Ага, это ты сейчас так говоришь, - произнесла я горько и отвернулась от него.

Он умудрился одеться и нехотя передал мне ключи. Мы уже ехали в машине, когда он снова повторил свой вопрос.

- Что я сказал? – спросил он.

- Ничего такого, чего бы я уже не знала, - выговорила я, борясь со слезами.

- Прекрати, Белла! Что я тебе сказал?

- Что ты Эдвард Каллен, квотербэк Giants, и что до меня ты трахал всех подряд, а я заставила тебя, быть верным, - протараторила я его высказывания.

Он ничего не ответил на это, и я больше не смогла молчать.

- Завтра я уезжаю, - произнесла я, и мне хотелось, чтобы это звучало убедительно, но у меня ничего не вышло. Боль, которая была вызвана его молчанием, перехватила горло.

- Останови! - выкрикнул он, и рефлекторно я ударила по тормозам. Едва машина остановилась, он распахнул дверь и выскочил. Я уже было подумала, что он снова сбежит, но он подбежал к водительской двери и раскрыл ее.

- Выходи! – приказал он.

- Скажи, ты что рехнулся? – спросила я. Он не стал ничего отвечать, перегнулся через меня и расстегнул ремень безопасности, взял меня за руки и вытащил из машины.

- Что ты делаешь? – Злилась я. Его чертов лагерь горит, и я уверенна, что Виктория приложила к этому руку.

- Сейчас мы выясним все раз и навсегда, - произнес он и начал ходить около меня. Больше он ничего не говорил.

- Отлично, тогда я могу снова сесть в машину, - сказала я и уже собиралась повернуться.

- Изабелла, - зарычал он. Изабелла? Это не хорошо. Это даже очень плохо.

Я взглянула на него. Казалось, он ищет подходящие слова.

- Я люблю тебя, Белла! И да, я боюсь сильно привязываться, и еще ты… я думаю… я… ты целиком и полностью сводишь меня с ума. Но я, черт возьми, хочу быть с тобой. Я хочу, чтобы мы снова поженились и сделали все правильно и… и я хочу с тобой детей… я хочу всего этого, Белла, и этого я боюсь, - сказал он раздраженно.

Мне не оставалось ничего другого, как смотреть на него с открытым ртом. Он действительно это сказал? Он сказал, что боится?
Я тоже боялась, боялась, что он бросит меня, того, что когда-нибудь он больше не захочет меня. Боялась также как и он. А его слова, сказанные чуть ранее, усилили этот страх в разы.

- Может быть, ты можешь сказать что-нибудь? – проговорил он резко.

- А что я должна сказать на это? Ты знаешь, что я тебя люблю, и ты знаешь, что я боюсь, что ты меня бросишь. Я не имею понятия, откуда вдруг у тебя такая внезапная перемена взглядов, и от этого я боюсь еще больше. Ты… я… - Большего я сказать не могла. Он взял мое лицо в свои руки.

- Я хочу только тебя, детка, просто дай нам время все наладить, - произнес он и осторожно поцеловал меня. К сожалению, его перемешанное с виски дыхание ударило мне в лицо, тошнота подкатила к горлу, и я оттолкнула его от себя. Он вопросительно посмотрел на меня.

- От тебя воняет, дорогой. – Тошнота не проходила.

- Мне жаль, Беллс. Мне жаль, что я оставил сегодня тебя одну, я… Слишком много всего случилось, - извинялся он.

- Завтра появятся отвратительные фотографии со мной, - сказала я.

- Почему?

- Папарацци поджидали возле торгового центра, и я убежала. Думаю, они получили то, что хотели.

- Мне действительно жаль, детка.

- Все хорошо, я все еще жива. А теперь, пожалуйста, мы можем поехать к твоему лагерю? – спросила я.

- Конечно, - кивнул Эдвард и запрыгнул в машину.

Тошнота продолжалась, и я не была полностью уверенна, что это от перегара или от страха, страха, что ожидает меня на футбольном поле.


Эдвард POV


Я тридцатиоднолетний придурковатый, законченный идиот. Я напился, вспоминая ситуацию возле моего дома с Беллой и папарацци. Несколько недель в Форксе мы жили в своем пузыре, который теперь был поврежден, и реальность обрушилась на меня.

Пресса заставила меня сбежать. Конечно, я люблю Беллу, Господи, я не могу выразить словами как сильно я ее люблю. И это пугает меня. У меня никогда не было крепких отношений, и я понятия не имею как мне теперь себя вести. Я боюсь разочаровать Беллу. И этот страх стал причиной того, что я оставил ее сегодня одну и напился.

То, что я наговорил Белле, определенно не являлось тем, что я хотел ей показать, и теперь она знает, что твориться у меня внутри.

Когда она резко разбудила меня, и я увидел чемоданы, то понял, что сказал или сделал что-то, что ранило ее так сильно, что она снова захотела уйти. Звонок отца в тот момент совершенно меня не волновал. Так как самый мой большой страх, заключающийся в том, что Белла может бросить меня, мог воплотиться в жизнь.

Когда в машине, за руль которой пришлось сесть ей, она рассказала мне о том, что я ей выдал в пьяном состоянии, я наконец-то осознал все происходящее. Я видел слезы, бегущие по ее щекам, я понял, что пришло время, позволить Белле заглянуть в мой больной мозг. Я не в состоянии был выразить словами то, что происходило со мной. И реакция Беллы – я ожидал другого… Вместо того, чтобы броситься мне на шею, она держала дистанцию. Когда я собирался поцеловать ее, она отстранилась. Виски и пиво не лучшая смесь для того, чтобы заставить биться сердце женщины быстрее.

Такая она, моя Белла. Она никогда не делала того, чего от нее ожидали, того, что в такой же ситуации с уверенностью сделала бы любая другая женщина.

Я знаю о ее страхах, знаю, что она боится, что я оставлю ее. И я уверен, что это никогда не произойдет, даже если мои собственные страхи все время встают на моем пути.

Мы прекратили предохраняться, после нашего стремительного секса в туалете самолета. Я хочу детей с Беллой, и не важно, что я еще и сам не знаю, как отреагировал бы на ее беременность, но уверен, мы бы и с этим справились.

За последние недели в Форксе мы сблизились, доверие между нами продолжало расти, мы прибывали в нашем мыльном пузыре, и до недавнего времени все было в порядке. А теперь? Теперь мы снова были во всех медиа, а мой лагерь горел.

Я сидел рядом с Беллой, снова и снова поглядывая на нее. В моей старой ветровке и поношенных джинсах, она выглядела умопомрачительно. Ее волосы обрамляли ее напряженное лицо, и это заставило меня сомневаться в том, что она правильно поняла мои слова.

- Ты мне не веришь. – Я нарушил тишину.

- Все же… но… я думаю… мне нужно время, что бы все переварить, - сказала она, и легкая улыбка осветила ее лицо.

- Хорошо. Я думаю так, как сказал, детка.

- Все хорошо, Эдвард, мне нужно это обдумать. Просто я не ожидала всего этого, от тебя, - произнесла она тихо.

- Да, я выбил почву у тебя из под ног, - улыбнулся я.

- Правда, - согласилась Белла.

Сейчас мне не важен был лагерь, зачем он мне, если Беллы не будет рядом? И все же то, что попало в поле моего зрения, заставило застыть кровь в моих жилах. Мы выехали на небольшую возвышенность, с которой можно было видеть весь лагерь.
В огне было не только главное здание, но и поле. И это был не просто огонь. Там горели первые буквы наших имен. Кажется, Белла это тоже поняла, замерев от ужаса.

- Виктория, - тихо сорвалось с ее губ. Понятно, что все это направлено против нас, и это только она могла сделать.

Я взял мобильник Беллы и набрал номер офицера Дэниэлса, который, благодаря частым звонкам, я знал уже наизусть.

- Это Каллен, мой лагерь горит, - сказал я.

- Что – Ваш лагерь горит? – переспросил Дэниэлс сонно. Черт, ведь уже же была середина ночи.

- Кто-то поджег мой лагерь в Форксе, и на поле горят первые буквы наших с Беллой имен, - проговорил я.

- Ясно. Я уже в пути, - заключил Дэниэлс. Я назвал ему точный адрес и отключился.

- Это может быть только Виктория, кто еще был способен на такое? – Голос Беллы был тихим, и в нем слышался нарастающий страх.

Мы подъехали к лагерю, и нам навстречу выбежал отец, слава Богу, он не пострадал.

- Эд, я не знаю, как это могло произойти. Меня здесь не было – если бы Майк не делал обход, то никто бы ничего и не заметил, - сказал мой отец раздраженно и провел рукой по волосам.

- Думаю, я знаю, кто стоит за этим. – Я беспомощно наблюдал за тем, как пылала мечта моей жизни. Пожарники делали все, чтобы погасить пламя. Но, похоже, уже было слишком поздно, пытаться потушить пожар.

Я чувствовал руку Беллы в своей, она переплела наши пальцы, она была со мной, она всегда была со мной. Она никогда не бросит меня на произвол судьбы. Я ничем не заслужил эту женщину, но, тем не менее, она сейчас рядом.

К нам подошел шеф полиции мистер Рендел.

- Мистер Каллен, мне очень жаль, что мы увиделись при таких обстоятельствах, - сказал он и протянул мне руку.

- Добрый вечер, мистер Рендел, коллега из Нью-Йорка прибудет завтра в течение дня.

- Из Нью-Йорка?

- В Нью-Йорке с нами тоже произошло несколько происшествий, и я думаю, они связаны, - разъяснил я.

- Может быть, Вы мне все объясните? Пройдемте в машину, - предложил Рендел и указал на полицейский автобус, который стоял в стороне.

Я повернулся к Белле, она кивнула и отпустила мою руку.

- Я люблю тебя, - сказал я и поцеловал ее в лоб. Затем я прошел с Ренделом в автобус, чтобы рассказать ему об инцидентах, произошедших в Нью-Йорке.

- Да, мистер Каллен, картина вполне ясна, посмотрим, что мы сможем сделать, когда приедет наш коллега. Если Вам поступит еще одна угроза, сообщите немедленно, - попросил он и сунул мне в руку свою визитку.

Мой мобильный остался дома. Если на голосовую почту снова было оставлено сообщение, то можно с уверенностью сказать, что это дело рук Виктории. Никогда бы не подумал, что она одна способна на такие вещи.

Я вернулся к Белле, она сидела возле машины отца замотанная в одеяло.

- Все хорошо? – спросил я и подошел ближе.

- Я боюсь, - ответила она тихо и положила голову мне на плечо.

- Я знаю, детка. - Я гладил ее по голове, а затем поднял ее лицо, чтобы она могла видеть меня.

- Я не допущу того, чтобы с тобой снова что-то случилось.

Она кивнула и еще сильнее прижалась ко мне.

Работы по тушению продолжались до самого раннего утра. Белла легла в машине и уснула. Она выглядела полностью истощенной, бледной и подавленной.

Когда пожарники закончили, ко мне подошел руководитель операции.

- Мистер Каллен, теперь полицейские эксперты примутся за работу. Мы сделали все возможное, но спасти удалось не много, - сказал он и пожал мне руку.

- Спасибо большое не смотря ни на что. - Я был невероятно уставшим.

- Эдвард, вам нужно ехать домой, ты больше ничего не сможешь сделать. – Отец обнял меня.

- Спасибо, пап, что оставался здесь, я не знаю, что теперь со всем этим делать. – Отчаяние переполняло меня.

- У тебя есть Белла, она поддержит тебя.

- У нее своя жизнь в Нью-Йорке, пап, я не могу требовать от нее того, чтобы она осталась со мной, - произнес я и посмотрел на свою спящую жену.

- Я не думаю, что ты должен что-то требовать, сын, - он похлопал меня по плечу и ушел к пожарникам.

Я поднял Беллу и отнес в свою машину, к счастью она не проснулась. Я ехал быстро, мне очень хотелось вернуться в Форкс.
 
Если это была Виктория, то меня уже должно ждать очередное послание.

Так и было. Белла крепко спала на нашей кровати, когда я прослушивал сообщение.

«Вы верите, что сможете меня уничтожить?»

Снова этот истерический смех.

«Это я уничтожу вас. Ничего не закончено! Обрюхатив ее, ты зашел слишком далеко».

На этом запись оборвалась.

Что? Так быстро, как только мог я бросился вниз к мусорным бакам в надежде, что кто-нибудь из соседей читает желтую прессу.

Я держал в руках Daily Mail и дрожал от ярости. На обложке была фотографии Беллы, она выходила из магазина для новорожденных и в руках ее были пакеты.

Я поспешил в квартиру. Мне необходимо разбудить Беллу. Неужели она скрывает от меня, что беременна?

Я ворвался в спальню и бросил газету на пол.

- Ты можешь мне это объяснить? – заорал я.

Резко сев на кровати, она с ужасом распахнула глаза.
- Ты с ума сошел?! – закричала она.


Я указал на газету перед кроватью.

- О. - Больше она ничего не сказала, взяла газету и посмотрела на фото.

- Значит, я беременна, так? – спросила она улыбаясь. Ситуация ее очевидно веселила.

- Я не нахожу это чем-то веселым! Это причина, по которой был подожжен мой лагерь, - орал я.

- Ты же не веришь в это дерьмо? Эдвард, фотографии сделаны в Нью-Йорке, - сказала она.

- А что я должен был подумать, ведь мы не предохраняемся уже несколько недель. – Я все еще был раздражен.

- Эдвард, я не думаю, что в Порт-Анжелесе есть филиал Baby Dior. И если ты лучше рассмотришь фотографию, то ты увидишь, что они сделаны летом. Я делала покупки для Сары. - Она швырнула газету на пол.

- О…

- Да, о…Ты думаешь, я бы тебе не сказала, если бы была беременна?

Молчание. Да, я так думал. Ведь я безмерное количество раз говорил ей, что не хочу детей.

- Спасибо за доверие, - произнесла Белла, и снова легла, повернувшись ко мне спиной.

Проклятье. Каллен. Ты как всегда все портишь.

Я лег позади нее и обнял руками ее за живот. Мысль о том, что я могу стать отцом, уже не так пугает меня.

- Белла, мне жаль, я идиот.

- Да, полный, - сказала она подавленно.

- Я знаю, но ты все равно любишь меня.

- Да, но это еще не самое страшное.

- Что? – спросил я удивленно. Она повернулась, чтобы видеть меня.

- Я не могу на тебя долго злиться, - проговорила она серьезно.

- Ты знаешь, а было бы не плохо, если бы ты действительно оказалась беременна. – Я носом уткнулся в ее волосы, вдыхая ее невероятный аромат.

- Что? – Она не скрывала своего удивления.

- Ну, мы больше не предохраняемся уже как четыре недели.

- Верно, это решение, которое принял ты, - констатировала она.

- Эй, вообще-то ты и не сопротивлялась, - сказал я слегка возмущенно.

- Удивительно, но уже когда ты смотришь на меня, я едва ли могу думать, - произнесла она и закинула руки за голову.

- Ты думаешь со мной по-другому? – засмеялся я. Был забыт пожар, была забыта Виктория. В настоящий момент существует только Белла, и я не в состоянии сконцентрироваться на чем либо другом.

- Эдвард, честно, это не нормально, - хихикнула она. Мои пальцы уже направились под одеяло, и нашли бедро Беллы, к сожалению, она была одета. Она начала вырываться.

- Ты можешь хоть секунду побыть серьезным, Эд? – пропыхтела она.

- Ты сама этого не можешь, - улыбнулся я, продолжая двигаться к поясу ее джинсов.

- Эдвард, - захныкала она.

- Что, детка? – я расстегнул кнопку ее джинсов и запустил руку внутрь. Она тихо застонала, и это было тем, что я хотел услышать. Я опустил свою губы на ее шею и начал целовать ее.

- Ты что-то хотела сказать? – прошептал я Белле на ухо.

- Я так и знал! – засмеялся я и продолжил целовать ее шею, которую она с радостью подставляла мне.

Я приблизился к ее губам. Она согласилась на мою игру, и я сильнее прижал ее к себе. Мои пальцы достигли цели и погрузились в ее влажную, теплую плоть.

- Такая влажная, - простонал я, когда почувствовал, что она уже готова для меня.
 
Я быстро убрал руку и стянул с Беллы джинсы. Снова мои пальцы коснулись ее центра. Большим пальцем я потирал ее жемчужину.

- Эдвард, - застонала Белла, и качнула бедрами навстречу моим пальцам.

Пуловер, который скрывал все ее тело, последовал за джинсами.

- Эдвард, на тебе слишком много надето, - вздохнула Белла, и когда я начал ласкать ее грудь, она выгнулась, подставляя соски.

Я быстро сдернул свою футболку, пока Белла расстегивала кнопки на джинсах. Это не продлилось долго, и вскоре я был свободен от одежды. Желание обладать телом Беллы было сверхчеловеческим. Но сегодня мне не хочется быть с ней жестким, просто взять ее.

Ее пальцы, поглаживая мою спину, легли на мою задницу и прижали ближе к ней.

- Возьми меня, Эдвард, - прошептала она, и я с удовольствием выполнил ее просьбу.
Я лег на нее и медленно вошел. Я чувствовал ее горячую плоть, она глубоко вбирала меня в себя, и я наслаждался чувством того, что полностью заполняю ее. Стон полный желания сорвался с ее губ. Я начала двигаться. Никаких жестких толчков, я любил ее, и это было неописуемо. В этот момент у меня появилось ощущение, что наши жизни связались окончательно. Она полностью принимала меня и двигалась мне навстречу. Мы нашли совершенный ритм друг с другом, с каждым новым движением, мы стремительно приближались к нашему апогею. Белла обвила ногами мои бедра, чтобы притянуть меня еще ближе. Я целовал ее со всей страстью и любовью, которую испытываю к ней. Оргазм быстро приближался, ощущения накрывали меня волной, когда я глубже входил в нее и ее мышцы начинали сжиматься вокруг моего члена. Белла кончила вместе со мной, и смотреть в этот момент в ее глаза было волшебно. Так удивительно.

Тяжело дыша, я перевернул нас на бок, не выходя из нее. Мне не хотелось терять контакта, продолжая и дальше чувствовать нашу связь.

Никогда бы не думал, что способен на такие чувства и мысли. Белла открыла во мне такие стороны, о которых я и сам не знал.
Не подозревая, какие последствия принесет нам утро, мы уснули.

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-902-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: ms_olga (05.04.2012)
Просмотров: 4045 | Комментарии: 24 | Рейтинг: 5.0/39
Всего комментариев: 241 2 3 »
0
24   [Материал]
  М-да, сбежавший Эдвард мега-дебил)

0
23   [Материал]
  Белла великодушная особа. Если б меня такой вот кретин бросил папарацци на растерзание, а сам упился, я б поехала не лагерь спасать, а домой, сбросить негатив под душем, выспаться и забыть всё как о дурном сне

2
22   [Материал]
  :12:Всевышний, как замечательна жизнь, за исключением набега папараци и  газетных уток.........................  dance4 с его родителями познакомилась и ее добродушно приняли...................  :giri05003:только случилось такое, а они снова на постели или где понравится.......  good   Малыш на подходе.....................жжжжждддддееееееммммм:yeees:любовь искренняя пленя ведет за собой.........................  sval1

21   [Материал]
  По моему кто то забеременел  JC_flirt
Надеюсь Эдвард отреагирует не так ужасно как сегодня на газету...

20   [Материал]
  Спасибо!!! good

19   [Материал]
  По-моему, Белла уже беременна))

18   [Материал]
  Спасибо большое за продолжение!

17   [Материал]
  Порой Эдвард ведет себя как ребёнок, мог бы и не удирать из магазина без такой любимой жены...

16   [Материал]
  Спасибо за чудесную главку)

15   [Материал]
  Эдька, ну ты даешь

1-10 11-20 21-24
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]