Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Фунт плоти. Глава 28, часть II

- Угу, - ответила она, исподтишка косясь на коробку от пиццы.

Каллен хихикнул и поцеловал ее в лоб.

- Забирай хоть все, малыш. – Он указал на пиццу и, отойдя к барной стойке, покачал головой, увидев, как Белла вытащила самый огроменный кусок из первой коробки. Он даже подумать не мог, что зрелище любящей поесть женщины принесет ему столько радости в противоположность тем тощим сучкам, которые клевали свои личинки как гребаные мыши.

Каллен сдернул пробки с двух бутылок пива и, аккуратно неся их в одной руке, другой прихватил коробку пиццы и направился к гостиной. Подобно детям, идущим за крысоловом, Белла последовала за ним, набив рот тестом и мясом и держа в руке кухонное полотенце.

Каллен плюхнулся на кожаный диван, потягивая из бутылки, пока Белла, сидя на противоположном конце, продолжала есть. Она замычала и одобряюще закивала.

- Грандиозно, - промямлила она с полным ртом.

Каллен фыркнул, наблюдая за тем, как слизывает она с подбородка сыр.

- Рад, что тебе нравится. Будь ты гребаной вегетарианкой, то мне пришлось бы обдумать заново свое предложение.

Белла засмеялась.

- Я никогда не стану вегетарианкой, - нахмурившись, сказала она. – Очень уж люблю набивать рот мяском.

Каллен чуть не забрызгал пивом всю комнату, но вовремя сдержался, яростно закашлявшись.

Белла, смеясь, похлопала его по спине.

- Ну какой же ты извращенец.

- Я? – скептически переспросил он, пытаясь выровнять дыхание. – Это ты сказала, что гребаным мяском любишь рот набивать.

Белла, взмахнув безумно длинными ресницами, посмотрела на него и игриво ухмыльнулась.

- Не притворяйся, будто ты против.

Член Каллена тут же энергично и согласно кивнул. Блядь, да. Он-то точно не против. Рот у нее был чертовски безукоризненным.

Прикусив язык, Каллен пил пиво, не спуская глаз с пресловутого ротика, и выдохнул через нос, снова представляя ее, стоящей перед ним на коленях. Каким бы гадом-шовинистом и женоненавистником он ни показался, но Каллен не мог перестать думать о том, как удивительно сексуально выглядела она, подчиняясь ему таким вот образом.

Его удовольствие стояло для нее на первом месте, она старалась заверить его и заставить позабыть об испытанной боли. Она была невероятна. Она была не похожа ни на одну женщину, с которой он когда-либо встречался.

Белла съела еще два куска пиццы, оставляя Каллену четыре, и вскоре, почти насытившись, они лениво и довольно развалились на разных концах дивана. Несмотря на то, что повисшее молчание умиротворяло их обоих, Каллен поставил на журнальный столик стерео и включил диск. Музыка тихо стала дополнять обстановку, а Каллен расслабленно откинулся на спинку.

- Итак, - осторожно сказала Белла, теребя пальцами бумажную этикетку на бутылке пива, - расскажешь мне, что сегодня случилось?

Каллен поморщился и провел ладонью по лицу.

- А ведь обещал рассказать, - настояла она.

- Знаю, - быстро ответил Каллен, упершись взглядом в свою грудь. – Просто… - Он вздохнул и покачал головой, подыскивая подходящие слова. – Я пока еще ебанистически сердит, понимаешь?

Белла кивнула и тепло улыбнулась.

- Каллен, но мне хотелось бы знать, что он сказал. Он тебя расстроил, и из-за этого сержусь я.

Каллен посмотрел на нее, заметив искру гнева в ее темных глазах. Сердце его легонько затрепетало, а губы дрогнули в улыбке при виде упорства и силы духа в сидящей напротив него женщине. Он обещал ей объяснить. Именно поэтому она здесь. Ну, отчасти. Каллен надеялся, что, в основном, Белла пришла к нему домой, потому что хотела провести с ним ночь так же сильно, как и он с ней.

Он провел руками по волосам и глубоко вздохнул, стараясь успокоиться.

- Мы с Питером, - начал он, расположившись на диване поудобнее. – Мы никогда не ладили, даже в детстве. В том возрасте с Джаспером мы были немного ближе – видевшись, вместе играли и весело проводили время.

Каллен еще раз нервно пробежался рукой по волосам, постукивая длинным указательным пальцем по горлышку пивной бутылки.

- Их мама приходилась моей старшей сестрой, она вышла замуж за Роберта Уитлока и, поскольку Питер стал первенцем в нашей семье, он автоматически наследовал компанию нашего деда. Его с детства готовили для этого, и он вырос наглым и чванливым. Даже в пятнадцать лет он уже был охуительно остроумным придурком.

Каллен сделал паузу и одним большим глотком прикончил пиво, молча встав, чтобы принести еще. Он вернулся, держа в руках четыре бутылки, и поставил две из них перед Беллой, которая продолжала тихо сидеть и внимательно смотрела на него.

- В памяти запечатлелся один особенный день, - продолжил он, откинувшись на спинку дивана. – Когда мама забрала меня у папы на выходные. Мы находились в доме моего деда, что было сущим кошмаром, потому что дедушка меня на дух не выносил.

Каллен покачал головой и натянуто улыбнулся, поджигая сигарету.

- С бабушкой все было иначе, - сказал он, выдохнув дым через нос. – Она на самом деле была классной. Пекла печенье и покупала мне на Рождество и день рождения удивительные подарки. Именно из-за нее мы так часто бывали в их доме. Мама сваливала меня на их плечи, а сама уходила или занималась всем, чем ей заблагорассудится, пока я был с бабушкой.

- Там были и Джаспер с Питером. – Погрузившись в воспоминания, Каллен поцарапывал ногтями голову. – Вроде это был День благодарения? Питер принялся доставать меня в ту же минуту, как вошел в дом. Он был умным козлом, потому что никогда открыто не подкалывал меня и не сыпал комментариями о том, каким нежеланным сюрпризом я стал, как тетя известила его о том, что я – настоящее разочарование для всей семьи. Он был безжалостен. Джаспер никогда ничего подобного не говорил, но и Питеру не велел отвалить. Просто стоял там как обосравшийся трус, не произнося ни слова.

Каллен вспомнил сегодняшние события в офисе Питера и вымученно улыбнулся, вспомнив обреченную попытку Джаспера вмешаться.

- Бля, ничто не изменилось.

- Замечания по поводу моего отца, меня и того факта, что я стал ничем иным как грязной тайной, сыпались в течение всех выходных. В конечном счете я сорвался. – Каллен посмотрел на Беллу, увидев, как она обернула руки вокруг ног.

- Я ударил его по лицу. Он как ебаная тонна кирпичей свалился на пол. Но я не мог остановиться. Глаза словно красная пелена застлала. Я бил, пинал, кусался и все, о чем я мог думать, это о желании причинить ему такую же боль, какую он нанес мне.

- Дед оттащил меня от него, и по своей вине сам получил несколько ударов. Пока наконец не дал мне пощечину. Врезал прямо по лицу. Он заявил, что я – огромная ошибка в семейной истории Мейсенов, что от меня следовало избавиться еще в утробе матери, что я лишь позорю их семью. Ровно с того же дня, как меня зачали.

- Каллен, - прошептала Белла, придвинувшись к нему и положив руку на его лодыжку. Каллен подавил гнев, готовый лавиной прорваться сквозь него, и тепло от ее ладошки просочилось в самое его нутро.

Он сделал длинную затяжку.

- Бабушка чуть не свихнулась от злости. – Каллен легонько рассмеялся. – Мне кажется, нрав я унаследовал от нее. – Белла улыбнулась. – Она оттащила меня от деда и увела в машину. – Он сделал паузу. – Она плакала. Я помню, что она плакала и много-много раз просила прощения. Я не понимал, почему она извинялась. Она ведь ничего плохого не сделала.

Каллен посмотрел на свои руки и покачал головой.

- Я очень не хотел, чтобы она плакала.

Белла нахмурилась при виде его заблестевших глаз и облизала губы.

- Сколько тебе было?

- Шесть.

Каллен прочистил горло, сделав глоток из бутылки, и погасил сигарету. Он так и не услышал тихих слов Беллы «мне так жаль».

- Через три года мама умерла, - безразлично продолжил он. – И меня отослали в школу-интернат согласно пожеланиям матери, указанным в ее завещании. Мой отец, этот херов осел, просто согласился с этим решением… - Каллен замолчал, не желая сегодняшним вечером ступать на дорогу этой темы.

Отец по-прежнему звонил ему, но Каллен игнорировал его попытки связаться. Он желал только одного: чтобы Карлайл Каллен навсегда от него отвязался.

- Питер поступил в юридическую школу, а меня выгоняли из большинства школ, где я учился. Меня каждую гребаную секунду бесило, что они обходились со мной как с ебучим идиотом. В каждой школе знали о семейных секретах и обязались сохранить их в тайне – так меньше ходило сплетен о семье. А мне было все равно. Если меня не выгоняли из школы, то я из неё сбегал.

- Став старше, я наконец начал понимать, что чем больше шума я буду вызывать, чем больше дерьма накличу на их головы, тем вероятнее, что правда того, кем я являюсь и из какой семьи происхожу родом, прорвется наружу. А Мейсены уж позаботятся обо мне так, чтобы я никогда, блядь, не вернулся.

Белла медленно потирала круги по голени Каллена, вслушиваясь в каждое его слово и чувствуя, как разрывается сердце за того маленького мальчика, который теперь стал мужчиной и сидел перед ней.

- К тому моменту, когда я получил диплом, меня арестовывали слишком часто, что все уже сбились со счета: хранение травки, хранение травки с целью сбыта, порча чужого имущества, драки, хранение оружия, превышение скорости.

Каллен робко посмотрел на полупустую бутылку, что держал в руках. Странно было как-то открывать душу Белле, особенно когда она смотрела на него без осуждения или разочарования.

- Мой мудрый дед решил, что Питер должен стать моим адвокатом.

Белла удивленно отпрянула назад, сконфуженно качая головой.

- Невероятно, правда? – Каллен усмехнулся, зажигая еще одну сигарету. – Его теория гласила, что Питер, будучи моим адвокатом, лучше любого другого законника, сможет скрыть мои «опрометчивые поступки».

Он сморщил нос и сердито прикусил губу.

- Для них самым главным шоу, Персик, были попытки сохранить в тайне мое существование. Как ни странно, вся их скрытность заставила меня действовать еще более решительно, чем так, как они ожидали со дня моего рождения.

- Думаю, я нечто вроде пророчества, сбывшегося по моему велению. – Он криво усмехнулся и сделал еще один глоток. Белла придвинулась к нему поближе и оперлась рукой о его колено, не переставая успокаивающе поглаживать его.

- Когда меня арестовали в последний раз, я должен был получить по минимуму пять лет. – Каллен посмотрел на Беллу и лениво выдохнул дым. – Меня поймали с упаковкой кокса.

Она медленно охнула и кивнула. Она не отводила от него взгляда, а рука не прекращала движения на его бедре. Впервые он рассказал ей, как оказался в Артур Килле, и облегчение, нахлынувшее на него от того, что она осталась рядом с ним, чуть не оглушило его. Он рассказывал ей не самые приятные вещи, конечно, но страх, живший в Каллене, что Белла в конечном счете почувствует к нему отвращение или поймет, что ей лучше держаться подальше от его побывавшей в тюряге задницы, навсегда укоренился в сознании Каллена.

- Питер настойчиво сражался за смягчение приговора. Он испробовал каждую адвокатскую уловку, и я абсолютно уверен, что ему пришлось заключить несколько подпольных сделок, чтобы сохранить втайне мое преступление. Только одна хорошая черта в нем есть: сукин сын он упертый и решительный.

Белла кротко улыбнулась и отпила пиво.

- В итоге почти два года я промотался до суда и из него. На меня браслет надевали, приговаривали к комендантскому часу и прочей хрени, пока судья наконец не сдался. Он приговорил меня к двадцати четырем месяцам заключения. Уверен, семейство повлияло на смягчение приговора. Была ли у Питера причина, по которой я оказался в тихом Артур Килл, я так и не узнал.

Белла пригладила волосы рукой и еще теснее подсела к Каллену. Теперь она сидела между его ногами, прижимаясь спиной к его левой ноге и дивану, а правая нога Каллена лежала на ее колене.

- Все ради того, чтобы репутация компании оставалась чистенькой? – неверующе спросила она.

Каллен кивнул и кинул сигарету в пепельницу.

- Да, - ответил он, обхватив ладонью ее локоть и легонько поглаживая его большим пальцем.

- Не знаю… каким он был с тобой, Белла, - сказал Каллен, подавив ревность и ярость. – Но Питер Уитлок – мерзкий кусок дерьма. Он эгоистичен и жаден. Он хочет заполучить мои акции и… - Каллен остановился, почувствовав, как от страха внутри что-то сжалось.

- Что? – встревоженно спросила Белла, положив ладошку ему на грудь. – Что такое?

- Я его знаю, Белла, - тихим голосом ответил он. – Он ни перед чем не остановится, все испробует, лишь бы заставить меня отказаться от этих акций. – Каллен поднял руку и заправил Белле волосы за ухо. – Он даже тобой воспользуется.

Белла вытаращила глаза.

- Почему он так поступит?

Каллен улыбнулся ее забывчивости.

- Он по-прежнему тебя хочет, Белла. То было заметно по его взгляду. По тону, с которым он о тебе говорил, и он знает, что… что между нами что-то происходит. – Каллен неторопливо пробежался пальцами по шее Беллы, ее плечам и руке.

Белла с трепетом прикрыла веки, но заставила себя вымолвить: - Что он сказал? Нам следует волноваться?

Каллен со вздохом опустил руку и, качая головой, потянулся за пивом.

- Не думаю. Белла, он просто выбесил меня, как и всегда это делал. Уверен, Элис с Джаспером рассказали ему о произошедшем в Чикаго между тобой и твоей матерью. Судя по виду Джаспера, он был готов наложить в штаны. Трус. Питер рассказал мне о ваших… свиданиях… о том, как он готовил для тебя ужин. – Каллен почувствовал, как напряглась вокруг бутылки его рука.

- Он отпустил несколько комментариев касаемо… что ты и он… что вы… были… близки. – Горло Каллена пересохло на последнем слове.

- Он чертов лгун, - непоколебимо заявила Белла, коснувшись подбородка Каллена. – Дальше поцелуя дело не зашло. – Каллена поморщился. – Я не могла позволить ему пойти дальше. – Лицо Беллы исказилось от гнева. – Поверить не могу, что он так тебе все представил.

- Он искал за что бы зацепиться, - объяснил Каллен. – Как сраное кровососущее насекомое, он жаждал от меня реакции, за которую мог бы засадить меня за решетку. – Он сделал паузу и заглянул в лицо Беллы.

- Он еще считает, что вы встречаетесь, - выпалил Каллен, окружив ее ногами и наклонившись вперед, положив локти на колени. Он услышал, как она вздохнула.

- Теоретически – мы встречаемся, - ответила Белла. Каллен резко вскинул голову, гнев отчетливо виднелся в его глазах. – Между нами никогда ничего не было, - быстро добавила она. – Но вместе с тем мы никогда и не ставили точку в отношениях.

- Идеально до охуения, - проворчал Каллен, всплеснув руками. – Мудак хочет моих денег и встречается с моей женщиной. День становится все лучше и лучше.

Каллен опустил голову вниз и сжал руками волосы. Надо было прикончить урода, пока у него была такая возможность.

- Он хочет твоих денег? – робко спросила Белла, отлично понимая, что сейчас сдержанность Каллена повисла над самым обрывом.

- Конечно, ему нужны мои сраные деньги, Белла, - гаркнул он. – У меня на счету пятьсот миллионов долларов, и мне принадлежит половина компании, которую он готовился принять в свои руки. Ебанату нужны деньги так сильно, что он уже чует их запах. Знаешь, как он пытался меня сегодня уломать? Совал мне двадцать миллионов. – Каллен презрительно фыркнул. – Обосраться, какое выгодное предложение. Меня еще никогда, мать твою, так не оскорбляли.

Он выхватил сигарету и затянулся.

- Ты отказал ему, - сказала Белла, разместившись к нему поближе.

- Бля, ясное дело, - саркастично прошипел он и заскрежетал зубами, почувствовав, как она легонечко отодвинулась от него. Дерьмо.

- Прости, - бормотнул он, потирая указательным пальцем правую бровь. – Просто…

- Я понимаю, - не глядя на него, быстро заверила Белла. – Я все понимаю.

Каллен выбросил окурок в пепельницу и повернулся к ней.

- Нет, - прохрипел он сквозь облако дыма. – Ты не понимаешь, Белла.

Она скрестила руки на груди и, приподняв бровь, посмотрела на него в ожидании, когда этот прихуевший гребаный засранец пояснит ей, в чем же дело.

- Деньги, Белла, - пожав плечами, сказал он. – Мне на них дважды срать. Всегда срать было. Но это дело принципа. – Он пододвинулся к ней. – Завладеть наконец чем-то, принадлежащим херу, который в детстве превратил мою жизнь в ад, который всегда считал себя лучше меня… это не может не доставлять мне удовольствие. Когда я вижу, как корчится этот мудак… мне становится очень занятно.

Белла кивнула, но глаза опустила. Каллен выдохнул и потер грудь, где стала обосновываться легкая болезненность.

- Но слышать в каком тоне он говорит о тебе… - Каллен сжал губы в тонкую полоску гнева и ненависти. – Услышав от него намеки на то, что ты... была… с ним… Белла. – Он схватился за волосы и застонал. – Блядь, это почти разорвало меня на части.

Лицо Беллы вытянулось, и она потянулась, чтобы приблизиться к нему. Каллен поднял руку, тем самым останавливая ее.

- Белла, я понимаю, что веду себя по-ублюдски, - прошептал он. – В библиотеке я вел себя как ебаный идиот. Но я никогда бы не причинил тебе боли, и я понимаю, что натворил, когда, схватив, толкнул тебя. И мне очень, просто охуенно жаль.

Белла покачала головой.

- Все нормально.

- Нет, - раздраженно возразил Каллен. – Дерьмо, малышка, мое поведение ничем оправдать нельзя. Ничем.

- Тогда научись держать себя в руках, - многозначительно сказала Белла.

Каллен недоверчиво и удивленно взглянул на нее. Если бы, блядь, это было так легко. Он виновато улыбнулся и опустил взгляд на свои босые ноги.

- Рядом с тобой я вообще не могу держать себя в руках, - прошептал он.

И правда. Любой, кто посмел бы угрожать его Персику, его Белле, жёстко бы пожалел об этом. Как и в тот день, когда он побил хныкающего двенадцатилетнего Питера, он бы не остановился. Он сделал бы все, что угодно, лишь бы защитить ее. Даже если это заняло бы больше времени. Пока она в безопасности и рядом с ним, ничто не встанет у него на пути.

Каллен ощутил, как придвинулась к нему Белла, и прикрыл глаза, когда она уткнулась носом ему в шею и глубоко вздохнула. Рукой она поглаживала его по спине, а губами на долю секунды коснулась края его челюсти. Его обожгло. Обожгло страстью и вожделением, и Каллен был беспомощен против этих чувств.

- Ты не причинил мне боли, - сказала она, прижавшись к его коже. – И Питер ничегошеньки для меня не значит. – Каллен почувствовал, как ее рука туже обвилась вокруг него. – Ничего.

Каллен кивнул, но неловкость и ревность внутри него не унимались и не исчезали. Он поднял левую руку и обернул ее вокруг нее, притягивая к себе поближе, чтобы опустить нос в ее волосы. Она восхитительно пахла. Он хотел, чтобы ее аромат и прикосновения загасили страх потерять ее.

- Мне не нравится, что он расстроил тебя, - сказала Белла, губами проходясь по его шее. – Мне не нравится, что, когда ты был всего лишь шестилетним мальчишкой, он вел себя как жестокий ублюдок.

У Каллен вырвался гортанный стон, когда язычком Белла щелкнула по мочке его уха.

- И мне не нравится, что он, черт возьми, соврал тебе и заставил усомниться в моих к тебе чувствах.

По ее тону Каллен понял, что она говорит серьезно. Она была в ярости, и от этой ее ожесточенной потребности успокоить его член опять запульсировал. Проклятье. Он был в ней всего один раз. Один прекрасный чувственный раз, и теперь он отчаянно жаждал оказаться там снова, почувствовать ее и ее влажное и горячее естество. Ротик у нее замечательный, но вот киска была даром небесным.

Каллен откинулся назад, застав Беллу врасплох, и усадил ее себе на колени, отчего она теперь сидела на нем верхом. Он уверенно притянул ее лицо к своему и соприкоснулся с ее красивыми губами. Она простонала, когда он попридержал ее подбородок, и они принялись целоваться – долгими, страстными и влажными поцелуями. Каллен чуть не кончил, не сходя с места, чувствуя на ее языке привкус пива, пиццы и ее собственный аромат.

Руками она зарылась в его волосах, потягивая за пряди и массируя ему скальп самым чувственным способом. Когда она опустилась на его пах и крутанула бедрами, Каллен охнул, прошелестев ее имя, и ухватился за ее бедра.

- Боже, - простонал он ей в рот, чувствуя на своих губах ее улыбку. Восприняв ее самодовольство в качестве полного и чрезвычайного возбуждения, Каллен приподнял свои бедра и толкнулся ими вверх.

- Дерьмо, - выпалила Белла, откинув голову назад. Каллен знал, что через спортивные штаны она ощутит в полной мере его твердый член, и, снова толкнувшись в нее, коснулся ртом ее шеи. – Господи, ты так возбужден.

Каллен улыбнулся.

- Всегда возбужден благодаря тебе, Персик, - ответил он, прикусывая ее подбородок. – Черт меня дери, женщина, ты ебанистически сводишь мой член с ума.

Каллен поцелуем заглушил смешок Беллы и с силой всосал ее язык в рот. Она крепко ухватилась за его шею, в то время как он сам обхватил ее за талию, притягивая к себе как можно ближе. Их губы дразнили, облизывали и нападали друг на друга. Его руки поползли под заднюю часть ее топа, и он захныкал, ощущая ее нежную кожу и позвонки под своими мозолистыми ладонями. Она была настолько тоненькой в его руках, что он быстро отстранился от нее, упершись лбом в ее ключицу.

- Белла, ты же знаешь, что я никогда бы не причинил тебе боли, верно? – вперемешку с глубокими рваными вдохами спросил он.

Он почувствовал, как замерла она в его объятиях, своими маленькими пальчиками приподнимая его голову за покрытый щетиной подбородок.

- Ты не причинил мне боль, - заверила она, встретившись с ним взглядом. – Милый, с моей спиной все в порядке.

И его ни капли не удивило ее понимание, по поводу чего он волновался.

- Я толкнул тебя…

- Ты застал меня врасплох, - перебила она. – Но больно мне не было.

Каллен провел рукой по талии ее джинсов и по спине, с нежностью заглядывая в ее лицо. Он видел только подбадривание с ее стороны.

- Я тебя напугал? – почти шепотом спросил он.

Помимо боязни потерять Беллу или нанести ей вред, больше всего Каллен страшился испугать ее. Его всегда возбуждали ее попытки противостоять ему и не вестись на его хрень. Огонек в ней разжегся и в нем, и если бы он обнаружил когда-нибудь, что тот погас по его вине, то никогда бы себя не простил.

Белла покачала головой и пробежалась кончиками пальцев по его волосам.

- Нет. – Она игриво улыбнулась. – Я тебя не боюсь.

Каллен улыбнулся в ответ, но ненадолго – пока его надежда не растаяла.

- Тебе повезло, - сказал он, целуя кожу, что виднелась над V-образным вырезом на ее топике, прямо в ложбинку груди.

- Почему? – с любопытством спросила она.

Каллен посмотрел на красавицу в своих объятиях и погладил тыльной стороной пальцев ее скулы.

- Потому что, Белла, меня ты пугаешь до смерти.

Выражение лица Беллы менялось со скоростью света. Сначала на нем виднелся шок, затем печаль, после нежность, ну а под конец – страсть. Она медленно наклонилась и лениво-неспешно поцеловала Каллена, отчего волоски у него на затылке дыбом встали. Он выдохнул через нос и растаял.

- Не бойся меня, - прошептала она, когда на секунду их губы разделились. – Я бы никогда тебе не причинила боли, Каллен. – Она ладонями обхватила его лицо. – Клянусь.

Каллен кивнул, но опустил глаза.

- Ты, правда, мне веришь?

Каллен обхватил руками ее ладошки.

- Пытаюсь, - сказал он голосом, кажущимся до умопомрачения отчаянным. – Я пытаюсь, Белла, но ты должна понять, что я никому не доверяю. Всю жизнь люди, которые были мне дороги, бросали меня и врали. Любой человек на моем месте стал бы суровым и злым. И я таким стал. – Он откинул волосы Беллы от ее лица.

- Но ты забралась мне под кожу, детка, - признался он. – И это охуенно меня пугает. Я вверяю тебе свою жизнь, и для меня это чертовски важная сделка. Но моя злобная сторона ждет-не дождется, когда эта идиллия лопнет.

Белла шикнула и уткнулась носом в его щеку.

- Этого не произойдет. Я не позволю, Каллен.

- Но твоя мать и Питер… - с оттенком паники в голосе выпалил Каллен.

- Забудь о моей матери, - выплюнула Белла, глаза ее заблестели от гнева. – С ней я улажу. Что касается Питера…

- Что? – спросил Каллен, когда Белла затихла, теребя пальцами воротник его футболки.

- Возможно, я должна с ним поговорить.

Все тело Каллена окаменело, а в груди прострелило горячей вспышкой.

- Еб твою мать, ни за что, - зарычал он, инстинктивно прижимая к себе Беллу, стремясь продемонстрировать свои права. – Ты ни за что не пойдешь к этому херу. Ни в коем случае.

Белла вздохнула.

- Каллен, я…

- Блядь, я сказал «нет», Белла! – голос Каллена эхом разнесся по квартире. Он не кричал, но оказался настолько громогласным, что Белла замолчала к чертовой матери.

Стук сердца пульсацией гремел в голове.

- Я… я не хочу, чтобы он, ебать его, находился возле тебя или разговаривал с тобой, - с протяжным вздохом сказал он, уставившись на ее ошеломленное лицо. – С ним справлюсь я.

От паники и страха, что оглушили Каллена при мысли о том, как Белла встретится с Питером, у него перехватило дыхание. Как же она не замечает, что надо этому пиздюку? Он хотел ее так сильно, что вполне мог нашептать ей на ухо гадостей о Каллене и навсегда разлучить их. Нет. Только через его труп.
 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-957-133
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Sеnsuous (23.03.2013)
Просмотров: 2739 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 5.0/55
Всего комментариев: 121 2 »
0
12  
  Язык у Беллы , без "тормозов ". Она всем растрезвонила о студенте Каллене . А теперь , студент Каллен , пожинает "плоды ".

0
11  
  Да воистину вся семейка от деда, исключая бабушку денежные маньяки и только, власть и положение любимы ими, Эдвард
выстоял не поддался искушению. ......................................
Его родители самовлюбленные эгоисты, ребенок случайность и ошибка, да Пит пойдет на все дабы присвоить его акции.......................................       
Белла это, та отсутствующая часть его, без нее нет его......................     

10  
  пипец...ну и семейка у Эдварда.....враги кругом....суки..

9  
  с такими родственничками врагов не надо. 4

8  
  Спасибо! lovi06032

7  
  Эдди рассказал свою историю Белке....
И она отнюдь не радужная...

6  
  ужасное детство...сволочи

5  
  Спасибо за отличный перевод! lovi06032 lovi06032 lovi06032

4  
  Каллен, не переживай- ты лучший!!! good

3  
  Питер, конечно, гад! Я думала, что он, как адвокат Эдварда, из-за неприязни, не то что будет защищать, а наоборот прибавит года! Но видите как я ошиблась! Бегу читать окончание главы, спасибо!

1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]