Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Фунт плоти. Глава 33, часть III

Постепенно восстанавливая дыхание, они продолжали обнимать друг друга. Тяжелые шумные вдохи заполнили гостиную, теперь освещенную лишь пылающими дровами. Каллен медленно открыл глаза, когда слова Беллы эхом отразились от стен и у него в голове, он моргнул от… изумления. Шока. Неверия.

Белла не сдвинулась ни с места, замерев у него на коленях. Ее сцепленные ручки обвивали его шею, а лицо было прижато к его. Она дышала на ухо Каллену чрезвычайно громко и бормотала что-то с каждым вдохом. Он не посмел сдвинуться. Не осмеливался заговорить, но, блядь, сказать что-то нужно было. Мысли крутились со скоростью тысячу миль в минуту, и он был чертовски уверен, что ее сердце бьется в такт его.

Ее сердце. Она… любит меня?..

Он аккуратно повел большим пальцем левой руки, касаясь позвонков на ее спине, и глубоко вздохнул.

- Бел…

- Ш-ш-ш, - прервала она его тихим, встревоженным голосом. Он ощущал, как она качает головой. – Просто… замри… ничего не говори.

Он хотел было отодвинуться, чтобы взглянуть на нее, но она резво остановила его.

- Не двигайся. Просто… пожалуйста.

Каллен непонимающе нахмурился, но сделал, как она просила. Он продолжал обнимать ее, свернувшись в коконе ее тепла. Он раздраженно вздохнул от того, что она продолжала хранить молчание. Какого фига она такая молчаливая? Возможно, она просто в шоке. Возможно, она жалеет о том, что сказала ему эти слова. Возможно, она произнесла их спонтанно, вдохновленная восхитительным сексом. Возможно, она имела в виду совсем иное…

Поразительно, но сердце Каллена сделало паузу, а затем шумно толкнулось при одной только мысли об этом.

- Белла, - прошептал он. Она молчала. – Белла, пожалуйста.

- Мне жаль, - слабым голосом произнесла она ему на ухо. – Мне жаль.

Каллен сглотнул комок в горле и почувствовал, как от волнения перехватило в груди дыхание.

- О чем ты жалеешь?

Он услышал, как она шмыгнула носом, и попытался двинуть головой, чтобы посмотреть на нее, но она была так адски сильна, что он оказался не в силах сдвинуться с места.

- Белла, - предостерегающим тоном сказал он. – Посмотри на меня.

- Не могу.

- Какого хрена? – рассердившись, спросил он.

- Потому что я… я не могу… я не должна была…

Услышав эти слова, холодком сковавшие позвоночник Каллена, он обхватил рукой запястья Беллы, лежащие на его шее, и с силой оторвал их от себя, притягивая ее тело к себе и положив руку на ее правую щеку. Он сомнением блуждал взглядом по ее лицу.

Она всерьез произнесла эти слова?

Он видел, что она плачет, а лицо ее стало огорченным, и тут же почувствовал, будто ему в брюхо засунули огромную скалу. Он не мог объяснить, почему внезапно почувствовал себя… опустошенным.

Он откинул ее влажные волосы с лица и облизал губы.

- Чего ты не должна была?

Если это была оговорка, то он хотел услышать от нее подтверждение. Как бы издевательски по отношению к себе это ни звучало, но если Белла произнесла эти слова необдуманно, ему необходимо знать. Эта хрень существенна. Даже он понимал. Он хотел верить ей, правда хотел, но мысленно сомневался в правдивости этих слов. Он терпеть не мог сомневаться, но ничего не мог с собой поделать. Так он был запрограммирован: быть подозрительным и недоверчивым. Он провел руками по лицу, изо всех херовых сил стараясь сбросить одолевавшую его неуверенность.

Белла посмотрела вниз и накрыла лицо руками.

- Я не должна была… говорить это. Прости.

Каллен резко осел, смотря, как она смахивает текущие по щекам слезы, и огорченно уронил руки. Господи, он никогда еще не чувствовал себя настолько опустошенным и понятия не имел почему. Он смотрел на нее, ощущая, как привычное теплое ощущение у него в груди внезапно превращается в холод.

- Все нормально, - сказал он низким хриплым голосом. – Такое случается.

Он знать не знал, так ли это, но хотел, чтобы ей стало чуточку легче.

Повернувшись  к камину, он не заметил, с каким выражением она посмотрела на него, подняв голову. Шторм продолжал бушевать над их головами, а электричество еще было отключено.

- Что случается? – тихо спросила Белла, с нежностью прижимая ладошку к центру его груди.

Не сводя взора с мерцающего пламени, он ответил:

- Уверен, люди частенько так говорят. Ну, когда они увлечены моментом. – Спустя секунды полнейшей тишины он почувствовал, как напряглась Белла в его руках.

На мгновение Каллен закрыл глаза, но его подбородка коснулась ее рука, повернувшая его лицо к себе.

- Считаешь, я выпалила это под влиянием чувств? – мягко спросила она, вопросительно опустив подбородок. Он пожал плечами.

А отчего еще ты могла это сказать?

Лицо Беллы перекосилось от эмоций, когда она заглянула ему в глаза. Она медленно закачала головой и откашлялась.

- Эдвард, это не так.

Только его имя слетело с ее губ, как задрожало все тело. Оно еще никогда не казалось ему таким приятным, когда она произносила его. Он осторожно посмотрел на нее. Он реально не хотел, чтобы они заметила, какой беспорядок творился у него в голове при мысли о том, что она произнесла эти слова только потому, что она испытывала к нему жалость. К черту все. Он не хотел ее жалости. Он хотел… Бля, он понятия не имел, чего он хотел.

Он выдержал ее взгляд, ища любой намек на ложь, но ее красивые глаза заверили его, что это была правда.

- Не так? – спросил он.

Она снова закачала головой, вымолвив тихое «нет».

Легкие Каллена вдруг ощутимо сжались, а сердце быстро погналось в грудной клетке. Он задышал тяжело и поверхностно, пытаясь обрести способность мыслить и говорить. Она… любит меня…

- Чт… - Но в горле у Каллена пересохло. Он сделал паузу. Сглотнул и попытался еще раз. – Если это не так, - пробормотал он, - то отчего ты жалеешь?

Беллы опустила подбородок на грудь, обводя кончиками пальцев невидимые круги вокруг пупка Каллена. Словно вечность она молчала, доводя Каллена до белого каления.

Наконец она открыла рот, чтобы заговорить.

- Мне жаль, потому что… я не хотела признаваться… вот так. Я не знала, захочешь ли ты услышать эти слова. Я… боялась, что ты… не захочешь. – Она медленно подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза. У него перехватило дыхание. – Я не хотела говорить это, пока мы… в таком положении.

Каллен озадаченно нахмурился.

- Почему?

- Потому что… это клише… банальщина. – Она с досадой потерла лицо. – Не знаю. Хотела бы я…

- Белла, - перебил Каллен, схватив ее за руки и чуть отодвинув назад, вытаскивая из него свой уставший влажный член. Он прижал ее руки к своей груди, к своему сердцу и посмотрел на ее великолепное лицо.

- Ты… - Он вздохнул, взяв себя в руки. – Ты обдуманно произнесла это?

Его же родной голос вдруг показался ему абсолютно чуждым. Слабым. Он почувствовал себя охуенно слабым. Слабым и маленьким. Хрупким.

Белла прижалась к нему лбом и громко выдохнула, задрожав.

- Да, - прошептала она. – Я серьезно, Эдвард. – Она нежно поцеловала его в приоткрытый рот. – Всем сердцем заверяю тебя, это правда.

Изабелла снова поцеловала Каллена, чувствуя, как покидает ее легкие кислород одной большой волной. Его руки, теперь лежавшие на ее талии, напряглись, почти делая ей больно, но ее это, похоже, волновало не сильнее тех трех слов, столь страшных и неожиданных, от которых тело ее воспарило в невесомости.

От его потенциальной реакции она замерла на месте, не в силах сдвинуться с места или заговорить, пока она не услышит надежду в его голосе и не увидит веру в глазах. Он едва мог заговорить, а когда сделал это, то попросил подтвердить, что ее слова – правда.

А так и было.

Она любила его каждой клеточкой - от и до, хорошего и плохого, прошлого и настоящего.

- Белла, - прошептал он, ласково обнимая ее лицо большими ладонями. – Я… я хочу услышать еще раз. – Он в замешательстве покачал головой. – Я не понимал, как сильно хочу этого, пока не услышал. Никогда не жалей, что сказала… это.

- Но мне жаль…

Он прервал ее жгучим поцелуем, от которого поджались пальчики на ногах, а сердце сбилось с ритма. Поцелуй был преисполнен страсти, благодарности и громких стонов, вырывавшихся из его горла. Изабелла схватила его за затылок и зависла от ощущения его чудесного рта. Он хотел услышать ее признание в любви к нему. Он хотел, чтобы она его любила. Изабелла всем тело задрожала, с облегчением прижавшись к нему.

- Могу я кое-что тебе сказать? – тихо спросил Каллен, как только они прервали поцелуй.

- Все, что захочешь.

Он рассеянно перебирал кончики ее волос, лежавшие на ее обнаженной коже.

- Никто… - Он покачал головой, от стыда опустив глаза. Каллен никогда не стыдился.

- Каллен? – тепло сказала Изабелла, побуждая его продолжить.

- Белла… ты первый человек… первый человек за всю мою хренову жизнь, который произнес мне эти слова.

Изабелла закрыла глаза, испытывая шок и невообразимое горе.

- Что? – прошептала она.

Он не стал повторять прежних слов, понимая, что она прекрасно его расслышала. Просто с нежностью гладил тыльной стороной пальцев ее раскрасневшуюся щечку.

- Но твоя семья, - начала она, получив в ответ удивленное и сардоническое выражение лица. Ладно. Понятное дело. – Твоя бабушка? – переспросила она. – Друзья?

Взгляд Каллена упал на ее губы.

- Для бабушки я был «драгоценным внуком», и она любила меня, но никогда она не произносила этих слов. А мои друзья… Ну, - он тихонько усмехнулся, - у нас не такие нежные отношения, как ты могла заметить.

Как это могло случиться? Как такой красивый, великолепный, чувствительный мужчина до нее никогда не слышал слов, что он любим? Как родители позволили себе подобное? Как он мог жить столько лет, не услышав, насколько он особенный, насколько уникален и замечателен?

- Каллен, - выдохнула Изабелла, в очередной раз целуя его. – Мне так жаль. Я… - Но ей слов не хватало.

- Не жалей, Белла, ради бога, - попросил он. Он посмотрел на нее и тепло улыбнулся. – Господи, услышав от тебя эти слова… бля… неважно, где и как ты сказала это, малыш. – Он крепко поцеловал ее, взяв в рот ее нижнюю губу. – Важно, что ты вообще это сказала.

Ее сердце разбилось при мысли о нем и том маленькой мальчике, что улыбался с фотографий, висевших на стенах. Она обернула руки вокруг его шеи и прижала его близко-близко.

Поднеся губы к его уху, она прошептала еще раз: - Я люблю тебя.

Он сжал ее руками и мягко простонал в шею.

- Белла, - прошептал он, касаясь спокойным поцелуем ее шеи. – Спасибо за то, что стала моим первым признанием.

Я хочу быть единственной. Она вздохнула и уткнулась носом в его волосы.

- Спасибо за то, что стал моим, - ответила она. Каллен чуть расслабился, внимательно на нее глядя. – Раньше я говорила людям, что люблю их, - объяснила она. – Ты понимаешь, семья. Но… я никогда не… не испытывала такой любви… Каллен, - робко пояснила она, нервно ерзая.

Она сболтнула лишнее? Теперь он от страха убежит прочь? Он вообще осознает, насколько дорог ей?

Лицо Каллена расплылось в улыбке, возможной осветить целый пляж.

- Правда?

Изабелла на секунду замерла и кивнула.

- Никогда, - подтвердила она.

Его лицо стало спокойным, почти безмятежным.

- Вау. – Каллен облизал губы и запрокинул голову на спинку дивана, не отводя своих больших зеленых глаз с Изабеллы.

- Ты охуительно прекрасна, - прошептал он. – Ты знаешь об этом, правда?

Изабелла покраснела и нежно улыбнулась ему.

- Это все благодаря тебе, - возразила она.

Он продолжал смотреть на нее. Внезапно безмятежность в его взгляде исчезла, постепенно заменившись беспокойством и тревогой. Время от времени он открывал было рот, чтобы заговорить, но тут же быстро его закрывал и громко вздыхал. Изабелла задалась вопросом, что случилось, что он хотел сказать, но Каллен продолжал молчать, мысленно воюя... с чем-то.

Из-за неожиданного признания в этих трех небольших словах у Изабеллы не осталось возможности подумать над тем, как ответит Каллен и что он чувствует к ней то, что хотя бы заставить его задуматься над ответом. Она призналась не по этой причине, конечно, и не поэтому она его полюбила. Она сказала это, потому что мощь их любовных ласк вырвала у нее эти слова. Пока они двигались вместе, кричали, дышали и задыхались, ее оргазм неуклонно приближался, как и эмоции и слова, сопровождавшие его.

 А потом невозможно стало остановиться. Страсть и тоска по Каллену взорвались как вулкан, дремлющий под ее тонкой кожей.

Медленно, чтобы не спугнуть его, Изабелла наклонилась вперед и положила ему на грудь щеку. Слушая его сердцебиение, она понимала, что не имеет значения, любит ли он ее, сможет ли он произнести для нее эти слова. Она знала, что он никогда не признавался в этом, отрицая даже возможность как таковую, потому ожидание чего-то от него стало бы самым сильным испытанием.

Сидеть в его объятиях было более чем достаточно для Изабеллы.

- Все хорошо, - утешала она, водя ладонями по его телу. – Перестань думать. – Она почувствовала, как задрожало от смеха его тело.

Он поцеловал ее волосы.

- Так хорошо меня знаешь.

- Да, - согласилась она, выпрямившись и посмотрев на него. Она видела борьбу в его взгляде: страх и беспокойство. Ее сердце сжалось, и она положила ладонь ему на щеку. – Я сказала эти слова не для того, чтобы услышать их в ответ, дорогой. Все хорошо.

- Белла…

- Нет, Каллен, правда, не заставляй себя произносить их. Я не хочу, чтобы ты считал себя обязанным. – Она ласкала его лицо, и он медленно закрыл глаза. – Все хорошо.

Постепенно он вновь открыл глаза и посмотрел на нее. Хмурые морщинки беспокойства наконец-то разгладились. Он сказал едва слышно: - Персик, а почему ты меня любишь?

Искреннее непонимание в его взгляде чуть не сокрушило ее. Он действительно не понимал. Изабелла глубоко вздохнула и провела большим пальцем по его полной нижней губе, слушая, как грохочет над домом гроза.

- Я люблю тебя, потому что… ты… совершенно особенный. – Она склонилась и поцеловала его в правую щеку. – Ты спас мне жизнь. – Поцеловала в левую. – Ты великодушный. – В нос. – Заботливый. – В правое веко. – Чувствительный. – В левое. – Верный. – В верхнюю губу. – Страстный. – В нижнюю. – И, без сомнения, ты самый красивый мужчина, которого я видела за всю свою жизнь.

Каллен закрыл глаза и прижался лбом к ее подбородку. Его дыхание становилось неровным, испуганным. Он ухватился за нее, охнув.

- Белла… я… я… я чувствую… бля… погоди… не могу дышать.

Она прижала его к себе и провела пальчиками по его волосам, пока он прятал лицо в ее шею.

- Ш-ш-ш, все хорошо, родной. – Ладонью выводила большие круги на его спине. Она закрыла глаза и тихонько пропела: - Все хорошо. Я с тобой.

Он задыхался, дрожал, сражался за каждый вдох, бормоча бессвязные речи ей в кожу. Игнорируя тревогу, медленно поднимающуюся в ней, Изабелла полностью сосредоточилась на нем, стараясь успокоить его. Она не выпускала его из рук, пока в конечном счете дыхание Каллена не замедлилось, а хватка не ослабилась.

- Я должен кое-что тебе показать, - внезапно заявил он, резко подняв голову. – Должен показать тебе, как… почему я… есть еще… я…

Изабелла кивнула, пока он пытался успокоиться.

- Дыши, Каллен. – Она придерживала его лицо. – Покажи мне все, что захочешь. Я никуда не уйду.

Он быстро стащил ее со своих коленей. Убедившись, что он в порядке, Изабелла поспешила в ванную, быстро помылась и вернулась к нему, обернув вокруг плеч большое одеяло. В руке он держал фонарик, а на лице сияла легкая улыбка.

Ему дышалось легче, а дикий испуганный взгляд исчез. Он протянул руку к ней.

- Идем со мной.

Изабелла вложила ладошку в его руку и позволила увести себя вверх по лестнице и коридору. Он остановился возле третьей двери от той комнаты, в которой они спали, и положил ладонь на дверную ручку. Замер, но решился повернуть ее и открыть дверь. Она громко заскрипела, словно ею не пользовались уже долго время. На Изабеллу хлынул поток холодного воздуха и заплесневелого старого запаха. Она сильнее закуталась в одеяло и осторожно вошла в комнату вслед за Калленом.

Трудновато было разглядеть комнату при помощи одного только фонарика и с периодическими проблесками луны сквозь штормовые облака. Это оказалась небольшая комнатка с темными обоями, поверх которых расположились плакаты с машинами и бейсболистами. Возле шкафа висела полка, увешанная рисунками и корешками билетов. Мебель была накрыта белой тканью, а на небольшой кроватке лежал голый матрац. Изабелла повернулась к Каллену, который терпеливо смотрел на нее.

- Эта комната принадлежала тебе, - заявила она. Он кивнул и стал озираться, обводя стены фонариком.

- Я не стал снимать плакаты, - объяснил он, указав на плакат с Триумфом. – Просто… не хотелось.

Они оба продолжали молчать, пока Каллен не обхватил рукой ее плечи и не повел к кровати, куда она села. Он единожды провел руками по ее волосам, а потом двинулся к шкафу. Бормоча и чертыхаясь, он открыл его и стал вытаскивать коробки самых разных размеров. Он медленно перебирал их, встав на колени, пока не вытащил маленькую книжку, скрепленную круглой резинкой.

Он встал и вернулся к Изабелле, с громким вздохом сев возле нее. Положив книгу на скрещенные ноги Изабеллы  и пристально смотря на нее, как будто ждал, что вот-вот взорвется бомба. Изабелла положила руку на правое колено Каллена и, подбадривая его, сжала его.

- Что это? – спросила она, смотря ему в лицо.

Каллен почесал большим пальцем подбородок и застенчиво улыбнулся.

- Это… что-то вроде дневника, - выпалил он. – Знаю, еблански выглядит, наверное, но после… - Он сделал паузу и посмотрел на Изабеллу. – Думаю, это многое объяснит, - он возвел рукой между ними, - о моих чувствах.

- Хочешь, чтобы я прочитала его?

- Да. Хочу, чтобы ты прочитала…и… - Он горько рассмеялся. – Бля, Белла, не знаю даже…

Его нервозность и неспособность говорить передались и Изабелле.

- Ладно, - прошептала Изабелла и поцеловала его в щеку.

Она стянула с блокнота резинку, а Каллен открыл небольшое окошко в спальне и зажег сигарету. Огонек тлеющего пепла возле его лица придавал ему какой-то потусторонний вид. Изабелла положила резинку на кровать и осторожно открыла обложку.

То, что она увидела, заставило ее удивленно заморгать и охнуть.

Она повернула голову к Каллену, который выглядел немного смирившимся. Она открыла рот, но не нашла, что сказать. К первой странице была прикреплена статья, сообщающая о смерти сенатора Чарльза Свона. И фотография его и матери Изабеллы, сделанная в день его выборов. Он выглядел таким счастливым и красивым. Как и Рене.

Изабелла быстро проглядела статью глазами, зная, что увидит детали, прочитанные ею не раз. Под лучиком фонаря слова выделялись особенно ярко: «ужасающий», «сумасшедшее», «кровоизлияние в мозг». Она сглотнула и провела кончиками пальцев по лицу отца.

Осторожно удостоверившись, что она не порвала пожелтевшую бумагу, Изабелла перевернула страницу. Дальше были еще статьи, рассказывающие о похоронах, о фонде, созданном в честь ее отца, и событиях, которые Рене посещала в дань памяти о Чарльзе. Изабелла заметила, как с каждой фотографией увядает красота ее матери, а сияние в глазах на первой фотографии почти исчезло.

Сердце Изабеллы сжалось, а глаза защипало от слез. Пробегая глазами по статье, Изабелла вдруг поняла, что каждый раз, когда фигурировало ее имя, оно было обведено или подчеркнуто. То же самое творилось и на оставшихся статьях, включая первую.

Молча и чувствуя на себе пристальный взгляд Каллена, она пролистывала блокнот, прочитывая те заметки, что он собрал. Открыв страницу, на которой было написаны строчки неаккуратным почерком, она остановилась. Первая дата была пронумерована месяцем спустя смерти отца Изабеллы.

Она снова снилась мне. Каждый раз закрывая глаза, я вижу ее. Она преследует меня, и я понятия не имею, почему. Начиная с той ночи, она все время в моих мыслях. Жалко, что я не могу вытащить ее из своей головы, как вытаскивает бабушка из морозильника шоколадное мороженое, но… думаю, возможно, я стану скучать по ней. Возможно.

Две недели спустя: Я был с Джейком, мы проходили мимо парня, стоявшего за прилавком с фруктами. Сладкий персик. Ее волосы пахли персиком. Я купил несколько. Джейк назвал меня чудилой. Думаю, он прав.

Два дня спустя: Я сумасшедший. Я знаю. Я видел ее. Уверен в этом. Но это невозможно.

Рождество: Мы с папой поругались. Он назвал меня неблагодарным. А я сказал, что он урод. Он нарыл мои сигареты. Я лежал на кровати с закрытыми глазами и видел ее, снова ощущая аромат ее волос. Ебанутый, правда? Он успокаивал меня. Думаю, раз уж я помог ей той ночью, возможно, она не станет возражать, что так я пытаюсь заснуть. Наверное, ей даже все равно. Наверное, она меня даже не помнит.

Изабелла продолжила чтение. Пометки были небольшими – чуть длиннее пять строк каждая, но вкладывалось в них особое значение. Она почувствовала, как рука, которой она с неверием накрывала рот, стала влажной от слез. Рядом прогнулся матрац, когда Каллен сел рядом с ней. Он не касался ее, но притянул колени к груди и обхватил их руками. В несвойственной ему манере он замер, сидя возле нее.

Новый год:

Мир - сцена, где у всякого есть роль;

Моя - грустна..

 Февраль:

Богатая наследница в Бельмонте

Живет; красавица - прекрасней вдвое

Высокой добродетелью…

- Каллен, - вымолвила Изабелла, прочитав строфы из «Венецианского купца». Она услышала, как он ругается себе под нос.

- Извини, Белла… бля, понимаю, что я не должен был… просто хотелось, чтобы ты поняла. – Он в смятении провел руками по волосам.

Изабелла посмотрела на него полными слез глазами.

- Что поняла? – тихо спросила она. Ей нужны были его пояснения. Держа в руках блокнот и читая его самые сокровенные мысли -  было невозможно уложить у себя в голове. Факт, что все они были о ней, сводил ее с ума.

Он глубоко вздохнул и медленно взял блокнот из ее рук. Он пролистнул его, горько улыбнувшись каким-то строкам, и закрыл глаза.

- Той ночью, Белла, - еле слышно начал он. – Ночь, когда мы встретились. Та ночь стала самой долгой, самой жуткой в моей жизни. – Он посмотрел на нее и улыбнулся. – Но я не стал бы менять ничего.

Он опустил взгляд на дневник.

- Я завел его в одиннадцать лет, Белла. Шестнадцать лет минуло. Я увидел тебя. Увел с той улицы и обнимал, пока ты оплакивала своего папу. – Его голос звучал словно издалека. – Ты помнишь, как я обнимал тебя?

Изабелла кивнула и рукавом толстовки стерла слезы.

- Твой аромат, - продолжил он, взглянув на ее волосы. – Белла, твой аромат… словно пробрался мне в мозг. Я ни о чем другом думать не мог. Он успокаивал меня, когда я был готов убить своего ублюдка-отца, даже когда я находился в Артур Килл, мысли мои возвращались к той ночи и тебе. В те ночи мои сны были наполнены звуками.

Он отложил блокнот и сжал ее ладошки.

- Не хочу, чтобы ты волновалась из-за этого дерьма, правда не хочу. Но услышав от тебя те слова и оказавшись не в силах ответить на них… - Он покачал головой. Он казался таким подавленным, измотанным, что Изабелла, намереваясь успокоить его, положила ладонь ему на щеку.

- Я надеялся, что дневник поможет тебе понять, - тихо, с надеждой промолвил он.

- Я не волновалась, - искренне прошептала она. – Ты изумил меня.

Он прижался к ее руке, пристально глядя на нее.

- Ты понимаешь? Понимаешь, что ты для меня значишь?

Горло Изабеллы сжалось от невероятных по силе эмоций, и она оказалась неспособной ответиь ему.

- Когда сегодня Таня спросила меня, кто ты мне, - с изогнутой улыбкой сказал он, - у понятия не имел, что ответить.

Изабелла рассмеялась сквозь слезы и кивнула.

- Я вспомнил дюжину определений, включая «моя подруга», но просто… описать невозможно, Белла. – Его лицо поморщилось, показывая его неприязнь к этому слову. – Я и не мог сказать «моя Персик», потому что эта хрень слишком интимна.

Совершенно согласная с ним, Изабелла кивнула. Она была его и только его.

- Белла, - прошептал он, притянув ее к себе. Их лбы соприкоснулись, и Каллен закрыл глаза..

- Не знаю, что ждет нас впереди, малыш. Когда мы вернемся в город… я знать не знаю. Но знаю одно: я не хочу никого, кроме тебя. Хочу быть с тобой так долго, пока ты хочешь быть со мной. Хочу больше ночей, подобных этой; хочу гулять с тобой, держа тебя за руку и зная, что на сей раз любой мудак завидует мне и тому, что у меня есть.

Изабелла кулачками сжала его толстовку.

- Я с тобой, Каллен. Я твоя, - всхлипывая, сказала она. – Я с тобой. Я люблю тебя.

Каллен притянул ее к своей груди и, когда она прижалась к нему крепко-крепко, прошептал:

- Ты всё для меня, Персик. Так всегда было. Всегда. Ты лучшее, что было в моей жизни.

Он трепетно поцеловал ее.

- Ты - мое всё.


 Искренне надеюсь, что ваши ожидания того стоили)))
 


Источник: http://robsten.ru/forum/19-957-174
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Sеnsuous (23.06.2013)
Просмотров: 3478 | Комментарии: 64 | Рейтинг: 4.9/90
Всего комментариев: 641 2 3 ... 6 7 »
1
64  
  Они обрели ,  себя . Ни друг-друга , а себя . Они , оба плутали в прошлом , в тяжёлом прошлом . Им ещё предстоит , обрести друг-друга и думаю , будет не просто . Очень много , против их обретения ВМЕСТЕ . Спасибо за главу и перевод .

0
63  
 
Цитата
Белла, - прошептал он, касаясь спокойным поцелуем ее шеи. – Спасибо за то, что стала моим первым признанием.......................................
Цитата
Я хочу быть единственной. Она вздохнула и уткнулась носом в его волосы.- Спасибо за то, что стал моим, - ответила она..................................... 
 
Цитата
Цитата- Я завел его в одиннадцать лет, Белла. Шестнадцать лет минуло. Я увидел тебя. Увел с той улицы и обнимал, пока ты оплакивала своего папу. – Его голос звучал словно издалека. – Ты помнишь, как я обнимал тебя?Изабелла кивнула и рукавом толстовки стерла слезы.- Твой аромат, - продолжил он, взглянув на ее волосы. – Белла, твой аромат… словно пробрался мне в мозг. Я ни о чем другом думать не мог. Он успокаивал меня, когда я был готов убить своего ублюдка-отца, даже когда я находился в Артур Килл, мысли мои возвращались к той ночи и тебе. В те ночи мои сны были наполнены звуками.......................................................

О Свыше Белла для него совершенство, Эдвард поклоняется ей; она же, любит его всем сердцем и живет лишь им, одним..........................................    


62  
  Спасибо за великолепный фанф !!! good Очень, очень ждем продолжение!

61  
  такая трогательная глава cray

60  
  hang1 hang1 hang1 блаженство...так чувственно

59  
  Боже!!! Мурашки по коже!!! hang1 hang1 hang1

58  
  Обалденно... Он так открылся перед ней...
Спасибо большое за главу... good good good good

57  
  То что сказал и показал Каллен, гораздо больше, чем Я люблю....
Он любит ее с детства....
- Ты всё для меня, Персик. Так всегда было. Всегда. Ты лучшее, что было в моей жизни.

56  
  так глубоко...и ...нет слов....спасибо за главу!!!

55  
  niujeli isho kakiinibud pripatstvie budut. tak priatnaia, iskrenaia lubov.spasibo

1-10 11-20 21-30 ... 51-60 61-64
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]