Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Фунт плоти. Глава 36, часть 1

Глава 36. Я твоя (часть первая)

 


31 год назад…

- Я беременна.

Аро Бартоллини моргнул несколько раз, чтобы смахнуть с глаз пелену и избавиться от приступа ужаса, долбанувшего по голове. Он уставился на стоявшую перед ним черноволосую красавицу, чувствуя, что еще чуть-чуть - и его вывернет, так как такой доселе идеальный мир вокруг него только что разбился вдребезги.

Беременна?

Святое гребаное дерьмо.

Беременна.

Его отца хватит апоплексический удар.

Он словно примерз на одном месте. От ужаса глаза его расширились, а сердце громыхало пульсом в уши.

– К… как это возможно? – с запинкой произнес он.

Она ничего не ответила, зная, что такой уебанский вопрос был чисто риторическим. Она сжала перед собой руки: прямо перед белым фартуком, который носила каждый день, пока выполняла убирала дом его отца, за что получала зарплату.

Конечно, они оба знали как, черт побери, это произошло. Господи, да последние три месяца они только и делали, что трахались.

Как только они оставались наедине или находили десять свободных минут, когда их точно никто бы не потревожил, Аро толкал ее к стене, распластывал на столе или трахал, нагнув прямо в отцовском кабинете.

В последнем случае это было невъебенно круто.

Но всякий раз, когда он врывался в ее маленькое, тугое и желающее его тело, Аро ни на секунду не задумывался о последствиях. Да он даже предположить не мог, что она забеременеет.

Беременна.

Вот дерьмо, ему нужно присесть.

Он прислонил задницу к дубовому столу и крепко сжал пальцами переносицу. Он был слишком молодым для всей этой хрени. Блядь, чертовски молодым. Да ему только двадцать один, вашу мать.

Он не настолько повзрослел, чтобы стать… отцом.

Однажды он собирался превзойти родного папашу и не мог учиться познавать все премудрости империи Бартоллини с путающимся под ногами чертовым отпрыском.

- Что мы будем делать? - подавленно спросила она. Ее пуэрториканский акцент становился заметнее в двух случаях: когда она кончала, и в минуты расстройства.

Господи, о чем он думал?

- Я не знаю, - тряхнув головой, ответил он одновременно и на ее, и на свой немой вопрос. Он смотрел в пол, не смея поднять на нее глаз. Его мутило, а в голове клубилась смесь страха, отвращения и злости.

Он все никак не мог до конца понять, чем же чревато для него это ее… состояние. Он был первенцем Антонио Бартоллини, самого почитаемого и уважаемого человека на всей территории США, и не существовало ни единой возможности, что тот признает ребенка, рожденного от прислуги, даже если это был его единокровный внук.

Ебать, ей было всего восемнадцать, к тому же, она - служанка. Ни за что на свете этого не произойдет. Да она даже итальянкой не была.

Пауза, тянувшаяся почти вечность, отдаляла будущих родителей все дальше и дальше друг от друга.

- Ты должна избавиться от… этого, - наконец буркнул Аро, упорно глядя на синевато-серую напольную плитку у себя под ногами. - Это мой единственный ответ.

Одновременный вздох и сдавленный всхлип заставили Аро быстро поднять голову. Ярость заполыхала в его глазах, когда он заметил ее воспротивившийся взгляд.

- Но я… - Она погладила свой плоский живот. – Это жизнь, Аро. Я не могу лишить жизни собственное дитя. Твоего ребенка.

Аро неистово замотал головой и резко поднялся. Он должен заставить ее понять. Да, блядь, он лишится тогда всего.

- Эта штука не имеет ко мне никакого отношения, - гаркнул он и указал ей на живот.

– Не хочу иметь с этим ничего общего.

Прекрасные тонкие черты ее лица исказились.

– Ты же несерьезно, Аро.

- Нет, серьезно, - перебил он ее и стал медленно приближаться: злой и решительный. – Ты избавишься от этого или тебе крышка.

Она не отшатнулась. Даже не испугалась. Она никогда его не боялась. Ее темные глаза бесполезно метались по его лицу, тщетно пытаясь отыскать некогда любимого мужчину.

- Но… я люблю тебя, - раздался ее шепот. – Я не могу, Аро. Пожалуйста, не заставляй меня.

Она пискнула от боли, когда он схватил ее запястье и грубо толкнул спиной к стене. Воздух одним большим выдохом покинул легкие.

- Ты как миленькая сделаешь то, что тебе велят, - злился он. – Я сын Аро Бартоллини, твоего босса, человека, который утопит тебя в Гудзоне, если прознает обо всем. Я не могу… иметь это со… шлюхой, которая, вероятно, трахалась с каждым встречным-поперечным, начиняя отсюда и до Тимбукту.

Ее колени подогнулись под тяжестью таких жестоких слов, но он удерживал ее, подтягивая за запястья вверх.

- Пожалуйста, прекрати, – взмолилась она. – Ты знаешь меня, Аро. Я бы не стала. Я люблю тебя.

Ему правда это было известно. В их первую близость она оказалась девственницей. И так хотела его. Как, впрочем, и он. Как же охренительно красиво она смотрелась под ним.

Будто прогоняя эти мысли, он помотал головой.

- Хватит болтать, - запугивая, прорычал он. – Мне все равно. Я хочу, чтобы «это» испарилось к следующей неделе.

Он протолкнул свободную руку в задний карман своих черных брюк и вытащил оттуда пачку наличных, перехваченную красивым серебряным зажимом, на котором был выгравирован элегантный фамильный крест Бартоллини. Он грубо пришпилил застежку к ее белоснежной блузе.

- Это все покроет.

- Пожалуйста, Аро, - простонала она, когда он освободил ее тонюсенькие запястья. Всхлипывая в отчаянии, она сползла по стене на пол.

Он оправил рубашку, несколько раз глубоко вдохнул и опустил глаза вниз, борясь с отвращением к самому себе при виде ее слез. Он чуть согнул пальцы, прежде чем запустить пятерню в волосы. Вот же чертова переделка!

Он не мог отрицать этого: часть его действительно переживала за нее. Она была красивая и веселая, а уж заботилась о нем так, как никто другой. Да, он волновался за нее, но не настолько, чтобы дать ей разрушить все то, что у него было сейчас и что будет в будущем.

- Если обманешь меня, - холодно прошипел он, - или проболтаешься кому-нибудь, исчезнешь отсюда без какой-либо помощи.

Мрачно-низкий тон его голоса абсолютно точно и ясно донес до нее весь смысл сказанного. Она шлепнула ладонями по щекам, изо всех сил стараясь сдержать отчаянно подкатившие слезы и рыдания. В стоящем перед ней чудовище не осталось и намека от прежнего нежно-очаровательного Аро. Мужчина, которого она любила всем сердцем с той самой первой минуты, как увидела его, бесследно исчез, не оставив после себя даже бледной тени.

Боль от осознания этого корёжила ее судорогой.

Никогда прежде не видела она такой жестокости в его глазах. И теперь была уверена, что это выражение будет преследовать ее до конца дней.

Спрятав лицо в колени, она слушала звук его удаляющихся шагов, звонко ударявшихся о холодный кухонный пол.

- И приведи себя в порядок, прежде чем вернешься в дом, - приказал он. – Ты выглядишь ужасно.

Напоследок оглушительно хлопнув дверью, Аро Бартоллини вышел из комнаты, оставив там мать своего нерожденного сына, и ни разу не обернулся.

 

=PoF=

 


Минуло восемь дней с тех пор, как Элис Брендон оставила в квартире Изабеллы проявление своей заботы.

Восемь дней назад подруга принесла извинения, поселив в душе Изабеллы в одинаковой мере и страх, и гнев, и все эти восемь дней Изабелла ходила кругами вокруг этих дурацких коричневых папок, но ни пальцем не прикоснулась к ним, оставив их там, где они и лежали – на кофейном столике.

Хоть она и старалась изо всех сил сосредоточиться на сериале «Анатомия страсти», но то и дело - буквально каждые тридцать секунд - переводила взгляд на чертовы бумаги. Они беззвучно мучали ее, будто молили открыть их. Там скрывались неведомые секреты и вероятные возможности, которые могли или уничтожить или, наоборот, раздуть все те неприятности, висевшие дамокловым мечом над ней и Калленом всякий раз, когда они были вместе.

Изабелла вздохнула и крепче прижала к себе кружку с горячим шоколадом.

Середина ноября в Нью-Йорке выдалась чертовски холодной, и божественный напиток с плавающими в нем несколькими зефирками обещал спасти Изабеллу от окончательного приступа гипотермии.

- Ты же знаешь, что можешь просмотреть их, – они не кусаются.

Изабелла, не отводя глаз от МакДрими и Мэридит, ответила:

- Знаю.

Она услышала иронический смешок Леи, сидевшей на другом краю дивана, но оставила его без внимания. Рядом с Леей и Калленом Изабелле хотелось броситься под колеса гребаного автобуса. Эта парочка медленно сводила ее с ума своими ласковыми уговорами и подначиванием.

Самым раздражающим было то, что Изабелла знала об их правоте.

Они оба полагали, что это была хорошая идея для нее; по крайней мере, хотя бы просмотреть то, что принесла Элис, и с этим Изабелла не могла не согласиться. Но с другой стороны, они с Калленом так много ставили на карту! Изабелла потеряла бы гораздо больше, чем работу, если бы ее связь со студентом выплыла бы наружу, не говоря уже о всех тех бедах, которые бы постигли самого Каллена.

Она знала, что прочитать эти объявления было разумной, правильной и, главное, важной вещью, которую нужно было сделать.

Рациональная часть Изабеллы осознавала все эти доводы, но, к великой досаде, она все еще находила идею открыть эти папки слишком… трудной.

Несмотря на потенциальную ловушку, подстроенную Элис, и, осознавая все риски своей любви к Каллену, Изабелла понимала: вся правда заключалась в том, что она по-настоящему любила и свою работу в Артур Килл.

Она прикипела душой к своим студентам, любила трудности общения с ними и их вызовы, а также те всплески адреналина, возникающие при взаимодействии с теми, кто с трудом сдерживал свой темперамент. Она любила все это вкупе, и сказать всему «до свидания» было несколько трудно. Она вздохнула.

Было совершенно глупо бросать такую рискованную ситуацию на самотек, но Изабелла только и делала, что уговаривала себя все эти восемь дней. Каллен мило проявлял понимание того, что она никак не могла решиться на этот шаг, но и запасом времени они не располагали. Бог знает, что рассказала Элис Джасперу и Питеру после того, как медленно исчезла в холле.

Изабелла должна была набраться смелости, перестать вести себя как безмозглая овца и принять правильное решение.

- Ладно, - ответила она, ни к кому в частности не обращаясь. Она брякнула чашку на стол, чуть расплескав какао на копию с загнутыми уголками страниц Entertainment Weekly, и вытянула вперед правую руку. – Передай мне верхнюю папку.

На секунду Лея замерла на ней взглядом, а затем широко улыбнулась. Девушка аккуратно поставила собственную чашку с какао на пол и, взяв в руки первую папку, опустилась на колени, устроившись рядом в ногах у Изабеллы.

- Только посмотри, - мягко произнесла Лея. – Никто на тебя не давит.

Изабелла закатила глаза, но тут же улыбнулась.

– Да уж, не давите мне на любимую мозоль, - отозвалась она и забрала бумаги.

Сев поглубже, она подогнула ноги под себя и разместила папку на коленях. Лея поднялась с пола и села рядом с Изабеллой. Теплое чувство по отношению к подруге разлилось в груди Изабеллы. Лея очень поддержала ее во время всей этой сраной ситуации.

- Ладно, - глубоко вздохнула Изабелла и открыла папку с таким видом, будто это была тикающая бомба.

Ярко-розовая бумага для заметок Post-It сразу же бросилась ей в глаза. Квадратик был аккуратно приклеен к внутренней стороне папки.


Изабелла,

Спасибо за доверие, что оказываешь мне, просматривая эти объявления. Я думаю, что, в большинстве своем, они придутся тебе по вкусу. Я знаю, что нам предстоит долгий путь, а я не заслуживаю твоего прощения, но все же, надеюсь, что мы сможем снова подружиться.

С любовью,

Элис. хх


Изабелла с трудом сглотнула и, моргнув, ощутила, как грудь проткнула боль. Ее губы были по-прежнему сжаты. Не встречаясь глазами с Леей, она просмотрела первую страницу. Как ни противно ей было признавать, но в глубине души она понимала, что, как и Элис, таила надежду на то же самое.

 

=PoF=

 


- Да и твои занятия по управлению гневом, кажется, проходят хорошо, - прокомментировала Шарлотта, в то время как Каллен выдул большое облако дыма в потолок собственной гостиной. – Доктор Эстли отметил, что твое отношение к занятиям сильно улучшилось.

Каллен не мог удержаться, чтобы не стукнуть победно кулаком о ладонь. Так держать, засранец!

- Это великолепно, Эдвард! – сидевший напротив Гаррет дал свою оценку происходящему.

Каллен глянул на него, и дернул правой щекой, улыбнувшись от услышанной похвалы.

- Анализ крови показал полное отсутствие каких-либо наркотиков, - продолжала Шарлотта. – Тренировки с Алеком проходят без нареканий, впрочем, как и уроки с мисс Свон… - Она постучала кончиком ручки по папке, лежащей на коленях, и подняла глаза на Каллена. Она улыбалась. – Я действительно под впечатлением.

- Ага, усраться, но это пятерочка, - ответил Каллен и вздернул подбородок. – Я изменился, Шарлотта. - Он пожал плечами, а глаза вспыхнули очаровательным блеском. – Что тут скажешь?

Шарлотта хмыкнула.

– Определенным образом, ничего. - Она закрыла ручку колпачком, захлопнула все папки и толкнула их обратно в портфель. – Все, что я могу сказать в качестве твоего инспектора по УДО, это следующее: что бы ты ни делал для достижения таких впечатляющих результатов, продолжай в том же духе.

Каллен сдержал смешок и пожелал, чтобы его чертово либидо тоже угомонилось нахрен. Живая, совершенно неприличная и по-дикому грязная картинка Беллы, скачущей на его члене и стонами просящей больше удовольствия, взорвала его мозг и заставила неуютно поерзать в кресле.

Чертовски точно он собирался «продолжать в том же духе», только, чтобы быть более точным, он будет это делать с «ней». Он усмехнулся сам себе.

- Из кожи вон вылезу, - ответил он и большим пальцем потер подбородок.

- Отлично, - ответила Шарлотта, не обращая внимания на паясничанье своего подопечного. Она встала и хлопнула портфелем себе по боку. – Увидимся через две недели.

- Жду с нетерпением, - суховато отозвался Каллен и медленно поднялся с кресла. Нырнув руками в карманы джинсов, он обернулся к Гаррету. – Можем поговорить, Ги?

Шарлотта не двигалась. Каллен пристально посмотрел на нее:

- Наедине.

Она улыбнулась и кивнула:

- Конечно. - Она махнула на прощание Гаррету и, сказав, что уведомит комиссию по УДО обо всех результатах, вышла из квартиры, оставив двух мужчин в компании оглушительной неловкости.

- Тебе, может, добавить? – Каллен указал на чашку, что стояла на полу у правой ноги Гаррета.

- Нет, спасибо. - Он посмотрел на Каллена и чуть прищурился. – Ты в порядке?

Каллен выдохнул, пожал плечами и откинулся на спинку дивана.

– Да, я… я в полном порядке.

- Великолепно, - повторил Гаррет. Обычно Каллена раздражал бедный синонимичный ряд прилагательных, которые употреблял Ги. Сейчас же он находил это милым. Отрицать было бесполезно: он доверял этому сукиному сыну и нуждался в любой его поддержке теперь, если Белла перестанет быть его преподавателем.

Каллен улыбнулся, не разжимая губ. Тишина бесила невероятно.

- Мне нужно поговорить с тобой… кое о чем. - Каллен кашлянул и снова потянулся за сигаретой.

Гаррет махнул руками:

- Выкладывай.

- Это о Бел… Мисс Свон.

Гаррет понимающе моргнул. Его лицо не выражало ничего, но Каллен чувствовал себя абсолютно спокойно. Он прикурил сигарету и бросил зажигалку обратно на журнальный столик. Три убийственно длинные затяжки помогли Каллену набраться смелости и заговорить.

- Мисс Свон и я, - начал он тихо. – Ты знаешь, мы хорошо… ладим. - Он пытался не обращать внимания на хитрую улыбку, грозившую расплыться по лицу Гаррета. – Правда, хорошо.

- Эм-м-м, - отозвался Гаррет. Он медленно откинулся назад на спинку кресла, скрестил лодыжки и выглядел охрененно умиротворенным. Он ласково махнул рукой замолчавшему Каллену. – Продолжай.

Каллен вопросительно выгнул бровь, но выполнил просьбу.

– Она классный преподаватель… и многому меня научила. - Он улыбнулся. – Она – супер. У нее ангельское терпение и она очень понимающе относится к моим… переменам настроения.

Преуменьшение. Редкая женщина вытерпела бы все закидоны его упрямо-вспыльчивой задницы так долго.

Гаррет кивнул. Его глаза по-прежнему хитро блестели, и от этого Каллен слегка ощетинился, чувствуя, как немного теряет мужество, но все же продолжил озвучивать версию, о которой они с Беллой договорились.

- Мне нравится она как учитель, - заявил он напролом. – Но… я знаю, что она ищет новое место работы. Она подумывает уволиться из Артур Килл, - вздохнул он. – Она слишком хороша для этой сраной дыры, и я тут задумался… в смысле, хотел бы спросить о правилах смены преподавателя посреди УДО. Я знаю, что ты в курсе всей этой мути… и, в общем… ну, типа да… вот.

Его слова повисли в тишине, в то время как Гаррет уставился на него. Каллен был готов разнести комнату в клочья, потому что этот хер замер: даже не заржал и не произнес ни слова.

Каллен сердито нахмурился.

– Извини, - сказал он, будто выплюнул. – Но я, что, говорю на долбаном японском, что ли? Или ты козлишься ради смеха?

Громкий веселый хохот, которым разразился Гаррет, застал Каллена врасплох. Он уставился на этого придурошного, который сидел сейчас в его гостиной и вытирал слезы, градом катившиеся по щекам, пытаясь умудриться при этом принять свой обычный презентабельный вид.

Каллен просто выпал в осадок при виде этой картины.

- Может, поделишься, что такого охеренно смешного? – прорычал он, скрещивая на груди руки. – Или это секрет?

Гаррет еще какое-то время всхлипывал и давился смехом, но потом почти смог взять себя в руки.

– Прости, Эдвард, - сказал он уже с другой улыбкой на лице. – Я не мог ничего с собой поделать.

- Ну да, - Каллен был невозмутим. – Я тебя не виню, ведь то, что я сказал было ебать как смешно.

- Не то, что ты сказал, - не задержался с ответом Гаррет, - а то, как ты это сделал.

- Теперь ты говоришь ебнутыми загадками, - вскинулся Каллен с дивана и рванул на кухню за резко понадобившимся пивом. – Когда будешь уходить, смотри, зад не прищеми в дверях, смехотворец!

- Да ладно тебе, Эдвард, - ухмыльнувшись, пожурил его Гаррет и направился следом за ним. – Ты же не злишься, да?

Каллен развернулся на месте и, сверкая сердитым взглядом, произнес:

- Я понятия не имею, что там было такого смешного, Ги, так что да, я злюсь.

Гаррет поднял руки в умиротворяющем жесте, и выражение его лица резко стало серьезным.

– Разреши задать один вопрос.

- Нет, - отказал Каллен и обидчиво дернул головой.

- Ты автор этой дерьмовой сказочки или Изабелла?

- Белла, - машинально поправил его Каллен. – М-мисс Свон, - тут же добавил он и почувствовал, как знающий взгляд Гаррета прожигает его насквозь. – В смысле, нет никакой сказочки, нет…

- Как давно? – тихо спросил Гаррет.

Мягкий, доверительный тон его голоса с кристальной ясностью высветил весь смысл этого вопроса. Каллен молчал, разрешая своим мыслям неторопливо прогуляться по всем возможным тонкостям и ответам на вопрос Гаррета.

Как давно я хотел ее? Всю свою жизнь. Как давно я осознал это? С первой секунды, как только прижался к ней.

Каллен сглотнул, вздохнул несколько раз и постучал пальцами босой ноги по полу. Головы он не поднимал. Не мог. Он до усрачки боялся, что Гаррет увидит на его лице все признаки его чувств к собственной преподавательнице. В разговоре с Розали он умудрился заставить ее не задавать лишних вопросов и сейчас надеялся, что это прокатит и с Гарретом.

Этот засранец был слишком сообразительным и наверняка начнет строчить вопросами как из пулемета. Но дело было в том, что Каллен еще не до конца был сам готов к той лавине эмоций, грозившей захлестнуть его всякий раз, когда он начинал думать о чувствах к Персик.

Он до сих пор боялся этого. И если он не будет осторожничать, то пойдет ко дну.

- Несколько недель, - наконец выдал он, чуть разжав рот. – Месяц… примерно…

Молчание Гаррета заставило его поднять голову, и у него захватило дух от увиденного. Теплый понимающий взгляд и паутинка веселых морщинок вокруг глаз Гаррета.

Он выглядел практически… счастливым.

Гаррет открыл было рот, но Каллен остановил его, уперев в него указательный палец.

- Вот ничего сейчас не говори… просто… тебе не надо произносить то, что ты собираешься сказать, ради нас обоих, Ги.

Гаррет медленно закрыл рот и кивнул. Без лишних слов Каллен принес из холодильника еще одну бутылку пива и поставил ее перед своим инспектором по УДО, по-приятельски расположившимся напротив.

Подняв бутылку, Гаррет произнес:

- Я только лишь хотел сказать, что это классно.

Каллен быстро прищурился и с подозрением спросил:

- Классно?

Гаррет улыбнулся, прижимая губы к горлышку бутылки.

– Она подходит тебе, Эдвард. Я вижу в тебе перемены. - Двумя руками он показал на него. – Ты выглядишь лучше. Лучше себя ведешь, стал спокойнее. Она вытаскивает из тебя самое лучшее.

Гаррет коротко хмыкнул и добавил:

- Это было лишь делом времени. По правде говоря, я вообще удивлен, как вы смогли так долго противиться этому.

- Этому, - на автомате повторил Каллен.

- Ага, - развил мысль Гаррет. – Этому. Этой вспышке. Этой… связи. Ну, ты понимаешь, о чем я. - Он легонько хихикнул. – Да от вас обоих искры летели; как вы еще не спалили каморки в Артур Килл, я не знаю.

Каллен ухмыльнулся, но тут же подавил веселье, так как Гаррет стан напряженно-внимательным.

– Ты правильно с ней обращаешься, да, Эдвард?

По существу это был даже не вопрос.

- Конечно, - ответил Каллен без какого либо напряжения или сарказма. Он даже уважал Гаррета за то, что тот спросил. По большому счету, тот был единственным, кто отважился бы это сделать. – Меньшего она не достойна.

- Именно, - соглашаясь, кивнул Гаррет. – Она пахала как проклятая, рисковала… да и до сих пор рискует. - Он остановился, чтобы позволить этим словам глубже проникнуть в мысли Каллена, а затем добавил: - Ты должен быть достоин таких ее поступков.

Каллен облизал губы. По правде говоря, он снова и снова сражался с самим собой, лишь бы выглядеть достойным ее. Он знал: Белла любила его. Он слышал любовь в произносимых ею словах, чувствовал при физическом контакте. И все же в глубине души Каллен сомневался, что заслуживает хотя бы толику всего этого. Он понимал: выскажи он свои мысли вслух – Белла сию же минуту осадит его и точно уж надерет задницу.

Потому, погруженный в раздумья, он собирался молчать и дальше.

Господи, да у него уже в привычку это вошло.

- Итак, - произнес Гаррет, поставив пивную бутылку на кухонную тумбу. – Ты хочешь знать о процедуре отказа Изабеллы быть твоим преподавателем, чтобы вы могли… встречаться.

Каллен кивнул.

- Хорошо. – Крепко задумавшись, Гаррет провел руками по волосам. Он поднес указательные пальцы к губам и глубоко вздохнул. – Думаю, раз Изабелла нашла новую работу, это хороший повод уволиться. Конечно, она обязана будет сообщить о своем решении Шарлотте, которая, в свою очередь, уведомит комиссию по досрочному освобождению.

- Эти ублюдки ничего не заподозрят? – осторожно спросил Каллен. Это им уж точно не нужно. Бля, тогда все тайное станет явным. Каллен нервно глотнул. – То есть, не навлечет ли она неприятности на свою голову, если бросит меня на полпути, когда есть утверждённое количество занятий по литературе?

В конце концов, они расписались под судебным решением и заключили соглашение.

Гаррет потер подбородок, не отводя взгляда от стойки для завтраков.

- Возможно, ее ждет небольшой допрос, но по факту помешать ей искать работу в другом месте они не имеют права. Их, скорее, выведет из себя проблема с поиском другого преподавателя.

Одну руку он положил себе на бедро, а другой жестикулировал во время разговора. Каллен был уверен, что без рук Гаррет Вольтури онемеет.

- Если станет ясно, что ты никоим образом не связан с решением Изабеллы перейти на другую работу, - размышлял он, вышагивая по кухне, - тогда проблем быть не должно, Эдвард. Да и после сегодняшней встречи с Шарлоттой я вообще не вижу, какие могут возникнуть проблемы.

Каллен натянуто улыбнулся.

- Судя по твоим словам, все так легко.

Гаррет уверенно и решительно сказал:

- Если мы станем играть по правилам, то так и будет.

Каллен еле слышно охнул:

- Мы?

Гаррет улыбнулся.

- Полагаю, Эдвард, тебе понадобится моя помощь.

Каллен улыбнулся и опустил подбородок.

- Да.

- Тогда она у тебя будет.

Каллен опустил глаза, чувствуя, как нахлынуло на него согревающее облегчение и благодарность. Хоть слова, что он проговорил, прозвучали тихо, Каллен был искренен:

- Спасибо, мужик.

- Не за что, Эдвард. – Гаррет откашлялся. – А теперь заткнись и притащи-ка мне еще пива.

В течение следующего часа Гаррет и Каллен обсуждали увольнение Изабеллы из Артур Килл, когда планы будут приведены в действие, и насколько все гладко пройдет. Каллен сомневался, что ублюдки, в частности Ньютон, не найдут что сказать по поводу ее ухода, но он верил Гаррету, уверенному в том, что все пойдет согласно плану.

Он обязан был верить.

Да и вообще, по сути, он обязан был находиться рядом с Персик, но прежде всего он обязан был защитить ее, потому Каллен молча слушал Гаррета, рассказывающего, как это сделать. Похоже, это дерьмо было не таким уж и легким, но пять сигарет и три бутылки пива помогли ему расслабиться, черт возьми.

Полчаса обсуждений – и непринужденная атмосфера была разрушена, когда Гаррет задал вопрос, которого Каллен уже давно ждал, понимая, что он, блядь, неизбежен. Каллену удалось подавить порыв вышвырнуть из своей квартиры любопытную и надоедливую задницу Гаррета в попытке защититься, но раз уж мужик подставил себя под удар, чтобы помочь им с Беллой, это даже невежливо как-то.

Никто из них не вспомнил в разговоре о коматозном состоянии Каллена, когда… в тот день, когда он дрожа очухался на больничной койке в Артур Килл, бессвязно бормоча себе под нос и ни хрена ничего не воспринимая. У Каллена, этого трусливого ублюдка, до сих пор получалось избегать подобных вопросов.

Вот и закончилась лафа. Его загнали в угол. Пришло время быть мужиком.

Каллен оценил стойкость Гаррета. Сукин сын не ходил вокруг да около. Засранец в лоб задал ему вопрос. Каллену это пришлось по нраву, хотя страдания оттого его не уменьшились.

- Итак, почему ты зовешь ее Персик? – спросил Гаррет, не сводя глаз с лица Каллена. Он еле слышно вздохнул, продолжив: - Почему ты в обморок свалился, узнав, кто она такая?

В свою очередь, Каллен, не отрывая взгляда от рук, зажатых между коленями, улыбнулся:

- И давно ты просек?

- Очень давно, - с улыбкой ответил Гаррет. – Но, думаю, ты задолжал мне ответы. Я получаю выгоду из данных мне привилегий.

Каллен вскинул бровь и медленно кивнул. Гаррет прав: Каллен действительно ему задолжал.

Он глубоко вздохнул, откинулся на спинку стула и, как и в случае с Розали, рассказал все о той ночи, когда Персик ворвалась в его жизнь. Он описал холодный вечер, ужасающие крики отца, умоляющего свою дочь бежать, и одолевающие его чувства, когда эта хрупкая девочка вырывалась из его объятий.

Каллен весь раскраснелся, объясняя, какой смысл вложен в «Персик». Притом он частенько делал паузы, дергая себя за волосы так, словно это могло бы ему помочь. Дерьмо, разговоры с парнем о девчачьих волосах не придавали Каллену спокойствия, но Гаррет продолжал молчать, никак не выражая свои эмоции.

Он даже с места не сдвинулся, ни звука не издал, и Каллен был очень тому рад.

Когда повествование подошло к концу, Гаррет положил на плечо Каллена свою крупную ладонь, чуть его сжал и улыбнулся. Мужчины молча обменялись взглядами, и плечи Каллена осели. Увидев на лице Гаррета понимание, он понял, что тот испытывает похожие чувства.

- Завтра я позвоню Изабелле, - сказал Гаррет, надевая большое шерстяное пальто и направившись к дверям. – Уверен, до меня ты успеешь с ней переговорить, но я заполню документы за нее.

Каллен протянул руку и подождал, когда Гаррет захлопнет рот, который от удивления широко распахнул. Рукопожатий прежде между ними не было, но, ебать-колотить, Каллен хотел выказать свою признательность, а объятий он терпеть не мог. Гаррет осторожно взялся за его ладонь и уверенно ее встряхнул.

- Еще раз спасибо, Ги, - с жаром сказал Каллен. – Ты мне жизнь спас. – Он сухо рассмеялся. – С этим дерьмом давно пора было расправиться. Не знаю, почему мы раньше не подумали. – Он пожал плечами.

Он знал почему. Как раз потому, что он, эгоистичный еблан, хотел безраздельно владеть Беллой. И все же этой хренью лучше с Гарретом не делиться.

- Без проблем, - ответил он. – Вы с Изабеллой сами должны были решиться. Для нее это важно. Иногда самый простой ответ не всегда лежит на поверхности.

Он усмехнулся, увидев, как закатил глаза Каллен, и открыл дверь.

- Эй, побрей мне жопу и назови меня Присциллой! Да воссоединятся говнюки из Артур Килл!

Зычный басс Эммета долбанул Каллена и Гаррета по голове с силой бейсбольной биты, а секундой спустя его огромное тело впечаталось в них обоих и притянуло в крепкие, как тиски, объятия.

- О, как я счастлив, - насмешливо пропел Эммет, когда Каллен заворчал и оттолкнул этого болвана нафиг.

- Чувак, черт возьми, - сказал он, разминая спину после устроенного Эмметом представления. – Успокойся нахрен.

Эммет ухмыльнулся:

- Вижу, свобода никак не отразилась на твоей чванливой заднице. – Он повернулся к Гаррету, не дожидаясь ответа Каллена. – Как делишки, Ги?

Гаррет усмехнулся, поправляя пальто и обернув вокруг своей мускулистой шеи черный шарф.

- Делишки нормально, Эммет. Рад тебя видеть. До встречи в четверг. – Он скользнул в двери и помахал рукой. – Еще поговорим, Эдвард.

Каллен отсалютовал ему двумя пальцами, в то время как Эммет ввалился к нему в квартиру и оглядел ее, словно хренов потенциальный покупатель. Каллен закрыл дверь и вздохнул.

- Что будешь, Маккарти?

Эммет провел ладонями по своей мощной груди и улыбнулся.

- У тебя пиво еще осталось? Я от жажды, бля, сейчас помру.

С двумя бутылками в руке Эммет шлепнулся на диван, пока с виду немного раздраженный Каллен вертел между пальцами сотовый телефон.

- Отвлекаю? – беспечно спросил Эммет, сделав глоток.

Каллен покачал головой и зажег сигарету.

- Как прошла первая неделя на свободе? Должен признать, я малость удивлен, что ты не приперся раньше.

Эммет улыбнулся.

- Ты ж знаешь, Каллен, столько дел, столько дел.

Каллен рассмеялся и, согласившись, шевельнул бровями.

- Нет, ты мне тоже дорог, конечно, - добавил Эммет, весело подмигнув. – Но мне нужно было кое-что уладить.

Каллен замер.

- Ты не же не вернулся к прежним делишкам, нет?

Эммет нахмурился:

- Нет. Просто уложил в постельку нескольких «леди»… В наши дни трудно найти сдельщиков.

Каллен удивленно покачал головой и сделал глоток пива. Его не должно удивлять, что Маккарти уже успел заключить сомнительные автомобильные сделки. Идиот был зависимым от этой поебени. Его потребность в «леди» с их колесными дисками и винтами была занимательной. Если из-за этого задница Эммета не отправлялась в тюрягу.

- Гаррет приходил просто так?

- Да, - ответил Каллен. – А еще здесь была Шарлотта. Она с радостью бы с тобой встретилась. – Мужчины фыркнули.

У Маккарти и Шарлоты сложились не самые теплые отношения. Сказать, что она не понимала его сквернословящего юморка – знатно преуменьшить.

- Она меня хочет, - дерзко заявил Эммет, откинувшись на спинку и приподняв ноги. – Что тут еще придумывать?

- Конечно, хочет, - рассмеялся Каллен, и в ту же минуту его телефон запищал, оповестив о входящем сообщении.

Эммет нахмурился, заметив улыбку на губах Каллена, читающего с экрана телефона какое-то дерьмо. Этот придурок практически не улыбался. Он точно унюхался какой-то бодяги.

- У тебя че, новая… потрахушка?

Каллен посмотрел на Эммета с такой пылкой яростью, что тот уже хотел было стереть пот со лба.

- Нет. Это не новая «потрахушка», - рявкнул он, после чего снова посмотрел на экран, схватив хренову штуковину так, словно это был маленький зеленый жуткий тип с болотными глазами из того ужасного фильмеца «Звонок».

- Ладно, ладно, - резко ответил Эммет, зажигая и себе сигарету. – Остынь, придурок. Я просто спросил.

Каллен выдохнул и потер пальцами лоб.

- Знаю… просто… тут другое… она… - Он умолк, увидев, как заблестели глаза Эммета. Блядь.

- Значит, это она, - вслух задумался он, потирая подбородок. – Интересненько.

Эммет был не глуп. Он знал, что только одна женщина на планете кроме его охуенной секси-сестрички могла превратить Каллена в бешеного пса.

Свон.

- Я так понимаю, что с мисс Свон у тебя все гладко, - спокойно заметил Эммет.

Каллен затушил сигарету и выпустил кольца дыма к потолку.

- Просто отвали, - был его краткий ответ.

Эммет заметил, с какой силой Каллен напряг челюсть и сжал кулаки на ручках стула, и улыбнулся.

В точку.

Он глубокомысленно хмыкнул.

- Черт возьми, - низким голосом сказал Эммет, каким говаривал о пикапе и прочих эро-штучках. – Мне так не хватает ее упругой попки и тех обтягивающих юбок, что она носила. – Для пущего эффекта он облизал губы. – Бля, а эти ноги… я мог бы ласкать их…

Каллен отреагировал сразу же и свирепо.

- Заткни пасть, Маккарти! – проревел он, вскочив с места, дыша и выглядя так, словно только что пробежал Нью-йоркский марафон.

Взметнув вверх руку, он угрожающе покосился на Эммета.

- Следи, блядь, за речью, когда о ней говоришь.

На долю секунды Эммет обрадовался, что их разделял стол. Ублюдок казался решительно настроенным и даже немного его пугал. И все ж он продержался три секунды, пока не расплылся в улыбке шириной в дамбу Гувера.

- Да будь я проклят, - заржал он, вскинув руками. – Ты и мисс Эс, да? Миленько.

Каллен резко опустил руку, и у него вырвался стон разочарования и расстройства. Он накрыл лицо ладонями и что-то в них бормотнул. Блядь, как же легко его раскололи. Эммет его дурачил, а он попался. Он съехал с катушек, и это чувство было крайне неприятно.

Какого. Хрена?

- Ладно, - вскричал он. – Черт, да, мисс Свон и я. Вот, счастлив? – Он схватил со стола бутылку и рухнул на стул.

- Пусть все знают! – продолжил он, обводя рукой пустую комнату. – Да что такого с этим дерьмом? – Он фыркнул: - Сегодня День любопытного мудилы, что ли?

Эммет усмехнулся и наклонился вперед, положив локти на колени.

- Слушай, мужик, я не интересуюсь, как почему и когда, хрен тебя подери. Я просто рад, что выиграл пари, которое заключил сам с собой.

Каллен сощурился:

- Пари?

- Ага, я поставил против себя, сколько времени вы будете ходить вокруг да около. – Эммет стукнул себя по груди обоими кулаками. – Угадай, кто победил?

Пребывая в шоке, Каллен уставился на него. Господи. Все знали о том, что между ним и Беллой что-то происходит задолго до того, как поняли они сами?

- Ради бога, Маккарти, - простонал он. – Это же не блядский трах.

- О да, понимаю, но ты усек намек, да? – Эммет только улыбнулся и кинул сигарету в пепельницу. – О, кстати, о сексуальных женщинах! Слышал, твоя сестричка вернулась в город. Это правда?

Каллен не знал в точности, то ли у Маккарти память была как у комара, то ли он попросту игнорил его, негодующего из-за влечения этой обезьяны к Розали. Черт возьми, сейчас он был слишком уставшим, чтобы даже думать об этом.

Он потер виски, чертовски желая, чтобы рядом была Белла, чтобы он мог просто обнять ее, уткнуться носом в ее шею…или грудь, пофиг… просто забыть обо всем и вся.

- Маккарти, я тебя уже предупреждал: Розали не трогать.

Эммет рассмеялся.

- Ну да, и она так же говорит, но я-то знаю. Знаю женщин.

- Последнее китайское, - процедил Каллен. – Держись от нее подальше.

- А что? – ухмыльнулся Эммет. – Надерешь мне задницу?

Каллен усмехнулся со знанием дела.

- Нет, но она может.

Не то чтобы Каллен не доверял Маккарти. Боже, они много лет дружили. Эммет был с ним той ночью, когда Каллен разбил рожу Ройсу Кингу, и он всегда с уважением относился к женщинам. Просто Розали до сих пор сломлена.

Каллен сомневался, что она справится с ухаживающим за ней мужчиной, кто бы то ни был. Не говоря уж об Эммете и его крайне восторженной индивидуальности. В прошлом, когда они виделись, подшучивания Эммета всегда были игривы и до краев полны намеков, но Розали отступала до того, как дело принимало опасный оборот. Каллен отдавал Маккарти должное: этот придурок всегда знал, когда следует остановиться, видя, что Розали чувствует себя не в своей тарелке. Несмотря на все свое выкобенивание, этот ублюдок уважал ее, и это многое значило.

Если так подумать, Маккарти уже не один год оказывает Розали знаки внимания и до сих пор не отступил от намеченной цели.

Безусловно, это что-то да значит, верно?

- Забей, - пробурчал Каллен, чувствуя, как уже кипит мозг от всех этих мыслей.

Услышав, как Эммет поставил на стол пивную бутылку, он глянул на него.

- Мы тут собираемся набег по барам совершить. Ты с нами?

Каллен улыбнулся и покачал головой.

- Не, парень, у меня дела.

Эммет шевельнул бровями.

- Или кто-то тебя ждет…

Каллен не сдержал смех.

- Вали уже нахрен, Маккарти.

- Вас понял.

Мужчины ударились кулаками, организовали еще по пивку и разошлись. Каллен не успел даже дверь в квартиру закрыть, как уже прижимал мобильник к уху.

- Блин, ты нужна мне, - выдохнул он, услышав голос своей Персик. – Буду через двадцать минут, малыш.

 


Перевели DandelionWine и Sensuous

Эх, не сдерживаем своих обещаний... Стыдно нам, девочки. Если у вас есть еще желание общаться с нами на форуме - поверьте, мы будем очень-очень ждать! Стимул и вам, и нам для скорейшей выкладки завершающей части главы ;)

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-957-187
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Sеnsuous (28.11.2013)
Просмотров: 2610 | Комментарии: 39 | Рейтинг: 5.0/76
Всего комментариев: 391 2 3 4 »
0
39  
  А эта Ванесса все таки, оставила ребенка и растит его без ведома Джейка.................. .................................  good
Белла на раздумье и не доверяет Эл, но и что, то надо делать, Эд исправился  в луч-шую сторону, что все отметили............................................ 
Эд выяснил насчет работы Беллы, а Гаррет только уточнил подробности их отношен-ий, поддержав их; Эмм ввалился и тут же, ловко вызнал о них

38  
  долгожданное продолжение!

37  
  Замечательное продолжнние! Здорово, что Гаррет за них! И реакция Эммета тоже забавная, но тем не менее поддержка! Огромное спасибо за продолжение!  dance4

36  
  спасибо lovi06015

35  
  Спасибо за долгожданное продолжение!

34  
  Спасибо огромное!!!!!

33  
  good good good

32  
  О, Боже! ЧТО я вижу?! Какое счастье! Продолжение! lovi06032 Спасибо большое! lovi06032

31  
  точно День признаний  какой-то!! надеюсь Персик его утешит!! giri05003 спасибо

30  
  Спасибо...Эммет красавчик...чума

1-10 11-20 21-30 31-39
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]