Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ФУНТ ПЛОТИ. ГЛАВА 37, ЧАСТЬ 1
Может быть, мои прикосновения не настолько приятны,

Может быть, я не смогу сказать таких слов,

Может быть, я не выгляжу идеально,

Но я – твой.

И хотя я иногда бываю груб,

Мне всегда бывает мало,

И может казаться, что этого недостаточно,

Но я – твой…

The Script 'I'm Yours'

 


– Растопка.

– Ликовать.

– Смертник.

– Язвенный.

– Шовинизм.

– Наркотик.

– Реликвия.

– Па… блядь… э-э… Пи, нет, про…

– Ха! – вскрикнула Белла с широкой улыбкой. – У тебя ушло больше пяти секунд!

Она слегка подскочила в кресле за рулем ягуара и повиляла попой, что выглядело сексуально, и меж тем раздражало. Блядь. Каллен ненавидел проигрывать.

Он скрестил руки на груди и надулся, ворча что-то о глупых словах по восемь букв и о том, какие они бесполезные. И вообще игра была тупая. Будто ему не все равно.

– Ой, не дуйся, – хмыкнула Белла. – Дам тебе выиграть в следующий раз.

Каллен покосился на нее. В следующий раз? Она уже надрала ему зад во всех видах игр: от игры в слова до «Угадай мелодию» на айподе. Черт побери, у этой женщины дух состязания сильнее, чем у него.

Хорошо, что она сделала ему великолепный минет перед выходом из мотеля, иначе у него было бы по-настоящему дерьмовое настроение. Боже милостивый, рот у нее был невероятный. Он поерзал в кресле и положил ладонь на ее обтянутое джинсами бедро, нуждаясь в некоем контакте, пока они приближались к дому ее бабушки.

Они были всего в двадцати минутах от ее дома, а его желудок уже начал делать чертовы сальто. Спина взмокла, что было нелепо, потому что за окном был тот еще дубак. Временами даже шел снег.

– Эй, – улыбнулась Белла, накрыв его ладонь своей. – Все хорошо?

Каллен пожал плечами и откинулся на подголовник, наблюдая за ней, пока она вела.

– Все будет нормально, – пробормотал он, прижавшись щекой к подголовнику. – Буду смотреть на тебя, пока не приедем.

Она улыбнулась, не отрывая взгляда от дороги.

– Как будто тебе делают прививку от гриппа?

– Что? – нахмурился Каллен.

Белла облизнула губы и перестроилась в другой ряд, глядя в зеркало заднего вида.

– Когда я была маленькой, папа… водил меня на прививки, ну, от гриппа, кори, и всего такого прочего, и всегда говорил, что если я не буду смотреть, будет не так больно. Было не так страшно, если я не смотрела, как их делают.

Она снова улыбнулась с тоской во взгляде.

– Я утыкалась лицом ему в шею и молилась, чтобы все поскорее закончилось.

– Помогало? – спросил Каллен.

– Каждый раз, – ответила она.

Губы Каллена изогнулись в улыбке, пока он смотрел на свою Персик. Она много говорила об отце с их поездки в Нью-Йорк, и он понял, что ему это нравится. Ему нравилось слушать, как она говорит о нем, делится воспоминаниями и рассказывает о разных мелочах, делавших его таким особенным для нее. Ее лицо сияло, а глаза становились еще больше и выразительнее, будто бы даже простое воспоминание об отце делало ее безгранично счастливой.

Сколь бы странным ни было чувство, Каллен не мог отрицать, что хотел бы познакомиться с Чарли Своном, и не в последнюю очередь потому, что хотел поблагодарить за то, что тот помог появиться на свет этой восхитительной женщине.

– Ты прекрасна, – прошептал он, не сдержавшись.

Она покраснела и смущенно улыбнулась.

– Ты тоже.

– Как думаешь… – Каллен замолчал на полуслове.

– Что, малыш? – подбодрила Белла.

Он вздохнул, обхватив ее мизинец большим пальцем.

– Как думаешь, я бы понравился ему… твоему отцу?

Белла остановилась на светофоре и повернулась к нему.

– Я думаю, вы с моим отцом похожи больше, чем я сама осознаю. – Она потянулась и потерлась носом о его щеку. – Я думаю, он посчитал бы тебя классным.

Каллен улыбнулся ее словам.

– Да? – Боже, как бы ему хотелось, чтобы это было правдой.

– Да, – ответила она без тени сомнения в голосе. – Да. Поцелуй меня?

Каллен издал смешок и пододвинулся к ней, чтобы нежно коснуться губами ее губ. Не закрывая глаз, он наблюдал, как закатились глаза Беллы, и с ее губ сорвался тихий стон. Она была так чертовски сексуальна, когда так делала. Он позволил себе обвести кончиком языка ее нижнюю губу и вздохнул, когда она отодвинулась, чтобы продолжить путь.

– А я не помню, как мне делали прививки, – признался он, спустя пару минут тишины.

Белла глянула на него.

– Не помнишь?

Он помотал головой, пытаясь вспомнить, но так и не сумел.
– Нет.

Белла развела плечи и попыталась придать голосу беззаботности, но Каллен знал, что она сочувствует ему. Он ощущал сочувствие, жгущее его кожу, как крапива, заставляя стискивать челюсти и скрипеть зубами.

– Может, это и хорошо, – предположила Белла. – Делать прививки отвратительно.

– Ага, – тихо ответил он.

Казалось, нелепо желать помнить такие вещи, но со слов Беллы это воспоминание казалось таким совершенным, что он захотел, чтобы и у него оно было. Сделав глубокий вдох, он почувствовал, как сдавило в груди от мерзостных воспоминаний, что были у него. К черту, подумал он, когда в нем начинала закипать злость, прошлое не изменить, нужно смотреть вперед, а Белла – рядом с ним – огромный шаг в верном направлении.

– Не важно, – сказал он, приковав взгляд к изгибу ее шеи. – Теперь у меня есть воспоминания куда лучше.

Он сжал ее бедро с намеком, водя пальцами по внутреннему шву на джинсах.

– Правда? – спросила она, подыгрывая. – И о чем же они?

– О тебе, – ответил он, не раздумывая.

Она усмехнулась и прикусила губу, чтобы восстановить самообладание.

– Обо мне, да?

– О да, – ответил он, проведя тыльной стороной пальцев по ее голой руке. – Например, о том, как сегодня утром ты ласкала мой член своим охрененным ртом.

– Тебе понравилось? – промурлыкала она.

Каллен фыркнул.

– По-моему, я доказал, как сильно мне понравилось, когда кончил как чертов подросток.

Белла рассмеялась, моментально развеяв дерьмовую атмосферу, грозившую поглотить Каллена.

– Не смейся, детка, – хмыкнул он. – Преждевременная эякуляция – серьезная проблема.

– Не думаю, что тебе нужно об этом беспокоиться, милый, – ответила она с хитрым «нагни-меня-и-сделай-со-мной-что-нибудь-грязное» блеском в глазах.

– Х-м-м, – задумался он, водя пальцами по внешней стороне ее груди. Ему пришлось подавить стон, когда он заметил, как ее сосок выступает под тканью футболки.

Ку-ку-блядь-ку-ку.

– Я думаю, нам придется опробовать эту теорию.

– Опробуем, – улыбнулась Белла. – Но с этим придется подождать.

Каллен нахмурился, а его член неодобрительно дернулся от разочарования.

– Почему?

Белла посмотрела на него, с тревогой изогнув брови.

– Потому что мы приехали.

Каллен, внезапно вспомнив, что они в машине, огляделся по сторонам, и увидел большой дом из красного кирпича, стоявший в конце длинной, выложенной гравием подъездной аллеи, окруженный садами, которые с приходом весны выглядели бы восхитительно. Дом был огромен, и даже столбы кремового цвета, стоявшие по обеим сторонам от массивных, деревянных дверей, делали его еще более устрашающим.

Господи Иисусе.

Сердце Каллена отозвалось гулким паническим ударом в грудной клетке, у него одновременно пересохло во рту, и вместе с тем его потянуло на сигаретку. Он нащупал пачку сигарет в кармане джинс и сглотнул с облегчением. Слава Богу.

И вдруг его посетила страшная мысль: что если бабушка Беллы не выносит курильщиков? Бля.

– Каллен?

Голос Беллы звучал будто издалека, и, повернув к ней голову, Каллен испытал странное ощущение, будто оказался под водой, отчего ему стало трудно дышать.

– Малыш, – осторожно обратилась Белла, отстегнув ремень безопасности. – С тобой все хорошо? Ты немного побледнел.

Каллен открыл рот, но не смог произнести ни звука. Он потер грудину, пытаясь заставить легкие работать. Но не помогло.

Блядь, я дышать не могу.

Его пробил холодный пот, пройдясь по спине ледяными когтями. Черт подери, что он делает? Почему он согласился на эту поебень? Он не делал этого. Не знакомился с семьями. В нем было слишком много пофигизма, чтобы оказываться в таких ситуациях. Мать твою. Даже смешно думать, что его примет бабушка Беллы.

Его никогда не примут, потому что он недостаточно хорош. И никогда не будет.

Тупоголовый, безмозглый идиот.

– Черт, – пробормотал он, со злостью потирая лицо.

– Эй, – тихо позвала Белла, опустив его руки себе на колени. – Дыши, – прошептала она. – Я здесь.

Он крепко зажмурился.

– Белла… Я… я не… – он задыхался. – Я не могу.

– Все хорошо, Каллен. Я рядом, и у тебя все хорошо.

– Персик.

– Эй, – Белла опустила ладонь ему на шею и потерла челюсть подушечками больших пальцев. – Послушай меня. Я люблю тебя.

– Господи…

– Я. Люблю. Тебя, Эдвард.

Он посмотрел на нее и увидел, что она смотрит на него с таким яростным выражением лица, что он не мог сделать ничего, кроме как откинуться в кресло.

– Скажи мне, – пробормотала она, целуя кончики пальцев его правой руки.

– Ч-что?

– Скажи мне, что знаешь, что я люблю тебя.

– Бля, детка, – нервно выдохнул он. – Я знаю… Я знаю, что любишь. Но я…

Она прижалась лбом к его лбу, удерживая его.

– Нет. Никаких «но». Я люблю тебя, и это все, о чем тебе нужно думать.

Видишь, слышалось в ее голосе, все просто.

Сделав несколько глубоких вдохов, Каллен сглотнул волну блядского страха и ужаса и выпрямился в кресле. Ему нужно собраться. Он не мог позволить, чтобы первым, что увидит бабушка Беллы, был его страх. Ни за что. Ему нужно было собрать волю в кулак и доказать, что он мог справиться с задачей – быть рядом с Беллой. Черт подери, она была всем для него, и он должен был показать это.

Он закрыл глаза и потянулся вперед, захватывая губы Беллы в жгучем поцелуе.

– Прости, – пробормотал он в ее теплые губы. – Прости.

– Не извиняйся, – ответила она, обхватывая его лицо маленькими ладошками. Она провела пальцами по бакенбардам и нежно улыбнулась. – Это все можно понять. Это нормально, – она улыбнулась шире, когда он издал сухой смешок. – Теперь все хорошо?

– Да, я просто… – он опустил взгляд и повел плечом. – Только не оставляй меня, ладно?

Господи, да ты херово позорище, Каллен.

– Не буду, – пылко отозвалась Белла. – Пойдем.

Прежде чем Каллен успел ее остановить, она вышла из машины и легкой волнительной походкой обошла капот.

– Сейчас, блядь, начнется, – пробормотал Каллен себе под нос, открыл дверь и вышел.

Он неторопливо огляделся, осматривая земли и невероятных размеров собственность, разместившуюся среди них. Захлопнув дверь, он засунул руки в карманы, пряча их от холодного воздуха – такого же холодного, как внезапно возникшие воспоминания о доме его матери, о дурном предчувствии, сковывавшем его всякий раз, когда его привозили к парадной двери, и он видел сожаление и недовольство в ее лице. Господи, он же был ребенком, до смерти напуганным и одиноким.

Он сглотнул и отогнал воспоминания прочь.

Нет, подумал он, я в безопасности. Все не так.

Он покосился на Беллу, которая улыбнулась ему в ответ теплой, уверенной улыбкой.

Да, он в безопасности. Он всегда в безопасности со своим Персиком.

Позвоночник протестующе захрустел, когда Каллен осторожно потянулся, но успокаивающий треск в спине был позабыт, когда открылась парадная дверь, и из дома выбежал охуеть какой огромный далматинец, высунув язык и виляя хвостом. Каллен, может даже, чуть шагнул за Беллу.

– Гарри! – взвизгнула она, наклонившись к нему, скулящему, гавкающему и рычащему от радости.

– Гарри? – переспросил Каллен, вскинув бровь.

– Да, – рассмеялась Белла. – Тот самый Гарри, к которому ты так ревновал, когда он спал в моей кровати.

– Именно так, – ответил он. – Я единственный парень, который спит в твоей кровати.

Изабелла закатила глаза и потерла псу живот, пока он не замахал задними лапами в воздухе, как сумасшедший.

– Я тоже скучала, Гарри, – пропела она.

– Изабелла!

Белла подняла взгляд и увидела Нану Бу, в куртке и варежках спешащую к ним с широкой улыбкой и выглядящую как всегда чудесно. Тревор, прислуга ее бабушки, шел следом с теплой улыбкой.

– Бабуля, – вздохнула Изабелла, ощутив спокойствие. Она встала и позволила бабушке заключить ее в свои знаменитые объятья. Боже, как она приятно пахнет.

– Ангел, – улыбнулась Нана Бу в волосы Изабеллы. – Так рада тебя видеть.

– Я тебя тоже.

Изабелла поцеловала ее в щеку и отстранилась. Затем глянула на Каллена, которому с виду было так же комфортно, как девственнику на выпускном. Он переминался с ноги на ногу и разминал плечи. Она тут же схватила его за руку и притянула к себе. Затем нежно улыбнулась, пытаясь передать свою любовь во взгляде. Его хватка на ее ладони была почти болезненной, но она бы стерпела все, лишь бы он чувствовал себя комфортно и в безопасности.

– Нана, – обратилась Изабелла. – Это Каллен. Мой… Эдвард.

Каллен чуть не свернул шею – до того быстро повернул к ней голову. Его глаза округлились от удивления, но улыбка, грозившая приподнять уголки его совершенных губ, подсказала ей, что она произнесла правильные слова.

– Приятно познакомиться с тобой, Каллен, – сказала Нана Бу, протягивая ему руку со счастливой улыбкой.

Прокашлявшись, Каллен шагнул к ней.

– Приятно наконец познакомиться с вами, – тихо сказал он, пожимая ее ладонь.

Не успела Белла понять, что происходит, как Нана заключила Каллена в крепкие нетерпеливые объятья, прижавшись щекой к его груди.

– Э-э… здрасьте, – пробормотал Каллен, глядя на Изабеллу поверх ее головы с потерянным выражением лица. Изабелла улыбнулась и пожала плечами в ответ.

Нана есть Нана.

– Я с большим нетерпением ждала встречи с мужчиной, который пленил сердце моей Изабеллы, – прошептала бабушка. И сильнее сжав свитер у него на спине, она продолжила. – Встречи с человеком, который… спас… ее.

Изабелла заметила, как плечи Каллена слегка расслабились. Их взгляды встретились: изумруд и теплый цвет шоколада «Поцелуи Херши». Я же говорила тебе, малыш. Все хорошо. Этот особенный момент, каким бы монументальным он ни был, продлился долю секунды, и она проговорила одними губами: «Я люблю тебя».

«Ты мое все», так же ответил ей Каллен, заставляя ее сердце дико биться в груди.

Нана Бу, не заметившая их молчаливого разговора, отошла от Каллена и вытерла пальцем под глазами.

– Ох господи боже, – усмехнулась она, глядя на слезы на пальцах. – Глупая старуха.

– Вовсе нет, – возразил Каллен с полуулыбкой.

Нана Бу обхватила его щеку ладонью и, нежно похлопав по ней, улыбнулась.

– И, дорогой мой, ты такой шикарный, как она и описывала.

Каллен раскраснелся, поглядывая на Изабеллу. Он был совершенно потрясен и, открывая и закрывая рот, будто рыбина, лишился дара речи.

Нана рассмеялась над отсутствующим выражением на его красивом лице и взяла Каллена под локоть.

– Пойдем внутрь. Тут чертовски холодно. Изабелла, отдай ключи Тревору, он заберет сумки.

Изабелла тихо рассмеялась, и Каллен потянул ее за собой, вцепившись в ее руку, будто от этого зависела его жизнь. Она провела ладонью по его предплечью, успокаивая.

Господи, он действительно был в ужасе, пока они сидели в машине, тяжело дыша с широко распахнутыми глазами.

Он напоминал ей дикого, загнанного в клетку и сходящего с ума зверя. Страх, свирепый и безжалостный, был практически виден вокруг него, причиняя боль Изабелле. Она знала причину его страха. Она прекрасно ее знала, потому что он носил ее за собой тяжким грузом.

Он считал, что он недостаточно хорош.

Изабелла прикусила щеку и сделала глубокий вдох, когда в ней поднялась волна ненависти к его семье. Они ужасно с ним обращались, никогда не любя, не заботясь, не опекая его, пока он рос, и теперь он считал себя недостойным, не понимая, каким невероятным человеком он стал. Настоящая трагедия.

Изабелла еще никогда не встречала такого человека.

Она остановилась, едва ее посетила эта мысль, и посмотрела на профиль Каллена во всем его резком, мужественном великолепии. Да, она знала человека, который был таким же сильным и стойким, таким защитником, как Каллен.

Ее отец.

– Поездка прошла хорошо? – спросила Нана Бу, захлопнув за ними входную дверь и сняв шапку.

– Да, – ответила Изабелла и шагнула ближе к Каллену, зная, что его потребность в контакте была такой же сильной, как и ее. – Он ни разу не жаловался по поводу моих навыков вождения, – улыбнулась она, когда он закатил глаза. – Может, даже превратил меня в поклонницу ягуара.

Глаза Наны просияли.

– Ты любишь машины?

Каллен переступил с ноги на ногу.

– Да, я… э-э… я ездок-любитель.

– Каллен любит мотоциклы, – встряла Изабелла, не обращая внимания на его многозначительный взгляд.

Нана Бу ахнула и сделала вид, что теряет сознание.

– Ну настоящий Джимми Дин! О, успокойся, мое колотящееся сердце!

Изабелла захихикала Каллену в плечо и закрыла глаза, когда он разразился смехом. Звук был по истине волшебным.

– Я… э-э… я бы так не сказал, – пробормотал он, проведя рукой по волосам, отчего они растрепались во все стороны. – Но мотоциклы мне нравятся.

– Ну тогда я потом покажу тебе «Triumph», что стоит у меня в гараже, – подмигнула Нана Бу. – Вам, ребятки, надо выпить горячего.

Каллен уставился вслед маленькой женщине, поспешившей мимо них на кухню.
– У нее есть «Triumph»? – с благоговением прошептал он с потрясенно сияющими изумрудными глазами.

Изабелла рассмеялась и встала на цыпочки поцеловать его приоткрытый рот.

– И старинный астон. Пойдем, Джимми, – поддразнила она. – Она готовит убийственно вкусный горячий шоколад.

Усевшись за большим деревянным столом Наны, Изабелла не могла не ощутить, как теплота дома ее бабашки, любовь и принятие просачиваются глубоко в нее. Каллен, то и дело касаясь ее свободной рукой, сидел и слушал и до обеда, состоявшего из энчилад и торта из орео, и во время него и после, истории из детства Изабеллы. Истории о падениях Изабеллы с лошадей, лазаньях по деревьям и битье стекол бейсбольными мечами приводили Каллена в восторг.

Изабелла даже не смутилась, когда промелькнули ее фотографии купающейся голой. Каллен, однако, был порядком огорошен.

Видеть, как любимый мужчина начал расслабляться, слыша его смех и понимая, что он начинает постепенно осознавать, что нечего бояться, было за пределами мечтаний Изабеллы. Все, чего она хотела от проведенных у Наны выходных, так это того, чтобы он понял, что ему есть место в ее жизни.

Она хотела, чтобы он увидел, что есть люди, которых не волновало его прошлое и совершенные им ошибки. Все совершали ошибки и делали неправильный выбор. Черт, она-то точно немало ошибалась в свое время, и Каллену было важно понять, что не все станут использовать это против него.

Она слушала, как Нана Бу задает ему вопросы о его увлечениях, улыбаясь, когда Каллен засмущался и заскромничал, говоря о любви к музыке, скорости и железу. Он рассказал о Кале, своем желании купить еще один мотоцикл, в ответ на что Нана Бу начала рассказывать истории о том, как Изабелла и ее отец часами катались по пляжу, просто чтобы послушать шум мотора в ушах и ощутить поток ветра в лицо.

– Она не изменилась, – заметил Каллен, улыбаясь Изабелле, отчего ее щеки залились румянцем.

Нана Бу как всегда была удивительна, смеясь и шутя, не задавая вопросов, от которых Каллену стало бы неловко. Она смотрела ему прямо в глаза, пока они говорили, внимательно слушая его ответы. Постепенно из плеч Каллена ушло напряжение, а улыбка стала даваться ему легче. Даже его хватка на ладони Изабелла ослабилась. Он был расслаблен, чувствовал себя комфортно и, похоже, действительно получал удовольствие от общества Изабеллы и ее бабушки.

Однако была одна небольшая проблема, оставшаяся нерешенной с момента их приезда, и Изабелла знала, что его это здорово раздражает.

Изабелла подалась вперед со знающей улыбкой, заметив, как он ерзает уже в тысячный раз.

– Ты можешь пойти покурить, – сказала она.

Каллен поморщился и виновато покосился на Нану Бу.

– Все нормально, – пробормотал он. – Я не хочу вести себя грубо.

– Тревор курит на заднем крыльце, дорогой Каллен, – заметила Нана Бу, поставив миску доритос со сметаной на стол. – Прошу, не стесняйся. Ты на отдыхе.

Каллен посмотрел на Изабеллу, ища разрешения в ее глазах.

– Все в порядке, малыш, – заверила она, сочтя его скромность чертовски очаровательной.

Он встал с места и пошел к двери в другом конце кухни. Гарри, нетерпеливо процарапав по полу когтями, подскочил со своего места рядом с Наной Бу и с радостью потрусил за ним. Каллен опустил взгляд на собаку, вопросительно выгнув бровь. Гарри посмотрел на него в ответ, сел и взволнованно застучал хвостом по полу. Каллен выглядел озадаченным.

– Он пойдет с тобой, – сказала Нана Бу, подмигнув. – Ты ему понравился.

– Ладно, – пробормотал Каллен, глядя на собаку, открыл дверь, и они оба вышли в холодную чикагскую ночь. Изабелла посмотрела на закрывшуюся за ним дверь, купаясь в чувстве довольства и спокойствия. Она не помнила, когда в последний раз чувствовала себя так расслаблено.

– Он замечательный, – тихо сказала Нана Бу, попивая красное вино. – Он обожает тебя, дорогая.

Изабелла опустила голову.

– Я его обожаю, – призналась она, вздохнув и обведя краешек бокала пальцем. – Он так волновался, Нана. Он так сильно хотел произвести хорошее впечатление.

Нана Бу посмотрела на дверь и заговорила полным благодарности голосом:

– Он сделал это в тот день, когда спас твою жизнь, Изабелла.

– Знаю, – Изабелла подалась вперед, опершись локтями в стол. – Жаль только, что он не понимает, что ему не о чем волноваться. Он сам толком не видит, какой он.

– Увидит со временем, Изабелла. В плохое гораздо проще поверить, чем в хорошее. Если будет достаточно часто слышать об этом, то и сам начнет замечать. – Нана Бу улыбнулась самой себе, издав смешок. – Он так напоминает мне… – Она помотала головой.

Изабелла посмотрела на бабушку, подперев подбородок ладонью.

– Кого?

– Твоего отца, – ответила Нана. – Он совсем как Чарли, когда твоя мать впервые привела его домой, нервничает и жаждет сигаретку.

– Папа курил? – Изабелла закашлялась с бокалом у рта.

Нана Бу усмехнулась и кивнула.

– Он бросил, когда твоя мать забеременела тобой.

Изабелла опустила взгляд в стол с улыбкой.

– Я этого не знала.

Лицо Наны приобрело задумчивое выражение.

– Я бы многое могла рассказать тебе о твоем отце.

– Пожалуйста, – подтолкнула Изабелла.

– Твой дед… он никогда не одобрял этот выбор твоей матери. – Нана улыбнулась воспоминаниям и отпила из бокала. – Никто и никогда не был достаточно хорош для его Рене.

Изабелла язвительно выдохнула.

– Да, это, наверное, семейное.

На это бабушка ответила смешком.

– Да, твоя мама очень похожа на своего отца.

Изабелла помолчала, думая о том, сколько презрения мать выразила ей за выбор Каллена, за выбор Артур Килл.

Нана Бу подалась вперед.

– Она старается защитить тебя, потому что любит тебя, ангел. Она страшно боится тебя потерять.

– Уже потеряла, – прошипела Изабелла.

– Ты это не всерьез, Изабелла, – мягко отругала Нана Бу, заставив Изабеллу сразу же раскаяться. Она опустила голову, крутя в руках бокал вина.

– Значит, у тебя собеседование на новой работе, – сказала Нана, легко меняя тему разговора, чтобы избавиться от возникшей неловкости.

Изабелла кивнула.

– В исправительном учреждении для несовершеннолетних в Бруклине. Начиная с нового года.

Эта вакансия была первой из найденных Элис, и хотя Изабелле совсем не хотелось это признавать, работа была идеальной. Ее заявку рассмотрели практически сразу, что неудивительно притом, что она будет работать с молодежью, занимаясь, в общем-то, тем же, чем и в Артур Килл.

В глубине души, за вычетом того, что она не хотела уходить из Артур Килл, Изабелла с нетерпением ждала интервью.

– Бруклин, – повторила Нана Бу, вскинув бровь.

– Да, – тихо ответила Изабелла, понимая, о чем думала ее бабушка.

Изабелла давно не была в Бруклине.

– Это недалеко от учреждения отца, – небрежно добавила она. – Я думала… эм… ну знаешь, сходить туда. – Она подняла взгляд и увидела любящее лицо своей бабушки. – Давно там не была.

Нана моргнула и медленно улыбнулась.

– Думаю, было бы замечательно.

– Каллен сказал, что поедет со мной… чтобы было легче.

– Он мой герой, – пошутила Нана, заставив Изабеллу рассмеяться.

– Мой тоже, – согласилась она.

– Ты этого хочешь? – тихо спросила Нана.

Изабелла посмотрела на бабушку и улыбнулась, невразумительно пожав плечами.

– Я хочу Каллена.

Глаза Наны Бу засияли от такой романтики.

– Если ты счастлива, Изабелла. Это все, что меня волнует.

– Я знаю, – ответила она со вздохом. – Жаль только, что остальные не разделяют того же мнения.

– Твоя мама привыкнет, – сказала Нана так уверенно, что Изабелла чуть сама не поверила в это.

Если бы.

Это стало походить на упорный труд: стараться невзлюбить того, кого она любила. Изабелла все бы отдала, чтобы ее мать сидела с ними за столом, пила вино, была счастлива и непредвзята.

– Почему дедушке не нравился мой отец? – спросила она, опустив дорито в сметану.

– Ох, ну, – рассмеялась Нана. – У Чарли тоже была пара скелетов в шкафу, как и у твоего Каллена.

Изабелла озадаченно нахмурилась.

– Что ты имеешь в виду?

Нана Бу облизала губы и внимательно посмотрела на Изабеллу.

– До встречи с твоей матерью он совершал поступки, которыми не особо гордился, и твой дед всегда недолюбливал его за это.

Изабелла впала в ступор.

– Я не понимаю. Что он сделал?

– У меня есть кое-что наверху, чтобы показать тебе. Я думаю, так будет проще все объяснить.

– Ничего плохого, ведь правда? – с опаской спросила Изабелла.

Нана Бу помотала головой.

– Нет, ничего плохого, милая. В отличие от твоей матери, которая считает это ненужным, я уверена, что тебе пора узнать больше о том, через что они прошли, чтобы быть вместе.

Изабелла слегка нахмурилась.

Нана Бу накрыла ее ладонь своей и улыбнулась.

– Поверь, там ничего дурного или страшного, все поймешь, когда увидишь. – Она замолчала и посмотрела на заднюю дверь. – Просто знай, что Каллен с твоим отцом очень похожи… во многом.

Прежде чем Изабелла успела попросить бабушку пояснить, о чем она говорит, задняя дверь открылась, и через нее обратно на кухню вошел Каллен со снежинками в темных волосах и с замерзшим Гарри.

– Господи Иисусе, там гребаный дубак, – проворчал он, потирая голову и смахивая воду на пол. – Продрог как пидарас. Пальцев, мать их так, не чувствую!

Он замер, явно осознав, что сказал и в чьем присутствии.

Его взгляд метнулся к Изабелле.

– Бля, прошу прощения, – моргнул он.

Затем закрыл глаза и, снова открыв их, посмотрел на Нану Бу.

– Черт подери, то есть, извините.

Нана Бу смотрела на него в ответ и, фыркнув, накрыла рот ладонью, чтобы заглушить смешки.

– Ничего-ничего, – проговорила она сквозь пальцы. – Я слышала и кое-что похуже. Я была замужем за дедом Изабеллы почти сорок лет.

Изабелла почувствовала, как дрожат плечи от попыток сдержать смех. Каллен выдохнул, покачал головой, глядя на Изабеллу, и побрел обратно на свое место, где сразу же сделал большой глоток пива.

– Слава богу, – пробормотал он.

– Не волнуйся, – хмыкнула Нана Бу, похлопав его по коленке, чем вызвала у Каллена легкий смешок. – Просто будь собой. Ты прекрасен такой, как есть.

 

 

 

=PoF= 


– Ты уверена, что это нормально? – спросил Каллен, наблюдая, как Белла ввозит свой маленький походный чемодан в их комнату, – комнату, которую они делили под крышей ее бабушки притом, что сама бабушка была в одной из комнат на этаже.

Он не жаловался, он, черт возьми, любил обнимать Изабеллу во сне, просто все это почему-то вызывало неправильные ощущения.

– Знаешь, – пропела Изабелла с другого конца комнаты. – У тебя какие-то слишком ханжеские для осужденного представления о наших отношениях.

Он закатил глаза, а Белла зашла в комнату и сняла свитер через голову. Ханжеские? Конечно, потому у него и намечается стояк от одного только вида ее обнаженной спины. Черт, она понятия не имела, что делала с ним.

– Я не ханжа, – проворчал он. – Просто… это дом Наны Бу. – Он уселся на край огромной кровати и принялся снимать ботинки и носки.

Он потер ладонями уставшее лицо, когда Изабелла вышла из ванной и оперлась на дверной косяк со странным выражением лица.

– Что? – спросил он, качнув головой.

– Ты назвал ее Нана Бу, – прошептала Белла в ответ, теребя пальцами низ футболки, в которую переоделась. Его футболки. Низ прикрывал ее бедра, а вырез доходил до груди. Она была пленительна.

– Ага, – ответил Каллен, пожирая ее взглядом. – Это плохо?

Белла неторопливо подошла к нему, улыбаясь такой улыбкой, от которой у Каллена все внутри сжималось, а кровь кипела. Она развела его колени своими и опустила руки ему на плечо, когда он ладонями обхватил ее бедра. Она наклонилась и потерлась носом о его нос.

– Это идеально, – ответила она. – Мне нравится, что ты так ее называешь.

– Правда?

– Да.

Каллен замычал, когда их губы встретились в нежном теплом поцелуе.

– Тебе лучше? – спросила Белла, поставив колени по бокам от его бедер на кровати.

– Теперь – да, – прорычал он, проведя руками к ее ягодицам и касаясь губами мягкой кожи между ее грудей.

– Я имею в виду…

– Я знаю что, – улыбнулся Каллен, прижавшись губами к ее горлу. – И да, мне лучше. Я чувствую… – Он вздохнул и слегка откинулся назад, сосредоточив взгляд на завитках на концах прядей волос Беллы. – Я чувствую себя хорошо.

Белла запустила пальцы в волосы у основания его шеи и улыбнулась.

– Я рада, малыш. Только этого и хочу.

Каллен кивнул и мотнул подбородком в сторону двери, ведшей в коридор и в сторону комнаты Наны Бу.

– Она, блин, просто потрясная, Белла, – он в изумлении помотал головой. – Она такая… ну, блин, женщина приготовила мне чизкейк из орео, черт побери! – Белла рассмеялась от его восторга. – Здорово же!

Он поцеловал ее челюсть.

– Она классная.

– Она такая.

Каллен провел ладонями по ее бокам, по бедрам, пощекотал бедра сзади.

– Впервые за долгое время, – пробормотал он. – Я не чувствую, что мне чего-то не хватает. – Он посмотрел на Беллу и прижался губами к уголку ее рта. – Я чувствую, будто мне здесь место.

– Так и есть, – ответила Белла. – Твое место рядом со мной.

От ее слов тело Каллена расслабилось и обмякло, и он прижал ее к себе, отчаянно желая почувствовать ее рядом. Сказать по правде, у него снесло крышу от гостеприимства Наны Бу, от ее приятия и отсутствия осуждения и неприкрытой осмотрительности с ее стороны. Она приняла его с распростертыми объятьями, благодаря со слезами на глазах за спасение жизни внучки.

Сказать, что Каллен был потрясен до черта, было бы огромным преуменьшением.

За ужином и после него, когда они втроем сидели, пили вино и разговаривали, Каллен чувствовал себя в безопасности и уместно. Слушая истории о том, как росла его Персик, он испытывал странные ощущения в сердце и целую бурю эмоций, которые он не мог ни описать, ни объяснить. Он знали лишь, что страх, мешавший дышать, исчез, сменившись приятным теплом.

Он прижал Беллу ближе и звучно поцеловал, болезненно возбуждаясь, когда она прижалась к нему.

Но он отскочил в сторону, будто попавшись за непристойным занятием, когда раздался тихий стук в дверь.

– Черт.

Изабелла тихо рассмеялась, слезла с него, поцеловав в кончик носа, и пошла открывать дверь.

– Прошу прощения, что помешала, дорогая, – сказала Нана Бу. – Но я хотела отдать тебе это, пока ты не пошла спать. Тут кое-что о твоем отце.

Каллен выгнул шею, но смог разглядеть только большой помятый коричневый конверт, который Белла сжимала в руках.

– Спасибо, бабуль, – ответила Белла, поцеловав бабушку в щеку.

– Доброй ночи, ангел, – промычала она. – Доброй ночи, Каллен, – крикнула она с улыбкой.

– Доброй, – ответил Каллен, не сдержав собственной улыбки. Она так напоминала ему его бабушку, что порой эмоции брали над ним верх. Даже ее запах вызывал в нем чувство ностальгии, – сладкий, цветочный, и большие карие глаза, которые он видел каждый раз, когда смотрел на свою Беллу.

Он снял свитер через голову и стянул джинсы, пока Белла закрывала дверь, нервно постукивая костяшками пальцев по конверту. Она выглядела встревоженной, то и дело закусывая губу.

– Все хорошо? – спросил Каллен, отодвигая одеяла и забираясь под них.

– Да, – тихо ответила она, махнув конвертом. – Тут кое-что о моем отце, что Нана хотела мне показать.

– Что?

– Я не знаю, – она сжала конверт обеими руками, глядя на него. – Она сказала, что там ничего страшного.

Каллен подался вперед и понизил голос.

– Ты… эм… ты хочешь, чтобы мы посмотрели вместе?

Белла неторопливо подняла взгляд, и все ее лицо осветила любовь и благодарность. У Каллена перехватило дыхание, а сердце затрепетало как крылья бабочки.

– Ты не против? – спросила она.

Каллен улыбнулся и, отодвинув одеяло в сторону, похлопал по матрасу.

– Конечно, я не против, черт возьми, детка. Иди сюда.

Улыбка на лице Беллы стала шире, и она, подойдя к кровати, устроилась рядом с ним. Он обхватил ее правой рукой за плечи и поцеловал в висок, глядя, как она делает глубокий вдох и открывает конверт. Он потирал ее руку ладонью, пока она доставала оттуда кучу газетных вырезок и раскладывала их у них на коленях. Она разложила их веером, задерживаясь на тех, в которых говорилось о смерти ее отца, его похоронах и последующих поминках.

Каллен крепко прижал ее к себе, когда увидел ее на фотографии, сделанной в ночь убийства. Ее глаза были широко распахнуты, полны ужаса, а сама она была завернута в одеяло, выданное полицейским.

– Ты была такая чертовски маленькая, – прошептал он, проведя пальцем по ее черно-белому лицу. Белла посмотрела на него и грустно улыбнулась.

– Маленькая, – повторил он, заправив прядь волос ей за ухо. – Но такая чертовски сильная.

Она нежно и с благодарностью поцеловала его в губы.

– Я люблю тебя, – пробормотала она.

Несколько минут они просидели, рассматривая вырезки, пока Белла не ахнула вдруг и не выругалась так, как Каллен никогда прежде от нее не слышал.

– Что? – спросил он с ухмылкой. Грязные словечки, произнесенные ей, всегда звучали знойно.

– Посмотри на это, – сказала она, протягивая ему вырезку и не обращая внимания на его похотливый взгляд.

На фотографии в статье были отец и мать Беллы, одетые на выход и выглядящие как любая пара связанных с политикой людей, которых видел Каллен. Однако заголовок быстро привлек внимание Каллена. «Сенатор Свон отбывал срок за мелкие преступления».

Срань господня.

Он потрясенно посмотрел на Беллу, а потом снова на статью и принялся читать. Мелкие преступления варьировались от граффити, пьянства и буйных выходок, хранения легких наркотиков до, что самое впечатляющее, угона автомобилей. Он отделывался легким наказанием, учитывая то, в каком сенатор был возрасте, когда ему были предъявлены обвинения, и по содержанию статьи было ясно, что прошлое сенатора было поднято лишь для того, чтобы очернить имя Чарли Свона, но все же Каллен не знал, быть ли ему до хера самодовольным или потрясенным.

Так или иначе, он был крайне заинтригован.

– Не могу поверить, что она ни черта мне не сказала, – злилась Белла, читая другую статью.

– Кто? – переспросил он. – Твоя мать?

Она кивнула с оскорбленным и злым выражением лица.

– После всего…

Белла провела ладонями по лицу и откинулась на подушки.

– После всего, что она наговорила о моей работе, о тебе.

Каллен собрал вырезки и осторожно отложил их на тумбочку.

– Эй, – тихо обратился он, разведя руки. – Иди сюда.

Вяло и с раздражением, от которого ее конечности отказывались слушаться, Белла пододвинулась к Каллену, вздыхая в его голую грудь. Он поцеловал ее в волосы и провел кончиками пальцев по ее спине, пробираясь под футболку и чувствуя, как на коже появляются мурашки.

– Как она может быть такой лицемерной? – спросила она сквозь стиснутые зубы. – Как она может говорить такие ужасные вещи о моем выборе, тогда как сама делала точно такой же выбор?

– Не совсем, – сказал Каллен, озадаченный собственными словами.

Белла приподняла голову.

– Как так?

Каллен неловко поерзал.

– Слушай, я не защищаю ее. Это несправедливо, но твой отец спер пару тачек и раскрасил стены краской. – Он пожал плечами. – По сравнению со мной он чист как стеклышко.

Белла прищурилась.

– Не в этом дело, Каллен. Она скрыла это от меня и заставила чувствовать себя дерьмом, потому что я хочу быть с тобой и заниматься работой, которая поможет мне преодолеть мои страхи, делает меня сильнее. Она только и делала, что недооценивала меня, тебя, принятые мной решения, а сама тем временем знала, что у моего отца криминальное прошлое.

Каллен обхватил ее лицо ладонью в попытке успокоить.

– Я знаю, малышка.

– Это же не состязание в том, кто совершил худший поступок или кто дольше их совершал, – продолжила она недовольно. – В глазах предвзятых козлов, которые разгуливают, вздернув свои нетерпимые носы, вы с моим отцом – одного поля ягоды.

Она опустила взгляд и покачала головой. Кончики ее волос щекотали его ребра.

– Моя мать понимала это. Поэтому ничего мне не сказала.

Она опустила голову ему на грудь, глядя на него грустными глазами. Какую-то секунду он действительно ненавидел ее мать за то, что она заставила свою дочь пройти через это. Он провел кончиком пальца по ее переносице, очертил контур губ, которые, как он знал, на вкус были как малина.

– Ты злишься из-за отца? – спросил он.

– Нет, – прошептала она, проведя пальцем по его соску. – Как я могу злиться? Он ошибался, когда был молод. И что? Все равно он один из лучших людей, которых я когда-либо знала. – Она помолчала. – Как ты.

Каллен не мог отвести от нее взгляда, когда она снова потерялась в своих мыслях. Ее слова губили его. Это он не мог отрицать. Господи, она была так прекрасна, лежа у него на груди, полная огня и страсти, согревавшего всю комнату. Ее густые темные ресницы отбрасывали тень на скулы, а нежный розовый язычок то и дело показывался, чтобы смочить пухлую нижнюю губу, которая на вкус была как сахарная вата.

Черт, он любил посасывать ее, когда был в ней.

Внезапно его грудь сдавило, будто внутренности обвила веревка и сильно стянула. Он слегка сдвинулся, пытаясь ослабить давление, которое начало усиливаться в нем, от живота к легким и горлу. Все внутри вдруг стало казаться слишком большим, будто какая-то неведомая сила заставляла его органы раздуваться и прижиматься друг к другу. От этого чувства у него перехватило дыхание, распаляя все нервные окончания. Кожа покрылась мурашками, а пальцы на ногах поджались от непонятного ощущения, которое он испытывал.

– С тобой все хорошо? – спросила Белла, заметив, как он поморщился от тревоги и напряжения.

– Да, – прохрипел Каллен, потирая глаза пальцами. – Наверное, что-то с желудком.

Белла вскинула бровь, а потом поцеловала его под пупком.

– Лучше?

Каллен помотал головой и, обхватив ее за плечи, притянул ее наверх, ближе к себе.

– Ты слишком далеко, – пробормотал он, целуя ее, нуждаясь в том, чтобы она была над ним, под ним, вокруг него, повсюду.

О господи.

Он скользнул языком в ее рот, удерживая ее голову за затылок. Она простонала и ответила на поцелуй, но Каллен не мог не ощущать тревоги на ее губах. Белла отстранилась, смотря на него своими темными глазами.

– Малыш, – обратилась она с обожанием во взгляде. – Ты уверен, что все хорошо?

Нет.

Каллен сглотнул.

– Все хорошо, – ответил он.

Он пытался сохранить спокойствие в голосе, передать выражением лица, что все здорово, но внутри все бушевало, и Каллен понятия не имел, как остановить это, и хотел ли он вообще это останавливать.

 

 

 

 

=PoF=


Изабелла проснулась от стука. Настойчивого стука, который будто бы исходил от парадной двери дома. Каллен с громким вздохом пошевелился рядом с ней, обхватывая рукой за талию, прижимая к своей груди. Она могла бы оставаться в таком положении до скончания времен, прижимаясь к его телу. Она никогда не чувствовала себя так спокойно, как в руках Каллена.

Он не отпускал ее всю ночь. Только и хотел, что обниматься и прижиматься к ней, хотя его тело говорило ей, что он желал гораздо большего. Было ли причиной отсутствия секса в ту ночь то, что они были в доме Наны, или нет, Изабелла чувствовала, что что-то… изменилось. Она была уверена, лежа головой на его груди, что что-то появилось в его взгляде. Что-то необратимое и слишком масштабное, чтобы легко справиться с этим…

Сколько же сейчас времени?

Спрятав половину лица в подушку, Изабелла покосилась на часы и увидела, что было почти десять утра. Как такое может быть? Боже, она даже не помнила, как заснула.

– Кто, блин, так шумит? – проворчал Каллен ей в шею, прижимаясь своим восхитительно твердым утренним стояком к ее ягодицам. – Им пора заткнуться и дать мне доспать, – зевнул он. – Мне снились чудесные сны.

Изабелла усмехнулась и перевернулась посмотреть на него.

– Я знаю, – дразнила она, проведя ладонью по его промежности. – Я чувствую, какие они были чудесные.

Каллен приоткрыл глаз и усмехнулся, приподнимая бедра над матрасом.

– И не делай вид, что ты это не любишь, черт возьми.

– Я люблю тебя, – ответила она, заставив Каллена простонать и уткнуться ей в шею.

– Хорошо, – пробормотал он ей в кожу.

Изабелла нахмурилась, когда стук резко прекратился, и раздались громкие голоса, эхом разнося по комнате неразличимые слова. Каллен посмотрел на нее, взволнованно нахмурив брови на переносице.

– Что за хрень происходит? – тихо спросил он.

Изабелла помотала головой, презирая тяжкое чувство страха, начавшее красться под кожей.

– Понятия не имею.

Каллен мигом встрепенулся, став начеку, готовый защищать.

– Я пойду проверю.

– Нет, – быстро возразила Изабелла, коснувшись его плеча, когда он скинул одеяла. – Я пойду.

– Персик, – пробормотал он с раздражением во взгляде.

– Ничего, я…

– ИЗАБЕЛЛА!

Изабелла замерла, ее кожу начало покалывать от ужаса от кончиков пальцев до макушки. На глаза сразу же навернулись слезы страха и злости. Пузырь счастья, окутывавший их с Калленом, лопнул, едва ее голос донесся из-за двери.

– Мама, – выдохнула она.

– Что? – кашлянул Каллен, вскакивая на ноги и глядя на дверь широко распахнутыми глазами. – Твоя… твоя мама?

Изабелла медленно кивнула, сжимая одеяла руками.

– Изабелла, выходи! Я знаю, что ты там с ним!

Изабелла закрыла глаза, не в силах смотреть на Каллена из страха, что тогда она просто вылетит из комнаты и ударит свою мать что есть силы.

– Рене, успокойся, – послышался за дверью голос Наны.

– Нет, не успокоюсь. Как ты могла пустить его в свой дом? Как ты могла допустить это под своей крышей?

– Потому что это мой дом, Рене, и я твоя мать. Я не обязана перед тобой отчитываться.

Наступила тишина, когда резкие слова бабушки повисли в воздухе.

– Мне надо идти, – пробормотал Каллен, идя к подножию кровати.

Сердце Изабеллы ухнуло вниз к желудку.

– НЕТ! – вскрикнула она, бросившись к нему и запутавшись ногами в одеяле. – Нет, тебе не нужно никуда идти, малыш, пожалуйста. Не уходи.

Он избегал ее взгляда, смотря мимо нее на дверь, в панике напрягая и расслабляя челюсти.

– Я не могу здесь находиться.

– Нет, можешь, – возразила она, хватая его за руки со слезами на глазах. – Ты имеешь такое же право быть здесь, как и я.

– Белла…

– Если уйдешь, я пойду с тобой, – отрезала она.

Не успел Каллен ответить, как дверь в спальню распахнулась, ударяясь о стену. Изабелла обернулась и увидела на пороге свою мать, сердито смотрящую на них двоих; Изабеллу в футболке Каллена и Каллена в одних черных боксерах.

– Убирайся отсюда, – прорычала Изабелла.

– Я никуда не уйду, – ответила Рене, с отвращением оценивая степень раздетости Изабеллы.

– Рене, – вмешалась Нана Бу. – Довольно.

– Одевайся и спускайся вниз, – велела Рене сквозь стиснутые губы, не обращая внимания на Нану. Она метала в Каллена кинжалы взглядом, заставив Изабеллу встать перед ним в защитном жесте. – Одна.

– Я не стану делать ни хер...

– В твоих интересах сделать, как велено, юная леди, – перебила Рене, стараясь не вздрагивать от бранных слов, произнесенных дочерью. Она резко развернулась и вышла из комнаты, топая по лестнице, как капризный ребенок.

– О чем она говорит, Нана? – спросила Изабелла, стерев влагу со щек.

По ней прошла волна дрожи. Она отчаянно нуждалась в том, чтобы почувствовать вокруг себя руки Каллена, но он не шелохнулся.

Его молчание и неподвижность пугали ее.

– Я не знаю, – ответила бабушка, грустно качая головой. – Мне так жаль. Простите меня, вы оба. Каллен, я… я не знала, что она приедет.

– Не извиняйся, – возразила Изабелла. – Дело не в тебе, а в ней.

Оглянувшись на Каллена, Изабелла почувствовала, как свело желудок от выражения его лица. Он снова был в Артур Килл, злой, закрывшийся ото всех вокруг.

Даже от нее.

– Я дам вам минутку, – пробормотала Нана и вышла, тихо закрыв за собой дверь.

Изабелла всхлипнула и быстро пошла к чемодану, не обращая внимания на волны опасного спокойствия, исходившие от Каллена.

Когда она заговорила, слова стали вырываться сбивчиво, нагоняя друг друга.

– Мы уедем. Уедем отсюда. Я не хочу быть здесь с ней. Нана может вывести нас обратно к машине, я возьму сумку, ты возьмешь свою и…

– Нет, – перебил Каллен, удивив Изабеллу.

Она остановилась посреди комнаты.

– Что?

– Иди вниз и выслушай, что она хочет сказать. – Его голос был низок, напряжен, но глаза метались повсюду, ища выхода.

– Но мы можем уехать вместе, – сказала она.

Каллен помотал головой и наклонился за свитером.

– Нет, тебе нужно поговорить с ней, Белла.

Сердце свело от боли, и Изабелла крепко скрестила руки на груди, чтобы не потерять самообладание.

– Зачем? Почему ты хочешь, чтобы я говорила с ней?

– Потому что уже пора это сделать, – грубо ответил он.

Она смотрела, как он сел и стал надевать носки.

– Ты… не можешь уехать, – беспомощно прошептала она. Ее голос сорвался, а из груди вырвался тихий всхлип. – Ты нужен мне.

Каллен тяжело вздохнул и опустил голову.

– Белла.

– Пожалуйста, Эдвард. Не слушай, что она сказала. Это… это неправда. Неправда. Пожалуйста.

Ее дыхание ускорилось по мере того, как мысль об уходе Каллена отчетливей врезалась в сознание. К горлу начала подступать тошнота.

– Я люблю тебя, – взмолилась она, не в силах сойти с места от страха рухнуть на пол. – Пожалуйста. Я поговорю с ней, если ты пообещаешь остаться.

– Персик, я не могу…

– Ты можешь.

– Я не гожусь те…

– Не смей, черт возьми, говорить это! – закричала она, когда печаль уступила место злости. – Ты достаточно хорош! Бога ради, ты должен это знать!

Каллен не ответил, продолжая смотреть в пол. Изабелла почувствовала, как сердце болезненно содрогнулось. Господи, они снова вернулись туда, откуда начали.

Она сделала нерешительный шаг к нему.

– Пообещай мне, что останешься. Пообещай, что не уйдешь.

Каллен зажмурился и прикусил нижнюю губу от раздражения, но Изабелле было все равно. Ей нужно было услышать это. Услышать его обещание. В это мгновение для нее не было ничего важнее на свете. Больше ничто не имело значения.

– Эдвард.

– Хорошо, – вздохнул он и ответил безжизненным голосом. – Я обещаю.

– Пообещай, что не уйдешь. Скажи это.

Он поднял голову и посмотрел на нее, но что-то в глубине сердца Изабеллы подсказывало ей, что он все равно не видел ее. Он смотрел мимо нее, и это причиняло боль. Много боли.

– Я обещаю, что не уйду, – пробормотал он.

Он выглядел раздавленным, сломленным, и Изабелле было невыносимо осознавать, что она ничего не могла поделать, чтобы исправить это.

– Ладно, – прошептала она, уронив большую слезу на руку. – Хорошо.

Молча и неторопливо, она прошла по комнате, надела джинсы и кроссовки. Завязала его футболку узлом на бедре и собрала волосы в небрежный хвост.

– Я скоро вернусь, – сказала она на пороге, держа в руках помятый коричневый конверт. – А потом мы уедем.

– Белла, я… я… – она ждала, когда он продолжит, но он лишь похрустел костяшками пальцев в ладони правой руки и помотал головой. – Не важно.

С тяжестью на сердце Изабелла открыла дверь спальни.

– Я скоро вернусь, – пообещала она.

 

 

 


Перевела RebelQueen

Нет, мы не забыли ни про вас, дорогие, ни про ПЗ с Персиком, просто пока не можем радовать вас чаще. Но эта насыщенная событиями глава уже сама по себе радость, не так ли?)
Как и прежде будем очень рады узнать ваше мнение на форуме.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-957-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RebelQueen (09.02.2014)
Просмотров: 2522 | Комментарии: 41 | Теги: Фунт плоти | Рейтинг: 5.0/80
Всего комментариев: 411 2 3 4 5 »
0
41  
  Картина Ильи Репина , " Не ждали " а можно и " Приплыли " , даже больше подходит , там много полуголых . good

0
40  
  Ее бабушка замечательная, она приняла Эд так родного и потчевала своим пирогом, а еще они нашли много общего,
Белла вся светилась от  любви к нему.......................... fund02016     
Как все легко и непринужденно ощущали они себя, но тут заявилась ее мать и их идиллию разрушила..........................................   

39  
  Ну вот опять двадцать пять. И как у Белы хватает терпения, я бы не выдержала и сказала не ценишь-вали. Она ему люблю,ты лучший, а он со своими тараканами. Ей так то тоже досталось 4

38  
  спасибо огромное за главу

37  
  Спасибо жду продолжения♥

36  
  Спасибо

35  
  Спасибо большое за перевод

34  
  Вот всегда так ! Все так хорошо начиналось, так нет же, кто нибудь придет и все испортит!  bang Вот блин!!!  Спасибо за новую главу!  good Ждем прдолжение.

33  
  Капец..... Он совсем больной, этот бедный Эдя...

32  
  Очень надеюсь, что Эдвард не сбежит!!!
Огромное спасибо за продолжение!!!

1-10 11-20 21-30 31-40 41-41
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]