Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Фунт плоти. Глава 41/1
Глава 41. Братья по оружию

Доверие — лучший комплимент, чем любовь. ~Джордж МакДональд

 


– Ты на громкой связи, Джейми, – тихо сказала Изабелла, аккуратно положив айфон в середине большого стола из соснового дерева. Оставив треклятую штуковину в покое, когда все нужные кнопки были нажаты, она сложила руки на коленях и внимательно посмотрела на бабушку, мать, Фила и Эдварда.
Рассевшись вокруг нее, все они своим видом выражали ее внутреннее замешательство, внимательно глядя на нее с вопросами во взглядах, на которые у нее точно не было ответов. Она опустила взгляд на колени и печально вздохнула.
Было очень поздно (или рано – это как посмотреть), и Изабелла чувствовала себя Алисой Льюиса Кэрролла: будто, дрожа, летела вниз головой, не зная, что ее ждет впереди.
Чувство, мягко говоря, лишало спокойствия.
Изабелла повернулась налево, почувствовав руку Эдварда, нежно обхватившую ее за плечи, и прижалась к нему, позволяя себе потеряться в его теплоте и запахе. Он поцеловал ее в висок и потер предплечье ладонью.
Одному богу известно, что творилось сейчас у него в голове.
Новость о том, что Нане Бу принадлежит двадцать процентов компании Эдварда, породила массу разнообразных вопросов – от невразумительных до откровенно нелепых.
Какова была вероятность? Почему, черт возьми, она этого не знала? Нана-то знала все это время? Есть ли какая-то связь между Калленами и Мерфи? А если есть, то какая, черт ее дери?
Да, мозг Изабеллы работал на полную в ожидании ответов, которые она незамедлительно потребовала от Джейми, как только он сообщил ей новость.
– И с кем я говорю? – спросил он. Его голос звучал устало и взволнованно.
– Со мной, мамой, Наной, Филом… и Эдвардом, – ответила Изабелла, переплетя их с Эдвардом пальцы.
Джейми громко выдохнул и издал мычащий звук, который Изабелла всегда слышала от него в моменты, когда он был раздосадован. Она не стала думать о причинах его досады. К тому же, было вполне очевидно, что причина была под два метра ростом и сидела рядом с ней с довольной ухмылкой на красивом лице.
Изабелла закатила глаза. Мужчины. У них что, нет дел поважнее? Изабелла была совершенно не готова выносить меренье пиписьками между ее любимым мужчиной и лучшим другом в половину третьего утра. Это было несущественно, совершенно не нужно и, откровенно говоря, в конце списка приоритетов. Им придется отложить эту ерунду на другой день и более уместный час.
– Может мне кто-нибудь, пожалуйста, объяснить, почему мы тут все собрались в такое время? – спросила Рене, подавив эффектный зевок и потерев лицо ладонью.
Изабелла сделала глубокий вдох и подалась вперед. Быстро прокашлялась и облизала губы. Эдвард выпрямился вместе с ней – сильный и надежный.
– Я вас разбудила, потому что Джейми позвонил с кое-какой информацией, – осторожно начала она. – Понимаете, несколько дней назад я попросила его провести… расследование.
Наступила пауза.
– Расследование, – повторил Фил, опустив подбородок.
– Какое расследование, дорогая? – спросила Нана. – У тебя все хорошо?
– Да, все хорошо, – ответила Изабелла. Она выдохнула, чувствуя тяжесть в груди, и сложила руки на столе. – Мне нужна была информация, грязь, если пожелаете… на кое-кого, и я знала, что именно Джейми сможет ее для меня раздобыть.
– Милая, – тихо перебила Нана Бу, накрыв ладонь Изабеллы своей. – На кого? Тебе грозит какая-то опасность?
– Нет, бабуля, – тут же возразила Изабелла. – Но мне была нужна любая информация, которую мог достать Джейми, чтобы защитить нас с Эдвардом.
Эдвард поерзал рядом с ней и щелкнул костяшкой среднего пальца. Изабелла сразу перевела взгляд на него и одарила утешающей улыбкой.
Тревога, которую он ощущал, была видна в его зеленых глазах и морщинках в уголках губ.
– От кого вам двоим нужна защита? – с опаской спросила Рене. Ее взгляд, хотела она того или нет, осуждающе метнулся в сторону Эдварда. Изабелла смогла воздержаться от ответа в его защиту, прикусив губу. Сильно.
– От Питера Уитлока, – ответила Изабелла, цокнув языком на конце фамилии. – Брата Эдварда.
Изабелла встретилась взглядом с матерью, которая сощурила глаза, когда кусочки картинки начали собираться вместе в ее голове.
– Это он прислал тебе фотографии, мам. – В тоне Изабеллы слышалось больше укора и обвинения, чем ей бы того хотелось, но она все еще была огорчена тем, что ее родная мать была готова сразу же во всем обвинить Эдварда, едва ей прислали те снимки.
– Ты… ты уверена? – спросила Рене смущенно.
– Более чем, – ответила Изабелла.
– Погоди-ка, – перебила Нана Бу. – Кто такой Питер Уитлок?
Грея ладони о кружку горячего шоколада, стоящую перед ней, Изабелла сделала глубокий вдох в стиле «была не была», и принялась рассказывать всю историю ее несостоявшихся отношений с Питером Уитлоком. Она отдельно застроила внимание на его преднамеренном умалчивании о знакомстве с Эдвардом, Элис и Джаспером, и на угрозах и требованиях, которыми он пытался заставить Эдварда отписать компанию.
В какие-то моменты рассказ был болезненным, в другие смущал, но рядом со спокойным и уверенным Эдвардом Изабелла смогла оттолкнуть волнение и злость прочь.
Она старалась говорить как можно более понятно, чтобы ничего не искажать в пересказе этой сумасшедшей ситуации.
К тому времени, как она закончила, в комнате повисла гробовая тишина, в которой собравшиеся смотрели на нее во все глаза, распахнув рты.
– Ты молодец, малышка, – прошептал Эдвард ей на ухо, пока они оба, затаив дыхание, ждали, когда кто-то скажет уже что-нибудь.
– Итак, – хрипло проговорила Рене, вырывая всех из ступора. – Это твоя компания?
Эдвард смущенно смотрел на нее, хотя и чувствовал исходившее от Беллы напряжение.
– Да, мэм. Но не то чтобы я имел особое отношение к ее управлению, можете себе представить. – В его словах слышалось пренебрежение. – Бывший заключенный в правлении компании смотрелся бы не лучшим образом в ежемесячной новостной сводке.
– Какая наглость, – проворчала Нана Бу, раздраженно поправив кардиган. – Кому какая разница? Все совершают ошибки.
Эдвард благодарно ей улыбнулся, задумавшись на мгновение, легально ли усыновление семидесятилетних в континентальной части США.
– Ну, для Питера есть разница, – горько пояснила Изабелла. – Деньги имеют для него значение.
– Неудивительно, когда речь идет о таких суммах, – резко добавил Джейми. – Блин, Беллз, твой парень стоит девятизначно.
Эдвард почувствовал, как лицо горит от унижения, а кровь кипит от ярости. Почему этот урод не мог помолчать? Эдвард не хотел, чтобы все знали, чего он стоит, и не важно, увидит он когда-нибудь хоть четвертак из этой суммы или нет. Его определяло не количество нулей на его банковском счету, и ему не хотелось, чтобы из-за этого кто-то смотрел на него как-то иначе.
Что все, кроме Беллы, и делали в этот момент. Офигенно, блядь.
– Послушай, – поспешно вступилась Изабелла. – Это все не имеет значения. – Она крепко сжала руку Эдварда, не сомневаясь, что при следующей встрече она оторвет Джейми все конечности по одной.
– Безусловно, – согласился Фил, многозначительно глядя в сторону Рене.
Благослови ее Боже, подумал Эдвард, бедная женщина сейчас упадет в обморок. Хотя он понимал почему. Для кого угодно стало бы шоком весть о том, что напротив тебя сидит обладатель состояния в пять сотен миллионов. У Эдварда начало покалывать кожу от осознания, что мать Беллы с большей вероятностью примет его теперь, когда она узнала о его состоянии. Он знал, что должен быть благодарен, испытывать облегчение, но он чувствовал пустоту. В этом проблема денег. Они не приносили удовлетворения, а только причиняли боль.
– Значит, эта информация о Питере была поднята, потому что ты хочешь свои деньги? – осторожно поинтересовалась Рене.
– Нет, – ответили Изабелла и Эдвард в унисон.
– Мне плевать на чертовы деньги, – продолжил он раздраженно, потирая покрытый щетиной подбородок. – И всегда было плевать. Но эта компания принадлежит мне, и Питер делает все, чтобы отнять ее у меня, включая шантаж. – Он сжал руки в кулаки, его взгляд стал мрачным и холодным. – Его угрозы Белле неприемлемы.
Изабелла провела пальцами по волосам у основания его шеи в попытке успокоить его.
– Все хорошо, милый, – пробормотала она и снова вернула внимание их восторженной публике. – Нам нужны были явные улики, что-то, что заставило бы его отступить, – добавила Изабелла.
– Бьете противника его же оружием, а? – спросил Фил, с гордой улыбкой глядя на Беллу.
– Что-то вроде того, – ответила она.
– И что это были за улики? – спросила Нана Бу.
Она удивленно заморгала, когда Изабелла с Эдвардом одновременно напряженно посмотрели на нее.
– Ты, – тихо ответила Изабелла.
– Что? – переспросила она с натянутой улыбкой.
– Джейми, – обратилась Белла в сторону телефонной трубки. – Можешь объяснить?
– Конечно, – вздохнул он. – Короче говоря, пока я копался, наткнулся на имена владельцев большой части акций и инвесторов WCS Комьюникейшнз, которых там немало. Э.А. Каллен – владелец доли в шестьдесят процентов, что, должен отметить, им чертовски непросто было держать в секрете.
– Удивительно, – сухо пробормотал Эдвард.
– В списке, на который я наткнулся, было знакомое имя, – продолжил Джейми. – Поэтому я позвонил Изабелле.
– Какое имя? – нетерпеливо спросила Рене, явно наслаждаясь элементом загадочности всей ситуации.
– Анабелла Мерфи.
Все повернули головы в сторону Наны, которая смотрела на телефон, будто у того выросли руки и ноги.
– Как… как это возможно?
– Мы надеялись, ты сможешь объяснить, – тихо сказала Изабелла.
– Не могу, – честно ответила та.
– Акции были приобретены на ваше имя больше тридцати лет назад и равняются примерно двадцати процентам компании, – объяснил Джейми. – В денежном выражении они стоят сто миллионов долларов.
– Батюшки, – ахнула Нана, прикрыв рот костлявой кистью руки. – У вас есть соображения, кто купил эти акции?
– Нет. Покупатель был анонимом. Я только знаю, что это был мужчина.
– Да кто же стал бы покупать тебе акции? – спросила Рене, пожав плечами.
Нана покачала головой в ответ.
– Вам известна дата, Джейми? – поинтересовалась она. – Дата покупки акций.
– Да, секундочку, – ответил он. Послышался звук клацанья по клавиатуре, а потом на линии снова раздался его голос. – Восемнадцатое августа 1979. Единственный опознавательный знак на счете – пароль «Фрэнк».
Смешок, раздавшийся из груди Наны, был неожиданным и совершенно не женственным.
Она принялась хихикать в ладонь, как школьница, пока все остальные смотрели на нее в полном неверии. Эдвард неожиданно для себя начал улыбаться, глядя, как она смеется и вытирает слезы, выступившие в уголках глаз.
– Можешь и нас посвятить в суть шутки, мама? – вздохнула Рене.
– Прошу прощения, – проговорила Нана, сделав глубокий вдох. – Прошу прощения. Это совсем не смешно. Но твой отец всегда так на меня влиял.
– Мой отец? – переспросила Рене.
– Да, твой отец. Это он купил эти акции.
Изабелла нахмурилась.
– Как ты это поняла?
– Дата, дорогая, это годовщина нашей свадьбы. Зачем еще ему использовать мою девичью фамилию? И Фрэнк Синатра был его любимым певцом. – Она вскинула руки к потолку. – Кто еще это мог быть?
– Зачем ему покупать вам акции WCS? – спросил Эдвард.
– Пф-ф-ф, кто знает, – улыбнулась Нана Бу. – Он ко многим делам приложил руку при своих связях в политике. Может, потому что увидел возможность увеличить зону влияния своей партии, распространиться среди более широкой аудитории?
Она нежно улыбнулась Эдварду.
– Быть может, он знал твою семью.
Эдвард моргнул, задумчиво глядя на нее, обдумывая ту же самую мысль.
– У меня остались его бумаги после его кончины, детализация его собственности, акций – купленных, проданных, купленных, проданных, – продолжила Нана. – Мой адвокат пару раз просматривал их, но я запуталась в числах и юридических терминологиях. Мой муж был расчетливым бизнесменом. Расчетливым, но не слишком романтичным, – рассмеялась она. – Купил мне акции на годовщину, ну в самом деле.
– Акции стоимостью в сотню миллионов долларов, – перебил Джейми. – Чертовски нескромный подарок.
– Может быть и так, – серьезно ответила Нана. – Но меня больше интересует, как я могу помочь вам двоим разобраться с этим Уитлоком. Это возможно?
– С вашими акциями и акциями Каллена, – пояснил Джейми. – Вам двоим принадлежит восемьдесят процентов компании. Я бы сказал, положение чертовски устойчивое.
– Бабуля, – тихо пробормотала Белла. – Ты уверена?
– Конечно, я уверена, дорогая, – заверила Нана. – А теперь скажите мне, что нужно сделать.

 

 

 

=PoF=

 


Джейкоб Блэк не находил себе места.
Суетился и обливался потом. Вообще потел как сучка.
Нервы были не к черту, и гнилостная вонь органов правопорядка проникала в его ноздри как заразная болезнь. ФБР-овцы или нет, от них все равно разило высокомерием и сомнительными сделками. Хотя стоит признаться, что он привык к этому агенту Бирсу за последнюю пару недель. Парень казался довольно-таки классным и искренне заинтересованным в помощи Несси, что было жизненно важно для Джейкоба. Бирс не был испорченным, как прочие мудаки из ФБР, которых Джейкоб встречал за годы. Он, как заключил Джейк, был хорошим парнем.
Но это никак не помогало ему успокоиться. Он чувствовал, как спину покалывает от напряжения, и, делая очередной круг по комнате, он невольно заметил, что обставлена она была, скажем так, не по фэн-шую. Меблировку комнаты, в которой он просиживал составляли деревянные стулья, которые едва не взывали к костоправу, и стол, видавший и лучшие времена сквозь кофейные пятна. Дом, как объяснил Бирс, был безопасным, и единственным местом, где ему было комфортно задавать Джейкобу череду подробных вопросов.
Головной офис ФБР был не лучшим местом, где Джейкоб мог засветиться. Он давно усвоил, что в случае с Аро нельзя быть уверенным, кто за тобой наблюдает.
Внезапно дверь открылась, и вошел Бирс в сопровождении еще одного агента со стрижкой ежиком и предвзятым настроением. Он с прищуром посмотрел на Джейкоба, который умерил свои метания по комнате и уставился на этого засранца в ответ. Да что такое с этими мудаками, считающими себя лучше всех остальных? Блестящий значок и пистолет за пазухой не делают тебя хорошим парнем. Это факт.
– Прости, что заставили тебя ждать, Джейкоб, – извинился Бирс, жестом приглашая их присесть. – Мне нужно было дождаться, когда агент Бёрк закончит с другим делом.
– Плевать, – пробормотал он, глядя прямо на этого Бёрка.
– Я агент Дэйн Бёрк, – небрежно представился тот, засунув руки в карманы штанов.
– Замечательно, – сухо ответил Джейкоб. – И зачем вы здесь?
– Агент Бёрк будет мне помогать, Джейк, – перебил агент Бирс, уловив напряжение между этими двумя. – Ни больше, ни меньше. Извини, что не успел ничего объяснить, но все происходит очень стремительно.
Джейкоб обвел Бёрка взглядом и размял шею.
– Ладно. Может, уже начнем? У меня мурашки по коже от этой комнаты.
– Без проблем, – усмехнулся Бирс. Агенты сели с одной стороны стола, а Джейкоб разместился с другой, надеясь, что чертов стул не развалится под его ощутимым весом.
Разместив диктофон на столе, Бирс начал. Вопросы, которые он задавал, были вполне обычными. Какую работу Джейкоб выполнял для Бартоллини? Знал ли он, в каких сделках тот был замешан? Какие махинации он наблюдал, бывая на территории Бартоллини? Мог ли он узнать Маркуса и его подручных на снимках, которые Бёрк достал из коричневой папки? Хранил ли он какие-либо чеки с дел, на которые его отправляли?
И так далее, и тому подобное, до тошноты.
Джейкобу удалось по большей части держать себя в руках. Единственный раз, когда его самообладание дало сбой, а терпение чуть не лопнуло, был в момент, когда они принялись обсуждать их с Ванессой отношения.
Кто знал? Как все началось? Как долго они встречались до начала интимных отношений? Как они скрывали их? Почему все закончилось?
Эти вопросы причиняли боль, чертовски обжигали, и Джейкоб сам не заметил, как сжал переносицу и начал делать глубокие вдохи и выдохи, пока отвечал. Воспоминания о днях, когда они убежали, чтобы начать совместную жизнь, причиняли боль даже спустя все это время.
Среди обрывчатых фраз Джейкоб невольно вспомнил ее смех, ощущение ее губ, изгибов ее тела, глубокий, насыщенный аромат ее волос… маленькую жизнь внутри нее.
Господи, это по-прежнему разрывало ему сердце.
– Мы можем… сделать перерыв? – спросил он, потирая шею ладонью. Они занимались этой ерундой три часа к ряду, и его голова была готова вот-вот взорваться.
– Нет, – гаркнул Бёрк. – У нас еще остались вопросы.
В иной ситуации Джейкоб выругался бы вполголоса и заставил себя продолжить, но Бёрк был настоящим козлом, и его отношение лишило его остатков самообладания.
– Послушай, козел, – прорычал Джейкоб через стол. – Не знаю, откуда ты такой притащился, что думаешь, будто можешь говорить со мной как полный урод, но следи-ка за своим чертовым языком.
В глазах Бёрка мелькнуло что-то, отчего у Джейка волосы на затылке встали дыбом.
Черт. Может, он недооценил этого засранца.
– Откуда я притащился? – тихо переспросил Бёрк, источая голосом опасность, которая хлестнула Джейка как холодная ладонь по лицу. Он сидел прямо, спокойный и собранный, пока Бирс сидел, опустив взгляд на папку перед собой. – Я тащусь оттого, что если ты, говнюк, не станешь содействовать во всем, что потребуется для бюро, у меня будет полное право закинуть тебя за решетку на долгое, долгое время.
Он указал своим длинным пальцем в сторону бумаг, скопившихся перед ними за последние несколько часов.
– Ты здесь, потому что мы этого хотим, не потому что Райли вежливо тебя попросил и не от доброты твоего преступного сердца. Ты здесь, потому что в противном случае, ты был бы за решеткой. – Улыбка на лице Бёрка стала мрачной. – У меня есть доказательства лжесвидетельства, наркоторговли, краж, мошенничества и прочих преступлений, отчего в совокупности у местного начальника бюро встанет на месяц. Ты думал, что такой чертовски хитрый, но мы наблюдали за тобой на протяжении нескольких лет, мой друг, поэтому умерь свой пыл, Блэк, иначе нарвешься на мой ответ херовой тучей судебных обвинений. Усек?
Джейкоб медленно скрестил руки на груди, не отводя взгляда от Бёрка. Ему было дурно до тошноты, но это не имело значения. Он не мог допустить, чтобы этот гад понял, что напугал его до дури.
Наблюдали за ним несколько лет? Боже милостивый.
– Ладно, – пробормотал Джейкоб, – давайте продолжим.
– Умный мальчик, – довольно прокомментировал Бёрк, откинувшись на спинку стула. – Итак, далее, твой друг… Эдвард Каллен – как долго он был вовлечен? Присоединился в одно время с тобой?
Джейкоб замер, моргая и переводя взгляд с одного на другого.
– Какое Каллен имеет к этому отношение?
Бёрк вздохнул и раздраженно закатил глаза. Не разрывая зрительного контакта, он бросил на стол три фотографии. Джейку не нужно было смотреть на них, чтобы понять, что на них запечатлены они с Калленом.
– Каллен был с тобой, главным мальчиком на побегушках Бартоллини. Он так же глубоко погряз в этом, как и ты, может, и глубже. А теперь отвечай на вопрос, или мы можем притащить его сюда и спросить сами.
– Не можете! – сразу же возразил Джейкоб, охваченный паникой.
– Почему? – усмехнулся Бёрк.
Джейкоб с мольбой во взгляде посмотрел на Бирса, но этот гаденыш смотрел на него в ответ лишенным эмоций взглядом.
– Бога ради, у него же УДО.
– О, мы знаем, – самодовольно ответил Бёрк. – Поэтому тебе следует быть максимально сговорчивым. Нам все равно скорее всего придется привезти его сюда.
– Черт, – выругался Джейкоб, запрокинув голову и глядя в потолок. – Я думал, буду только я… я не знал, что он тоже будет привлечен. Если бы знал, я бы не стал…
– Не стал что? Помогать нам? – ядовито проговорил Бирс, вынуждая Джейка опустить голову обратно. – Подумай о Несси! Я думал, она что-то значит для тебя.
– Значит, но…
– Но что, Джейк? Что?
В первые в жизни Джейкоб Блэк не мог подобрать слов.
– Твой друг сам может о себе позаботиться, – добавил Бирс. – Сосредоточься на главном.
Джейкоб моргнул, ощущая привкус желчи в горле. Медленно оглядев маленькое помещение, навевавшее клаустрофобию, он вдруг осознал, что его наебали по полной программе.
– Что… – прохрипел он усталым, пораженческим голосом. – Что вы хотите знать?

 

 

 

 

 

=PoF=

 


Майк Ньютон несся по длинному коридору тюрьмы Артура Килла к кабинету Изабелла Свон, крепко сжимая в руках клочок бумаги. Он был уверен, что эта бумажонка обжигает его ладонь. Черт подери. Как она могла так с ним поступить? Без предупреждения. Ни слова не сказав. Он хотел получить ответы и хотел…
– Мисс Свон, – прорычал он, распахнув дверь кабинета.
Внутри стояла тишина, в которой семеро заключенных лихорадочно писали. Все они подняли взгляд на потрепанного надзирателя. Мисс Свон сидела за столом лицом к классу и посмотрела на Ньютона так, будто он надул на ее любимую пару Маноло.
– Мисс Свон, – повторил он, прокашлявшись. – Можно вас на пору слов?
– Нет, нельзя, – быстро ответила она. – Как вы видите, сейчас середина экзамена. Который вы только что нарушили, и мне необходимо присутствовать на всем его протяжении. – Она посмотрела на часы. – Освобожусь через сорок минут.
Ньютон стиснул зубы, ощущая на себя взгляды семи пар глаз, ожидавших от него ответа, отступления или вспышки ярости. Черт. Свон всегда знала, как прихватить его за яйца на глазах у заключенных.
– Ладно, – пробормотал он со злостью, переминаясь с ноги на ногу. – У меня в кабинете. Через сорок минут.
– Ладно, – коротко ответила она, залившись легким румянцем.
Прошло почти пятьдесят пять минут, когда она наконец постучалась в дверь его кабинета.
Ньютон сидел, глядя на часы, зная, что она станет еще больше испытывать судьбу. Она была неугомонна. Его бы все это не раздражало до такой степени, если бы она не нравилась так сильно заключенным и сотрудникам. Господи, она была как Мессия среди учителей. Они слушали каждое ее слово и усердствовали ради нее. Некоторые из самых закаленных преступников, – в числе которых Каллен и МакКарти, – войдя в кабинет Изабеллы Свон, выходили оттуда в какой-то степени образованными, цитируя Вордсворта и Блейка.
Черт, ему везло, если они хотя бы смотрели в его сторону, когда он говорил.
– Войдите, – гаркнул он, поправляя бумаги на столе в попытке изобразить занятость.
– Вы хотели меня видеть, – ответила Изабелла, открыв дверь, и встала, скрестив руки на груди.
– Да, хотел. Я…
– Прежде чем вы продолжите, – огрызнулась она, – хочу сказать, что не оценила ваше сегодняшнее вторжение в мой кабинет, мистер Ньютон.
Начинается.
– Мисс Свон, это…
– Было неподобающе, тогда как я обещала своим студентам тишину, чтобы они могли закончить работу. Это подрывает мой авторитет и нарушает концентрацию. Вы знаете, как упорно я работала в этом классе, чтобы достичь такого уровня усердия и содействия, и мне необходима помощь, чтобы поддержать этот уровень, ото всех, включая вас.
Ньютон заморгал, глядя в ее глаза, горящие раздражением и страстью к работе и жалким бездельникам, которых она обучала. Она по-прежнему вгоняла его в ступор своей дерзостью и сексуальностью.
– Ладно, приношу свои извинения, – проворчал он сквозь стиснутые зубы.
– Хорошо, – она поправила юбку и выдохнула. – И что вы хотели?
– Я хотел спросить вас, что это за чертовщина, – он кинул на стол тот самый клочок бумаги. И внимательно наблюдал за ее реакцией. Выражение ее лица не выдавало ничего.
– Это запрос на рекомендательное письмо, – просто ответила она.
– Да, я вижу, – сухо продолжил он. – Вопрос в том, мисс Свон, почему меня просят о рекомендации?
– Это обычный порядок, когда сотрудник устраивается на новую работу.
– Ох, я знаю это. Но почему я только сейчас слышу, что вы устраиваетесь на новую работу? Вы не понимаете последствий своего ухода? Комитет по условно-досрочному освобождению назначил вас преподавателем Каллена. К тому же, мне нужно будет найти нового преподавателя для этих негодяев.
Изабелла презрительно сощурила глаза.
– Я вольна менять работу, если пожелаю, мистер Ньютон.
Ньютон хмыкнул.
– И они не негодяи.
– Как бы то ни было, – отрезал он. – Когда вы собирались поставить меня в известность?
– Я известила вашу секретаршу по почте еще на прошлой неделе, когда ознакомилась с деталями собеседования. Я подготовила себе замену на день, когда мне потребуется посетить его, – она спокойно пожала плечами. – Не вижу проблемы.
Ее самоуверенность только раздражали Ньютона еще больше.
– А что с начальством УДО, мисс Свон? Обучением Каллена? Это условие его УДО. Вы не можете просто так отказаться.
– Вообще-то, могу, – ответила она, потянувшись в сумку. Она достала оттуда черную папку официального вида и положила поверх запроса рекомендации.
– Что это за чертовщина?
– Комплект документов, – радостно ответила Изабелла, – подписанных Гарретом, Шарлоттой и мистером Калленом, в подробностях описывающих завершенную работу, оценки и отчеты о поведении, которые, как вы увидите, подписаны мистером Стюартом, главой совета по УДО.
Ньютон чувствовал, что его лицо приобретает насыщенный оттенок срани господней.
– Мистером Стюартом?
– Да, – ответила Изабелла с легкой улыбкой. – Шарлотта оказала любезность пригласить его на встречу по предложению Гаррета. При колоссальной работе по отчетам, которые я делала за время обучения Каллена, мистер Стюарт с радостью согласился, что продолжить его обучение может другой педагог. Каллен тоже охотно согласился. Все согласовано, мистер Ньютон. Работа готова быть передана в другие руки, если я получу приглашение на новое место, разумеется.
Ее довольный смех вызвал у Ньютона желание бросить в нее что-нибудь. Он просмотрел чертов файл с черепашьей медлительностью, всматриваясь в подписи и личные рекомендации от мисс Свон, Гаррета и Шарлотты, и наконец подпись Стюарта.
– Что ж, – выдохнул он. – Полагаю, я тут ничего не могу поделать.
– Думаю, да, – ответила Изабелла. Она закрыла папку, пока он еще рассматривал ее, и убрала обратно в сумку. – Мне жаль, если это стало шоком для вас, мистер Ньютон, но я должна думать о своем будущем, и предложенная работа слишком хороша, чтобы упускать ее.
Ее тон говорил Ньютону, что вовсе ей не жаль. Может быть, ей было грустно прощаться со студентами, но она даже не думала, в каком колоссальном дерьме оставляет его. У него не было времени проводить собеседования или встречи и обучения, и он был вполне уверен, что никогда не найдет ей на смену такого же хорошего учителя, как она.
У него вдруг возникло чувство, что голова его полна осколков стекла и ржавых гвоздей.
– Я дам вам знать, как прошло собеседование, – бодро сказала Изабелла, перекинув волосы за плечо, и пошла к двери. – Пожелайте мне удачи.
Ньютон смотрел, как она чуть ли не поскакала из кабинета, виляя своей упругой задницей.

 

 

 

 

 

=PoF=

 


– Ты бы видел выражение на его мерзкой физиономии, – смеялась Белла, бросая горсть шинкованного лука на шипящую сковородку. – Он выглядел, будто готов был в обморок упасть. Козел.
– Хорошо, – сухо ответил Эдвард, открыв банку томатной пасты. – Отдал бы левое яичко за то, чтобы это видеть. Черт, ненавижу этого парня.
– Знаю, малыш, – прошептала Белла, уткнувшись в изгиб его шеи, пока тянулась вокруг него за деревянной ложечкой. От ощущения прикосновения ее тела даже на такой короткий миг, у него закатились глаза.
Совместная готовка на кухне Беллы за болтовней о прошедшем дне вызывала у Каллена странные чувства. По-хорошему странные. Такие, от которых сердце бьется чаще, а лицо болит от количества улыбок.
Такие, что заставляют впервые за многие годы чувствовать себя счастливым, оттого что живешь, и всерьез задуматься о том, чтобы вернуться к честной жизни. Такие, с которыми легче просыпаться по утрам, особенно, если она с этот момент в твоих объятьях.
Прошла пара дней с тех пор, как ни вернулись из Чикаго, где всплыла правда об Эдварде, его прошлом, семье и компании. Он чувствовал себя свободнее, легче, решительнее в своем желании доказать, что он достоин быть рядом с Беллой. Ее мать стала терпимее к их отношениям, что было определенно положительным моментом, но Эдвард знал, что ничто не бывает так просто, и ему еще предстоит долго бороться.
Начиная с грядущей пары часов. Черт.
Он вздохнул, достал сыр из холодильника и принялся тереть его в миску.
– Что такое? – спросила Белла, перемешивая содержимое сковородки.
– Ниче, – быстро ответил он, опустив взгляд на руки.
– Врун, – ответила Белла с легкой улыбкой. – Скажи мне.
Он пожал плечами и взял бокал вина.
– Ничего важного, – ответил он, как мог уверенно, делая глоток.
– Эдвард, пожалуйста, – настаивала Белла, медленно развернувшись и подойдя к нему. – У тебя что-то на уме. – Она обняла его за поясницу и запустила руки в задние карманы его джинсов. – Ты волнуешься из-за сегодняшнего вечера?
Он усмехнулся, глядя на нее. Она умела читать его как чертову книжку.
Он пытался убедить ее, что все круто, и он вообще не против, что ее мерзкий дружок Джейми придет на ужин, чтобы они могли обсудить планы насчет Питера, но, сказать по правде, он психовал из-за этого. Он не пытался разыгрывать роль капризного парня-собственника, но его совершенно не прельщала перспектива встретиться с мужчиной, который лишил его Персика девственности, спал с ней еще пару раз и с тех пор был в нее влюблен.
Он почувствовал, как скрутило желудок. Да, все просто в ажуре.
– Милый, ты же знаешь, что Джейми – классный парень, правда? – тихо спросила Белла.
Эдвард даже фыркнул. Его манера разговора в тот раз по телефону, его отношение и все прочее доказывало обратное. Джейми был не рад, что Белла с Эдвардом – это можно было почуять на другом континенте. Не рад. Совсем.
Конечно, это ничего не меняло для Эдварда, и не важно, состоит ли этот придурок в числе поклонников Беллы или нет, но Эдвард не хотел, чтобы Белла вновь оказалась посреди споров окружающих о том, достаточно ли он для нее хорош.
Это и так уже случалось частенько в последнее время, уже достаточно.
Белла с опаской посмотрела на него своими большими, красивыми карими глазами.
– Ты будешь хорошо себя вести, правда?
Эдвард облизнул губы и наклонился поцеловать ее, нежно, медленно, уверенно.
– Буду стараться изо всех сил, – пробормотал он, ненавидя собственные слова. Он поморщился. – Только не жди, что я буду делиться с ним засраными воспоминаниями из детства за обедом.
– Остается лишь мечтать, – ответила она с саркастичным смешком. – Мне нужно лишь, чтобы вы вели себя за ужином как двое взрослых людей и все организовали. Пожалуйста. Ради меня.
– Я же сказал, что постараюсь, – огрызнулся он, чувствуя нервозность и сильное желание покурить. Белла прикусила губу, чтобы сдержаться от ответа, который он заслуживал. – Черт, я… сожалею, – пробормотал он.
– Будешь сожалеть, – предупредила она с блеском раздражения во взгляде, отойдя от него и возвращаясь к плите. – Потому что этот торт Орео я сделала только для бывших преступников, которые делают, как им, блин, велено.
Эдвард невольно рассмеялся.
– Свон, нельзя шантажировать тортом Орео! Это просто жестоко.
– Я никогда не говорила, что играю честно, – ответила она через плечо, выглядя при этом восхитительно.
Разглядывая ее, опустив голову, Эдвард медленно подошел, обхватил ее лицо ладонями и поцеловал так, отчего она застонала, а у него самого основательно встал. На вкус она была как совершенство и рождественское утро.
– Я люблю тебя, – прошептал он, закрыв глаза, вкладывая смысл в каждую букву, звук и слово, сорвавшееся с его языка.
– Я тоже тебя люблю, – ответила она, сжав его предплечья. – Очень сильно.
– Я постараюсь, малышка, – выдохнул он, прижавшись к ее лбу. – Обещаю. Ради тебя.
Он почувствовал, как она улыбнулась ему в щеку.
– Знаю, что постараешься.
Но с приближением часа приезда Джейми, Эдвард заметался по квартире, как умалишенный. Он мерил комнату широкими шагами, беспрестанно теребя свою превратившуюся в хаос шевелюру. Он уже выкурил четыре сигареты в попытке успокоиться, но был уверен, что придется выкурить всю пачку, чтобы ощутить что-то хоть отдаленно напоминающее спокойствие.
Белла наблюдала за ним из кухни, не обращая внимания на его поведение, как поступают матери с капризными детьми. Она молчала, понимая, что он справляется, как умеет, хотя и считала это лишним.
Едва часы пробили семь, раздалась череда ритмичных постукиваний в дверь, заставившая Эдварда резко остановиться. Он сердито сверлил ее взглядом, будто думал, что сможет прожечь в ней дыру и кремировать говнюка, стоявшего по ту сторону. Белла опустила руку ему на грудь и взмолилась взглядом.
– Пожалуйста, – прошептала она, поцеловав его ключицу.
Эдвард выдохнул, глядя, как Белла пошла открывать дверь. Распахнув ее, она улыбнулась широкой улыбкой, не лишенной тревоги.
У порога раздался твердый, глубокий голос.
– Привет, Беллз.
– Привет, – ответила Белла, жестом приглашая его войти. – Проходи, пожалуйста.
Эдвард наблюдал, как печально известный Джейми входит в квартиру. Он был высоким, хорошо сложенным парнем, с вызовом в голубых глазах, которые сразу же метнулись туда, где стоял Эдвард. Он твердо смотрел в ответ, пребывая под легким впечатлением оттого, что Джейми так открыто стремится его выбесить. Выпрямившись во весь рост, Эдвард засунул руки в карманы и принялся переминаться с пятки на носок и обратно.
– Эм… Джейми, это Эдвард, – тихо представила их Белла, неловко стоя между ними. – Эдвард… это Джейми.
Эдвард почувствовал, как начинают скрипеть его зубы, пока он смотрел в упор на ублюдка, лишившего невинности его бесценного Персика. Конечно, было нелепо думать, что Белла окажется девственницей к моменту их встречи. Она была красива. И все равно встреча с тем самым мужчиной – уже совсем другое дело. Единственное, что спасало Джейми в глазах Эдварда, было то, что, по словам Беллы, он был нежен и хорошо с ней обращался в их первую ночь.
Иначе… они бы вели сейчас совсем другой разговор. Черт.
Он был с ней не один раз. Моя.
Моя. Моя. Моя.
Ревность и, что уж скрывать, тревожность начали нарастать в нем с невиданной скоростью. Если бы не тот факт, что это расстроит Беллу, Эдвард был бы счастлив оторвать этому подонку член и прибить его к стене.
От убийственных мыслей его отвлекло раздраженное покашливание, исходившее, к его удивлению, от Беллы. Он перевел взгляд и увидел, что выражение ее лица было выжидательным, и выражало немалую долю бешенства. Он прикусил губу и простонал в полголоса в поражении.
Он обещал. Почему, черт побери, он пообещал, что он будет стараться вести себя нормально с этим гадом?
Ох да, потому что он любит Беллу.
Раздраженно переминаясь с ноги на ногу и неотрывно глядя на Джейми, Эдвард кивнул.
– Джейми, – произнес он.
– Эдвард, – раздался краткий ответ.
Белла раздраженно вздохнула, забрала у Джейми куртку, чем вывела его из оцепенения.
– Хочешь выпить? – предложила она, мчась на кухню.
– Ага, пива, если есть, – ответил Джейми слегка извиняющимся тоном.
Эдвард все еще чувствовал на себе взгляд Джейми, пока наблюдал, как Белла раздраженно хлопает дверцами и ящиками. Дерьмовое начало.
– Эдвард? – гаркнула она.
– Конечно, да, – ответил он. – Пиво, пожалуйста.
Когда Белла в сердцах сорвала крышки с бутылок пива, которые она достала из холодильника, Эдвард покосился на Джейми и выдохнул.
– Бля, – пробормотал он.
Он должен постараться. Он должен постараться ради нее.
– Ну, Джейми, – начал он, сквозь поджатые губы с напряжением в горле, хоть и пытался прокашляться. Несколько раз. – Дела норм?
Он пытался проигнорировать тоненький голос в голове, который в это время бранил его тупую башку, закатывая глаза. Это первое пришло ему в голову, черт побери, он хотя бы что-то сказал.
Джейми посмотрел на него слегка растеряно, прищурив свои глаза, искрящие осуждением.
– Эм… да, – ответил он наконец. – Все… Одна работа. Счета оплачивать хватает.
Эдвард кивнул и неловко потер шею ладонью.
Господи, все равно что клещами тянуть.
– Хорошо, – пробормотал он, покосившись на Беллу, когда она подала ему пиво.
Ее лицо, к счастью, выражало меньше напряжения, казалось более расслабленным.
Джейми взял свое пиво и улыбнулся ей.
– Чем-то вкусно пахнет, – заметил он и сделал глоток.
– Спасибо, – ответила она. – Это чили.
– Мое любимое!
Эдвард ощетинился от самодовольного выражения его лица.
– Да, – ответила Белла. – Эдвард мне помогал, – улыбнулась она. – Он хорошо готовит.
Да, мудила, я хорошо готовлю…
– В самом деле, – пробормотал Джейми, не впечатленный, глядя куда угодно, только не на Эдварда. В итоге его взгляд остановился на лице Беллы. – Очень хорошо выглядишь, Беллз. Даже отлично. Но ты всегда такая.
Эдвард стиснул кулак в кармане джинсов и сделал огромный глоток пива.
Белла слабо улыбнулась.
– Спасибо.
– Жаль, что мы давно не общались. – На этом Джейми бросил на Эдварда обвиняющий взгляд. – Но ты знаешь, как все у нас.
– Да, – ответила Белла недовольным тоном, который Эдвард узнал. – Ну, ты стал много времени проводить с Викторией, было понятно, что на друзей у тебя времени нет.
Эдвард с злорадной улыбкой наблюдал, как Джейми собрался оправдаться, но Белла уже ушла в сторону кухни.
– Ужин будет готов через пять минут, – крикнула она через плечо. – Присаживайся, Джей.
Руки Джейми понуро повисли по бокам, а в выражении лица шок и раздражение сменились огорчением. Эдвард усмехнулся, понимающе кивая.
Черт, этот кретин был в ее власти, как и Эдвард.
Белла встряхнула сковородку на плите и отвлекла Эдварда от открытия, огревшего его как тонна кирпичей с припиской «ха-ха, выкуси».
– Эдвард, можешь мне помочь, пожалуйста?
– Конечно, детка, – ответил он, едва заметно подмигнув Джейми и хмыкнув в банку пива, когда тот прищурил глаза в ответ.
Было бы большим преуменьшением сказать, что в комнате царило напряжение, пока Белла накрывала на стол. Эдвард, правда, испытал облегчение оттого, что напряжением веяло от Джейми и Беллы. Ее явно выбесило что-то, что он сказал, но пока ее крутой нрав нацелен на ее «друга», а не на Эдварда самого, все было прекрасно.
Когда они разместились за круглым столом, Эдвард поцеловал ее ладонь.
– Выглядит замечательно, – похвалил он. – Спасибо.
Эдвард почувствовал, как раздувается грудь, когда она залилась румянцем и бросила недовольный взгляд в сторону Джейми, когда тот отчетливо цокнул языком. Взгляд Джейми однако был сосредоточен на стоящей перед ним еде. Повезло тебе, придурок.
Комнату наполнил звон столовых приборов, разбавляющий пассивно-агрессивную атмосферу, сформировавшуюся между Эдвардом и Джейми, и не такую пассивную, но агрессивную атмосферу между Джейми и Беллой. Эдвард наблюдал, как Белла молча ест, не глядя ни на одного из них.
Молчание сводило его с ума.
– Ну, – начал он, обращаясь к Джейми. – Виктория – твоя девушка? – спросил он неторопливо и улыбнулся горлышку бутылки, заметив ярость на его лице.
Джейми быстро покосился на Беллу.
– Эм… все сложно, – ответил он.
– О как, правда? – продолжил Эдвард, посмотрев на Беллу во все глаза. – Так что… вы просто… спите вместе?
– Эдвард, – перебила Белла с легкой ухмылкой.
– Что? – невинно переспросил он. – Ты хотела, чтобы я завел разговор. – Он указал на Джейми горлышком бутылки. – Это я и делаю.
– Сомневаюсь, что моя личная жизнь – подходящая тема для разговора за ужином, – прорычал Джейми, задержав вилку у рта. – И это не твое чертово дело.
Эдвард перевел взгляд с Беллы на Джейми, сдержав улыбку, когда заметил, что Белла еле сдерживает свою.
– Что ж, Джейми, страшно извиняюсь.
– Ну конечно, – язвительно ответил тот. Он взял бутылку и допил остатки пива, не отводя яростного взгляда от Эдварда. – Так Эдвард, скажи-ка мне кое-что, – продолжил он тоном, заставившим Эдварда снова ощетиниться.
– Валяй.
Джейми подался вперед, упершись локтями в стол.
– Ты трахаешь Беллу, только чтобы оставаться в любимчиках правления УДО или ты умудрился ввести себя в заблуждение, будто ты вдруг влюблен в нее?
Звук, с которым нож Эдварда упал на тарелку, эхом разнесся по квартире как похоронный звон, заглушивший звук удивления, с которым у Беллы приоткрылся рот от неверия и обиды.
– Что ты, блядь, сказал? – прорычал Эдвард сквозь зубы, чувствуя, как злость покалывает спину, руки и концентрируется в кулаках.
– Ты меня слышал, – ответил Джейми.
– Джейми, – перебила Белла тихим, разозленным голосом. – Думаю, тебе пора заткнуться.
Джейми посмотрел на нее, прищурившись.
– Что? – раздраженно переспросил он. Белла посмотрела на него в ответ сквозь слезы злости. – Брось, Беллз.
– Что, брось, Беллз? – громко спросила она.
Джейми закрыл рот и сильно вдохнул, раздувая ноздри. Он откинулся на спинку стула, постукивая пальцами по столу.
– Да брось, Джейми. Вываливай, – язвительно подтолкнула Белла.
Джейми склонил голову на бок и фыркнул.
– Этот парень недостаточно хорош для тебя, Изабелла.
– Ты ничего об этом не знаешь, – ответила Белла без промедления.
– Я знаю достаточно.
– Правда? Что, например?
Джейми промолчал, глядя в свою тарелку.
– Джейми, – сорвалась Белла. – Чертов трус, просто скажи это!
– Ладно! – крикнул он. – Он недостоин тебя. Отброс. Преступник, черт подери!
Белла сглотнула и сделала глубокий вдох.
– Джейми…
– Я наблюдал, как ты попадаешь под чары этого парня, – ядовито продолжил он. – Позволяешь ему вцепиться в тебя, и мне тошно от этого! Твой отец в гробу переворачивается.
– Джейми…
– Ты хочешь, чтобы я помог вернуть его бизнес, но ты не думала хоть на минутку, что только это ему от тебя и нужно?
Эдвард встал так резко, что стул с громким скрипом отъехал по покрытому ламинатом полу. Джейми вздрогнул, но не отвел от Беллы взгляда и продолжил:
– Ты же умна, Белла. Подумай об этом. Он вернет свои деньги и уползет обратно в нору, из которой выполз.
– Клянусь Богу, – гаркнул Эдвард. – Если ты не закроешь рот, я тебе помогу.
Джейми фыркнул.
– Отлично будет смотреться в отчете по УДО.
– Да клал я на это, – огрызнулся Эдвард.
На самом деле, это была неправда. Этот засранец зарвался и был бесконечно неправ в своих суждениях. Обвинения Джейми проникли сквозь кожу Эдварда и осели в самом нутре, распаляя желание вмазать в его болтливый рот.
– Джейми, уйди, – пробормотала Белла, опустив голову.
– Что? Ты серьезно?
– Предельно.
Джейми замолчал.
– Беллз, я говорю это, потому что забочусь о тебе.
– Ты заботишься только о себе, – ответила Белла, подняв взгляд.
Джейми откинулся на спинку стула, шокированный ненавистью, которую увидел в глазах лучшей подруги.
– Ты приходишь в мой дом, разбрасываясь обвинениями, будто у тебя есть право…
– Ты мой лучший друг, – возразил он в свою защиту.
– Нет, Джейми, – выплюнула Белла, бросив вилку на стол. – Тебе плевать. Это вопрос исключительно твоего эго и того, что тебя бесит, что у меня теперь кто-то есть. Кто-то, кого я люблю и с кем хочу провести остаток жизни. Кто-то, кто любит меня. По-настоящему любит. А тебе этого никогда не испытать, если продолжишь использовать Викторию. А что касается лучших друзей… Это смеху подобно. Если бы ты был моим лучшим другом, ты был бы рядом несмотря ни на что и поддерживал мои решения. Но ты этого никогда не делал. Ты… ты никто для меня.
В комнате повисла гробовая тишина, от лица Джейми медленно отлила кровь.
Эдвард смотрел, как плечи его Персика вздымаются и опускаются от ярости, ему больше всего хотелось заключить ее в объятья и укрыть от резких слов Джейми. Но это была ее битва, она ей заправляла. У него сжималось сердце.
Как бы ему ни хотелось оторвать Джейми голову, он знал их историю. Они давно были знакомы, выросли вместе. Белла была опустошена, и это было видно.
Джейми медленно встал, нахмурив брови в панике.
– Беллз, пожалуйста, – взмолился он.
– Иди.
– Не будь такой, я просто…
– Нет, – твердо отрезала Белла, встала и подошла к Эдварду. – Ты ясно выразился. Рассказал мне о своих чувствах, а теперь тебе пора идти. Если ты не можешь принять то, что я с Эдвардом, значит, мы не можем быть друзьями. Никогда. Не хочу тебя видеть или говорить с тобой.
Эдвард опустил взгляд на свою правую руку, когда Белла переплела их пальцы и сжала его ладонь.
Джейми выглядел совершенно раздавленным.
– Белл…
– Ты слышал, что она сказала, – вступил Эдвард. – Свободен.
Он наклонился и поцеловал Беллу в висок, вздохнув, когда почувствовал, как она прижалась к нему, пряча лицо, которое сейчас наверняка было заплаканным.
Джейми встал, глядя на них двоих, затем обошел стул и пошел за курткой. Он медленно надел ее, смущенно поглядывая на Беллу, которая так и стояла, уткнувшись Эдварду в грудь. Он взял свой портфель, положил его на подлокотник дивана, достал оттуда толстую папку с бумагами и положил их на кофейный столик.
Посмотрев на Эдварда, он тяжело выдохнул.
– Это… это для тебя. Все, что тебе нужно на Уитлока. – Он устало указал на них. – Я… я просто оставлю их там. Будут вопросы… ну знаешь… звони.
Он захлопнул портфель и пошел к двери. Но остановился, взявшись за дверную ручку.
– Не знаю, насколько это важно, Беллз, – прошептал он. – Я люблю тебя и желаю тебе только счастья. Я знаю, ты мне, наверное, не веришь, но это правда, клянусь. Прости.
Тихого щелчка, с которым за ним закрылась дверь, хватило, чтобы Белла рухнула Эдварду на грудь, всхлипывая в его футболку. Он удержал ее прямо, утешая и прижимая к себе.
Он посмотрел на часы на стене. Джейми пробыл в квартире тридцать семь минут.
Белла крепко обняла его за шею, он обхватил ее за талию и приподнял, так что ее ноги оторвались от пола, затем сел на диван, давая Белле устроиться у него на коленях.
– Прости, прости, Эдвард, – выдохнула она ему в шею.
– Ш-ш-ш-ш, все хорошо, – ответил он, поглаживая ее по спине. – Тебе не за что извиняться.
– Он неправ, – всхлипывала она. – Он неправ. Я ненавижу его.
Эдвард ничего на это не ответил. Слезы и боль в ее голосе говорили ему о том, что она не ненавидела Джейми. Он очень сильно ранил ее, это так, но он знал, что его Персик была неспособна ненавидеть.
– Ты знаешь, что все, что он сказал – неправда? – спросила Белла, посмотрев на него красными от слез глазами из-под нахмуренных бровей. – Скажи, что знаешь это.
– Я знаю, детка.
– Скажи, что хочешь меня.
– Зачем?
– Пожалуйста, просто…
– Я хочу тебя.
– Ты любишь меня?
Эдвард обхватил ее лицо ладонями и посмотрел прямо в глаза.
– Я люблю тебя больше всего на свете. Ты моя Персик.
Она пылко приникла к его губам, запустила пальцы в пряди его волос, сильно потягивая в отчаянии.
– Я всегда буду твоим Персиком, – пробормотала она между поцелуями.
Эдвард сжал ее талию, пока она целовала его, и принялся посасывать кончик ее языка, едва Белла скользнула им в его рот. У нее сбилось дыхание, но она все цеплялась за его плечи, притягивая все ближе. Тело Эдварда сразу отреагировало, как и всегда, когда она к нему прикасалась. Он был возбужден, стонал, но что-то в ее прикосновениях было не так. Он медленно отодвинулся от нее, поцеловав в уголок рта в попытке смягчить свои действия.
– Эй, – тихо позвал он, когда она обхватила его за шею и потянула обратно к своим мягким, влажным губам. Он не поддался, только провел пальцем по мокрой дорожке от слез на щеках.
– Милая, что не так?
– Ничего. Пожалуйста. Эдвард, прошу, я… – она замолчала, зажмурилась и вцепилась в его футболку. Снова полились слезы.
– Персик, – настаивал он. – Поговори со мной.
Постепенно ее хватка ослабела, она села прямо. Уткнулась лицом в ладони и издала печальный стон.
– Прости, – пробормотала она в ладони. – Прости, – повторила она снова и поднял голову, прося прощения взглядом. – Мне не стоило… это делать.
Эдвард тихо хмыкнул.
– Поверь мне, я не против, чтобы ты «это» делала. Я просто хочу убедиться, что с тобой все хорошо.
Она сразу помотала головой, закрыв лицо волосами. Эдвард откинул их ей за плечи.
– Нет, – ответила она наконец. – Не хорошо.
Эдвард вздохнул и взял ее ладони в свои.
– Последние несколько дней были трудными, – она кивнула и шмыгнула носом. – Чикаго, встреча с моей мамой, Наной, работа, мое завтрашнее собеседование, а теперь и Джейми, я просто чувствую… – Она шумно выдохнула. – Я чувствую, будто постоянно пытаюсь за чем-то угнаться.
– Я знаю, малышка, – тихо сказал Эдвард.
– Мне иногда кажется, что мы постоянно с кем-то сражаемся или защищаем то, что у нас есть, понимаешь? Одна только эта мысль изматывает.
Сердце Эдварда екнуло в груди, дало маленькую трещинку, грозящую всему.
Он сглотнул и сжал ее руку, неотрывно глядя на их переплетенные пальцы.
– Слишком изматывает, чтобы продолжать? – Его голос звучал еле слышно, и он ненавидел себя за слабость.
– Что? – Белла прислонила ладонь к его щеке так быстро, что он не успел уловить ее движение. – Нет, – твердо сказала она. Ее глаза горели. – Я бы никогда не бросила это. Я не стану. Я слишком сильно тебя люблю, Эдвард. Ты все для меня. Ты знаешь это, правда?
Он вяло улыбнулся.
– Да.
– Правда?
– Да, правда. Но Белла, ты должна понять, что одна только мысль пугает меня до смерти. Если однажды все это станет слишком, и ты уйдешь, если ты больше не будешь моей, меня это прикончит. Я…
– Эй, хватит, – отрезала Белла. – Я бы никогда от тебя не ушла и никогда не уйду.
Она опустила голову, ловя его взгляд.
– Я ввязалась в это навсегда. Ты и я.
Она прижала их ладони к своей груди над сердцем.
– Я твоя. Вся, – продолжила она. – И эта часть, прямо здесь, бьется только для тебя.
Эдвард кивнул, глядя туда, где ее сердце билось под его ладонью.
– Я так сильно тебя люблю, – прошептала она. Никогда не сомневайся в этом.
Он посмотрел на нее. Посмотрел в ее красивое, искреннее лицо и понял наверняка, что она всегда будет бороться за них. Всегда будет бороться за него. Несмотря ни на что.
– Не сомневаюсь, – прохрипел он.

 

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/63-1856-201
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Sеnsuous (27.08.2015)
Просмотров: 1162 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/34
Всего комментариев: 4
0
4  
  Спасибо!!!  good

0
3  
  Белла с Эдвардом, любят безумно друг друга - связали свои жизни и преодолели, ради нее столько препятствий        good   lovi06015  
Да, новость - о его обеспеченности, стала потрясением и благословением для, ее семьи ему неловко, быть центром повышенного внимания.........................
Нана как всегда, яростно поддерживает их ха, ее бабушка значит, миллионерша и с акциями Эдварда, они уничтожат ДУ.......................................................  
Ох Джейк он опять не нарочно но, вредит репутации друга - который, пожертвовал своей час/жизни, ради него....................................... fund02016
Джейми вздумал, вернуть ее или он не выносит, что у нее жизнь наладилась.......................................................  
Главное, у Эдварда с Беллой неподдельные чувства и они, никому не позволят разлучить их........................................................................... 


0
2  
  Спасибо.  good

1
1  
  Люблю тебя... люблю... люблю безумно , и сотни тысяч раз могу сказать , что самый ты красивы , нежный , умный , спасибо Господу , за то , что смог тебя мне дать . Огромное спасибо . good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]