Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Фунт плоти. Глава 6
Глава 6: Открытие.

 


«Она - мой Персик».

Гарретт уставился на всклокоченного и задыхающегося молодого человека, совершенно не подозревая, о чем или о ком он говорит. Присев на корточки перед Эдвардом, он попытался отыскать хоть какой-то ответ в его широко раскрытых бегающих глазах зеленого цвета, но увидел в его взгляде лишь неверие, в придачу пропитанное тем, чего прежде он никогда не видел. Страхом.

Он понятия не имел, чего тот боялся, но был совершенно сбит с толку этой нехарактерной для Эдварда реакцией, вырывавшейся из него волнами. Продолжая прижимать руку к плечу Эдварда - наполовину для его успокоения, и наполовину для своего, - Гарретт повернулся к охраннику, стоявшему и с интересом наблюдавшему за развернувшимися событиями. Офицер Медуэй не расслышал сказанного Калленом, но видеть этого сквернословящего преступника в таком состоянии было… очень странно.

- Сходите, пожалуйста, за тюремным врачом, - быстро прошептал ему Гарретт, резким кивком головы в сторону двери убеждая охранника поспешить.

- Мне нельзя уходить… - начал Медуэй, но был немедленно прерван Гарреттом, со скептическим и разъяренным выражением на лице рявкнувшим: «Сейчас же!».

Офицер Медуэй работал с Гарреттом Вольтури уже немалое количество лет и никогда не видел и не слышал, чтобы тот так разговаривал со своими коллегами. Излишне говорить, что он тут же выскочил за дверь, на ходу - поспешнее, чем собирался, - вынимая рацию.

Гарретт повернулся к Эдварду, понимая, что до прихода врача у них мало времени. Он погладил его по плечу и ободряющим жестом сжал бицепс, пытаясь за натянутой улыбкой скрыть свое беспокойство.

- Эдвард, Эдвард, ты меня слышишь? - сказал он как можно тише, но Эдвард лишь громко дышал.

Ему казалось, что его долбаные легкие охуенно уменьшились в размере; черт возьми, а его сердце стучало по ребрам настолько сильно, что могло бы сломать их. Он предпринял попытку ответить Гарретту, сказать, что ебнутый медик ему на хуй сдался - он хотел лишь выйти из комнаты прежде, чем стены раздавят его. Понимая, что он не в силах сказать ни слова, Эдвард опустил голову и сжал в руках отвороты пиджака Гарретта, сминая в ладонях шерсть и желая, чтобы тело его наконец успокоилось. Но чем больше он старался выровнять свое дыхание, тем настойчивее сопротивлялись его легкие.

Когда у него пересохло в горле, Эдвард панически зарычал и, сглотнув, уронил голову на плечо своего наставника.

Выведи меня отсюда, Гарретт… ради всего святого… выведи меня.

 

 

 

=PoF=

 


- Сильнее… о Боже, трахай меня сильнее!

- Не Боже, детка, это всего лишь я, - усмехнулся Джейк Блэк, ухватившись за стройные ноги, что лежали на его плечах, и начал яростно входить во влажную киску.

Блядь, как же ему это было нужно…

- О да, Джейк, о черт, обожаю твой член!

Джейк увидел, как разметались по его подушке волосы Шивон и казались при этом огромной черной лужей, как выгнулась ее спина, когда она начала сжиматься вокруг него, да с такой силой, что спустя три глубоких и сильных толчка он с громким стоном кончил в нее. Он упал на нее, задыхаясь и прижимаясь к ее шее, и улыбнулся, почувствовав пот под ее ключицей.

- Черт тебя дери, Блэк, - выдохнула Шивон, обессиленно уронив ноги на кровать.
Она положила руку на грудь, чувствуя бешеные удары сердца под своей горячей кожей. В постели Джейка Блэка она оказалась не так давно и чувствовала, как ее тело возвращается на землю, но причину понять не могла. Может, он и есть самый что ни на есть настоящий ублюдок, но, мать вашу, трахался он отменно.

- И тебя, сладкая, - ответил Джейк, приподнимаясь и с громким шипением вышел из ее тела.

Стащив с члена презерватив, он выбросил его в мусорное ведро, кинув полотенце разметавшейся на его кровати женщине, продолжающей судорожно дышать. Шивон была офигительно миловидной и отсасывала ему как гребаный вантуз, но этим их отношения и ограничивались. Она стала верным тылом, и договоренность между ними устраивала их обоих, но не ее он хотел… Джейк нахмурился, глядя в раковину и рассердившись на то, что ход его мыслей свернул на опасную территорию…

Он потряс головой, чтобы избавиться от этого нахлынувшего чувства, смыл сперму и помыл руки, с голой задницей возвращаясь в комнату. Он улыбнулся, увидев, что Шивон уже наполовину оделась, застегнув лифчик и надев блузку. Она была осведомлена о границах дозволенного, и ему нравилось, что между ними нет никаких эмоциональных препятствий. Не нужно ему это дерьмо. Он поднял джинсы и надел их - нижнее белье только раздражало его.

Джейк вытащил пачку сигарет и зажег одну. Возможно, прозвучит банально, но он любил покурить после отличного секса.

Шивон ласково ему улыбнулась и встряхнула волосами, проходя мимо него к своей сумочке, лежавшей на прикроватном столике. Она вытащила телефон, просмотрела полученные сообщения, чувствуя, будто ее сейчас чуть не лишили жизни.

- Мне нужно идти, - небрежно сказала Шивон, забрасывая телефон обратно в сумочку. Она повернулась к Джейку, беспечно прислонившемуся к стене позади нее, и провела указательным пальчиком по его груди. - Еще раз спасибо, красавчик, - промурлыкала она, нежно поцеловав его в уголок рта. - Не сомневаюсь, что скоро снова увидимся.

- Конечно, - с улыбкой ответил он и выдохнул через нос дым.

Она усмехнулась ему и, напоследок встряхнув волосами, ушла.

Джейк ухмыльнулся, затушил сигарету и вернулся в ванную, чтобы смыть запах секса и киски, что покрывал почти каждый дюйм его кожи.

Спустя час он сидел в офисе своего автосервиса и просматривал денежные поступления за день. «Блэк» принадлежал раньше его отцу, который тот построил буквально из ничего, один воспитывая Джейка после того, как мать мальчика умерла в автокатастрофе. Управлять популярным бизнесом в центре Бруклина отцу-одиночке Джейкобу Блэку-старшему было совсем нелегко, но он делал это с проницательным деловым чутьем, что всецело передалось и его сыну.

Когда его отец после двухлетнего отважного сражения с раком, медленно уничтожавшим его тело, умер, Джейк охотно принял бразды правления магазином на себя. С тех пор прошло три года и, несмотря на то, что Джейк научился вести дела, в глубине души он до сих пор чертовски тосковал по отцу.

- Как отчеты, босс?

Джейк оторвал взгляд от бумаг и увидел в дверном проеме своего кабинета голову Сета, смотрящего на него с широкой ухмылкой.

- Да все в порядке, - уклончиво ответил Джейк, мельком глянув на своего сотрудника, а затем перевел взгляд на цифры на столе.

Правда заключалась в том, что, несмотря на то, что дела в магазине, да и вообще в бизнесе, шли неплохо, прибыли не хватало. Заметив, что Сет ушел, Джейк опустился на кресло и провел дрожащей рукой по волосам. Раскачиваясь на стуле, он скользнул взглядом в сторону окна, вид из которого открывался на магазин. Он увидел, как трое его сотрудников передвигаются от красного горячего «Корвета» к охуенному «Мустангу», и глубоко вздохнул.

И речи не может быть об увольнении еще нескольких людей. Он и так уже, чтобы сэкономить денег, за полгода нанял и уволил троих механиков, стараясь находить лазейки, чтобы они работали без зарплаты. Джейк понимал, что поступал как настоящий мудак, но он так же понимал, что если бы его отец узнал об этом, то окончательно разочаровался бы в нем и с радостью выпер бы его задницу на другой конец Бруклина. От этой мысли его губа нервно задергалась…

В расстройстве он потер глаза тыльными сторонами ладоней. Единственное, в чем Джейк был уверен: Аро и его говнюки не получат магазин отца, независимо от того, сколько он ему задолжал. Он обещал отцу позаботиться о том, что дело всей его жизни перейдет по наследству сыну самого Джейка - если он у него когда-нибудь появится, - и семейное дело продолжится. Этот бизнес принадлежал Блэкам, и так будет всегда. Будь он проклят, если нарушит свое обещание из-за пристрастия к азартным играм и наркоте (хотя он и так существенно уменьшил дозу).

Пока что он еще справлялся. У него не было возможности положить конец этому милому коммерческому предприятию. Джейк с четырнадцати лет вместе с Калленом выполняли поручения Аро, а потом продолжил строить собственную наркоимперию, благодаря чему многие мелкие наркодилеры барабанили в его дверь, умоляя о дозе взаймы. Теперь у Джейка были бабло и женщины, а сам он бессовестно упивался своей властью, являясь вторым по величине наркодилером в своем районе.

Но, - усмехнувшись, подумал он, - власть - не то, что нужно ему именно сейчас.

Он расстроено хлопнул ладонями по столу, схватив квитанции и вылетая из офиса в магазин.

- Пол! - позвал он, пытаясь перекричать рок-музыку, звучавшую из колонок, расставленных по всему зданию. - Блядь, Сет, выключи звук, мужик, я даже свои мысли не слышу!

Музыка почти сразу же стала тише, а Пол, самый давний сотрудник сервиса Джейка, направился к нему, вытирая тряпкой испачканные машинным маслом руки.

- Что случилось, босс? - спросил он, кинув тряпку в голову Сету.

- Забери, - коротко ответил Джейк, отдав Полу стопку квитанций вместе с немаркированным коричневым конвертом, который вытащил из кармана джинсов вместе с ключами от своего «БМВ».

Пол понимающе посмотрел на своего босса.

- Адрес прежний? - тихо спросил он.

Джейк выдохнул и кивнул, не говоря ни слова и не спуская глаз с Пола. Тот многозначительно приподнял брови, быстро схватил куртку и вышел из магазина.

 

 

 

 

 

=PoF=

 


В следующую субботу Изабелла сидела наедине с собой посреди роскошного сада в одном из самых больших домов в Хэмптоне. Она подавлено вздыхала и неторопливо потягивала шампанское, на самом деле желая прикончить его одним махом, а затем сделать то же самое со всей бутылкой. Она посмотрела направо, оглядывая высшее общество Нью-Йорка, сплетничающее и искусно играющее, и ухмыльнулась, представляя, какую реакцию вызовет такое поведение. Может, шампанское - немного не то. Может, алкогольное желе подойдет лучше?..

Она ненавидела эти сборища. Терпеть их не могла. До скрежета зубов и мурашек. Эту показуху можно было бы сравнить с запущенным случаем крапивницы, от которой зудит кожа. Но Изабелле приходилось бывать на подобных вечеринках ради семьи и друзей, а это было главным.

- Изабелла!

Она медленно повернулась и улыбнулась Сью Дэймон, быстро приближавшейся к ней с протянутыми руками. Изабелла отставила фужер с шампанским на стол и встала, чтобы обнять ее.

- Ох, милая, как я рада тебя видеть, - проворковала Сью, погладив Изабеллу по щеке. - Клянусь, девочка, при каждой нашей встрече ты становишься все красивее и красивее.

Изабелла покраснела и улыбнулась в ответ на комплимент.

- Поздравляю, Сью, - быстро ответила она.

- Ах, спасибо, - поблагодарила Сью, закатив голубые глаза. - Тридцать лет брака определенно заслуживают поздравлений. Моего мужа тридцать секунд-то сложно вынести, а уж тридцать совместно прожитых лет я считаю подвигом, которым чрезвычайно горжусь. - И она рассмеялась высоким переливистым смехом, к которому присоединилась и Изабелла. - Ты не видела моего сына? - спросила она, заглядывая Изабелле за спину, как будто она скрывала Джейми в своем платье или в своей сумочке.

- Нет, не видела, - ответила она, покачав головой и тихонько рыкнув.

Мерзавец сказал, что останется со мной и прикроет от этих жалких людишек, а сам даже не подошел, чтобы поздороваться…

- Забавно, - пробормотала Сью со знакомым Изабелле блеском в глазах, из-за которого у нее начинал болеть живот, потому что она знала, что последует после. - Вы двое всегда вместе, будто отлипнуть друг от друга не можете.

Она подмигнула, и Изабелла, силясь, улыбнулась в ответ. Сью и Рене были не слишком осторожны, когда делились мнениями о том, как далеко зайдут отношения Изабеллы и Джейми - откровенно говоря, они надеялись, что будут наблюдать, как их дети ступают к алтарю, сопровождаемые двумя с половиной детьми. Рене классифицировала Джейми как «отличный вариант» с «кучей денег» и постоянно расспрашивала Изабеллу об их отношениях. А Изабелла всякий раз, смеясь, отмахивалась от нее и саркастично замечала, что для кого-то романтика точно мертва. Но когда эта тема поднималась, от неловкости момента невозможно было избавиться - особенно, когда при разговоре присутствовал Джейми.

Сью сжала плечо Изабеллы, и глаза ее потемнели.

- Твоя мать рассказывала мне, что на днях случился неприятный инцидент… в тюрьме. - Изабелла чуть не расхохоталась от мрачности ее тона.

- Хм… да, - ответила она, подавив ухмылку. - Ничего особенного, просто один вспыльчивый студент.

Вспыльчивый, иррациональный, ублюдочный, мускулистый, сексуальный, покрытый татуировками студент, который сводит меня с ума…

Сью в отвращении цокнула языком и покачала головой.

- Ты слишком храбрая, Изабелла. Ты рискуешь жизнью каждый день, когда находишься рядом с этими… с этими животными.

Изабелла еле удержалась от того, чтобы не закатить глаза от ограниченного мышления стоявшей перед ней женщины. Она любила Сью как родную тетю, но черт ее дери, время от времени она бывала предвзятой кичливой стервой.

- Да, но теперь я занимаюсь с этим студентом лично, так что…

- О, боже правый, - прервала Сью, драматично поднося руку ко рту. - А это безопасно?

Прикусив язык, Изабелла ответила: - Конечно.

Сью еще раз погладила Изабеллу по щеке и улыбнулась материнской улыбкой. - Будь осторожна, Изабелла. Твоя мать не переживет, если потеряет и тебя тоже.

Вот чего и не хватало с того дня… как по предписанию - гребаной вины…

- А вот и мой мальчик! - огласила Сью, заглядывая Изабелле за плечо.

Изабелла облегченно выдохнула от того, что тема ее работы теперь закрыта. Этим утром ей вполне хватило речей матери.

Сью притянула к себе сына и поцеловала его, оставляя на светлой щетине, покрывавшей его правую щеку, красный след от помады.

- Извини, - прошептал Джейми, быстро поглядев на Изабеллу и крепко обнимая мать.

- Где ты пропадал, милый мой? - спросила Сью, поправляя отвороты его пиджака и поглаживая плечи.

Пока мать кудахтала над ним, он закатил глаза и, посмотрев на Изабеллу, сделал испуганное лицо. Изабелла усмехнулась, прижимая к губам фужер с шампанским. Маменькин сынок…

- Пришлось задержаться, но теперь я наконец-то с вами, а ты чудесно выглядишь. Поздравляю. - Он широко улыбнулся, мгновенно обезоружив свою мать, от чего Изабелла громко рассмеялась.

- Большое спасибо. - Сью улыбнулась ему в ответ. - Возьми бокал и обязательно поздравь отца. - Она погладила его по груди, поцеловала Изабеллу в щеку и растворилась в толпе женщин, которые пестрили таким обилием оттенков, что почти затерялись на фоне цветов.

- Задержался, да? - ухмыльнулась Изабелла, когда Джейми выхватил фужер из ее рук и одним махом допил оставшееся шампанское, громко сглотнув. - И как ее зовут?

Джейми чуть закашлялся от алкоголя, который только что проглотил, и смущенно покосился на Изабеллу. Он понимал, как чертовски смешно, что он чувствует себя виноватым из-за того, что спит с другой женщиной. Они с Изабеллой были просто друзьями, хотя он желал большего, но от этого ощущения ему было трудно избавиться.

- Гм… это была… Виктория, - пробормотал он, пялясь на свою обувь и потирая шею. Дерьмо.

Изабелла удивленно приподняла брови.

- Ого, - выдохнула она, медленно кивнув. - И как… это была хорошая затея?

Джейми пожал плечами и продолжил избегать ее пристального взгляда.

- Черт его знает, - криво улыбнувшись и вздохнув, ответил он.

Он наконец встретился с ней взглядом и облокотился на близко стоящий к ним стол.

- Это было… ну ты понимаешь, Беллс… прощальный секс или… как бы просто секс… я не знаю.

Изабелла подняла руки в капитуляции.
- Эй, тебе не нужно объяснять мне свое поведение и причины, почему ты занялся сексом, - сказала она, встряхнув головой.
Но Джейми сомневался. Он приподнял бровь, ожидая неизбежного нападения.

Три… два… один.

- Но пусть эта сука знает, что если она вновь причинит тебе боль, я надеру ей задницу как кунг-фу ниндзя в стиле «Убить Билла».

Джейми тихонько рассмеялся и кивнул.

- Я ей передам, - сказал он, не в силах оторвать взгляд от яркого сияния в глубине ее глаз.
Прошло несколько дней с последней их встречи, и он должен был признать, что выглядела она по-другому. Она казалась более… уверенной? Более дерзкой? Уверен он не был, но это определенно ей шло. Она вся светилась.

- Что? - спросила она, забеспокоившись под его взглядом.

- Что с тобой приключилось? - спросил он, выхватив с подноса официанта еще два бокала шампанского.

Когда дело касалось праздников, его мать из кожи вон лезла, и, несмотря на то, что это не сильно его беспокоило, он понимал, что Изабелле подобное было не по душе.

- Хм… не так уж и много, - буркнула Изабелла в бокал.

- Немного - это не ничего, - настоял с улыбкой Джейми. - Что происходит?

Изабелла глубоко вздохнула и прикусила изнутри губу. Рассказывая своей семье и друзьям о работе, она ненавидела это накатывающее на нее чувство нервозности. Оно раздражало ее и было абсолютно не нужно. Она знала, что их реакция такова, потому что они волнуются, но, черт побери, со своей этой легкой заботой они могли зайти слишком далеко - особенно после того, как ее мать, Сью и Лея уже выразили свое «беспокойство».

- Я… хм… буду лично заниматься с одним студентом.

Она проговорила это быстро, не спуская взгляда с Джейми и ожидая намека на раздражение или возражение на его лице. Ей надоело выслушивать о том, насколько «глупо» или «опрометчиво» она поступает, и больше всего не хотела слушать эти слова от Джейми.

Джейми понял это по тому, как поджались ее губы, поэтому намеренно скрыл свою панику.

- А это, - ответил он, пряча гримасу за бокалом и делая большой глоток, - прописано в твоем контракте?

Он знал, что не прописано, потому что читал эту хренову бумагу около тридцати раз, но не мог понять, почему она пошла на подобное. Одно то, что она находится в классе с пятью ублюдками, было плохо, а теперь еще с одним из них она собирается оставаться один на один. Разве произошедшее не указало ей на то, что это опасно? У нее вообще не осталось инстинкта самосохранения?

- Нет, - отрезала Изабелла. - Не прописано. Я предложила помощь Каллену по собственной инициативе. - И я хочу, чтобы вы все просто отъебались. На. Хрен.

Услышав имя, Джейми сузил глаза, осознавая, что прежде уже где-то слышал его.

- Каллен? - переспросил он. - Когда я слышал это имя?..

Блин. Изабелла уставилась на самого ближайшего к ним официанта и не стала отвечать на вопрос, с отчаянием понимая, что Джейми сложил два и два. Джейми задумался, припоминая, что она называла фамилию «Каллен» по меньшей мере дважды. А затем… Готово!

- Боже правый, Изабелла, это тот ебнутый придурок, что кинул в тебя стол? - проревел Джейми, отчего все, стоявшие возле них, охнули и, прекратив разговаривать, посмотрели на них.

Изабелла почувствовала, как вспыхнули ее щеки под их осуждающими взорами, и стрельнула взглядом на Джейми, который ответил ей тем же.

- Ты совсем из ума выжила? - прошипел он, наклоняясь к ней и уводя в самый дальний конец сада, подальше от подслушивающих любопытных стариков, которые, шепчась, с тревогой наблюдали за ними. Изабелла гневно вырвала свою руку из его.

- Нет, я не выжила из ума, - выплюнула она. - Не разговаривай со мной как с долбаным ребенком, Джей!

Джейми удивленно отстранился от нее. Изабелла редко сквернословила, особенно при нем. Он увидел, как она потерла предплечье, за которое он ее схватил, и вздрогнул, подумав, как же сильно он держал ее. Он не собирался этого делать, но, Боже, он так охуенно разволновался за нее. Как она не понимает?

- Я не хотел сделать тебе больно, - прошептал он голосом, полным раскаяния, и поднял руку, но опустил ее, увидев, что Изабелла отшатнулась от нее.

Джейми выдохнул, пытаясь игнорировать острую боль в груди, и потер лицо ладонями, видя гнев на лице Изабеллы и испытывая неловкость из-за затянувшегося молчания. Изабелла была мертвенно бледна.

- Изабелла, поговори со мной… - взмолился он, потупив взгляд. - Слушай, я сожа…

- Сожалеешь? - процедила Изабелла сквозь зубы. Она саркастично рассмеялась. - Как смеешь ты так со мной разговаривать, Джейми? Кем, черт возьми, ты себя возомнил?

- Я твой лучший друг, и я тебя люблю, - резко возразил он, поставив руки на бока. Хватит врать уже. - Я волнуюсь за тебя и не могу представить, что ты…

- Что? Что я принимаю решения? Небеса запрещают, да? - Она отразила его позу.
Жар окутывал каждый дюйм ее кожи, повышая степень ее ярости. Она охрененно устала от необходимости объяснять каждому, что им лучше заткнуться и просто поддержать ее. Неужели она просит слишком многого?

Джейми опустил голову и прикоснулся указательным пальцем к виску.
- Я понимаю, что ты чувствуешь необходимость делать это, Беллс. Я принимаю твое решение, правда. Но ты должна поберечь себя.

- Я это и делаю! - раздраженно парировала она, хлопнув ладонями по бедрам. - А все просто сводят меня с ума: ты, Лея, мама, твоя мать!

Единственный человек, который бы понял меня, это мой отец…

Джейми поднял руки, пытаясь успокоить ее, но этот жест возымел обратный эффект, потому что глаза ее вспыхнули, а ноздри стали раздуваться. Она с силой ткнула его пальцем в грудь.

- А как любящий лучший друг, ты должен уважать мои решения и понимать, что я более чем способна позаботиться о себе!

- Ладно, - успокоил он ее, растерявшись от гнева этой женщины. Давно он не видел ее такой разъяренной. - Ладно, Беллс, извини. Бля, успокойся.

Изабелла усмехнулась и, отвернувшись от него, перекинула волосы через плечо. Джейми потянулся к ней, но она резко развернулась, сверкающим взглядом смотря на него.

- Итак, для справки, - зло проговорила она, - он не кидал стол в меня. Он кинул его в стену.

Прежде чем он успел ответить, она промчалась через сад к дому, оставляя его совершенно онемевшим.

 

 

 

 

 

=PoF=

 


Папа! Папа!

- Эдвард?

Продолжай идти. Нам нужно убежать от них. Они надерут тебе задницу. Двигай!

- Эдвард, ты можешь открыть глаза?

Я не могу… Мой папа…

Темнота. Холод. Выстрелы. Тепло. Персик…

- Эд… - позвал его врач, но когда увидел, как резко сел в больничной кровати Каллен, широко распахнув глаза и тяжело дыша, слова застряли у него в горле.

Эдвард почти испуганно осмотрелся и едва не подскочил, почувствовав прикосновение ладони к своей руке. Он повернулся, заметив, что рядом с кроватью стоит Гарретт и смотрит на него с сочувствующей улыбкой на лице. Таким Каллена он еще никогда не видел, и это чертовски обескураживало его.

Каллен сглотнул, пытаясь смочить горло, которое будто было натерто гребаной наждачной бумагой.

- Где я на хрен? - прокряхтел он Гарретту, пытаясь отдышаться.
Он оглядел комнату с белыми стерильными стенами и удивленные лица перед собой. Врач и два охранника…

- Ты в тюремной клинике, Эдвард, - ответил врач, хотя вопрос был задан не ему.

- Вообще-то Каллен и что за хуйню вы несете, док? - гаркнул он, отчего врач вздрогнул и отступил назад.

- Эдвард, - мягко сказал Гарретт, дожидаясь, когда Эдвард повернется к нему лицом, и продолжил: - У тебя случился приступ паники.

Каллен посмотрел на своего наставника так, будто тот только что попросил его пожертвовать свое тело на благо науки.

- Кто сказал? - Он хмыкнул и приподнял бровь.

- Я сказал, - робко вступил врач, подняв вверх правую руку, как будто находился в гребаной школе.

- Да похер мне, - ответил Каллен и сдвинулся вправо, свесив ноги с кровати. - Где моя обувь? Мне нужно выбраться отсюда.

- Боюсь, это невозможно… - начал врач.

- А я, мать твою, не спрашивал! - заорал Каллен, чувствуя, как в голове, где-то в самом центре мозга, начинает громко стучать кровь.

Ему казалось, что барабанные перепонки натянулись настолько сильно, что вот-вот порвутся, а перед глазами заплясали черные маленькие точки.
На долю секунды он плотно сжал веки, чтобы унять эту боль, и случайно покачнулся вперед. Гарретт заметил это и, аккуратно прижимая руки к его плечам, усадил обратно.

- Эдвард, тебе нужно успокоиться, - пробормотал он. - Расслабься. Ты весь день был не в адеквате. Ты должен успокоиться.

Каллен сжал переносицу, стараясь ослабить пульсацию в черепушке, и глубоко вздохнул. Он никогда не чувствовал ничего подобного. Как будто в его голове поселился чертов цирк с полным набором гребаных развлечений, отчего он, черт их всех дери, ощущал себя совершенно разбитым. Он даже не мог сопротивляться Гарретту, который бережно пытался усадить его обратно, пока Каллен не облокотился на подушки, лежавшие на кровати. Он выдохнул и, нахмурившись, посмотрел на мудаков, что стояли и таращились на него.

- Голова болит? - тихо спросил врач.

Каллен резко опустил руку и свирепо посмотрел на мужчину со стетоскопом на шее, но обнаружил, что устал настолько, что не может придумать ни единого остроумного дерьма. Он лишь кивнул и уставился на кусочек ткани, свисавшей с изнанки его белой футболки.

- Пойду принесу еще болеутоляющих, - пробормотал врач и вылетел из комнаты, словно таракан при включившемся свете.

Каллен удивился, увидев, как вслед за ним из комнаты вышли и оба охранника, и нервно поглядел на Гарретта.

- Блядь, ну по крайней мере я еще могу всех распугать, - пробормотал он, опустив голову на грудь.

Гарретт едва заметно улыбнулся и сунул руки в карманы. - Нам надо поговорить, Эдвард, - сказал мягко.

- О чем? - слишком быстро спросил Каллен, что понравилось его наставнику.

Гарретт опустил подбородок вниз и посмотрел на Каллена, изогнув кверху бровь. Пожалуйста…

- Ты знаешь о чем, - медленно кивнув, ответил он, отчего Каллен прорычал и ничком упал на кровать.

Он был охуенно сконфужен, он устал и, честно говоря, до сих пор находился в состоянии шока, чтобы разговаривать о… ладно, о любой херне, но более всего - о том чертовски важном открытии, которое шандарахнуло его по голове будто ядерная бомба.

Персик… это была она… девочка, снившаяся ему в течение пятнадцати лет… девочка, которую он спас…

- Эдвард? - Гарретт осторожно придвинулся к нему, увидев гримасу боли на лице своего подопечного. - То, что тебя беспокоит, слишком личное?..

- Меня ничто нихрена не беспокоит, Гарретт! Мне нечего тебе сказать! Проклятье. - Каллен уронил руки и сжал простыни, желая разорвать их на маленькие полоски, чтобы хоть как-то выразить то чувство, что вибрировало у него в груди.

Скрежет придвигающегося к кровати стула напомнил Каллену, каким упрямым и настойчивым сукиным сыном был Гарретт, который вовсе не собирался отпускать его без какого-нибудь объяснения.

Гарретт глубоко вздохнул и положил локти на край кровати.

- Эдвард, мы много лет знакомы. Мы разговаривали, спорили, молчали, но, клянусь Богом, мальчик, ты никогда не пугал меня так, как вчера.

Взгляд Каллена метнулся к уставшим глаза Гарретта, и он понял, что тот говорит правду. От его слов Каллен испытал странное ощущение. Обычно ему было насрать на мысли и чувства других людей, но, узнав, что Гарретт волнуется, Каллен почувствовал себя… виноватым?..

- Да, в общем, - пробормотал он и пожал плечами, пялясь в потолок и сжав зубы, - все хорошо. Хватит, Гарретт, пожалуйста… я не могу…

- Эдвард, Персик - кто это?

Гарретт заметил, как задрожала грудь Каллена, как попытался он сделать глоток воздуха, как вернулась на его красивое лицо бледность. Гарретт понял, что ему нужно действовать осторожно. Характер у Каллена взрывной и, без сомнений, за этим может последовать еще один приступ паники. Он не был уверен, что у него есть силы еще раз увидеть его таким.

То, как он обнимал Эдварда Каллена, пока тот, не похожий сам на себя, содрогался от рыданий у него на руках, останется в его памяти на долгие годы. «Помоги мне», - молил он, задыхаясь, а Гарретт был беспомощен. Всю ночь он не сомкнул глаз и был полон решимости узнать, откуда возникла такая реакция у мужчины, ставшим лучшим его подопечным за большую часть этого десятилетия.

- Никто, - шепотом ответил Каллен.

- Так Персик - это человек? - подтвердил он.

Блядь.

- Гарретт, пожалуйста, - простонал он. - Просто хватит уже, ладно? - тихо попросил Эдвард.

Он произнес это как вопрос, тихий и жалостливый, надеясь, что отчаяние, сквозившее в его голосе, положит конец настойчивости Гарретта. В глазах которого промелькнуло удивление от того, каким тоном была произнесена последняя фраза, и Каллен сразу понял, что на этот раз избежал опасности. У него попросту не было ни сил, ни желания объяснять кому-то, что он постоянно думал о том дне с тех пор, как ему исполнилось одиннадцать.

Ему нужно вытащить голову из задницы прежде, чем он сделает это.

Он должен вытащить голову из задницы до понедельника, когда состоится первый урок английской литературы.

Урок один на один с ней.

С мисс Свон.

С Персиком…

 

 

 

 

 

=PoF=

 


Его руки медленно и нежно спускались по моему телу.

О Боже… так нежно.

Они поджигали все мое тело, двигаясь по ребрам, по моему животу к вершине бедер, что были широко раздвинуты для него.

Я задохнулась, когда он прорычал, прижимаясь ртом к внутренней поверхности моего бедра.

Господи… так невыносимо близко к тому месту, что так нуждается в тебе…

Он облизнул мою кожу шершавым влажным языком.

Еще ближе… пожалуйста, ради Христа, коснись меня там…

Да! Он пододвинулся к моей влажной плоти.

Я такая влажная из-за тебя. Ты чувствуешь? Чувствуешь мой запах? Это все из-за тебя…

- Ты хочешь меня? - прошептал он, проводя пальцем по моему раскалившемуся от жара клитору.

- Нет, - выдохнула я. - Я нуждаюсь в тебе.


- Мисс Эс?

Его руки были такими нежными…

- Мисс Эс?

А его язык…

- Эй!

Изабелла резко подняла голову от бумаг на своем столе и увидела, как Эмметт и остальные ученики в ее классе в замешательстве смотрят на нее из-за того, что их обычно добросовестный и сосредоточенный преподаватель, похоже, не может ни ясно выражать свои мысли, ни слушать.

- Хм… что?.. - запнулась она, проводя рукой по волосам и пытаясь успокоиться после воспоминаний о сне, виденном ею две последние ночи подряд.

- Давайте закончим это задание завтра? - с понимающей ухмылкой спросил Эмметт. - Или вы хотите и дальше фантазировать о моей прекрасной заднице?

Анжела пихнула великана, но не смогла сдержать легкой улыбки. Изабелла заметила это и, услышав раздавшиеся в комнате смешки, почувствовала, как резво краснеют ее щеки.

- То есть, мисс Эс, меня все устраивает, - продолжил Эмметт, пошевелив густыми бровями. - Милашка, вы можете фантазировать, о чем захотите. Я знаю, что я охуительно сексуален. - Эмметт прижал палец к своей заднице, и в комнате снова послышался смех, но Изабелла, засмущавшись, продолжила молчать.

Черт, ей нужно прийти в себя… несмотря на то, что этот сон был намного приятнее привычных кошмаров.

- Перенесем на завтра, Эмметт, - быстро ответила она, пытаясь казаться безразличной к тому, что ее поймали с поличным, когда она представляла безликого мужчину и его ангельские руки.

Она знать не знала, кто бы это мог быть, потому что в этом сне она, изнывая от страсти, всякий раз закрывала глаза. Весь сон состоял из смешения ароматов. Его запах был мужским, кислым и мускусным, и его смесь с ее сладким фруктовым ароматом почти испепелила ее.

А до этого он говорил. Его голос… чертовски сексуальный голос походил на текучий сексуальный шелк. Он рычал, облизывал и заставлял ее умолять. Никогда еще Изабелла не испытывала такой крайней потребности в ком-то… И даже спустя две ночи он еще не прикасался к ней там, где ей было нужно, отчего она была расстроена и задета.

Она целенаправленно потратила оставшееся время от урока, переходя от студента к студенту, забыв о сне и о том, что скоро у нее будет первый урок с Калленом.

Последнее, что ей было нужно, так это забитая лишними проблемами голова. Ей нужно подготовить все свое остроумие, чтобы отразить то блюдо, состоящее из дерьма, которым он постоянно пичкал ее.

У нее не было времени, чтобы обдумать их пятничную встречу с Гарреттом. Ее реакция на его курение и то, как он шарил по ней взглядом, означало приближающуюся беду. Она решила собрать все чувства воедино и запереть их на тяжелый замок. И она сделала это. Она обязана всегда быть профессионалом. Ее работа состоит в том, что преподавать, а не глазеть и забывать о своих обязанностях, поэтому, отпустив класс и повесив на руку сумку, она решительно повторила эту молитву, направляясь в ту же самую комнату, из которой вышла за три дня до этого, зная, что он уже ждет ее там.

Изабелла улыбнулась охраннику, открывшему ей дверь, и, увидев, как Каллен лениво восседает за деревянным столом, решительно подошла к нему.

- Добрый день, - быстро сказала она, вытаскивая книги и бумаги, нужные ей на этот час.

Спустя две минуты его молчания она посмотрела на него и увидела, что он бесцельно смотрит в пол, сцепив большие пальцы рук на своих коленях. Она громко откашлялась и раздраженно приподняла бровь.

Каллен медленно поднял голову, задержав дыхание и позволяя себе посмотреть на стоявшую перед ним женщину, всем своим видом кричащую о дерзости. Он ухмыльнулся ей и протяжно выдохнул воздух между губами.

- Добрый день, мисс Свон, - ответил он, произнося фразу длинно и протяжно, отчего могло показаться, будто он пьян.

Изабелла нахмурилась при виде спокойствия на его лице и не услышала привычного нахального ответа. Обычно он казался таким энергичным, таким высокомерным и насмешливым, что это отличие на миг подкосило ее. Она и не подозревала, что Каллену пришлось собрать всю силу воли, чтобы не удрать из комнаты как сраный слабак, мучаясь тем, что теперь он знал о мисс Изабелле Свон - как и было все эти два дня.

- Хорошо, - продолжила Изабелла, заправляя волосы за уши и выдвигая стул для себя. - Нам нужно заниматься, чтобы ты не отставал от остальных студентов.

Каллен напряженно следил за ней, впитывая в себя буквально все.

Он следил за ее движениями и мимикой, пытаясь разглядеть в ней ту маленькую девочку, которую он помнил по фотографиям. Изабелла ерзала, продолжая объяснять, чем они будут заниматься на уроках. Она чувствовала его взгляд на себе и вновь обнаружила, что получает от этого удовольствие. Его взгляд был похож на горячий палец, прижатый к холодной коже и пробегающий по ее телу, расплавляя все на своем пути.

- Это, - сказала она, неожиданно шлепнув перед ним листок бумаги и вырывая тем самым себя и Каллена из их мыслей, - стихотворение, которое мы сегодня обсудим.

От ее агрессивного, не терпящего возражений тона член Каллена сразу же стал твердым, и он тихонько простонал. Господи Боже мой, женщина, да что же ты со мной творишь?

Он попытался игнорировать пульсацию между ногами и, чуть наклонившись вперед, прочитал заголовок.

- «Элегия» Тичборна?1 - пробормотал он с нулевым энтузиазмом.

- Да, - поджав губы, ответила Изабелла. - А что не так?

- А те говнюки в вашем классе вообще знают, кто такой Чидиок Тичборн?

Изабелла сохранила на лице невозмутимость, хотя чуть не упала со стула от того факта, что он знает полное имя поэта. Она быстро взглянула на бумагу. Нет, там ничего не написано…

- Теперь знают, - ровно ответила она, щелкнув ручкой и, чувствуя, что ее терпение иссякает, парировала: - А что ты знаешь о нем и его поэзии?

Она не может позволить себе дать слабину.

Каллен снова ухмыльнулся, увидев сомнение в ее глазах. Он сосредоточился на этом, а не на ощущении тепла, исходившего от ее колена под столом. Решение он принял, вот только ногу не отодвинул.

Мазохист, бля…

- Я знаю достаточно, - ответил он, скрестив на груди руки. Испытай меня, Персик…

Изабелла отвела взгляд от татуировок, виднеющихся из-под рукава его футболки, и откинулась на спинку стула.

- Пожалуйста, - предложила она, протянув ладонь. - Доставь мне такое удовольствие.

- Доставить вам удовольствие? - усмехнулся он.

Откуда, черт возьми, эта женщина выкапывает такие слова?..

Изабелла медленно кивнула, и шквал довольно неуместных мыслей промелькнул у Каллена в голове. Он откашлялся и поелозил на стуле, желая, чтобы они испарились, а она пристально смотрела на него.

- Ну, давайте посмотрим, - задумался он, глядя в потолок и демонстрируя Изабелле свой подбородок.

Сконцентрируйся, Свон, Бога ради… Она сглотнула комок в горле.

Но Каллен уже заметил ее реакцию, и, сказать, что он обрадовался ей, значит охрененно преуменьшить. Подняв правую руку, он потер подбородок. Изабелла услышала звук трущейся о его ладонь щетины и сцепила руки, лежавшие на ее коленях.

- Он родился в 1558 году в Саутгемптоне, в Англии, - начал он, испепеляя потолок взглядом. - В 1586 году он принял участие в заговоре Бэбингтона, намереваясь убить королеву Елизавету и заменить ее католичкой Мэри, королевой шотландцев. Но они просрали свою удачу. Его арестовали и в конечном счете повесили, распотрошили и четвертовали.

Он наклонился вперед, подавив смех от того, насколько офигенски широко раскрыла от удивления рот Изабелла. Чувствуя, как поднимается его эго вместе с его членом, ставшим теперь чрезвычайно твердым, он продолжил.

- Эту поэму он написал, ожидая своего приговора. - Каллен сделал медленный, неторопливый вдох. - Как-то неуместно изучать его в тюрьме, вы не находите, мисс Свон?

Но Изабелла растерялась. Она была крайне поражена знаниями, которыми он обладал. Крайне поражена и чуточку возбуждена. Она знала, что он умен - прочитала об этом в его папке, но мать вашу! Это что-то с чем-то. Этот мужчина умен и образован настолько обольстительно, что она была поставлена в тупик.

- Тебе нравится история? - тихо спросила она, удивившись тому, что еще может разговаривать.

Каллен пожал плечами. - Ну да. - Он не сводил с нее взгляда. - Но предпочитаю английскую литературу.
Он ждал, когда его ответ обоснуется между ними, глядя на свою учительницу и позволив себе быстро взглянуть на ее грудь. Это не осталось незамеченным.

- Расскажи мне о поэме, - попросила она, желая услышать рассказ его голосом, хотя и без него все это знала.

- Он использует парадокс и антитезу, - ответил он, не раздумывая, и прикоснулся пальцем к бумаге. - Антонимы и контраст.

«Как и ты», - подумала Изабелла.

- Он делает это, чтобы выдвинуть на первый план произошедшую трагедию. Которая, когда вы думаете об этом, охуенно тупая, разве не так вы бы сказали?

- Почему ты так говоришь? - спросила Изабелла, приведенная в восторг, заинтригованная, загипнотизированная и отчаянно желающая услышать больше.

Она подалась вперед, положив предплечья на стол и позабыв об охраннике, стоявшем позади нее.

Каллен легко рассмеялся и покачал головой.

- Он совершил ошибки, поэтому должен заплатить за них. - Его долг.

- Похоже, ты сильно в этом разбираешься, - пробормотала Изабелла, подсознательно думая о том же самом.

Каллен саркастично приподнял брови и, вытаращив глаза, оглядел комнату. Да, охуенно!

Изабелла чуть покачала головой, пытаясь рассеять тот туман, что окутал ее голову.

- То есть… я знаю… что ты платишь за свои ошибки… Но он был слишком молод, чтобы умирать. Разве ты не симпатизируешь Тичборну хоть немного?

- Симпатизирую? - переспросил Каллен, и Изабелла кивнула. - Нет, - уверенно произнес он. - Завидую ли я ему? Да.

Не такого ответа ждала от него Изабелла.

- И почему ты ему завидуешь? - мягко спросила она.

Каллен наклонился вперед, копируя позу Изабеллы. Он не поднимал глаз от разделявшего их стола, без сомнений понимая, что мысли покинут его, как только он взглянет на нее.

- Из-за того, что ему предстоит умереть, - пробормотал он, - он начинает видеть ситуацию более ясно. Он может четко сфокусироваться. - Он медленно поднял взгляд на Изабеллу. - В этом я завидую ему.

- Ты хочешь ясности? - шепотом спросила Изабелла, боясь разрушить этот внезапно возникший момент.

Каллен улыбнулся, и сердце Изабеллы бешено забилось.

- Желания и необходимость - две совершенно разные вещи, мисс Свон, - ответил он. - Мне нужна ясность. Я должен сосредоточиться.

Он вновь посмотрел на нее, потому что в этот момент ему больше нечего было сказать или сделать. Он знал, что понимание того, кто она, - это первый в его жизни шаг к нужной ему ясности. И хотя он говорил о Тичборне так, будто офигенно понимал, о чем толкует, только рядом со своим Персиком, сидящей перед ним, он действительно узнал свои потребности.

- Персик, - прошептал он, оглядывая каждый дюйм ее лица.

Темные волосы, окутавшие его, когда он опрокинул ее, сражающуюся с ним и желающую вернуться к отцу, на землю, и глаза, из которых лились самые крупные слезы, которые он когда-либо видел.

- Что? - спросила она, не расслышав его из-за громко пульсирующей в ушах крови. - Что ты сказал, Каллен?

И момент рассеялся.

Она увидела, как изменился его взгляд, его поза, и все пропало.

Как будто только что проснулся, Каллен выпрямился и осмотрелся, впившись взглядом в охранника и опустившись на стул с громким вздохом.

- Ну вы же в курсе, - пробормотал он, достав из кармана сигарету, которую дал ему Гарретт, и зажег ее, чтобы сохранить спокойствие перед Изабеллой. Его высокомерная ухмылка снова вернулась, когда он выдохнул дым ей в лицо. - Я ведь ни хуя не знаю, верно? Это вы чертовски гениальный учитель.

Видя, как меняется выражение ее лица, за секунду из спокойного становясь разъяренным, тоненький голосок в его голове закричал на него за то, что он снова превратился в гребаного ублюдка. Но он был уверен, что справится с ее гневом. Гнев - это хорошо. А вот остальное дерьмо до смерти его пугало.

Изабелла чувствовала, как вскипает ее кровь. Какой же он долбаный урод. Он играл с ней, а она купилась. На одно краткое мгновение она поверила, что он был с ней искренен, что он вовсе не такой тщеславный засранец, как тот, что сидит сейчас перед ней.

- Да, - рявкнула она в ответ на его заявление. - Я - такая и хочу, чтобы ты выполнил эти задания. - Она хлопнула перед ним еще одним листком бумаги, покрытым вопросами и заданиями. - Уверена, что с твоими мировыми знаниями проблем у тебя не возникнет. Я права?

Она впилась в него взглядом, пытаясь заставить его ответить хоть что-то, возразить. Но он промолчал.

Поднял ручку, которую она уронила на стол, и начал выполнять ее просьбу, в то время как она сидела, уставившись на него и сияя гневом и красотой. И Каллен понял, что выполнит любую ее просьбу.

Абсолютно любую.

 

 

 

 



Примечания к тексту:
1 - стихотворение-элегию, состоящую из трех строф, Ч. Тичборн написал за день до казни. Ниже приведен перевод А.Шапиро:

 

 



Перевод: Sensuous
Редактура: gazelle

 

 



С новым рабом вас, мисс Свон! :D
Ждем всех с впечатлениями на форуме - там же можно полюбоваться на нашу новую обложку :)

 

 

 

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-957-14
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Sеnsuous (21.05.2012)
Просмотров: 3042 | Комментарии: 40 | Рейтинг: 4.9/53
Всего комментариев: 401 2 3 4 »
0
40  
  Непонятная реакция Эдварда на воспоминания о Белле. Ну, спас он ее. Ну, если даже она ему понравилась тогда. Но чтобы таааак реагировать? Вот первые проблески бреда... Очень надеюсь, что дальше еще что-нибудь всплывет, какое-нибудь уточнение... Я люблю реалистичные истории. И эта история вроде очень реалистична... была, по крайней мере

1
38  
  От стихотворения , мурашки по коже . Спасибо за стихотворение .  good

0
37  
  Белла настолько умна, непреклонна и строга, итак видно Джейми маменькин сынок, воспитанный и спокойный не подходит никак ей................................... JC_flirt 1_012
О от прозрения до шокового состояния о той, которую Эд спас, он теперь поддразнивает впечатляя ее своим умом...............................................
Она во власти неистового желания поддастся его ласковым, неумолимым и приятным касаниям его рук , еще на их уроке Белла взбудоражена его разумом  

2
36  
  Хочу себе такого мужчину - дерзкого, умного и красивого  fund02002

0
39  
  В очередь  fund02002

35  
  Совершенно потрясающее стихотворение!   12

спасибо!

34  
  Спасибо за главу и перевод! lovi06032 good

33  
  ну вот, защитный механизм опять сработал... чувствую, что до признания еще очень далеко.

32  
  Ох Каллен...масеи меняет на раз-два...прокол неизбежен...
Спасибо

31  
  Принимайте в ЧП ! Оч увлекательно, чуствую до рассвета не расстанусь... а утром на работу... 4 Спасибо!

30  
  Умный малый...Что заставио его пойти по наклонной? girl_wacko

1-10 11-20 21-30 31-38
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]