Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Мелочь в кармане: Глава 3. Скелеты с ветвями

Белла

 

Я ненавижу массаж. Саму его идею. Мне не нравятся незнакомцы, прикасающиеся ко мне.

Но ко мне не прикасались долгие годы.

За исключением легкого прикосновения руки кассира в продуктовом магазине, когда он отдает мне сдачу, или в подземке, когда мы набиты в вагон как сардины, ко мне не прикасались – по-настоящему не прикасались – после Эдварда.

Мы в спа-салоне. Элис ворчит с тех пор, как я приехала в отель. Ее первым вопросом из длинного списка был такой: почему я пренебрегаю своими ногтями. Также ей крайне любопытно, какова моя «программа ухода за кожей». Я потакаю ей.

Руки на моей спине – это совершенно неправильно. Я должна расслабиться, а если закрою глаза так крепко, как они, то почти смогу притвориться. Почти.

Но я не заслуживаю того, чтобы притворяться.

Я притворялась.

Массаж заканчивается, не успев начаться.

И я не знаю, как встречусь с ним лицом к лицу.

Я провожу время на репетиции торжественного ужина, делая вид, что не слежу за входной дверью ресторана в ожидании его прихода. Я раздражена и испытываю облегчение от того, что его здесь нет.

Карлайл сидит напротив меня, и я жду этого. Он никогда не говорит со мной об Эдварде напрямую, и я никогда не спрашиваю. Обычно он ждет до тех пор, пока не убедится, что я в пределах слышимости. Я благодарна.

Слева от него сидит друг семьи, и когда я слышу, что произносят имя Эдварда, мои глаза моментально бросаются к ним.

Карлайл заискивающе смотрит мне в лицо, когда говорит.

- Он не собирается этого делать. По всей видимости, он занят по работе и пропустил свой рейс. Должно быть, он приедет сегодня поздно ночью. – Сочувственная улыбка, и я тут же смущаюсь.

Я глубоко вдыхаю, делаю большой глоток вина, и остаток вечера проходит незаметно.

У нас абсурдно большой номер-люкс в отеле «St. Francis». Только для девочек. Мы довольны и счастливы после огромного количества выпитого вина, лежим на спине в своих маленьких черных платьях на широченной кровати в номере Элис.

Мы смеемся, вспоминая, как Джаспер делал Элис предложение. Как он неделями носил кольцо в кармане, ожидая подходящего момента, лишь для того, чтобы оно выпало у него в продуктовом магазине. Как он почти тут же понял это, потому что принялся лихорадочно копаться в кармане. Как он ползал на четвереньках между покупателями в очереди на кассу, отчаянно выискивая маленькую коробочку. Как спешил домой, ворвался в гостиную и попросил Элис выйти за него, держа в руках пакеты с продуктами. Как она сказала «да», не задавая вопросов.

Как она сказала «да».

Розали с Элис звонят своим парням, прежде чем мы ложимся спать. Я смотрю в потолок до тех пор, пока у меня не кончаются силы бороться со сном, и мне снятся яркие сны о том, что было. О том, как могло быть, если бы все было по-другому. Если бы я была другой.

Звонит телефон.

Звук разносится по номеру, и у меня уходит минута на то, чтобы понять, где я нахожусь.

Мы в отеле. Солнце только начинает вставать. Еще очень рано. Я не готова к тому, чтобы этот день начинался, по нескольким причинам. Я хочу вернуться обратно.

Я слышу плач из другой комнаты.

Я встаю.

Элис плачет и пытается говорить, но невозможно понять ее сквозь рыдания.

- Элис, сделай глубокий вдох. – Розали гладит ее по волосам и это зрелище успокаивает. Я понятия не имею, что происходит. Я не хочу ничего говорить из страха, что начну задыхаться вместе с Элис.

- Он… он… он сказал… он сказал, что не приедет! – Новый поток слез. И я чувствую одновременно опустошение и облегчение. И вину, потому что это сделано из-за меня.

- Кто не приедет? Элис, кто это был? – Я слышу нотки легкой паники в голосе Роуз, но она хорошо их прячет. – Элис, кто звонил?

- Поставщик продуктов! На моей свадьбе не будет еды! Не может быть свадьбы без еды-ы-ы-ы-ы! - Она закрывает лицо руками, и я чувствую себя дурой из-за того, что подумала, что что-либо может удержать Эдварда от того, чтобы приехать на свадьбу Элис. Даже я.

- Что ты имеешь в виду, говоря, что поставщик не приедет? Дай мне его номер. – Розали хватает телефон и со злостью жмет на каждую клавишу. Вот почему Розали подружка невесты.

Она возбужденно беседует с помощником поставщика, который заявляет, что этот человек едет в больницу с учащенным сердцебиением, вызванным бесконечными требованиями Элис.

Она снова на телефоне.

- Поставщик продуктов только что позвонил, и все отменил. Мне все равно, просто иди сюда! У нее истерика. И только ты можешь успокоить ее, когда она в таком состоянии.

Через несколько секунд раздается стук в дверь. Я делаю первую полезную вещь за это утро и встаю, чтобы открыть дверь.

Он стоит, одетый в пижаму, растрепанный и совершенно сонный. Не Джаспер.

Эдвард.

И словно земля ускользает из-под ног.

Такое чувство, словно мои внутренности сейчас воспламенятся.

Он проскальзывает мимо, не говоря ни слова и даже не взглянув на меня.

Ничего.

Если это возможно – смотреть сквозь кого-то, у него это отлично получается. Я не знаю, чего я ожидала.

Я стою, застыв, держа дверь открытой. На краткий миг я задаюсь вопросом: возможно ли, что он стер меня из своей памяти.

Он возле Элис. Он выглядит иначе. Старше. Он выглядит так же. Он выглядит как мой Эдвард. Он не мой Эдвард. Я эгоистично жажду его внимания. Он здесь ради Элис. Прошло много лет. Вероятно, он давным-давно выбросил меня из головы. И все же почему-то я почти ждала того, что он бросит на меня один взгляд и поймет, что ничего не кончено. Что это никогда не будет кончено.

Даже после всех этих лет его голос – как дом.

- Элис, послушай меня. Посмотри на меня. Никто не приходит на свадьбу ради того, чтобы поесть. Они приходят увидеть, как два человека, которых они любят, обмениваются брачными обетами. И вообще-то все, что нужно на свадьбе – это невеста, жених и мировой судья. Еда, торт, цветы, даже гости - все это просто… декорации.

- Элис, у тебя есть все, что нужно. Мы придумаем что-нибудь с едой. Я обещаю. Это первый день остатка твоей жизни**, и ты действительно хочешь провести его в слезах?

Она качает головой.

Когда он вытирает ей слезы с лица, она улыбается. Я одновременно трепещу при виде этого и нелепо ревную. Это удивительно, как его слова успокаивают ее. Как они действительно успокаивают ее.

Церемония проходит на улице, на лужайке с видом на бухту и мост Золотые Ворота на заднем фоне. Небо удивительно ясное. У Элис идеальный день. Стоя под руку с Эмметтом, я не двигаюсь. Все лица обращены к Элис и Карлайлу, ведущему ее по проходу. У него на глазах слезы. Всевозможные виды слез в одно и то же время.

Элис не сводит глаз с Джаспера. На его лице лишь улыбка.

Гости разъезжаются с парковки, совершая короткий переезд к Дворцу изящных искусств для регистрации. Помощница фотографа выстраивает нас на лестнице. И говоря «выстраивает», я имею в виду «командует». Она хватает меня за локоть, тащит на другую сторону и толкает перед Эдвардом.

- Эй, вы двое, справа, вам нужно улыбаться. – Верно. Не могу дождаться, когда это закончится.

И затем его рука на моей пояснице, и внезапно мне хочется остаться здесь навечно. Одна рука – и мне больше не холодно, я не чувствую ни пустоты, ни потери. Одна рука – и она словно единственная вещь, что удерживает меня на Земле, не допуская моего исчезновения.

Мне хочется наклониться к нему. Мне хочется сделать гораздо большее, чем это. Но Элис может не оценить того, что на свадебных фото я лапаю Эдварда против его воли. Так что я наслаждаюсь моментом, прежде чем он заканчивается.

Я улыбаюсь и делаю это искренне.

Я думала, что помню ощущение от его рук на мне, но это лучше. Это лучше, чем любые воспоминания.

Фотограф заканчивает, довольный своим решением. Я отказываюсь быть той, кто двинется с места. Но он двигается. И все кончено. Он поворачивается и идет прямо к машине Элис.

Мы не говорили много лет. Может быть, я была дурой, полагая, что мы когда-нибудь заговорим снова.

У нас две машины, но только один комплект ключей. Шесть человек в «ауди» Элис. Джаспер за рулем. Эмметт на переднем сидении. Эдвард забирается на заднее сиденье. Розали одаривает меня убийственным взглядом.

- Белла, если ты думаешь, что я сяду посередине, то лучше тебе подумать еще раз*.

Эдвард пристально смотрит в окно, когда я проскальзываю на сиденье рядом с ним. Розали садится следом за мной. Правая сторона моего тела, прижатая к нему, горит огнем.

Когда этот огонь исчезает, Элис готова усесться нам на колени во всем своем свадебном великолепии. Он выходит через другую дверцу и громко говорит нам, не оборачиваясь:

- Увидимся там, ребят. Мне нужно немного свежего воздуха.

Эмметт бежит за Эдвардом, и неожиданно в машине становится более чем достаточно свободного места.

После того, как мы делаем третий круг по парковке, я начинаю думать о том, что было бы лучше пройтись пешком. Джаспер высаживает нас с Розали, и мы идем к ротонде. Они не разрешают резервировать ротонду, но Элис была решительно настроена на то, чтобы прием проходил там. Она зарезервировала лужайку, и этим утром Эмметт ждал, когда туда доставят мебель. Она думала, что она умная.

Гости толпятся рядом с обогревателями, рассчитанными на четверых, а те, кому не хватило места, дрожат, стоя группами у стен. Женщины придерживают руками платья, чтобы порывы ветра не подняли их им на плечи, к огромному разочарованию Эмметта. Оказывается, ротонда – это искусственный ветряной туннель.

Повсюду бьются красивые четырехфутовые вазы с орхидеями. Те самые, которые целых три месяца Розали помогала Элис выбирать. Повсюду разбитое стекло. Из-за ветра торт покрыт грязью.

Элис рехнется.

Мы с Розали беспомощно глазеем на это, разинув рты. Это начинает походить на последствия аварии или землетрясения. Не сегодня.

- Хорошо. Внимание всем! Моя сестра в своем репертуаре. – Эдвард. – Давайте посмотрим, что можно сделать, чтобы организовать тот свадебный прием, который она хотела. Слева от меня лужайка, которая, кажется, хорошо защищена от ветра. Мы пойдем туда и перенесем столы. Хватайте стулья, цветочные композиции, столовые приборы… все, что можете унести!

И сразу после этого все начинают двигаться. Пожилые женщины, дети, даже несколько случайных людей из парка что-то несут. Как он это делает?

Элис с Джаспером прибывают как раз вовремя, чтобы увидеть, как мы переносим на новое место последние столы. Мы с Розали обе застываем на месте.

Элис оценивает происходящее. У нее на лице улыбка до ушей. Я задаюсь вопросом: что же она видит. И затем она смеется. Джаспер смотрит на нее душераздирающим взглядом, полным обожания. Он любит ее сильнее, чем когда-либо мог себе представить. Явно не осталось ничего, что могло бы огорчить Элис в день ее свадьбы. Ничего. Отказ поставщика был лучшим из того, что могло случиться. Взгляд немного вдаль. Эдвард.

Поздний ужин. Кто-то ест стейки, кто-то - курицу или рыбу. Три разных ресторана в последнюю минуту согласились нас обслужить. Никто не жалуется на еду. Ветер и перенос мебели всех нас сплотили.

Звучат речи, тосты и упоминания об Эсме Каллен. Глаза Элис становятся стеклянными, когда гости с глубоким уважением отзываются о ее матери. Эдвард целует Элис в висок, и заверяет ее, что она все еще здесь, с ними. Всегда.

Солнце садится. На другой стороне ротонды группа исполняет оглушительную импровизацию танцевальных хитов 80-х. Элис тащит меня за руку. Я бы брыкалась и кричала, но это день ее свадьбы, и это не в моих правилах. К счастью, там просто море людей прыгает под музыку. Я могу сделать это. Бутылки со спиртным переходят в толпе из рук в руки. Незнакомые люди поздравляют жениха и невесту.

Мы все пьяные и счастливые. Даже я. Я замечаю в толпе его улыбку. Ту улыбку. О, ту самую улыбку, которая заставляла меня таять и заставляет до сих пор. Я думала, может быть, это могло измениться, но нет, и в этот самый момент я понимаю, что, скорее всего, это не изменится никогда. Кажется, он не видит, что я наблюдаю за ним.

Руки на моей заднице. Это совершенно неправильно.

- Эй, а ты симпатяжка.

Я оборачиваюсь.

- Не прикасайся ко мне. – Его кривые зубы у моего лица.

- Эй, я просто пытался завести себе нового друга, вот и все. – Слова падают из его рта, и я чувствую в его дыхании запах алкоголя.

- Да, хорошо, держи свои руки подальше от меня.

Он хватает меня за руку, когда я пытаюсь пробраться к Элис или Розали.

- Она сказала не трогать ее! Отпусти ее, мудак! – Голос Эдварда. Злой, ревнивый, защищающий голос Эдварда. Он заставляет мое сердце остановиться.

Мудак отпускает мою руку, но не делает никаких попыток уйти.

- Кто она – твоя жена или кто? Я не вижу кольца.

Ответа нет, только удары, удары, которые сбивают мудака на землю. Эдвард сидит на нем верхом и вопит ему в лицо. Мудак попадает Эдварду прямо в челюсть. Собирается толпа, когда Эмметт стаскивает Эдварда с мудака.

Мое первое побуждение идти к нему, прикоснуться к его лицу и поцеловать его кровоточащую губу. Розали свирепо смотрит на меня. Я заслуживаю этого.

Эдвард стряхивает Эмметта с себя и поспешно уходит. Я двигаюсь, чтобы пойти за ним, но Розали держит меня за руку.

- Даже не смей. – Я не смею.

Карлайл качает головой, и кажется, что мы снова подростки. На секунду он ловит мой взгляд и его выражение смягчается.

- Я пойду, посмотрю как он.

Я наблюдаю за ними с того места, где стою. Это как жить за пределами снежного шара. Я могу видеть все, но мне не позволено прикоснуться.

- Пойдем, Белла. Думаю, пора уходить отсюда. – Голос Розали сдал свои позиции. Мне слышится смирение. Мне это не нравится.

Мы берем такси до отеля. Я закрываю дверь между нашими комнатами. Я говорю себе, что оставляю Роуз с Эмметтом наедине, но на самом деле я просто не хочу, чтобы они видели, как я разваливаюсь на куски. Они видели достаточно.

Я сворачиваюсь в клубок на постели и мне снова восемнадцать.


                                                                         ***


Мы с Элис и Эдвардом идем на ланч в магазин на углу. Половина школы тоже здесь.

Майк проскальзывает мимо меня, когда я протягиваю руку к прилавку за сэндвичем и – клянусь – намеренно лапает меня за грудь.

- Привет, Свон. – Все выражения его лица – это некая вариация усмешки.

Джессика смотрит на меня так, словно я пытаюсь украсть ее мужчину. Она забавная.

Если бы взглядом можно было убить. Глаза Эдварда – это нечто другое.

Мы выходим, чтобы поесть на улице.

- Эта телка совершенно чокнутая. – Майк и его дружки. – Вы знаете, что она пробыла в машине два дня с мертвой матерью, прежде чем ее нашли? – Я застываю в дверях и задерживаю дыхание.

- И все равно, я бы смело засунул свой член в эту «дырку». – Майк.

Элис тянется к руке Эдварда.

- Эдвард, пожалуйста, просто не обращай на него внимание.

Все, что я слышу, это:

- Захлопни пасть, Ньютон.

Майк оборачивается. Отличительная ухмылка.

- А тебе-то что? – Он указывает на меня. – Держу пари, она извращенка в постели.

Эдвард мгновенно напрягается. Я чувствую это в воздухе. Я вижу это по его плечам, глазам и кулакам.

Он летит к Майку. Его кулак на лице Майка. Один. Два. Три раза. Кровь. Много крови. Кровь на бетоне.

Давление в глазах увеличивается, когда мое зрение начинает тускнеть, и я вынуждена уйти отсюда.

Я начинаю бежать. Я слышу, как сзади меня зовет Элис, но не могу остановиться. Я бегу до тех пор, пока мои ноги не превращаются в желе. Боль в легких – желанное отвлечение. Я пробегаю мимо дома, прямо к амбару.

Я сижу на расщепленных досках чердака, свесив ноги вниз, и прижимаю руки к лицу, пытаясь понять, что произошло.

Время проходит, как бывает всегда, когда я пытаюсь забыть.

Элис робко мнется в дверях.

- Белла?

- Привет. – Она принимает это за приглашение войти.

Она останавливается у лестницы.

- Можно подняться? – Я подтягиваю ноги и быстро отодвигаюсь. Это единственный ответ, который она получит. И, вероятно, ей этого достаточно. Должно быть, это характерная черта Калленов.

Она просовывает голову в последний пролет лестницы.

- Ты в порядке?

- Я не из тех, кто бывал на кулачных боях.

Она вручает мне сложенный лист бумаги. Я разворачиваю его и вижу надпись от руки.

Прости. Пожалуйста, не злись на меня.

- Он действительно так думает.

- Где он?

- Он подумал, что ты не захочешь его видеть. Он думает, что разрушил ваши отношения. Эдвард может быть таким драматичным.

- Отношения?

- Вашу дружбу. Он думает, что разрушил вашу дружбу. – Она закатывает на меня глаза. – Кроме того, у него вроде как разбито лицо. – Я ежусь при этой мысли.

- Я не понимаю, зачем ему делать это ради меня. Я не понимаю, почему он делает все это.

- Разве это не очевидно?

Неужели? Я оставила все попытки понять логику Эдварда Каллена.

- Нет.

Элис сводит брови вместе, словно не верит мне.

Что-то в ней заставляет меня хотеть рассказать ей все. Но хотеть чего-то и делать это – две разные вещи. Поэтому я решаю рассказать ей часть правды.

- Иногда мне кажется, что он пытается спасти меня от чего-то, а иногда – что он пытается уберечь меня.

Она смеется, но я не пытаюсь быть веселой.

- Эдвард простой и сложный.

- Да.

- Знаешь, я всегда его уважала. Когда мы были детьми, я боготворила его. Даже, несмотря на то, что он старше меня всего на три месяца, он всегда будет моим старшим братом. Старшим братом, который плакал, когда выпускал светлячков.

- Светлячков?

- Он убьет меня, если я расскажу тебе эту историю. Мы с Эдвардом проводили лето в Мэриленде у бабушки с дедушкой. Светлячки появлялись на закате. Мы выходили на улицу со стеклянными банками с завинчивающимися крышками и ловили их, сколько могли. Бабушка отругала бы нас за то, что мы берем ее швейные ножницы, чтобы прокалывать дырки в крышках. – Она хихикает, и я размышляю, как бы это было – жить в их детстве.

- В тот раз Эдвард, должно быть, поймал их несколько сотен. Буквально несколько сотен. Они освещали всю банку. Той ночью он поставил ее у кровати. Мы жили в одной комнате. Я помню, как наблюдала за ним, наблюдала за его лицом. Он был зачарован этими маленькими жучками. Он сказал мне, что собирается оставить их навсегда. Банка поменяла цвет с желтого на зеленый, и в итоге стала черной как смоль. Я помню выражение ужаса на его лице, когда светлячки опустились на дно банки, их крошечные крылышки бились о стекло.

Я легко могу представить Эдварда маленьким мальчиком. У него до сих пор такое лицо.

- После того, как банка стала полностью черной, он спрыгнул с кровати, подбежал к окну и открыл ее. Жучки снова засветились и полетели в ночное небо. Он так широко улыбался, когда по его щеке катилась слеза. – Я не могу себе представить Эдварда плачущим. Совершенно не могу.

- Помню, я спросила у него, как он может быть счастлив и печален одновременно. Знаешь, что он ответил?

- Нет. Что?

- Он сказал мне, что это потому, что он хотел две разные вещи, но не мог иметь их одновременно. Тогда я не поняла, что он имеет в виду, но я навсегда запомнила эти слова. Эдвард всегда был умен не по годам.

- Сколько вам было?

- Вероятно, около девяти.

Около девяти.

На следующее утро бабушка нашла в подвале все банки разбитыми на миллион осколков. Она была им крайне недовольна. Но такой уж Эдвард. Им управляет сердце. Он крайне практичен, но при этом до нелепости импульсивен. И в нем живет постоянная потребность оберегать и защищать. Он никогда не сделает тебе больно. Ты же это знаешь, верно?

- Да, я знаю.

- Он просто заботится о тебе, вот и все. – Я знаю, что она права. Я не знаю, что с этим делать.

- Скажешь ему, что я тоже извиняюсь?

- За что ты извиняешься?

- За то, кто я есть. – Она смотрит на меня со страннейшим выражением лица.

- Белла, никогда не извиняйся за то, кто ты есть. – Она улыбается, и это почти похоже на то, словно мы подруги.

Я провожу кончиком пальца по грубому деревянному полу, пока Элис слезает по лестнице.

Уходя, она громко окликает меня:

- Спокойной ночи, Белла. – Спокойной ночи, Элис.

Через маленькое окошко амбара я наблюдаю за тем, как садится солнце. Есть что-то навязчиво прекрасное в наблюдении за приходом ночи.

Я слышу его прежде, чем вижу.

- Могу я проводить тебя домой?

Я не говорю «нет».

Его лицо опухшее и в синяках. Я едва узнаю его, но глаза те же. Когда я вижу его таким, я понимаю, что не знаю его. И хочу узнать. Я хочу узнать его и это непривычно – хотеть чего-либо.

- Эдвард…

- Я в порядке. Честное слово. Бывало и хуже. – От его слов мой желудок сворачивается.

Мы идем бок о бок. Это своего рода изменение, слишком незнакомое, чтобы доверять ему.

Сейчас зима, и деревья – просто скелеты с ветвями.

Его пальцы едва ощутимо касаются моих, пока мы идем. И это мне хочется двух разных вещей одновременно.

 
                                                                           ***


Не снимая своего серебристого платья, свернувшись в клубок, словно бездомная кошка, я даю волю слезам. Я позволяю туши для глаз пачкать возмутительно дорогие наволочки.

Я знала, что все еще скучаю по нему. Я не осознавала, насколько сильно.

Стук в дверь, поначалу такой тихий, что я не уверена – не послышался ли он мне. Затем громче.

Я на цыпочках подхожу к двери и заглядываю в глазок.

Эдвард.

Я слышу, как сердце колотится в ушах.

- Белла?

Секунды. Может, минуты.

Это первое слово, которое он произнес, обращаясь напрямую ко мне, с того дня, когда я все разрушила.

Я неуклюже сражаюсь с замком, что, кажется, длится вечность, в то время как мое сердце угрожает пробить грудную клетку. Наконец, я распахиваю дверь. Он делает шаг назад. Мои глаза устремляются к его опухшей губе.

Он по-прежнему самый красивый мужчина, какого я когда-либо видела.

Его глаза изучают пространство между полом и концом коридора, словно он обдумывает побег.

- Эдвард, я… - Он одним взглядом заставляет меня замолчать. Стоя здесь в мятом и запятнанном платье, с лицом в потеках от слез, я размышляю над тем, как я жила без него столько лет.

- Я просто хотел извиниться за сегодняшний вечер. Я потерял контроль. Мне следовало дать тебе самой позаботиться о себе. Прости, что я так поступил. Ты не… ты не моя, чтобы я защищал тебя. Больше не моя.

- Эдвард… - Я делаю шаг к нему. Он делает шаг назад.

- Белла, не надо. Пожалуйста.

Розали сказала, что он счастлив, но это не счастье. Это мука и боль. Я сделала это.

- Эдвард, я просто…

- Я сказал – не надо! – Его голос ломается. Он не позволит мне все исправить. Я зажмуриваюсь.

Когда я открываю глаза, он пристально смотрит. Его глаза неподвижны, и на мгновение он смотрит на меня так, как смотрел раньше.

- Мне следовало сказать «да», хорошо? Мне следовало сказать «да».

Слезы обжигают мне щеки. Я вижу, что он ищет признаки лжи. Возможно, он думает, что нашел их. Возможно, он знает, что в моих словах нет лжи. В моих глазах.

- Мне не следовало делать предложение.

Темнота сгущается.

Он разворачивается и уходит. Я стою в коридоре. Одна. На секунду я задаюсь вопросом – а был ли он здесь вообще.

 


 

*слова Роуз объясняются тем, что для сидящего посередине имеется свой термин – sitting bitch, и это считается самым неудобным местом в машине, а соответственно тем, где никто не желает сидеть.

**намек на текст из свадебного обета



Источник: http://robsten.ru/forum/19-1573-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: LeaPles (19.11.2013) | Автор: Перевод: helenforester
Просмотров: 1283 | Комментарии: 29 | Рейтинг: 4.9/35
Всего комментариев: 291 2 3 »
0
29  
  Да что же такого сделала Белла, что у них такие отношения с Эдом. girl_wacko  Да неужели она ему отказала 12

28  
  который раз читаю...и всё равно плачу,аж голова кружится как хорошо написано hang1 hang1 hang1

27  
  Ох... вот так поворот... теперь хоть понятно отчасти.. что произошло....

26  
  Зачем же Белла отказала Эдварду?((( А теперь оба и страдают...

Спасибо за главу!!!

25  
  Можно только гадать о причинах отказа...А что знает Карлайл? Его поведение интересно.
Спасибо за перевод.

24  
  Как можно сказать "нет" Эдварду?! girl_wacko теперь хоть что-то прояснилось....столько секретиков....очень интересно lovi06032 спасибо за главу! Ждем следующую  good

23  
  Всё понятно. Остаётся узнать причины отказа.
Спасибо за всЁ!!!!

22  
  Спасиииииибо!  lovi06032
Чеерт... Предложение... Она ответила "нет".... cray

21  
  Спасибо за продолжение! Неужели Эдвард все забыл или просто не любит Беллу больше cray ?

20  
  Прочитала все на одном дыхании.Странное повествование.Сначала была интрига не понятно почему их дороги разошлись, а автор не спешит открывать секреты,чем интересней читать.Но тепер узнав что было предложение вдвойне интересно почему Белла отказала ,тем самым обрекая двоих на одиночество.Очень жду продолжения.Спасибо. lovi06032

1-10 11-20 21-29
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]