Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Midsummer. Глава 9. Утешение (часть 1).

Renesme POV

Я разместилась на подоконнике. Плотная штора, скрывавшая альков, где располагалось окно,  надежно отгораживала меня от музыкальной гостиной. За ней был слышен приглушенный разговор ожидавших развлечения. Мне совершенно не хотелось быть среди них. Я даже не понимала, зачем пришла. Наверное, потому что не могла ослушаться Кая. Да, и какая разница, где смотреть на дождь.

Окно выходило в парк на уровне кроны деревьев. Мне открывался прекрасный вид на листопад. Недавно еще ярко-зеленые, деревья сейчас пылали разноцветьем, будто сумасшедший художник обрызгал их кистью, не потрудившись смешать краски. Темно-зеленые, насыщенно-бордовые, желтые всех мыслимых и немыслимых оттенков, листья вздрагивали, встречаясь с крупными дождевыми каплями. Некоторые, не выдержав напора, отрывались от ветвей и, влекомые резкими порывами ветра, пускались в недалекое предсмертное путешествие.

По залу волной пронесся гул удивления.

Любопытство заставило меня спрыгнуть с подоконника и, немного отодвинув плотный занавес, заглянуть в зал.

В сопровождении Карлайла, он вошел в большую арку. Точнее, Карлайл, вел его, держа за локоть, будто слепого. Или, даже, тащил. Безвольное тело под напором обстоятельств нехотя передвигало ноги в направлении рояля.  Голова, упершись подбородком в грудь, висела на шее чужеродным предметом. Всклоченное оперение, измятая, застегнутая на две пуговицы рубаха, из-под которой виднелась футболка навыпуск, украшенная двумя творчески выполненными рванинами, были прекрасным дополнением к брюкам, забывшим свой цвет.

«Миленько. Совсем опустился. Сам виноват».

Возле инструмента Карлайл оставил его и отошел к окну в противоположную от меня сторону.

Он поднял голову, и быстрым взглядом обшарил зал, ясное дело, в поисках меня. Его глаза, украшенные двумя черными, размером в пол лица,  кругами, сверкнули надеждой.  Но меня найти не так просто, я умею быть незаметной. Они потухли и снова впились в пол или в носки нечищеных туфель.

«Вылавливаешь мои мысли из общего гула? Ну – ну, попробуй. Вот и смотри на мою любимую белую ворону. Не думай о белой вороне, не думай о белой вороне, не думай о белой вороне….», - Если я повторяю это много раз, то ни о чем другом думать просто не могу, только о белой вороне. – «Вздохнул? Вижу, что вздохнул. Значит, насмотрелся. Прекращай уже за мной шпионить».

Он медленно поднял голову и так же опустил. Поклонился публике? Видимо, да. Публика захлопала. Жидковато.

Он сел на стул, открыл крышку «Fazioli» и замер, закрыв глаза. (п/п «Fazioli» – это итальянская фирма, которая занимается изготовлением роялей).

В зале повисла тишина. Я приоткрыла штору чуть больше и посмотрела по сторонам.

Гостиная была заполнена слушателями. Это были только Волтури.

Все они казались мне прекрасными до совершенства. Молочно-белая кожа, утонченные черты лиц, алые рубиновые глаза. На первый взгляд, они все как-будто похожи. Но если присмотреться внимательнее, то можно заметить, что каждый из них индивидуально неповторим, исключителен. Между всеми Волтури существует некая едва уловимая связь. В такие моменты, как этот, когда они собирались вместе, она становится более явственной, выраженной физически.

Ближе всех ко мне стояли Алек и Джейн, соприкасаясь склоненными головами. Он одной рукой обнимал талию сестры, а второй поддерживал ее кисть, время от времени нежно поглаживая тонкие пальчики. Когда их взгляды встречались, в них вспыхивал целый фонтан эмоций. Казалось, что они разговаривали без слов.

Поодаль стояла Челси. А рядом с ней – два великана. Девушка спиной прислонилась к груди темноволосого Феликса. Его подбородок устроился на ее макушке. Ее левая рука спряталась в его огромных ладонях. В пол-оборота к ним расположился большой мужчина с длинными, ниспадающими на плечи, волосами. Телом Деметрий почти касался Челси, правая рука которой  обнимала его талию.

Чуть поодаль, в стоящих рядом креслах с высокими спинками и пунцовой обивкой, разместились Кай и Маркус. Длинноволосый блондин наклонился к брату и что-то прошептал ему на ухо. Скучающее лицо Маркуса озарилось заинтересованностью и на нем отразилось некое подобие улыбки. Но это длилось лишь мгновение. После чего оно вновь стало холодным и безразличным.

Кай. Он так красив. Невыразимо красив. Идеальный овал лица. В меру полные,  розовые, с ровными, будто очерченными карандашом, краями губы. Прямой, небольшой нос. Длинные ресницы цвета спелой пшеницы. Такие же  брови, крыльями ласточки, расходящиеся от переносицы. Его худощавое телосложение с лихвой компенсировалось грациозностью пантеры.

«Кай всегда так мил со мной, так любезен, выполняет все мои желания и потакает моим прихотям, ничего мне не запрещает. Жаль, что мы редко видимся. Он все время занят семейными делами. На нем лежит большая ответственность», - из моей груди невольно вырвался вздох сожаления, и я перевела взгляд на группу, расположившуюся у противоположной стены.

В кресле сидела стройная женщина в строгом темно-синем платье с пышной юбкой, полностью скрывавшей ее ноги. Голову дамы венчала огромных размеров широкополая шляпа белого цвета, украшенная атласными лентами и искусственными цветами в тон платью. Она сидела на краю кресла. Спина ровная. Подбородок гордо вздернут. Руки сложены на коленях. Ее утонченные аристократичные черты лица ни на мгновение не дрогнули, будто она не слышала беседы двух особ за своей спиной. Ее отрешенный взгляд был неотрывно направлен в одну точку.

К своему стыду, прожив в этом доме более двух месяцев, я не знала, как ее зовут, так же как и не знала имени жены Маркуса.

Позади кресла, в котором разместилась статная леди, стоял Аро. А в полушаге за ним – его тень по имени Рената. Они о чем-то тихо разговаривали.

Мне никогда не случалось ни то, чтобы беседовать с Ренатой, а даже переброситься парой словечек. Она всегда неотлучно следовала за повелителем. Я слышала, как Челси говорила Джейн, что Рената и Аро даже спят вместе. Только, мне совсем не понятно, как они могут спать вместе, если вампиры не спят вообще?

Путешествуя по залу, мой взгляд добрался до рояля, за которым застыл Эдвард. Его глаза все еще были закрыты, а руки неподвижно лежали на коленях. Волосы беспорядочно ниспадали со склоненной на грудь головы. Жалкое зрелище.

«Очевидно, его мучит жажда. Что он может исполнить в таком состоянии?», - саркастично подумала я. – раньше мне нравилось слушать, как он играет. Но сейчас… сейчас я не могу. Он мне противен, ненавистен, омерзителен».

Я собралась выскочить из своего укрытия, и незаметно сбежать через боковую дверь, находившуюся неподалеку. Но в двух шагах от оконной ниши, как раз на моем пути, стоял Дисмас. Он поставил ноги на ширину плеч, руки скрестил на груди, будто готовился спорить с кем-то. Свирепое выражение, постоянно присутствующее на его лице, вызывало у меня нервную дрожь в коленях.

Предпочтя не встречаться с ним, я решила пересидеть в укрытии за шторами пытку музыкой Эдварда.

Я снова взгромоздилась на подоконник и, обхватив колени руками, положила на них голову. Мой взгляд блуждал по пейзажу за окном.

Несколько минут созерцания природы прошли в тишине. А потом… Потом зазвучала самая печальная мелодия, которую я только слышала.

Ей в унисон дождевые капли ползли не спеша по стеклу и делали пейзаж за окном мутным. Какой-то злой фокусник поместил их мне в глаза, но они не желали оставаться там и самым наглым образом стекали по моим щекам. Капли со звоном падали на мраморный подоконник, собираясь в лужицу. С каждой минутой звонкие удары становились все глуше, а мокрое пятно – все больше. Но я ничего не могла с этим поделать. Глаза резало, им было больно, они не слушались меня и пытались освободиться от инородной влаги.

«Проклятый дождь! Проклятая музыка!».

Я спрыгнула с подоконника, и рванула мимо устрашающего вида стража к выходу, размазывая на ходу влагу по своему лицу. Уже, находясь в коридоре, я услышала, как исполнитель взял последнюю высокую ноту и встал из-за рояля.

Присутствующие разразились аплодисментами. Кто-то выкрикнул «Браво!».  

Эдвард в ответ промямлил:

- Простите, на сегодня это все, - и пошаркал к выходу.



Источник: http://robsten.ru/forum/19-964-557051-9-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Althessa (17.09.2012)
Просмотров: 557 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 9
9   [Материал]
  Что-то Ренесме уж больно жестока, тут, видимо, не без Челси, по приказу Аро... girl_wacko

5   [Материал]
  "Надрать жопу" - это не метод воспитания подростков. fund02002 Они самовлюбленные и эгоистичные. Во всем хаосе, который творится между Эдвардом и Ренесми, единственным здравомыслящим субъектом (чуть было не сказала - человеком) является Карлайл.
Белла cray Беллу жаль. Но как объяснить тот факт, что Ренесми не сидит в своих комнатах постоянно, а "притяжение" Эдварда не изменяет направления? Загадка, ответ на которую читатель получит скоро, а Эдвард - значительно позже. JC_flirt

6   [Материал]
  На счет притяжение у меня тоже такое мнение, ёще с той главы, когда он в первый раз пошел по зову к Ренесми, и та, якобы показавшаяся ему фраза…Помоги мне…лишь тем подтверждает мою догадку, что Белла где-то близко!СПАСИБО!!!
good

7   [Материал]
  Ну....Эх, не хочу спойлерить. Всему свое время. Все прояснится boast

8   [Материал]
  fund02002 Я думаю! Трудно удержаться, когда знаешь больше чем остальные:fund02002:
Я терпеливая буду ждать проду!!! 1_012 lovi06032

4   [Материал]
  Эдварда очень жаль...а ренесми жопу надо напороть...

3   [Материал]
  Ну где же белла?не верю,что ее нет больше...жду продолжения!!!

2   [Материал]
  Детка то жестокая, но и ее пробрала до слез музыка, идущая из души Эдварда. Это первый шаг. JC_flirt

1   [Материал]
  Спасибо за очередную главу. Да уж, детки нынче жестоки. Как бы то ни было, Эдварда жаль.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]