Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Наследие Калленов. Глава 16. Узы, что связывают нас


Прошлое.

EPOV


Пять лет назад – Эдварду 26 лет.

Звонит швейцар, докладывая о посетителе. Я расплываюсь в улыбке и вешаю трубку. Три минуты спустя раздается звонок в дверь.

- Эммет, дружище, - я сначала лишь сдержанно хлопаю его по плечу, но потом мы все-таки сдаемся и позволяем себе неловкие объятия, посмеиваясь при этом. – Ты выбрался.

- Да, - усмехается он. – Выбрался. Пару раз думал, что все, но… - он пожимает плечами, - похоже, я не заслужил того, чтобы «умереть молодым».

- Придурок, - посмеиваюсь я над ним. Я привык к его шуткам, и это здорово - слышать их снова. Много раз он не давал нам пасть духом, увязшим в тамошней гребаной грязи.

С его приходом я впервые за год ощущаю что-то вроде дружеского плеча рядом.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

Мы сидим, болтаем обо всем по чуть-чуть за парой стаканчиков.

- Мне осталось проучиться в Юридической школе еще два года. Затем получу диплом юриста, и тогда… - я пожимаю плечами и улыбаюсь той самой многозначительной улыбкой баловня судьбы, которую за прошедший год освоил совершенстве.

- Все еще метишь в президенты?

- Это всегда входило в мои планы.

Та самая улыбка не сходит с моего лица.

Я сижу напротив друга, в удобном черном кожаном кресле, небрежно закинув ногу на ногу и потягивая свой виски с лимонным соком, сахаром и льдом.

Эммет медленно кивает, глядя мне прямо в глаза.

Это вызывает во мне чувство дискомфорта.

Я меняю позу, ставлю ноги на пол и придвигаюсь к Эммету, прокашливаясь.

- Ну, а что насчет тебя, приятель? Чем думаешь заняться теперь, после службы?

- Ну, - он также придвигается ко мне, упираясь локтями в широко расставленные колени и сплетая пальцы рук в замок, - прошло всего пару недель с тех пор, как я вернулся из Куантико (п.п.: Куантико – город, расположенный в штате Виргиния. Является территорией размещения базы ВМС США, где находится Главный учебный центр ФБР).

- О, правда? Отлично, дружище, – я приподнимаю свой стакан. - Сейчас вспомнил, ты говорил мне об этом. Дай знать, если нужно замолвить перед кем-нибудь словечко или сделать что-то еще. Я могу поговорить с отцом.

Он прищуривается и двусмысленно улыбается.

- Конечно… Спасибо.

- Без проблем.

Несколько секунд мы сидим молча.

- Итак, Эдвард, что случилось с Беллой?

«Никогда не показывай никому своих эмоций, Эдвард».

Я изображаю на своем лице равнодушную, невозмутимую, приторную улыбку и сверлю взглядом дно своего стакана.

- Я вернулся в Лондон, как только вышел срок моей службы, я же говорил тебе, что собирался… но ее… не было. Переехала в Ливерпуль или еще черт знает куда, со своим бывшим, – я пожимаю плечами и закатываю глаза, горько усмехаясь. - Слава Богу. Уверен, это спасло меня от большой ошибки.

- Неужели? – спрашивает он, и его голос звучит так же невозмутимо, как и мой. – Ты же говорил, что любишь ее, что если ты позволишь ей уйти, это и будет самая большая ошибка в твоей жизни, что ты сделаешь все возможное, чтобы она простила тебя. Знал бы ты, сколько раз мне хотелось позволить взорваться одной их тех дорожных мин, чтобы ты только заткнулся, - говорит он с усмешкой.

- Да пошел ты! – фыркаю я.

Он сидит, внимательно разглядывая меня.

- Ты пытался найти ее?

Я сжимаю челюсти, придаю своему лицу спокойное выражение и один раз быстро киваю головой, перед тем как снова уставиться на дно своего стакана.

- Частный детектив, которого я нанял, не смог ее найти. Слишком мало информации для поиска.

- Серьезно? – фыркает он. – Где ты его нашел, через «Желтые страницы» (п.п.: Yellow Pages - телефонный справочник со сведениями о предприятиях и организациях)? Слушай, если хочешь, я могу попытаться…

Я резко вскидываю голову.

- Попытаешься сделать что, Эммет? Я сейчас на правильном пути: женат на дочери будущего президента США, являюсь одним из лучших в Юридической школе, а мой отец собирается уйти в отставку, как только я получу диплом, и тогда я смогу занять его место. Все идет так, как всегда и планировалось.

Он бросает на меня свой пристальный взгляд, а после одним глотком осушает свой стакан.

- Звучит прекрасно.

И я также залпом выпиваю содержимое своего стакана.

- Да.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

Какое-то время мы болтаем ни о чем, но уже сухо и без настроения, как будто нам есть, что друг другу сказать, но мы тщательно избегаем этого.

Когда входная дверь открывается, я встаю, и Эммет поднимается вслед за мной. Таня неторопливо подходит к нам. На ее плече висит черный кожаный портфель.

- Эммет, это моя жена - Таня. Таня, это мой армейский приятель - Эммет. Я рассказывал тебе о нем.

Она кивает головой, затем морщит лоб, как будто силится что-то припомнить.

- О, да, помню, ты как-то говорил о нем.

Чушь. Я никогда не упоминал о нем. Кроме нескольких слов, которыми мы обменялись по телефону, когда я был в отеле в Лондоне, я никогда не говорил ей ничего о том, что происходило со мной во время службы. Мы разговариваем о юриспруденции, политике и текущих событиях, время от времени занимаемся сексом – вот и все. Таков мой брак.

- Как твои дела, Эммет?

- Рад быть дома, Таня, – он смотрит то на меня, то на нее. – Примите мои запоздалые поздравления с бракосочетанием.

Она соблазнительно смеется.

- Спасибо, Эммет. Жаль, что Эдвард не предупредил меня, что ты зайдешь. Если бы я знала, что у нас будет гость, то приготовила бы вкусный ужин.

- Нет проблем, - вежливо отвечает он. – Я все еще скучаю по сухпаям, которыми нас кормили каждый день, а какова на вкус домашняя еда уже и позабыл, – уголки его губ едва приподнимаются в легкой улыбке.

Таня переводит взгляд с Эммета на меня и обратно.

- Сухие пайки – это еда, уже готовая к употреблению, – старательно поясняю я. – Это то, что мы ели во время военных заданий.

- О.

Так мы втроем продолжаем стоять друг напротив друга.

- Правда, бывало, нам иногда перепадали макароны с сыром или бефстроганов, а по праздникам – шоколад… - произносит Эм с улыбкой.

- Прекрасно, - улыбается Таня Эммету и оборачивается ко мне. – Что ж, у меня много работы. Остаток вечера я проведу в кабинете. Если понадоблюсь тебе, дай мне знать, ладно?

- Хорошо.

- Хорошо, - повторяет она, прежде чем повернуться к Эммету, чтобы одарить его своей очаровательной улыбкой. – Эммет, - выговаривает она медленно, словно хочет быть уверена, что правильно произносит его имя, - было приятно познакомиться.

- Мне тоже, Таня, – учтиво улыбается Эммет. – Всего хорошего.

Как только мы слышим, что дверь в кабинет закрывается, он поворачивается ко мне.

- Она такая… забавная.

Я хмыкаю, маскируя недовольство, и хлопаю его по плечу.

- Пойдем, я провожу тебя.

Мы выходим на теплый весенний полуденный воздух и прячемся под большим навесом, который скрывает нас от солнца. После нескольких лет, проведенных под пеклом и в невыносимой жаре, нас обоих тянет в прохладу. Вокруг сердито гудят такси, а толпы людей, тяжело шагая, топчут асфальт и снуют туда-сюда, вечно чем-то озабоченные. Мимо нас проходит компания примерно из двадцати девушек, они улыбаются нам, не сводя с нас глаз. Эммет посмеивается им вслед.

- Да уж, есть ли на нас форма или нет, мы все еще цепляем их, чувак, разве нет?

Я киваю.

- Похоже, так оно и есть. Итак, Эммет, чем планируешь заняться после Куантико?

Друг пожимает плечами.

- Думаю, большинство наших пойдут в Бюро (п.п.: Бюро – одно из названий административной единицы государственного аппарата США). Я бы хотел вернуться в Нью-Йорк, но… посмотрим. У меня много вариантов.

Меня накрывает волна зависти.

- А ты? Какие у тебя варианты на случай, если через пару лет ты не выиграешь кресло в Конгрессе?

- Это исключено, - я осознаю, насколько снисходительной выглядит сейчас моя улыбка.

- Ты так в этом уверен?

- Это то, для чего я был рожден: Конгресс, Сенат, Белый дом.

Эммет медленно кивает.

- И это то, чего ты хочешь, Эдвард?

- Да, - отвечаю я автоматически, при этом мои руки сжаты в кулаки и спрятаны в передних карманах брюк. – Я хочу служить своей стране. Это моя обязанность, мое Наследие. Мы с отцом планировали это в течение многих лет. Мы предусмотрели все возможные варианты событий, все их проработали. Мой отец научил меня всему, что нужно знать о Конгрессе. Сенатор Мартин пообещал оказать всяческую поддержку, когда придет время баллотироваться в Сенат. А Таня… Таня станет идеальной Первой Леди.

Эммет присвистывает, покачиваясь на пятках.

- Ничего себе. Звучит так, словно ты все хорошо продумал. Буду с тобой откровенен, братишка, ведь мы через многое вместе прошли, уничтожая взрывчатку, так что другого от меня не жди. Все это дерьмо звучит охерительно скучно, и оно превратило тебя в сухого бесчувственного ублюдка, по крайней мере, ты к тому идешь. Не для этого мы выбрались из того адского логова. Пусть твой отец катится ко всем чертям, ведь ты не раз говорил мне, чего ты хочешь. Отвечай сам за свою жизнь, поступай так, как именно ты считаешь нужным.

Я смыкаю челюсти. Моя грудь сжимается, каждый вдох и выдох дается мне с трудом.

- Поступать так, как сам считаю нужным? - во мне закипает гнев, и я припечатываю свой рассерженный взгляд к серой каменной мостовой. – Больше нет ни одной веской причины, чтобы поступать так, как хочу я, так ради чего все это? Она живет своей треклятой жизнью, впрочем, как и я. Между нами, это, твою мать, не так-то и просто, - вспыхиваю я, переводя на него свой взгляд, и с каждым произносимым мною словом все больше понимаю, что ничего я не хочу так сильно, как то, о чем он только что сказал. – Мне надо воплотить в жизнь план Наследия. Не могут же все быть чертовыми безликими людишками, у которых нет ни будущего, ни каких-либо стоящих целей, ни реальной возможности кем-то стать!

Я ненавижу себя все больше по мере того, как с моего языка слетают эти слова. Впрочем, я начал ненавидеть себя задолго до этого.

Однако Эммет просто смотрит на меня, улыбаясь.

Он усмехается и хлопает меня по плечу.

- Эдвард, если сейчас ты на самом деле тот, кем ты хочешь быть, то это даже хорошо, что она живет своей жизнью. Береги себя, дружище.

С этими словами он разворачивается и уходит, насвистывая что-то себе под нос.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀


Два года назад – Эдварду 29 лет.

Я держу в руках фотографии и пялюсь на них с отрешенным видом. Где-то в глубине души мне жаль, что я почти ничего сейчас не чувствую – ни злости, ни разочарования, ни ликования.

Вместо этого в душе лишь… пустота, пустота, пустота. Никаких эмоций. Я не испытывал настоящих эмоций с тех пор, как…

«Не знаю, что буду делать без тебя следующие полгода…»

«Так будет всегда, Эдвард, всегда».

Я крепко зажмуриваюсь и гоню прочь эти воспоминания. Больше нет никакого смысла тешить себя ими, особенно теперь, когда у меня в руках эти фотографии. Глядя на них, даже думать о ней сейчас как-то неправильно, как будто они могут… запятнать ее.

- Сколько можно делать из меня идиота… Рад, что все кончилось?

Эммет фыркает.

- Положение у тебя идиотское, - соглашается он. – Но еще бо́льшим идиотом тебя делает то, что ты женился на ней второпях, прекрасно понимая, что ни с твоей, ни с ее стороны – любви не было.

Он прав. Конечно, прав. Вот потому он - моя совесть, мой единственный настоящий друг.

Горько посмеиваясь, я открываю глаза и небрежно бросаю фотографии на стол, стоящий за моей спиной. Я выглядываю из окна моего офиса в Central Park West и любуюсь на детей, идущих из школы через парк и по пути играющих в мяч.

- Как жаль, что время не вернуть назад.

- Ты не можешь вернуться назад, приятель. Все, что ты можешь, это идти дальше, – вздыхает он. – Что ты собираешься с этим делать, Эдвард? Если ты предашь это огласке, в Белом Доме разразится грандиозный скандал, невиданный со времен оральных утех Моники и Билла.

Я ухмыляюсь.

- Я не буду предавать это огласке, не стану делать этого ради страны, так как не хочу отвлекать внимание от реальных насущных проблем. Я даже не буду рассказывать об этом Аро. Это касается только меня, Тани и ее дружка, - острю я.

Я слышу, как за моей спиной тяжело вздыхает Эммет.

- Что ж, удачи, брат.

- Спасибо.

Мы долго сидим в тишине, думая, вероятно, каждый о своем. Я даже забыл, что не один здесь, пока он снова не заговаривает.

- Эдвард… после того, как все это уляжется… не хочешь начать снова искать ее? Искать… Беллу? Я подумал, я мог бы разузнать в…

- Нет, Эммет, – я категорично мотаю головой. – Она, возможно, замужем, может, у нее даже есть дети, и она живет счастливой спокойной жизнью где-нибудь в Англии… Не хочу ни вмешиваться, ни… знать об этом.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

Я слышу взволнованный голос Джаспера за дверью своего кабинета.

- Прошу прощения, дядя Карлайл, но у Эдварда сейчас телефонная конференция! Дядя, Вы не можете…

Через мгновение в дверях моего кабинета появляется Карлайл Каллен, весь вне себя от гнева. Он с пренебрежением взирает на меня.

- Господа, вам придется продолжить разговор без меня. Мне срочно надо уладить одно дело, - я кладу трубку и встречаюсь глазами с разъяренным взглядом моего отца.

- Эдвард, извини, я пытался объяснить твоему отцу, что у тебя совещание по телефону.

- Все в порядке, Джаспер, - говорю я спокойно, по-прежнему не отрывая взгляда от отца. – Просто закрой за собой дверь.

После того, как дверь закрылась, отец пристально смотрит на меня еще целых пять минут.

- Ты все это спланировал, не так ли? Ты ждал, пока не получишь места, которое я уступил тебе… - негодует он.

- Прости, но что конкретно я спланировал? Тебе придется мне все разъяснить, ведь, к сожалению, я так и не стал таким же дальновидным и расчетливым, как ты, так что я понятия не имею, о чем ты говоришь.

- Развод, о котором ты объявил сегодня утром, - шипит он, едва шевеля губами. – Ты тянул с объявлением, пока не состоятся выборы, чтобы я ничего уже не смог предпринять!

- Давайте разберемся, правильно ли я Вас понял, сэр? Итак, вместо того, чтобы придти и выказать мне свои искренние соболезнования по поводу известия, что моему браку пришел конец, Вы вламываетесь ко мне и обвиняете меня в том, что я каким-то образом причинил Вам вред?

- Эдвард! – рычит он. – У нас был план! Президент Мартин тебя и близко не подпустит к Белому дому, если ты разведешься с его чертовой дочерью!

- Нет, не переживай, пап. Все будет отлично. Я прекрасно со всем справлюсь благодаря любви и поддержке моей семьи, особенно моего отца.

- Прекрати нести эту чушь! Начнем с того, что ты никогда не любил Таню!

- Нет, - говорю я медленно, с насмешкой в голосе, - не любил. А ты, как заботливый родитель, предпринял все, чтобы уберечь меня от женитьбы, которая была ошибкой. И это было очевидно с самого начала.

- Она не была ошибкой! Она помогла тебе получить то, что ты сейчас имеешь!

- Я бы и сам смог всего этого добиться!

Я смог бы добиться всего этого с ней.

- Каким образом? Строя свою жизнь на своих идеалистических принципах? Веря в то, что мир вокруг тебя белый и пушистый? Или ты, будучи взрослым человеком, все еще полагаешь, что те чертовски трогательные мечты, которыми делилась с тобой твоя мама, когда ты был ребенком, могут стать реальными? Будь она с нами, то посоветовала бы тебе то же, что и я!

- Нет! – хриплю я дрожащим голосом. – Она-то как раз точно не стала бы давать мне таких советов.

Он насмехается надо мной, тяжело дыша.

- И как же ты, черт тебя дери, собираешься выбираться из этой ситуации? Мартин никогда не поддержит тебя на выборах в Сенат, и уж тем более на президентских выборах.

- Мартину ничего другого не остается, кроме как поддерживать меня. Он повсюду пел мне дифирамбы. Он не может внезапно поменять свое мнение из-за того, что мы с его дочерью развелись. Как это будет выглядеть, особенно, если учесть заявление его дочери о том, что решение о разводе было обоюдным и принято в дружеском согласии?

- И как, черт возьми, тебе удалось заставить ее согласиться на это?

Я ухмыляюсь.

- У меня свои методы, папа. Полагаю, кое-что я все же унаследовал от тебя.

Он яростно трясет головой, лицо ярко-красное, ноздри раздуваются, но ему трудно оспорить мои доводы.

- Да понимаешь ли ты, насколько этим все усложнил? Каким осторожным ты теперь должен быть, постоянно оглядываться по сторонам, контролируя каждый свой шаг, каждое слово?

- Я всегда начеку. Мне нечего скрывать и нечего бояться.

Он долго разглядывает меня в упор, как будто хочет что-то сказать, но потом просто качает головой.

- Почему, Эдвард? Какая тебе разница, трахала она этого чертового адвоката в своем кабинете или нет? Почему это вообще тебя беспокоит? Ты только что сказал, что не любил ее. Как бы там ни было, ваш брак не был заключен по любви.

- Ты знал? – как только эти слова слетают с моего языка, до меня доходит, как глупо звучит мой вопрос.

- Конечно, я знал, - соглашается он. – Я знаю все, Эдвард.

- Ты знал и не сказал мне, - жестко говорю я.

- В этом не было никакого смысла. Это бы создало проблемы, и пока она была осмотрительна… Эдвард, я хранил это в тайне ради твоего же блага. Ты мог бы выгодно использовать это в будущем…

- Выгодно использовать? – рычу я. – Она была замужем за мной! Как бы там ни было, она была моей женой, и, не взирая ни на что, я давал клятвы верности и их не нарушал! Ты должен был сказать мне! Вот, что я имею в виду! Господи! – я бью рукой об стол. – Неужели ты не видишь здесь предательства?

- Как ты можешь говорить о предательстве, если даже не любил ее?

- Я ГОВОРЮ НЕ О НЕЙ!

Впервые в жизни ему, похоже, нечего возразить.

Мое сердце клокочет у меня в груди, я так устал от всего этого: от пустой жизни, где нет ничего, кроме целей и лжи, как средства достижения этих целей; где нет ничего настоящего – того, что имело бы смысл.

Устал от жизни без нее и того, что я чувствовал. Того, что она заставила меня почувствовать в те короткие выходные.

- Ты был верен моей матери?

- Что? – гневно возмущается он. – Конечно, был! Я любил твою мать! Мы вместе создали семью, мы выполнили свою часть Наследия – это все, чего я когда-либо желал для тебя! И, возможно, если ты перестанешь жить в выдуманном тобой мире и обратишь внимание на свою жену, дашь ей детей, то она…

- Стоп! Просто… черт возьми… остановись! - выдавливаю я из себя сквозь зубы. – Я никогда не решился бы заводить детей с женщиной, которую не люблю! Довольно лжи! Все кончено! Так что, мне жаль, отец, если это то, чего ты хотел для меня, то боюсь, я сильно тебя разочарую. На кону или нет Белый Дом, но это проклятое Наследие умрет со мной!

- Ты не можешь говорить так! – кричит он. – Хорошо, Эдвард, если Таня тебя больше не устраивает, что ж, отлично. Обойдемся и без этого, но ты еще можешь найти себе кого-то другого. Женатый мужчина с детьми выглядит более зрелым, более способным справиться с давлением Белого Дома, чем…

Выражение моего лица заставляет его замолчать.

«Ты собираешься когда-нибудь выйти замуж?»

«Когда-нибудь, наверное. Рано или поздно, думаю, я хотела бы иметь парочку детей. А ты?»

«Когда-нибудь».


… но только с тобой.

- Ты не ведаешь, что творишь, разве нет? Ты не слышишь себя. Ты не понимаешь… того, что нужно мне.

Он смотрит на меня пристальным взглядом, и буквально всего на одно мгновение мне кажется, что он готов что-то сказать, но его лицо сразу же принимает пустое, бесчувственное выражение.

Ну, и, слава богу. Впервые я благодарен отцу за этот равнодушный вид – я больше ничего не хочу слышать. Я достаточно от него услышал - на всю жизнь хватит.

- Я не думаю, что тебе нужно идти по пути своего отца, Эдвард. Думаю, ты справишься сам.

- Я скажу тебе, что нужно мне. Я хочу идти своей дорогой, и неважно, приведет она меня к Белому Дому или нет. Я сделаю все по-своему, потому что устал от всей этой лжи, от всего этого дерьма.

Он презрительно усмехается.

– Благодаря мне ты поднялся очень высоко, а теперь, ты, видите ли, устал от всего этого дерьма и готов от меня отказаться. Знаешь, для того, кто кричит, какой я бесчувственный ублюдок, ты, безусловно, очень преуспел в хладнокровии и расчетливости, в которых ты обвиняешь меня.

- Если это выглядит именно так, словно я осознанно только того и ждал, чтобы ты вознес меня наверх, то мне жаль. Все было, по правде говоря, совершенно не так. Я просто… - я медленно качаю головой. - … Я больше не могу быть тем, кем ты хочешь меня видеть. Я пытался, пап, действительно пытался сделать все так, чтобы ты мной гордился, но тебе всегда было мало,– я делаю глубокий вдох и один медленный долгий выдох. – Теперь я должен стать человеком, которым сам хочу быть, человеком, которым могла бы гордиться моя мать.

Я должен стать другим ради нее… ради Беллы.

Он жмурится, качая головой.

- Я искренне надеюсь, что ты не пожалеешь об этом.

- Если мне и придется, то винить в этом я буду себя и только себя.

После того, как он уходит, я долго сижу возле стола с застывшим выражением лица, глядя в окно… окунувшись в лучшие воспоминания всей моей жизни – воспоминания о тех коротких выходных.

«Мне осталось служить полгода. Дождись меня, Белла. Я сразу вернусь за тобой и заберу с собой в Штаты»

«Как насчет твоего отца, Эдвард?»

«Меня не волнует, что скажет отец»

«А как же наследие Калленов?»


Я сжимаю в руках свои серебряные жетоны, на которых играет луч солнца. Они блестят и сверкают, когда я перебираю их в руках. От металла веет холодом, но стоит мне закрыть глаза и вспомнить… как я одеваю их на ее нежную шею… и тепло возвращается…

«Я справлюсь и добьюсь всего сам», - повторяю я слова, которые говорил ей тогда, в тот далекий день. И хотя сейчас все совсем по-другому, я закрываю глаза и тихо произношу обещание, которое так и не выполнил:

- Мы вместе взберемся на вершину.





Перевод: semol
Редакция: OVMka
Литературный редактор: mened

 



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1609-99
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Maria77 (26.02.2014)
Просмотров: 3416 | Комментарии: 47 | Рейтинг: 5.0/92
Всего комментариев: 471 2 3 4 5 »
0
47  
  Дебил ты, Эдвард. Если ты действительно так думал, намеревался жить с Беллой и идти к мечте, какого хрена ты не смог сказать это по-человечески, а кряхтел, что обручен давно и надолго?!! hang1

0
46  
  Очень эмоциональная глава

0
45  
  Я никак не могу понять Карлайла - как же можно ради достижения своей цели поставить на кон судьбу собственного сына  12 А Эдя молодец, что решил идти своей дорогой - всего сам добиваться

0
44  
  Вот и расплата за малодушие и трусость твой 2-ой отец обманул тебя навязав тебе Т; Беллу предала ее лучшая подруга................... cray :cray: Как теперь им обоим быть????!!!!!!! giri05003 Надо решаться сделать верный выбор в свою пользу.................... good Карлайл никчемен его сердце камень, он словно аномальное существо......................... 12

42  
  good lovi06032

41  
  Спасибо за главу!!! lovi06032

40  
  большое спасибо за главу!! родителей не выбирают, к сожалению... cray

39  
  И у этого, язык не поворачивается называть его отцом, хватает наглости быть недовольным сыном, обвиняя его во всех смертных грехах - в том, что не хочет жить с нелюбимой женщиной, что не хочет быть рогоносцем, что хочет жить своей жизнью, а не навязанной?  Я зла!!!
Но я рада, что Эдвард, наконец-то, определился, что для него важнее! good
Спасибо большое за продолжение! lovi06032

43  
  такое ощущение, что Карлайл через Эдварда пытается реализовать самого себя. Извечная тема: то, что не удалось сделать самому, почему-то обязательно должны делать дети. Должны, должны... ох cray

38  
  Спасибо за главу! lovi06032

37  
  Спасибки за главку!!! lovi06032

1-10 11-20 21-30 31-40 41-46
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]