Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Невероятное совпадение. Эпилог. Снимок будущего

Я опаздывал.

Черт.

Я сильно опаздывал.

Я бежал по ухоженным участкам газона между зданиями и выверенным тротуарами, ловя на себе удивленные и любопытные взгляды. Неудивительно, взрослый мужчина в костюме, сшитом на заказ, летит по улицам, уворачиваясь от людей, детей и животных. А, может, взгляды были вызваны тем, что вскоре обещало стать впечатляющим синяком под глазом. На левой скуле под закрепленным бинтом была еще одна ужасная рана. Ладно, спасибо врачу, который успел наложить хоть какую-то повязку поздним вчерашним вечером.

Избитое лицо и элегантный костюм — часть моей жизни. Белла заслуживала лучшего, поэтому это был мой лучший костюм.

Впереди уже маячил шедевр архитектуры — изящное старое здание. Я взбежал по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки, и резко остановился перед тяжелыми закрытыми дверями. Дыхание было в норме, только рубашка прилипла к влажному телу, а волосы пришли в беспорядок.

Я провел рукой по макушке, прекрасно понимая, что это все равно безнадежно. Пальцы пробежались по густеющей щетине на щеках и подбородке. Я не мог сбрить бороду в плей-офф, это могло меня дискредитировать даже сильнее подбитого глаза и уродливого пореза. Да, так проходит жизнь профессионального хоккеиста.

Я быстро разгладил пиджак и, глубоко вздохнув, толкнул тяжелую, богато украшенную дверь. Здесь было прохладно, сухо и — какое счастье — тихо. Протолкнувшись через ряд дверей, я оказался в небольшом зале. Около тысячи выпускников в шапочках и мантиях бросали на меня непонимающие взгляды, пока я пробирался по проходу. Пролезая через людей к единственному свободному месту, даже успел получить парочку неприязненных шипений.

Наконец устроившись на своем месте, я услышал поднявшийся шепот.

— Каллен…

— Эдвард Каллен…

— Детройт Ред Уингз… плей-офф…

[прим. переводчика: Детройт Ред Уингз — профессиональный хоккейный клуб, играющий в НХЛ, одна из команд «Оригинальной шестёрки», 11-кратный обладатель Кубка Стэнли. Клуб базируется в городе Детройт, штат Мичиган, США]

— Выиграл прошлой ночью… настоящий хит…

— Великолепно!..

— В живую выглядит еще лучше…

Я все еще не привык к тому, что меня узнают. Проведя рукой по волосам, застенчиво наклонил голову. Мне было не по себе, когда люди говорили обо мне и моей внешности, хотя вообще должен был благодарить их за множество довольно прибыльных рекламных сделок, которые заключил мой агент.

Гаррет был нашим с Эмметом агентом, и он проделал потрясающую работу с нашими контрактами. Его конечной целью было сделать нас такими же известными, как братья Мэннинг, и к этой работе он относился более чем серьезно. Не знаю, как с известностью, но деньги я получал и правда хорошие.

Мои глаза начали непроизвольно обыскивать толпу передо мной. Шанс выделить Беллу в море шапочек и мантий был невелик, но я не видел ее много дней и отчаянно соскучился по темным волосам и милому личику. Мое позднее появление и небольшая знаменитость вызвала небольшой переполох, и несколько голов повернулись в мою сторону.

Тогда я и увидел ее. Сердце подскочило к горлу, и я едва удержался, чтобы не подскочить, неистово махая руками. Родные карие глаза встретились с моими, расширившись от удивления и радости. Я подмигнул, заставив любимую покраснеть и улыбнуться.

Белла вернула внимание оратору на сцене, а я неловко ссутулился на своем месте, ожидая окончания церемонии вручения дипломов. Мне не терпелось прикоснуться к любимой. Предыдущие двадцать четыре часа были адом. Мы выиграли серию плей-офф у «Кэнакс», закончив пять игр в Ванкувере. Я провел много времени в пути, чтобы вернуться в Мичиган на выпускной Беллы. Какое же счастье видеть ее неловкие движения, покачивание каштановых волос…

Вскоре пришло время выпускникам подняться на сцену и получить дипломы магистров. Я хлопал и свистел, как умалишенный, когда настала очередь Беллы. Как же я гордился ее достижением.

После завершения церемонии выпускники вышли на большую открытую площадку перед зданием. Я нашел Беллу под сенью деревьев, разговаривающей с группой друзей. Мои губы изогнула улыбка при виде ее раскрасневшегося счастливого профиля. Господи, как я скучал по ее румянцу, блеску в глазах… и ощущению своего члена глубоко внутри нее… Пришлось взять себя в руки. Мне не хотелось отнимать у нее счастливый день, поэтому я боролся с желанием сделать сенсацию — закинуть ее на плечо и убежать в ближайшие кусты.

Сейчас главной фигурой была Беллы. Она мечтала об этом с того самого дня, как мы побывали в офисе «Pacific Northwest Trust» в наш последний год, чтобы подать заявление на получение финансовой помощи. До этого Белла была настроена на получение диплома по литературе, но встреча со Стефаном, управляющим фондом нашей семьи, оказалась, мягко говоря, открытием.

Белла была бесконечно очарована широким спектром преимуществ и доверием, которые оказывал Стефан. Она говорила об этой встрече еще несколько дней. Визит пробудил в ней интерес к участию в организации, помощи людям. Все это было для нее близко. Люди, у которых были похожие проблемы с поступлением в колледж, поддержка помощи жертвам насилия…

Я уже знал, как работает ее разум, так что нисколько не удивился, когда Белла попросила нас с Чарли о разговоре. Ее отец был удивлен, но заинтригован идеей Беллы о получении степени в области бизнеса. Позже я, конечно, признался, что Стефан и другие попечители PNT (Pacific Northwest Trust) оказались так же увлечены ею, как и она ими. Стефан даже начал добавлять заметки с вопросами о ней к выпискам со счета. Она произвела на них достаточно впечатления, чтобы не только получить финансовую помощь для поступления в Дартмут, но и взять обещание на интервью.

Белла прокладывала себе путь через PNT, получив степень бакалавра в области и вернувшись в колледж Мичигана для получения степени магистра. Мы оба тяжело трудились последние шесть лет, и наконец-то все сложилось так, как мы того хотели.

Должно быть, Белла почувствовала мое присутствие. Парень, с которым она разговаривала, отпрыгнул в сторону, когда любимая резко развернулась и завизжала при виде меня. Пробежав последние несколько шагов, Белла с восторгом прыгнула в мои объятия. Я смеялся, пока она покрывала мое лицо поцелуями, обхватив ногами мою талию, а руками — шею.

— Эдвард! — выдохнула она, откидывая голову. Карие глаза сузились при виде синяка и пореза, и тонкие пальчики осторожно пробежались по отметинам.

— Все хорошо, — заверил я.

— Это не хорошо! — отрезала Белла, осторожно прикасаясь к ранам. По какой-то причине, в брюках стало тесно. — Что, черт возьми, не так с этим парнем?

Я пожал плечами. Матти Вальгельм, один из защитников Ванкувера, безудержно использовал локти, перекрестные проверки и удары, пока тренер не послал меня положить этому конец.

— Оно того стоило, — сказал я. — Он получил двойной пенальти, что позволило нам забить.

Я жонглировал Беллой, держа за упругую попку, чтобы не уронить.

Она выгнула бровь, ясно выражая свое мнение о том, насколько это действительно того стоило.

— Знаю. Я видела игру прошлой ночью.

— Видела? — меня это обрадовало.

— Конечно, — Белла закатила глаза и улыбнулась. — Я буду скучать по твоим играм в плей-офф.

Я наклонился, захватив ее губы в плен. Плевать, что нас окружает толпа. Теплый, сладкий вкус любимой заполнил мою голову и сердце. Ее руки сжались вокруг моей шеи, а пальчики запутались в волосах. Я сделал неуверенный шаг назад, ища, на что можно опереться, чтобы снять с нее эту ужасную мантию. Громкий кашель вернул меня к реальности.

Я неохотно оторвался от влажных губ Беллы. Взгляд карих глаз был пронизывающим, тяжелым и жаждущим.

— Привет, — прошептала она.

— Привет, — ответил я, не удержавшись от последнего поцелуя в губы.

— Ты опоздал.

— Знаю, — я поморщился. Прости. В Ванкувере была ужасная погода. Самолет не мог взлететь до раннего утра. Я приехал прямо из аэропорта.

Я попросил службу поддержки нашей команды забрать меня и привезти сюда, в то время как остальная часть команды вернулась на частном автобусе.

Белла обняла меня, и я аккуратно поставил ее на ноги.

— Все в порядке, Эдвард. Я знаю, как нелегко было тебе попасть сюда. Спасибо, что ты здесь.

— Я бы ни за что это не пропустил. Я так горжусь тобой, родная.

Моя прекрасная, великодушная девочка. Я наклонился, чтобы снова поцеловать ее.

За спиной Беллы в очередной раз раздалось раздражающее покашливание, и я наконец оторвал взгляд от любимой. Позади стояла небольшая группа ребят, смотревших на нас широко раскрытыми глазами. Кашляющий парень — высокий, худощавый и темноволосый очкарик — бросал на меня косые взгляды. Ха.

— О, — Белла покраснела и вырвалась из моих объятий. Теперь у меня было еще больше причин злиться на Кашляющего парня. — Извините, ребята. Эдвард, это моя группа. Последние пару лет мы много времени проводили вместе. Помнишь Сэма и Эмили? А это Пол и Эмбри. Ребята, это мой парень, Эдвард.

Мы встречались уже с Сэмом и Эмили, когда ходили на парное свидание. Эмбри — высокий, худой и бледный парень с плохими волосами. Кашляющий парень, Пол… смотрел на мою девочку. Вот черт.

Я обнял Беллу за талию и притянул к себе, поймав ее вопрошающий взгляд. Она положила руку мне на грудь, поверх лацкана пиджака, и улыбнулась.

— Парень? — Пол приподнял бровь, взглядом указав на голый безымянный палец ее левой руки. — Вы не…

— Эй, пойдешь с нами отпраздновать? Там есть бутылка или две с нашими именами, — Эмили вышла вперед, держа за руку своего жениха, Сэма.

Я угрожающе посмотрел на Кашляющего… Пола. Уверен, мое разбитое лицо выглядело еще более угрожающе, чем обычно. Его глаза расширились, и он отступил в тень.

— Не знаю, — Белла неуверенно посмотрела на меня. — Эдвард был в пути весь день и всю ночь, чтобы успеть добраться сюда с Западного побережья.

— Хочешь пойти? — тихо спросил я. Я был измотан и очень хотел побыть наедине со своей девушкой, но с радостью отложил бы свой дискомфорт в сторону, чтобы отпраздновать ее достижение.

— Ну… — она прикусила губу и посмотрела на друзей.

— Давай, мы сходим ненадолго, — подбодрил я.

— Уверен? — спросила Белла со счастливой улыбкой. Когда она так выглядела, я был не в силах ей отказать.

— Да, конечно.

— Нам обоим есть что отпраздновать, — сказала она. — Мою степень магистра и твою победу в серии плей-офф.

Я с улыбкой кивнул, и Белла подошла к Эмили, чтобы узнать, куда мы направляемся. Пол наблюдал за ней с тоской и жадностью. Я прищурился. Никто не смел так смотреть на Беллу, кроме меня. Засунув руки в карманы, я сжал кулаки, чтобы не поддаться искушению ударить по его алчному лицу.

Пальцы непроизвольно сомкнулись вокруг маленького изящного колечка, которое я носил в кармане последние несколько месяцев. Это был мой счастливый талисман. Обручальное кольцо бабушки Каллен — кольцо, которое я собирался подарить Белле. Это немного успокоило мою потребность в насилии.

Друг Пола — Эмбри — толкнул его локтем, заметив мой предупреждающий взгляд, и тот повернул испуганное, застенчивое лицо в мою сторону. Пришлось отдать ему должное, парень поднял подбородок и хотя бы попытался выдержать мой тяжелый взгляд. «Никаких шансов, малыш», — подумал я. Со мной боролись самый плохие, жесткие силовики НХЛ. Кашляющему парню придется постараться, если он думает, что сможет меня напугать. Сильно постараться.

— Что ты делаешь, чувак? — прошептал ему Эмбри. Они отошли от меня на пару шагов, но я все равно мог их слышать. — Это чертов Эдвард Каллен. Помнишь матч плей-офф, который мы смотрели прошлой ночью? Так вот, это он ввязался в ту драку. Что с тобой не так?

— Он выглядит как долбанный головорез, — раздраженно пробормотал Пол, глядя на дорогой костюм и избитое лицо. Мои глаза расширились от удивления, а затем сузились от гнева.

— Он закончил Дартмут, идиот, рано и с отличием, — прошипел Эмбри. — И было это до того, как он подписал контракт защитника с чертовым клубом «Детройт Ред Уингз».

— Он меня пугает, — прошептал Пол, уводя глаза от моего лазерного взгляда.

— Тогда ты в жопе, мой друг, — Эмбри покачал головой и ушел к девушкам. Я попытался сохранить на лице бесстрастную маску, хотя глаза оставались жесткими и холодными. Пол шаркающим шагом последовал за своим другом.

«Правильно», — подумал я. — «Держись подальше от того, что принадлежит мне». Я сжал кольцо в кулаке и переложил его из брюк во внутренний карман пиджака для сохранности.

— Эдвард? — Белла подошла ко мне, с любопытством поглядывая на Пола и Эмбри, шепотом спорящих в стороне. — Что случилось?

— Ничего, — я взял ее за руку и притянул к себе для быстрого поцелуя. — Кажется, твой одногруппник влюблен в тебя.

— Эмбри? — недоверчивый взгляд карих глаз метнулся к парням.

— Нет, не Эмбри. Пол.

Белла откинулась назад и с беспокойством посмотрела на меня.

— Тебя сильно ударили по голове прошлой ночью?

— Не-а. — Ее недоверчивый взгляд и пренебрежительный ответ во многом помогли мне вернуть хорошее настроение. Я поцеловал ее еще раз, и мы направились к ребятам.

— Мы собираемся в местный пар, — объяснила Эмили. — Вас, ребята, подвезти?

Белла посмотрела на меня, и я покачал головой. Машина должна была вернуться на стоянку арены. Я попросил об этом ту же службу, что привезла меня сюда. Я просто решил попросить Джеффа, водителя, докинуть нас вечером до арены, чтобы забрать «Вольво».

— Нет. Сегодня у меня личный водитель. Встретимся там.

Эмили кивнула, и мы разошлись.

— Личный водитель, — усмехнулся Пол. Я бросил на него разъяренный взгляд, прежде чем Эмбри схватил его за руку и потащил по улице. Полу лучше закончить со своим дерьмом, пока я не засунул ему в задницу фонарный столб.

Я позвонил Джеффу, и он подогнал лимузин к обочине. Оказавшись внутри, Белла назвала водителю адрес бара и сбросила уродливую мантию, которая скрывала ее прелестное платье на тоненьких бретельках. Я воспринял это, как разрешение снять галстук.

Меня начала немного возбуждать ситуация — мы вроде как раздевались. Я притянул Беллу к себе, чтобы поцеловать тонкую шею и обнаженное плечо.

— Никогда раньше не целовался с магистром, — пробормотал я в ее гладкую кожу. — Хочешь стать моим первым магистром?

— Ты уже целовал меня, — хрипло указала она, когда я провел губами по ее ключице. — Эдвард…

— Это не в счет, — сказал я и, обхватив ее лицо руками, сократил расстояние между нашими губами. — А вот сейчас будет в счет. Я скучал по тебе, Белле. И я так горжусь тобой.

Немного прикусив ее нижнюю губу, я приласкал языком ее рот. Белла вздохнула, и я переместил руку на ее затылок, чтобы глубже скользнуть языком, медленно и легко наслаждаясь ее откликом. Непреодолимая потребность привычно брала верх. Я притянул ее ближе, захваченный поцелуем, когда лимузин резко остановился.

Любимая вздохнула и сонно моргнула, медленно осознавая происходящее. Черт возьми, как же я хотел взять ее здесь. Как давно я не был внутри нее, как давно не чувствовал ее обнаженную кожу на своей…

Я взглянул на Джеффа, непонимающе приподняв бровь. Он никогда раньше не дергал так лимузин. Я знал нашего водителя уже достаточно хорошо, чтобы заметить его попытку скрыть улыбку.

— Спасибо, — сухо поблагодарил я, когда он помог Белле выйти из машины. — Позвоню, когда мы будем готовы.

— Конечно, мистер Каллен.

Это определенно была ухмылка. Я бросил на Джеффа удивленный, предупреждающий взгляд и повернулся к Белле.

— Пойдем, — с улыбкой бросила Белла, взяв меня за руку и потащив в бар.

«Хмельной лось» оказался типичным баром студенческого городка, но Белла заверила, что там отличная еда. В тот вечер в здании было довольно много разодетых выпускников, но обслуживание так же оказалось превосходным. К нашему столику подошла официантка, чтобы принять заказ на лучшее шампанское и немного еды.

— Ага, — хмыкнула Белла, когда я упомянул, что здесь быстрое обслуживание, несмотря на толпу. — Думаю, причиной этого может быть умопомрачительный парень, сидящий рядом со мной.

Официантка вернулась с нашим шампанским и загадочно подмигнула. Я неловко поерзал, взглянув на Беллу. Она наблюдала за происходящим с весельем в глазах. Официантка окинула нас понимающим взглядом, когда Белла прижала к себе мою руку.

— Думаю, все дело в костюме, — шутливо прошептал я, когда официантка ушла по своим делам, бросив на меня последний взгляд через плечо.

Горящий взгляд карих глаз жадно блуждал по моему костюму.

— Ты же знаешь, как он мне нравится, — хрипло пробормотала Белла, проводя пальцем по лацкану на груди. Мне пришлось отрегулировать полу-эрекцию, внезапно напомнившую о себе. Глаза любимой проследили за моим движением и сфокусировались на моем паху. — Не надо, — простонала она, проводя по моей уже полноценной эрекции.

— Привет, ребята, — Эмили с шумом выдвинула стул и села напротив нас. Сэм, Эмбри и поникший Пол последовали ее примеру. Взгляд Эмили метался туда-сюда между раскрасневшимся лицом Беллы и моей стиснутой челюстью. — Все в порядке?

— Все отлично! — воскликнула Белла с волнением, убирая руку с моих колен. Я хмыкнул и подвинулся ближе к столу. Скрытность никогда не была сильной стороной моей любимой.

— Ага, — в глазах Эмили блеснуло понимание. От дальнейшего смущения нас спас Эмбри, заметивший на столе две бутылки шампанского.

— Круто! — он схватил бокалы, стоящие рядом с ведерками со льдом, и начал передавать их по кругу. Закончив с сервировкой, Эмбри вернулся к шампанскому и внимательно вгляделся в этикетки. — О! Блин… Мы не можем себе этого позволить.

— Ни за что, — согласился Пол. Парни с тоской смотрели на запотевшие бутылки.

Я выхватил одну бутылку из ведра и открыл.

— Не беспокойтесь, ребята. За мой счет.

Я наполнил каждый бокал, открыл вторую бутылку и жестом подозвал официантку, чтобы та повторила. Эмили, Сэм и Эмбри смутились, а на лице Пола проступило негодование. Было немного жаль трех ребят, но мое черное сердце наполнилось счастьем при виде ревнующего Кашляющего парня. Он, черт возьми, должен был мне завидовать, и не только потому, что я мог позволить себя шампанское «Вдова Клико». Самым лучшим из того, что у меня было, являлась удивительная женщина, сидящая рядом со мной.

Я сделал паузу, чтобы отвлечь друзей Беллы. Не хотелось вызывать у них смущение.

— Это мой подарок на ваш выпускной и благодарность за то, что вы были рядом с Беллой последние пару лет. Вы все усердно работали и заслужили это.

— Что ж, — с усмешкой сказал Сэм и, потянувшись за бокалом, отсалютовал им мне. — Раз ты так говоришь… За твое здоровье!

Мы ели, пили и болтали. Через некоторое время Эмили и Белла ушли в дамскую комнату, а я отправился к стойке. Накануне я и без того выпил много шампанского, праздную нашу победу в плей-офф. Ожидая, пока перегруженный работой бармен принесет мне пиво, я заметил Пола. Он облокотился на стойку и воинственно посмотрел на меня.

— Пол, — позвал я, поскольку он продолжал смотреть прямо на меня.

— Таким парням, как ты, Каллен… — он рыгнул, прикрывшись рукой, и поморщился. — Таким парням, как ты… — снова начал он, с отвращением качая головой.

— Таким парням, как я, что? — спросил я, напоминая себе сохранять спокойствие и благоразумие.

— Таким парням, как ты… все дается легко. Все. Знаешь, тебе просто повезло. Чертовски повезло. У тебя есть все.

Зубы скрежетнули, и по телу пробежала мощная волна гнева. Мне было легко? Тысячи часов, проведенных на льду, постоянные тренировки, боль… Все то, от чего мне пришлось отказаться ради игр… Легко… Год, проведенный в реабилитационном центре после нападения маньяка с трубой… Три года в Дартмуте, во время которых я учился круглый год, чтобы закончить колледж раньше и начать профессиональную карьеру будучи молодым, здоровым и востребованным…

К счастью, в чем-то он был прав. Легко… нет. Но мне правда повезло. Повезло, что в моей жизни появилась Белла. Она оставалась со мной, что бы не случилось. В тот ужасный год после нападения я вел себя отвратительно, закапывал, и она отдала все свое время, внимание и любовь, чтобы поставить меня на ноги. Да, я везучий идиот.

— Послушай, Пол, — начал я низким, угрожающим голосом. Мне хотелось врезать ему, но при это я испытывал к нему что-то вроде жалости. У меня была Белла, а у него нет. — Я не могу винить тебя за то, что ты влюблен в Беллу.

— Я не влюблен! — на автомате запротестовал он, вспыхнув.

— Я не виню тебя. Она потрясающая, — продолжил я, игнорируя его слова. Расправив плечи, я выпрямился во весь рост. Пол сделал запоздалый шаг назад, сильно ударившись о барную стойку. — Но послушай меня, Пол, и послушай хорошенько. Я люблю эту девушку. Она — моя, всегда была и будет моей. Я забочусь о том, что принадлежит мне. Просто чтобы ты знал.

Пол нахмурился в притворной браваде.

— Это варварство. «Она моя», — пытаясь повторить мой тон, сказал он. — Из какой ты эпохи?

Я непримиримо пожал плечами, не отрывая от него взгляда.

— Может, ты заметил, но я и правда немного варвар. — Я опустил брови, чтобы синяк под глазом стал заметнее. — Восхищайся сколько хочешь, Пол, дружище, но держи свои руки и мысли при себе. Ладно?

Я похлопал его по спине и оставил брызгать слюной в одиночестве, заметив Беллу и Эмили, возвращающихся к нашему столику.

— Эдвард! — Белла повернулась ко мне со счастливой улыбкой, немного нетвердо держась на ногах. Ее щеки порозовели, а глаза заблестели, когда она встала на носочки, чтобы обнять меня за шею.

Я посмотрел на пустые тарелки и бутылки, а затем на возбужденную девушку в своих объятиях.

— Думаю, пора заканчивать этот вечер, — сказал я Сэму, который держал в кольце рук Эмили.

— Ты прав, — он ухмыльнулся и потянулся к заднему карману. — Уверен, что сам все оплатишь? Мы тоже можем внести небольшой вклад.

— Нет, — отмахнулся я, крепче прижимая Беллу. Она удовлетворенно откинула голову на мое плечо и улыбнулась. — На самом деле, я рад, что мы посидели. Еще раз поздравляю.

Было приятно сделать для них пусть и столь маленькую вещь.

— Спасибо, Эдвард, — Сэм пожал мне руку, и Эмбри последовал его примеру.

— Пока! — крикнула Белла, пока ребята шли к двери. Пол встал позади них и неохотно кивнул мне в знак благодарности. — Скоро увидимся!

— Мне нужно оплатить счет, а потом мы можем идти, — предупредил я. Белла не выпускала меня из объятий, пока мы шли к барной стойке. Я передал бармену кредитную карточку и вытащил из кармана телефон, чтобы позвонить Джеффу.

Не успел я сунуть телефон обратно в карман, как к нам кто-то подошел.

— Эй, ты Эдвард Каллен?

— Хм, да.

Рука Белла скользнула под рубашку и погладила меня через тонкую майку. Это очень отвлекало. Я кивнул бармену, прося его поторопиться и вернуть мне кредитку.

— О, вау, я так и думал. Эй, ребята! Это он! Эдвард Каллен! — прокричал парень из толпы через весь бар. Я вздрогнул и угрожающе махнул бармену рукой.

Обычно меня приводило в восторг общение с фанатами, это было что-то новое и захватывающее, но не сейчас. Белла стала игривой после шампанского, а я был слишком измотан игрой, празднованием, путешествием и снова празднованием. Мне просто хотелось устроиться на заднем сиденье лимузина и расслабиться рядом со своей девушкой.

Наконец-то появился бармен. Я быстро подписал чек и вернул ему ручку. Он бросил на мою подпись шокированный взгляд, а затем снова посмотрел на мое лицо.

— Это ты, — прокомментировал бармен, и я едва удержался, чтобы не закатить глаза. Он только что держал кредитную карточку с моим именем. Сразу было непонятно? — Слушай, ты не против подписать вот это? — спросил он, сунув мне в руку меню.

— Да, подпишешь? — раздался хор голосов позади. Белла с интересом взглянула на толпу, тесно прижавшись ко мне. Я вздохнул и, обняв ее за талию, прислонил к стойке. Лишь бы она не упала.

— Прости, — пробормотал я. — Дай мне всего секунду, хорошо?

Белла улыбнулась и поцеловала меня в нос.

— Все хорошо, Эдвард. Это ведь твои фанаты. У тебя есть поклонники! — с восторгом вскрикнула она. Думаю, Белла хотела сказать это тише, просто уже не могла контролировать голос и эмоции.

Я спрятал улыбку и подписал все, что мне сунули в руки: бумажки, книги, салфетки, и даже меню. События вчерашней игры были рассмотрены, проанализированы, раскритикованы и восхвалены. У меня возникло ощущение, что меня там не было, и я слышал все впервые.

Белла уже немного покачивалась, и я отступил от толпы, чтобы взять ее за руку.

— Спасибо всем! — крикнул я, помахав рукой. — Мне пора. Спасибо. Спасибо, — бормотал я, прокладывая путь через толпу. Наконец мы оказались на тротуаре. Почти безлюдная улица стала долгожданным облегчением.

Лимузин Джеффа уже ждал нас на обочине. Я открыл дверь, чтобы помочь Белле сесть, а затем устроился рядом. Кожаное сиденье и кондиционер. Замечательно. Ночной воздух немного остыл, но влажность царила зверская. Белла прижалась ко мне, когда лимузин влился в поток машин.

— Спасибо, — прошептала любимая. Ее рука, приникшая к моей груди под рубашкой, была теплой и мягкой. — Спасибо, что приехал. Спасибо за сегодняшний вечер в баре.

Я обнял Беллу за плечи и ласково поцеловал в макушку.

— Я бы не посмел пропустить это знаменательное событие, Белла. Мисс магистр. Моя маленькая мисс магистр.

Я снова поцеловал ее в макушку и нахмурился. Она уже должна была быть моей миссис. Магистр. Черт возьми. Мерзкий комментарий Кашляющего парня и его ехидный взгляд на безымянный палец Беллы задели меня за живое. Кольцо в нагрудном кармане словно потяжелело. Я подавил желание провести пальцами по гладкому, прохладному металлу и твердому камню. За последнее время это стало привычкой.

Мне хотелось спросить ее прямо там, на заднем сиденье лимузина, но я подавил и это желание. Я не стану просить ее выйти за меня замуж только из-за приступа ревности, вызванного интеллектуальным ослом. Белла просила сделать все правильно.

Она пошевелилась, и я ослабил хватку на ее плечах. Белла оседлала мои бедра и, схватив лацканы пиджака, притянула меня себе. Кончик ее носа коснулся моего.

— Ты же знаешь, что шампанское возбуждает меня? — прошептала она, задержав губы на расстоянии дыхания от моих.

— Да, я помню, — поддразнил я, сохраняя бесконечно маленькое расстояние между нашими лицами, когда Белла снова попыталась поцеловать меня. Я хмыкнул, и она многозначительно пошевелила бедрами.

— Поцелуй меня, Эдвард.

Кто я такой, чтобы спорить? В конце концов, эта ночь — ее. Белла сжала мои волосы в кулаки и потянула, когда я коснулся ее губ языком, пробуя сладкую кислинку алкоголя на ее губах. Какой же знакомый вкус и запах. Я обхватил ее бедра и прижал к себе.

— Я скучала по тебе, — выдохнула Белла мне в ухо прямо перед тем, как впиться зубами в мочку.

Я вздрогнул.

— Джефф, — выдавил я, пока любимая продолжала сосать и облизывать мое ухо и шею. — Возвращайся на арену, пожалуйста. И можешь опустить стекло.

— Конечно, мистер Каллен, сэр. — Я успел заметить его понимающую ухмылку, прежде чем в отсеке опустилось тонированное стекло. Из меня выбьют все дерьмо, но мне уже было все равно.

Белла подняла голову и озорно улыбнулась.

— Что? — спросил я, целясь в ее губы.

— Мм, — она отстранилась с удовлетворенным, влажным звуком и начала покусывать мою челюсть. Я наклонил голову, чтобы открыть ей лучший доступ. — Что ты хочешь, чтобы я сделала? — спросила Белла низким, мягким шепотом, приблизив губы к моему уху. — Мистер Каллен. — Боже, ее голос — чистый секс. Она поцеловала меня в губы и, скользнув своей щекой по моей, наклонилась к другому уху. — Сэр, — хрипло протянула Белла, обжигая мою шею горячим дыханием.

Черт возьми. Я прижался к ней, и она рассмеялась. Она блять рассмеялась. Мы целовались, как подростки, на заднем сиденье лимузина моей команды. Ее колени находились по обе стороны моих бедер, и она терлась о мой пах. Мы смеялись и целовались. Я нашел интригующий набор крошечных пуговиц, которые держали бретельку платья на шее, и расстегнул их. Белла немного откинулась назад с мягкой улыбкой на полных губах, прижимая ладошками платье.

Я не сводил с нее глаз, пока она не спустила бретельки, обнажив красивую молочную грудь. Страплесс сексуально поддерживал женственные полушария. Интересно, это удобно? В любом случае снимать его будет интересно. Я обхватил ладонями грудь Беллы, и в этот момент лимузин попал на неровный участок дороги. Мягкое покачивание уже обнаженной груди безошибочно привлекло мое внимание.

Белла застонала, когда я захватил сосок губами, и выгнула бедра навстречу моей эрекции. Горячие пальчики потянулись к пуговице на брюках, и я неохотно убрал руку с ее груди, чтобы остановить любимую. У меня оставалось достаточно ума, чтобы держать свою голую задницу подальше от сидений этого транспортного средства. Я знал, что на них происходило, и мне очень не хотелось бы ехать в химчистку с брюками за несколько тысяч долларов.

Ладошка Беллы пробежала вверх и вниз по члену, сжимая и поглаживая его. Моя решимость держалась на последних ниточках благоразумия.

Белла отстранилась и посмотрела через плечо на тонированное стекло, прежде чем повернуться ко мне с приподнятой бровью.

— Эдвард…

Она погладила мою щеку кончиками пальцев и, снова поцеловав меня, пересела на сиденье. Медленно подняла бретельки платья и с сожалением вздохнула. Я успел ласково погладить мягкую кожу ее грудей, прежде чем теплые полушария скрылись под тканью платья.

Белла подарила мне последний, долгий поцелуй и прижалась к моей груди щекой.

— Позже, — прошептал я с дрожью в голосе.

— Да, сэр, — проворковала Белла, и я застонал.

Она засмеялась, глядя на меня.

— Расскажи мне об игре.

— Расскажи мне о своем дне, — возразил я. Этот вечер должен быть посвящен только Белле. — Прости, что не смог появиться здесь раньше.

— Ты был в лучшей части этого дня, — заверила Белла, а затем задумчиво нахмурилась. — Может, он и был лучшим, потому что ты рядом.

Я обнял ее. Мы разговаривали о вечере, пока огни арены Детройта не отразились в окнах. Джефф подъехал к воротам, которые окружали охраняемую крытую парковку, и я прищурился. Неужели оттенок тонированной пленки на окнах темнее, чем я думал? Или, может, они грязные? О… на улице… туман?

Лимузин остановился рядом с «Вольво ХС60», купленным мною в те времена, когда я только начал играть за «Ред Уингз». Знал, что зимой полный привод внедорожника будет очень кстати. Судя по тому, что на частной стоянке остался лишь мой «Вольво», остальные парни уже вернулись из аэропорта и разъехались по домам. Джефф открыл дверь машины, и помог Белле выйти. Я дал ему щедрые чаевые за благоразумие и помощь.

— Спасибо, Джефф, — поблагодарил я, хлопнув водителя по плечу.

— Вам спасибо, мистер Каллен. — Мне все еще было странно слышать к себе обращение «мистер». — Будьте осторожны по дороге домой, ладно? Туман сгущается.

Да, улица действительно утонула в тумане. Я кивнул, когда Джефф вернулся в лимузин. Как только за ним закрылись автоматические ворота, я повернулся к Белле, которая стояла посреди стоянки. Раскинув руки и запрокинув голову, она неторопливо кружилась на месте.

Я засунул руки в карманы брюк, восхищаясь ее стройной, изящной фигурой. Белла остановилась и с улыбкой посмотрела на меня.

— Какой густой туман.

— Очень, — согласился я, не двигаясь с места.

— Мне он нравится, — Белла склонила голову, наблюдая за мной.

— И мне. — Я не сделал попытки сдвинуться, просто смотрел на любимую и наслаждался интимной атмосферой, которую создавал туман на огороженной забором стоянке.

— Ты помнишь?.. — голос Беллы затих, и я вопрошающе выгнул бровь, когда она сделала пару медленных шагов в мою сторону. — Помнишь парковку у ледовой арены Форкса? Мы тогда были в старшей школе.

Конечно, помнил. Вынув руки из карманов, я шагнул Белле навстречу.

— Ночь после хоккейного матча. Туман.

— Угу. — Мы остановились в нескольких дюймах друг от друга. Лицо Беллы светилось в оранжевом свете фонарей, пробивающимся сквозь влажную дымку. Эта ночь была до жути похожа на ту, много лет назад.

— Мы собирались ехать в кино в Порт-Анджелесе, — вспоминал я. — Мы ждали Джаспера и Элис. Танцевали.

Я переплел наши пальцы и, подняв их над головой, слегка покружил Беллу. Полы ее платья взметнулись, запутавшись вокруг моих ног, когда я притянул любимую к себе. Положив одну руку на тонкую талию, другой прижал Беллу к груди. Мы двигались по узкому кругу размеренными шагами, танцуя под тихую музыку. Она улыбнулась и, устроив голову у меня на плече, счастливо вздохнула.

— Это был первый раз, когда ты сказала, что любишь меня.

— И я все еще люблю тебя, — тихо ответила Белла. — Сильнее, чем когда-либо, если такое вообще возможно.

Господи. Я остановился и, нежно обхватив ее лицо ладонями, поцеловал. Она так нервничала в ту ночь, боялась, что испортила момент, когда мы танцевали в густом тумане. Глупая девочка. Но такая храбрая. Храбрее, чем я когда-либо смогу стать. Я был так сильно и так долго влюблен в нее, но ей первой хватило смелости признаться в чувствах. Она всегда была сильной.

Сила, вера, непоколебимая уверенность… Моя любимая девочка — все для меня. Внезапно я осознал, что снова позволил своим страхам и тревогам взять верх над собой. Я любил ее, а она любила меня. Меня так заботил выбор идеального момента для предложения, подходящих слов… Я был так поглощен своим беспокойством, будто она могла сказать «нет». Черт возьми.

Я медленно покружил Беллу еще пару раз, а затем опустил, перекинув через руку. Длинные каштановые волны почти касались бетона. Еще поворот. Разрумянившееся лицо любимой сияло от радости. Снова поворот. Когда Белла оказалась отвернутой от меня, я использовал свои превосходные рефлексы, чтобы скользнуть в карман пиджака и вытащить свой талисман — кольцо, которое носил с собой последние пару лет. Белла слегка споткнулась, когда я притянул ее к себе.

Я глубоко вздохнул, пытаясь успокоить внезапно занервничавший желудок, и вытянул кольцо между нами. Карие глаза сфокусировались на золотом ободке, и улыбка с родного лица исчезла. Белла метнула ко мне непонимающий взгляд, вернула внимание к кольцу, а затем снова ко мне. Я почувствовал, как она задрожала. В моих любимых карих глазах появились слезы, и мягкие губы накрыла ладошка.

— Я люблю тебя, — хрипло признался я, пытаясь проглотить комок в горле. — Тогда, сейчас и каждый день. Навсегда. Я хочу, чтобы ты была моей во всех отношениях, потому что я стал твоим с того самого дня, когда мы столкнулись в школьном коридоре. Я люблю тебя, Изабелла. Выходи за меня замуж.

— Эдвард… — севшим голос прошептала Белла.

— Ничего на свете я не хочу так сильно, как чтобы ты стала моей женой. Юридически. Официально. Я ношу это кольцо с собой уже более двух лет, — я покачал головой от собственной глупости. — Два года! Я так беспокоился, искал идеальный момент. Хотел убедиться, что мы оба готовы. Но я знаю… — я снова сглотнул. — Мы оба знаем, что жизнь слишком коротка для поиска подходящего момента.

Рука Беллы сжалась на лацкане моего пиджака. Мы мало говорили о нападении, которое произошло с нами перед выпускным классом. О том времени, которое я провел в больнице, о долгом восстановлении, реабилитации, через которую мне пришлось пройти, чтобы вернуться в хоккей. Мы не говорили, но это глубоко повлияло на нас обоих.

— Я так боялся твоего отказа, боялся сделать что-то не так, как обещал, что просто забыл… спросить тебя.

Белле не нужна была сложная постановка. Не нужны были экзотические места или двадцать тысяч свидетелей на спортивной арене. Ей просто нужно было предложение, искреннее, от всего сердца. И теперь оно у нее было.

— Выходи за меня замуж, Белла.

Туман клубился вокруг нас, слово скрывая нас в своих объятиях. Рука любимой взметнулась к моей шее, и она нежно поцеловала мои губы.

— Ты правильно спросил меня и в тот первый раз, Эдвард. Я уже сказала тебе «да». Помнишь?

Потребовалась всего секунда, чтобы понять, что она имела в виду. Я уже спросил ее по-своему, много лет назад на залитом солнце лугу за пределами города Форкс, штат Вашингтон. Эти воспоминания до сих пор оставались сказочными. Не знаю, было ли это из-за совершенства момента или из-за последующей потери памяти, последствием которой стало нападение Джеймса Лукарда несколько часов спустя. До сих пор я вспоминал только обрывки и фрагменты нападения… но этим воспоминаниями и не было места в моей голове в тот вечер.

Белла погладила кончиками пальцев мой лоб и скользнула к волосам. К тому месту, где остался шрам от удара, чуть не положившего конец моей карьере — моей жизни. Белла точно знала, куда уйдут мои мысли.

— Я люблю тебя, Эдвард Каллен. Всегда. И не имеет значения, когда и как ты спросишь меня. Я каждый раз буду говорить «да». ДА. Я выйду за тебя замуж.

Я ошарашенно смотрел на Беллу, пока мой разум пытался обработать что-то, кроме ее «да». Я был ошеломлен и взволнован до кончиков пальцев ног. Подхватив Беллу, я прижал ее к себе и закружил по стоянке, которую заполнил туман и наш радостный смех.

— Да?

— Да.

— Ты выйдешь за меня замуж?

Белла снова рассмеялась.

— Конечно, выйду, глупый. Я целую вечность ждала, когда ты подаришь мне чертово кольцо.

— Я идиот, — хихикнул я, аккуратно опуская Беллу на асфальт.

— Иногда, — согласилась она. Взгляд любимых карих глаз был прикован к ободку из бриллиантов и золота. — О! — у нее перехватило дыхание. — Оно прекрасно, Эдвард.

— Это кольцо моей бабушки Каллен. Родители дали мне его много лет назад. Оно всегда напоминало мне о тебе, — тихо произнес я, с любовью целуя руку Беллы. Сначала ладошку, а затем каждый пальчик, прежде чем положить ее руку себе на щеку и встретиться с повлажневшим взглядом. — Если ты хочешь другое…

Белла яростно замотала головой.

— Н-нет. Я хочу это. Я хочу тебя.

Я снова взял ее руку в свою и губами провел по костяшкам пальцев. Она затаила дыхание, когда я надел кольцо на безымянный палец ее левой руки. В голове все еще крутилось ее «да». Во мне поднялось чувство собственничества и удовлетворения.

— Я хочу тебя, — повторил я ее слова, но уже в буквальном смысле. По мне пробежала дрожь от необходимости заявить на любимую физические права. Грандиозно и неоспоримо.

— Да, — просто согласилась Белла. Мне пришлось покачать головой, чтобы очистить ее от обжигающей похоти.

— Нет. Я имею в виду, что хочу тебя. Не думаю, что дотерплю до дома. Я хочу тебя, Белла.

— Да, — повторила она, встречаясь со мной взглядом. — Прямо сейчас, Эдвард. Пожалуйста.

Черт возьми. Она знала, как на меня действует ее «Пожалуйста». Бриллиант на кольце сверкал даже в тусклом, приглушенном свете, пробивающемся сквозь туман. Потребность заявить на любимую права основным способом взяла верх над здравым смыслом.

Я присел и, подхватив Беллу под ягодицы, притянул к себе. Тепло ее лона накрыло бушующую эрекцию. Я скользнул руками по ее бедрам, пока не наткнулся на место, где шелковые чулки уступали место гладкой, обнаженной коже. На секунду я замер от удивления, поскольку мои пальцы ткнулись в мягкую плоть, неприкрытую нижним бельем. Резко повернув голову, уставился на Беллу.

— Ты не надела трусики? — недоверчиво спросил я. Мое тело сотрясли приливы жара и холода при мысли, что она почти весь вечер сидела у меня на коленях, и под этим коротким платьем ничего не было, кроме самой Беллы.

— Мм, — она обвила руками мою шею и озорно улыбнулась. — Вряд ли, то что у меня есть под платьем можно считать полноценными трусиками.

С гортанным рыком я, спотыкаясь, двинулся вперед, пока мы не поравнялись с «Вольво». Усадив Беллу на капот, я сжал пальцами ее щеки и грубо впился в ее губы поцелуем. Она застонала и запуталась пальцами в моих волосах, дергая их и сжимая. Стройные лодыжки сомкнулись за моей спиной, притягивая меня к горячему средоточию женственности. Сжав низ платья в кулаках, я дернул его вверх и впился зубами в нижнюю губу любимой, втягивая ее в рот и посасывая.

Белла попыталась последовать за мной с отчаянным, требующим звуком, когда я немного отодвинулся. Тяжелый, влажный воздух вокруг нас заставлял одежду липнуть к коже. Уложив Беллу поперек капота «Вольво», я обратил все свое внимание на то, что она надела под это платье.

Маленький кружевной кусочек ткани… Крошечные полоски обвивали тазовые кости, переходя в V-образную форму внизу. Да, называть это трусиками было бы оскорбительно. Кружевная фантазия, только так. Я разглядывал ее, пока мягкое покачивание бедер не вывело меня из ступора, вызванного похотью.

Мне хотелось сорвать эти стринги зубами. Попробовать любимую на вкус. Укусить ее, пометить. Но у меня больше не было сил. Я никак не мог побороть потребность в том, чтобы оказаться внутри нее.

— Эдвард, — выдохнула Белла, выгибая спину. Оттянув красное кружево в сторону, я скользнул по ее обнаженной плоти пальцами. Нежно пощекотал, сорвав с губ любимой полустон, полусмех. Она прижалась к моей ладони, глубже вогнав в себя пальцы. — О-о-о… — протяжно застонала она, закатывая глаза. — Сильнее…

Я установил глубокий, устойчивый ритм, с жадностью наблюдая за ее лицом. Белла постепенно начала извиваться медленнее, а дышать реже. Я уже знал, что она близка. Провел большим пальцем по клитору и, немного согнув пальцы внутри нее, приник ртом к влажным складкам. Резко дернув бедрами, Белла шумно кончила.

Ее тяжелое дыхание вернулось, но постепенно становилось глубже. Я продолжал ласкать ее, другой рукой лихорадочно возясь с молнией и пуговицей на брюках. Наконец избавившись от них, я также быстро стянул до лодыжек боксеры. Сжав в руке член, направил его в Беллу, предвкушая быстрый, сильный толчок меж ее раздвинутых бедер.

Я смутно осознавал, что собираюсь трахнуть свою невесту на стоянке арены «Джо Луис» после того, как пообещал провести остаток своей жизни, заботясь о ней. О чем, черт возьми, я думал?

Очевидно, ни о чем.

Я метнул быстрый взгляд на ее отяжелевшие от желания полузакрытые глаза. Белла изучающе смотрела на меня из-под ресниц, прикусив нижнюю губу. Член восторженно запульсировал, игнорируя мои мысли о самобичевании.

— Сделай это, — прошептала Белла. Я не нашел в ее взгляде ничего, кроме уверенности. — Эдвард. Сделай это. Пожалуйста.

Я уже не мог остановиться, услышав это. Совершенно никак. Я ворвался в нее. Схватил за бедра и просто насадил на член. Мой крик удовольствия смешался с ее стоном удовлетворения и отразился от бетонных стен. Я пытался двигаться медленно, смаковать, но она была такой горячей, тугой, влажной и такой моей, что я ничего не мог сделать. Лишь беспомощно входил в нее снова и снова.

— Моя, — выдохнул я в такт толчкам.

Она была моей. Принадлежала мне. Так же, как я принадлежал ей с шестнадцати лет. Склонившись над Беллой, я прижал ее к себе, царапнув зубами левый сосок. Он заметно затвердел на фоне тонкого материала платья. Я прикусил влажную кожу на ключице, заставив Беллу выгнуться мне навстречу и увеличить контакт наших все еще частично одетых тел. Она ответила, прикусив мочку моего уха. Я застонал от ощущения ее губ и зубов на своей коже.

— Мой, — с силой повторила она, дернув бедрами мне навстречу и вызвав мощную вспышку удовольствия, которая опалила каждое нервное окончание на моем теле, сделало слабым.

Колени подогнулись и лишь хватка на ее ягодицах удерживала меня от падения. Я встретился с ее взглядом. В них светилась такая сильная, очевидная любовь и желание, что мое сердце едва ли не остановилось.

— Наконец-то, — отчетливо произнесла она.

Я немного замедлился, вспомнив, что сказал ей эти слова в коридоре средней школы Форкса после нашего первого свидания, хоккейного матча и первого поцелуя.

— Тогда, — выдохнул я, жестко вонзаясь в ее лоно. Белла застонала, быстро заморгав. — Сейчас. — Еще один быстрый, мощный толчок. Я склонился над любимой, слегка касаясь ее губ своими. — Всегда, mia Bella.

Я поцеловал ее, придавая губам форму своих. Она прижималась ко мне, пока пульсирующие взрывы ее оргазма не вызвали мой. Прилив эйфории, захлестнувший меня, был столь интенсивным и глубоким, что просто свалил с ног. Я чувствовал ее мягкое, теплое тело под собой, прохладные от пота бедра, плечи, все еще сжимающие меня внутренние мышцы, и тонкие пальчики, лениво перебирающие пряди на затылке.

Я не хотел покидать святилище ее тело. Чувствовал себя обязанным оставаться глубоко внутри нее еще долго после того, как отголоски наших оргазмов утихнут. Это было нечто большее, чем просто я, или просто она. Больше, чем желание предъявить друг на друга физические права. Момент наедине превратился в нечто гораздо большее. Я никогда ни в чем не был так уверен за всю свою жизнь, как в Белле.

Я долго прижимал ее своим телом к капоту, пока не осознал, что мы только что занялись почти прилюдным сексом, и моя задница была открыта туманному ночному воздуху. Я не потрудился расстегнуть рубашку или снять пиджак, но вот брюки, упавшие до лодыжек, лежали на асфальте, а платье Беллы было скомкано вокруг ее талии.

Украдкой взглянул на угол, где, как я подозревал, скрывалась камера слежения, с некоторым облегчением я понял, что там не должно было видно ничего смущающего или компрометирующего. Я надеялся. А еще надеялся, что ни у кого не возникнет причин пересматривать записи с камер наблюдения с этой ночи.

Выпрямившись, я выскользнул из тела Беллы с чувством сожаления. Разгладил ее платье и только потом наклонился за своими штанами. Белла села на край капота, слегка покачнувшись, и принялась поправлять волосы и лиф платья. Закончив наводить на себе порядок, я обхватил ее лицо ладонями и нежно поцеловал, сначала губы, а затем кольцо на ее пальчике.

— Я люблю тебя, Изабелла.

Она обняла меня за талию, уткнувшись носом в шею. Лучшее чувство в мире. Она так доверчиво, с любовью прижималась ко мне…

— Я люблю тебя, Эдвард. И мы скоро поженимся, — восхитилась Белла и подняла голову, чтобы посмотреть на меня.

Милое выражение ее лица вызвало у меня улыбку.

— Да. Как можно скорее.

Мне было интересно, почувствовала ли она связь, смысл и значение этой ночи. То, что мы сделали… То, что мы создали вместе.

— Хорошо. — Белла удовлетворенно вздохнула и спрыгнула с капота «Вольво» в мои объятия. Еще несколько минут мы просто стояли в кольце рук друг друга. Я никак не мог ею насытиться. Даже после стольких лет вместе. Я надеялся, это чувство никогда не исчезнет.

Белла проскользнула под мою рубашку и слегка пощекотала бока.

— Не могу поверить, что мы только что это сделали, — хихикнула она.

— Потрясающая ночь, — ответил я, набрав бесключевой код доступа на панели двери автомобиля. — Ты получила степень магистра, предложение руки и сердца и секс на капоте «Вольво» в общественном месте. И все это примерно за восемь часов.

Я открыл Белле пассажирскую дверь, и после еще одного поцелуя, пошел к водительской стороне.

— Да, а у тебя победа в серии плей-офф, путешествие, появление невесты, только что получившей степень магистра, и секс на капоте «Вольво» в общественном месте. И все это примерно за двадцать четыре часа, — ответила она, когда я завел машину и выехал со стоянки.

Я спрятал довольную улыбку. Этой потрясающей ночью у меня появилось кое-что еще. То, что было гораздо лучше всего вышеперечисленного. Кроме, может быть, появления невесты. На первый взгляд шансы были невелики, но отслеживание цикла пока не подводило. Я был глубоко уверен, что в этот раз точно.

— И как мы его назовем? — спросил я, положив руку на живот Беллы и повернувшись к ней с приподнятой бровью и легкой улыбкой.

Голова любимой резко повернулась в мою сторону, и она с приоткрытым ртом ошарашенно уставилась на меня.

— Что ты?.. Как ты?.. Почему?..

Белла скрежетнула зубами и, прищурившись, посмотрела на меня. Мы боролись взглядами, ни один из нас не сдавался. Глубокое, многозначительное молчание заполнило салон «Вольво».

— Почему ты думаешь, что это он? — наконец спросила она, признав, что почувствовала то же самое. Мы сделали ребенка на капоте машины на закрытой стоянке в центре Детройта. Вспышка радости пронеслась от сердца до самого паха.

Я нежно погладил живот Беллы и, наклонившись, поцеловал его. Улыбка, вспыхнувшая на моем лице, была совершенно неконтролируемой, как и счастье, сжимающее грудную клетку.

— Ну, мы точно не будем называть его «Вольво», — проворчала Белла, скрестив руки на талии. Бессознательный, защитный жест. Гордость за будущую жену и ребенка неизмеримо возросла.

Я не смог сдержать смех.

— Даже не «XC» или «Sixty», — подразнил я, имея в виду модель «Вольво». — Может, у него могли бы быть хотя бы инициалы ХС? Ксавье Каллен. Мм?

— Нет! — тон Беллы все еще был наигранным, но я мог различить смех под ним.

— Не волнуйся, — сказал я, поглаживая пальцами внутреннюю часть ее бедра. Мы уже выезжали на автостраду. — Мы что-нибудь придумаем. В конце концов, у нас в запасе девять месяцев.

Я не сказал ей, что у меня уже есть идеальное имя для нашего сына. Мы не назовем его иначе, как Джо. В честь великой старой арены, где он был зачат. Джо Каллен.

Наш сын.

Я взял Беллу за руку и накрыл нашими переплетенными пальцами ее живот, многозначительно сжав его. Любимая улыбнулась слегка дрожащими губами. Моя улыбка была идентична. Этот момент я никогда не забуду. Момент, наполненный любовью, надеждой и ожиданием будущего.

Мое будущее. Мой сын. Моя Белла.

[прим. переводчика: Спасибо всем, кто прошел со мной этот путь еще с "Серьезного проступка". Спасибо всем, с кем я встретилась только в этой истории. Спасибо, что поддерживали меня на этом пути, мотивировали. Я безумно влюбилась в эту историю. Надеюсь, она принесет удовольствие еще многим, а я закрываю эту страницу, радуясь, что Белла и Эдвард, которым выпали такие трудности, справились со всем и теперь очень счастливы)]



Источник: http://robsten.ru/forum/96-3272-1#1506707
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: hopelexxx7 (28.12.2022) | Автор: hopelexxx7
Просмотров: 270 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]