Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Osa Bella. Глава 18

Глава 18. Отвлечение

 

Я знала, что Эдвард приедет, у меня не было никаких сомнений. Но я не знала, что буду делать с ним после того, как он придет.

Хотя у меня были идеи.

Я сделала несколько больших глотков теплого пива для храбрости, но от этого меня только затошнило. Я нашла в себе силы подняться и пойти на кухню, чтобы выбросить банку и зарыть её на самом дне мусорного ведра.

Почистила зубы, причесалась и попыталась придать себе приличный вид, что было бесполезно, учитывая мои опухшие веки и губы. Я умылась и вытерла подтёкшую тушь из–под глаз.

Я рассматривала себя в большом зеркале в полный рост в спальне. Если не учитывать припухшее после слез лицо, я все еще выглядела довольно молодо, не так, как ожидала бы выглядеть в тридцать лет. Я приглушила свет и зажгла несколько свечей. Зачем демонстрировать мешки под глазами? Сняла майку и лифчик, снова посмотрела в зеркало. Я могла бы заставить его хотеть меня.

У меня практически не осталось красивого белья, но несколько вещичек завалялось. Насколько сексуально я могла выглядеть с гипсом на ноге? Я рассмеялась про себя и достала из комода лифчик с шелковыми оборками по краям, все это время взволнованно прислушиваясь в ожидании его машины. Интересно, он припаркуется возле дома или додумается оставить машину за углом? Догадаются ли соседи? Похуй. Блядь. О чем я только думала? Мой рассудок был затуманен от таблеток, и то небольшое количество алкоголя, что я выпила, только ухудшало положение.

Я надела лифчик, неуклюже сняла юбку и трусики, сменив их на стринги. Что еще надеть? Сорочку? Нет, нет, слишком очевидно. Черный топик. Заку нравилось, когда я носила топики, под которыми пряталось миленькое нижнее белье. Думаю, я выглядела как девчонка-сорванец в стиле пин-ап девочки. Я наклонилась, чтобы достать топ из нижнего ящика.

– Как красиво.

Я подскочила, услышав голос Эдварда позади себя, и ударилась головой. Выпрямившись, попыталась спрятать свою задницу, прислонившись к комоду.

– Как долго ты здесь стоял? – спросила я, закрывая себя руками.

Его улыбка говорила «очень долго». Очевидно, ситуация его позабавила. Совсем не то, чего я хотела изначально.

– Что ты делаешь, Белла?

Как будто он не знал.

– Собираюсь ложиться. – Я опустила руки и расслабленно облокотилась на комод, так, словно каждый день позировала в своем нижнем белье и с гипсом на ноге. Я задрожала, чувствуя, как его глаза осматривают моё едва ли одетое тело.

– И ты хотела, чтобы я  пришёл и помог тебе с этим?

– Да. – Я густо покраснела и посмотрела в пол.

– Ты уверена?

Он подошёл ко мне, и мое сердце начало грохотать, чувствуя смесь страха и предвкушения. Он убрал локон моих волос за ухо и приподнял мой подбородок, чтобы я посмотрела на него. Я пыталась держать себя в руках под его взглядом. Его близость заставляла меня чувствовать себя словно пламя, целующее горячие угли.

– Может, тебе стоить обдумать эту затею получше, – сказал Эдвард.

– О, нет. – Я коротко и цинично рассмеялась. – Я совершенно не собираюсь обдумывать это.

– Это неразумно.

– Мне всё равно.

– Завтра тебе не будет всё равно.

– Я не хочу думать о завтрашнем дне, – сказала я, сжав зубы. Он что, отказывался от меня?

Эдвард покачал головой.

– Ты не готова.

– Я никогда не буду готова к чему-то вроде этого.

– Думаю, ты права. Но в любом случае, этого не случится, пока ты не решишься и поймешь, что не будешь ненавидеть себя после.

– Черт бы тебя побрал. – Мое лицо полыхало от злости, разочарования и стыда. – Я думала, ты хочешь меня.

– О, я хочу тебя, – ответил Эдвард. – Но я не собираюсь быть отвлечением для тебя.

Может просто ударить его? Именно это мне хотелось сделать в тот момент. Не потому, что он был прав, но потому, что он отказывался поддаться страстному желанию, которое было больше похоже на биологическую потребность.

– Блядь, – был мой блестящий ответ. Я отошла от него, униженная и оскорбленная, и села на кровать.

– Я не хочу, чтобы ты чувствовала себя еще хуже, – сказал Эдвард. – Тебе и так плохо.

– Прекрати. Просто не озвучивай рациональное, безупречно обоснованное объяснение, почему ты отвергаешь меня, хорошо? Я уже достаточно унижена.

– Тебе совершенно нечего стыдиться.

– Пожалуйста, пожалуйста, заткнись. Ты слишком разумно ведешь себя для подобной ситуации. Ты должен быть молодым и импульсивным, не я.

– Ты же знаешь, я не такой.

– Ну, брось, – сказала я и жалостливо посмотрела на него. – Пожалуйста? Только один раз?

Эдвард смотрел на меня сверху вниз, его губы были сжаты в тонкую линию, возможно, от злости. Я разочаровала его. Хорошо. По крайней мере, я не буду единственной разочарованной. Я расстегнула лифчик и приспустила его так, чтобы он едва прикрывал мои соски. Я наблюдала за его лицом, надеясь увидеть там хоть какой-то признак слабости.

– Ты не понимаешь, с чем играешь, – сказал он, неодобрительно качая головой.

– А мне кажется, понимаю. – Я сняла лифчик и маняще откинулась назад.

– Нет, совсем не понимаешь. И если ты будешь продолжать в таком духе, ты пойдёшь нелегким путем.

– А может, я не ищу легких путей.

Он сжал зубы и прищурился. Я задела его, и это заставило меня слегка улыбнуться.

– Ляг, – приказал он, и моё сердце забилось так, словно пыталось вырваться из груди. Эдвард со злостью посмотрел на меня, но его взгляд не угрожал, а скорее бросал мне вызов. Я вызывающе прищурилась в ответ, но мои влажные трусики очень сильно меня отвлекали, и я заерзала. Мы смотрели друг на друга еще несколько секунд, после чего я, наконец, сдалась и легла на кровать. Злость на его лице сменилась удовлетворением моим повиновением.

Я ждала, пока он подойдёт, сделает что-то, но вместо этого он просто стоял и смотрел на меня, словно хотел запомнить каждую деталь моей кожи, моего тела. Никогда в жизни я не чувствовала себя настолько обнаженной. Эдвард стоял у изножья кровати, и под его взглядом я чувствовала себя чрезмерно восприимчивой, почти ощущая его желание каждым сантиметром дрожащей кожи. Мне безумно хотелось, чтобы он подошел ко мне, чтобы я могла удовлетворить его желание, но он не двигался.

Его взгляд смягчился, охладел, глаза задержались на моем лице, затем на шее, груди, которая опускалась и поднималась в такт с моим ускоренным дыханием, животе, бедрах, которые напряглись под его взглядом. Затем на кусочке ткани между моих ног, единственном месте, скрытом от его взора.

– Ты красивая, – сказал Эдвард. – Я мог бы смотреть на тебя всю ночь.

– Пожалуйста, не надо, – попросила я, приподнявшись.

Он вздохнул, укрыл меня одеялом и покачал головой, присев рядом и взяв меня за руку.

– Хорошо. Расскажи мне, что произошло с Дереком.

– Ты серьезно? Я не хочу об этом говорить.

Он молча ждал, держа меня за руку и глядя на неё так, словно и у неё были секреты. Прикосновение его холодной кожи приносило мне ощущение комфорта, словно он держал меня за руку тысячи раз.

Потекли слезы. И он слушал, пока я рассказывала ему о том, как гонялась за Дереком, и как пошла с ним в церковь, чтобы лучше понять его мир, хотя он никогда не делал ничего отдаленно похожего, чтобы понять мой. Он даже никогда не задумывался о моих взглядах на мир. Я рассказала Эдварду о том, как старалась стать лучше для Дерека, и как он сказал, что любит меня, но я сомневалась, что он вообще знал меня. И я рассказала ему, как больно мне было от того, что Дерек меня бросил. О том, как он даже не попытался сгладить разницу между нами. Как он мог предлагать мне брак и при этом бросаться в бега, когда мы столкнулись с первой нашей проблемой в отношениях? Какой взрослый мужчина так поступает? Было ли все это потому, что он просто хотел трахнуть меня, но из-за какой-то путаницы с моралью не позволял себе этого до свадьбы? Неужели он женился из-за страсти и в первый раз?

Когда я, наконец, ощутила чувство облегчения от того, что не выйду за Дерека, и заговорила о том, насколько неправильным был этот союз, я ожидала, что Эдвард скажет: «Я же говорил». Но такая мысль даже не промелькнула в его глазах, которые живо наблюдали за мной, его взгляд был мягким и сочувствующим.

И затем я замолчала.

– В чем дело? – спросил Эдвард.

– В том, что я чувствую к тебе, – ответила я. – Это неправильно.

– Это не чувства неправильны, а обстановка.

– Ну тогда, может, купим билеты на космический корабль и полетим на Луну? Думаю, только там будет такая обстановка, в которой эти чувства не будут неправильными.

– Кто знает, – сказал он. – Может, есть и другие места. – Его улыбка несла с собой всеобъемлющее удовлетворение, которое пробралось глубоко в мое сердце. Но, к сожалению, мой рассудок был равнодушен к его оптимизму.

Мне бы хотелось быть семнадцатилетней. И верить в существование таких возможностей.

Но я не была. И не верила.

 

*****

 

Он ушел, пока я спала и видела сон, который не вспомнила, когда проснулась. Я едва приоткрыла глаза, когда он поцеловал меня в лоб, но отчетливо почувствовала сожаление о его уходе. Я бы могла привыкнуть к тому, чтобы делить постель с ним.

Проснувшись утром, я думала о родителях Эдварда. Неужели они позволяли ему шляться по ночам, или может он вылезал из окна, толкал машину подальше от дома и только потом заводил её? Я ненавидела думать об этих вещах. Они лишний раз напоминали мне о том, как он молод.

Мне нужно было приехать на работу пораньше, так как у сотрудников была запланирована встреча касательно ситуации с Майком Ньютоном, поэтому я позвонила Чарли.

– Тебе лучше остаться дома, – сказал он.

– Я поеду сама, если ты меня не подвезешь.

– Буду через десять минут.

– Кстати, Дерек порвал со мной вчера вечером.

– Хорошо.

– Ух ты, спасибо за сочувствие.

– Ты расстроена?

– Не совсем.

– Я так и думал. Ты была на волоске.

Я засмеялась: – Ты практически единственный, кто не пытался отговорить меня.

– Белла, тебе тридцать лет. Твое дело, за кого ты выходишь замуж.

Ну, хоть кто-то так думал.

 

*****

 

Я вошла в зал, где проводилось собрание, и заметила, что все смотрят на меня с сочувствием, даже Дорин. Очевидно, что Дерек рассказал о разрыве помолвки, и по какой-то причине это сильно беспокоило меня. Словно он не мог держать в себе новости о том, что бросил меня.

Ред отвел меня в сторону и просто сказал: – Я уже слышал. Ты в порядке? – Я кивнула, но ничего не ответила.

Собрание рано утром было моей идеей. Одной попытки суицида могло хватить, чтобы на нашу маленькую школу обрушилась лавина горя и нытья, и я хотела, чтобы все сотрудники пристально следили за учениками на случай появления у них признаков депрессии. Люди не осознавали, насколько заразными могли быть попытки самоубийства, но я уже сталкивалась с этим. Я собиралась сделать все возможное, чтобы поступок Майка Ньютона был последним в данном поколении.

– Мне нужны рефералы, – сказала я. – Даже если кто-то будет выглядеть странно сегодня, я хочу, чтобы вы отправили его ко мне. Сделайте список детей, о которых вы беспокоитесь. Вспомните, у кого в домашних работах затрагивалась тема смерти, или может она проявлялась в изобразительном искусстве, в чём угодно. Задействуйте в работе тихих учеников в ваших классах. Дайте им понять, что вы всегда рядом, если что-то случится.

Как ни странно, именно Дерек первым бросил мне вызов.

– Белла, да брось ты, – сказал он. – Половина учеников подходит под эту категорию. Они ведь подростки. Не все из них суицидальны.

– Конечно, не все, – ответила я, – но попытка самоубийства в их обществе – это большой стресс, и нам необходимо знать, как они себя чувствуют.

– Белла права, – вступил Ред, строго посмотрев на Дерека. – Скоро экзамены, дети и так встревожены, нам нужно быть начеку.

После того, как все разошлись, мы с Редом остались в зале вдвоем.

– Я рад, что ты здесь. – Он положил руку мне на плечо, а затем ушел в свой кабинет. Моя собственная вина душила меня. Как я могла строить из себя компетентного специалиста, находясь в такой ситуации с Эдвардом?

До выпускного осталось всего полторы недели. Мне необходимо было дотянуть до него. А потом я могла решить, увольняться мне, или признаться во всём, переехать в другой штат, или выбрать любой другой вариант, который поможет мне снова существовать в гармонии с миром.

Позже в своём кабинете я начала составлять список детей, с которыми мне нужно было увидеться сегодня. Конечно же, Джессика. Пейдж, Анджела и Эрик. Я сделала глоток кофе и проверила свой запас обезболивающего. С такой скоростью, как я принимала лекарства, они могли закончиться очень скоро. Моя нога была приподнята, но все равно болела. Я решила не пить еще одну таблетку, хотя пульсирование в лодыжке уже начинало грызть мое самообладание.

Я могла слышать, как ученики начали заполнять коридоры, и звучало это так же, как и в любой другой день. Акустический гобелен утра в средней школе сшивался из смеси тихих разговоров, смеха, шумных и мягких голосов.

Я проверила почту и обнаружила там письмо из Университета Вашингтона от кандидата антропологических наук Анны Мэри Гладвелл. Она была заинтересована в том, чтобы приехать в Ла Пуш и встретиться с найденным стариком в середине июня, как раз после окончания учебного года. Нужно было рассказать об этом Джейку. Я уже взяла телефон в руки, когда в мой кабинет заглянул Ред.

– Нужно поговорить.

 

*****

 

Я последовала за Редом в конференц-зал, в котором впервые встретилась с Калленами почти девять месяцев назад. Дерек сидел за столом, глядя вниз и не встречаясь со мной взглядом.

– Что случилось?

– Дерек боится, что Эдвард Каллен преследует тебя. Учитывая его кражу формальдегида, я думаю, что он склонен к насилию. Ты в последнее время не замечала ничего необычного? Может, ты видела его в своем районе, или заметила, что дома или в кабинете что-то не на месте?

– Нет, конечно, нет, – сказала я, потрясенная этим странным заявлением и еще одним подтверждением того, что Эдвард прочитал мысли Дерека.

– У него будет дисциплинарное слушание в следующий вторник, и мне необходимо как можно больше улик, чтобы я мог держать его вне школы до конца года.

– Он же не применял насилия.

– Он украл формальдегид, – возразил Дерек.

– Это не насилие, откуда нам вообще знать, может, он просто вымачивал в нем травку. – Конечно, он этого не делал. Я была абсолютно в этом уверена. Но не было никакого способа объяснить, что на самом деле произошло, а наркотики в таких ситуациях всегда были менее опасны, чем насилие.

– Белла, почему ты его защищаешь? – спросил Дерек.

– Потому что это несправедливо. Он совершил ошибку, но не причинил никому вреда.

– Твоя оценка ситуации совершенно неправильна, – сказал Дерек. – Очевидно, что он воздействовал на тебя.

– Нет, не воздействовал.

– Тогда почему ты побежала за ним в лес, зная, что он украл потенциально опасное химическое вещество? Почему ты позволила ему отвезти тебя домой вчера вечером?

Ред с любопытством посмотрел на меня, словно бы ему тоже хотелось услышать объяснение, которое я не собиралась озвучивать.

– Ты представляешь, сколько всего мне сегодня нужно сделать? Мне еще этой херни не хватало.

– Белла, давай все-таки сохраним деловой тон, – сказал Ред.

В этот момент в зал заглянула Дорин: – Мистер Колтер, шериф Свон на телефоне.

– Ты позвонил моему отцу?

– Преследованиями занимается полиция, Белла, – ответил Ред и покинул помещение.

– Спасибо, Дерек. Я теперь у тебя в долгу.

– Я бы сказал, что мы квиты, – ответил он.

– Что ты имеешь в виду?

– Если ты захочешь донести на меня в следующий раз, веди себя как взрослая женщина и сначала поговори об этом со мной.

– Что ты несешь?

– Я знаю, что ты донесла на меня о том, что я говорил о религии на озере Кресент.

– Так в этом все дело? Ты злишься на меня, потому что думаешь, что я на тебя настучала?

– А разве нет?

– Нет, – сказала я. – Но теперь я жалею, что не сделала этого.

– Наверное, это был Эдвард. Он одержим тобой, и поэтому ненавидит меня.

– Блядь, да о чем ты говоришь?

– Я присматривал за ним. Я вижу, как он наблюдает за тобой. И все эти встречи тет-а-тет в твоем кабинете. Он воздействовал на тебя с помощью своего маленького кризиса на балу. Потом пошел с нами в поход после того, как бросил клуб. Ты слепа по отношению к нему.

– Почему ты так себя ведешь? Что я такого сделала, чтобы ты так злился на меня?

– Злился? Белла, я не злюсь, я пытаюсь защитить тебя.

– Эдвард никогда бы не причинил мне вреда.

– Именно об этом я и говорю, – сказал он. – Ты не хочешь видеть правды.

– Какой правды?

– Слушай, ты никогда не замечала ничего странного в Калленах?

– Нет.

– Хорошо, а ты хоть раз за эти девять месяцев, что они здесь, видела, как кто-нибудь из них ест?

– Ну, теперь ты говоришь точно как Майк Ньютон. И знаешь, куда он был направлен? В психиатрическое отделение.

– Ты когда-нибудь замечала, как их глаза меняют цвет? От золотого к черному.

– Ну, так они носят контактные линзы, как и многие.

– Белла, они одержимы. На это указывают все признаки.

Я была настолько ошеломлена его заявлением, что раскрыла рот.

– Я, наверное, никогда в жизни не слышала ничего глупее. И обиднее.

– Просто подумай об этом. Как они могут быть такими идеальными? Они подростки, но при этом ты никогда не видела на них ни единого пятнышка или прыщика.

– У тебя чересчур богатое воображение, – сказала я. – Ты же знаешь, Эдвард всегда был прилежным учеником с хорошими манерами. Он совершил одну ошибку, и теперь ты думаешь, что он сам дьявол?

– Я думаю, что его воздействие отвернуло тебя от Бога.

– Ёбаный в рот. Поверить в это не могу. – Я почувствовала такое облегчение от того, что он не обвинил меня в том, что я переспала с Эдвардом, что чуть не рассмеялась ему в лицо.

– Запомни, Белла, дьявол приходит не с вилами и серным кадилом, а с дюжиной роз на BMW. Или может на Volvo с ограниченным тиражом.

 

*****

 

Ред вернулся в конференц-зал вместе с Чарли, который выглядел раздраженно, но я не знала, что раздражало его больше: тот факт, что мой бывший жених устроил скандал, причиной которого была я, или тот факт, что здесь был какой-то скандал, о котором я ему ничего не рассказала. И я все еще беспокоилась о том, что мои незаконные отношения с подростком находились в нескольких минутах от разоблачения.

– Ты в порядке? – спросил Чарли. – Выглядишь не очень.

– Нет, все хорошо.

– Ладно. Дерек, что там на счет Эдварда Каллена?

– Я думаю, он склонен к насилию, – ответил Дерек. – И боюсь, что он одержим Беллой.

Чарли ощетинился.

– Дерек думает, что Эдвард одержим дьяволом, – сказала я. – Он только что мне сказал. Он думает, что старшеклассник, у которого проблемы с его девушкой на балу, отвернул меня от Бога. – Дерек сердито посмотрел на меня, и я приподняла брови. – Разве не это ты мне только что сказал, Дерек?

– Она села в машину к ученику, которого только вчера обвинили в краже опасных химических веществ, – парировал он. – Разве Вы не думаете, что она не может трезво оценить ситуацию?

– Разве моя способность или неспособность оценивать ситуацию как-то касается полиции Форкса?

– Белла, у тебя есть какие-либо опасения на счет этого парня? – спросил Чарли.

– Нет, – ответила я.

– Хорошо. Тогда я поговорю с ним сам и забудем об этом.

– Пап, да нет никакого смысла с ним разговаривать.

– Я не собираюсь его арестовывать, просто сам проверю, что с ним такое. Мне ведь не о чем беспокоиться? – Чарли посмотрел на меня с приподнятыми бровями. Я кивнула, потому что если бы продолжила протестовать, это выглядело бы подозрительно. Мне нужно было отступить.

Я должна была признать, что Дерек был прав, я нетрезво оценивала ситуацию. С ним.

 

*****

 

Вернувшись в свой кабинет, я начала глубоко дышать, чтобы прийти в себя и сконцентрироваться на работе, но могла думать только о том, что мне необходимо поговорить с Эдвардом до того, как Чарли доберется до него. Я заперла дверь и позвонила ему.

– Что случилось? – спросил Эдвард.

– Мой отец. Он собирается тебя допросить. И, наверное, твоих родителей тоже.

– Дерек сказал, что я тебя преследую, да?

– Да. Где ты сейчас?

– «Преследовать» – это не совсем подходящее слово, – сказал он.

– Скажи мне, что происходит?

– Я просто очень беспокоюсь о тебе, Белла. Прости. Я пытаюсь не вмешиваться.

– Я не хочу, чтобы ты преследовал меня. Это нездорово.

– Я знаю.

– Что ты скажешь Чарли?

– Я что-нибудь придумаю, не переживай.

– Эдвард. – Я замолчала, не зная, стоит ли мне задавать этот вопрос. Но мне необходимо было знать. – Что еще ты услышал в мыслях Дерека о том… о том, что он думает о твоей семье?

– Ты что, меня проверяешь?

– Да, – ответила я.

– Ну, хорошо. Он думает, что мы одержимы бесом. Полагаю, он сказал тебе об этом.

– Да.

– Он такой мудак.

– Ты придешь сегодня вечером?

– А ты будешь в стрингах?

– О, Господи, – сказала я, все мое тело начало покалывать самым непристойным образом. – Что же это за пиздец такой.

– Я приду после заката.

Я уже была по колено в дерьме, и зарывалась все глубже с каждой минутой. Но мне и не очень-то хотелось выбираться из него. Что за хуйня со мной происходила? Неужели я на самом деле собиралась завести отношения с учеником?

Я поискала в интернете возраст сексуального согласия в штате Вашингтон. Информация об этом расстроила меня еще больше. Только за то, что я пыталась соблазнить его прошлой ночью, мне могли дать до года тюрьмы, хотя технически между нами ничего не произошло. Меня могли отправить в тюрьму за то, что я поцеловала его на яхте. За то, как я с ним разговаривала.

Ему будет восемнадцать меньше, чем через месяц. Стоило ли рисковать?

Ну, в принципе… да. Но я ведь могла и подождать, верно?

Моя работа представляла ещё одну проблему. Я могла бы уехать из Форкса и продолжить обучение.

Да, точно. Я уеду из Форкса и… что потом? Убегу с Эдвардом?

Реальность ударила меня по лицу. Ненавижу, когда она так делает.

Я не могла игнорировать тот факт, что Эдварду семнадцать лет. Я не знала, готов ли он к серьезным отношениям с кем-то моего возраста. Он вел себя, как взрослый человек, да, но все равно был слишком молод. Даже не был в колледже. Он еще долгое время не будет готов иметь детей, и может быть, когда он созреет, я уже буду вне пределах этой возможности. И вообще, было ли у меня какое-то доказательство того, что он был заинтересован в настоящих отношениях со мной?

Как я могла позволить себе так глубоко погрязнуть в этом?

Неужели Дерек был прав?

 

*****

 

День проходил медленно. Я поговорила с Джессикой, Анджелой, Эриком и несколькими другими детьми, которых не так хорошо знала, но которые были особенно молчаливы и встревожены эти последние два дня. Но только с Пейдж мне было сложнее всего, так как она была невероятно расстроена тем, что Майк пытался убить себя. Она была чересчур зла на Джессику и начала отрицать то, что когда-либо питала какие-то чувства к Эдварду. Она вела себя так, будто он ничего для неё не значил. Непостоянство её сердца говорило о юномвозрасте и влиянии Майка, я точно знала это.

– Поверить не могу, что я пошла на бал с террористом, – сказала Пейдж.

– Эдвард не террорист, – тихо возразила я.

– Мне кажется, что я потеряла всех своих друзей. – Она закрыла лицо руками и начала плакать. И я ничего не могла поделать, я тоже прослезилась.

– Мисс Свон? С Вами все хорошо?

– Ага. Херовая была пара дней, да?

Мы долго говорили о Майке, Джессике, Эдварде, клубе «Торо», выпускных экзаменах и выпускном, о колледже, о том, что вскоре нужно будет покинуть родной дом и детство. Я думала, что это был наш последний разговор по душам, так как год уже подходил к концу. И это тоже заставило меня прослезиться. Я ненавидела то, как близко к сердцу воспринимала какие-либо окончания.

Раздирающие меня эмоции делали боль практически невыносимой, поэтому я выпила еще одну таблетку. Зря я пришла на работу. Может, отпрошусь в пятницу.

День подходил к концу, я стояла на улице и ждала Чарли, который должен был подвезти меня домой. Я не знала, поговорил он с Эдвардом или нет, но не собиралась поднимать эту тему. Если Чарли уже поговорил с ним, и его что-то беспокоило – он прочитает мне лекцию о преследователях: на что обращать внимание и как защищаться при нападении. Я мимолетно подумала о газовом баллончике, который он мне когда-то дал. Нужно было вспомнить, куда я его дела, а то он спросит.

Последний звонок должен был вот-вот прозвенеть, когда я увидела их: три черных медведя стояли у кромки леса, рядом с машиной Эммета Каллена. Я достала из кармана телефон и набрала номер главного офиса, но звонок прозвенел до того, как мне ответили, и дети начали выбегать из здания.

– Все назад! – закричала я. – Здесь медведи!

Но в школе были и другие выходы, и многие ученики уже были на парковке. Я проковыляла на костылях до парковки, чтобы привлечь всеобщее внимание. Кто-то увидел хищников и начал кричать. И в тот момент мне показалось, что я узнала одного из медведей – он выглядел как тот, которого мы с Эдвардом видели в лесу два дня назад.

Странно, но казалось, медведь тоже меня узнал, потому что он неуклюже, но целенаправленно и неожиданно быстро двинулся в мою сторону. Я испугалась и развернулась назад к школе, готовая допрыгать до здания, но в мою сторону уже двигались Каллены с почти нечеловеческой скоростью, и выглядели они встревоженно. Эмметт подхватил меня на руки без предупреждения и побежал внутрь, а Джаспер, Розали и Элис направились прямо к медведям.

– Возвращайтесь в класс, где проходил ваш последний урок! – услышала я голос Реда по громкоговорителю.

– Всё хорошо, мисс Свон? – спросил Эмметт, и я ошарашено кивнула. Он выбежал обратно на улицу и присоединился к Элис, Розали и Джасперу, которые стояли в боевой стойке напротив медведей. Я не видела выражений их лиц, но их позы были явно агрессивными.

– Понимаешь, что я имел в виду? – услышала я тихий голос Дерека позади себя.

– Нет, – ответила я, мой голос дрожал.

– Посмотри на них, – сказал он. – Белла, они ненормальные. Они каким-то образом общаются со зверями.

Медведи начали пятиться назад от Калленов, а затем развернулись и бросились бежать в лес. Ред прошел мимо нас, вышел за двери и закричал: – Все назад! Сейчас же, иначе вас ждет наказание!

Каллены развернулись, вскользь посмотрели на нас, и затем сели в машину и уехали.

 

*****

 

– Так что там случилось с твоим бывшим женихом? – спросил меня Чарли на пути домой.

– Мы поругались, когда ходили в поход с учениками, – ответила я. – И очевидно, что он всё еще сердится на меня.

– А чем ему так не угодил Эдвард Каллен?

– Без понятия, – сказала я, но это его не убедило.

– У тебя же еще есть перцовый баллончик?

– Пап. Мне что, нужно будет применить его против Эдварда Каллена? Ты серьёзно?

– Я думал, ты могла бы применить его против Дерека. – Он улыбнулся.

– Не искушай меня.

 

*****

 

Солнце зашло, и я ждала Эдварда. Я лежала на диване и читала «Мадам Бовари» в мешковатом спортивном костюме, волосы были затянуты в хвост, а под больную ногу подложены подушки.

– Так тебе нравится классика, – сказал он. – Интересный выбор.

– Почему я не слышу, как ты заходишь?

– Ты не слышала меня? Ты, наверное, очень сильно увлечена книгой. Как она тебе?

– Я её ненавижу, – сказала я, бросив книгу на пол. – Ты знал, что я могу попасть в тюрьму уже за то, что произошло между нами?

– Да, – ответил он. – Знаю, это приносит беспокойство.

– Беспокойство? Я и представить не могу большего унижения для моего отца. Это бы его убило. И меня.

– Ты не попадёшь в тюрьму, Белла. Я бы никогда не позволил такому случиться с тобой.

Как же мне хотелось поверить в то, что он может остановить мир, который мог упасть на меня. Это так типично для подростка, думать, что он мог бы защитить меня от всего. Я вздохнула.

– Мне тридцать лет, чего ты вообще можешь хотеть со мной?

– О, – сказал Эдвард, оскалившись. – Ты действительно хочешь, чтобы я ответил на этот вопрос?

– Я имею в виду, помимо этого. – Я покраснела. – У тебя вся жизнь впереди. Ты можешь быть с любой девушкой, какую захочешь. Почему ты хочешь быть с кем-то моего возраста?

Он ничего не сказал. Он стоял напротив меня, выглядя обеспокоенно, словно пытаясь понять, что именно он должен был сказать. И это был болезненно неловкий момент, так как я поняла, что слишком многое предположила о его чувствах.

– Я что, какая-то фантазия о взрослой женщине для тебя? Можешь мне сказать. Я пойму.

– Белла, – ответил Эдвард, слегка улыбаясь. – Если бы я просто хотел трахнуть тебя, это бы уже случилось. Много раз.

– О, думаешь, это было бы так легко? – спросила я, немного оскорблённо, но я знала, что он говорит правду.

– Было бы так легко дать тебе всё, чего ты хочешь, – сказал он, опускаясь на колени рядом со мной, и легко поцеловал мою бровь. – Но так опасно.

– Чего ты хочешь? – спросила я.

– Я хочу, чтобы ты хотела.

– Хотела?

– Да. Я знаю, что ты не можешь быть со мной сейчас в этих условиях, не мучая себя. И тебе нужно ещё многое узнать обо мне, то, что я не могу объяснить. Я боюсь, что давление на тебя приведет к саморазрушению.

– Что ты не можешь объяснить?

– Многое, – грустно ответил он.

– Так ты действительно одержим дьяволом? – я попыталась пошутить.

– Не совсем.

– А жаль. Тогда я бы не была единственным монстром в данной ситуации.

– Белла, ты не монстр.

– Я не хочу удерживать тебя в стороне от всего того, что ты должен делать на данном этапе своей жизни. У тебя впереди колледж и кругосветное путешествие.

– Ты хочешь быть со мной? – сказал он, пристально глядя мне в глаза.

– Неважно, чего хочет мое сердце. Меня пугает то, как ты молод. У тебя многое впереди, а я хочу завести семью. Я не могу ждать еще пять или десять лет.

На этих словах он вздрогнул.

– Ты права. Этого я не могу тебе дать.

«Неправильный ответ», хотела сказать я. На этом моменте ты должен был признаться, что ты работаешь в ЦРУ под прикрытием, и тебе на самом деле двадцать восемь.

Я начала рыдать. И я даже не могла объяснить ему, почему. Я свернулась в клубочек, пыталась спастись от всего, погрузившись в себя. Мне не нужны были свидетели этого горя. Оно было очень мне знакомо, и никто не должен был видеть этого.

– Посмотри на меня, – попросил Эдвард. Я подняла свои заплаканные глаза, но едва ли могла смотреть на него, это причиняло невыносимую боль. – Прости, Белла. Дело не в том, что я не хочу завести семью с тобой.

Я не могла говорить.

– Чёрт возьми, – сказал он и отвел взгляд.

– Прости, – прошептала я.

– Нет, не смей извиняться. – Он взял мое лицо в свои руки и поцеловал меня, и этот мягкий, сладкий, холодный поцелуй перенес меня из состояния отчаяния прямо в объятия страстного желания. Я притянула его к себе, раскрывая рот и пытаясь вдохнуть его. Его дыхание было холодным и свежим. Я могла бы жить под водой, дыша только им.

Он взял меня на руки и отнес в спальню, где положил меня на кровать и лег рядом. Я обняла его и начала целовать его лоб, глаза, нос, губы, пока наконец не почувствовала, как он сдался и начал целовать меня с таким желанием и силой, которые затмили все мои мысли и переживания. Обо всём. Мне было плевать, смогу ли я снова дышать, пить воду или даже говорить. Я только хотела целовать его.

Эдвард отстранился от меня и сказал: – Слушай, ты можешь найти кого-то ещё, выйти за него, завести детей и прожить долгую жизнь, и я не буду вмешиваться в это. Но когда этому придет конец, и твое время истечёт, я буду рядом. Я буду ждать.

– О чем ты говоришь?

– Белла. Ты и понятия не имеешь, как долго я тебя ждал. И я буду ждать тебя еще вечность, если потребуется.

– Ты ничего не знаешь о вечности. Вечность – это обман.

– А вот тут ты глубоко заблуждаешься, – сказал он.



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1674-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Фрекен_Снорк (25.07.2014)
Просмотров: 1179 | Комментарии: 18 | Теги: фэнтези, мистика | Рейтинг: 5.0/44
Всего комментариев: 181 2 »
0
18  
  "...придет конец, и твое время истечёт, я буду рядом. Я буду ждать" - чего ждать-то?! останется только возможность поприсутствовать на похоронах!  hang1

1
17  
  Дерек критин и маразматик какой-то...
Помешанный....
А вот Эдька всё больше и больше радует)))
Спасибо большое за проду good good good good

1
16  
  Спасибо за главу!

0
15  
  Спасибо...а я хочу завести семью. Я не могу ждать еще пять или десять лет....о нет...нет...этими словами она его окончательно оттолкнула его 4

1
14  
  Большое спасибо за главу!

1
13  
  благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01

1
12  
  Спасибо за главу  cvetok01

1
11  
  оо! я уверена, что он всегда будет рядом! спасибо!

1
10  
  спасибо! lovi06032

1
9  
  Спасибо за главу! good

1-10 11-18
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]