Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Osa Bella. Глава 26

Глава 26. Бухта Калленов

 

Я никогда не была жаворонком. Никогда. Даже в детстве. Это было еще одним фактом, который изменился с появлением в моей жизни Эдварда, потому что теперь, когда я просыпалась, мне сразу же хотелось подскочить с кровати и найти его. Но этим утром после нашего кровавого поцелуя и ссоры, приведших к сексу, после которого мне казалось, что я могу говорить на разных языках, он лежал рядом – неподвижный, холодный, обернувшийся вокруг меня твердой, защитной оболочкой. Эдвард открыл глаза и посмотрел на меня после того, как я потянулась и повернулась к нему.

– Ты ведь не спал? – спросила я.

– Нет, – ответил он. – Думал о прошлой ночи.

– О чем конкретно?

– Обо всем.

– И о том, как ты был зол на меня?

– Об этом тоже, да.

– Прости меня, Эдвард. Мне нужно найти способ загладить свою вину перед тобой.

– Нет, не нужно, – сказал он, притягивая меня к себе.

– Знаю, это прозвучит странно, но мне это нравится. И не только потому, что… – Я замолкла, наблюдая за его реакцией. На лице Эдварда читалось любопытство, но не удивление. – Не из-за оргазмов.

– А что тогда тебе нравится в этом?

– Мне кажется, что я внутри тебя, поддерживаю твою жизнь. Это имеет какой-то смысл, или звучит так словно я ебанулась?

– Белла, ты всегда во мне, – ответил Эдвард. – Ты – самое ценное в моем мире. Мне не нужна твоя кровь для поддержания жизни, мне просто нужна ты, здесь.

Я потянулась, чтобы поцеловать его, но остановилась.

– Что такое? – спросил Эдвард.

– Теперь я не знаю, что мне можно делать, а что нет. Я могу тебя поцеловать? Или мне сначала нужно спросить разрешения?

– Ты быстро учишься.

– Я стараюсь.

– Ты понимаешь, почему я так вел себя прошлой ночью?

– Да. Ты боишься потерять контроль над своими хищническими инстинктами и причинить мне боль, поэтому ты начал контролировать меня.

– Точно. Секс сейчас – самое опасное занятие для нас, поэтому нужно быть острожными. Но тебе не обязательно спрашивать разрешения, чтобы поцеловать меня.

– Но мне нужно знать: ты на самом деле предпочитаешь быть главным в сексе? Потому что мне казалось, что это не первый твой раз в этой роли… – Я замолчала и нахмурилась. – Казалось, что ты и раньше так делал.

– Что такое?

– Я не могу думать о тебе с кем-то еще, мне хочется сломать что-нибудь.

– Правда? – спросил Эдвард с ухмылкой. – Тебе повезло, что ты не можешь прочитать их мысли на следующее утро. В то утро, когда ты была с Джейком, мне пришлось уйти в лес и убить. Его ебаные лапы и губы на твоем теле прямо на моих глазах…

– Я попыталась ударить его за это.

– Серьезно? – Эдвард рассмеялся. – Жаль, я этого не видел.

– Так получается, у тебя была не только Мерси?

– Ты, и правда, хочешь поговорить об этом?

– Нет. Я просто хочу знать, предпочитаешь ли ты быть… как это называется?

–«Дом». И нет, я никак не предпочитаю это, только тот факт, что тебя это возбуждает.

– Откуда ты знаешь?

Он покачал головой и прищурился, глядя на меня.

– Белла, я знаю, когда ты возбуждена. Ты можешь находиться в миле от меня, и я всё равно буду знать.

– А откуда ты знаешь, что я была возбуждена от того, что ты был домом, а не просто из-за тебя?

– Поверь мне, я могу различить это. Тебя беспокоит то, что ты возбуждаешься от этого?

– А тебя?

– Всё это так ново для тебя, – сказал Эдвард, качая головой. Затем он перекатил меня на спину и лег сверху, прижимая мои запястья к кровати над моей головой. Мне сразу же стало жарко. Эдвард провел носом по моей шее и глубоко вдохнул. – Милая, если бы я хотел, я мог бы оттрахать тебя, а потом высосать из тебя жизнь, при этом, смерть принесла бы тебе такое удовольствие, которое ты испытываешь только с самым сильным оргазмом. Поэтому нет, меня не беспокоит то, что тебя возбуждает игра в доминирование.

Моё тело вспыхнуло, как сухой прут, брошенный в костер, и Эдвард начал глубоко дышать через нос. Теперь я понимала, почему. Он вдыхал меня, словно наркотик. Он курил меня.

– А это должно пугать меня или возбуждать? – спросила я.

–Я знаю, что это тебя возбуждает. – Он поцеловал мою шею, а затем плечо.

– Это плохо?

– Нет, если только ты не окажешься в интимной близости с другим вампиром. И лучше тебе там не оказываться.

– А я должна просить тебя… Или не должна? Как это работает?

– Что ты хочешь?

– Я хочу, чтобы ты сказал мне, что делать, если можно.

Тогда он поцеловал меня, грубо и напряженно, и сказал: – Иди, встань у двери. Я хочу посмотреть на тебя.

В его указании была какая-то интимность и открытость, которой я никогда не испытывала. Я точно знала, чего он хочет и почему. Всё, что мне нужно было делать, так это довести дело до конца. Я встала с кровати, обнаженная, как была, прошла через комнату и остановилась у двери, повернувшись к Эдварду лицом.

– Ты любишь смотреть на меня, – заметила я, положив руки на бедра.

– Так точно.

Эдвард приподнялся на локте, простыня закрывала нижнюю часть его тела.

– Расставь ноги немного шире, – попросил он.

Мой рот раскрылся от удивления, а Эдвард самодовольно улыбнулся, словно кот с мышкой в зубах. Я сделала, как он сказал, и наблюдала за тем, как его взгляд опустился вниз по моему телу.

– Хорошо. А теперь прикоснись к себе.

Кровь в моих венах ускорила движение, подгоняемая моим учащенным пульсом. Я покраснела. Ему нравилось то, как я краснела, я могла видеть это по бугорку на простыне между его ног, который увеличивался прямо на моих глазах, а я еще даже не пошевелилась. Я медленно опустила руку и положила её у себя между ног.

– Продолжай, – подбодрил меня Эдвард.

Я легко потерла средним пальцем свой отвердевший клитор, совершая круговые движения, которые заставляли мои ноги напрячься, и почувствовала, как становлюсь горячее, влажнее внутри.

– Ну как, хорошо? – спросил Эдвард. Я кивнула, не в силах ответить словами. – Смотри на меня, малыш. Я хочу видеть твоё лицо.

Его глаза потемнели, уголки губ приподнялись – явные признаки того, что он наслаждался видом. Дыши.Я должна была не забывать дышать. Я не сводила с него глаз, но ничего не говорила. Его желание начало расти, грудь поднималась и опускалась всё быстрее.

– Иди ко мне, – сказала я.

Его колебание иглой пронзило моё сердце. Должно быть, расстройство отразилось на моем лице, потому что уже через секунду Эдвард стоял передо мной на коленях, его губы прижимались к моему обнаженному животу, а легкие прикосновения языка и поцелуи заставляли его дрожать и ныть от желания. Эдвард положил руки на мои ягодицы и затем с невероятной скоростью опустился ниже, раздвинул мои ноги. Своим носом он провел линию от моего колена до самого верха, и затем оказался там, и я почувствовала легкое, холодное прикосновение его языка на моей коже. Я схватилась за его плечи, он поднял мою ногу, сильнее прижимая меня к стене, и тогда его язык уверенно и напористо вошел в меня. Я застонала и напрягла мышцы, когда он начал сосать мой клитор, осторожно зажимая его между зубов, дразня его кончиком языка. Потом он снова запустил язык глубоко в меня, снова и снова, пока я не кончила, и тогда он продолжил, растягивая мой оргазм, придерживая меня, чтобы я не упала.

– Я хочу попробовать тебя, – сказала я, соскользнув вниз по стене на пол, и поцеловала его, чувствуя себя на его губах, прикасаясь к ним языком. Я начала толкать его в грудь, агрессивная и жаждущая, какой я не была с нашей первой ночи. – Прямо сейчас.

–Это довольно-таки требовательно, – сказал Эдвард и поднялся на ноги, оставив меня сидеть на полу. – Я не уверен, что такое поведение соответствует нашим новым правилам.

– Да ладно тебе. Пожалуйста.

– Что «пожалуйста»? – Он улыбнулся, глядя на меня сверху вниз, видя, как мое лицо начало краснеть.

– Могу я, пожалуйста… – Я замолчала. Вообще-то я никогда в жизни не спрашивала этого у мужчины. Обычно это не было вопросом.

– «Могу я, пожалуйста» что?

– Могу я, пожалуйста, пососать твой член? – спросила я, глядя ему в глаза, и вздрогнула, услышав слово «член» из своих уст, сказанное перед Эдвардом и в буквальном смысле.

– Видишь? Это было не так уж сложно.

Он встал спиной к стене и взял в руку свой член, держа его передо мной, двигая пальцами вверх и вниз, и видя это вот так, при дневном свете, я вдруг осознала, что я самая настоящая дилетантка, и что у меня никак не получится вместить всё это... Вдруг я почувствовала неуверенность и страх.

– Иди сюда, – сказал Эдвард.

Я поднялась и приблизилась к нему.

– Ты уверена в этом?

– Я нервничаю, – призналась я.

Тогда он поцеловал меня, уверенными движениями пальцев поглаживая мой затылок: – Господи, как же мне нравится заставлять тебя нервничать. Извини, но это так сексуально.

Я покачала головой: – Ты плохой.

– Я знаю. – Он страстно поцеловал меня, и на его лице заиграла бесноватая улыбка. Он посмотрел мне в глаза и сказал: – На колени, Белла.

Я закрыла глаза на секунду, чтобы собраться с духом.

У меня было немного опыта в искусстве минета, несмотря на мою смелую попытку сделать его Эдварду в машине, когда он раскрыл мне свой секрет. Та ночь, моё кровопролитие, начало маниакального приступа, адреналин – благодаря всему этому я чувствовала себя порно-звездой. Но сейчас? Сейчас я боялась, что разочарую его.

Я опустилась на колени и посмотрела на член Эдварда, твердый, длинный, внушительный, прямо перед моим лицом. Я посмотрела вверх на Эдварда, а потом опять на его член, и увидела, как он стал еще тверже, еще больше, если это было возможно, прямо на моих глазах. Он был очень, очень возбужден. Мной. На коленях. И вдруг моя уверенность в себе вернулась.

–Просто не торопись, малыш, – сказал Эдвард.

Я кивнула и облизнула губы. Мне не нужно было вмещать его полностью, я и так удовлетворю его. Я была уверена в этом.

Я начала целовать его, слюна стекала с моих губ, скользящих вверх и вниз. Моя рука непроизвольно двигалась, пока я не взялась за него снизу, уверенно и крепко, и тогда я услышала низкое рычание и стоны, которые Эдвард пытался держать в своей груди, пока я мучила его. Я взялась рукой за его основание и начала прикасаться горячим языком к его холодной, твердой коже. Снизу вверх, а затем кончиком языка. Эдварда продолжал сдерживать стоны, и тогда я широко открыла рот и обернула свои влажные губы вокруг его головки.

– Блядь, Белла, – сказал Эдвард. – Так хорошо!

Я схватила его за бедра и приостановилась, настраиваясь. Затем начала опускаться на него, почувствовала, как тело Эдварда напряглось, когда член коснулся задней стенки моего горла. Но всё равно большая часть его всё ещё оставалась снаружи. Медленно я отклонилась назад, пока во рту не осталась только его головка, и сглотнула. Затем я снова двинулась вперед и вдруг почувствовала его руки в моих волосах. Я повторила свои движения и затем начала помогать себе рукой.

– Так хорошо, крошка, – сказал Эдвард, поглаживая мои волосы и лицо.

Я снова опустилась, более уверенная в себе, пока он не коснулся моего горла, и остановилась в ожидании рефлекса, не двигаясь.

– Расслабься, Белла, – сказал Эдвард. – Откройся для меня.

Я глубоко вдохнула через нос. Я могу это сделать. Эдвард нежно погладил меня по волосам и начал массажировать кожу на моей голове. Я почувствовала, как моё горло начало расслабляться и открываться. Эдвард стоял без движения, когда я слегка наклонила голову и медленно начала двигаться вперед, пока наконец не почувствовала, как он заполнил моё горло. И вдруг мои мышцы начали сокращаться от этих совершенно новых ощущений. Я остановилась.

– Вот так, – прошептал Эдвард. – Блядь. Да.

Я отклонилась назад и затем снова вперед, чувствуя его в своем горле, и Эдвард застонал, его ягодицы сжались под моими ладонями.

Могла ли я кончить от одного только ощущения его члена в моем горле?

Да. Да, могла.

Вперед. Назад. Снова и снова, и в какой-то момент я подумала, что его ноги сломаются от напряжения.

– Белла, – сказал он, и я знала, что он имеет в виду. Я опустила руку между своих ног, чувствуя влажность, мой клитор был твердый как камень, и я начала массажировать его, не отрываясь от Эдварда. Увидев мои движения, он попытался отстраниться, но я снова положила руки на его задницу, удерживая его на месте.

– Кончай мне в рот, – сказала я, высвободив его.

– Нет.

– Да. Пожалуйста.

– Я не думаю, что это хорошая идея.

– Это прекрасная идея, – сказала я и снова взяла член в рот, пока он не вошел в моё горло насколько возможно далеко. Я приостановилась и снова стала массажировать клитор, пока мои мускулы не начали напрягаться, и я кончила прямо с его членом во рту. Во время оргазма я отклонилась назад, а потом опять вперед, запуская его член в себя как можно глубже. Эдвард снова застонал и попытался вырваться, но каким-то образом мне удалось его удержать. Я повторила движения и, наконец,почувствовала, как он теряет контроль. Он схватил меня за голову, когда сильная струя его спермы заполнила моё горло, мой рот, вытекая из уголков моих губ. Соленая и холодная она стекала по моему подбородку на грудь, и Эдвард задрожал, вынул член из моего рта и упал передо мной на колени.

– Ты в порядке? – спросил он с широко открытыми глазами. – Я не сделал тебе больно? – Он вытер сперму с моих щек и подбородка большим пальцем руки. И когда он держал мое лицо в своих руках, я посмотрела в его глаза и сглотнула. И его рот немного раскрылся, а затем губы растянулись в слегка ошеломленной, но удовлетворенной улыбке.

– Больно? – переспросила я, взяла его за руку и облизала его большой палец. – Я выгляжу так, словно мне больно?

Эдвард покачал головой: – Не совсем.

– А что? Тебе было больно? – спросила я, игриво прищурившись.

– Я начинаю думать, что ты могла бы причинить мне боль, если бы хотела.

– Ну, тогда я считаю, мы квиты.

– Боже, я люблю тебя.

И он поцеловал меня, его губы были мягкими и полными изумления.

 

*****

 

После того, как я позавтракала, мы наметили курс и подняли якорь. Я управляла яхтой первую часть нашего плавания. Ветер был резким и свежим, небо затянуло облаками. Ближе к полудню Эдвард сменил меня, и пока я наблюдала за ним у штурвала, первые лучи солнца начали пробиваться через облачную завесу. От лица Эдварда отскакивали радуги, и я подумала, что совсем рехнулась.

– Эдвард, твоя кожа блестит на солнце. Как думаешь, это симптом маниакального приступа, или какие-то побочные эффекты от твоего яда в моей крови?

– Нет, так и есть на самом деле, – ответил он. – Именно поэтому вампиры не выходят на улицу в солнечную погоду. Мы привлекаем слишком много внимания.

– Я что, никогда не видела тебя при солнечном свете за всё время, что мы знакомы?

– Я не бываю на солнце. Только на яхте. Но тут я всегда один.

– А оно тебя не обжигает?

– Нет, но прямые солнечные лучи немного ослабляют мои силы.

– Насколько?

– Ну, в армрестлинге я бы тебя победил.

– Посмотрим.

– Наглая девчонка. Я принимаю вызов. Нужно только найти безлюдный пляж.

Этот день разжег во мне желание нашего следующего, более долгого путешествия, в которое мы планировали отправиться сразу же после выпускного. Мы собирались поужинать в субботу ночью и направиться на запад, в сторону Гавайских островов. Это было моей идеей. Но сначала мне придется поговорить с Джейком и помочь заключить новое соглашение между Калленами и Квилетами. После этого я захвачу дома свои вещи и попрощаюсь с Чарли. Это будет самым трудным.

– Что мне сказать отцу? – спросила я. – Я даже не знаю, с чего начать.

– Скажи ему правду, – предложил Эдвард.

– Правду? Ты имеешь в виду, правду о вампирах?

– Он всё равно уже знает, или очень скоро узнает от Сью Клирвотер или от Блэков. Будет лучше, если он узнает это от тебя, не думаешь?

– Пусть Джейк только попробует сказать ему раньше, чем я.

– Ты вроде бы говорила, что Джейкоб боится его, зачем ему рассказывать правду Чарли?

– Ну, больше всего он боится разочаровать Чарли. Они всегда были близки.

Лицо Эдварда помрачнело.

– А Чарли знает, что Джейк сделал тебе предложение? Он бы хотел, чтобы ты вышла за него?

– Слушай, это и предложением-то не было, – возразила я. – И я не рассказывала об этом Чарли, поэтому если Джейк скажет ему, что мы собираемся пожениться до того, как отец услышит это от меня, он ни за что в это не поверит. И он бы никогда не советовал мне, за кого выйти. Это не в его стиле.

– Белла, мне нужно знать, что Джейкоб Блэк значит для тебя? Я в курсе, что тот раз, в понедельник, не был вашим первым.

Я опасалась этого разговора и хотела бы его отсрочить, зная, что он неминуем.

– Думаю, Джейк – что-то вроде Мерси.

– Нет, – ответил Эдвард. – Твои чувства к Джейку далеко не дружеские. Я знаю это.

– Но они и рядом не стояли с моими чувствами к тебе.

– Если бы он сделал тебе более-менее нормальное предложение, ты бы обдумала его?

– В понедельник? Абсолютно нет.

– Хорошо, давай предположим, что ты меня не знала. Предположим, он сделал это предложение год назад.

Я замолчала и посмотрела вдаль.

– Так ты, и правда, его любишь?

– Это совсем другое, – возразила я.

– Он тоже тебя любит. Ты ведь знаешь это, да?

–Джейк меня не любит. Он интересуется мною, только когда я с кем-то другим. Меня это бесит.

– Он никогда не ухаживал за тобой, потому что думал, что ты достойна большего в жизни, чем быть женой оборотня.

– Откуда ты знаешь?

– Я могу слышать его мысли, помнишь?

– Зачем ты это делаешь? – спросила я, раздражаясь. – Я сейчас не хочу думать о Джейке.

– Ты должна знать правду, – ответил он. – А я должен знать, что ты хочешь быть со мной, а не с ним.

– Эдвард, если бы я хотела быть с ним, а не с тобой, я бы ушла к нему.

– Ты не знала правды. Но должна знать до вашей завтрашней встречи. Он попытается уговорить тебя бросить меня и выбрать его.

– Ничего не выйдет.

– Сколько раз ты с ним переспала?

– Зачем тебе это знать?

– Нужно.

– Несколько раз. Точной цифры я не знаю.

– Значит, слишком много, чтобы сосчитать. И как долго это продолжалось?

– Хорошо, хорошо. Когда я только переехала в Форкс, мы с Джейком проводили много времени вместе. Я была в очень плохом состоянии, Эдвард, и он меня поддерживал. На выходных мы напивались и оказывались в одной кровати. Мне тогда было не до серьезных отношений, а он никогда не настаивал на этом. Между нами не было ничего серьезного. А потом, около года назад он устроился в школу и начал по-настоящему динамить меня.

– Примерно в ту же неделю мы приехали в город, – заметил Эдвард.

– Откуда ты столько знаешь о нем? Вы что, давно знакомы?

–Джейкоб Блэк – один из самых свирепых охотников на вампиров на Северо-Западе. Его мастерство легендарно. Весь наш род знает о нем.

– Ну, тогда почему он не охотится за тобой?

– Потому что Карлайл заключил соглашение с его прадедушкой больше века назад. Вампиров всегда привлекал этот регион из-за погодных условий, поэтому они были проблемой для Квилетов. Когда мы заняли эту территорию, хищники перестали заходить сюда. Квилеты знают нас и нашу философию, и они также знают, что мы отгоняем хищников, поэтому они хотят, чтобы мы продолжали жить здесь, только не трогали их. Но с тех пор, как мы вернулись сюда прошлым летом, Джейку нечего было делать. Он потерян и хочет, чтобы мы исчезли.

– И теперь я дала ему прекрасный предлог.

– С политической точки зрения это очень рискованно для него, – продолжил Эдвард. – Старейшины не хотят, чтобы мы уходили. Пока нас не было, несколько членов племени пали от рук вампиров. Джейк и его стая не могут находиться в нескольких местах одновременно.

– Не удивительно, что он так странно себя вел в этом году, – заметила я. – Иногда казалось, что у него депрессия, или что-то такое.

– Так ты была влюблена в него?

– Он был ненадежным, понимаешь?

– Ты не ответила на мой вопрос.

– Ну, я могла бы в него влюбиться, если бы могла хотя бы чуть-чуть положиться на него. Но он всегда был таким уклончивым, что у меня никак бы не получилось построить с ним серьезные отношения.

– Теперь ты знаешь, почему. Он давал тебе шанс выбрать лучшую жизнь.

– Это не имеет значения, – сказала я. – Ему стоило рассказать мне всё и дать мне шанс решить, какой жизни я хочу.

–Иллеана сказала то же самое.

– Ты говорил с ней об этом?

– Я говорил с ней о том, стоит ли тебе рассказывать правду обо мне. Во вторник я вернулся, чтобы всё рассказать и попросить тебя уехать со мной из Форкса. Но я опоздал.

– Нет, Эдвард. Насколько я помню, ты появился как раз вовремя.

 

*****

 

Под сильным ветром мы проплыли к северной части островов Сан-Хуан, самой дальней от Форкса, и бросили якорь в Лисьей бухте.

– Мы не успеем доплыть отсюда до Порт-Анджелеса, – сказала я. – Выпускной начинается в семь.

– Не стоит недооценивать Reckoner, – возразил Эдвард. – Она домчит нас.

Какая-то часть меня надеялась, что ей этого не удастся.

Бухта была тихой и уединенной с небольшим узким пляжем, за которым стоял лес. На берегу не было видно ни души. Казалось, что в таком месте можно повстречать средневековую принцессу и страшного дракона. Не хватало только тумана, который уже был разогнан полуденным солнцем.

Нам удалось пришвартоваться недалеко от берега, чтобы исследовать окрестности.

– Запрыгивай, – с улыбкой сказал Эдвард. – Я покажу тебе остров.

И прямо как на озере Кресент, как только я устроилась на его спине, он полетел по ландшафту с такой скоростью, что у меня закружилась голова. Без каких-либо усилий мы перепрыгивали через упавшие деревья, пересекали ручьи, углубляясь в остров, и затем, наконец, всё ещё со мной на спине, Эдвард запрыгнул на самое высокое дерево и вскарабкался на вершину.

– Ты и в правду очень сильный, - заметила я.

– Просто сильный, как вампир, – ответил он.

– Если бы я была вампиром, я была бы такой же сильной?

– Конечно. Сразу после трансформации вампир обладает наибольшей силой, поэтому ты, наверное, была бы ещё сильнее меня.

– О, ну тогда я точно сделаю тебя в армрестлинге.

– Посмотрим.

Мы лежали на ветвях, словно экзотические хищные птицы, и раскачивались на легком ветерке. Эдвард никогда не ослаблял своей хватки на мне. Меня удивляла такая жизнь, и с каждой минутой я была всё больше готова принять её.

– Я хочу, чтобы ты изменил меня. Сегодня. Перед тем, как мы поедем в Форкс.

– Во-первых, трансформация занимает несколько дней, поэтому, если я изменю тебя сегодня, ты не сможешь пойти на выпускной, – сказал Эдвард. – А потом, когда ты превратишься в вампира, в тебе проснется невероятная жажда крови, из-за которой тебе придется избегать людей первый год или даже дольше.

– Серьезно? – Мой желудок перевернулся, когда я подумала о том, что больше года не смогу видеться с Чарли и Сью, Иллеаной и Карлом, и Перлой, даже с Джейком. – А противостоять этой жажде очень сложно?

– Поначалу, да, – ответил Эдвард. – Но со временем и практикой будет получаться лучше.

– Я не хочу никого убивать.

– Я не позволю тебе убить кого-то.

– Так получается, ты меня превратишь?

Эдвард немного помолчал перед тем, как ответить, убрал волосы с моего лица и поцеловал в лоб.

– Через много лет, если ты всё ещё будешь хотеть этого, да. Но я не хочу превращать тебя до того, как ты родишь ребенка или десять, если ты этого хочешь.

– Я думала, что ты не можешь иметь детей.

– Не могу. Но это не значит, что ты не можешь забеременеть и родить, пока остаешься человеком.

– Ты ведь имеешь в виду искусственное оплодотворение, да?

– Ну да, я не думал, что ты сделаешь это традиционным путем.

– Эдвард, ты хочешь иметь семью? – От одной только мысли по моему телу пробежали мурашки. – Со мной?

– Я говорил об этом с Карлайлом, – ответил он. – Нам многое нужно будет обдумать, но я знаю, как это важно для тебя, и я хочу дать тебе это. И я хочу получить этот опыт с тобой, Белла.

Если подумать, то в последнее время я очень много плакала, больше, чем во времена депрессии и горя. Но когда у меня была депрессия, я ничего не чувствовала. А теперь? Казалось, что если гусеница проползет по травинке в соседней стране, я смогу почувствовать движение Земли. Всё, что я делала, это чувствовала. И мысль о том, что Эдвард хотел завести детей со мной и уже обсудил это с Карлайлом, и подумал, как это осуществить? Она поражала меня.

Эдвард притянул меня к себе и обнял, касаясь своей щекой моей. Губами он собрал мои слезы, и я вдохнула его словно холодный, бодрящий воздух. Как я любила этого мужчину. Как сильно я чувствовала его любовь ко мне.

– Мы будем жить нормальной жизнью. Но я всё ещё не придумал, что делать, когда дети вырастут и поймут, что ты стареешь, а я нет.

– Подожди, ты думаешь, что я останусь человеком и состарюсь, тогда как ты останешься в своем семнадцатилетнем теле? Ни за что.

– Ну, с детьми у тебя не получится превратиться в вампира. Ты будешь слишком опасна для них.

– Я не хочу стареть, в то время как ты остаешься молодым.

– Белла, старение – это важная часть жизни. Это цель жизни, правильно? Прогрессировать. Я бы всё отдал, чтобы снова получить такую возможность.

– Сумасшедший.

– О многом стоит подумать, если ты рассматриваешь вечное существование на земле. И, кстати, ты можешь стать вампиром в девяносто лет, если захочешь. Нет никакого смысла торопиться.

– Ни за что. Ты не будешь хотеть меня, когда я превращусь в старушку.

– Белла, никогда не наступит такого времени, когда бы я тебя не хотел. Ты всегда будешь идеальной для меня.

– Я хочу ребенка, да, но, может, мы сможем усыновить кого-то после того, как я стану вампиром, или что-то в этом роде. Не знаю. У Карлайла и Эсме есть вы, правильно? Мне нужно об этом подумать.

– Знаешь что? Я рад, наконец-то, услышать эти слова от тебя.

 

*****

 

В нашу последнюю ночь на островах Эдвард захотел развести костер на пляже и посмотреть на падающие звезды. С вампирским зрением ему легко было их видеть, даже в безлунную ночь.

Эдвард нагрузил шлюпку продовольствием и поплыл к берегу, а я спустилась в каюту, чтобы переодеться. Я открыла чемодан и начала рыться в вещах, которые Элис купила для меня. Платье за платьем я опустошала багаж, не сдерживая смеха. Я повесила их в пустой шкаф, удовлетворенная тем, как мои новые вещи нашли свой новый дом. Затем я, наконец, нашла одежду, которую могла носить, и надела майку, подумывая о джинсах и свитере. Но, посмотрев на себя в зеркало, передумала.

Я достала из шкафа классическое темно-красное поплиновое платье с юбкой до колена, открытой спиной и миленьким бюстье. Казалось, этот наряд был создан для танцев. Он был немного строгим для ужина у костра, но это была пятничная ночь. Плюс, я знала, что Эдвард будет удивлен, и мне казалось, что ему нравилось, когда я носила платья, хотя он никогда об этом не говорил. Я оделась и собрала волосы в слабый узел, так, чтобы несколько локонов обрамляли моё лицо, а потом накрасила глаза и губы.

Эдвард сидел и ждал меня наверху, закинув ноги на соседнее сидение, и широко улыбнулся, увидев меня. Я остановилась и раскрыла рот, глядя на него, потому что он был одет в смокинг, под которым была белая рубашка, верхние пуговицы расстегнуты, а штаны немного закатаны. Я еле сдержалась, чтобы не наброситься на него и не сорвать всю эту одежду.

– Господи, ты такой сексуальный, – сказала я. – А что за повод?

– Ты надела платье? – спросил Эдвард. – Добровольно?

– Ага. А что? Тебе не нравится?

– Очень нравится. Просто поверить не могу, что видел тебя в трех разных платьях на одной неделе.

– Видишь? Новая смелая я.

Эдвард отвез нас на берег, и когда я начала осторожно выбираться из шлюпки, он подхватил меня и медленно поставил на ноги на сухом песке. Я не заморачивалась с обувью. Над бухтой светила луна, не такая большая, как прошлой ночью, но всё равно яркая и красивая. Мы уселись на покрывало, и Эдвард достал бутылку охлажденногоPellegrino и винный бокал из потрепанной полотняной сумки.

– Извини, это не шампанское, – сказал он, протягивая мне наполненный бокал.

– Мне не нужно шампанское, – ответила я, заметив, как ускорился мой пульс. Эдвард взглянул на меня и улыбнулся. Должно быть, услышал.

Всё было просто прекрасно.

Эдвард начал собирать дрова, и его быстрые движения делали его похожим на лесной дух, который метался между пляжем и лесом, между сознанием и небытием. Я встала и подошла к воде, чтобы намочить ноги, наслаждаясь её прохладным прикосновением к моей разгоряченной коже. Я посмотрела вдаль, в небо, пытаясь разглядеть падающие звезды или хоть какой-то знак, но ничего не увидела. И тогда я начала говорить про себя.

«Он сделает это, Зак. Он сделает мне предложение. Сегодня».

И вдруг я услышала его ответ: «Изабелла, твоё сердце – это целый мир, способный вместить нас всех. Пусть он снова будет полным. Пусть будет светло».

 

*****

 

Желтовато-оранжевый свет вспыхнул позади меня, и я услышала потрескивание древесины в костре. Пламя отбрасывало свои цвета на Эдварда, и в этот момент он был больше всего похож на человека. Он выглядел таким счастливым, каким я его ещё никогда не видела. Он присел у костра и начал ворошить его длинной палкой, и я вдруг подумала, как же невероятно он красив. Иногда я могла представить перед своими глазами мальчика, которым он был очень много лет назад, но всё равно он был не так прост. Как мог кто-то настолько красивый, настолько любвеобильный, как Эдвард, быть духовно проклятым, изгнанным из мира, привязанным к Земле до тех пор, пока она не иссохнет и не растворится в пыли Солнечной системы?

Какой бы ни была его судьба, я не оставлю его одного.

Удовлетворенный состоянием костра, Эдвард поднялся, достал из шлюпки iPod и колонки и включил музыку. Затем он подошел и обнял меня.

– Потанцуй со мной, – попросил он, улыбаясь.

Я кивнула, не в силах произнести ни слова, чувствуя, как момент приближался. Казалось, что уже события развивались слишком быстро.

Он взял меня за руку и, нежно сжав её, прижал к своей груди. Другую руку положил на поясницу и притянул меня к себе, гораздо ближе, чем в тот раз, месяц назад, в тот болезненный момент, когда мы танцевали на балу. Я обняла его за шею и начала гладить по волосам, как я и хотела сделать тогда. Как далеко мы уже зашли с тех пор.

«Попытайся пока не плакать, Белла, –сказала я себе. – Держи себя в руках».

Эдвард двигался в такт музыке, и казалось, что мы танцевали уже тысячу раз на протяжении сотен лет, и это было так просто, словно дыхание. «Любовь моя, продли этот момент, – взывало моё сердце. – Не торопись».

Положив голову на его грудь, я вдруг осознала, что привыкла не слышать в ней сердцебиения. Я могла поклясться, что вместо него слышала низкий гул и чувствовала энергию, исходившую от него, которая наполняла жизнью каждое его слово, каждый поступок. Эдвард был настолько же живой, насколько и всё остальное в этой Вселенной.

А мой пульс начал постепенно ускоряться, пока мы танцевали под звездным небом, освещенные колыхающимся светом костра. Он мог сделать мне предложение в любую минуту. По моей спине пробежал холодок, за которым последовали мурашки.

– Сегодня идеальная ночь, да? – спросил Эдвард.

– Да, – ответила я, немного переборщив с энтузиазмом в голосе. – Правда, идеальная.

Он беззаботно рассмеялся, а потом посмотрел на меня сверху вниз с улыбкой на лице.

– Я думаю, эту ночь мы запомним навсегда.

Он приподнял мой подбородок, наклонился и мягко поцеловал. Я была так взволнована, что начала дергаться, и пыталась держать дыхание ровным.

– Белла, что такое? – спросил Эдвард с ухмылкой. – Ты что, нервничаешь?

– Да, – призналась я дрожащим голосом. – Немного.

– Да ты что, почему? – Он открыто дразнил меня.

– Даже не знаю.

– Уверена?

– Ага.

Мои глаза наполнились слезами, которые я не могла сдержать. Они покатились по щекам и закапали на песок. Эдвард вытер их большими пальцами рук, взял меня за руки и опустился на одно колено.

– Да, – сказала я. – Да. Определенно, да. Да.

– Дай мне сначала спросить, – сказал он с улыбкой.

– Извини, – ответила я, мой голос сорвался.

–Шшш, малыш.

Он притянул меня к себе, чтобы я села на его согнутую ногу, и поцеловал мои щеки. Затем немного отклонился, так, что я могла смотреть прямо в его глубокие красные глаза.

– Белла, ты выйдешь за меня?

– Да, – ответила я. И начала плакать ещё сильнее, чувствуя, как кольцо проскользнуло на мой палец одним легким и уверенным движением, которое перехватило мне дыхание. Я обхватила Эдварда руками, пытаясь осознать своё счастье. Моё тело сотрясалось от бесшумных рыданий. Я выйду замуж за Эдварда. Я буду его женой, и он будет моим, навсегда.

И вот оно, наше будущее, будущее, о котором я и мечтать не могла, полное вампиров и оборотней, и злых медведей, меняющих облик, и пляжей под луной, которая неделями оставалась полной. Будущее, в котором я снова буду счастлива.

Мы продолжали обниматься, дыша друг другом, наши губы касались снова и снова. Эдвард взял меня за руку и прикоснулся к кольцу, которое обрамляло мой палец так, словно было сделано специально для меня.

– Оно тебя нравится?

– Очень нравится.

Эдвард засмеялся, потому что я еще даже ни разу не взглянула на кольцо. Я опустила глаза, и к ним снова подступили слезы, когда я увидела изящное антикварное кольцо Эдвардианской эпохи с квадратным алмазом.

– Эдвард, оно прекрасно. Идеально. Это большая честь для меня – носить кольцо твоей матери.

– Ты бы ей очень понравилась, – сказал он с ноткой грусти в голосе.

– Белла Каллен, – сказала я, прислушиваясь к своему новому имени.

– Ты поменяешь фамилию? – удивленно спросил Эдвард.

– Конечно. Ты не против?

– Конечно, нет. Мне бы очень хотелось, чтобы ты взяла мою фамилию. Просто думал, что ты никогда её не меняла и хотела сохранить.

– И какой же из тебя преследователь, если ты не знаешь, что я сменила фамилию, когда вернулась в Форкс?

–И кем же ты была в замужестве?

– Изабелла Мэри Эботт, – ответила я и вдруг почувствовала приступ боли. Я уже давно не произносила этого имени.

– Белла Каллен, – повторил Эдвард.

– Хорошо звучит, да?

– Очень хорошо.

Мне казалось, что если бы Эдвард обладал человеческим организмом, в тот момент я бы увидела слезы в его глазах. Я обняла его и повела к расстеленному на песке покрывалу, на которое мы уселись и начали обсуждать свадебные планы, почти как и любая другая нормальная, только что обрученная пара. Я засмеялась, представив, каким бы мог быть список приглашенных, если бы всё было не так запутанно и сложно.

– Как мы вообще можем пожениться на Мауи? А как же солнечный свет? Это было бы проблемно для гостей с твоей стороны.

– Вообще-то я думал о ночной и более скромной церемонии, – ответил Эдвард. – Если ты, конечно, не хочешь большую свадьбу. Мы сделаем всё так, как ты скажешь.

– Идеально. Если ты придерживаешься такой философии касательно свадеб, думаю, мы не будем спорить об этом.

Мы говорили до глубокой ночи, вороша палками умирающее пламя. Нам стоило остаться вот так навсегда, подумала я, но не произнесла вслух. Остаться здесь и жить долго и счастливо. Нахуй всё и всех остальных.

– Я не хочу возвращаться, – тихо сказала я через какое-то время.

– Я тоже, – ответил Эдвард.

– Тогда давай останемся, – предложила я.

– Почему нет? Что ещё нам нужно? У нас есть луна, вода, яхта. Всё остальное не так важно.

– Мы назовем Лисью бухту Бухтой Калленов. Сделаем табличку и повесим её вон на то дерево. Может, даже сделаем наш собственный флаг.

– Звучит прекрасно.

Эдвард обнял меня и поцеловал, его губы холодные, мягкие и любящие. Я поцеловала его в ответ, но потом остановилась, пытаясь подобрать слова, чтобы спросить его о том, чего я больше всего хотела в этот романтичный момент.

– Эдвард?

– Белла?

Моё лицо покраснело, но не только от тепла костра или близости Эдварда. Он будет моим мужем. Уже скоро.

– Займись со мной любовью, – прошептала я.

Его взгляд смягчился, глаза сияли в свете огня.

– Пойдем домой, – сказал он, кивая в сторону яхты.

 

*****

 

Вернувшись на борт, мы оставались на палубе на остывающем воздухе. Эдвард распустил мои волосы и зарылся руками в локонах, спадающих по моей спине. Он снова поцеловал меня, его губы так нежно прикасались к моим, мне казалось, что я могла прочитать в их прикосновении чувства длинную в жизнь. Я обняла его за шею, прижимая к себе.

– Скажи мне, – прошептала я, привстав на цыпочки, чтобы поцеловать его лоб. Опустившись, я прислонилась своей бровью к его, и он закрыл глаза и выдохнул, и тогда я снова поцеловала его губы, и его дыхание ускорилось, как у человека. – Я хочу сделать то, что ты хочешь.

– Ладно, смотри, иди сюда. – Он отвел меня к скамье и усадил к себе на колени. – Ты только что сказала «да»… – Он замолчал, еще раз поцеловал меня, и снова глубоко вдохнул.

– Ты много дышишь, – заметила я. – С тобой всё хорошо?

– Ага, – ответил он и улыбнулся. – Наверное, ты заставляешь меня чувствовать себя человеком.

– Это хорошо?

– Это очень хорошо. Ты будешь моей женой, Белла. Моей женой.

– Я знаю, – ответила я, улыбаясь, к глазам снова подступили слезы. – Давай поженимся в самом скором времени. Я не хочу ждать.

– Да, мы уже довольно долго ждали, – подметил он, целуя моё ухо, а потом под ним и затем в скулу. На моей коже проступили мурашки. – Но ты стоила всех моих ожиданий.

– Я хочу быть хорошей для тебя. Хорошей женой.

– Ты уже идеальна. Вот, что я сделаю. – Он расстегнул молнию на моем платье и приподнял мой подбородок, чтобы я посмотрела ему в глаза. – Я возьму тебя прямо сейчас, прямо здесь, очень медленно.

– О, Боже, – сказала я, глубоко вдохнув, и страстно поцеловала его, уверяя в моем нетерпеливом ожидании исполнения его намерения.

Эдвард быстро раздел нас обоих и снова посадил меня к себе на колени. Его большие пальцы нежно очертили контур моих грудей, и он оставил дорожку из поцелуев от моей ключицы до подбородка.

– Мне нужно быть внутри тебя, – низко прорычал он в моё ухо и провел рукой у меня между ног. – Я хочу чувствовать тебя вокруг меня. Я хочу насладиться каждым сантиметром твоей кожи, каждым твоим прикосновением, каждой секундой.

– Эдвард, я люблю тебя. Я люблю тебя, – прошептала я, не зная, что ещё сказать. Это было всё, что я чувствовала в каждой клеточке моего тела, и это были единственные слова, которые я могла произнести. Я поцеловала его в лоб, а он – вниз по моей шее, гладя руками мою спину, разжигая пламя на моей коже. Каждое место, к которому он прикасался, оживало и с нетерпением ждало его следующего прикосновения.

– Я тоже тебя люблю, моя прекрасная Белла, – ответил он и провел руками по моему телу сверху вниз, задняя сторона его пальцев подразнила мой живот, и они опустились ниже, между моих ног, где он легко погладил чувствительную кожу. Я напряглась, моё тело сжалось от возбуждения, а он ещё даже не был во мне.

– Расслабься, малышка, – сказал он, проведя носом по моему уху. – Дай мне наполнить тебя.

Я снова посмотрела на него, и он медленно вошел в меня. Я почувствовала, как всё моё тело раскрывалось на встречу ему каким-то совершенно незнакомым мне образом. Плоть чувствовалась на мне, как шкурка, которую можно было сбросить, она отпала от моего сознания, словно идея, уже осуществленная и совершенная в мире. Бледный свет окружал нас, окружал его глаза, лицо, появляясь и исчезая перед моими глазами. Все звезды в ночном небе взорвались цветными каплями, а сама вода превратилась в видение, состоящие из соединенных частиц света. Свет, повсюду вокруг нас. Даже темнота была светом.

– Ты это видишь? – простонала я.

– Да, – прошептал он и начал медленно двигаться внутри меня, заполняя меня, совершенно и абсолютно.

Мы были потеряны в этом мире света, созданном объединением наших сердец под неизменным небом. Казалось, что мы сидели вот так целую вечность, обнаженные и переплетенные под луной, думая о многих веках, которые мы проживем как муж и жена, и о тех безумных и прекрасных вещах, которые случаться за это время. У меня было такое чувство, что я покинула своё тело и растворилась в гуле Вселенной, и когда этот гул начал нарастать, я начала смыкать свои мышцы на нем, сокращаясь и угасая, словно темная звезда, вернувшаяся в очертания своего сотворенного образа. Почувствовав возвращение в своё тело, я громко застонала.

– Отпусти, Белла… Я держу тебя. Я здесь, – сказал Эдвард, обнимая меня. И когда я начала пульсировать, он взорвался прямо в центре моего экстаза, заполняя меня своей эссенцией, дрожа подо мной, пока я трепетала над ним. Моё тело пропустило его через себя, его энергия растворилась в моем существовании.

– Ты всё изменил. Навсегда, – сказала я, продолжая держать его внутри себя. – И я всегда буду возвращаться к этому. К тебе.

– А я никогда тебя не брошу, – ответил он. – Что бы ни случилось, ты всегда найдешь меня неизменным, внутри моей преданности к тебе, моя Белла. 

 

---------------------------------------------

Привет и спасибо за ожидание! Думаю, в расписании будут кое-какие изменения, так как перевода в запасе у меня не осталось, но я буду держать вас в курсе в теме.

Как вам новая обложка? Я в восторге! JILLKA выступила инициатором, а maramoroz - исполнителем. Спасибо им огромное :)

Как обычно, спасибо Myg за совершенно сумасшедшие описания сцен сексуального характера, и Лиле, которая все эти сцены оперативно отредактировала прямо на работе :D



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1674-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Фрекен_Снорк (10.10.2014)
Просмотров: 1135 | Комментарии: 21 | Рейтинг: 5.0/37
Всего комментариев: 211 2 3 »
0
21  
  если б не Чарли, послать бы всех подальше и не сходить с этой яхты  giri05003

0
20  
  lovi06015 Ну предложение получила и хорошо . Теперь осталось разобраться с волками и уплыть с любимым на край света . Спасибо большое .

0
19  
  Всё же Эдька сделал ей предложение)))))
И хорошо, что у ребят всё наладилось)))
Спасибо за главу good good good

2
18  
  Спасибо за главу!

2
17  
  Спасибо lovi06032 lovi06032

2
16  
  Как же мило  hang1 hang1 hang1
Спасибо большое за новую главу  cvetok01

1
15  
  Да,первые 20 глав были м-м-м...совсем детские!
Белла отрывается,да и Эд из ученика стал Домом!Интереснооо!
Но тайна с медведями мне все еще не ясна.
Спасибо за главу!

2
14  
  Спасибо девчонки огромное! Вы прямо экстремалки!

3
13  
  Большое спасибо за новую красивую главу! good lovi06032

2
12  
  СПАСИБОЧКИ за доолгожданную потрясающую главу!!

1-10 11-20 21-21
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]