Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Osa Bella. Глава 34

Глава 34. Оседлай свой самый большой страх

 

С палубы Reckoner я наблюдала за тем, как волны неслись под её корпусом. Мне было так хорошо от того, что мы снова двигались, чувствовали ветер, дующий нам в спину, направляющий нас вперед, в будущее. Я решила встретить его и справиться с ним, каким бы оно ни было. Я не рассыплюсь перед лицом моего страха.

«Знаешь, что ещё хуже, чем умереть и оставить свою вторую половину?» Я отчетливо слышала голос Зака в своей голове.

«Нет, – подумала я. – Не знаю».

«Хуже недооценивать её. Или его».

Я обернулась и посмотрела на Эдварда. Он поднимал паруса и настраивал их под ветер. Он не выглядел грустным или потерянным, или испуганным. Он был спокоен. Уверен. Полон надежды.

Нас ждет хорошее плавание, подумала я. У нас будет много времени на отдых. Я улыбнулась, вспомнив наше последнее путешествие и то, как мне нравилось иметь Эдварда полностью в своем распоряжении. У нас будет время спланировать свадьбу, подумать о начале семьи, о том, куда мы захотим съездить и что посмотреть. Я вернулась в кокпит с улыбкой на лице.

– Привет, красавица. – Эдвард притянул меня к себе и обнял. – Тебе уже лучше?

– Ага. Просто задумалась.

– О чем?

– О том, как мне повезло.

Эдвард крепко сжал меня и поцеловал в макушку.

– Я тебя люблю, – сказал он, затем отпустил меня и подошел к штурвалу, чтобы немного выровнять наш курс. – Нам пока нужно будет идти вдоль берега, но не слишком близко, потому что у устьев рек можно наткнуться на отмели.

– А мы сможем поймать сеть, если будем недалеко от берега?

– Мы не подойдем настолько близко, но у нас есть спутниковая связь. Ты хочешь позвонить отцу?

– Да. Хочу сказать, что со мной всё хорошо. Иначе он начнет искать тебя.

– Тогда лучше ему позвонить, – ответил Эдвард с небольшим смешком. Он закрепил штурвал, спустился вниз и через минуту вернулся на палубу с телефоном.

– Эй, у тебя всё это время был спутниковый телефон, и ты мне не позвонил?

– Я не знал, у кого мог быть твой телефон, и мне не хотелось говорить Джейкобу, что я приду за тобой.

– Он и так знал, что ты придешь, – ответила я. – Он искал тебя.

– Ну, во всяком случае, он меня не нашел.

Эдвард вручил мне телефон, и я несколько минут держала его в руках, не осмеливаясь набрать номер. Я испытывала некий страх, думая о Ла-Пуш и судьбе королевы медведей, которую мне едва ли удалось избежать. Мне очень не хотелось звонить домой, но я не могла вынести мысль о том, что Чарли переживал обо мне. Но представив его с мешками под глазами от недосыпа, которым он совершенно точно будет страдать, если я не поговорю с ним, я осмелела.

– Белла, слава Богу! – воскликнул Чарли срывающимся голосом, услышав мой. – Ты жива.

– Конечно, я жива, пап, – сказала я, и меня затошнило от чувства вины. – Извини, что заставила тебя беспокоиться.

– Я думал, ты утонула, – ответил он, и теперь в его голосе слышались слезы.

– Я же тебе говорила, что убегу с ним.

– Но как? Твоя одежда была на пляже, а ты просто исчезла. Я подумал, что ты отчаялась… Я подумал самое плохое.

– Нет, пап. Мы плывем на Мауи. Мы пришлем кого-нибудь за тобой, когда будем на месте. Мы собираемся пожениться.

– Белла… – Чарли ненадолго замолчал, а потом продолжил. – Белла, есть кое-какая проблема.

– Что такое? С тобой всё хорошо?

– Проблема не со мной, а… с Ani Tsa gu hi.

– Пусть они думают, что я умерла. Только так я могу спастись от них.

– Белла… Они отправились за тобой.

– Что?

– Они поплыли за тобой.

– Ну, они меня не нашли, – сказала я и заметила тревогу на лице Эдварда, который слушал наш разговор.

– Ты не поняла, – продолжил Чарли. – Они все – всё племя – уплыли в океан, чтобы найти тебя. – Он снова замолчал, а затем твердым голосом полицейского сказал: – Есть жертвы.

Я похолодела.

–Что ты имеешь в виду? Какие жертвы? Кто-то погиб?

– Да, Белла, они тонут. И новые медведи продолжают прибывать. У нас здесь есть команды охотников с транквилизаторами, но медведей слишком много. Мы попытались перекрыть дорогу к пляжу, но они двигаются вниз по берегу. Мы вызвали береговую охрану, и несколько волонтеров на лодках пытаются вернуть их обратно к берегу, но всё без толку.

– Сколько? – спросила я, чувствуя, как сердце сжалось в груди.

– Мы уже потеряли счет. Белла, это… это просто ужас.

– Хамани, – выдавила я. – Что с Хамани?

– Он здесь, ждет тебя. Он говорит, что ты вернешься.

– Скажи ему, что он обязан остановить их.

– Он не может. Он пытался, но он совсем один в этом стремлении.

– А что Джейк?

– Он пробовал увести медведей вместе со стаей, но они больше не слушаются его. Я не знаю, что мы будем делать…

– О, Боже, – прошептала я. – Что же я наделала?

– Ты не знала. Ты не можешь винить себя за это.

– Это не имеет значения. Скажи Хамани, что я скоро приеду.

 

*****

 

Напуганная? Поставленная в тупик и измученная я бросила трубку и упала на колени, сотрясаясь всем телом. Но впервые Эдвард не торопился утешить меня, вместо этого он быстро вышел на палубу и свесил голову вниз, облокотившись на перила.

Через несколько секунд я собралась и пошла к нему. В руках Эдвард держал один из якорей, который был скомкан словно комок фольги. Он повернулся ко мне, его глаза были безумные, черные, полные ярости.

– Я не хочу, чтобы ты видела меня таким, – сказал он, его голос звучал пугающе спокойно.

Я положила руку ему на спину, а затем обняла за плечи, и тогда он повернулся ко мне и обнял так крепко, я боялась, что у меня будут синяки на боках.

– Белла, я не хочу тебя отдавать, – прошептал Эдвард. – Я знаю, я веду себя как монстр, но мне всё равно.

– Нет, Эдвард, – ответила я. – Ты ведешь себя как человек.

– Я всё равно думаю о том, чтобы забрать тебя на Мауи. Нахуй медведей. Мне плевать даже если весь их вид исчезнет с лица земли. Только скажи, и я это сделаю. Я ужасный, эгоистичный подонок, но я ничего не могу с этим поделать.

Мне пришлось подумать о предложении Эдварда. Ведь нашей вины не было в том, что медведи ошибочно приняли меня за Халу, правильно? Я пыталась рассказать им правду, но Хамани предпочел игнорировать меня. Как он вообще посмел наделять меня такой ответственностью? Я ведь всего лишь одна маленькая женщина. Мне всего лишь хотелось быть с мужчиной, которого я любила, заниматься своими собственными делами и идти своей собственной дорогой. Как это племя посмело привязать себя ко мне таким образом? Я никогда этого не просила. Неужели мы с Эдвардом не заслужили счастья? В конце-то концов!

Но затем я представила десятки и десятки черных медведей, которые плыли в открытом океане, искали меня. Я вспомнила изматывающую усталость, из-за которой можно было погибнуть. Я представила, как это происходило снова и снова, и снова, как они тонули один за другим. Из-за меня. Из-за Эдварда. Из-за нас.

– Я не хочу принимать это решение одна. Оно слишком серьезное.

– Ты права, прости, – согласился Эдвард. – Но мне нужно немного времени, чтобы успокоиться и подумать, потому что если мы повернем назад прямо сейчас, я захвачу с собой ружье и капканы.

– Хорошо. Я пока разверну яхту на север.

– Так, получается, ты уже решила. Мы возвращаемся.

Я этого не понимала, пока он не произнес эти слова.

– Да. – Я вытерла слёзы, которые текли по моему лицу. – Я очень тебя люблю, но я не хочу, чтобы всё эта трагедия была на нашей совести. Представь себе жизнь с таким грузом на плечах. Я не могу так.

– Я никогда не прощу себя за то, что я с тобой сделал. Никогда.

– Ты ничего со мной не сделал, – возразила я, глядя на серые волны. – Это просто случилось.

– Что бы я ни делал, это только подвергает тебя большей опасности. Не важно, какими были мои намерения, но я всегда приносил тебе одни страдания.

– Прекрати. Всё, что ты делал, ты делал из любви ко мне. И то счастье, которое я познала с тобой, затмило все мои страдания. И так будет всегда, Эдвард. Что бы ни случилось.

Эдвард отклонился назад, всё ещё обнимая меня, внимательно посмотрел мне в глаза и нежно убрал волосы с моего лица. Он уверенно кивнул и сказал: – Хорошо. Тогда мы теряем время.

– Я знаю.

Он вернулся к штурвалу и крикнул мне: – Приготовься к развороту.

Я отошла подальше от качающихся парусов, и Эдварда развернул лодку обратно, в сторону трагедии, которая происходила в Ла-Пуш. Я прошла к носу яхты и увидела недалеко впереди голову Халы, плывущей в сторону дома.

– Теперь-то ты счастлива, блядь? – закричала я.

Но Хала даже не повела ухом. Она продолжала плыть.

 

*****

 

Мы разговаривали всю ночь, пока яхта несла нас на север. После того, как мы рассмотрели ситуацию со всех сторон, обсудили, пересмотрели, перевернули и передумали, мы пришли к двум непримиримым истинам: медведи убьют Эдварда, если он приблизится к ним, и последуют за мной, если я попытаюсь сбежать. В огонь и в воду. Поэтому нам с Эдвардом необходимо было разделиться, во всяком случае, на некоторое время. Другого выхода не было.

– Мы не знаем, что нас ждет в будущем, – сказал Эдвард. – Сейчас нам нужно решить проблемы, которые стоят перед нами сегодня.

Как бы то ни было, но было очевидно, что наша свадьба не состоится в ближайшем будущем. Моё разочарование чуть было не сломало меня, от этого меня удерживало только то, что мне нужно было спасти всю популяцию черных медведей от погибели.

– Иди ко мне, – сказал Эдвард, наблюдая за мной, пока я обдумывала нашу ситуацию, моё сердце было железным грузом в груди. Он обнял меня своими сильными руками, и некоторое время мы стояли вот так на палубе, глядя на мрачные воды. Затем он приподнял моё лицо, чтобы я посмотрела ему в глаза и тихо сказал: – Пообещай мне кое-что.

Мне не нравился его взгляд. Я знала, что он попросит меня пообещать ему что-то невозможное, что-то ужасное: – Нет. Пожалуйста, не…

– Я хочу, чтобы ты вышла за Джейкоба.

С тем же успехом он мог бы дать мне пощечину.

– Я не знаю, осталось ли это предложение в силе.

– Если ты не выйдешь за него, они заберут тебя.

– Если я не могу быть с тобой, мне всё равно, – возразила я. – Я буду скитаться по лесам вместе с медведем.

– Нет, Белла. Ты не медведь. Ты не сможешь выжить в таких условиях.

– Я захвачу с собой походное снаряжение, спутниковый телефон и всё такое. Выучу несколько правил о жизни в диких условиях.

– Нет, ни в коем случае. Ты не можешь исчезнуть в мире, которого совсем не знаешь, будучи одинокой, напуганной, вдали от семьи и друзей. Я знаю, что ты сделаешь, оказавшись там.

– Нет, не знаешь.

– Знаю. – Терпение Эдварда было на исходе, и он повысил голос. – Ты чуть не убила себя сегодня, и это было далеко не в первый раз.

– Я не это пыталась сделать, – сказала я. – Это случайность.

– Слишком много  случайностей, тебе не кажется? – Он гневно посмотрел на меня. – Ты случайно запила пивом кучу таблеток. Предложила мне свою кровь после того, как я тебя чуть не убил в жажде крови. Упала с дерева. Всё это не простые совпадения, Белла.

– На что это ты намекаешь? – спросила я, моё сердце начало биться быстрее и громче.

– Признаешь ты это для себя или нет, но часть тебя склонна к саморазрушению, и я не смогу быть с тобой рядом и защищать тебя. Поэтому это должен делать Джейк.

Эдвард был прав, и это невероятно бесило меня. Но я не могла отрицать, что в свои самые темные времена жизни я вела себя безрассудно. Учитывая давление, оказываемое на меня, и очередное расставание с Эдвардом, меня мог ждать следующий всплеск депрессии. И если это случится в лесу в окружении Ani Tsa gu hi, кто знает, как я поведу себя в таких условиях. Эдвард знал, что я буду в безопасности только в окружении семьи и друзей в Ла-Пуш, а для этого мне нужно было выйти за Джейка.

Я начала рыдать, уткнувшись в плечо Эдварда, и он обнял меня крепче, начал гладить по волосам и успокаивать шепотом, что выводило меня из себя ещё больше. Я была так благодарна за его любовь, его беспокойство, понимание. Я чувствовала себя в безопасности в его объятиях, в его любви, но всё это снова будет вырвано из моих рук, а он вдобавок ко всему прочему ещё и просит меня выйти за другого мужчину?

Чем больше я злилась, тем больше мне хотелось оттолкнуть его, что я и попыталась сделать, но Эдвард только ещё крепче прижимал меня к себе. Я била кулаками по его груди, пока мне не стало больно, и затем била ещё сильнее. Наконец, он схватил меня за руки и опустил их, и тогда я начала просто кричать на него.

– Я это ненавижу! Я, блядь, ненавижу это!

– Я тоже, – сказал он грустным голосом. – Ты и представить не можешь, как сильно.

– Как ты можешь просить меня выйти за Джейка? Ты думаешь, он женится на мне, а потом согласиться спать на ёбаном диване?

– Это касается тебя и Джейка, – ответил Эдвард, в его глазах сверкала едва скрываемая ярость.

– Ты что, серьезно? – спросила я и поёжилась, представив себя в кровати с Джейком. – Я не хочу, чтобы ты так легко и просто отпустил меня.

– Ты думаешь, это легко для меня, Белла? Серьезно? – Его голос опять повысился. – Я никогда тебя не отпущу. Никогда. Но мне необходимо знать, где ты находишься, и что ты в безопасности. Мне это важнее, чем твоя верность.

– Я не хочу выходить за Джейка, – сказала я сквозь слезы.

– Я не знаю, как много потребуется времени для того, чтобы мы нашли способ вытащить тебя из этой ситуации. Если ты выйдешь за него, ты сможешь остаться в Ла-Пуш, и я буду знать, что твой отец и Иллеана присмотрят за тобой. Ты сказала, что Хамани позволит тебе остаться там без их вмешательства, так?

– Да, но…

– Тогда ты выйдешь за Джейка, и медведи вернутся к тому, что они делали до того, как всё это случилось. Когда всё успокоится, я найду способ вытащить тебя.

– Ты хочешь, чтобы я вышла за Джейка, а потом бросила его?

– Да. Хочу.

– Да это просто пиздец какой-то, – раздраженно воскликнула я.

– А мне плевать. Я не могу отпустить тебя туда, куда не смогу пойти сам. Если ты выйдешь за Джейка, ты будешь в целости и сохранности в Ла-Пуш, пока мы не найдем выход из этой ситуации.

– Я поверить не могу, что ты просишь меня выйти за Джейка! – закричала я. – И теперь ты даже не против того, чтобы я делила с ним кровать?! Да какого хуя?

– Конечно, я против! – Эдвард прижал меня к наружной стене каюты и уткнулся носом в мою шею и затем в волосы и глубоко вдохнул. – При одной только мысли о тебе с ним меня начинает тошнить от ярости, – прорычал он мне в ухо. – Ты моя. Ты всегда будешь принадлежать мне.

– Так точно, – ответила я, слезы катились по моему лицу.

И тогда он поцеловал меня, его губы уверенно и настойчиво двигались на моих, раскрывались, язык проникал, пробовал, требовал, и я вдохнула в него своё согласие и капитуляцию. Через какое-то время Эдвард отклонился назад и посмотрел на меня, его темные глаза блестели и были полны боли.

– Ничто и никогда этого не изменит, – сказал он, проведя пальцами по месту укуса на моей шее. – Даже свадьба с Джейкобом Блэком.

 

*****

 

Рассвет занялся на востоке кристально чистого неба. Не было ни облаков, ни тумана, которые могли бы защитить Эдварда от вторжения журналистов и зевак, которые заполонили порт. Солнце уже скоро поднимется, и у нас оставалось всё меньше времени для того, чтобы подплыть к Ла-Пуш.

Я так много плакала той ночью, что у меня больше не осталось слез. Я молила всех богов о прощении. О силе. Я измерила всю глубину ненависти к себе и вынырнула оттуда, лишенная каких-либо желаний и эмоций. Во мне осталось только одно – решительность.

Я всё исправлю.

Подплывая к берегу, мы начали замечать темные точки. Черные медведи боролись с волнами на своем пути в открытый океан. Они заполнили всю линию побережья от Клубничного залива до Первого пляжа. Вдоль берега курсировало около пятидесяти лодок, на каждую из которых приходилось по медведю, которые пытались пробиться к большой воде, составляя неотступное шествие, следующее за мной к своей гибели. Казалось, в этой цирковой трагедии участвовал каждый медведь в штате Вашингтон, или может даже каждый медведь на Северо-Западе страны.

Когда солнце поднялось выше, кожа Эдварда начала отражать свет, заставляя его сиять как сигнальный фонарь. Он натянул капюшон, спустил рукава своей кофты и надел перчатки для управления парусом.

– Это не поможет, – сказала я. – Они не должны тебя видеть.

Эдвард развернул яхту и поплыл обратно в открытый океан, пока мы обсуждали, как нам лучше подплыть к берегу. Но я знала, что был только один способ.

– Эдвард, мне нужно поплыть.

– Я поплыву с тобой.

– Нет, не поплывешь. Они тебя убьют. Тебе нельзя показываться им на глаза.

– Слушай, я сыграл большую роль в этой катастрофе, мне тоже нужно что-то сделать.

– Эдвард, ты сейчас ничего не сможешь сделать. Только я могу.

Несколько минут наш спор продолжался без единого слова, пока Эдвард упрямо смотрел мне в глаза, и я знала, что он надеялся, что я передумаю, но в этот раз этого не случилось. Как бы мне ни хотелось, чтобы он был рядом со мной, риск того, что его уничтожат, был слишком велик. И, словно бы осознав то же самое, поняв, что его присутствие будет всего лишь ещё одним отвлечением от главной проблемы, Эдвард, наконец, отступил.

– Такая упрямая, – пробормотал он, качая головой. Но затем он поцеловал меня в лоб и остановил яхту, которая начала покачиваться из стороны в сторону на легком ветру. Эдвард крепко обнял меня и сказал: – Пожалуйста, Белла, пожалуйста, будь осторожна.

– Обещаю.

– Что бы там ни случилось, что бы ни произошло в будущем, помни, что я тебя люблю. Я приду за тобой.

– Я знаю.

В этот момент полный сожаления и боли, Эдвард посмотрел на моё обручальное кольцо и сказал: – Давай-ка я заберу его на время.

Я сняла кольцо, передала ему и начала плакать.

– Когда я тебя увижу? – спросила я.

– Скоро, – ответил он, утирая мои слезы. Его глаза блестели, а уголки губ приподнялись в небольшой, грустной улыбке. Он снова поцеловал меня в лоб и глубоко вдохнул. Я позволила себе несколько минут в его объятиях, окруженная его запахом, в последний раз вдыхая эту эссенцию всего хорошего, что было в этом мире, бережно сохраняя её в своей памяти. Он мягко поцеловал мои губы в знак полного боли и нежности прощания.

– Я очень тобой горжусь, Белла, – сказал он.

Я грустно улыбнулась ему, прощаясь с нашим счастливым концом, и быстро развернулась, боясь, что передумаю и струшу.

Я вскарабкалась на бушприт, разулась и в последний раз взглянула на него, на мою фантастическую любовь, сияющую в солнечном свете, и он одобряюще мне кивнул.

– Будь осторожна, – повторил он.

И тогда я прыгнула с носа яхты и нырнула в воду.

 

*****

 

Моё тело было сильным, сильнее, чем в предыдущий день. Новая доза яда Эдварда придала мне сил, выносливости, скорости. Я плыла к берегу, словно олимпийский чемпион, не оглядываясь назад, и не знаю, на какой курс встала яхта.

Я доплыла до первого медведя – это была небольшая самка, которая уверенно двигалась впереди всех. Она низко заскулила, увидев меня, и я подплыла прямо к ней, подложила руку под её передние лапы и продолжила путь к берегу вместе с ней. Она бездыханно отдыхала, опираясь на меня мертвым грузом.

Ещё один медведь начал плыть в нашу сторону, а за ним другой. Если бы так продолжалось, вскоре я могла бы пойти ко дну под весом нуждающихся в спасении животных – я не могла выдержать больше одного, даже с учетом того, какой сильной была. Словно почувствовав это, моя пассажирка оттолкнулась и поплыла рядом, как партнер по эстафете.

Следующий медведь на моем пути качался на волнах возле небольшой рыбацкой лодки, человек в которой пытался развернуть его к берегу, но когда хищник увидел меня, он поплыл за мной.

– Сюда! – закричала я, ускоряя ход. Ещё один медведь последовал за нами, затем второй, третий, и вскоре все животные плыли за мной в сторону быстрого и верного спасения.

Я почувствовала песок под ногами и продолжила путь на ногах. На пляже собралась огромная толпа, среди которой были съемочные группы с национальных новостных каналов, правительственные чиновники, туристы и практически все представители народа Квилетов. Хамани стоял в центре, и я могла видеть слезы на его лице даже издалека. Рядом с ним находился Джейкоб, скрестив руки на груди, нахмурившись, его глаза были прикованы ко мне. Чарли и его народное ополчение охотников, вооруженных ружьями с усыпительным, остановились, чтобы посмотреть на этот странный спектакль.

Выходя из воды, я посмотрела вокруг себя. Слева, справа от меня и позади, со всех сторон меня окружала армия черных медведей, и это была самая удивительная процессия за всю историю мира.

Мы вышли на берег, и журналисты с чиновниками отступили назад, напуганные следующими за мной животными, а команды агентов FEMA*начали загонять остальных зевак обратно за установленное ограждение.

Я подошла к Хамани, и он схватил меня за голову и прислонился своим лбом к моему, слезы из его глаз падали прямо на песок, смешиваясь с моими собственными. И затем он обнял меня.

– Мне так жаль, – рыдала я. – Я не знала, я не знала.

Чарли подбежал к нам, пробиваясь через медведей, окруживших нас. Хамани отпустил меня, и я тут же оказалась в крепких объятиях своего отца, рыдая так сильно, что с трудом могла устоять на ногах.

– Пап, мне так жаль.

– Я знаю, – сказал он. – Я рад, что с тобой всё в порядке.

К нам подошла Сью и накинула мне на плечи покрывало.

– Милая, ты, должно быть, сильно замерзла, – сказала она. Я кивнула, и тогда она тоже меня обняла.

Джейкоб подошел к кромке воды и быстро осмотрел горизонт. Он не сказал мне ни единого слова, и когда я неуверенно приблизилась к нему, его взгляд был холодным и недружелюбным.

– Откуда ты приплыла? – требовательно спросил он, даже не взглянув на меня.

– Эдвард меня привез.

– Где он?

– Уплыл.

– Что за херня! – сорвался он. – Ему нужно ответить за всё, что он сделал!

– Он ничего не сделал, это всё я. И я пришла, чтобы ответить за всё.

– Белла, это просто ужас. – Голос Джейкоба был полон боли, когда он, наконец, повернулся ко мне.

– Покажи мне, – попросила я, прикоснувшись к его руке. – Мне нужно это увидеть.

Джейкоб указал в сторону леса, где в два ряда лежали тела мертвых медведей, шестнадцать черных холмиков влажной, спутанной шерсти, выпачканной в песке и водорослях. Весь пляж был усыпан телами медведей, которым вкололи транквилизаторы, и теперь их окружали те, кто вернулся живым из воды. Мы подошли ближе к трупам, и я ужаснулась.

– Скольких ещё вы не смогли вытащить на берег? – спросила я.

– Мы сбились со счета.

– А братья и сестра Халы?

– Погибли. Одни из первых.

Я упала на колени, потрясенная этой потерей. Теперь у Хамани не осталось никого. Они погибли из-за меня вместе с остальными, число которых никто не знал.

Я подумала о членах племени, которые спасли мне жизнь после того, как я упала с дерева. О том, как они преследовали нас в лесу, после того, как Эдвард меня нашел. Они думали, что пытаются спасти меня. И всё потому, что они верили в то, что я была кем-то, кем я не являюсь.

К нам подошли Хамани и Анна Мэри, которая впервые промолчала и положила руку мне на плечо. Хамани повторил её движение с другой стороны, и я крепко ухватила его за руку.

Я подошла ближе к погибшим и опустилась на землю рядом с каждым из них, запуская руку в их мокрую шкурку, моля о прощении. Я долго сидела у тела последнего медведя, пока, наконец, ко мне не подошла Сью.

– Пойдем, переоденем тебя в сухую одежду, Белла, – сказала она.

 

*****

 

Совет племени Квилетов попросил помощи для того, чтобы вырыть могилы. Согласно обычаю нам нужно было закопать тела до заката. Я была удивлена и благодарна, когда абсолютно все волонтеры пришли на кладбище, чтобы принять участие в этом наводящем тоску деле.

Переодевшись в сухое, я присоединилась ко всем в лесу и начала копать.

Весь остаток дня Джейкоб избегал меня, не разговаривал со мной и даже не приближался. Я не пыталась вызвать его на разговор, так как понимала, какую боль ему причинило моё предательство. Я знала, что ему нужно какое-то время, и сомневалась, что он всё ещё хочет на мне жениться. Хотя было не время переживать об этом.

Когда все могилы были выкопаны, мы предали тела земле, а затем вернулись на пляж, где горел огромный костер. Старейшины спели несколько траурных песен, заунывные мелодии растягивались на сотни голосов и уплывали в открытый океан, пока темнота застилала небо.

 

*****

 

Я оставалась на пляже всю эту долгую ясную ночь, подбрасывая дрова в костер, вместе с Хамани и оставшимися медведями, включая тех, которые начинали просыпаться после дозы успокоительных и ошарашенно слонялись по пляжу. Чарли пытался уговорить меня пойти к Сью и немного поспать, но мне хотелось остаться вместе с медведями, хотя бы в эту ночь. Чарли плюнул на уговоры, ушел и вскоре вернулся с тремя спальными мешками, бутербродом и банкой пива, которую я оставила нетронутой. Хамани удивленно посмотрел на спальный мешок, затем пожал плечами и растянулся на песке, положив на мешок голову, как на подушку.

Долгое время мы с Чарли молча смотрели на пламя, пока он, наконец, не заснул рядом со мной. Я прислушивалась к его ровному дыханию, едва слышному похрапыванию, и была благодарна за то, что он был здесь. Пляж был погружен в полную тишину, за исключением шума волн и потрескивания дерева в затухающем костре. Я продолжала смотреть на угли, пока и они не потухли, напоминая мне, что мы не вечны. В конце концов, я заснула, думая о том, сколько же я ещё буду гореть.

Очень ранним утром я услышала мягкие шаги на песке, и приоткрыла глаза в бледнеющей темноте. Джейкоб что-то прошептал Чарли, и тот сонно поднялся на ноги, посмотрел на меня и ушел в сторону дома Блэков. Хамани зашевелился во сне, но не проснулся. Джейкоб подошел ко мне и протянул чашку кофе, сильный и всепрощающий запах которого тут же взбодрил меня.

– Давай пройдемся, – предложил Джейк и протянул мне руку.

За нами последовали пять черных медведей. Трое из них плыли рядом со мной днем ранее, а двое других присоединились к нам ночью. Мы шли вдоль кромки воды в сторону дома Джейка, и я попивала кофе, который тут же согрел мой желудок.

– Джейкоб, прости меня, – сказала я. – Ты и представить не можешь, как мне жаль, что всё это случилось.

– Я знаю, – ответил он, и взял меня под руку, глядя только вперед.

– Они всё ещё думают, что ты на мне женишься, да? Иначе, они бы уже давно увели меня в лес.

– Ага.

– Я знаю, что ты не хочешь. Я понимаю.

– Я этого не говорил, – ответил Джейкоб, и, не успев опомниться, я снова начала плакать. – Пожалуйста, прекрати плакать. Белла, ну, перестань.

– Прости, – снова сказала я, утирая слезы. – Мне так жаль этих медведей, этих людей, которые погибли. Я никогда себя не прощу.

– Ты не знала.

– Это не имеет значения. Я позволила своим желаниям ослепить меня. Я не видела никакой опасности. Я никогда не позволю этому повториться.

– Так что там у вас с Эдвардом? – спросил Джейк, глядя на мой безымянный палец.

– Очевидно, что мы не можем пожениться сейчас, из-за всего, что случилось. – Мой желудок сжался от одной только мысли. – Сначала мне нужно разобраться с медведями.

– Эдвард сейчас у меня дома, – сказал он, наблюдая за моей реакцией. Я вздрогнула, чувствуя, как тревога сжала моё горло, удушая меня изнутри.

– Ты его не убил?

– Конечно, нет. Белла, за кого ты меня принимаешь?

– Он пришел, чтобы уговорить тебя жениться на мне, да?

– Не только. И ему не нужно было меня уговаривать.

– Ну, что бы ни сказал Эдвард, я не жду, что ты женишься на мне. Я уже всё продумала. Если ты мне подыграешь, мы сделаем вид, что отложили церемонию на какое-то время, а я пока почитаю о том, как выживать в диких условиях. Куплю навигатор, спутниковый телефон и генератор на солнечных батареях, чтобы поддерживать с вами связь, и ещё хорошую палатку. И потом уйду. Мне только нужно немного потренироваться. Я куплю зимнее снаряжение, буду приходить на праздники и всё такое.

– Loca*, – сказал он. – Черта с два.

– Джейк. – К моим глазам снова подступили слезы. – Ты не хочешь жениться на мне. Я же знаю.

– Ты ничего не знаешь. – Он остановился и взял меня за руку. – Я знаю, ты прошла через ад, и на нас сейчас оказывается огромное давление. Но я также знаю кое-что ещё.

– Что?

– Я знаю, что люблю тебя, – сказал он и вытащил из кармана красивое бриллиантовое кольцо. – И я не позволю стае медведей утащить тебя в Канаду, поняла?

– Джейк…

– Белла, выходи за меня.

– Джейк. Ты заслуживаешь гораздо большего, чем я могу дать тебе сейчас.

– Ты меня любишь? Хотя бы чуть-чуть.

– Конечно, люблю. Ты же знаешь.

– Ну, уже что-то, правильно? Думаю, у нас получится достигнуть взаимопонимания.

– Ты заслуживаешь большего.

– Хватит это повторять. Раздражает.

– Ладно, – согласилась я и обняла его.

Через какое-то время он отклонился назад и убрал волосы с моего лица. Мы будем мужем и женой, и мы будем знать, но, наверное, никогда не будем говорить о тени в моем сердце. Джейкоб надел кольцо на мой палец, и я вздрогнула.

– Поверить не могу, что ты купил мне бриллиантовое кольцо. Не стоило этого делать.

– Тебе нравится?

– Очень, – ответила я, и мой голос сорвался при попытке звучать радостно. Мы продолжили идти к его дому, держась за руки, его уверенные и теплые пальцы переплелись с моими – холодными и безжизненными.

 

--------------------------------------------

 

* FEMA -- Федеральное агентство по управлению в чрезвычайных ситуациях (США)

* Loca -- сумасшедшая (исп.)



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1674-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Фрекен_Снорк (05.12.2014)
Просмотров: 761 | Комментарии: 22 | Рейтинг: 4.9/34
Всего комментариев: 221 2 3 »
0
22  
  good good good Сумасшедшие , не то слово . Жертвенность это прекрасно , но не лукавит ли Белла , что Джейка она жалеет ? Совсем девка запуталась . Она с ним уже спала , так что не страшно . Спасибо большое .

1
21  
  бред какой-то 4

1
20  
  Тупик.... cray

1
19  
  Белла-добрая душа!Как обычно все о других беспокоится...

1
18  
  спасибо за главу  lovi06032

1
17  
  Как-то грустно
Спасибо за главу  cvetok01

1
16  
  спасибо за продолжение lovi06032 lovi06032

1
15  
  Спасибо за главу. Согласна с другими высказываниями, хочется уже какой-то определенности с Беллой и медведями.

1
14  
  Большое спасибо за новую главу!  good lovi06032

1
13  
  Ну вот, опять.....Спасибо за продолжение!

1-10 11-20 21-22
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]