Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Преступный умысел. Глава 12.2


Глава 12.2. Redarguo/Неопровержимое доказательство

 

«Человеческий род изжил бы себя, если бы люди перестали помогать друг другу. Мы не можем существовать без взаимной помощи. Поэтому все, что нужно для содействия – это попросить о помощи у близких; и никто, кто в силе помочь, не может отказать в этом без чувства вины», – сэр Вальтер Скот.

 

19 июня, 2009 год

Эммет

– Говорит МакКарти.

Эммет поборол желание закатить глаза, когда услышал доносящийся из динамика телефона голос Джейкоба Блэка. Нет, он не ненавидел Блэка, ну, или нет так чтобы очень сильно. Просто он был довольно… раздражающим временами. Словно он все время пытался что-то доказать. «Чрезмерно старательный» могло бы подойти под его описание, но слово «наглый» характеризовало его еще больше. Однако у него было доброе сердце и благие намерения… просто они не всегда проявлялись соответствующим образом.

В последние несколько лет сталкиваясь с Блэком на более регулярной основе, Эммет научился справляться с ним. Его карьерный рост в полицейском департаменте Сиэтла почти зеркально отражал рост Джейкоба Блэка в офисе окружного прокурора, что способствовало совместной работе. Сиэтл был действительно большим городом, но, ей-богу, казался крошечным, особенно в таком довольно-таки узком круге юридического сообщества.

– Да, прямо сейчас я работаю над некоторыми вещами. Да. Да. М-м-хм-м. – Другой вздох. Ну почему он не может отвалить и позволить выполнять Эммету его же работу? Результаты были бы более эффективными, если бы не этот прокурор, следующий за ним, словно щенок, что норовит цапнуть за пятку. – Да, вскоре я позвоню тебе. Да. Пока. – Хвала господу. Эммет повесил трубку и вздохнул.

– Хей, МакКарти. Пообедаем? – заглянул к нему через дверь Кит, один из его младших детективов, и застыл в ожидании ответа.

– Не, не сегодня. Кажется, перекус по дороге – единственное, что мне светит. Придется разобраться с кое-каким дерьмом прежде, чем чертов прокурор разложит палатку в моем офисе и разожжет костер в моей заднице. Увидимся позже.

Эммет схватил свои ключи и последовал за группой парней, однако снаружи свернул к своей машине вместо того, чтобы отправиться с ними на обед в ближайший кафетерий.

Ему необходимо было обойти больше, чем пару мест, и побеседовать более, чем с парой-тройкой человек, чтобы выяснить, подкрепляются ли фактами ряд выводов, к которым он пришел за последние несколько дней.

Эдвард Каллен однозначно провел большую часть вечера и всю ночь с Таней Денали; единственное неучтенное время – ее поездка домой с работы. Показания Эдварда о проведенном тем вечером ужине в Rover's, после которого они направились домой, подтверждены как записями кредитной карты, запрошенными с American Express, так и персоналом заведения. Все, работавшие в ту ночь, помнили присутствие пары, а также заявили, что они были довольно-таки регулярными посетителями, и в завершение – все как один утверждали, что ничего странного в поведении указанной пары во время ужина не заметили.

Эммет запрыгнул в свою машину и направился на встречу с главным криминалистом, исследовавшим место преступления, Леей Клируотер. Он хотел узнать больше о ее находках, надеясь, что они продвинут его по нескольким теориям. Да, Эдвард Каллен был главным подозреваемым и по действительно веской причине. Но задача Эммета заключалась не в том, чтобы определить невиновного или виновного, а в том, чтобы найти как можно больше улик и не прекращать работу до тех пор, пока справедливость не восторжествует.

Он включил радио и начал подпевать Бобу Дилану, песня которого транслировалась на одной из местных альтернативных радиостанций. Эммет подпер голову рукой, удобно расположенной на оконной раме. Он трудился как бобер последние пару недель, и першение в горле было постоянным напоминанием обо всех разговорах и беседах, которые ему пришлось провести. Эдвард Каллен был более чем публичным человеком, и недостатка в людях для опроса по его делу не было.

В первую очередь Эммету захотелось поговорить с сестрами Тани, чтобы получить представление о характере отношений Эдварда с их сестрой от людей, столь близких к паре. Во время беседы самая младшая из сестер, Ирина, была, по меньшей мере, недоброжелательной, но не по отношению к Эммету. С самого начала было ясно, что она имеет что-то против Эдварда, и, хотя она предоставила много информации, Эммет понял, что к ней следует отнестись с хорошей долей скептицизма. Гораздо легче разговор прошел с другой сестрой, Кейт. Конечно, она грустила о безвременной кончине Тани, но, что интересно, она также выразила сочувствие Эдварду. Она была рассержена и зла, что ее сестра убита, но по какой-то причине, которую сама не могла объяснить, Кейт просто не могла поверить, что преступление совершил Эдвард. В то время как Ирина была уверена, что у пары всегда были неустойчивые отношения, и что это всегда была вина Эдварда, средняя из сестер была гораздо добрее к нему. Фактически, она заявила, что, хотя и любила свою сестру больше всего на свете, у той была склонность выводить из себя даже самых терпеливых людей. Такой она была с самого детства – всегда находила нужные рычаги и быстро доводила собеседника до белого каления. Хотя она не отрицала ощутимую степень враждебности в отношениях сестры с ее парнем, Кейт знала, что вина никогда не лежала на одном Эдварде.

Собеседником, наиболее заинтересовавшим детектива на сегодняшний день, был Джеймс МакКафери, бывший босс Тани Денали в The Stranger. Накануне Эммет посетил его на работе и сделал ряд любопытных наблюдений. Во-первых, стол Тани не был очищен, чтобы освободить место для другого репортера. Хотя событие, из-за которого рабочее место опустело, было довольно печальным, незанятое пространство было причиной неукомплектованности команды. В любом другом месте мир продолжил бы свое вращение, и на смену уже утвердили бы нового служащего. Но в кабинке, принадлежавшей до недавнего времени Тане, дела обстояли по-другому. Ручка, использованная ею в последний рабочий день, находилась в том же положении, как и была оставлена хозяйкой; наполовину полный стакан воды стоял неиспользованным на подставке. Несколько стикеров, с поспешно нацарапанными на них номерами телефонов, были небрежно раскиданы на столе, а ее свитер все еще плавно обволакивал спинку стула. Эммет надеялся как можно скорее получить ордер на обыск, чтобы копнуть глубже в расследуемом деле. На тот момент чисто юридически он не мог ничего касаться, ведь все, что он получил бы без ордера, считалось бы незаконным, и не было бы допущено в качестве доказательства. Следовательно, он должен был добиться, чтобы Джейкоб Блэк и компания достали ему соответствующий ордер и сделали это достаточно быстро.

Однако больше, чем почти нетронутая кабинка жертвы, детектива поразил ее босс. Эммет наблюдал за ним несколько секунд, прежде чем Джеймс МакКафери обнаружил, что за ним следят, но и этого времени хватило, чтобы не пропустить задумчивого взгляда и одиночества, что было высечено в его чертах. В любом случае это не было типичным поведением для всего лишь босса, ведь Эммет был уверен, если бы это касалось его, его босс не смотрел бы на рабочую зону подчиненного с такой же тоской. В действительности, он станцевал бы на столе джигу в случае скоропостижной смерти Эммета, не приведи господь, чтобы это произошло на самом деле. Нет, ему определенно нужен был ордер на обыск рабочего места Тани, добычей которого он и займется, как только вернется в офис позже этим днем. Определенно его тянуло к той кабинке, хотя он точно не знал, что именно. Он разговаривал с несколькими сотрудниками, но все они были довольно скрытными, не давая ему достаточно информации для продвижения в деле. Однако он не был слишком обеспокоен. Он будет копать и копать, пока не найдет тех, кто даст ему больше информации.

Во время нахождения на месте преступления, Эммет насобирал множество вещдоков, начиная от заметок и памяток, вплоть до незаконченных манускриптов и оконченных романов. Он нашел пару вещей в гардеробной Тани Денали в доме Эдварда. Ему пришлось покопаться в нескольких коробках, когда он обнаружил ультразвуковые снимки, что в конечном итоге, после того как беременность была подтверждена патологоанатомами, привело к усугублению обвинения до убийства первой степени. Однако он оставил пару фотографий. Что-то подсказало ему сделать это. Возможно, именно они помогут Эдварду Каллену перевернуть страницу, если ему будет предоставлена такая возможность. Он захватил пару журналов Тани Денали, считая, что они будут служить ее голосом, ведь физически она уже не могла ничего сказать. Поразительно то, как много люди могут поведать, когда они не обращаются к кому-то на прямую, особенно, когда они излагают свои мысли на письме.

Ему также необходимо было проверить все устройства в доме на наличие всего, что можно было бы использовать в качестве улик. Он постоянно брал ноутбук с собой на место преступления, в частности, и в тот день, и никогда не покидал дома без внешнего USB-носителя. Все, что ему нужно было сделать, – это подключить устройство размером с сотовый телефон к одному из USB-портов его ноутбука, а затем он мог просматривать цифровые данные в режиме реального времени. Он был настолько зависим от своего ноутбука и других устройств, что не мог представить себе время, когда детективы обходились без них. Он обыскал ноутбук Эдварда Каллена, но не нашел ничего подозрительного. Даже файлы, удаленные из нескольких старых медиа-карт, цифровых видео- и фотокамер ничего странного не показали. Ему даже удалось быстро просмотреть данные о беспроводном маршрутизаторе Каллена, чтобы узнать, был ли у других объектов доступ к нему, но поиск ничего не дал.

При всем том он хотел посмотреть, какую информацию на Эдварда Каллена удастся добыть ему самому.

Он съездил в маленький городок Форкс, штат Вашингтон, чтобы опросить родителей Эдварда Каллена, и эта беседа была без мала душераздирающей. Его мать Эсми была полна горечи и обеспокоенности, но с убеждением матери неоднократно заявляла, что ее сын этого преступления не совершал. Она рассказала немного о прошлом Эдварда и утверждала, что, хотя он иногда был отстранен и эмоционально закрыт, тех немногих, кого он впустил в свое сердце, он любил страстно и всем сердцем. Эммет спросил, «впустил» ли он, так сказать, Таню в свое сердце, на что получил расплывчатый ответ о том, что ее сын не провел бы с ней почти четыре года, если бы этого не произошло.

У его отца Карлайла были теплые глаза и лицо умудренного жизнью человека, которые заставляли его казаться старше его физического возраста. Он также твердо заявил, что Эдвард не мог сделать того, в чем его обвиняют, и настаивал на том, что, хотя все казалось очевидным, лежащим на поверхности, на самом деле таковым не было. Он не раз повторил Эммету, что ни один хороший детектив не будет класть все свои яйца в одну корзину, и что он должен исследовать все, что только возможно, и копать везде, где это можно. Еще он заявил, что рассчитывает на Эммета, что детектив убедится в том, что сын не умрет за действие, которого он не совершал. Эммет уходил с того допроса, чувствуя себя так, словно его собственные родители отчитали его.

Хотя у Эммета были сомнения относительно абсолютной вины Эдварда, особенно после встречи с родителями парня, он должен был напомнить себе, что подобные рассуждения не являются частью его работы. Его задача заключалась в том, чтобы раздобыть как можно больше неопровержимых фактов и улик независимо от результата. И прямо сейчас имеющиеся доказательства не оставляли ему выбора, кроме как продолжать исследовать в направлении вероятной вины Эдварда Каллена.

Словно бы в подтверждение его мыслей, он свернул на парковку криминалистической лаборатории Сиэтла на Дейтон-авеню, где работала Леа Клируотер. В лучшем случае их отношения можно было назвать сложными. Он вынужден был признать, что ее обычно отвратительное поведение частично притягивало его, и он был увлечен ею. Притяжение, следует отметить, было взаимным, и именно оно сталкивало их лбами почти каждый раз, когда они работали вместе. Даже когда они не работали над одними и теми же происшествиями, Эммет постоянно оказывался неподалеку, работая над другими убийствами. Он думал о том, чтобы пригласить ее на свидание, но обычно отклонял эту мысль так же быстро, как она приходила ему в голову. Смешение работы с удовольствиями по большей части не приводило ни к чему хорошему.

Он стремительно вошел в здание, вскоре обнаружив безмятежно поразительную брюнетку, которая в настоящее время сгорбилась над микроскопом, тщательно изучая то, что Эммет не смог однозначно идентифицировать. Они исследовали сумасшедшие вещи в этих лабораториях.

– МакКарти. Что тебя сюда привело? Не должен ли ты сейчас поедать горячие крылышки в Hooters, запивая их пивом, и дрочить от фантазий о девочках в крошечных оранжевых рубашках, которые находятся за пределами твоей лиги? – Леа наблюдала в свой микроскоп, даже не потрудившись приподнять голову и поприветствовать его с глазу на глаз.

– Я бы предпочел фантазировать о тебе, Клируотер, можешь быть польщена, – Эммет ухмыльнулся. Она определенно хотела его.

– Чем я могу помочь тебе, детектив?

– У тебя есть отчеты по серологическому и спермологическому анализам? (ПП: Серологический анализ исследование сыворотки крови на наличие в ней различных антител.)

– Ну, это криминалистическая лаборатория, детектив. У нас много отчетов, удовлетворяющих твоим запросам. Попроси и ты получишь то, что хочешь.

– Отлично, предоставь мне отчеты по Каллену. Также я хочу взглянуть на анализы ДНК-тестов.

– Я уже говорила тебе, что пришли результаты Y-Plex на совместимость с Калленом? – подняв в конце концов свой взгляд на Эммета и увидев его реакцию, она выпалила: – Что? Неужели ты думаешь, что там наткнешься на клоуна Бозо? (ПП: Y-Plex система, используемая для идентификации человека. Клоун Бозо клоун с лысиной и двумя оранжевыми клоками волос над ушами.)

– Просто заткнись и дай мне отчеты, Клируотер. В последний раз, когда я проверял, ты была криминалистом, а не детективом.

– Ауч, ты точно знаешь, как ударить девушку побольнее.

– Говоришь так, словно у тебя на самом деле есть чувства.

– Туше, – подмигнула ему Леа, после чего распечатала и передала необходимые отчеты.

– Значит, на месте преступления не было найдено другой спермы? И не было крови, верно?

– Ничего, – закатила глаза Леа, раздраженная допросом.

– Слушай, моя работа – проверить все улики и доказательства. Все, чего я хочу, так это то, чтобы мы поймали виновного. Вот и все. Так у жертвы мог быть роман на стороне?

– Да даже если и был, то этот гипотетический преступник использовал презерватив, а не излил свою сперму на нее, как какая-нибудь порно-звезда.

– Ты так политкорректна, Леа, что твои родители гордились бы, зная, что они вырастили прекрасно воспитанную дочь.

– Я знаю. Итак, что ты думаешь? Что твоя жертва была настолько горячей, что трахала кого-то на стороне, а Эдвард Каллен, узнав об этом, слетел с катушек и прикончил ее?

– Может, да, а может, и нет. Как я уже сказал, я просто делаю свою работу. Я не могу говорить, что Эдвард Каллен сделал или не сделал, ты же знаешь это.

– Возможно, кто-то пытался заткнуть ей рот. В любом случае скоро вы, ребята, собираетесь запросить этот тест на отцовство?

Эммет кивнул.

– Да, но сначала мне нужно уладить это с Блэком, он должен запросить распоряжение суда. Конечно же, существует вероятность того, что Эдвард не приходится отцом этому ребенку.

– Что только прибавит ему больше мотивов.

– Или даст мотив кому-то другому. – Эммет прошуршал бумагами, собирая их, и подмигнул. – Знаешь, ты нравилась бы мне намного больше, если бы на работе носила эти маленькие шортики, что носят в Hooters. Чао, Клируотер.

– Катись отсюда и дрочи свой маленький член в другом месте, МакКарти. Я тоже должна делать свою работу.

Эммет приложил все усилия, чтобы не хлопнуть дверью, когда вышел обратно к своей машине. Временами она действительно выбешивала его до усрачки. Его член не был маленьким. Гребаные женщины и их сумасшедший бред. Он уселся в машину и убрался оттуда. Он все еще хотел поговорить с несколькими коллегами Эдварда в Вашингтонском университете и посмотреть, что они могут поведать ему. И все еще нужно было вернуться в офис и получить разрешение на обыск в The Stranger.

Его желудок начал урчать в знак протеста, когда он проехал все пункты быстрого питания на пути к Вашингтонскому университету. Кажется, гребанный день будет очень долгим...

 

Редактор: Нея



Источник: http://robsten.ru/forum/96-2033-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: SuMeReChNaYaSMB (05.11.2018) | Автор: перевод: SuMeReChNaYaSMB
Просмотров: 760 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/14
Всего комментариев: 4
2
2   [Материал]
  Радует, что Эммет так скрупулёзен и вроде соблюдает нейтралитет.

0
4   [Материал]
  Действительно радует, ведь так многое от него сейчас зависит girl_wacko

2
1   [Материал]
  ну, Эммет тоже на "нашей" стороне  fund02002

0
3   [Материал]
  Инстинктивно он верит Эдварду, но как профессионал он старается держать нейтралитет:fund02016:

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]