Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Преступный умысел. Глава 24

Глава 24. Признание

 

Невозможно любить, не открыв душу, а открыть душу — значит согласиться на риск пострадать. Власти над этим нет.

Изабель Аджани

 

Вторник, 24 августа

Джейкоб

— Сью?

— Да, мистер Блэк?

— Как подвижки с судебными повестками для свидетелей?

— Сейчас вышлю черновики вам на почту.

— Хорошо. Спасибо. — Джейкоб Блэк нажал на кнопку интеркома и разъединился с помощницей после краткой беседы.

Взял ручку и начал строчку за строчкой вычеркивать пункты из списка дел, которые должен выполнить. Большая часть уже была за плечами, но Джейкобу все равно нравилось перепроверять наверняка, ничего ли он не упустил.

— Выслать список свидетелей и их адреса, а также письменные и устные показания указанных свидетелей адвокату обвиняемого. Есть. Выслать письменные показания подсудимого его адвокату. Есть. Выслать экспертные заключения адвокату обвиняемого… Есть. Книги, бумаги, документы, бла-бла-бла, изъятые у ответчика… Есть. Доказательства, опровергающие вину подсудимого… Есть. — Джейкоб чуть не зарычал, когда зачеркнул эту строку, вспоминая об обнаруженной бутылке из-под воды, в которую был подмешан наркотик.

— Всегда сам с собой разговариваешь?

Джейкоб оторвался от блокнота и улыбнулся Джареду Коннвеллеру, своему партнеру по этому делу.

— Не всегда. Просто проверял список дел, удостоверялся, что все схвачено. А то Изабелла Свон непременно потреплет мне нервы, если нет.

Джаред кивнул и, войдя в кабинет, сел в кресло напротив стола.

— Как успехи?

Джейкоб пожал плечами и, бросив ручку на стол, откинулся на спинку стула.

— Ну, потихоньку. Почти все утро работал над временной шкалой, которую собираюсь использовать в качестве демонстрации на суде.

— Да? Что на ней отразишь?

— Что ж, согласно судмедэксперту Райли Прюитту, смерть наступила около 02:30. Эдвард Каллен говорил, что предыдущим вечером вернулся домой вместе с Таней примерно в десять. С его слов, они ссорились, и улики, обнаруженные на месте происшествия, указывают, что некий конфликт действительно имел место. Но что происходило между 02:30 и 08:15, когда Каллен позвонил другу?

— Ах да, омбудсмену… Уитлоку, верно?

— Да. Каллен позвонил ему спустя почти шесть часов после смерти Тани Денали. Полиция получила вызов ближе к девяти. Немаленький промежуток времени.

— Когда Эдвард Каллен обнаружил, что Таня Денали мертва?

— Он не называл точного времени. Надо обязательно зафиксировать это в ходе допроса на суде. Каллен лишь говорил, что это была поздняя ночь или очень раннее утро.

— То есть все равно прошло несколько часов до его звонка Уитлоку.

— Правильно.

— Свон будет говорить, что его разум затмили боль и шок, и он, скорее всего, себя не контролировал.

— Все равно хочу донести это до присяжных. Пусть сложат собственное мнение.

— Хорошо. Что еще?

— На шкале также показана приблизительная длительность отношений Тани Денали и Эдварда Каллена, просто в качестве справочной информации для жюри. Еще я включил дату зачатия ребенка Тани Денали и даты, когда беременность была обнаружена.

— Но обнаружена не Калленом, да? Он клянется, что не знал, пока ему не сообщил МакКарти.

— Она была на четвертом месяце беременности, когда умерла. Не может он быть таким бестолковым.

— Надеюсь на это. Но, опять же, не факт. Чувак задушил свою девушку, пока трахал ее, а теперь ноет, что мы подняли шум. Что со свидетелями? Кто у тебя сейчас есть?

— Сью заканчивает черновые варианты повесток, чтобы я конкретно понимал, кого вызываю в суд. Это точно будут сестры Тани Денали. Они расскажут присяжным, каким человеком была Таня. Никто другой для этого не годится. Представление Джеймса МакКафери о ней будет слишком предвзято, а показаниям Эдварда Каллена я не доверяю. Кроме того, сестры дадут важное понимание о природе отношений Тани и Эдварда.

— МакКафери вызовешь?

— Выбора нет. После потери работы и жены он немного не в себе. Он не в лучшей форме. Но Джеймс был начальником Тани и хорошим другом Эдварда Каллена. И знал, что Таня несчастлива с Эдвардом. Иначе зачем бы она с ним переспала?

— Твоя правда. А что с бывшими подружками? Слова той цыпочки Джейн Робертс звучали многообещающе.

— Так и есть. Она выразилась однозначно и, к счастью, согласилась дать показания. С некоторыми мне не так повезло. По большей части они поддерживают Эдварда. Особенно эта Молли. Ее показания пришлись бы очень кстати.

— А, она давно с ним знакома… в хороших отношениях с его семьей… что-то в этом роде?

— Да. И она уехала из страны, после того как он разбил ей сердце, со слов ее семьи. Я хочу узнать, как он с ней обошелся. Но ее не переубедить.

— Изабелла Свон будет брыкаться до последнего. Постарается исключить большинство показаний бывших подружек как слухи, если они знают о недружелюбном поведении ее клиента не из первых уст.

— Я в курсе. Поэтому яро и не настаиваю. Пара девушек общалась с прессой, но они не состояли с ним в серьезных отношениях, а основная часть их информации, вероятно, сплетни. На это не положиться. Я вызову в суд Молли Эдкинс, если придется. Но переживать не о чем, пока у меня есть Джейн Робертс. Ее показания мне действительно пригодятся.

— У нее последней были отношения с Калленом до того, как он начал встречаться с Денали, верно?

— Да. Но ее может немного заносить. Когда Каллен бросил ее ради другой женщины, она взбесилась. Копия охранного ордера, запрошенного против нее, есть в файле, если хочешь взглянуть. Я с ней мало говорил, но ее злость уже поутихла. На самом деле, она даже расстроена из-за ситуации, в которую угодил Каллен. Джейн признается, что сначала плохо восприняла то, как между ними все закончилось, но говорит, что теперь все в прошлом. Я-то надеялся, что она выставит его в очень негативном свете… знаешь, равнодушным и эгоистичным ублюдком, который убил свою девушку — и не важно, случайно или нет.

— Еще может так выйти. Даже если она больше не злится, это не отменяет того, что происходило в их отношениях. Очевидно, он был не лучшим бойфрендом, раз оставил ее на произвол судьбы, чтобы ухлестнуть за новой юбкой.

— Именно. Поэтому я рад, что она со мной. Как думаешь, кого еще стоит привлечь?

— Ну, помимо очевидного — Райли Прюитта, Эммета МакКарти и Леа Клируотер, — наверное, следует подкрепить дело показаниями преподавателей Вашингтонского университета. Тот профессор английского… Деметрий как-его-там… даже в прессе что-то говорил про то, какой Эдвард Каллен мудак.

— Нечто подобное Эдвард Каллен и сам открыто признавал. Но да, согласен. Показания коллег необходимы. Каллен отнюдь не славный парень, и мне нужно содействие как можно большего количества людей, чтобы доказать это присяжным.

— Кто у Изабеллы Свон будет опровергать показания Прюитта, касающиеся результатов вскрытия?

Джейкоб прошерстил документы в своей папке и вынул предварительный список свидетелей стороны защиты.

— Мариана Лопес. Окончательный список я еще не получил, но вряд ли он сильно изменится. Зная Изабеллу, уверен, она найдет кого-нибудь, кто даст показания по результатам токсикологии. И, к сожалению, с этим большая загвоздка. Прюитт сделал анализ только для Денали, причин проверять Каллена у него не было. К тому времени, как полиция взяла анализ крови, следов ГГБ в его организме уже не осталось. Это доказательство мне нечем крыть. Хреново, конечно.

Джаред задумчиво кивнул.

— Тогда сосредоточь усилия на том, как может себя вести человек под воздействием веществ. Не отрицай, что это имело место — так сам себе выроешь яму, — а используй в своих интересах. Не зря этот наркотик чаще всего используют для изнасилований на свидании.

— И то правда. — Джейкоб вздохнул, захрустев костяшками пальцев. — Человек может не помнить событий, но наркотик необязательно физически выводит его из строя.

— Ну а что Изабелла Свон, потеплела по отношению к тебе?

— Черт, нет. Она крепкий орешек. Отчего вести дела против нее даже более увлекательно. Истинная девушка-огонь.

— Все злится из-за сделки?

— Наверное. Но она смирится. Две недели прошло. Нельзя же вечно беситься.

— Или можно. Она довольно упрямая. Я таких больше и не знаю.

— К чему ты это? Я настроен решительно, вот и все. Будучи мямлей, невозможно быть прокурором. Или адвокатом защиты, если уж на то пошло. Свон до ужаса цепкая, но мне это даже нравится. По крайней мере, с ней интересно иметь дело.

— Она еще и весьма сообразительная.

— Черт возьми, да. Держит меня в тонусе. Спорить с ней увлекательно. Хотя она очень заводится из-за Каллена. Ты не замечал?

— Нет, не обращал внимания. — Джаред покачал головой. — Думаешь, запала на него? Он тот еще бабник, похоже.

— Вряд ли она имеет близкие отношения с Эдвардом. Слишком умна, чтобы так облажаться. Но она явно увязла. Раньше я выводил ее из себя, но никогда не забирался настолько глубоко под кожу. Интересный опыт.

— Может, Розали должна встать у руля. Или хотя бы немного приструнить Свон.

— Да-да. Немедленно ей позвоню. Позволь мне только заранее оторвать себе яйца. — Джейкоб закатил глаза и бросил скомканную бумажку в Джареда.

Тот рассмеялся и встал.

— Знаешь, где меня найти, если понадоблюсь.

— Ага. Спасибо.

Джейкоб снова взял ручку и посмотрел на календарь. С трудом верилось, что уже близился конец августа. До суда осталось всего восемь недель. Предварительные слушания назначены на следующую неделю, и после них станет точно понятно, как он будет продолжать действовать и каким образом представлять свои доказательства присяжным.

Этот гребаный месяц длился бесконечно. И грозил еще больше затянуться.

***

Четверг, 26 августа

Эдвард

— То есть боязнь рыбы вынудила тебя уехать из Сиэтла?

Молли захихикала, едва не поперхнувшись водой, и с укоризной покачала головой.

— Боже, Эдвард. Не такая я неудачница. Хоть немного верь в меня.

Они сидели на веранде ресторана Waterfront Seafood Grill на Пирсе 70, наслаждаясь сказочным видом вечернего Сиэтла. Эдвард все же позвонил Молли пару дней назад, к большому удовольствию матери. Девушка обрадовалась его звонку, и Эдвард решил, что будет неплохо с ней повидаться.

Так они оказались здесь… ужинали меченосом, королевскими креветками, картофельным пюре с лобстером и спаржей и выпивали — наверное, даже перебарщивали — коктейли, предлагаемые баром в «счастливый час».

— Больше не придерживаешься вегетарианства?

Эдвард сделал глоток скотча из бокала.

— Нет, придерживаюсь. Но иногда позволяю себе рыбу, если она хороша. В Сиэтле с этим нет проблем.

— Да… Я очень скучала по свежим морепродуктам Сиэтла, когда жила за границей. Не сказать, что в Лондоне не хватало рыбы, но…

Молли казалась немного задумчивой, пока не взглянула на Эдварда. Он смотрел на нее, поджимая губы и размахивая руками, будто выброшенная на берег рыба.

— Эдвард! Прекрати! — Откинув голову назад, Молли расхохоталась.

Эдвард тоже не смог сдержать смеха. Молли всегда была своеобразной, но он никогда не встречал людей, помимо нее, которые боялись бы рыбы.

— Прости-прости. Ты единственный человек, страдающий ихтиофобией, которого я знаю. Перед тем как посмотреть «В поисках Немо», ты ксанакс принимала?

Молли закатила глаза и наколола вилкой креветку.

— Нет. Я его вообще не смотрела.

Эдвард пожал плечами.

— Отличный фильм. А как ты умудряешься рыбу есть? Даже мертвая и приготовленная, по факту она остается тем же вялым существом с рыбьим лицом.

— Эдвард! — Молли буквально передернуло, когда образы рыбы ворвались в ее мысли.

— Возможно, тебе стоит обратиться за помощью.

Молли вскинула бровь. Эдвард, сдаваясь, поднял руки.

— Ладно. Проехали. Лондон значит, да?

Кивнув, Молли улыбнулась.

— Не верится, что я прожила там десять лет. Думала, что уезжаю временно… знаешь, просто попробовать.

— Ты знала, что это мой любимый город?

— Правда? Нет, не знала.

Эдвард кивнул.

— Впервые я съездил туда на последнем курсе колледжа. Влюбился и продолжил возвращаться снова и снова.

— Ты часто бывал в Лондоне? Серьезно? Интересно, пересекались ли наши пути, а мы и не знали? — Молли сделала глоток вина.

— Может быть. — Эдвард откинулся назад в кресле, глядя на нее. — Почему же ты решила переехать?

Молли опустила глаза на стол, теребя в руках салфетку.

— Просто нужен был перерыв. Смена обстановки.

— Почему? — нахмурился Эдвард.

Она посмотрела на него и, со вздохом стряхнув салфетку, тоже оперлась на спинку кресла.

— Зализывала раны своего разбитого сердца.

— Разбитого сердца? — Эдвард сморщился, а затем на него накатило понимание. — О, вот дерьмо. Мне жаль. — Он наклонился вперед, упираясь локтями в стол. — Это я разбил тебе сердце?

Молли только улыбнулась и встряхнула головой.

— Много воды утекло. Не стоит извиняться. Я с этим уже справилась. Но в то время ты был моей единственной любовью, и я не знала, как быть.

— Но ведь ты бросила меня!

— Я сделала это лишь потому, что ты не разделял моих чувств. По крайней мере, не с той же интенсивностью. Все в порядке, Эдвард. Правда.

Эдвард тяжело вздохнул и сел поглубже в кресло.

— Расскажи, чем ты там занималась?

— Бралась за любую работу, чтобы выжить. Время от времени занималась фрилансом: писала то для одной организации, то для другой. Путешествовала, когда появлялась возможность… в основном использовала Лондон как отправную точку для других приключений.

— А теперь ты вернулась. — Эдвард нежно ей улыбнулся и сделал глоток скотча.

— Да. Решила, что мне давно пора вернуться в Штаты, к семье. Я же не становлюсь моложе, ты понимаешь. Так странно, что в первую же неделю я столкнулась с твоими родителями. Мир так тесен.

— Ага, точно. Мама была в восторге. Настаивала, чтобы я тебе позвонил… что, возможно, мне надо поговорить со старым другом.

— Это помогло?

С мгновение Эдвард изучал черты Молли.

— Да. Было хорошо. Правда здорово снова повидаться с тобой, Молс. — Эдвард потянулся через стол и коснулся кончиков пальцев Молли, позволяя руке задержаться на ее коже лишь на доли секунды.

Она сидела невозмутимо, тихое мгновение наблюдая за ним, после чего откашлялась.

— Так… как жизнь? Мы не должны говорить о плохом. Все это мне известно. Лучшее расскажи о хорошем.

Эдвард хохотнул.

— Ну, между делом я написал несколько книг. Получилось их опубликовать, и они неожиданно попали в списки бестселлеров. Я до сих пор удивляюсь, как быстро все произошло.

— Теперь ты богат и знаменит.

— О чем печально известно, да?

— Эдвард. — Молли покачала головой. — О плохом не говорим, помнишь?

— Понял. Тогда, наверное, я богат и знаменит. У меня есть неприемлемо дорогая машина и еще более дорогой дом.

— Какая машина?

— DB9.

Молли распахнула глаза.

— У тебя Aston Martin? А я еще думала, хорошо живу, владея Volvo.

— Хочешь прокатиться?

— Черт, конечно да!

***

Они мчались по улицам Сиэтла на полной скорости. Стекла были опущены, радио орало, а они подпевали песням и смеялись. Молли умоляла Эдварда позволить ей опробовать машину, но он ответил отказом. Не было человека, который убедил бы его отдать управление драгоценным автомобилем. Ну, за исключением Элис.

В конце концов они припарковались возле дома Эдварда, и он пригласил Молли внутрь, просто чтобы показать свое жилище. Она знала его еще в те времена, когда он ничего из себя не представлял, поэтому было довольно приятно похвастаться своими успехами.

— Охренеть… потрясающе, Эдвард! — Молли закружилась по огромной двухэтажной гостиной, подол ее платья в горошек взлетел веером. — Сам декорировал?

Эдвард отрицательно мотнул головой, протягивая ей бокал, наполненный винными запасами из бара.

— Нет. Это сделала Элис.

— О! Элис. Как она? Чем сейчас занимается? — Молли опустилась на диван, подогнув под себя ноги, и похлопала по обивке, приглашая Эдвард присоединиться. Удобно уместившись, Эдвард сложил ноги на кофейный столик, потягивая из бокала только что налитый скотч.

— У нее все отлично. Учится на дизайнера одежды или что-то такое. Она уже четыре раза меняла специальность. Я за ней не поспеваю.

— Она замужем?

— Нет. Говорит, что одинока, но готова к новым знакомствам. Посмотрим.

Молли прислонила голову к спинке дивана и сквозь массивные окна устремила взор на ясную городскую ночь.

— Какой потрясающий вид. — Обернулась к Эдварду. — Помнишь?

Эдвард улыбнулся и сделал глоток скотча.

— Помню.

— Хорошая была ночь.

— Я был пьян и продержался около двух секунд. Как такое вообще можно классифицировать как нечто хорошее?

— Одно из моих любимых воспоминаний.

— Ночь, когда ты отдала свою девственность Эдварду Каллену?

— Тогда ты был просто Эдди. — Молли протянула руку, вплетая пальцы в волосы на его затылке, и он невольно вздохнул. Она несильно царапала кожу головы, отчего Эдвард прикрыл глаза, наслаждаясь давними, но знакомыми прикосновениями.

Должно быть, он заурчал вслух, потому что Молли вдруг прекратила свои действия и направила на него взгляд, в котором плескалась похоть — та, что всегда присутствовала в их отношениях. Они испытывали друг к другу ненасытный сексуальный аппетит, и Эдварда, словно мотылька, тянуло к этому пламени.

— Эдвард…

Он скользнул взглядом к губам Молли, после чего вновь посмотрел ей прямо в глаза. В нем вспыхнуло знакомое желание — безотчетная реакция на ее близость. Прошло столько времени с тех пор, как Эдвард находился внутри красивой женщины. Конечно же, в последний раз он занимался сексом в ночь, когда умерла Таня, но член — спасибо скотчу — не мыслил логически. Вожделение — вот все, что в эту секунду осознавал Эдвард. У него всегда было высокое либидо, и этот раз ничем не отличался.

Ебать все это.

Пока не успел передумать, он сократил разделяющее их с Молли расстояние и прижался к ее губам. Мгновенно воспылала плотская жажда. Страстно отвечая на поцелуй, Молли замычала от удовольствия и залезла на Эдварда, оседлывая так, что ноги расположились по обе стороны от него.

Эдвард застонал, когда жар коснулся его возбуждения, прикрытого джинсами. Положил руки на ее грудь, сминая ладонями, а Молли поощряющее откинула голову назад.

Он был настойчив, но, к счастью, и она тоже. Вовсе не возражала, когда Эдвард потянул ворот платья вниз, и ее грудь выскочила наружу.

— Бля… — Эдвард зарылся лицом в кожу, облизывая, прикусывая и удовлетворенно улыбаясь от того, как Молли откликалась на его действия.

Приподнявшись с колен Эдварда, Молли быстро управилась с его джинсами, расстегнув молнию, и выпустила на волю член.

— Боже, я скучала. — Обхватив рукой, начала поглаживать. Эдвард едва не потерял сознание от накрывших его ощущений. Миновало действительно много времени.

Он отнял ладонь Молли от члена, чтобы не кончить сию секунду. Быстро расправился с ее бельем, сдвигая трусы в сторону, и проверил, насколько она готова.

Впрочем, этого не требовалось: Молли всегда была отзывчива к нему. Всегда.

Молли не медлила и умело опустилась на Эдварда без всяких колебаний. Вскоре они установили собственный темп. Молли объезжала его жестко и быстро, нуждаясь в близости почти так же сильно, как он сам.

В силах Эдварда было только откинуться назад и наслаждаться действом. Он громко стонал и упивался ощущением тесного жара, целиком его обхватывающего. Почувствовав приближение разрядки, он стиснул зубы в попытке ее оттянуть. Не хотелось, чтобы это кончалось. Бог знает, когда снова удастся перепихнуться.

Будто интуитивно, Молли поняла, насколько близко к краю балансирует Эдвард, и слезла с него. Наклонилась над кофейным столиком и вильнула задницей.

Эдвард, замешкавшись, опустился на пол и снова толкнулся, в этот раз овладевая ею сзади. Чистое физическое удовольствие срывало ему крышу, но Молли была не из тех, кого это заботило. На самом деле, она поощряла Эдварда, снова и снова моля о большем.

Так что он ответил на ее просьбы, шлепнув по заднице и потянув за волосы. Обхватил Молли руками, чтобы оттянуть соски, и она вскричала. Эдвард трахал ее неумолимо и безжалостно, направляя всю свою сдерживаемую энергию и разочарование в каждый отдельный толчок.

Немногим позже он вскрикнул и опустошил себя внутри нее.

Эдвард простонал и, вздрогнув, упал на спину Молли. Грудь тяжело вздымалась, пока он пытался совладать с дыханием. Когда одышка стала сходить на нет, разум начал проясняться. Чувство страха немедленно обосновалось в его нутре. Эдвард отодвинулся от Молли, приникая к дивану, и в попытке прикрыть девушку потянул ее платье вниз.

Встал, как можно быстрее заправляя себя в джинсы. Молли обернулась с вопросом во взгляде и слезла со стола, стараясь максимально незаметно одеться.

— Я, эм… где здесь ванная?

Он указал в сторону коридора на кухне. Молли кивнула, исчезая в темноте.

Эдвард потер лицо ладонями и шумно выдохнул, усмиряя тревогу, которая уже бурлила внутри него. Подойдя к бару, схватил бокал и дрожащими руками насыпал в него лед и налил скотча.

— Эй…

Молли возникла за спиной, и Эдвард сразу же напрягся, не зная, как быть. Что здесь можно было сказать? Медленно развернулся — на лбу выступили складки, лицо исказило хмурое выражение. Он ее просто использовал и отшвырнул в сторону. Горбатого могила исправит.

Поджав губы, Эдвард опустил взгляд в пол и крепко зажмурил глаза. Даже не в том дело, как он поступил с Молли. Она ведь тоже этого хотела. Глубоко вздохнув, он попробовал расслабиться, осознавая, что эмоции, которые испытывал, на самом деле были довольно примитивны. Его грызла вина. Он чувствовал себя грязным.

И, если быть откровенным с собой, трудность заключалась не в том, что он трахнул не Таню, а другую женщину. Нет. Проблема состояла в том, что он занялся сексом не с Беллой, а с другой женщиной. И вот это настоящая, черт подери, херня.

— Эдвард, мне жаль. Я даже не думала, что все так обернется. Это слишком скоро… и ты через многое прошел.

— Что? — Эдвард посмотрел на Молли, нахмурившись. Ну конечно. Она подумала, он чувствовал вину из-за Тани.

Таня.

Ему следовало испытывать вину из-за Тани. Она умерла когда? Чуть меньше трех месяцев назад? И он уже трахнул другую женщину в их доме? Да, Таня с ним тоже неправильно обошлась, но, знает бог, существовал же какой-то протокол, указывающий, как не следует себя вести по отношению к мертвой бывшей девушке.

— Молли… прости… но… я просто…

— Понимаю. Я пойду. Уеду на такси.

Эдвард вздохнул, чувствуя себя полным мудаком. Молли собрала свои немногочисленные вещи и вызвала такси. Чмокнув Эдварда в щеку на прощание, она пообещала вскоре позвонить. Он смог лишь кивнуть — старался не распасться на миллион крошечных осколков прямо на ее глазах.

Как только дверь захлопнулась, и шаги Молли окончательно стихли, Эдвард испустил крик и швырнул бокал скотча — тот с удовлетворяющим грохотом ударился о противоположную стену. Схватившись за волосы, он взвыл от досады, и его голос эхом отразился в снова опустевшем доме.

Он получил физическое освобождение, которого жаждал так охренительно долго… тогда почему он чувствовал себя настолько нереально опустошенным?

Эдвард точно знал источник этой подавленности. Не столь было важно, что переспал он не с Таней. Что бы ни думал раньше, с этой частью своей жизни он уже давно примирился. Нет, вся соль состояла в том, что он имел близость не с Беллой. И Эдвард не совсем понимал, что это значило.

Спотыкаясь, он поднялся наверх и зашел в ванную. Разделся догола и залез в душ. Эдвард едва ощущал, как вода смывает въевшуюся в кожу грязь от его недавней ошибки.

Почему он чувствовал себя гребаным изменщиком?

Они ведь с Беллой не встречались. Да блядь, даже никогда не целовались. Так отчего же он казался себе таким ничтожным, таким запятнанным? Почему чувствовал, будто таким образом изменил Изабелле? До встречи с Таней он трахал всякую особь женского пола с двумя ногами. Для него это всегда был просто секс, даже в течение отношений с Таней. Секс был клеем, который их объединял, а ничего большего Эдвард просто не мог ей дать.

Однако теперь он стоял под струями воды и яростно себя оттирал, пытаясь смыть доказательства опрометчивого флирта с бывшей любовницей и избавиться от чувства вины.

А все потому, что безумно влюбился в Изабеллу Свон. Как же невообразимо он проебался.

***

Суббота, 28 августа

Сет

— Хм-м… Бриттани Гейл. Никогда о ней не слышал. Ну да не суть… — Сет бродил между стеллажей с новинками художественной литературы в Центральной библиотеке, приглядываясь к названиям некоторых из выставленных на полках книг.

Удивительные поисковые способности позволили Сету выяснить, что Джейн Робертс была постоянной посетительницей одного из книжных клубов библиотеки. Группа читала работы самых известных писателей Сиэтла в жанре детектив. Встречи проходили каждую четвертую субботу месяца в два часа дня. Поначалу Сет расстроился, что пропустил последнее заседание клуба. Но, все же позвонив в библиотеку, узнал, что собрание перенесли на следующую субботу из-за конфликтов в расписаниях. Библиотекарь любезно сообщила название книги, которую группа читала сейчас (нечто под названием «Дым и зеркала»), и предложила отложить экземпляр, если он надумает присоединиться.

Сет приехал заранее: не знал, как действовать, потому что никогда не состоял в книжных клубах. Не то чтобы ему не нравилось чтение… просто он… не читал. Ну, пока не взялся за работу для Изабеллы Свон. За последние пару месяцев Сет проглотил больше книг, чем, наверное, за всю свою жизнь. Но он не жаловался. Вышло так, что произведения Эдварда Каллена ему действительно понравились. Это были не те сопливые романы цыпочки Остин, которые через силу приходилось вымучивать в старшей школе. В них не присутствовало никаких придурков по имени мистер Дарси, подчистую обламывающих всякие шансы Сета когда-либо снова понравиться женщине. Каллен писал хорошие добротные детективы с достаточным количеством секса, поддерживающим необходимый уровень тестостерона в крови.

Поэтому этот книжный клуб Сету приглянулся. Сиэтл, несомненно, изобиловал отличными авторами детективного жанра, некоторые из которых добились того же успеха, что и Эдвард Каллен. Возможно, Сет получит еще несколько отличных рекомендаций для чтения. К тому же это прекрасный способ познакомиться с какой-нибудь девчонкой. Ведь им нравятся парни, которые читают книги.

Кстати говоря, Джейн Робертс познакомилась с Эдвардом Калленом как раз в этом клубе, когда несколько лет назад он провел для его посетителей авторское чтение. Сайт клуба пестрел словами о том, как они восхищаются его работой, достижениями и вкладом в литературную жизнь Сиэтла за свою короткую, но успешную карьеру. Все это выглядело многообещающе.

«Подвешенное жюри»1. — Разумеется, заголовок привлек рассеянное внимание Сета. — «Сексуального молодого следователя закручивает в водоворот неприятностей, когда он влюбляется в строптивую, но успешную адвокатшу противоположной стороны, и попадает в самую гущу лжи и обмана». А что, звучит круто.

Сет закрыл обложку книжной новинки, когда увидел миниатюрную брюнетку, прошедшую мимо него к лифтам со стопкой книг в руке. Он сразу узнал в ней Джейн Робертс, и нахлынувшая радость притупила его нервозность: Сет был доволен, что догадка оказалась верна.

Он пошел за ней, по пути прихватив еще пару книг, и успел протиснуться в лифт, прежде чем двери закрылись. Вежливо улыбнулся Джейн, но она глядела себе под ноги, ни коим образом его не признавая. Видимо, в продуктовом магазине он ей не запомнился. Сет вздрогнул, вспомнив, насколько неуютно тогда чувствовал себя под ее пристальным взглядом.

Створки открылись на шестом этаже. Сет последовал за Джейн в сторону конференц-зала. Он оказался пуст. Сет огляделся, сомневаясь, а не ошибся ли местом. Джейн с улыбкой на него посмотрела.

— Ты на встречу книжного клуба?

Сет приподнял брови и дружелюбно улыбнулся.

— Да, на самом деле. Я новичок.

— Здорово. Скоро все должны подойти. Мы немного рано. Я Джейн.

— Сет. — Перекинув стопку книг в другую руку, он пожал протянутую ладонь.

— Должно быть, любишь читать.

— Э-э, вообще-то… не то чтобы. Ну, не любил. Пару месяцев назад друг посоветовал мне несколько книг, и с тех пор я подсел.

— Значит, тебе нравятся детективы? Что ж, ты попал куда надо. Кто твой фаворит?

— Эдвард Каллен, наверное. — Сет замолчал, наблюдая, как отреагирует Джейн на произнесенное им имя. Выражение ее лица осталось спокойным и невозмутимым, не считая слегка напрягшихся мышц вокруг глаз, что, скорее всего, было связано с небольшим эмоциональным всплеском из-за упоминания об Эдварде. — Друг поделился со мной несколькими его книгами, и мне они правда понравились. И вот теперь я пришел сюда в поисках чего-нибудь новенького.

Не сказать, что Сет врал. Изабелла дала ему книги для чтения, и она являлась его другом. Остальное семантика.

— Раз тебе нравятся работы Эдварда Каллена, возможно, полюбится и этот автор. Поджанр одинаков: детектив с ноткой романтики.

— Последняя серия книг Каллена была о вампирах, верно? Ну, я так предполагаю. Напрямую он об этом не заявлял.

— Что ж, да… рассказчик никогда не определял себя как вампира, но, как по мне, это было довольно очевидно. Он высасывал кровь из своих жертв. Очень по-вампирски, разве нет?

— Даже не знаю. В мои привычки это точно не входит.

Джейн, рассмеявшись, покачала головой.

— Рада знать. Эдвард и один из моих любимых авторов. Мне очень нравится его творчество.

— Правда? Как ты о нем узнала? Он ведь довольно молодой парень, нет?

— Да, слегка за тридцать. Вообще, я… э-м, ну… мы вроде как крутились с ним в одних кругах.

— О, вы знакомы?

Джейн кивнула и бросила взгляд на свою книгу.

— Да. Знакомы. — Вновь посмотрела на Сета и улыбнулась. — Мне ужасно грустно слышать обо всем, что сейчас происходит.

— Да уж, ему пришлось столкнуться с кошмарным дерьмом… если верить газетам и СМИ.

Джейн согласно мотнула головой.

— Из каждого утюга новости об этом. — Джейн громко сглотнула. — Расскажи, где ты живешь?

— О, чуть южнее отсюда. В окрестностях Холли-парка.

— Правда? — Джейн распахнула глаза. — И я там живу… с братом и дядей.

— Хороший район. Моя семья тоже живет рядом.

Джейн слегка прищурила глаза.

— Подожди… ты как-то знакомо выглядишь. Случайно живешь не возле Холли-стрит?

Сет согласно покивал.

— Почти что. Мои тетя и дядя живут на Саус-Мертл. Я переехал к ним на время обучения.

— Прикольно. А ты не ходишь за покупками в Safeway? На Саус-Отелло?

— Бывает. У них неплохой отдел здорового питания. Надо же держать себя в форме. — Сет засмеялся: а вот это была чистая ложь. Переднее сиденье его машины завалено обертками из «Тако Белл». Он жрал как свинья, но хотел разговорить Джейн, насколько получится.

— А я ведь тебя помню! Мы пересекались месяца два назад, наверное. Кажется, ты и правда был в отделе здоровой пищи. Брат в тот день довел меня до трясучки.

— Ничего себе, а у тебя хорошая память.

— Да не особо. Просто у тебя запоминающееся лицо.

Совсем скоро начали появляться люди, тем самым завершив их беседу. Джейн тепло поприветствовала нескольких человек, представляя Сета группе. Когда собрание книжного клуба началось, Джейн наклонилась и прошептала ему на ухо:

— Не хочешь после выпить кофе? — Прикусила губу, сомневаясь в его ответе.

Сет улыбнулся и кивнул.

— Конечно. С удовольствием.

Что не сделаешь ради дела.

***

Воскресенье, 29 августа

Изабелла

— Только посмотри на эту ухмылку! Ну ты и задница! — Розали подтолкнула Сета локтем в бок. Тот вспыхнул румянцем, но категорично мотнул головой, пораженчески вскидывая руки.

— Какая же ты настырная, Розали Хейл. Сто раз сказал, что мы не занимались сексом. Профессионализм — мое все. Почему ты, блин, такая настойчивая?

Изабелла рассмеялась: отлично понимала, каково было Сету. И искренне радовалась, что не она сейчас находилась под прицелом Роуз. Белле более чем хватило психоанализа ее сексуальной жизни в исполнении Розали.

— Я не я без своего упорства. — Розали подмигнула. — Ладно. То есть вы не переспали, но ты раскопал компромат, да?

Сет кивнул и сделал глоток пива.

— Да. После собрания книжного клуба мы выпили кофе. Вообще-то, она достаточно дружелюбная девушка, когда вылезает из своего панциря.

— Что-то говорила о своем брате? — Изабелла подалась вперед, жаждая получить информацию.

— Чертовски много, на самом деле. Как я и сказал, она словоохотливая, когда ее немного разговоришь. Судя по всему, ее родители умерли, когда она была маленькой, и с тех пор дядя взял их с братом на свое попечение.

— Маркус, верно?

— Да. Он брат их матери. По моему впечатлению, отношения у них не то чтобы теплые… скорее… практичные.

Изабелла кивнула.

— Наверное, сыграло роль чувство долга?

— Точно. Так вот, Джейн поделилась, что Алек старше нее на две минуты, но временами ведет себя так, будто на все десять лет. Очень ее опекает.

— В какой степени опекает? Бывает по-разному.

— Именно. Мне удалось вытянуть из нее немного подробностей. Похоже, он типичный упертый брат. Пытался запугивать парней, с которыми она встречалась. Джейн упомянула, что он держал ее на коротком поводке.

— Кажется, словно он старался компенсировать отсутствие отца. — Розали глотнула пива.

— Похоже на то, да. Мне показалось, она действительно им немного раздражена. Я слегка подколол и сказал, что Алек, наверное, что угодно для нее сделает.

— И что она ответила?

— Сначала отрицательно помотала головой, но потом замялась. Будто не решалась жаловаться на брата. Она его явно любит. В конце концов Джейн признала, что, скорее всего, он и вправду сделает все, о чем она его попросит.

— Например, устоит охоту на парня, который причинил сестре боль? — навострилась Розали.

— Я так и спросил, веришь, нет. Она засмеялась и сказала, что уголовное преступление — граница, которую он бы не перешел. Я попросил напомнить мне не обижать и не злить ее, чтобы не пришлось выяснять наверняка.

— О, все-таки ты с ней пофлиртовал. Как она отреагировала?

— Покраснела. Внимание польстило ей. Вообще-то, было трудно не проникнуться к ней некоторой симпатией.

— То есть первое впечатление о ней изменилось? Твои яйца не подобрались в живот, как когда ты ее впервые увидел?

Сета развеселил вопрос Розали.

— Еще как. Она вспомнила, что видела меня в продуктовом магазине. От этого я и плясал: не хотел слишком много рассказывать и вызвать подозрения. Джейн сказала, что в тот день была очень зла на брата. Может, поэтому такое ощущение возникло. В этот раз мне не было стремно.

— Сет и Джейн на дереве сидят…

— Не начинай, — Сет предупредил Роуз. — Мы не встречаемся. Инстинкт мне подсказывает, что она ни при чем. Джейн правда застенчива. Совсем не резкая и пугающая, как некоторые другие девушки Эдварда Каллена.

— В вашем разговоре всплывало имя Эдварда?

— Совсем немного. В основном в связи с его книгами. Она говорила, что общалась с ним и была фанатом его работ.

— То есть отзывалась о нем в положительном ключе.

— Именно. Я присматривался к реакции на его имя, когда поднял эту тему. Джейн практически никак не отреагировала.

— Любопытно. — Белла вздохнула. — Меня немного настораживает Алек.

— И меня. Признание Джейн о гиперопеке брата несколько нервирует. Очень хочу нарыть на него побольше инфы, посмотреть, куда это приведет. — Сет взглянул на наручные часы, хмурясь. — Черт. Жаль расставаться, но мне пора идти.

— Еще одно горяченькое свидание с бывшей Эдварда Каллена?

Сет закатил глаза и встал, допивая пиво.

— Типа того. Завтра писать контрольную по алгебре у той стервозной профессорши математики. Надо посвятить то немногое оставшееся у меня время учебе.

— Ты все еще там учишься? Я была уверена, что бросишь, когда не заладилось с Лорен Меллори.

— Ну, Роуз, я подумал, пришла пора получить степень и как-то устроить свою жизнь. — Сет подмигнул. — Моя мама только о то и грезит. Увидимся, крошки.

Улыбаясь, Изабелла смотрела вслед уходящему Сету.

— Он славный малый, — хмыкнула Розали и взглянула на Изабеллу. — Как Эдвард сегодня?

Белла неопределенно пожала плечами.

— Понятия не имею. Не разговаривала с ним.

— Как так? — Розали приподняла бровь. — Собираешься позже к нему заехать?

— Может быть. Наверное, сначала позвоню. — Изабелла отвела взгляд в сторону, притворяясь, что ее заинтересовала рубашка одного из посетителей бара.

— Ты же обычно просто приезжаешь? Зачем звонить?

В глазах Розали отразилось понимание.

— Погоди… у него компания?

Изабелла закатила глаза и вернула свое внимание Роуз.

— На днях он ходил на свидание со своей бывшей. Которая Молли. Она может быть там. Не хочу ничему помешать.

— Ничему помешать? Звучит как что-то большее, нежели свидание.

Белла вздохнула.

— Да. Он выглядел… смущенно… когда вчера приходил в офис. Все ерзал и тянул себя за волосы. Он так делает, когда нервничает.

— С чего ему волноваться? Вы же прекрасно ладили в последнее время.

— Возможно, дело в небольшом засосе, который я видела.

— Ух ты! Засос? Чертово дерьмо. Эдвард Каллен перепихнулся!

— Ну, хоть кто-то, — не сдержавшись, проворчала Изабелла в свое пиво.

Розали навалилась на спинку сиденья, скрестив руки на груди, и ухмыльнулась.

— Ревнуешь, что ли?

— Чего? — презрительно фыркнула Изабелла. — Вообще ни капли. Просто отметила, что он трахнулся, а я нет. Ты всегда заметно выделаешь этот факт.

Роуз некоторое время рассматривала Беллу.

— Ладненько. Молли, значит. Эдвард что-то рассказывал тебе о ней?

— Она была его первой любовью. Переехала после колледжа и вот только недавно вернулась. Жила в Лондоне, много путешествовала, но наконец решила приехать домой.

— Когда она вернулась?

Изабелла пожала плечами.

— Около месяца назад? Может, чуть больше. Не знаю. Эдвард сквозь зубы делился подробностями.

— Тебя обеспокоило внезапное появление Молли в его жизни?

— Что? — чуть ли не вскрикнула Изабелла и откинулась назад в кресле, когда люди начали коситься. — Вовсе нет.

Розали с сомнением на нее поглядывала.

— Ты словно ребенок, у которого отняли леденец, вот честно, Изабелла.

— Это смешно. — Белла закатила глаза и сделала большой глоток пива.

— Так ли уж смешно? Вы немало времени провели вместе, с тех пор как он тебя нанял. За последние три месяца он обращался к тебе за советом практически по любому гребаному поводу. Ты привыкла быть его доверенным лицом номер один.

— Я его адвокат.

— Знаю. Но еще ты его друг. И ясно, что ты запала на него.

— Нет.

— Да. — Розали пристально смотрела на Изабеллу, пока та, дрогнув, не опустила взгляд на стол.

— Супер. Возможно, я немного на него запала, — надулась Белла. — О, избавь от этой своей чертовой самодовольной рожи. Не велика новость.

— Никакого самодовольства, просто указываю тебе на очевидное. Ты сблизилась с ним. Немного больше, чем мне бы хотелось, но я и не скрывала своего недовольства. Ты знаешь мое мнение на этот счет, и вот теперь ты испугана тем, что в его жизнь вторглась новая женщина.

Изабелла открыла рот, чтобы запротестовать, но Розали вскинула руку, заставляя замолчать. Белла снова надулась, но наконец вздохнула и посмотрела на Роуз.

— Хорошо, я немного напугана. Большая хренова проблема.

— А ты это не считаешь проблемой? — Розали расправила плечи. — Изабелла, это охеренно огромная проблема.

— Почему же?

Розали буквально прорычала:

— Ты сама знаешь, что честна со мной не на все сто процентов. Понимаешь, что это не просто мимолетное увлечение.

— Не важно.

— Важно, Изабелла Свон. Ты врешь даже самой себе. Ты злишься, что Эдвард Каллен лег в постель с другой женщиной, не с тобой. А что? Он должен был набрать тебе перед тем, как ее трахнуть, и уточнить, не возражаешь ли ты?

— Ты сейчас несешь полную чепуху. Он может делать, что хочет.

— Может? Правда? — Розали вскинула бровь. В ответ Изабелла только нахмурилась. — Мне так не показалось.

— Чего ты строишь из себя святошу?

Розали вперилась взглядом в Изабеллу.

— Это не так! Я лишь акцентирую твое внимание на том, что ты чересчур увлеклась этим парнем и теперь ставишь под угрозу свою карьеру, а возможно, даже нашу практику. Ты теряешь сосредоточенность.

— Как ты смеешь это говорить? Я с равным твоему усердием с нуля ее поднимала. Вложила в дело свою кровь, пот и слезы.

— Да, но сейчас готова пустить все псу под хвост.

— Боже мой. Поверить тебе не могу. Да, я слегка влюбилась, Роуз. Но не собираюсь сбегать и выходить за парня замуж!

— Пока нет, не собираешься. Тебе надо немного дистанцироваться, Из. Твой фокус больше не на изначальной цели — выиграть дело. А на Эдварде. Привязанность к нему повлечет за собой тяжелые последствия.

— Роуз! Я сосредоточена на деле Эдварда настолько, что забросила других своих клиентов. Ты должна это знать — ты помогала мне с текущими делами! Я пашу как лошадь над делом Эдварда.

— Конечно. — Розали кивнула. — Но твоя концентрация определенно была подорвана из-за чувств к Эдварду.

— Херня!

— Правда? Я так не считаю.

— Я реально поверить не могу в то, что ты говоришь. Как ты можешь здесь сидеть и полагать, что меня не волнует моя карьера или адвокатская контора, в которую мы обе вложили так много сил?

— Не переиначивай мои слова. Я не говорила, что тебя это не беспокоит.

— Разве? От использования иной формулировки смысл не меняется.

— О, боже.

— Мне больно, Роуз, оттого что ты усомнилась во мне. Даже мимолетно.

— Из, я лишь стараюсь предостеречь тебя.

— Не беспокойся. Я не сделаю тех же ошибок, что и ты.

— Какого черта это должно значить? — почти зарычала Розали, внезапно сдерживать гнев стало почти невозможно. — Не надо кидать мне в лицо грехи прошлого.

— Почему это? Ты сейчас ликующе швырнула в меня все мои косяки. Вот и попробуй собственную пилюлю.

— Мы говорим не обо мне. Я знаю, что сделала. Знаю, что могла потерять. И почти потеряла, Из. Все! Я обращаюсь к тебе, исходя из своего опыта. И просто хочу, чтобы ты была осторожна. Пожалуйста, не совершай моих глупостей.

— Не переживай. Я не пересплю со своим клиентом, как сделала ты. Он уже с кем-то трахается, помнишь?

— Не верю, что ты мне это только что сказала.

— Но ведь это правда, нет? — Изабелла провоцировала подругу, не заботясь о том, что наносила удар ниже пояса.

— Правда, — прошептала Розали. — Но я усвоила урок, Изабелла. И тебе не надо влюбляться в клиента и почти потерять все, чтобы осознать свою ошибку. Я пытаюсь тебе помочь.

— Я не влюблена в своего клиента.

Розали только покачала головой, фальшиво рассмеявшись.

— Для такого невероятно умного человека ты чертовски глупая. И слепая. Не видишь перед собой истины.

— Отвали от меня, ладно? Я знаю, что делаю.

— Не уверена.

— Сейчас выдашь мне речь в стиле Хелен Редди? Я женщина, услышь мой рев? Хм-м? Неужели потому, что у меня и правда есть сердце, я теперь слабая стереотипная женщина? Я вдруг стала не способна противостоять прокурору-мужчине из-за того, что у меня появились к кому-то чувства? Так, что ли, Роуз?

Розали с отвисшей челюстью посмотрела на Изабеллу.

— Я совсем не это имела в виду. Почему ты так решила? Ты в курсе, я считаю тебя самой сильной из всех знакомых мне женщин. Я ежеминутно тобой восхищаюсь, Изабелла. Не представляю, как ты, столько пережив, сохранила такую невероятную стойкость.

— Да без разницы, Роуз. Припаси свою лесть на будущее. С меня хватит. — Изабелла вскочила с места и швырнула несколько купюр на стол. Она вылетела из ресторана, оставляя ошарашенную Розали.

Изабелла вдавила педаль газа и, взвизгнув шинами, выехала с парковки. Она неслась по Сиэтлу, пытаясь унять дрожь в руках и успокоиться. Кто Розали такая, чтобы указывать ей, как жить? Белла не хренов новичок.

В конце концов Изабелла осознала, что припарковалась на северной стоянке Дискавери-парка и оцепенело идет к лугу, на который приводила Эдварда. Тяжело вздохнув, она опустилась на траву, игнорируя возмущения обосновавшихся на земле птиц — те, не выдержав грубого вторжения, вспорхнули в воздух.

Застонала и, улегшись на спину, устремила взгляд на облака. Сердцебиение постепенно восстанавливало ровный ритм.

Розали была права. Белла влюбилась в Эдварда. Она не знала, когда точно это произошло. Не припоминала определенного момента, на который могла бы попенять. Не существовало того момента, как в голливудских фильмах, когда она посмотрела в глаза Эдварда и поняла, насколько сильно вляпалась.

Это просто… случилось.

И теперь Изабелла понятия не имела, что творила. Возможно, ей следует отказаться от должности адвоката. Это было слишком рискованно — суд состоится всего через два месяца. Но как она сможет представлять интересы Эдварда, если отныне боролась не просто за своего клиента, а за мужчину, которого любила?

Глупо, глупо, глупо.

В кармане затрезвонил телефон и, вынув его, Белла увидела, что звонила Розали. Вздохнув, она ответила и услышала фонтаном бьющие из Роуз путаные извинения:

— Мне так жаль, Из. Я сука. Это не мое дело, мне не следовало ничего говорить. Ты сильная, умная и знаешь, что делаешь. Я должна доверять тебе. У меня и в мыслях не было заставить тебя почувствовать себя слабой. Это не входило в мои намерения. Мне самой очень страшно, что меня могут так воспринять, и я не подумала о том, как это прозвучит для тебя.

— Роуз. Остановись. Ты права.

— Я что? — засопела Розали, по-видимому, плача.

— Ты права, — простонала Белла в телефон. — Я влюблена в Эдварда.

— О. — Розали шмыгнула носом. — Вот дерьмо.

Изабелла не сдержала смеха.

— Дерьмо — это точно. Я увязла в немыслимом дерьме.

— Нет, вовсе нет. Еще есть время взять верный курс.

— Как? — Белла сама чуть не плакала. — Мне придется отказаться от должности адвоката.

— Необязательно. Тебе просто нужно делать то, что правильно, Из. Твой приоритет номер один — это спасти Эдварда, так?

— Да.

— Значит спаси его задницу, Изабелла Свон. Придется пожертвовать вашей связью с ним, чтобы выиграть дело, но ты справишься.

— Почему это так больно?

— Ты сама знаешь ответ. Но надо отпустить его, чтобы шагнуть вперед.

— Если любишь кого-то, не держи. — Изабелла всхлипнула, чувствуя, как эмоции берут верх. — Видела это в печенье с предсказаниями. По-моему, чушь собачья.

Розали засмеялась.

— Но есть в этом доля правды. И я могу тебе помочь. Сейчас самое важное — выиграть дело. Ничего больше. Я сильнее подключусь к работе. Мне не встать во главе, не вызвав при этом подозрений, но я могу навещать Эдварда дома и наладить с ним контакт. Тебе нужно некоторое расстояние.

— Пространство. — Изабелла кивнула, вытирая нос.

— Не навсегда. Пока не справишься с самой трудной частью. Тебе не стоит напрямую общаться с ним, пока не установишь границы и сосредоточишься.

— Да. — Изабелла вздохнула. — Это так на мне похоже. Скажи, а?

— О чем ты говоришь?

— Вечность я ни в кого не влюблялась, а когда это наконец случилось, то даже, блядь, не могу с ним быть. Я бьюсь и бьюсь об одни и те же грабли.

— Сердце штука сложная.

— Ублюдочное сердце.
 


[1] С англ. «hung jury» - ситуация, когда жюри присяжных не смогли прийти к единому мнению и вынести вердикт.



Источник: http://robsten.ru/forum/96-2033-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: freedom_91 (04.02.2022)
Просмотров: 458 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 4
3
4   [Материал]
  Всё ж насколько мы, женщины загадочны giri05003  даже для самих себя!
Влюбиться в подозреваемого в убийстве, мудака, пользующегося женщинами в своих целях, эгоиста с садистскими наклонностями - да запросто!
Молли эта... мутная. Вот прямь оголодала в Лондоне на рыбном меню за десяток лет - и с места в карьер прилетела трахаться с неотразимым бывшим girl_wacko   Может, дура? или нимфоманка? Вот забеременеет, тогда Эдвард попляшет...

3
3   [Материал]
  Спасибо огромное за новую главу. Наконец-то и Белла и Эдвард осознали, что влюблены, но как теперь с этим им справиться. Как отреагирует Эдвард на то, что Белла решит немного отстраниться от него.
Мне кажется, и Молли и Джейн спокойно могут быть в кругу подозреваемых. Все интереснее и интереснее.

3
2   [Материал]
  Спасибо за новую главу!
И ведь интрига держится до сих пор! Кто, блин, убийца на самом деле? В деле появилось целых 3 новых личности. Молли, Джейн и Алек.
Насчёт Алека, конечно, можно попытаться что-то накопать, да и Джейн может оказаться очень хорошей актрисой.
А ведь помните, что самые тихони зачастую и бывают убийцами? Так что Молли исключать из подозреваемых тоже не нужно. Тем более, первая любовь самая сильная, она могла вынашивать этот план годами, сделать это все, а через некоторое время просто опять появиться в его жизни... и получить то, что хочет.

Белла вляпалась, конечно, не на шутку.

1   [Материал]
  Огромное спасибо за продолжение ✨✨ невероятно интересно, как дальше будут развиваться события

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]