Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Преступный умысел. Глава 7.2


Глава 7.2. Invenio/Осознание

 

«Суть героя – даже когда не похоже, что есть свет в конце туннеля, он будет продолжать бороться, продолжать пытаться делать все правильно и исправить то, что было сделано ранее, просто потому что такова его природа», – Джосс Уидон.

 

Изабелла

Послеполуденная июньская погода была прекрасна, пока Изабелла лениво прогуливалась по Пайк Плейс. После переезда в Сиэтл пять лет назад, он стал ее любимым местом для размышлений, несмотря на шум, суету и другие громкие звуки, что доносились с рынка. Хоть это место было, возможно, излишне банальным и туристическим, она обнаружила, что ей нравится, что здесь было грязно и громко, несмотря на зевак, приезжавших со всех уголков страны, чтобы увидеть знаменитый рынок Сиэтла. Пайк Плейс не заботило, как он выглядит. Он был собой, и Изабелла находила это очень привлекательным и умиротворяющим.

Она глубоко вдохнула, закрывая глаза и делая глоток своего латте. Она не в силах была посвятить больше времени и мыслей в этот день делу Эдварда Каллена, зато смогла решить добрую часть других своих дел или, по крайней мере, довести их до той точки, где они уже не нуждались в ее пристальном внимании. Изабелла рассматривала безделушки уличных торговцев, перебирая в голове все, что ей было известно к настоящему времени.

Преступления на почве страсти не были чем-то удивительным. Когда двое совершенно разных людей вступают в интимные отношения, взрыв неизбежен, но некоторые из них более опасны, чем другие. Большинство подобных преступлений совершалось бывшими парнями, которые убивали новых парней своих девушек или, наоборот, их жертвами часто становились женщины. По этой конкретной причине Изабелла была более чем заинтригована прошлыми отношениями Эдварда и хотела получить больше информации как можно скорее. Эта девица Джейн определенно пробудила ее интерес и казалась идеальным виновником, хотя что-то говорило ей, что она была уж слишком идеальным вариантом. Но все равно это была зацепка, которую Изабелла собиралась рассматривать снова и снова.

Таня умерла в своем доме, что совпадает со статистической закономерностью, и она была примерно в среднестатистическом возрасте жертв домашнего насилия. Почти всегда образцы ДНК оперативно собирались для обвинения фактического виновника, и именно из-за этого более всего недоумевала Изабелла. ДНК Эдварда было по всему телу Тани. Он признался, что у него был секс с ней за несколько часов до того, как ее обнаружили мертвой, так что это не было чем-то удивительным. Его кожа была найдена под ее ногтями – намек на своего рода борьбу, – и эта информация никак не могла служить в пользу Эдварда. У него же были царапины на верхней части торса и руках – еще одна улика, что осложняла дело. И, тем не менее… как бы Эдвард мог так убедительно утверждать, что не знал, что Таня умерла, если бы действительно он убил ее? Он же должен быть социопатом, чтобы осуществить все это, и хотя у него были проблемы, он все же не являлся ненормальным. Детективы проверили кровь: в лаборатории не нашли ничего, что подтверждало бы наличие наркотика, на который можно было бы свалить ту отключку Эдварда, из-за которой он оказался в этом дерьме.

Изабелла рассчитывала, что токсикологический отчет определит наличие какого-то агента в его крови, что вызовет сомнения и даст ей надежный плацдарм для его защиты. Эдвард кратко упомянул о том, как покидал спальню, чтобы выпить воды, и Изабелла сразу же отнеслась к этому подозрительно. Любое доказательство злоупотребления психоактивными веществами, предшествующее совершению убийства, либо что-то еще в его крови, даст ей немного больше места для маневров. Вот, в чем она отчаянно нуждалась в этот момент. Но ничего не было, и это выводило ее из себя. Его кровь оказалась чистой, а бутылка воды, которую отправили на анализ, не сохранила никаких следов вмешательства. И это поедало ее. Она думала снова и снова об этом и знала, что он был невиновен. Теперь ей просто нужны были доказательства, чтобы подтвердить то, что ее разум и сердце уже сказали ей.

Однако то, как умерла Таня, не было необычным. При отсутствии огнестрельного оружия удушье было не редкостью. Эдвард находился в постели во время ее смерти, и он признался, что держал свои руки на ее горле во время сексуальной игры, что происходило не единожды во время их с Таней отношений. Это, в сочетании с некоторыми физическими доказательствами, преуменьшало шансы Изабеллы, хотя это был вызов, с которым она определенно не боялась столкнуться.

Она допила свой кофе и выбросила его в ближайшую урну, связывая волосы в свободный пучок на затылке и взвешивая все плюсы дела Эдварда. Хотя их связывали страстные и иногда излишне бурные отношения, из записи Эдварда становится ясно, что физическое насилие ему не нравилось. Таня не была избиваемой женщиной, а Эдвард не был ублюдком, который использует физическое насилие, чтобы утвердить свое превосходство. Прежде неоднократно жертвы домашнего насилия подвергались жестокому обращению и преследованию со стороны своих партнеров. Более половины виновных в домашнем насилии обвинялись повторно, и, к счастью, Эдвард Каллен не относился к их числу. Изабелла планировала опросить друзей и членов семьи, чтобы лучше понять динамику их отношений, а также узнать мнение со стороны, но его относительно чистый полицейский профайл – уже хоть что-то, что Изабелла могла использовать в его пользу, пока разрабатывала план Б.

Она вздрогнула от этой мысли. Адвокат в ней говорил, что она может и, вероятно, должна готовиться к самому худшему сценарию и как минимум бороться за меньшее обвинение, но сострадательный человек внутри нее говорил, что это неприемлемо, особенно если она твердо верила, что Эдвард никак не причастен к убийству Тани. Изабелла не собиралась быть трусихой и искать легкий путь. Она собиралась сражаться за него и найти выход.

У Эдварда был хороший общественный послужной список. Он был активно вовлечен в благотворительные организации и щедро делился временем и деньгами. Кто-нибудь мог бы возразить, что его добрые дела были просто уловкой, но Изабелла знала, что это не так. Эдвард был измученным мужчиной, это уж точно, но она не совсем понимала причин этому, если не считать очевидного. Она знала его от силы неделю и уже могла сказать, что его раны намного глубже, что он страдал и пытался понести наказание за что-то более далекое, нежели смерть Тани.

Блэкберри Изабеллы защебетал, предупреждая о новом сообщении, и она стала рыться в сумке, пытаясь найти его. Сыпля проклятиями, девушка наконец-то нашла его в закромах сумки и улыбнулась, когда прочла сообщение от Розали.

Тащи свою милую задницу в Owl N' Thistle. Отличная еда, пиво Harp и действительно милый студент ждут тебя. Скоро увидимся.

***

Розали

– Она уже в пути, – Розали довольно неосторожно бросила свой телефон на стол и улыбнулась другу.

– Откуда ты знаешь? Ты хоть дала ей время ответить?

– Жирная еда, пиво и горячий мужчина, – Розали подмигнула ему. – Она будет здесь. Если я знаю ее, вероятно, она в одном из своих задумчивых настроений гуляет по Пайк Плейс, созерцая вселенную и пытаясь понять, как спасти этот мир. Нездоровая еда и пиво всегда поднимают ей настроение.

– Черт, нездоровая еда и пиво всегда поднимают настроение мне, а ведь у меня даже нет депрессии.

– Я сказала, она задумчива, а не в депрессии. – Розали игриво толкнула его и сделала большой глоток из бокала. – Итак, как ты?

– Шикарно. Очень занят работой в последнее время, – он понимающе посмотрел на Розали, – но не жалуюсь. Хотя сестра до сих пор та еще заноза в моей заднице.

– Да? И что она делает сейчас?

– То же самое, то же самое. Всегда хочет каждому что-то доказать. Это чертовски раздражает. Теперь я думаю, что она пытается переиграть меня в карьере. Как будто мне интересна ее работа.

Как раз в этот момент Изабелла появилась в дверном проеме паба.

– Сет Клируотер! Неожиданно видеть тебя здесь! – Розали улыбнулась, увидев, что настроение Беллы мгновенно поднялось на ступеньку, когда она посмотрела на их друга.

– Привет, Утенок. – Он умело увернулся от удара Изабеллы, который заслужил упоминанием ее детского прозвища, которое он сам же ей и дал, и улыбнулся.

– Ты же знаешь, что я ненавижу это прозвище. Почему ты всегда настаиваешь на их использовании… да именно этого среди всех прочих?

– Эй… гадкий утенок превратился в прекрасного лебедя. Это комплимент.

– Не важно. Ты все еще намекаешь, что я была уродлива. Это серьезная ложь.

Изабелла подмигнула Сету и повернулась к Розали.

– Откуда ты всегда знаешь, что именно мне нужно?

Розали улыбнулась и налила Изабелле пинту Harp.

– Для этого и существуют друзья.

– Спасибо тебе, Дайон Уорвик.

– Без проблем, Стиви, – Розали подождала, пока Изабелла сделает большой глоток пива, и обратила внимание на Сета. – Итак, у нас есть работа для вас, мистер Клируотер.

– А я-то подумал, что две прекрасные леди пригласили меня выпить и пообщаться, – Сет подмигнул, и Розали улыбнулась. – Что случилось?

– Что ж, похоже, у нас довольно сочное дело, которое нам нужно расколоть, и, по-видимому, это будет очень сложно. Учитывая, что ты лучший частный сыщик в городе, мы решили обратиться за помощью к тебе.

– Ох, это то дело Каллена, что во всех новостях?

– Именно, – Розали сделала глоток пива.

– У Изабеллы разовьется аневризма, если мы не найдем брешь в ближайшее время.

– Что вы уже знаете?

– Вытащить информацию из нашего клиента довольно сложно, – заявила Изабелла. – У него есть бывшая девушка, которую я хотела бы проверить. Джейн Робертс. Очевидно, она обезумела, когда Эдвард бросил ее несколько лет назад.

– Отлично. Люблю драмы с бывшими подружками. Что еще вы достали?

– Из того, что я вытянула из Эдварда, известно, что у его девушки не было врагов, по крайней мере он о таковых не знает. Он упомянул, что у нее могли быть проблемы с некоторыми из ее коллег, но он не особо осведомлен об этом. Я бы хотела, чтобы ты проверил и посмотрел, может, что-то найдешь.

– Хорошо. Где она работала?

– The Stranger… еженедельник о местном искусстве и развлечениях.

– Хорошо. Что насчет Эдварда? Он профессор, да?

– Да. Определенно проверь кампус, студентов и факультет. Коллеги, которые имели что-то против него, студенты, у которых были свои счета. Мы ищем все, что можем найти.

– Понял. Он еще и писатель, да?

– Да, – подтвердила Розали. – Я надеюсь, у тебя есть читательский билет. Тебе также придется почитать кое-что, приятель.

– Что ж, слава Богу, что я, по крайней мере, окончил школу. – Сет ухмыльнулся. – Итак, университет Сиэтла, The Stranger, безумная бывшая Джейн и любые другие птички, которых смогу найти, и тонны чертова чтения. Что-то еще?

– Для начала хватит, – Розали улыбнулась. – Но если мы придумаем что-то еще, я знаю, как связаться с тобой.

– Это да. Хорошо, теперь о скучном. Только наличные. И я требую двадцать пять процентов вперед, плюс возмещение непредвиденных расходов, бензина, путешествий и прочего.

– Зайди в офис утром, твоя наличка будет ждать тебя у Эмили.

– Идеально, – Сет осушил пиво и поднялся, целуя Розали и Изабеллу в щеки. – Мисс Свон, мисс Хейл. Приятно, как и обычно, иметь с вами дело. Свяжусь с вами завтра. Ведите себя хорошо, леди.

Розали повернулась и наблюдала, как Сет покидал бар, прежде чем облизнула губы и снова развернулась к Изабелле.

– Если бы он только был старше, – Изабелла только рассмеялась и закатила глаза, совершенно ошеломленная гиперактивными гормонами Розали.

– Хорошая мысль нанять Сета, Роуз. Может быть, он сможет найти что-то, что хотя бы подтолкнет меня в нужном направлении.

– Конечно. Сет, может быть, и молод, но детектив он от Бога, знает, как делать свою работу. Должно быть, у них семейная склонность.

– О, его отец коп, что ли?

– Да. Я не думаю, что у него была звездная карьера или что-то такое, но зато была стабильность. И Сет, и его старшая сестра последовали по стопам отца в правоохранительные органы.

– О да, верно. А его сестра не в полиции Сиэтла работает?

– Да, она работает криминалистом. Думаю, на самом деле она работала и над нашим делом.

– Мир тесен. – Изабелла вздохнула. – Ладно. Что ж, я, наверное, пойду и позволю своей красоте отдохнуть. Утром я должна встретиться со своим подопечным.

– Да, мы ведь не хотим отпугнуть его ужасными мешками под глазами и порами, воняющими дымом, пивом и жирной едой.

– Я не пытаюсь впечатлить его, но ты права. Не хочу давать ему дополнительные преимущества. Чао, Роуз.

***

Изабелла

– Какого ХРЕНА тебе нужно теперь? – Дверь дома Эдварда с силой распахнулась, демонстрируя разгневанного и разъяренного Эдварда Каллена, его волосы были еще даже более растрепанными, чем обычно. Он был одет в черную рубашку-поло, которая обтягивала поджарые мышцы, а темные застиранные джинсы сидели на бедрах ну слишком низко. Изабелла сдержала вздох от его тона и, бесспорно, привлекательного вида.

– М-м, привет? – Изабелла посмотрела на него, не зная, какой должна быть правильная реакция на подобное приветствие. Зеленые глаза Эдварда расширились от удивления, очевидно, он ожидал кого-то другого.

– Мисс Свон. Я подумал, что ты одна из тех чертовых репортеров. Прошу прощения. М-м, черт. Входи. – Эдвард открыл дверь пошире, позволяя ей войти, высунул голову из двери и быстро осмотрелся, прежде чем захлопнул ее и вздохнул.

– Плохое утро?

– Определенно. Думаю, боссы-ублюдки этих ублюдков-журналистов требуют, чтобы они добыли больше информации. Они становятся чертовски смелыми. – Эдвард снова вздохнул. – Хм, хочешь чего-нибудь выпить? – Изабелла не упустила быстрый взгляд, которым он прошелся по ее телу, прежде чем заглянул в холодильник, и небольшая удовлетворенная улыбка появилась на ее лице.

– Конечно, было бы здорово. Спасибо. – Она улыбнулась Эдварду ободряюще, благодарная, что он, по крайней мере, пытался изображать гостеприимного хозяина.

– Я даже не знаю, что у меня есть. Элис… моя сестра… закупилась пару дней назад.

Эдвард распахнул дверь холодильника и склонился, изучая его содержимое.

– Апельсиновый сок… содовая… вода… соевое молоко… м-м, несколько разновидностей соевого молока.

Голос Эдварда затих, и Изабелла поняла, что смотрит на его крепкий, обтянутый джинсами зад, спохватившись, она подняла взгляд на его спину.

– Шоколадное соевое молоко было бы здорово, на самом деле. У меня не было времени позавтракать.

Эдвард схватил коробку и закрыл дверь холодильника бедром, проходя мимо нее, чтобы взять стакан из шкафа.

– Тебе нравится соевое молоко? Кажется, оно довольно странное на вкус.

– Я вегетарианка. Так что мне нужно как-то получать свой белок. – Изабелла улыбнулась и взяла стакан у него, делая глоток. – Спасибо.

– Ты тоже вегетарианка?

– Да.

– И как давно ты вегетарианка?

– Практически всю свою жизнь. На самом деле мне никогда особо не нравилось мясо. Я должна была есть все, что приготовит моя мама, так что была хищником по принуждению. Пока жила под ее крышей, по крайней мере. В ту секунду, как мне исполнилось восемнадцать, я отказалась и больше никогда не пробовала.

– Интересно. – Эдвард откинулся на кухонную стойку, скрестив ноги, его руки лежали на столешнице позади него.

– А что насчет тебя? Как давно ты вегетарианец?

– Всю свою жизнь. Мои, м-м, биологические родители были довольно современны и погрузились во всю эту концепцию, что у животных есть душа, и есть их – это почти то же самое, что быть убийцей. Они не хотели растить своего единственного сына убийцей. – Эдвард кривовато улыбнулся, искренне забавляясь этому каламбуру.

– Забавно, но это не так, – Изабелла выгнула бровь. – Ладно, ты подумал?

– Прости? – Эдвард мгновенно напрягся.

– Не об этом. Я достаточно умна, чтобы почувствовать тупик. Ладно? У тебя было время подумать обо всем? О людях, которые могли ненавидеть тебя и желать сделать из тебя убийцу? – Изабелла смотрела на него ожидающе.

– М-м, нет, на самом деле, нет.

Изабелла вздохнула.

– Что ж, мне нужно, чтобы ты начал думать. У нас не так уж много времени, знаешь. Я была довольно терпелива до этого мгновения, но…

– Что ж, спасибо тебе, что позволила мне похоронить мою мертвую девушку. Это так любезно с твоей стороны. – Эдвард мгновенно закрылся от нее, готовый к ссоре.

– На самом деле, да. Спасибо, что понял это. Я могла бы быть совершенно черствой и заставить тебя поставить свою защиту на первый план, но я не стала делать этого. Да?

Эдвард покачал головой.

– Тогда хорошо. Теперь пришло время двигаться дальше. У тебя нет выбора, на самом деле. У тебя есть бумага?

Эдвард мрачно двинулся по коридору из кухни в свой кабинет, где Изабелла могла слышать, как он ворчит и перемещает что-то, пока не появился со стопкой бумаги и несколькими ручками.

– Бумага. Ручки.

– Это я вижу. Спасибо. Давай присядем? – Изабелла не стала ждать приглашения, направилась к стеклянному столу в столовой и села. Она знала, что должна взять бразды правления в какой-то момент или они никуда не продвинутся.

Эдвард тяжело вздохнул, но последовал за ней к столу, плюхнувшись на стул напротив Изабеллы.

– Что ты хочешь знать?

– Эдвард. Серьезно? – Изабелла не могла сдержаться, чтобы не одернуть его. Эта игра испытывала ее терпение.

Эдвард закатил глаза и снова вздохнул.

– Лорен Мэллори. Я встречался с ней очень давно, еще до того, как начал встречаться с Джейн Робертс. Понятия не имею, испытывает ли она все еще неприязнь ко мне, но это возможно.

– Что за неприязнь?

– Довольно типичная, как мне кажется. Она хотела большего, чем я мог дать. Я был ублюдком, а она была невинной жертвой, хоть и знала, во что ввязывалась, когда связалась со мной. Несмотря на это, она не была счастлива, когда я поставил точку в наших отношениях. Преследовала меня в кампусе какое-то время.

– Она была студенткой?

– Нет, коллегой.

Изабелла кивнула, поощряя его, пока записывала информацию.

– Кто еще?

Она изо всех сил боролась, чтобы сохранить серьезное выражение лица, пока он перечислял всех женщин, с которыми встречался и порвал до встречи с Таней. Кармен Руис, Шарлотта Томсон, Молли Адкинс, Кристина Джонсон, Эмми Мартин… хотя не все эти отношения закончились плохо.

– Что насчет других коллег?

Эдвард пожал плечами.

– Кроме Лорен? Деметрий Филлипс, возможно. Он тоже преподает на кафедре английского языка в университете, и думаю, ему может не нравиться, что мои книги продаются, а его – нет.

– Хорошо. Ревность – хороший мотив. Это хорошее начало. Что насчет людей, с которыми могли быть проблемы у Тани?

Эдвард покачал головой.

– Я действительно не могу вспомнить никого, кто ненавидел бы ее. – Эдвард пожал плечами. – Если и были такие, она никогда не говорила мне о них. Вероятно, ей хватало и меня. – Глаза Эдварда заблестели от влаги, но вскоре прояснились.

– Все будет в порядке, Эдвард. – Изабелла потянулась и прикоснулась к его руке, но одернула ее, так как Эдвард резко вскочил со своего стула, ревя на нее.

– Не смей прикасаться ко мне! Я не хочу, чтобы ты, черт возьми, прикасалась ко мне! Господи!

Он злился на нее, его грудь тяжело поднималась от глубокого дыхания, а ноздри раздувались.

– Прости. Я просто хотела помочь, Эдвард. Быть твоим другом.

– Мне не нужен гребаный друг, хорошо, мисс Свон? Мне нужен чертов адвокат. – По какой-то причине слова Эдварда подстрекнули вспышку ее гнева. Она шумно отодвинула свой стул и вскочила с него, яростно смотря на него.

– Ты прав. Тебе нужен адвокат, а не друг. И именно это ты и получишь, приятель. Я пыталась облегчить все для тебя, быть терпеливой с тобой, но, похоже, это не работает, да? Поэтому знаешь что? Пошел ты. Давай будем работать по-твоему.

Эдвард смотрел на Изабеллу, смущенный ее ответом, очевидно, не ожидавший, что она так яростно ответит ему.

– Вот как все выглядит для тебя сейчас. В данный момент ты сидишь, ожидая суда за преступление, которое карается смертной казнью, которое, если тебя признают виновным, отправит тебя прямиком в камеру смертников. Ты упрямый баран, отказывающийся сделать тест на отцовство, который может дать мне ниточку, с помощью которой я смогу начать вырабатывать надежную защиту. Но ты же чертовски отчаянно пытаешься не повесить на свою бывшую девушку бирку шлюхи. Какой же ты чертовски отважный, должна сказать, но разве ты уже не относился к ней как к шлюхе? Что значит еще один раз, мистер Каллен?

– Прости?

– Ты слышал меня. Все это хорошо и мило, что ты любишь ее и ценишь то, что теперь она мертва, но на самом деле? Разве уже не слишком поздно для этого? Ты осыпал ее подарками, ты удовлетворял ее извращенные желания, но ты не любил ее. У тебя был шанс, но ты упустил его.

– В чем, черт возьми, твоя проблема? – Его злость исходила от него волнами.

– Моя проблема – твое наплевательское отношение к собственной жизни, мистер Каллен. Я очень разочарована в тебе и думаю, если бы Таня могла видеть тебя сейчас, она была бы тоже разочарована. Если она любила тебя так сильно, как ты говоришь, тогда я едва ли представляю, что она хотела, чтобы ты сдался, уничтожил свой шанс выжить и жить той жизнью, которой она тебе желала.

– Что ты знаешь об этом? А? Ничего!

– Ох, я знаю больше, чем ты думаешь. Я знаю, на что это похоже… терять кого-то, кого ты любил так сильно, что даже не можешь выразить это словами. Я знаю, каково это видеть, как они умирают прямо на твоих глазах, и желать, чтобы ты мог отдать свою жизнь вместо них. Я знаю, что чувствуешь, когда просыпаешься каждое утро разочарованным, поскольку ты все еще жив, а они нет. Я знаю, мистер Каллен, намного больше, чем ты думаешь, возможно, даже больше, учитывая, что именно у меня здесь есть гребаное сердце. Не у тебя.

Эдвард остолбенело смотрел на нее. Его голос был едва ли громче шепота.

– Чего ты хочешь от меня, Изабелла Свон?

– Я хочу, чтобы ты попытался, Эдвард. Я хочу, чтобы ты сражался. Эта мирная сидячая забастовка отлично подошла бы для другого века и времени, но не сейчас.

– Я не могу сделать то, о чем ты просишь меня. Не могу. – Эдвард посмотрел на нее, боль исказила его лицо.

– Эдвард. Ты должен сделать это. У кого-то другого был мотив. Это важно. Если нет, ты сможешь рассмеяться мне в лицо и сказать: «Я же говорил тебе». Но если это не так, то это может быть именно тем, что нам нужно, чтобы выработать твою защиту.

– Нет. Нет, мисс Свон. Я не могу. Почему ты не понимаешь слова «нет»? – Эдвард посмотрел на нее, его защитные механизмы вновь вернулись, а злость снова кипела под поверхностью.

– Я понимаю это слово прекрасно, Эдвард. Я прошу тебя рассмотреть этот вопрос.

– Я рассмотрел. «Нет» мой окончательный ответ.

Изабелла не смогла сдержать разочарованного вздоха, который вырвался у нее из-за его жесткого отказа.

– Эдвард…

– Я дам тебе все, что ты захочешь. Хочешь денег? Я дам тебе их. Хорошую еду? Я могу организовать это. Лучший трах в твоей жизни? Попроси и, вероятно, черт возьми, получишь его. Все, чтобы ублажить тебя.

– Не нужно меня ублажать. Я хочу, чтобы ты сражался!

– Нет. Не в этом бою. Ты умна. Ты можешь найти что-то другое.

– Хорошо, – Изабелла подошла к стойке, где оставила свою сумочку и ключи. – Это твоя задница будет подвешена на дереве, приятель. Не моя.

 

Перевод: Тео
Редактура: LanaLuna11



Источник: http://robsten.ru/forum/96-2033-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RobSten_LoVe (07.10.2015) | Автор: перевод: Тео
Просмотров: 640 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 7
0
7   [Материал]
  Спасибо good  hang1  lovi06015  lovi06032

0
6   [Материал]
  Спасибо большое за перевод! lovi06032
Очень нравится в этой истории Изабелла))

5   [Материал]
  Спасибо за перевод! lovi06032

0
4   [Материал]
  Спасибо большое за перевод! Потрясающая история! С нетерпением жду продолжение!  good lovi06032

0
3   [Материал]
  Очень захватывающая история. Спасибо lovi06032

1
2   [Материал]
  супер очень эмоции зашкаливают обалденная история и потрясающая Белла она просто замечательная воин и может постоять за себя 1_012 good   спасибо lovi06032

1
1   [Материал]
  Ему даже мысль не приемлима о предательстве Тани . А почему они не попросят родственников Тани ? Эдвард даже не женаты с Таней . Почему нужно его согласие , он же подозреваемый . Спасибо за главу .

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]