Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ride. Глава 14.

BPOV

ЛА, Часть 2

Выступление закончилось, и мы выходили из концертного зала в тот момент, когда низкий человеческий рык сомкнулся вокруг нас. Вместо быстрого и привычного прощания Чарли стоял и разговаривал  с лос-анджелесскими коллегами, в то время как я ждала его в стороне. Даже издалека я знала, что что-то происходит, о чем он и рассказал, когда присоединился ко мне несколько минут спустя.

 - Белла, милая, ты можешь подождать меня в отеле? Я должен вернуться с парнями в их участок, – сказал Чарли, морщась и извиняясь за то, как неожиданно сорвались наши планы.

Это была наша последняя ночь в Лос-Анджелесе, и мы планировали пойти в небольшой ресторан около отеля, чтобы достойно увенчать нашу неожиданную поездку, а потому, сейчас он пытался показать полнейшее  разочарование. Но как бы он ни старался, ему не удалось полностью скрыть волнение в своем голосе: не каждый день его привлекали к операции в большом городе.

 - Конечно, не беспокойся об этом, – уверила я его. Мы были в ЛА по официальному полицейскому делу. Это было почти чудо, что он не был призван на работу в первый же день.  - Я просто закажу что-нибудь в номер.

Он поцеловал меня в щеку, все еще извиняясь.

 - Я позвоню тебе,  как только вернусь, хорошо? Возможно, мы еще сможем устроить поздний ужин.

Я сомневалась относительно этого, но все равно кивнула. То, что вовлекло ФБР и силы местной полиции, займет время.

Было не трудно заметить, что что-то происходит. Была, по крайней мере, дюжина агентов в одном только лобби, вероятно, еще больше были скрыты в тени и вне концертного зала. Сначала я подумала, что они были частью безопасности для присутствующих VIP-персон, поэтому изначально отбросила версию о том, что все это для того, чтобы контролировать Эдварда…

Но когда вошла Агент Денали, все сомнения испарились, и вместе с этим пришло осознание, что, так или иначе, мишенью здесь был Эдвард Каллен.

Таня Денали, женщина, которая успешно заманила Каллена в ловушку, была далека от того, какой я себе ее представляла. Я даже не подумала бы, что это она, если бы не стояла так близко к группе Чарли и не услышала, что она представилась просто, и даже резко –  «Денали».

Высокая  блондинка источала уверенность и женское изящество, которое не мог испортить даже  форменный брючный костюм с выпирающим силуэтом огнестрельного оружия на бедре. На ее лице едва ли был намек на косметику, но это лишь подчеркивало, какой естественно красивой она была.

Прежде чем повернуться к двум агентам, стоящим близко в тени, она быстро что-то сказала одному из полицейских, но даже в этом кратком диалоге было заметно, какой властью она обладает. Холодная и сдержанная, она производила впечатление человека крайне эффективного,  кто всегда доводит свою работу до конца – замечательная черта для женщины, работающей в сфере, где преобладают мужчины.

В другое время и в другом месте она бы понравилась мне.

Но в тот момент все, что я могла чувствовать, была иррациональная паника. Проклятый Эдвард. Что, черт возьми, он наделал? Что бы это ни было, это встревожило ФБР достаточно, чтобы снова вызвать Денали – скомпрометировавшего себя агента. Что он задумал? Невозможно, чтобы он мог стремиться вернуться в тюрьму снова.

Если только это не было тем, чего он хотел все это время – открыто соблазнить Таню Денали. И эта мысль была более тревожна, чем я хотела признать.

Я говорила ему, что не глупа. Я точно знала, на что иду, когда позволила себе увлечься. Мое отчуждение было преднамеренным, я не хотела оказаться в его преступном прошлом. Я полагала, что смогу просто закрыть глаза, если что-то вроде этого произойдет. Или что смогу просто уйти со своим таким большим, неповрежденным достоинством.

Всякий раз, когда я останавливалась и задумывалась о нашей развратной интрижке,  которая была тем, что мы имели, более или менее, я понимала, что все это ошибка, что все может закончиться ужасно. Но мы уже совершили всего слишком много, слишком скоро, и слишком глубоко в этом увязли, чтобы все вернуть. При этом я не была готова доверять ему, и он не сделал ничего, что, возможно, могло бы оправдать его.

Но я не была готова бросить его пока, даже если была чертовски уверенна, что меня вышвырнет на обочину в любой момент, стоит ему только подумать, что он закончил со мной.

Так что, я сделала самое разумное, что могла, учитывая обстоятельства: как только патрульная машина, забравшая Чарли, исчезла в потоке автомобилей, я развернулась и вошла в концертный зал, чтобы найти ответы.

Проскользнуть обратно оказалось легко. Лобби и два главных входа были заполнены людьми: музыканты, несущие инструменты, охрана и прочий персонал – все стремительно двигались, кажется, в сторону вечеринки, которая должна была начаться ниже по коридору. Они были, конечно же, в приподнятом настроении, поскольку представление было успешным. Пробираясь сквозь толпу, я добралась до дальней части коридора на этаже, как я и предполагала, ведущего к гардеробу.

Толпа начинала уменьшаться за моей спиной, и я собиралась свернуть в один из коридоров, когда охрана заблокировала мой путь. 

- Извините,  мисс, но эта часть закрыта.

 - Она со мной, – женский голос, мягкий альт, который как ни странно походил на кошачье мурлыканье, вмешался гладко. Я не имела ни малейшего понятия, откуда вдруг появилась эта женщина. Она показала свой закулисный пропуск охране и, прежде чем я смогла спросить, кто она такая, девушка взяла меня за руку и потянула в закрытый коридор.

 - Пойдем,  дорогая.

Ее хватка была на удивление твердой для тонкой руки под легкой паутинкой рукава ее платья – неожиданная сила под маской внешней хрупкости. Она потянула меня через холл в другой  коридор с огромным количеством дверей.

 - Извините, мы знакомы?

 - Скажем так: мы делим общего друга, – промурлыкала она снова. Она была почти на голову выше, чем я, с темными волосами и кроваво-красными губами. Восточно-европейка или русская, судя по ее акценту.

В конце холла она открыла дверь и втянула меня в слабо освещенную комнату.

 - Сюда, – объявила она весело, указывая на пустую раздевалку. Дав мне пройти, она направилась прямо к комоду, где удобно располагались бутылка виски и несколько бумажных стаканчиков. Опрокинув в себя напиток, она повернулась ко мне.

 - Хочешь выпить?

 -Нет, спасибо, – отказалась я вежливо.

- Как скажешь, дорогая, – она заглотнула свой напиток, скрывая ожог от ликера мягким хихиканьем, и я начинала задаваться вопросом о здравомыслии своего решения последовать за незнакомкой, когда услышала тихую усмешку.

 - Это было быстро, – и я могла безошибочно определить, чей это был голос.

 - Пффф, – сказала девушка, – Я ничего не сделала. Она блуждала в коридоре, как потерянный щенок.

Я увидела его не сразу, поскольку он прислонялся к самой дальней стене, полускрытой в тени. Выпрямившись, он вышел на свет и внезапно все, о чем я могла думать, было только то, насколько высоким он был, как широки его плечи... и как отлично он соответствовал другой женщине.

Он был другим. Он казался далеким и отчужденным, далеким от того сексуального злодея, которого я знала. Я стояла на приличном расстоянии, и источник света находился сзади него, поэтому не могла точно разглядеть его глаза, чтобы догадаться, о чем он думал. Но я могла ощутить его напряженность, скрывающуюся под тщательно напущенным спокойствием.

 - Спасибо, Кейт, – сказал он незнакомке, склоняясь к ней и целуя ее в щеку, – За мной должок.

 - Именно так, – ответила она с тем же самым ленивым мурлыканьем, – Ты можешь отблагодарить меня позже. И прежде, чем ты выкинешь меня пинком, я уйду. Увидимся в клубе, любовничек.

«Любовничек»?

Так вот, что она имела в виду, когда сказала, что мы «делим друга».

«Кейт» подмигнула ему и помахала мне пальцами, прежде, чем выйти за дверь, оставляя меня со стойким ощущением, что я влезла во что-то, что предпочла бы не знать. Сначала Таня Денали, а затем это. Я не знала, должна ли я чувствовать себя оскорбленной, что была так небрежно представлена другим женщинам из его жизни.

 - Тебе известно, насколько легко читаются эмоции на твоем лице?

Как бы сильно меня ни терзала нежелательная информация, я искала его не затем, чтобы поговорить о женщинах, которых от трахал, в прошлом или настоящем. Особенно, когда он насмехался над этим.

 - Что происходит?

Он пожал плечами: 

- Кейт – старый друг.

Ага, хорошо, не важно...

 - Я имею в виду, почему это место окружено ФБР?

 - О, это, – сказал он, – Это ничего.

Я ненавидела, как легко он лгал.

Технически он даже не лгал, просто уклонялся от прямого ответа, но эффект был тем же самым. Я должна была остановиться, как делала в предыдущие разы, когда начинала спрашивать его о вещах, которые он сделал. Но не на сей раз.

Глубоко вздохнув, я попробовала еще раз:

 - Ты ведь не в беде, не так ли?

 - Если бы и был, тебе не стоит об этом волноваться: у тебя будет много времени, чтобы спрыгнуть с лодки.

 - Не будь глупцом. Что бы это ни было, это не имеет никакого отношения ко мне.

- Ты подразумеваешь, что никогда не задумывалась о том, что, если бы ФБР начали разнюхивать, это не стало бы хорошим шансом для них узнать о тебе? Связь с известным преступником не смотрелась бы очень хорошо в твоем резюме, не так ли?

 Что за черт?

 - Если бы я заботилась о каком-то гребаном резюме, то меня не было бы здесь. Я вернулась бы в чертов Форкс, не заботясь, что произошло с твоей задницей.

 - Ты приехала не из-за меня, ты приехала ради своего отца…

- А кто там прямо сейчас, с ФБР, ожидает тебя, чтобы вытянуть для них что-то действительно необходимое?

 - Ты не приехала бы, если бы не он.

Нет, я не приехала бы. Если бы он попросил, я бы отказалась. Если бы он предупредил меня, то я бы придумала сотни оправданий, лишь бы не ехать. Это заняло одну минуту, прежде чем я поняла, что он не сожалел об этом, лишь немного отстранился.

 - Не волнуйся о Чарли, – сказал он, – С ним все будет в порядке. ФБРовцы просто проверят список приглашенных.

 - Список приглашенных?

 - Большинство моих… друзей было в аудитории.

 - Ты имеешь в виду своих соучастников?

Он подарил  мне улыбку:

- Подозреваемые, соучастники и не имеющие к этому отношения, и некоторые из них – мои друзья. У меня действительно есть несколько друзей. Хочешь познакомиться с ними?

Для чего? Зачем? И тут я поняла значение приглашения на данное мероприятие. Он пытался вовлечь меня в свой мир. Я уже видела его, в окружении людей его социального статуса. Теперь он хотел, чтобы я увидела другую сторону, ту, которая не была легко доступна для посторонних.

Даже не для ФБР.

Мне следовало отказаться, но я не могла сопротивляться этому соблазну. Любопытная часть меня, часть, которая детально изучала его дело, кричала «Да!», предложение было слишком заманчивым, чтобы отказаться. Но другая часть понимала: это означает, что я собираюсь признаться, согласиться публично показаться с ним.

 - Одна ночь... Это все, о чем я прошу, только одна ночь. Твой секрет будет сохранен.

Он всегда знал правильные слова, чтобы сказать.  Будь он проклят.

 - Ладно, одна ночь...

XXX

Мы направились на  двадцать третий этаж роскошного отеля, через коридор, обшитый  красными деревянными панелями из клена, освещенный светом кристаллов Сваровски. Проходя через огромные двери из кедра, я думала, что мы войдем в спокойную гостиную, заполненную мягким светом и классической музыкой на заднем фоне, где пожилые мужчины курят сигары и потягивают бренди.

Это не была спокойная гостиная… Это даже не было комнатой вовсе – это  был переполненный концертный клуб со вспыхивающими огнями, высокими барами и компанией игроков по центру. Занимая половину этажа отеля, это было одно из тех мест, которое посещают знаменитости и светские люди, и оно изобиловало красивыми лицами: некоторые известные, некоторые определенно незнакомые. Звучащая музыка проникала в каждый дюйм этого места, пульсируя в прохладном воздухе, насыщаемого через большие воздушные вентиляции, словно живой дышащий организм. Вялый дым марихуаны немедленно обволок меня в тот же момент, как мы вошли в «клуб», и забил ноздри, несмотря на мои усилия избавиться от него.

Люди окружили Эдварда, как только он вошел, и я нырнула назад, в тень, благодарная за вынужденную диверсию. Я направилась к одному из баров, намереваясь оставаться вне центра внимания в течение всей ночи.

К сожалению, это не было причиной, по которой я здесь находилась в первый раз.

 - Рада, что вы смогли прийти, – знакомый мурлычущий голос раздался возле меня, и какой бы раздраженной я ни была минуту назад, я была благодарна за присутствие кого-то знакомого. Определенный вид знакомства, так или иначе. Кейт сидела на табурете рядом со мной и  потягивала свой напиток. – Эдвард попросил, чтобы я присматривала за тобой. И нет никакой необходимости представляться. Мы уже все знаем, кто ты, дорогая.

 «Мы»? Это будет та еще ночка...

Я заказала виски, двойной. Я не была хорошей выпивохой, но одного взгляда вокруг хватило, чтобы я поняла, что не собираюсь тратить свое время впустую. Бармен поставил стакан на барную стойку, и я выпила содержимое залпом, скорчившись, поскольку огонь прокатился по моему горлу. Почти немедленно я почувствовала действие алкоголя на мой организм, который распространял тепло в каждую клеточку, очищая мой разум.

Я попросила еще.

К тому времени, когда я выпила свой третий напиток, я была достаточно расслаблена, чтобы вовлечь Кейт в светскую беседу. Только тогда началось официальное представление.

Пожилой мужчина, Питер, и женщина, которую Кейт представила, как Мину, подошли первыми. Затем пара братьев подошли поболтать, а после две девушки – сестры, с отвратительными рыжими волосами, за которые они должны возненавидеть своих ирландских предков, и их брат. Еще одна девушка, которая имела сильное сходство с Кейт, болтала с нами некоторое время. Ирина, так она представилась. Они блуждали по бару, по одному или парами, разглядывая меня и обмениваясь шутками. Это был относительно небольшой круг, и я поняла, что если бы не пила слишком много и слишком быстро, то запомнила бы лица всех, и то, о чем они говорили.

Все то время, что  я «представлялась» его друзьям – как бы архаично это не звучало – Эдвард держался вдалеке. Примерно спустя час я увидела его снова.

Он стоял в дальнем конце комнаты, разговаривая с блондином с взъерошенными волосами. Мужчина был моложе, чем те, кого я видела, и он почти никогда не отрывал свой взгляда от устройства, которое держал в руках. Очевидно, я не буду представлена этому особенному другу.

После того, как я нашла Эдварда, Кейт допила свою выпивку и поднялась с места: ее обязанности няньки закончились.

 - Помни, дорогая, он весь твой, – сказала она перед тем, как уйти, целуя меня в щеку в коротком, но все же дружественном жесте. – Хорошо позаботься о нем для нас.

Я открыла рот, чтобы что-то ответить, но лишь поняла, что не знаю, что сказать после такой просьбы. Она ушла, и я была удивлена своим желанием, чтобы она осталась рядом. Возможно, это было из-за ее странной просьбы и того, что она понравилась мне, несмотря на мое первоначальное представление.

Как будто он смог почувствовать, что я смотрела на него, упомянув «общего друга», что я искала его, и сам нашел меня немедленно. Зеленые глаза смотрели на меня через всю комнату, окутанную туманом дыма, который придавал сказочную атмосферу всему этому месту.

Он пробирался через толпу, словно позабыв об окружавших его людях. Кто-то затолкнул почти полную бутылку «Джека Дэниэлс» в его руку, и он опрокинул его в одном большом глотке, возвращая бутылку, но не останавливаясь. Сбрасывая со счетов тех, кто пытался привлечь его внимание, он двигался сквозь толпу, не отвлекаясь, под тяжелые удары барабана, звучащие за его спиной, подходя все ближе...

Я наблюдал за ним, словно загипнотизированная. Это было почти так же, как в первый раз, только сильнее, отчаяннее. На сей раз мы больше не были незнакомцами. Мы знали друг друга так хорошо, как знали сами себя, все еще сохраняя секрет.

«Он весь твой...» Слова Кейт отозвались эхом в моей голове. Да, он был моим. Он нуждался во мне так отчаянно, как я хотела его, каким бы иррациональным он ни был.

Одна ночь. Он сказал, что только одна ночь, и я согласилась.

К черту быть чувствительной.

Вдохнув полные легкие дым марихуаны, я соскользнула с барного стула и начала пробиваться к нему. Встреча с ним посреди всего этого сюрреалистичного  хаоса  взволновала меня, распространяя по телу желание. На мгновение, на вечность я ослепла. Эдвард ощущался на вкус как виски, и сигареты, и как он сам. На мгновение я чувствовала, что лечу, танцую не касаясь ногами пола.

 - Давай выберемся отсюда, – сказала я ему, когда попыталась отдышаться.

Он кивнул один раз и без слов потянул меня через толпу, за массивные кедровые двери. Звук вечеринки резко стих, как только двери закрылись за нами, и мы оказались в освещенном холле прежде, чем я смогла хотя бы моргнуть. Первый же лифт, на который мы случайно наткнулись, пройдя по коридору, волшебным образом оказался пустым.

Его молния была расстегнута, и я сосала его еще до того, как двери лифта закрылись. Я была неуклюжа, мои мышцы ныли, но это не имело значения. Он кончил почти мгновенно, задрожав далеко от меня, как только его сперма дугой выстрелила в воздух, растекаясь беспорядочно по полу. Прислонившись стене, восстанавливая дыхание, редкое и прерывистое, он закрыл глаза только на мгновение.

Двери лифта открылись на этаже, и он лишних церемоний потянул меня к самой близкой кровати. Он был нежен, но настойчив, когда толкнул меня, срывая свою одежду. Я потянулась выше на кровати, упираясь пятками, но у него были другие идеи.

Он упал на колени около кровати, обхватывая мои ноги под коленками, потянул и раздвинул их. Он сорвал мои трусики и погрузил свой язык глубоко в меня, приводя меня в шок и мой первый оргазм. Он не проявил милосердия, облизывая и посасывая меня, даже когда я умоляла его...

- Подожди... Дай мне минуту... Иисус... Блять!

Схватив мои колени, он перевернул меня так, что я оказалась лицом вниз на кровати, широко раздвинутая для него. Положение ослепило меня, поскольку я не могла видеть, где он был прямо сейчас. Он приподнял меня, ставя меня на руки и колени, и раскрыл меня еще шире. Приподняв мою задницу, его язык щелкнул, и гортанный стон вырвался из меня...

 «О, Боже...»

Абсолютный шок, бесспорное удовольствие прокатилось через меня...

Рычание вырвалось из него, когда он подполз повыше ко мне, размещая свой член напротив моего входа. Он был внутри одним толчком, ударяясь плотью о плоть, издавая резкий хлюпающий звук в застывшем воздухе, когда он начал двигаться. Мое тело сжималось вокруг него, мое стеночки туго сжимались и напряглись в другом оргазме, раскачивая меня еще несколько секунд спустя.

Хватаясь за простыни, я толкнула задницу к нему, когда он двигался круговыми движениями, поглаживая мой клитор ловкими пальцами,  в то время как его член двигался во мне, и звук удара его бедер о мою задницу был громким. Ноющая боль между моими ногами и в моем животе переросла в острую боль, поскольку мое тело приближалось к следующему освобождению...

 - Ж-жестче, – шептала я, выгибая спину, чтобы встретить его толчки. Мое тело дрожало под устойчивым захватом его рук на моих бедрах. Вспыхивая в поту, я почувствовала начало другого, более сильного оргазма. Я ахнула, грубый шепот отзывался в моей голове, словно выстрел.

Жестче… Жестче… жестче… жестче…Черт.

Я почувствовала, как он собрал мои волосы в кулак, не меняя ритм, и одним сильным толчком бедер потянул их – сильно. Я рыдала и вопила, но он был неустанным, врываясь в меня много раз.

 - О, Боже.

Резкая пульсация его члена во мне подсказывала его скорый оргазм; он начал стонать – низко и напористо – когда его пронзил свой собственный оргазм, задержав его собственное тело в заложниках, он попробовал продлить его. Я приподнялась, толкаясь назад, чтобы вслепую схватить его за волосы, и он упал вперед, подминая меня под себя на кровати. Я уперлась коленками в матрац, трахая его назад столь же сильно, как он вонзался в меня, встречая его толчки  моими собственными. Мои крики отзывались эхом от стен, мои пальцы комкали простынь, сжатую в кулаках, в то время как он полизывал и посасывал изгиб моей шеи и мягко, но твердо, вонзал зубы, не раня кожу…

Я потеряла счет, сколько раз я кончила с того момента. Ничто не имело значения, кроме его члена во мне, его губ на моей коже, его рычания, стонов и проклятий.

В последний момент он кончил яростно, схватив мои бедра настолько сильно, что я была уверена,  что утром проявятся следы, и дрожал – долго и жестко – теряясь в безумстве.

Он повалился около меня, побежденный и бессвязный, его тело билось в конвульсиях от силы его оргазма. Его член дергался дико во мне; его бедра продолжали толкаться, в то время как он стонал, словно умирающий. Я вскинула свои руки так, что он мог сплести наши пальцы и держаться, в то время как он въезжал в свое освобождение.

После, как это было всегда, он перевернулся, утягивая меня за собой, притягивая к своей груди, и его член все еще глубоко во мне. Этот момент ощущался таким правильным, таким прекрасным, несмотря на тонкую грань, которая образовалась вокруг краев моего сознания и начала болеть, словно старая изношенная мышца.

Его дыхание все еще было рваным, и он мягко застонал, когда я перевернулась на другую сторону, и его член выскользнул из меня. Он был все еще тверд, Бог знает как, и я чертовски хорошо знала, что он мог легко начать новый раунд или два. Но я устала, исчерпанная, и если он хотел еще, то ему просто стоит сделать всю работу самому.

Он только улыбнулся, когда я просто сказала ему об этом.

Я вздохнула, в то время как он целовал мои губы, мою щеки, мои глаза, а затем притянул меня ближе. Это были всего несколько секунд, когда я поняла, что он тихо напевает, а его пальцы нажимают на невидимые клавиши на моей коже, когда он извлекает из них мелодию. Это было медленным и нежным, в отличие от большинства отрывков, которые я слышала в его исполнении.

 - Ты был великолепен там… – прошептала я, вспоминая, как он играл ранее. Запомнив его мягкий напев, комната внезапно стала абсолютно тихой.

 - Да? –  спросил он, сонно улыбаясь около моей кожи.

 - Да, – я кивнула, зевнув, поскольку комфортная вялость начала одалевать меня,  в то время как он продолжал стучать пальцами  тихую мелодию.

 - Спасибо, что приехала, – прошептал он в ответ.

 - Всегда, пожалуйста, – ответила я, борясь со сном, поскольку мои глаза закрывались, по-видимому, сами собой. – Хотя ты действительно должен был сказать мне первый.

 - В следующий раз.

 - В следующий раз?

Я услышала, что он пробормотал что-то в ответ, но я уже спала и не могла разобрать его ответ.

«Я спрошу утром», – подумала я, чувствуя как последние ниточки мыслей оборвались.

***

Четыре дня спустя я вернулась Форкс, и воспоминания о той ночи отступили на задний план моего сознания, как ирреальная, галлюциногенная мечта.

Я проснулась следующим утром, одна и голая в комнате.  Рядом на ночном столике была сменная одежда, с примечанием, которое проинструктировало меня позвонить по номеру в любой момент, как я буду готова уйти. Позже Эдвард послал сообщение, говоря мне, что он останется в ЛА до конца недели, и что он увидит меня в воскресенье.

К счастью, Чарли был занят в участке до позднего утра, давая мне достаточно времени, чтобы смыть остатки ночи и собрать мои мысли в подобие порядка. Я поехала прямо в Такому в тот же самый день, чтобы успеть на свои занятия. Эдвард позже прислал SMS о том, что он все еще остается в  Лос-Анджелесе на всю неделю, и что он хотел бы увидеть меня в воскресенье.

Записывая это на свой счет, как просто одну из тех экстраординарных ночей, созданных чтобы слишком напиться, я не думала об этом снова. То есть не думала, пока не направилась встретиться с Чарли в его участке в воскресенье утром и не увидела, что место кишело  агентами ФБР.

 - Что происходит? – прошептала я Шерри, самому молодому офицеру станции, пытаясь не таращить глаза на агентов.

 - Что-то случилось с тем парнем, который приехал сюда пару месяцев назад. Ты помнишь его, да? Племянник Доктора Каллена, – сказала она, мечтательно добавив: – Твой папа с некоторыми агентами в конференц-зале.

Холодный ужас засосал пол ложечкой, потом как на уровне инстинкта я уже знала, что что-то пошло не так.  Медленно я подошла к двери и наклонилась ближе. Снаружи я могла расслышать голос, выдающий детали о приглашенных на вечеринку, приближающихся к количеству ста человек.

 - Это, возможно, уловка. Мы знали, что он использует свои выступления в качестве прикрытия, – сказал голос, – Он смешал светских людей, знаменитостей и наследников, чтобы направить нас в погоню по ложному следу и связать наши руки. Список приглашенных длинен и исключителен, и мы должны быть очень осторожными, имея дело с этими людьми. Если мы произнесем столько имен вслух, нас прихлопнут иском, таким же большим, как Техас.

 - Мы пытаемся подтвердить, кто приехал, и что приходило, –  голос продолжал, – Мы полагаем, что начнем с этого.

- Эта девушка, – проектор заработал, и все внезапно зашевелились на своих местах, словно все просто выпрямились во внимании. – Она была с ним все время. Они были замечены, выходящими из зала к лимузину. Она была замечена с ним позже в клубе в Ритце, где они исчезли. Она и Каллен были единственными, кого мы не видели покидающими клуб после окончания вечеринки около четырех утра. Очень вероятно, что они ушли раньше и остались в одном из номеров, поскольку агенты не заметили их покидающими здание, не через известные выходы, в любом случае. Вертолет, как сообщали, сделал аварийную посадку на подушке отеля на рассвете, но не было никаких записей о каких-либо пассажирах, когда он приземлился на соседнюю взлётно-посадочную полосу, таким образом, у нас нет фактически никакой идеи, с кем и куда девушка ушла.

Я повернула ручку двери, заходя и замирая…

Фотография на белом экране показывала нечеткую картину пары, выходящую через знакомый черный выход. Другая фотография вспыхнула с тем же самым мужчиной, ограждающего девушку, его белая рубашка от смокинга на ярком контрасте по отношению к темному фону, его лицо прикрыто тенями.

"Святаяматерблятьбоже".

Это был Эдвард, и он держал меня, загораживая мое лицо так, чтобы была видна только часть его черного пиджака от смокинга и фетровой шляпы. Он настоял, чтобы я надела его пиджак прежде, чем мы вышли из раздевалки и надел свою фетровую шляпу. Это было неопределенно глупо тогда, и я рассмеялась, думая, что это была шутка.

Волна тошноты пронзила меня, и я изо всех сил попыталась удержать свой завтрак.

«Он знал... все это время...»

Это действительно не должно было удивить меня. Эдвард был слишком дотошен, чтобы считать что-либо само собой разумеющимся. Он знал, сколько бы я не пыталась, это время настанет,  мы будем  узнаны, и маленький тайный мирок разобьется на осколки вокруг нас. Но даже в моих самых диких мечтах,  я не предполагала, что это произойдет таким способом, не с дюжиной агентов ФБР, выслеживающих меня и половиной полицией Форкса, смотрящих на меня.

Ошеломленная, я наблюдала за тем, как в это время последовательность фотографий продолжалась; все нечеткие, все без ясного снимка моего лица, и я молилась, как никогда не молилась до этого, чтобы там не было никаких фотографий или, прости Господи, видео нас в лифте.

- Эти фотографии были единственными, которые мы смогли сделать. Как стандартная процедура Каллена, у него были записи охраны из отеля, которые были стерты прежде, чем мы смогли завладеть ими.

Несмотря на облегчения, которое я почувствовала, оно было недолгим.

 - У нас нет никакого способа узнать, сколько времени они знают друг друга, – мужчина продолжал говорить, – Но это не дает предположений думать, что они познакомились где-то близко, поскольку мы не следили за ним, когда он покидал территорию Вашингтона в прошедшие пару месяцев. Также возможно, что он виделся с ней на стороне. Каллен известен тем, что он не оставался в том же самом месте дважды, таким образом, мы ищем возможные области, места рандеву, где они, возможно, были замечены.

«Он не оставался в одном месте дважды? Но дом, автомобили, визиты – это было привычным неделями...»

 - Мы определили, ей  приблизительно восемнадцать лет или еще моложе, – продолжал мужчина, – Вероятно, студентка, так что, мы разведаем колледжи вокруг и некоторые средние школы. Брюнетка, рост около ста шестидесяти пяти сантиметров. Согласно нашим источникам, кажется, что ни один из сборища не знает ее, так что, возможно, она – посторонняя.

 - Сборища? – переспросил кто-то.

- Сборище Каллена, его сплоченная группа племенных друзей, которые поклялись ему в вечной преданности и абсолютной тайне. Он знает их всех с детства. Вместе они охватывают все финансовые и деловые активности – нефть, недвижимое имущество, горную промышленность, фондовые рынки, воздушные перелеты – называйте это, как хотите. Завершенная собственная империя или, скорее, полная преступная организация. За исключением вечеринки в прошлый понедельник они никогда не замечались вместе в одном месте, и, по слухам, он никогда не позволял никому входить в свой круг, кто не рос с ним. Если мы хотим понять, что готовит Каллен, эта девочка – наш лучший выстрел. Мы просим, чтобы вы нашли ее. Она – единственная девушка, которую мы смогли найти, с кем Каллен замечен с тех пор, как его выпустили, и он известен тем, что становится одержим своими завоеваниями, когда не занят, готовя следующий грабеж. Это не надумано, что девушка покажется здесь в Форксе, если она уже не появилась, и когда она покажется, мы хотим, чтобы вы немедленно уведомили нас и поместили ее под круглосуточное наблюдение.

«ИисусблятьХристос.»

- Не приближайтесь и не арестовывайте ее. Зная Каллена, он подготовился к возможности, что мы найдем ее, поэтому у него она под постоянным наблюдением. Нам необходимо перехватить ее в каком-то месте, где он не сможет поймать ее, и мы заставим ее поговорить с нами.

«Заставите меня переговорить? Сделать что? Повернуть против него? И какого черта ему наблюдать бы за мной постоянно?»

 Я не была кем-то вроде Тани Денали. Это не было тем, будто он не знал, кем я являюсь.

«Если он только не знал, что это произойдет...»

Холодный ужас проявился позже, осознание того, что я была полностью разделена на обе стороны, поразило меня. Подсознательно я знала, что это было мое собственное решение, которое и поставило меня прямо в середину этого хаоса. Я не должна была ехать в Лос-Анджелес, я не должна была идти искать его. Я должна была отказаться, когда он попросил, чтобы я пошла в клуб с ним. Я должна была, но я не сделала.

Слишком поздно. Момент, которого я боялась, настал. Чарли был обязан узнать рано или поздно, и если бы я продолжила молчать, то вещи выглядели бы хуже, чем они уже были.

Сейчас или никогда.

Большинство офицеров и агентов не обратили на меня внимания, когда я вошла в комнату, вероятно думая, что я была младшим офицером или секретарем. Поэтому, я вышла прямо вперед, где большинство из них могло увидеть меня и выпалила:

- Это я…

Чарли посмотрел со своего места, замечая меня впервые. Посмотрев вокруг, он улыбнулся, извиняясь моему тону и встал:

- О, эй. Гм, это – моя дочь, Белла, она помогает тут иногда... Извините нас... Ты ищешь  дело?

 -Да… Я имею в виду, нет…

Было настолько трудно стоять там и задыхаться от всей этой внезапной тишиной. Все смотрели на меня, задаваясь вопросом, услышали ли они меня правильно, уставившись на меня с ошеломленными выражениями. Брюнетка, сто шестьдесят пять, молодая, студентка – я была идеальным попаданием. Все смотрели, кроме Чарли, который, казалось, не услышал то, что я только что сказала. Или, возможно, он отказывался услышать это, потому что мысль была смешна, совершенно абсурдна.

Он встал и приблизился ко мне, осторожно прижимаясь к моему лбу с инстинктом преданного родителя. 

- Тебе нехорошо? Ты выглядишь бледной.

Я покачала головой, затем кивнула, мои кишки скрутило в мертвую петлю от самовыдвинутых обвинений, оборачиваясь вокруг моей шеи.

 - Папа, девушка, которую они ищут, – сказал я ему, бросая себя на амбразуру, – Это я.



Источник: http://robsten.ru/forum/19-546-38#425273
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: DashaZh (28.09.2011) | Автор: DashaZh
Просмотров: 6521 | Комментарии: 45 | Рейтинг: 5.0/68
Всего комментариев: 451 2 3 4 5 »
0
45   [Материал]
  Я так и не поняла - она себя этим спасла или его?

0
44   [Материал]
  о, сейчас возьмут в оборот! girl_blush2

0
43   [Материал]
  Лучше бы сказала только отцу, не при всех этих свидетелях  girl_wacko

0
42   [Материал]
  Страсть обжигая, желание неистовое Эдвард с Беллой отдались им завладевая, входя и пропитывая, пронзая................  obmorok kisssss girl_blush2
Белла такая отважная, решительная и она решила все выложить прямо сейчас................................:12:   да и что с ней будет?????!!!!!! giri05003

41   [Материал]
  О, боже! Чарли так подставила... 4

40   [Материал]
  ее последняя фраза - это по настоящему "Святаяматерблятьбоже"

39   [Материал]
  Смелая она)

38   [Материал]
  Спасибо

37   [Материал]
  Ооо, щас у Чарли инфаркт будет hang1

36   [Материал]
  Беллка умеет удивлять giri05003
А какой секас был hang1 hang1 hang1
Спасибо за перевод!!

1-10 11-20 21-30 31-40 41-44
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]