Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Серия "Лифт": Вниз? Глава 3

Глава 3

Должно быть, я уснула, поскольку открыв глаза, поняла, что моя голова покоится на коленях Эдварда. Заметив свой телефон, что лежал рядом на полу, я нажала на экран, чтобы посмотреть время. Было почти пять утра, а это значило, что помощь придет не раньше, чем часа через два.

Последнее, что я помнила о прошлой ночи, – как мы с Эдвардом смеялись, рассказывая забавные истории о своих семьях и наших бывших.

«Ох, Белла, ты же знаешь правила, первым пунктом которых значится: никогда не рассказывать о прошлых отношениях на первом свидании!», - пожурило меня подсознание.

«Но фактически это не было свиданием! - возмутилась я. – Мы просто вместе застряли в лифте и, как могли, развлекли друг друга, чтобы скоротать время. В любом случае, наша фирма скоро переедет в другое здание, и я скорее всего больше никогда его не увижу».

Эта мысль ужалила, потому что мне хотелось бы снова увидеть Эдварда. Но с другой стороны, раз мы больше не увидимся, то не нужно и волноваться о том, какое впечатление я на него произвела.

Я попыталась сесть и только тогда поняла, что пиджак Эдварда накинут на мои плечи, его рука лежит на моей, а сам Эдвард спит, сидя, прислонясь спиной к стенке кабины. Потихоньку перевернувшись, чтобы иметь лучшую точку обзора, я вперила в него свой взгляд.

Представшая моему взору картина оказалась потрясающей. Волосы Эдварда пребывали в полном беспорядке, но все равно выглядели безумно сексуально, а точеную челюсть, которой без сомнения можно было разрезать стекло, покрывала восхитительная щетина, которая так и просилась, чтобы ее потрогали. Или облизали. Мой рот заполнился слюной, но это было несравнимо с тем количеством влаги, что образовалась в районе южнее моего экватора. Ни один фильм или сериал не был так увлекателен, как наблюдение за спящим Эдвардом.

После нескольких минут моего беззастенчивого рассматривания Эдвард начал шевелиться, и я быстро отвернулась, чтобы утереть текущие по подбородку слюни, если таковые были.

Простонав, Эдвард потер шею и наконец-то открыл глаза.

– Доброе утро, соня, ‒ произнес он, зевая, а потом улыбнулся, глядя на меня сверху вниз. ‒ Который сейчас час?

Внезапно я осознала, что моя голова все еще лежит на его коленях, а сама я свернулась калачиком, словно кошка, греющаяся на солнышке. Я неохотно покинула свое место и села рядом с Эдвардом, скопировав его позу.

– Начало шестого. Ты в порядке? Большую часть ночи ты спал сидя.

– Я в порядке, ну, или буду после трехчасового расслабляющего массажа, – ответил он, разминая шею.

Я была бы рада вызваться добровольцем для проведения этого сеанса.

‒ Хорошо. И большое спасибо, что позволил мне использовать тебя в качестве подушки. Это было очень по-рыцарски.

Я поправила блузку, которая вовремя сна перекрутилась вокруг талии и, как смогла, попыталась разгладить теперь уже окончательно испорченную юбку.

‒ Не стесняйся использовать меня в качестве подушки в любое время. – Снова улыбнулся Эдвард. – Я могу придумать куда более худшие способы провести время.

Неужели он флиртует? Я, конечно, давно не практиковалась в данной области, но не сомневалась, что Эдвард флиртовал со мной. Ну, почти не сомневалась.

«Давай, Белла, ‒ подбодрила я себя, ‒ ты можешь это сделать. Это как езда на велосипеде».

– Ну, если уж мне было суждено с кем-то застрять в ветхом лифте, то я рада, что это произошло с тобой. ‒ Я сладко улыбнулась и попыталась небрежно откинуть волосы с лица, но мои пальцы тут же застряли в птичьем гнезде, в которое превратились мои некогда струящиеся локоны. ‒ Фу! Я должно быть ужасно выгляжу.

Я постаралась разделить спутавшиеся пряди, но сделала только хуже.

«В твоей сумке хранится столько ерунды, но нет ни расчески, ни мятных леденцов!»

От расстройства я готова была пнуть себя под зад.

– Это чувство взаимно, но я думаю, что ты выглядишь потрясающе, – тихо сказал Эдвард и осторожно извлек мою руку из волос.

Неожиданно я почувствовала, что не могу дышать, словно в этой герметично закрытой коробке закончился запас кислорода.

– Ты можешь сказать, что наш ночлег был далек от совершенства, – продолжил Эдвард, – но вид, открывшийся мне этим утром, искупает любые неудобства.

‒ О… ‒ У меня получился только такой звук, поскольку все годы обучения, помахав ручкой, улетучились, едва я увидела его тлеющий взгляд.

Эдвард продолжал смотреть, но меня это нисколько не смущало. Наоборот мне нравилось, как он смотрит, несмотря на мой растрепанный вид.

Да и вообще я была бы не прочь провести вот так остаток своей жизни. Поместите в этот лифт ванную комнату, «Старбакс», забросьте Лероя, и я буду вполне довольна.

Эдвард все еще держал меня за руку, и мой ум четко осознавал это, впрочем, как и другие части тела, начавшие реагировать на его прикосновения. Его руки были сильными, точно такими, какими казались, и я не могла не вспомнить, как представляла себе, что почувствую, если они будут ласкать мое тело.

Эдвард в очередной раз улыбнулся, и я, хоть и осталась в сознании, мысленно упала в обморок.

– Я потороплюсь, если попрошу разрешения поцеловать тебя после того, как мы, с формальной точки зрения, вместе провели ночь? – спросил он, чем снова лишил меня слов.

Прямо сейчас я бы продала душу дьяволу за мятные леденцы и дар красноречия.

– Н-нет… ‒ наконец, пробормотала я, ‒ э-э… я бы не сочла твою просьбу… поспешной.

Я одновременно и надеялась, что Эдвард поцелует меня, и нервничала из-за этого. Первое чувство было вполне объяснимо, в отличие от второго. Я и раньше целовалась с мужчинами, так почему же так нервничаю сейчас?

«Может, потому что прежде ты никогда не целовалась с такими мужчинами как Эдвард?»

Тем временем Эдвард положил ладонь на заднюю часть моей шеи и начал наклоняться ко мне. Казалось, время замедлилось до скорости улитки, пока я наблюдала, как его рот приближается к моему, а когда наши губы, наконец, соприкоснулись, мне стоило огромных усилий подавить стон.

Ах, какие у него были губы! Я бы хотела сменить адрес своего почтовый форвардинга (п.п.: адрес для покупок на eBay, Amazon и др.) на эти губы – мягкие, просящие, но в то же время такие требовательные. Эдвард мог бы устраивать семинары по искусству поцелуев, и я бы приобрела билеты на каждый из них, потому что то, как его губы прикасались к моим, уже само по себе было искусством.

Посчитав, что упасть в обморок от недостатка кислорода будет не так уж и сексуально, я неохотно разорвала поцелуй и, всосав в себя воздух, пробормотала:

– Ух, ты!

«Когда я успела превратиться в косноязыкую тупицу? Ах, да. В тот момент, когда моя нога ступила в кабину этого лифта!»

Я сделала еще один глубокий вдох и попыталась собрать свои расползающиеся мысли в кучу, чтобы сказать что-то более адекватное.

‒ Ну, ‒ начала я, ‒ это было вполне достойно.

«Да-а-а… Видно далеко не все мысли я собрала».

‒ Вполне достойно? ‒ Эдвард театрально прижал руку к своей груди. ‒ Белла, чтобы ты знала, я – перфекционист, и «достойно» совсем не мой уровень.

«Ой-ой. Похоже, я пропала! Давай-ка, Свон, покажи свое остроумие!»

‒ Если точнее, то я сказала вполне достойно. К тому же было бы очень безответственно судить о твоих поцелуях только по одному образцу.

– Ну, я определенно против безответственных суждений. И, полагаю, что могу удовлетворить твой запрос. Строго в научных целях.

Воздух в крошечной кабинке лифта буквально потрескивал из-за сексуального напряжения между нами.

‒ Я люблю науку. ‒ Потребовалась пару секунд, чтобы осознать, что задыхающийся голос, произносящий одну глупость за другой, принадлежит мне.

Рот Эдварда снова приблизился к моему, но в этот раз я встретила его на полпути. Мои руки сразу же нырнули в его волосы, которые на ощупь оказались густыми и мягкими и могли иметь, как и другие части Эдварда, свой собственный фан-клуб, в котором я, естественно, была бы президентом.

Этот поцелуй был намного агрессивнее, и я приветствовала, когда язык Эдварда проник в мой рот. Очевидно, я оставила свой самоконтроль этажом выше, поскольку сразу же начала беспомощно стонать.

«Когда я успела превратиться в стонущую порно-диву? Ах, да. В тот момент, когда моя нога ступила в кабину этого лифта!»

Чтобы иметь лучший доступ, я приподняла юбку и встала на колени, разместив ноги по обе стороны от ног Эдварда. Мне бы хотелось обвить его талию ногами, но я не желала выглядеть в его глазах потаскушкой.

Эдвард чуть откинулся назад, и мои губы, потеряв контакт с его, сразу начали переживать пять степеней горя.

‒ Кажется, я все делаю задом-наперед, ‒ пробормотал он.

‒ Это нормально. Мне даже нравится задом-наперед, ‒ ляпнула я и, чтобы остановить себя, снова напала на Эдварда с поцелуем.

Когда наши губы вновь разомкнулись, он на миг закрыл глаза и покачал головой.

‒ Я имею в виду, что обычно мужчина приглашает красивую девушку на ужин, потом провожает ее и лишь затем целует. Я же сначала съел батончик мюсли из твоей сумки, а затем попытался слизать его остатки с твоих гланд.

‒ Не думаю, что твоего опыта хватит, чтобы проделать такое, ‒ усмехнулась я.

‒ Ты надо мной издеваешься? ‒ Эдвард снова театрально прижал руку к груди.

‒ Нет. Дело в том, что мне удалили гланды в девять лет. Так что сейчас ты вряд ли смог бы их облизать.

Эдвард усмехнулся и закатил глаза.

‒ Да, ладно тебе. Задом-наперед или нет, но все получилось, как получилось. Тем более не забывай, что мы уже спали вместе.

Эдвард тяжело выдохнул.

‒ Полагаю, что традиционный порядок уже нарушен, верно?

‒ Так и есть.

‒ И что теперь? ‒ Он взял мои руки в свои и провел большим пальцем по моим костяшкам. ‒ Не думаю, что существуют правила знакомства для тех, кто вместе застрял в лифте. Ты бы согласилась пойти со мной на настоящее свидание, если нас когда-нибудь вытащат отсюда? Не сочти, что я вынуждаю тебя ответить «да», только потому, что мы, вероятно, умрем здесь и, отказавшись, ты разобьешь сердце последнему человеку, которого видишь в жизни.

Эдвард сделал такие жалостливые глаза, что я не могла не рассмеяться.

‒ Я с удовольствием пойду с тобой на свидание, ‒ ответила я и мысленно прибавила: «А также я не против родить тебе детей или хотя бы снова поцеловаться».

‒ Ух, ‒ облегченно выдохнул Эдвард. ‒ Знаешь, если бы ты меня отшила, то мне пришлось бы пересадить тебя на другую сторону лифта.

Он улыбнулся, и у меня появилось ощущение, словно мы вот так игриво подшучивали друг над другом уже много лет.

‒ Ты бы не посмел. ‒ Я выпрямилась и притворно нахмурилась.

‒ Еще как посмел бы. Видишь ли, Белла, ты слишком заманчива для того, чтобы просто сидеть рядом и не иметь возможности прикоснуться.

Взгляд Эдварда от веселого к страстному перешел буквально за несколько секунд.

‒ Честно? ‒ Каждое нервное окончание в моем теле пришло в боевую готовность.

‒ Честно, - искренне произнес Эдвард.

Тыльной стороной ладони он провел от моей щеки до основания шеи, а затем и его губы скользнули вниз по моему подбородку, целуя и лаская языком каждый кусочек кожи. Его мучительный поход окончился в вырезе моей блузки.

‒ Ммм, ты пахнешь кофе, - прошептал он.

– Со мной произошел несчастный случай. – Я с трудом узнала свой хриплый голос, но, казалось, Эдвард его вообще не услышал.

Я по-прежнему стояла на коленях в довольно неудобно позе, когда правая рука Эдварда начала медленно подниматься по изгибу моего бедра к талии. Нарочитой неспешностью своих движений он будто информировал меня о своих намерениях и давал возможность притормозить. Но я не собиралась его останавливать, поскольку мое либидо уже вовсю маршировало на устроенном им же торжественном параде.

– Это нормально? ‒ спросил Эдвард.

От его взгляда у меня снова перехватило дыхание.

– Не думаю, что простое «да» достаточно верное слово в данной ситуации, – задыхаясь, ответила я.

– Хорошо. ‒ Ответный рык Эдварда направился прямо к моей земле обетованной, и я, толкнув его в стене лифта, наконец, опустила задницу на его колени.

Спустя мгновение мой рот вернулся к своему новому любимому месту, а именно к губам Эдварда, а руки, подчиняясь той незначительной части мозга, которая еще могла нормально работать, выпустили волосы Эдварда и сосредоточились на расстегивании его рубашки. Справившись с верхними пуговицами, я вытащила рубашку из брюк, закончила процесс, а затем сняла ее с его плеч, спустила вниз по рукам и отбросила на пол.

Я не могла видеть тело Эдварда, поскольку все еще страстно целовала его, но руками ощущала, что он, вероятнее всего, не пропускает занятия в спортзале ради вечера у телевизора с мороженым, как это делаю я. Не скажу, что я находилась в плохой форме, но и принимать участие в соревнованиях по триатлону точно не смогла бы.

Эдвард оторвался от моих губ ровно настолько, насколько нужно было для того, чтобы стянуть через голову мою блузку, и в этот момент я была очень благодарна за две вещи. Во-первых, за то, что мама научила меня всегда носить чистое и красивое белье, и, во-вторых, что в лифте не было видеокамер. Я не горела желанием снова становиться главной звездой на «YouTube».

Воспользовавшись моментом, я опустила взгляд, чтобы подтвердить свою догадку насчет тела Эдварда. О да, я не ошиблась. Он был в полном порядке. Лаская кончиком пальцев торс, я подумала, что не прочь выпить шампанского из канавок, образуемых накаченными мышцами его пресса.

«Возможно, мои руки только что нашли свое новое любимое место, оттеснив волосы Эдварда на второе».

Очевидно, сам Эдвард тоже использовал нашу кратковременную передышку, чтобы рассмотреть меня.

‒ Раньше я считал тебя красивой, но теперь готов забрать свое мнение назад, заменив его на «Сногсшибательная!».

Дар речи в который раз подвел меня, когда Эдвард проследил пальцем изгиб одной моей груди, а затем и второй. Мне одновременно хотелось и закрыть глаза, чтобы просто наслаждаться его прикосновениями, и продолжать смотреть, чтобы навсегда запомнить, как потрясающий мужчина с обнаженным торсом ласкает мою грудь.

Тем временем Эдвард обнял ладонями обе моих груди, сжал их и провел большими пальцами по соскам, извлекая из меня целую серию тихих стонов. Не разрывая зрительный контакт, он потянулся, нащупал крючочки бюстгальтера, расстегнул их, а потом помог тоненьким лямочкам спуститься вниз по моим рукам. Мои бюстгальтер приземлился на пол и был совершенно счастлив лежать там рядом с рубашкой Эдварда.

Мы снова объединили наши губы, страстно лаская друг друга руками, и стены кабины отражали наши теперь уже обоюдные вздохи и стоны. Я же находилась в шаге от спонтанного возгорания. Мои трусики вряд ли выживут после сегодняшнего утра. Придется либо выбросить их, либо заключить в рамочку.

Подхватив меня под попку, Эдвард откинулся назад, а затем встал и поставил меня на ноги. Молча, он переместил одну руку на мое бедро, нащупал молнию юбки и…

‒ Подожди.

«Что?! Какого хрена?!»

Честно говоря, у меня не было уверенности, что именно я произнесла это слово, пока не увидела недоуменный взгляд Эдварда.

‒ Ты хочешь остановиться? – спросил он.

‒ Нет-нет, не хочу. Все в порядке, то есть даже лучше, чем просто в порядке… Я не хочу останавливаться. Просто…

‒ Что, Белла?

Эдвард выглядел порядком озадаченным. Я вообще имела тенденцию вот так влиять на людей.

– Просто, я никогда не делала ничего подобного раньше. Я имею в виду, что никогда не занималась сексом вне отношений. Так что для меня – это неизведанная территория, - я смущенно умолкла.

Эдвард приподнял мое лицо, заставляя посмотреть на себя.

– Для меня тоже. И думаю, что я уже дал понять, что меня интересует нечто большее, чем просто одна ночь, приведенная с тобой. Вернее, одно утро.

«Определенно моим сегодняшним трусикам место в рамке под стеклом. Возможно, я даже закажу табличку и сделаю на ней памятную гравировку».

Я выдохнула и нежно поцеловала Эдварда в губы.

‒ Есть еще кое-что, - начала я. - В интересах полного раскрытия информации должна сказать, что давно не занималась сексом и немного побаиваюсь, что там все заросло паутиной или поселилась стая сов.

Эдвард откинул голову назад и рассмеялся, отчего я затряслась в его руках.

‒ Тогда мне следует действовать осторожнее.

Он убрал волосы с моего лица, и его рука заскользила вниз по моей спине и далее по ягодицам. Одновременно Эдвард начал прокладывать дорожку поцелуев от челюсти к шее, заставляя меня дрожать, несмотря на жар, который излучала моя кожа.

Когда же он снова начал неторопливо целовать меня, и я уж решила, что вот-вот взорвусь от нетерпения, Эдвард, наконец, расстегнул молнию юбки и толкнул ее вниз вместе с трусиками.

То, какими глазами он впервые смотрел на мое обнаженное тело, заставило меня почувствовать себя более голой, чем когда-либо прежде. Но, как это ни странно, по какой-то таинственной причине я не ощущала ни неловкости, ни смущения, которые обычно присутствовали, когда мужчина в первый раз видел меня без одежды.

‒ Позволь мне сравнять счет, ‒ сказала я, указывая на одежду Эдварда, надеясь, что он не заметит неуверенности в моем голосе, которую слышала я.

Мысленно пнув свою сексуальную внутреннюю кошечку, я медленно заскользила вниз по стене, не разрывая зрительного контакта с Эдвардом. Я почти достигла желаемого киношного эффекта, но все испортили скрип, который издавала моя потная спина при контакте с деревянной обшивкой кабины лифта и ощущение жжения на коже.

Устроившись на корточках, я быстро расстегнула ремень, затем брюки и потянула их вместе с боксерами вниз, обнажая гордо стоящий член Эдварда.

До сегодняшнего дня я могла бы сказать, что, если вы видели хоть один член, то вы видели их все. Конечно, они отличались по форме, размеру и цвету, но все выглядели словно голые новорожденные ласки. Однако этот был другим. Он был идеален. Именно таким я представляла себе эту часть мужской анатомии до того, как впервые увидела ее вживую. Думаю, купидоны должны играть на золоченых арфах каждый раз, когда Эдвард достает его, хотя это могло бы вызвать большой переполох в мужском туалете.

В течение нескольких часов я подавляла в себе желание облизать Эдварда, и вот теперь пришло мое время. Сначала я медленно проследила кончиком языка всю длину от основания до кончика и только потом взяла его в рот. Эдвард выругался и громко застонал, когда я вобрала в себя столько, сколько смогла, а потом сжала в кулаке ту часть, которая не поместилась.

Я ласкала его языком, вслушиваясь в бормотания Эдварда, в котором ни слова не могла разобрать, а потом подумала, что в месте, где нет доступа к воде, проглатывание его «сока» будет не лучшим окончанием данного вида деятельности, и поэтому начала отклоняться назад, пока член не выскочил из моего рта.

‒ Черт! – выдохнул Эдвард и отпустил мои волосы, которые, оказывается, – и как я этого не заметила? – сжимал в руке. ‒ Белла, пока ты там внизу, достать, пожалуйста, мой бумажник из кармана брюк.

‒ Зачем?

‒ Не только у тебя есть сумка с сюрпризами, ‒ усмехнулся он и помог мне поняться, когда я передала ему бумажник. ‒ Здесь есть презерватив. Безопасность превыше всего.

«Это точно!», - подумала я и посмотрела на грязный пол над нашими ногами.

Мысль, что любая часть моего обнаженного тела коснется этой поверхности пугала не хуже любого ужастика, и прежние сомнения вернулись теперь уже по новым причинам.

‒ Э-э… и как мы это собираемся сделать? Очевидно, что лечь сюда мы не можем…

Эдвард задумался на мгновение, а затем его губы изогнулись в очаровательной усмешке.

‒ У меня есть план.

Он произнес это так убедительно, что я не стала интересоваться, в чем фактически заключается этот план. Вместо этого я пронаблюдала, как Эдвард зажал пакетик из фольги зубами, порвал его, достал презерватив и надел на член.

«Кажется, мои яичники запустили экстренный процесс овуляции. Причем неоднократно».

‒ Держись за мои плечи, ‒ скомандовал Эдвард.

Я видела достаточно фильмов, чтобы знать, что в моем случае это не очень удачная идея, но все же решила рискнуть.

Эдвард приподнял меня и прижал спиной к стене лифта, а я стиснула его бедра ногами так, словно от этого зависела моя жизнь. Чуть ослабив мою смертельную хватку, Эдвард переместился так, чтобы головка его члена почти касалась моего входа.

‒ Ты готова, малышка?

– Пожалуйста, – прохныкала я, сама не понимая, о какой милости умоляла.

Без лишних слов Эдвард вошел в меня одним резким движением, одновременно накрывая мой рот поцелуем. Его руки поддерживали мою спину, пока он двигался во мне так восхитительно, что, вероятно, это должно считаться незаконным, по меньшей мере, в пятнадцати штатах.

Прошло чудовищно много времени с того момента, как что-то непластиковое было в моем «святилище», и я удивилась, что тело не отвергло член Эдварда, приняв его за нечто чужеродное.

‒ Малышка, как же в тебе чертовски хорошо, ‒ простонал Эдвард между толчками.

Я знала, что пройдут годы, а я по-прежнему буду помнить тяжелое дыхание Эдварда и то, как он назвал меня малышкой. Ну, а прямо сейчас сочетание этих звуков творило с моим телом что-то невообразимое. Я так отчаянно хваталась за его плечи, что, наверное, пройдут недели, прежде чем с них исчезнут следы от моих ногтей. И некая до поры до времени дремлющая часть моей натуры была рада, что я оставила на Эдварде свои следы.

«Мой!»

‒ Черт! Как же хорошо, - снова пробормотал Эдвард, а вот я не могла связать и пары слов.

Мои крики звучали как саундтрек к фильму о диких животных, словно я уже не могла контролировать ни громкость, ни содержание того, что воспроизводил мой рот.

Темп заданный Эдвардом был и слишком быстрым и слишком медленным одновременно, но при этом я точно знала, что долго не продержусь и оказалась права. Как только эта мысль покинула мою голову, я буквально зарычала, словно горный лев в горячке и откинула голову назад.

‒ Гровер мать его Кливленд! – заорала я, наблюдая звезды и парад планет. Правда, не уверена из-за чего это произошло: то ли благодаря силе оглушительного оргазма, то ли из-за того, что я сильно ударилась головой о стену во время своей кульминации.

‒ Ох, блять! ‒ взревел Эдвард, который испытал собственный оргазм после двух лихорадочных последних толчков и замер, положив голову на мое плечо.

Он убрал мои ноги со своей талии, осторожно поставил меня на пол, и я тут же зашаталась, словно новорожденный жеребенок.

‒ Это было… ‒ пролепетала я, безуспешно стараясь вернуть контроль над своим дыханием. ‒ Ну, от лица всех женщин могу сказать, что это было просто вау! Спасибо.

‒ Я разделяю твои чувства от лица всех мужчин… ‒ Эдвард замолчал, будто обдумывая что-то. ‒ Мне послышалось или минуту назад ты прокричала: «Гровер Кливленд»?

Я чувствовала, как кровь прилила к щекам.

‒ Ах, да, это… ‒ Наклонив голову, я уставилась на пол. – Ну, он был двадцать вторым президентом.

‒ Так ты не шутила, когда говорила, что давно не занималась сексом? Твой последний парень умер более ста лет назад?

Мои щеки были настолько горячими, что могли завести двигатель автомобиля на солнечных батареях.

‒ Я вроде как увлекаюсь историей и президентами США. Мне и раньше говорили, что я якобы произношу имена отцов-основателей, ну, когда э-э… прихожу к финалу.

‒ Ты удивительное создание, Белла. ‒ Эдвард улыбнулся, покачал головой и чмокнул меня в макушку. – Говоря о странностях… Я, правда, не знаю, что с ним делать. – Он поднял использованный презерватив и осмотрел крохотное пространство, ища, куда бы его положить. – Совершенно случайно в твоем чемодане не завалялся пакет для мусора?

– Моя сумка не чемодан! – с жаром возразила я, но через секунду начала истерично хихикать, заметив бардак, царивший в кабине лифта. Одежда, обертки от еды, разорванный пакетик из-под презерватива – все это неприглядной кучей лежало на полу. – Выглядит так, словно здесь устраивали междусобойчик еноты.

Раскатистый хохот Эдварда вторил моему, пока он прятал презерватив в пакетик из-под крекеров.

‒ Ты права. Видок еще тот. За эти несколько часов с тобой, Белла, я сделал столько того, чего еще ни разу в жизни не делал.

У Эдварда была потрясающая улыбка, она приподнимала один уголок его рта, прищуривая глаз и обнажая идеальные зубы. И я не могла устоять. Сократив расстояние между нами, я пробежалась пальчиками по его груди.

‒ А знаешь, что еще я ни разу не делала?

‒ Что?

Глаза Эдварда широко распахнулись, когда моя рука опустилась ниже.

‒ Я никогда не занималась этим в лифте дважды.

Моя ладонь накрыла его надколенную ракету и сжалась вокруг нее в кулак, словно это и была ее обязанность. Встав на цыпочки, я потянулась к губам Эдварда, но он остановил меня, обхватив своими ладонями мое лицо.

‒ Мне нужно чуть больше времени, чем несколько минут, чтобы восстановится. Мне уже не семнадцать.

‒ Уж чего-чего, а времени у нас предостаточно, ‒ ответила я, начиная двигать вверх-вниз рукой по члену Эдварда.

Я не знала, откуда взялась эта суперуверенная Белла, но надеялась, что она задержится подольше.

‒ Охренеть, ‒ простонал Эдвард, и в этот раз мои яичники взорвались праздничным фейерверком.

Он нежно провел пальцами по моим губам, потом вниз по шее, по ложбинке, животу и, наконец, скользнул ими внутрь. Мой громкий стон отрикошетил от стен кабины, и я усерднее заработала рукой на набравшем силу члене Эдварда, пока его пальцы творили магию, еще раз приближая меня к священной земле удовольствия.

‒ Ох, блять! Да, Эдвард! ‒ закричала я.

«Очевидно, мат заразен».

‒ Блядь! – в свою очередь выругался Эдвард, и лифт начал стонать вместе с нами.

Три громких стука, раздавшихся из-за пределов кабинки застал нас посреди страстных объятий.

– Эй! Помощь уже близко. Сейчас мы вас вытащим, – проорал незнакомый голос откуда-то сверху.

‒ Блять, блять, блять, - забормотал себе под нос Эдвард, и эти ругательства уже не были так сексуальны как прежние.

Мы застыли, боясь двинуться, так как все наши конечности были переплетены.

‒ Вам нужна медицинская помощь? – снова прокричал незнакомец. – Мы слышали крики.

Эдвард первым пришел в себя, разжав мои руки, и принялся лихорадочно собирать нашу одежду и одновременно отвечать мужчине:

‒ Нет-нет! Мы в порядке.

Тон его голоса походил на тон ребенка, который знает, что его поймали, но собирается все отрицать.

– Белла, ты должна одеться, прежде чем они откроют двери, – прошептал Эдвард, выводя меня из ступора.

Я так спешила прикрыть наготу, что не удосужилась посмотреть правильно ли надела блузку и юбку. Времени на то, чтобы исправить ошибку не было, и мне пришлось положиться на судьбу.

Пока лифт медленно двигался вниз, мы, как могли, навели чистоту в кабине. На шестом этаже двери раскрылись, и небольшой комитет по торжественной встрече приветствовал наше возращение в мир.

Спасатели заискивающе улыбались и извинялись за то, что нам пришлось провести в стальной ловушке всю ночь, но все чего я хотела – это покинуть место преступления, прежде чем кто-то из них унюхает запах свежего секса, доносящегося из кабины.

Мои щеки покрылись шестью оттенками красного, пока я отнекивалась от предложения о срочной медицинской помощи. Любой спринтер мог позавидовать скорости, с которой я стартанула к лестничной площадке, наотрез отказавшись спуститься в вестибюль на лифте.

Эдвард следовал за мной по пятам.

Едва оказавшись вне пределов видимости, мы оба разразились истерическим смехом, и мне пришлось сесть на ступеньку, чтобы не упасть.

‒ Просто сумасшествие какое-то, ‒ хихикнула я, держась за живот.

– Никто и никогда не поверит, что такая история произошла на самом деле.

– Точно, – кивнула я. – Жаль только, что сегодня утром у меня назначена встреча, и мне придется вернуть сюда, после того, как я приму душ и приведу себя в порядок. Но на этот раз я воспользуюсь лестницей.

‒ Как и я, наверное. Вчера я просто горел от нетерпения приступить к новой работе, а сегодня жалею, что не договорился начать завтра. Надеюсь, у моего нового босса есть чувство юмора. Хотелось бы мне, чтобы ты могла написать записку миз Свон и подтвердить мой рассказ, почему я опоздал на работу в свой первый рабочий день. Однако совсем не обязательно указывать в ней все детали, ‒ усмехнулся Эдвард.

‒ Ч-что?! ‒ Я резко перестала смеяться и вскочила на ноги.

‒ Я говорил об объяснительной для миз Свон. Она мой босс, но пока я с ней не встречался. Глава отдела кадров сама наняла меня. Обычно я не принимаю предложение о работе, пока лично не поговорю со своим непосредственным начальником, но свободные вакансии в «Вольтури» не каждый день появляются…

Голос Эдварда доносился до меня словно издалека. Легкие горели от недостатка кислорода, а диапазон зрения сузился до небольшой точки.

«Что ж, у кармы довольно забавный способ стать моим союзником. Поздравляю, Белла! Ты только что почти дважды занималась сексом в лифте со своим новым ассистентом!»

 

Дорогие читатели, не забывайте благодарить мою замечательную бету Леночку. Ждем вас на Форуме



Источник: http://robsten.ru/forum/96-2339-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: skov (21.02.2018) | Автор: перевод skov
Просмотров: 1007 | Комментарии: 22 | Рейтинг: 4.8/27
Всего комментариев: 221 2 »
0
22  
  Спасибо за главу.

0
21  
  Новость , конечно , ошеломляющая!!!

0
20  
  Ничего себе а, Белла умница и сумела сдержаться после счастливого, уединения с Эдвардом хотя между как, оказалось много общего однако, воспылала страсть с изнемогающим желанием в чем взаимно утолили.......................................................................... ................        


1
19  
  Вот это попадалово!!!!! Спасибо за такое пленение в лифте! Жду продолжения! good  hang1  lovi06015  lovi06032

2
18  
  Благодарю  за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good

3
17  
  Спасибо за продолжение.

3
16  
 
Цитата
– Ну, я определенно против безответственных суждений. И, полагаю, что могу удовлетворить твой запрос. Строго в научных целях.
 Что Эдвард и продемонстрировал - поцелуи нежные, поцелую активные, поцелуи агрессивные...
Даже если события развиваются задом наперед - кого это остановило...
Такой спонтанный, горячий секс...и так понравилось обоим -
Цитата
‒ Я никогда не занималась этим в лифте дважды.
А Бэлла еще и шантажом занялась, и она вполне оценила способности нового ассистента...
Большое спасибо за замечательный перевод новой главы.

3
15  
  fund02002 Спасибо большое за перевод!  good  lovi06032

3
14  
  Вот это влипла Белла . 
Спасибо за продолжение .

3
13  
  Такого поворота Белла точно не ожидала fund02002 Спасибо за главу!

1-10 11-19
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]