Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сто лет одиночества. Глава 4

Я еще не начал.

Я уже не так уверен.

У меня плохо получается работать и чувствовать, но игнорировать это невозможно.

Я не знаю, что случится.

Я только знаю, что должен сделать это для себя.

Однажды будет лучше.

Ничего хорошего для нас сейчас нет.

Хотя мы можем жить куда лучше.

Поэтому оставь нас в покое, чтобы мы попытались ни о чем не думать.

Нет ничего сложного…

Что-то всегда получается.

 

Я не знаю, что случится.

Я только знаю, что должен сделать это для себя.

(Shout Out Loads – But The Again No)

 

Глава 4. Напряжение

 

Я спала так, словно целую вечность прожила без этого. Я не видела снов и ярких картинок, не чувствовала страхов или сомнений прошлого; была только чернота. Всепоглощающая, прекрасная, оцепенелая чернота.

Я полностью переродилась, оторвалась от своего бытия и вернулась назад. Это было исцеляюще.

Проснувшись, я несколько минут не могла понять, где нахожусь. Я чувствовала мягкие простыни под собой, подушку, покрывало, широкую кровать, и все это казалось неправильным, чуждым. Я привыкла к односпальной кушетке, на которой обычно не было простыни, только влажность. А сейчас я была зарыта в подушках и, по какой-то причине, в свитере, который просто потрясающе пах. Блядь.

Как только я поняла, что именно было прижато к моему лицу, я подскочила, заметив, что солнце за окном находилось в странной позиции, его свет делал комнату не яркой, но золотой, и это дезориентировало меня больше, чем тот факт, что я понятия не имела, где я.

– Майя? – закричала я, сдергивая с кровати простыни, словно ожидая увидеть её под ними. Я убрала непослушные волосы с лица и заглянула под кровать, в шкаф, проверила каждый укромный уголок.

– Майя? – снова позвала я, ожидая услышать её ответ. Я распахнула дверь и побежала вниз по коридору в сторону кухни. Я могла слышать, как где-то в доме играет музыка.

В гостиной Элис плясала, словно сумасшедшая, а посредине комнаты, медленно раскачиваясь в такт песне и хлопая в ладоши, стояла Майя. Она была переодета, волосы заплетены в косу; она была спокойна и довольна.

Я ворвалась в комнату и подхватила Майю на руки, прижимая её к себе куда крепче, чем стоило. Я почувствовала слезы на своих щеках, но в этот раз не пыталась остановить их. Я опустилась на колени, обнимая Майю и раскачиваясь из стороны в сторону.

– Майя, – прошептала я. – Yo pense que la perdi*. Yo pense que la perdi. – Снова и снова я повторяла эти слова, пока Майя, наконец, не заерзала в моих руках. Я провела руками по её щекам, волосам, рукам, проверила каждый сантиметр её тела, уверяя себя, что она не была миражом. – Yo pense que la perdi, – прошептала я.

Майя не пыталась высвободиться из моего объятия, просто смотрела на меня и слушала. Очень медленно она обняла меня за шею и крепко прижалась ко мне.

Я продолжала плакать.

Она отклонилась назад и положила ладошку на мою щеку, поверх слез.

– Нет, – прошептала она. – Нет, мама, нет. – Её голос был внеземным; колокольчиками на ветру, девчачьим и милым, идеальным.

– Нет? – переспросила я, надеясь, что не выдумала всё это. – Что, нет?

– Нет, мама, – твердо сказала она, наклоняясь вперед так, что её нос касался моего. Обе её ладошки теперь сжимали мои щеки, но это не помогало мне перестать плакать.

Usted hablo*? – спросила я. – Она заговорила. Элис, ты это слышала? – С огромной улыбкой на лице я повернулась к моей слегка пристыженной подруге, которая энергично закивала. – Я люблю тебя, Майя. Это счастливые слезы, – пообещала я. Она отстранилась от меня, выражение её лица вернулось к нормальному, хотя на нем можно было заметить крошечную улыбку.

Я осталась на коленях, качая головой от того, что только что пережила, какие ужасные видения я представляла. Я встала и перевела свой гневный взгляд на Элис. Казалось, что она вся сжалась, но меня это не волновало.

– Ты хоть представляешь, что ты только что сделала со мной? – закричала я, раздувая ноздри. – Ты представляешь, через что я прошла, проснувшись и увидев, что ее нет?

– Я хотела дать тебе поспать. Думала, ты не будешь возражать, – прошептала Элис. – Мы обе уже проснулись, поэтому я приготовила завтрак, мы оделись, она посмотрела, как я рисую эскизы, а потом мы решили потанцевать. Ничего не случилось, Белла. Она была в безопасности всё это время.

– Элис, ты вообще можешь себе представить, что я испытала, проснувшись и не увидев её рядом? – Я проигнорировала её ответ. Рациональность уже давно меня покинула. – Ты знаешь, сколько матерей я видела, которые проснулись без своих детей? – Теперь слезы катились по лицу Элис, но она не двигалась и не пыталась отвести взгляд, просто выслушивала мои крики. Я ценила это. – Я жила этой реальностью весь последний год, если ты так хочешь это знать. Я видела, как детей убивают на глазах родителей, родителей убивали на глазах детей. Ты не имеешь права говорить мне, что она была в безопасности, – прорычала я, указывая на Майю. – Ты не видела того, что видела я. Если бы ты была свидетелем того, как казнят ребенка, как дети скитаются по улицам, плачут и зовут родителей, которые никогда не откликнутся, тогда бы ты поняла, что только что пронеслось в моей голове.

Я кипела от злости и горечи. И от этого мне было так же хорошо, как и от сна.

– Ты не видела, как они зашивают ее руку. – Я с омерзением покачала головой. – Ты не держала её, пока они проверяли, не была ли она жертвой сексуального насилия, потому что это случается, Элис. Это повседневная жизнь там с тех пор, как началась эта ебаная революция.

Я выпрямилась и утерла слезы, позволив своим легким набрать воздух, который я так долго не вдыхала. В комнате не было ни звука, кроме нашего дыхания: мое – громкое и глубокое, и Элис – неровное, перемежающееся со всхлипами.

Майя осторожно подергала меня за руку и затем обняла мою ногу. Я убрала волосы с её лица и улыбнулась ей. Она зарылась лицом в моем бедре и потерлась о него.

– Белла, мне так жаль, прости, – прошептала Элис. – Ты мне ничего не говорила, и я понятия не имела.

– Есть много чего, что я не хочу тебе говорить, Элис, потому что это убьет тебя. – Я вздохнула, подняла Майю и усадила её на бедре, и она тут же запустила руки в мои волосы. – Это уже убило меня. Я знаю, что она была в безопасности, но я так переживала. Я думала, что потеряла её.

– Ты это ей говорила, да? – спросила Элис, и я кивнула.

– Мир, к которому привыкли мы, больше не живет по правилам твоего мира, – объяснила я, мой голос стал мягче. – Я знаю, с ней бы ничего не случилось здесь, с тобой, но мне хватило одной секунды страха, чтобы понять, как глубоко во мне он сидит. Прости, Элис.

– Нет, по мне, так лучше, чтобы ты объяснила это, а не копила в себе. – Она слабо улыбнулась мне. – Я могу только представить, что ты видела, и, может, я даже никогда не захочу знать об этом, но я понимаю, что ты чувствуешь, мама. – Я покраснела, услышав это слово.

– Только, пожалуйста, не заставляй меня снова пережить это, – серьезно попросила я. – Это было словно мучительно медленная паническая атака, сердечный приступ и апоплексический удар в одно и то же время.

– Я знаю, Белла, я не обижаюсь. В следующий раз я тебя предупрежу, – пообещала Элис, сделав шаг в нашу сторону.

– Извини, что я накричала на тебя. – Я проглотила свою гордость. Мне становилось плохо от видения того, как мои слова причиняли ей боль.

– Криками меня не напугаешь. – Её улыбка стала шире, и она крепко обняла меня. – Я провела небольшое исследование о солдатах, вернувшихся с войны и всё такое. У тебя будут случаться такие закидоны, это нормально. – Я просто кивнула, наслаждаясь её объятием.

И вот так просто влияние долгих часов сна, черноты и перерождения испарилось без следа. Я уселась на диван с Майей на руках, чувствуя себя вымотанной. Но воспоминание о её словах заставило меня улыбнуться.

– Ты заговорила, novia. – Я поцеловала её, чем заработала мягкий смешок. – Можешь еще раз сказать это? «Мама»? – попросила я, глядя в её глаза. Она просто улыбнулась и сползла с моих ног. Я наблюдала за тем, как она начала играть с вещами Элис, и покачала головой от осознания того, как абсурдно я себя вела.

– Она скажет это, – поддержала меня Элис. – А это легально? То, что ты её мама.

– Я подписала её поддельное свидетельство о рождении. – Я пристыженно отвела взгляд. Я ненавидела то, насколько незаконно всё это было сделано. Существовала возможность того, что Майю могли отнять у меня. – Джейкоб солгал, и подписался в качестве отца.

Элис понимающе кивнула. Я сомневалась в том, что она хоть что-то понимала, но сделала вид, что не замечаю этого.

– Я узнаю, сможем ли мы сделать ей полис социального страхования и всё такое, – предложила Элис. Я об этом даже не думала. – Я с ней была только один день, но уже не могу представить нашу жизнь без неё. – Я засмеялась вместе с ней, зная, что это была абсолютная правда.

– Она ходила в туалет? – спросила я, неожиданно вспомнив о своих обязанностях. Элис улыбнулась и кивнула. – Хорошо поела? – Снова кивок.

– Мы позавтракали овсянкой с фруктами. Ей очень понравились фрукты, она съела по чуть-чуть всего, что у меня было.

– Да, они считались угощением дома, – сказала я.

В кухне зазвонил телефон, и Элис ушла, чтобы ответить.

– Эй, Майя, мне нужно пойти переодеться, не хочешь вздремнуть? – спросила я и встала, чтобы пройти в спальню. В коридоре Майя догнала меня, схватившись крошечной ручкой за мой мизинец. Войдя в комнату, я подняла её, прижалась губами к её щеке и сильно подула, что заставило Майю мягко захихикать.

– Спать? – спросила я. Она проползла на другую сторону большой кровати, схватила свой свитер и легла с ним в обнимку, засунув палец в рот. Я надела старые джинсы и майку и завязала волосы в хвост. За всё время Майя не свела с меня глаз.

Beso*, – сказала я, наклонившись к ней. Она улыбнулась и быстро поцеловала меня. – Я буду в гостиной, хорошо? – Майя кивнула. – Я люблю тебя.

Я закрыла дверь в спальню и прошла в ванную, чтобы почистить зубы, что было освежающим во всех смыслах.

Я нашла Элис в гостиной, она сидела за компьютером и озадаченно смотрела на экран.

– Кто звонил? – спросила я, присев на диван рядом с ней.

– Джаспер, – пробормотала она. – Спрашивал, когда всем можно собраться. Судя по всему, Эсме, Карлайл и Чарли очень рады тому, что стали дедушками и бабушкой. – Я поежилась. Я не была уверена, что Майя была готова к безумию, которое называлось нашей семьей.

Родители Эмметта и Элис – Карлайл и Эсме – практически вырастили меня. Чарли был прекрасным отцом, но его часто не было рядом из-за его работы шерифом полиции, поэтому Эсме стала моей мамой, а Карлайл отличным вторым папой. Я знала их с четырех лет, когда познакомилась с Элис в детском саду, и тогда Чарли с Эсме решили, что нам стоит гулять вместе. С тех пор я не расставалась с Брэндонами.

– И ты сказала им на следующей неделе? – с надеждой спросила я.

– В восемь. – Она покачала головой, не сводя глаз с монитора. Я простонала и откинулась на спинку дивана.

– Что ты вообще делаешь? – спросила я, поглядывая на неё краем глаза.

– Учу испанский, – промямлила она и зашикала на меня.

Наша ссора была забыта.

– Я думаю, Майя достаточно хорошо знает английский. – Я пыталась не смеяться.

– Дурочка, это для того, чтобы я понимала, что ты ей говоришь, – заявила она. – Меня бесит, что ты лопочешь на испанском, когда тебе вздумается. К тому же, я хочу помочь Майе начать говорить, а ей более комфортно с испанским.

– Тебе нужно знать всего пару фраз, – сказала я, закрывая её ноутбук. – Beso значит «поцелуй». – Элис повторила за мной. – Te amo значит «я люблю тебя». – Она повторила и это. – Это практически всё, что я ей говорю.

– Да нет, ты постоянно что-то ей нашептываешь, – фыркнула Элис.

– Элис, я только вернулась домой, я не состою в заговоре с ребенком и не обсуждаю тебя с ней по-испански. – Я засмеялась.

Несколько минут мы сидели в тишине, положив головы друг другу на плечи.

– Это немного странно, – начала Элис, прервав тишину дома, к которой я уже начала привыкать после шума джунглей. – То, что ты мама. Но тебе это подходит. И ты действительно ей нужна.

– Знаю, я изменилась. Ко всему нужно привыкнуть, – со вздохом сказала я.

– Нет, это не плохо, – пояснила Элис. – Ты все еще Белла. Просто другая.

– Меня все возненавидят, – сказала я, занервничав, озвучивая, наконец, свои страхи. Я не видела своих друзей больше двух лет, многое могло измениться.

– Нет, – пообещала Элис. Она постоянно это делала с тех пор, как я вернулась, и я неожиданно поняла, почему она попросила Джаспера остаться у Эмметта. – Они любят тебя, несмотря ни на что.

Мы снова погрузились в тишину. Я была рада, что Элис научилась любить её. Раньше ей было тревожно в тихом доме, но теперь она была спокойна.

– Ты на самом деле всё это видела? – прошептала она.

– Да, – ответила я с горечью. – И даже больше.

– Почему ты не вернулась домой?

– Я не могла бросить их. Если бы меня не выгнали из страны, я бы всё ещё была там. Этим детям нужен был голос, когда все вокруг молчали. – Воспоминания начали заполнять мои мысли.

– Тебя прогнали? – обеспокоенно спросила Элис.

– Когда я тебе звонила, к моей спине был приставлен пистолет, – прошептала я. – Мэр нашей провинции, попросту знаменитый ублюдок, приехал в приют и приказал мне выбрать – самолет или яма в лесу. Я выбрала яму, сказала ему, что он меня не запугает и никогда не тронет детей. Джейкоб схватил меня и закрыл рот рукой, и пообещал мэру, что я уеду в течение недели. Я была угрозой. Если бы меня, американку, убили, там бы начались разборки, расследования, с привлечением их так называемого демократического правительства. Я не очень-то разбираюсь в политике, но там не было правительства. Только убийства и хаос.

– Ты бы могла вот так поступить со мной? – Элис отстранилась от меня, её голос был взволнованным.  – Ты могла пожертвовать собой ради принципов?

– Мой принцип сейчас спит в спальне, – ответила я. – И да, зная, что моя смерть привлечет внимание, я бы сделала это, чтобы спасти её. – Элис снова затихла, а я задумалась о том, насколько всё это правда.

– Всё будет хорошо, – снова пообещала Элис, поглаживая меня по рукам.

Мы сидели и говорили о вещах, которые прошли мимо меня, о вещах, в которых я бы никогда не была заинтересована, таких как спорт, кино, телевидение, жизнь. Всё изменилось, и теперь настала моя очередь наверстывать упущенное. Мы обсудили то, что мне нужно будет сделать, чтобы осесть в Сиэтле. Элис заявила, что я не имею никакого права переезжать, но я только посмеялась и сказала, что Майе нужна стабильность и настоящий дом. С этого момента я собиралась делать всё по правилам, в том числе, не позволить Майе упустить что-либо, что ребенок должен был получить.

– Что закажем на ужин? – спросила Элис, когда стрелка часов начала приближаться к восьми. – На твой выбор.

– Паршивую китайскую еду, – с улыбкой ответила я. Элис взяла телефон, чтобы сделать заказ, а я пошла в спальню.

Майя сидела на кровати и складывала свитер, скручивая его в разных направлениях.

– Ты могла прийти в гостиную, – сказала я, запрыгивая на кровать. Она засмеялась, подпрыгивая от движения матраса. – Сегодня вечером ты познакомишься с моей семьей, и они тебя полюбят с первого взгляда, – пообещала я, глядя в потолок. Во входную дверь постучали, и я поняла, что наше время наедине уже подошло к концу. – Я знаю, всё сейчас кажется таким неожиданным, но мы справимся, да? Только ты и я. Мы справимся.

– Мама? – позвала Майя, когда я встала с кровати. Она протягивала мне свой свитер.

– Хочешь надеть его? – спросила я, и она кивнула. Я улыбнулась, одела её и вытащила её ручки из рукавов. Свитер был просто огромен для неё, поэтому я завязала его резинкой для волос на спине и закатила рукава. Он был больше похож на платье, но, казалось, Майя не возражала. Она выглядела смешно, но улыбалась так, словно свитер сидел идеально. – Ты такая милашка, novia*. – Я улыбнулась и поймала её, когда она подпрыгнула на кровати.

Мы вместе вышли из спальни, и я надеялась, так будет всегда. В гостиной было полно людей, они, как и Элис, были похожи на людей, которых я когда-то знала, которые уже давно превратились в сказку. Семь пар глаз тут же посмотрели на нас.

– Ебаный в рот, – пробормотал Эмметт, и я улыбнулась, вспомнив, за что его люблю.

Чарли был первый, кто осторожно подошел ко мне, словно я была каким-нибудь диким животным. Он почти не изменился, но в его волосах было немного больше седины, а его пивной живот прибавил баночку или две. Но он все еще был моим Чарли.

– Я так рад, что ты дома, – прошептал он, крепко обнимая меня. Я вдохнула запах соснового леса и кожаной куртки, которого так давно не было в моей жизни. – Я люблю тебя, Белла.

– Я тоже тебя люблю, пап, – тихо сказала я, не доверяя своему голосу. Он слегка отклонился назад и посмотрел на Майю. – Ээ, я думаю, вас всех нужно представить моей дочери. Знакомьтесь – Майя Свон. – Чарли улыбнулся, услышав фамилию. – Она стеснительная и очень тихая, – предупредила я. – Но она знает английский и испанский.

– Она такая милая, – сказала Эсме, улыбнувшись. – Мы рады, что вы обе вернулись домой. – Она крепко обняла меня и поцеловала в щеку. В её глазах сияли слезы. – Привет, – сказала она Майе, которая в ответ зарылась лицом в моей шее. Я слабо улыбнулась Эсме, но она только пожала плечами.

– Мы с Чарли уже собирались поехать за тобой, – сказал Карлайл, целуя меня в лоб. – Мы так сильно переживали, но в то же время гордились тобой.

– Я скучала по вам, – сказала я, сдерживая слезы. Они мне уже начали поднадоедать.

Джаспер, Эмметт и Розали смотрели на меня так, словно пытались что-то понять. И от этого мне было больно. Я отвлеклась на Майю, когда к нам подошла Элис.

Beso? – попросила она, глядя на Майю. Элис наклонилась к ней, и моя дочь поцеловала её в щеку и улыбнулась.

Beso? – тут же спросила я, зарабатывая поцелуй и крепкие объятия. – Beso, beso, beso, beso, – повторяла я, целуя всё её лицо, издавая при этом смешные звуки. Майя хихикала и пыталась оттолкнуть меня. Все вокруг засмеялись, и мне стало немного легче. Казалось, что я снова стала незнакомкой, чужой для всех, как и они для меня.

– Ебаный в рот. – Эмметт потряс головой, его глаза всё ещё были слегка выпучены. – То есть, поверить не могу, что ты вернулась, – пояснил он, делая шаг в мою сторону. – Не могу поверить.

– Я вернулась, Эм, – ответила я и засмеялась.

Я уже и забыла, каким огромным он был. Майя поглядывала на него с опаской и заерзала на моих руках, чтобы я отпустила её. Она спряталась за моей ногой, крепко прижимаясь к ней, и уставилась на Эмметта, в её глазах была все та же непонятная эмоция.

– И у тебя появился ребенок, – добавил он и присвистнул, все еще не прикасаясь ко мне, выглядя шокированным. – От кого ты вообще залетела? – На этом я не смогла сдержаться и громко хрюкнула от смеха.

– Я не биологическая мать, – ответила я. – Она приемная, если можно так сказать.

– Ебаный в рот, – снова пробормотал он.

Эмметт всегда был мальчишкой в теле мужчины, но, казалось, теперь он нашел баланс. Передо мной стоял сильный, мускулистый мужчина, который всегда был самым сострадательным человеком в моей жизни, и эти качества всё ещё были заметны в нем.

– Мне нравится твой свитер, – сказал он Майе, опускаясь перед ней на колени. – Сейчас не каждый может признаться, что он фанат Доджеров*. – Он указал на эмблему на свитере. – Я это уважаю. – Все засмеялись, но я знала, Эмметт был серьезен.

– Нет? – тихо спросила Майя, сосредоточенно глядя на него. Она пряталась за моими ногами и застенчиво выглядывала из-за них.

– Нет, – подтвердил Эмметт с улыбкой, на его щеках появились ямочки, которые выдавали его за мальчишку. – Beso? Por favor*? – Он наклонился вперед щекой и слегка надул губы. Майя посмотрела на меня, а затем опять на громадного мужчину перед ней, а потом схватила его за подбородок и быстро поцеловала в нос с широкой улыбкой на лице. Эмметт покраснел и поднялся.

– А она ничего так, – одобрил он и крепко обнял меня, и я растаяла в его руках. Эмметт всегда был моим защитником, и он ненавидел то, что я уехала, потому что он больше не мог защищать меня.

– Но я бы не стала оскорблять свитер, – предупредила я. – Он для неё как гарантия безопасности.

– Мы купим ей свитер с эмблемой Марлинс*, и тогда всё будет в полном порядке. – Он улыбнулся и ущипнул Майю за нос. Когда он повернулся ко всем, я заметила, как внимательно они за нами следили.

– Что? Я хорошо лажу с детьми, – просто сказал Эмметт. – Господи Боже, вы ребят, что, думаете, я идиот?

Следующим ко мне подошел Джаспер и обнял меня с боку, избегая Майю. Розали была единственной, кто никак меня не поприветствовал. К счастью, в этот момент приехал курьер с нашей китайской едой, и нам удалось избежать неловкости и смущения и оставить обиды позади. Элис только пожала плечами, накрывая на стол. Я посадила Майю к себе на колени, на случай если ей станет страшно в компании незнакомых людей.

Вскоре все начали говорить обо всем и ни о чем, и мне было хорошо от того, что я снова была в кругу семьи. Эсме рассказала о недавно открывшейся вакансии секретарши в её компании по созданию внутреннего дизайна, на которую она была готова меня нанять. Я чувствовала себя виноватой, соглашаясь на её благотворительное предложение, но пока что это была моя единственная реальная возможность. Я бы могла справиться с этой работой. Да и Эсме мне была почти как мама, самым добрым человеком, что я знала.

Карлайл спросил меня о Гватемале, и это был нелегкий вопрос. Он смотрел новости и следил за небольшими репортажами и отрывками информации, которые достигали нашего телевидения, и очень волновался. Самого страшного, конечно, не показывали, так как всё это происходило в деревнях. Несколько ночей повсеместного грабежа и перестрелок в большом городе – и это тут же оказывалось в новостях, но как только всё утихало, люди начинали думать, что всё снова в порядке. Но порядка не было. Я рассказала ему то, что могла, но в основном отмалчивалась и говорила, что не интересовалась политикой. Это было правдой – я ненавидела обе группировки.

Джаспер наконец заговорил, скорее всего, благодаря подначиванию Элис. Он рассказал о своей работе – должности профессора истории в Университете Вашингтона, и я была очень рада за него. Он увидел моё нежелание говорить о Гватемале, и я была благодарна, что он всё ещё умел незаметно перевести тему.

Чарли рассказал мне о жизни в Форксе, упоминая имена, которые я должна была знать и которые должны были интересовать меня, поэтому я делала вид, что слушаю, и кивала.

Роуз не проронила ни слова и всё время наблюдала за мной и Майей.

–Ты меня с ума сводишь своим пристальными взглядом, – наконец призналась я, позволив Майе самой есть курицу.

– Извини, – сказал Чарли. – Я просто не ожидал, что ты будешь такой прекрасной мамой, и что ты вообще будешь мамой.

Я совершенно не заметила, что он тоже смотрел на меня, не отводя глаз.

– Так получилось, – сказала я и замолкла. Элис одобряюще посмотрела на меня, но я не собиралась ничего рассказывать. Нам не нужна была их жалость.

– Как думаешь, я смогу научить её играть в бейсбол? – неожиданно спросил Эмметт, его голос был полон энтузиазма.

– Может быть, когда-нибудь, – согласилась я. – Если она захочет.

– Конечно, захочет! – фыркнул он и запихнул в рот остатки очередной добавки.

– Майя, никогда не кушай так, как дядя Эмметт. – Я показала на него пальцем. – Фу-фу-фу.

– Мама? – Она повернулась ко мне, и снова глаза всей нашей компании были прикованы к нам. Я уже начинала ненавидеть это. Мне никогда не нравилось быть центром внимания, но именно им я и была в последнее время.

– Novia? – спросила я, игнорируя взгляды.

– Элс? – спросила она, глядя на Элис.

– Да? – ответила она, широко улыбаясь, услышав свое имя. Это не было похоже на «тетя Элис», но и так сойдет.

– Эм. – Майя повернулась к Эмметту, и он усмехнулся.

– Очень хорошо, – сказала я и похлопала. – Te amo, novia.

Te amo, – ответила она.

– О, да, я её любимчик, – похвастался Эмметт. – Вы слышали? Она меня любит.

Эсме выглядела так, будто вот-вот была готова расплакаться, а Элис слегка подпрыгивала на стуле.

– Нет, – со смехом сказала Майя. – Мама.

– Ты меня любишь? – спросила я. Она кивнула и сползла с моих колен на пол. Я отпустила её и продолжила есть, а все остальные наблюдали, как Майя, одетая в огромный свитер, ушла вниз по коридору.

– Ты знаешь, куда она пошла? – спросила Эсме.

– Неа, – солгала я, зная, что она пошла в туалет.

– Белла, я думаю, пора тебе ответить на некоторые вопросы, – заявила Розали.

– Спрашивай, – ответила я. – Если ты готова выдержать ответы, задавай вопросы. – Все замолчали, думая о том, что спросить.

– Она твоя? – спросил Чарли. – Я имею в виду, юридически всё оформлено?

– Я подписала её свидетельство о рождении, а Джейкоб Блэк – мой начальник – подписался как отец. Это довольно-таки законно, – ответила я, погладив его по волосам. Казалось, что он вздохнул от облегчения, услышав это.

– Сколько ей лет, Белла? – спросил Карлайл, смыкая кончики пальцев перед своим лицом. С одним этим движением он превратился в доктора.

– Мы думали что-то между двумя и тремя, но это не точно. – Я вздохнула и положила вилку на стол. – Она очень мало говорит. Вообще-то Майя совсем не говорила до сегодняшнего дня, но она очень умная и смышленая. Она понимает, что ей говорят. – И тут же, словно подтверждая мои слова, мы услышали, как вода зашумела в унитазе, а затем в раковине. – Да, она умеет ходить в туалет.

– Тебе стоит привести её ко мне, чтобы я проверил, всё ли с ней хорошо, – предложил Карлайл. Я энергично закивала – я была готова сделать всё возможное, чтобы убедиться, что Майя здорова.

– Почему она? – спросила Розали, не глядя на меня. – Я имею в виду, что ты была окружена детьми, почему ты решила спасти только её?

В этот момент Майя вернулась в кухню, забралась ко мне на колени и посмотрела на меня своими громадными черными глазами-блюдцами, проницательными, но в то же время наивными. Она снова стала тихой и спокойной, и я уважала это. Она не была цирковой обезьянкой, готовой говорить или исполнять трюки для людей, сидящих перед нами. Майя говорила только тогда, когда нужно, её голос был таким забавным и идеально подходил ей: тихий, мягкий, но напористый.

– Однажды ночью я пошла к колодцу, чтобы набрать воды. На соседнюю деревню напали, и было слышно сирены. И вдруг из леса вышла моя novia. На её лбу был большой порез…

– А на руке и плече огромная рана, – перебила Элис. Я кивнула. Мне не нравилась эта история, не нравились воспоминания об этой ночи.

– У нас не было хороших медикаментов, но Лея смогла зашить ей руку без каких-либо таблеток или лидокаина. Я сидела рядом и держала Майю за руку, а она смотрела на меня и играла с моими волосами, я рыдала в голос, но она не издала ни звука. – Майя положила руку на мое лицо, и я прочистила горло. – Я её не выбирала, Роуз. Она выбрала меня. И если бы могла, я бы всё ещё была там, потому что я люблю каждого из тех детей. Ты права. Теперь я должна жить с их лицами в своих мыслях, думая о том, живы ли они сейчас, потому что я не смогла спасти их всех.

– Белла, почему ты не сказала нам, что там всё так плохо? – спросил Эмметт, его глаза были прищурены от злости. – Письма приходили редко, и они были короткими, и в них не было ни слова об этих сиренах и нападениях.

– Чтобы вы приехали и спасли меня? – спросила я, фыркая. – Я сделала выбор. Вы и понятия не имеете, что там происходило, и что происходит, поэтому я не буду вас осуждать.

– Тебя могли ранить, – гневно сказал Джаспер. Элис положила руку на его плечо, чтобы сдержать. Он не часто выходил из себя, но сейчас боль на его лице была очерчена злостью.

– Могли, – просто согласилась я. – Я поехала туда, чтобы помочь детям, и именно этим я и занималась изо дня в день.

– Я рада, что ты вернулась живая и невредимая, – сказала Эсме, прервав накал страстей.

Я знала, что всё теперь будет по-другому. Они не смогут меня понять, а у меня не было сил объяснять им и мириться с их жалостью.

– Я думала о вас каждый день, – призналась я. – Потребуется время, чтобы я привыкла ко всему здесь. Но факт в том, что Майя теперь моя, и я совсем не та девочка, которая уехала два года назад. Вы можете любить меня, а можете не любить. Я пойму.

Майя оперлась спиной на мою грудь и зевнула.

– Мне нужно уложить её. Увидимся. – Я вздохнула и поднялась из-за стола.

– Спокойной ночи, Беллс, – пробормотал Чарли и обнял меня. – Кажется, у меня дома остались твои игрушки. Я привезу их для Майи на неделе.

– Было бы здорово, пап. – Я улыбнулась. Он сел, поглядывая на Майю, думая о том, стоит ли заговорить с ней, или даже прикасаться к ней.

Эм подмигнул мне.

– Я заеду на этой неделе и отвезу вас по магазинам, – заявила Эсме. – Мне всегда хотелось побаловать ребенка!

– А я позвоню на счет осмотра, – напомнил Карлайл. Я кивнула им.

– Я веду занятия по утрам, но если я буду нужен днем, позвони, – предложил Джаспер, его лицо снова было мрачным. Я снова кивнула и улыбнулась. Я не собиралась звонить ему без острой необходимости.

Элис улыбнулась мне, и я вышла из кухни, не глядя на Розали. Я остановилась в коридоре, услышав резкий и сердитый шепот, но не стала прислушиваться и прошла вниз по коридору.

Мы зашли в ванную, и Майя с любопытством смотрела, как ванна наполняется водой. Я добавила немного пены, надеясь, что это заставит Майю улыбнуться и, может быть, заговорить, сняла с неё одежду и резиночки, усадила в воду. Она с удивлением уставилась на пену, прикасаясь к ней и даже пробуя на вкус, после чего быстро выплюнула ее.

– Они все влюбились в тебя, – сказала я, торопливо намыливая ее мочалкой, надеясь поскорее уложить её в постель, чтобы она начала привыкать к нормальному распорядку дня. – Я думаю, нам нужно будет подыскать себе новый дом, как только я смогу это позволить. Как ты считаешь?

– Да, – прошептала Майя, всё ещё отвлеченная пеной.

– Я устроюсь на работу, и мы сходим к доктору, а потом в парк, – размышляла я, осторожно взбивая шампунь на ее голове. – Мы купим тебе новую одежду. И ты заговоришь.

– Элс, – сказала она, и я засмеялась, усаживаясь на унитаз, позволив ей поиграть некоторое время. После этого я вытащила пробку, завернула Майю в полотенце и отнесла в спальню. Она пахла клубникой, и этот запах согревал меня. Стук в дверь остановил нашу игру в щекотки, после которой Майя хихикала и тяжело дышала.

– Да? – позвала я, думая, что это Элис пришла пожелать нам спокойной ночи после того, как все ушли. Я знала, что Эсме и Карлайлу нужно было рано вставать на работу, а Чарли ещё два часа добираться до дома.

– Белла. – Голос Розали прозвучал мягко, но в то же время мрачно, когда она заглянула в комнату.

– Ой, я думала, это Элис, – прошептала я, пытаясь держать голову высоко поднятой ради Майи. Она стояла на кровати во весь рост и ждала, когда я достану её пижаму.

– Я хотела поговорить с тобой перед тем, как мы с Эмом уедем, – пояснила Розали. Её голова была опущена, глаза избегали меня и вместо этого были прикованы к Майе, к её шраму. – Черт, – пробормотала она. – Я… эээ… я не ожидала… – Она замолчала.

– Не ожидала, что всё, что я сказала, – правда? – Я фыркнула и протянула штанишки Майе, которая положила руки мне на плечи и наступила в них, чтобы я могла натянуть пижаму. – Мне бы хотелось, чтобы ты перестала пялиться на неё словно на какого-то циркового уродца. – Розали быстро перевела её широко открытые глаза на меня.

– Извини, – сказала она.

Я надела на Майю рубашку, и она заползла ко мне на колени, чтобы я расчесала её волосы.

– Что тебе надо, Розали? – спросила я, качая головой от усталости. – Я не смогу мириться с твоей ненавистью ко мне, поэтому если ты действительно меня ненавидишь, просто уйди.

– Белла, я тебя не ненавижу, я бы никогда не могла, – быстро ответила она. – Просто ты другая. Все это видят, и, я думаю, тогда как они знают, как справиться с этим, мне нужно привыкнуть, понимаешь?

– Понимаю, – кивнула я, расчесывая волосы Майи. – Я уехала, чтобы понять, кто я, и, может быть, я до сих пор не поняла этого, но я изменилась.

– Я всегда буду рядом для тебя, Белла. – Розали улыбнулась, черты её лица смягчились. Я всегда считала её красивой, но казалось, она изменилась в лучшую сторону с тех пор, как я видела её в последний раз. – И для Майи.

– Спасибо, – ответила я, улыбнувшись в ответ. – Она хорошая девочка, Роуз. Она выжила. И прямо сейчас, как бы мне не хотелось это признавать, нам потребуется любая помощь. Я никогда не рассчитывала вернуться домой с ребенком.

– Мы справимся, – пообещала Розали. Я так часто слышала эти слова, что они начали терять всякий смысл. – Я скучала по тебе.

– Я тоже по тебе скучала.

Она обняла меня, и я вздохнула. Её запах был знакомым: цветы и мед, тепло и мягкость. Майя обнимала её вместе со мной, её маленькая голова покоилась на плече Розали.

– Было так мило видеть, как Эм общается с ней, – сказала Роуз, проводя рукой по щеке Майи. – Я думала, он напугает её.

– Я тоже так думала, но, похоже, её больше ничто не пугает. – Я усмехнулась.

– Эмметт получил новую работу сегодня – охранник для какого-то парня здесь, в Сиэтле, а я завтра выходная. – Розали встала и прошла к двери. – Может, я заеду за вами и отвезу к Карлайлу?

– Было бы здорово, – с улыбкой ответила я.

– Хорошо, тогда увидимся завтра около десяти, – бросила она через плечо, вышла и закрыла за собой дверь.

Майя перебралась на кровать с моих колен, схватила свой свитер и, обняв его, улеглась посередине.

– Мама, – позвала она, умиротворенно глядя на меня.

Я натянула спортивные штаны, майку, и, решив не купаться, забралась в постель рядом с ней. Я сегодня даже не вдохнула свежего уличного воздуха, и это абсолютно не беспокоило меня. И я проснулась не больше пяти часов назад, но и на это мне было плевать.

– Элс? – спросила Майя, растерянно оглядываясь.

– Сегодня мы с тобой вдвоем, – ответила я.

Я решила оставить включенной небольшую лампу в углу, не в силах определить, будет ли Майе уютно в темноте. Будет ли уютно мне?

Beso? – попросила я, и Майя повернулась на бок и мягко поцеловала меня. – Te amo, – прошептала я, укрывая её простыней.

Te amo, – ответила она, прижимая к себе свитер.

Я улыбнулась, проматывая в голове события сегодняшнего дня. Я не могла забыть выражения лиц своих близких, когда они впервые увидели меня. Казалось, они видели перед собой нечто нечеловеческое, вроде монстра с двумя головами или что-то в этом роде.

Чарли никогда не был говорливым или сентиментальным, но сегодня его переполняли чувства, он постоянно улыбался и обнимал меня, и говорил, что любит. Это было приятной переменой. Я думала о том, как всё изменились, и как они улыбались за ужином.

Было приятно засыпать под эти воспоминания.

Пока не зашумели сирены.

 

--------------------------------------

 

*Yo pense que la perdi – Я думала, что потеряла тебя.

*Beso – поцелуй

*Novia – девочка, невеста

*Por favor – пожалуйста

*Лос-Анджелес Доджерс и Майами Марлинс – бейсбольные клубы

*Te amo – я люблю тебя

 

----------------------------------------------

 

Огромное всем спасибо за комментарии и отзывы в теме! Спасибо Лиле за оперативность и увлечение, спасибо HappyInLove за создание такой невероятной истории. Следующая глава - 23 января.

 

И спасибо всем, кто голосовал за Osa Bella!



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1840-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Фрекен_Снорк (16.01.2015)
Просмотров: 1023 | Комментарии: 21 | Рейтинг: 5.0/35
Всего комментариев: 211 2 3 »
avatar
0
21
Большое спасибо ! Плакала,когда читала. cray
avatar
0
20
Оу! Эм будет охранять Эдварда!  И тогда Белла сможет встретиться с ним.  Мир тесен, особенно в фанфиках!  fund02002

Спасибо за главу!
avatar
0
19
Спасибо за главу  cvetok01
avatar
18
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
1
17
спасибо!
avatar
1
16
Спасибо за главу! cvetok02
avatar
1
15
Спасибо за главу. Майя , наверное, быстрее привыкнет к новой жизни, а вот Белла не скоро успокоется.
avatar
2
14
Спасибо за главу. А Эмет будет охранять скорее всего Эдварда.....
avatar
1
13
Спасибки большое за главу!!!!! lovi06032
avatar
1
12
Спасибо за новую главу!!!  good lovi06032
1-10 11-20 21-21
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]