Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


УЭМ
Глава 8.

Лобби — высококлассный бар для отдыха и мартини на Блур-стрит.

Эдвард, в стиле самого настоящего Данте всегда сравнивал этот клуб со Входом в Ад, хотя у Лобби было больше общего с более низкими кругами Ада, чем с Лимбом.
Он не хотел приводить сюда Беллу, ладно еще Элис – ведь Лобби было его территорией охоты, куда он приходил добывать себе пищу. Слишком много людей здесь знали его или о нем, и он боялся того, что они могли сказать. Или того, что могло сорваться с кроваво-красных губ.
Но он чувствовал себя комфортно в Лобби; уверенный, что может контролировать ситуацию. Ни при каких обстоятельствах он бы не стал отводить Элис и Беллу туда, где ситуация не была под его контролем. Только на одну эту ночь он станет Беовульфом взамен Данте, воином вместо поэта. Он будет нести шашку в голой руке и убьет Гренделя и всех его родственников, если те хотя бы посмотрят в сторону его драгоценных подопечных.
И хотя во всем этом было лицемерие, Эдвард проглотил его, чтобы осчастливить Элис.
Пока Элис и Белла покорно следовали за ним из машины к центральному входу в Лобби, их мгновенно встретила огромная очередь из людей, стремившихся попасть в клуб. Эдвард проигнорировал очередь и направился прямиком к охраннику, афро-канадцу внушительных размеров с дредами и серьгой в ухе. Он пожал Эдварду руку и официально поприветствовал его.

- Лоран, я хотел бы представить тебе мою сестру, Элис, и ее подругу Изабеллу Свон. – Эдвард жестом указал на девушек, и Лоран с кивком и улыбкой отступил, чтобы пропустить их внутрь клуба.

- Что это было? – Прошептала Белла Элис на ухо, когда они вошли в модное и со вкусом обставленное черно-белое помещение.

- Вероятно, Эдвард у них в VIP-списке. Не спрашивай. – Элис закатила глаза и отвела взгляд.

Эдвард провел их вглубь клуба, к уединенному местечку, которое он зарезервировал.
Эта комнатка называлась Белым залом, изобретательно названная так из-за однотонного декора.
Белла и Элис вежливо присели на белый диванчик, удобно откинувшись на его спинку, усеянную подушками. Со своего угла они могли наблюдать за танцполом, который тянулся до самых их личных диванчиков. Правда, на тот момент на танцполе никто не танцевал.
Элис восхищенно взглянула на Беллу.

- Белла сегодня очень красивая, правда, Эдвард? Просто потрясающая.

Щеки Беллы налились кровью, она отчаянно покраснела, и стала терзать подол своего синего платья Санторини.

- Элис, прошу… - прошептала она.

- А что? Эдвард, ведь так? – Элис хмуро посмотрела на своего брата, который послал ей предупреждающий взгляд.

- Вы обе выглядите нормально. – Сказал он, ничего не признавая и слегка пододвинувшись на своем месте, будто ему было больно.

Белла тут же покачала головой и выругалась про себя, не понимая, почему ей так было важно его мнение, и почему ему так сложно было быть с ней вежливым.
Элис передернуло. Это были деньги Эдварда. И если его не беспокоило выбрасывание около двух тысяч долларов на то, чтобы Белла просто выглядела нормально, то чему она вообще удивляется?
Только это был упрек в сторону таланта Элис, как модницы, поэтому она приняла замечание очень близко к сердцу.
Он за это заплатит, подумала она.

- Ну так, Белла, - начала Элис, убедившись, что Эдвард слушает, и наблюдала за ним краешком подведенного глаза, - как прошло свидание с Питером?

Лицо Беллы продолжало сохранять свекольный оттенок.

- Все прошло очень хорошо. Он был настоящим джентельменом, очень старомодным.

Она отказалась от соблазна посмотреть на реакцию Эдварда от ее слов. Ей не нужно было беспокоиться – Элис отлично справлялась, наблюдая за ними обоими.

- И он отвел тебя на ужин?

- Да. В Nataraj, его любимый индийский ресторан. Завтра он возьмет меня на двойной показ Фестиваля Фильмов, а потом мы собираемся пойти в Чайнатаун.

- Он милашка?

Белла заерзала.

- Если игрока в регби можно назвать милашкой. Но он красивый, и у него добрые глаза. Он обращается со мной как с принцессой.

“Angelfucker.”

Элис и Белла повернулись к Эдварду, неуверенные, что правильно расслышали то, что сорвалось с его губ.
Брови Беллы взлетели вверх, затем она нахмурилась и отвела взгляд.
Удовлетворившись реакцией братца, равной его последней грубости, Элис развернулась на месте и принялась поправлять макияж в зеркальной стене позади их диванчика.
Она наносила на губы Шанель цвета мака, но вдруг остановилась, глядя на того, кто шел в ее направлении.

- Эдвард, эта женщина просто раздевает тебя глазами! Какого черта?

Крашеная блондинка – официантка тут же известила их о своем присутствии.

- Мистер Мейсен! Давненько мы вас не видели. С возвращением!

Официантка наклонилась к нему, намеренно выставив на обозрение свое декальте, и положила руку с ухоженным маникюром — ногтями кораллового цвета, переливающимися в тусклом романтическом освещении.
Белла невольно помрачнела и подумала, собирается ли эта официантка что-то делать с Эдвардом этими ногтями, или же просто сверкает ими, чтобы отпугнуть Элис и Беллу.
Женщина кивнула в их сторону.

- Меня зовут Лорен, и я буду вас обслуживать.

- Запиши на мой счет, пожалуйста. С меня напитки для нас троих, один для Лорана, и для себя, конечно. – Он протянул ей сложенную банкноту, эффективно освобождая свое плечо от ее хватки. Она слабо улыбнулась и взяла протянутые деньги.

Должна признать, он спокоен, подумала Белла.

- Леди? – Спросила официантка, не отрывая взгляда от Эдварда и провокационно улыбаясь, кончик ее языка высунулся между губами кораллового цвета.

- Мне Космо, - сказала Элис.

Белла замерла.

- Ты бы чего хотела? – Элис пихнула ее локтем.

- Я…не знаю. – Лицо Беллы мгновенно обрело темно-красный оттенок, и она подумала, что же ей можно заказать, чтобы не опозориться перед Эдвардом. Не могла же она заказать пиво, или начать глушить стопками текиллу, которые являлись ее обычной отравой.

- Тогда два Космо. – Сказала Элис. А затем прошептала Белле на ухо, – тебе понравится, он просто отличный.

- Двойная порция Лафройга двадцатипятилетней выдержки, отборный, пожалуйста. И попросите бармена бокал родниковой воды. Пресной, негазированной. – Заказал Эдвард, не глядя на официантку и подмигивая Элис.

Официантка ушла и Элис рассмеялась.

- Большой братец, только ты можешь сделать заказ выпивки таким претенциозным.

Белла хихикнула раздраженной реакции Эдварда на описание Элис.

- Что такое Лафройг?

- Односолодовый шотландский виски.

- А зачем родниковая вода?

- Капля-другая, для концентрации вкуса. Я дам тебе попробовать, когда принесут. – Он рискнул улыбнуться в сторону Беллы, и она опустила взгляд на свои прелестные туфли.

Он проследил за ее взглядом, и оказался зачарованным ее красивыми высокими каблуками. Элис не осознавала, насколько хорошим приобретением они были. Это стоило каждого пенни – увидеть прекрасные ноги мисс Свон снова, обрамленные и удлиненные изысканными туфлями.
Эдвард передвинулся немного на своем месте, надеясь, что это движение успешно сбавит его возбуждение.
Не сработало.

- Думаю, ты можешь подождать напитки, Эдвард. Мы с Беллой собираемся танцевать.

Элис потянула Беллу на маленький соседний танцпол, до того, как та смогла возразить.

Она махнула диджею, чтобы он включил музыку, и приступила к диким танцам с непринужденностью.

Белле, напротив, было неловко. Она видела, что Эдвард передвинулся, чтобы глазеть на нее, откинувшись на спинку диванчика и наблюдая. Его глаза были напряженными и немигающими, он смотрел на нее со сдержанным удовольствием. Белла подумала, заметил ли он необычные трусики под ее платьем.
Это то, что мужчины замечают? Отсутствие явной линии трусиков?
Белла не могла отвести взгляд, когда он медленно блуждал по ней глазами с головы до ног, останавливаясь дольше, чем следовало бы на ее стройных голых ногах и исключительных красных каблуках.

- Я не могу танцевать в этих туфлях, - запротестовала Белла в ухо подруги.

- Чушь. Просто двигай телом и позволь своим ногам заняться остальным. И кстати, ты выглядишь потрясающе. Эдвард просто идиот.

Белла повернулась спиной к Эдварду и стала танцевать, с налитыми румянцем щеками, закрыв глаза и позволив музыке захватить ее.
Это было потрясающее ощущение. Как только она забыла о нем и его пронзительных зеленых глазах, Белла на самом деле могла веселиться. Немного.
Интересно, может ли он видеть признаки стрингов сквозь ткань моего платья. Ладно, я надеюсь, что он их может видеть. Надеюсь, это для него пытка. Наслаждайся видом, придурок, потому что это все, что ты когда-либо получишь.
Когда песня закончилась, Элис подскочила к диджею и спросила, какую песню он планировал поставить следующей. Что бы он ни сказал, это, должно быть, обрадовало Элис, потому что она вскинула в воздух кулак в очень неподобающей манере и едва ли не закричала.
Элис, потому что она вскинула в воздух кулак в очень неподобающей манере и едва ли не закричала.

- Это потрясающе! – Крикнула она, когда пересекла танцпол, чтобы вернуться к Белле. Элис схватила ее за руку и повернула вокруг своей оси.

Теперь, когда Элис и Белла танцевали и веселились, люди из других различных залов решили присоединиться к ним на танцполе, в том числе и очень красивый блондин.

- Привет, - поздоровался он, придвигаясь ближе к Белле и двигаясь в такт музыке.

- Привет, - ответила Белла, чувствуя, как ее щеки наливаются краской.

Она подумала о том старом сравнении, когда женщины ассоциируют танец с сексом.
Этот мужчина, кем бы он ни был, без сомнения был бы великолепен в последнем, так как он абсолютно точно и гетеросексуально был хорош в первом. Его танец был захватывающим, на самом деле.

- Я тебя не видел здесь раньше, - он ей улыбнулся. – Я уверен, я бы тебя запомнил.

Белла заметила, что его зубы были очень белыми, а глаза темно-синими, такими же, как ее платье. Она моментально забыла ответить ему, сконцентрировавшись на синиве его глаз.

- Меня зовут Майкл. А тебя? – Он наклонился к ней, его ухо почти прошлось по ее губам, чтобы расслышать ее ответ сквозь пульсирующую музыку.

Она заморгала от его близости.

- Белла.

- Приятно познакомиться с тобой, Белла. У тебя очень необычное красивое имя.

Она едва заметно кивнула в ответ, давая понять, что услышала его, а затем послала отчаянный взгляд в сторону Элис, надеясь, что та спасет ее. Но Элис была слишком занята, прыгая вверх и вниз с закрытыми глазами, потому что слишком любила эту песню. Это действительно было тем еще зрелищем.

- Могу я купить тебе выпить после танца? Мы с моими друзьями за центральным столиком. – Он махнул в сторону столика, но Белла не проследила за его жестом.

- Благодарю, но я со своей подругой.

Он улыбнулся, нисколько не смущаясь, и подошел к ней еще ближе.

- Приводи свою подругу с собой. У тебя нереально красивые глаза. Как шоколад. Я не смогу жить, зная, что отпустил тебя, не спросив твоего номера.

- Эм…Я не знаю…

- Пожалуйста, позволь мне хотя бы оставить тебе свой.

Глаза Беллы метнулись в сторону Элис, и это было плохим решением, так как Белла не увидела движение его ноги в ее сторону. И Белла наступила ему прямо на пальцы, что заставило его поморщиться от боли, а ее — потерять равновесие.
Но он поймал ее двумя руками до того, как она осела на пол, и прижал ее к своей груди, пока она не нащупала под собой землю. Белла вынуждена была признать, что у него сильная грудь. И сильные руки для того, кто ходит в костюмах. Она была удивлена.

- Аккуратнее, Белла. Извини, что я тебя так сбил. Ты в порядке? – Он держал свою левую руку у нее на предплечье и передвинул правую, чтобы убрать локоны с ее глаз. Он опустил на нее взгляд и улыбнулся.

- Я в норме. Спасибо, что не позволил мне упасть.

- Я был бы дураком, если бы отпустил тебя, Белла.

Белла искоса заметила, что его улыбка не была пугающей. Он казался даже милым. Костюм говорил о том, что Майкл пришел в клуб после работы, и возможно, он работал в деловом центре на большую корпорацию или в подобном месте – где-то, где молодых людей еще заставляли носить костюмы и галстуки. И на самом деле красивые черные блестящие туфли. Она подумала, что он был уверенным, но не высокомерным. И его слова, хотя были тщательно подобраны, не казались запланированными. Он был, пожалуй, тем человеком, с которым, как она представляла, можно было встречаться некоторое время. Но Белла очень сомневалась, что у них было много общих интересов. Конечно, танцы – это не то, чем она планировала заниматься в будущем слишком часто. Хотя танцы с ним…
Она была слишком застенчива, чтобы и дальше продолжать разговор. Белла уже открыла рот, чтобы высказать свои сожаления, как вдруг кто-то схватил ее за другую руку, эффективно устраняя Майкла с пути.
Электрические волны рябью прошлись по ее коже, и Белла сразу поняла, чьи холодные длинные пальцы вцепились в ее руку чуть выше локтя.

- Ты в порядке? – Спросил Эдвард, разговаривая только с Беллой и глядя исключительно на нее. Его спокойный и взволнованный тон абсолютно не вязался с необъяснимой злобой его глаз.

Его злость смутила Беллу, поэтому она не ответила. Она выглядела ошеломленной, и это мгновенно заметил Майкл.

- Этот придурок делает тебе больно? – Спросил Майкл, расправляя плечи и хрустнув костяшками пальцев, нахмурившись Эдварду. Он сделал шаг вперед, выглядя при этом довольно устрашающе.

Белла часто заморгала и помотала головой.

- Она со мной. – Прорычал Эдвард, даже не утруждаясь повернуть голову в сторону Майкла.

Майкл отступил немного, так как рычание было уж очень грозным.

- Пойдем, - скомандовал Эдвард, потянув ее с танцпола, назад к их месту.

Белла послала Майклу извиняющийся взгляд, прежде чем усесться на прежнее место.
Эдвард протянул ей напиток, стараясь успокоить сбившееся дыхание.
Что это было?
Пока она маленькими глотками пила свой Космополитен и старалась понять, что же только что произошло, Эдвард придвинулся к ней, сжимая теперь уже полупустой бокал.

- Тебе следует быть более осторожной. Такие места могут быть очень опасными для девочек вроде тебя, а ты магнит для несчастий.

Она вытаращилась на него.

- Я была в порядке! И он был милым!

- Он клал на тебя свои руки.

- Ну и что? Мы танцевали, и он поддержал меня, чтобы я не упала на пол, когда споткнулась! – Она хмуро посмотрела на него.- Я не видела, чтобы вы пригласили меня на танец.

Эдвард откинулся на спинку диванчика и стал рассматривать Беллу с медленной, изогнутой улыбкой.

- Это бы препятствовало наблюдению, ты так не считаешь? – Его голос был бархатистым и соблазнительным.

Белла тряхнула волосами и отвернулась от оживленных Скотчем глаз цвета трилистника.
Белла увидела, что Майкл смотрит на нее с танцпола и попыталась объяснить жестами, что они с Эдвардом не вместе.
Искра понимания мелькнула в глазах Майкла, и он кивнул. А затем исчез из виду.

- Я обещал тебе дать попробовать.

Эдвард скользнул ближе к Белле и придержал бокал у ее губ.

- Нет, спасибо. – Фыркнула она, отвернувшись в сторону.

- Я настаиваю. – Его голос стал более убеждающим.

Белла вздохнула и попыталась забрать бокал из его руки, но Эдвард быстро его придержал.

- Позволь мне накормить тебя, - прошептал он неожиданно хрипло.

Он звучал сексуально. Или, по крайней мере, Белла себе представляла, что так бы звучал секс, если бы сидел на белом диванчике с сияющими зелеными глазами и спутанными медными волосами, и пытался бы прижать холодное стекло бокала к ее губам.

О мой Эдвард. О мой Эдвард. О мой Эдвард. О…мой…Эдвард.

- Я могу себя накормить. – Неуверенно выдохнула Белла.

- Конечно, можешь. Но зачем тебе это делать, если я здесь, для того чтобы сделать это за тебя? – Возразил он, его улыбка изогнулась еще больше.

Белла вздохнула. Она не хотела случайно уронить его Скотч, так что позволила ему прижать бокал к линии нижней губы, что он делал очень медленно и чувственно. Она закрыла глаза и мгновенно сконцентрировалась на ощущениях гладкости холодного стекла напротив своей плоти.
Он осторожно наклонил бокал, пока дымчатая жидкость не проникла в ее приоткрытые губы и не стекла в ее открытый ожидающий рот.
Она удивилась, что он был так близок к ней, так чувствителен.
Но Белла была еще более удивлена, когда Скотч опалил ее рот огнем, обжигая ее.
Она быстро проглотила его, а затем застонала.

- Это ужасно! – Отплевывалась Белла. – Он на вкус как костер!

Эдвард скользнул подальше от нее и принялся изучать ее лицо. Теперь она покраснела и откашливалась.

- Это торф. Он приобретает вкус. Ты можешь решить, что это именно тот вкус, который нужен, если попробуешь несколько раз. – Он усмехнулся ей, подняв краешек рта.

Она покачала головой, пока откашливалась.

- Сомневаюсь в этом. И кстати говоря, я уже большая девочка и могу о себе позаботиться. Так что пока я не попросила тебя о помощи, оставь меня в покое.

- Нонсенс. – Он махнул в сторону танцпола. – Грендель и его родственники, воспользовавшись шансом, сожрут тебя, как маленькую вкусную овечку, даже не соизволив поспорить со мной.

- Прошу прощения! Кем это ты себя возомнил?

- Кем-то, кто может отличить naïveté и чистоту, когда видит ее. Теперь пей свой напиток медленно, как хорошая маленькая девочка, и не притворяйся, что принадлежишь к такому месту, как это.

Эдвард мрачно посмотрел на нее и прикончил свой Скотч одним глотком.

Урод.

- И что это должно означать, «naïveté и чистота»? Что именно ты пытаешься сказать, Эдвард?

- Я должен произнести это тебе вслух?

Он пристально посмотрел на нее и придвинулся ближе, своими губами едва ли не касаясь мочки ее уха. Белла против своей воли закатила глаза, когда его теплое дыхание коснулось ее шеи.

- Ты краснеешь как школьница, Изабелла. И я чую твою невинность. Это более чем очевидно, что ты еще девственница. Так что перестань притворяться чем-то другим.

- Ты! Ты…!!! – Белла отдернула от него свое ухо, пытаясь придумать достаточно плохое слово на английском языке. К сожалению, она перешла на итальянский. — Stronzo!

Сначала Эдвард вперился в нее свирепым взглядом, но затем выражение его лица смягчилось, и он рассмеялся. Он правда рассмеялся! Таким смехом, когда откидываешь голову назад, закрываешь глаза и хватаешься за живот.
И это очень разозлило Беллу.
Она сидела, медленно закипая, специально пила свой Космо очень быстро и думала, как Эдварду в таком случае удалось узнать правду о ней, за такой короткий их знакомства вновь. Конечно же, Элис не… Она покачала головой. Нет, Элис бы не посмела. Это слишком личное, и она бы не произнесла это вслух ни с кем рядом, кроме как с Джаспером.
А Джаспер был слишком южным джентльменом, чтобы когда-либо повторить такое о леди.
Пока Эдвард усмехался, Белла игнорировала его и сетовала на то, что он действенно пресек возможность встретить кого-либо, кто выглядел бы приятным. Белла, возможно, не стала бы давать Майклу свой номер, потому что никогда не делала такого, но она хотела, чтобы это было ее решение, а не ее профессора.
Он на самом деле был кретином. И это было время, когда он изменился.
Несколькими минутами позже искусственная блондинистая официантка подошла с маленькой золотой коробкой.

- Это тебе. – Она протянула коробку Белле.

- Прошу прощения, но произошла какая-то ошибка. Я этого не заказывала.

- Конечно, дорогуша. Один из парней за банкирским столиком прислал тебе это. И я должна была передать тебе, что ты разобьешь ему сердце, если откажешься. – Она соблазнительно улыбнулась Эдварду. – Могу я повторить ваш напиток, мистер Мейсен?

- Думаю, нам уже достаточно, благодарю. – Он продолжал сверлить Беллу глазами, глядя, как она переворачивает золотую коробку в руке.

Она поставила свой напиток и открыла коробку. В ней она нашла визитку и единственный, обернутый в золотую фольгу трюфель. На визитке она прочитала следующее:

Michael Newton, M.B.A.

Vice-President, Capital Markets

The Bank of Montreal

55 Bloor Street West, Fifth Floor

Toronto, Ontario

Tel. 416-XXX-XXX Email:


Она перевернула визитную карточку и прочитала слова, написанные уверенной рукой:

Белла,

Мне жаль, что мы начали не с той ноги.

Шоколад напоминает мне о твоих прекрасных глазах,

Майкл.

Пожалуйста, позвони мне 416-yyy-yyyy.


Белла перевернула карточку и улыбка озарила ее лицо в форме сердца. Он пошутил.

Он не подумал, что ее убийственная неуклюжесть была причиной отвергнуть ее. И он не назвал ее девственницей, будто это было ругательством. Он восхищался ее глазами и сравнил их с шоколадом.
Она развернула трюфель и положила его целиком в рот. Божественно. Как он узнал, что ей нравится дорогой шоколад? Это должно быть судьба. Она закрыла глаза и наслаждалась глубоким темным вкусом, облизывая губы, чтобы убедиться, что не оставила ничего. Невольный стон сорвался с ее губ, и она покачала головой.
Почему я не встретила кого-то, подобного ему на первом курсе в Сиэтле?
Белла поместила визитную карточку в коробку, и положила ее к себе в сумочку. Тем временем Эдвард грыз костяшки пальцев правой руки как взбешенный зверь. Вновь то, как мисс Свон наслаждается маленькими радостями жизни, было одним из самых эротических зрелищ в его жизни. Как ее глаза расширились, глядя на размеры трюфеля; румянец, который окрасил ее хорошенькие щеки в предвкушении дегустации; как она застонала сквозь полуоткрытый рот, и то, как ее язык высунулся, чтобы забрать оставшуюся на ее алых губах кокосовую стружку… это действительно было слишком.
Так что естественно, он должен был все испортить.

- Ты ведь не съела это только что, правда?

Белла покрутила головой. Она забыла, что Эдвард был здесь. Она была в своем райском, включавшем в себя шоколад, предоргазмическом экстазе.

- Это было очень вкусно.

- Он мог положить туда все что угодно. Разве ты не знаешь, что нельзя брать шоколад у незнакомцев, маленькая девочка?

- А, значит, яблоки брать – это нормально, Эдвард?

Эдвард нахмурился на нее в non sequitur. Он что-то упускал.

- Я не маленькая девочка. – Раздраженно ответила она.

- Тогда перестань себя вести, как маленькая. Ты же не оставишь это себе, правда?

Он махнул на золотую коробку, торчавшую из маленькой сумочки Беллы.

- Почему нет? Он показался мне достаточно милым. И он дал мне свой рабочий номер.

- Ты бы сделала это? Ты бы подцепила мужчину в баре?

Ее брови сдвинулись, а нижняя губа стала дрожать.

- Я не подцепила его, Эдвард! И конечно, ты-то никогда никого не цеплял в баре раньше – и не брал их с собой домой, чего, могу добавить, я никогда не делала. Не то, что бы это хоть как-то вас касалось, профессор Мейсен.

Лицо Эдварда побагровело. Он не мог противоречить ей, не мог быть настолько лицемерным. Но то, что произошло между мисс Свон и Гренделем-блондинистым-банкиром правда задело его за живое. И он не знал, почему.
Он быстро махнул официантке, чтобы заказать еще выпить.
Белла, со своей стороны, закончила свой Космополитен и заказала еще один, надеясь, что от фруктовой, но крепкой микстуры она почувствует себя лучше и забудет жестокого, но прекрасного бога, который сидел болезненно близко к ней, но которого ей никогда не получить.
Когда Элис в изнеможении рухнула между Эдвардом и Беллой, Белла поднялась и попросила себя извинить.
Белла вышла из мест для диванчиков к заднему коридору в поисках уборной. Высокомерие и снисхождение Эдварда на самом деле вывели ее из себя. У него не было никакого права быть таким. Он не хотел ее, но теперь он еще и не хотел, чтобы она была с кем-то другим. В чем его проблема?
Она была так сосредоточена на этой проблеме, что не заметила мужчину, стоявшего в холле и врезалась прямо в него, отталкиваясь назад и находясь в опасной близости от пола. К счастью, он поймал ее.

- Спасибо, - пробормотала Белла, глядя в довольное лицо Лорана.

- Без проблем, - сказал он, мгновенно ее отпуская.

- Я искала дамскую комнату.

Он указал своим телефоном в холл.

- В другую сторону. – А затем вернулся к сообщению, которое составлял до того, как она врезалась в него.

Она развернулась, чтобы уйти, но он окликнул ее:

- Эй, Изабелла, ты итальянка?

Белла повернулась.

- Нет, я немного говорю по-итальянски, но нет. Я американка.

Лоран кивнул.

- Моя девушка итальянка. На самом деле, она наполовину итальянка, наполовину русская.

- Это интересная комбинация. Как ее зовут?

- Ирина. Я пытаюсь набрать ей сообщение. Она позвонила, чтобы сказать, что хочет устроить мне здесь сюрприз, но я сказал нет. И теперь она на меня злится.

- Почему ты отказался? Я думаю, это милое местечко.

Лоран посмотрел на нее слегка смущенно.

- Некоторые женщины, которые приходят сюда немного…агрессивные. Со мной иногда, но особенно с твоим другом.

У нас есть прозвище для множества женщин, которые виснут у него на шее при первом его слове – шлюхи Мейсена. Я не люблю, когда моя женщина видит, как другие вешаются на меня. Хотя он получает куда больше внимания, чем я.
Он заметил ужас, отраженный на ее лице, и быстро прибавил:

- Я не говорю, что Мейсен подстрекает их. Но от официанток до посетительниц – леди с трудом оставляют его в покое.

Белла подошла к Лорану.

- Он здесь часто бывает? – Тихо спросила она.

Лоран осторожно посмотрел на нее, думая, сколько может ей открыть.

- Тебе, наверное, следует спросить у него. Но я тебе скажу, что некоторые девушки, которые сюда приходят, на самом деле очень приятные. Он обычно довольно разборчивый.

Но не всегда, подумала Белла, и от этой мысли у нее в животе замутило.
Когда он увидел, что она выглядит разочарованной, то попытался успокоить ее.

- Эй, мы все через это проходили, правда? Теперь, когда у него есть ты, он не станет больше развлекаться с теми блондинками. Все равно он никогда не вступал с ними в разговор. Он просто улыбался, а они скидывали свои трусики.

Прямо в клубе?

Белла взглянула на свои руки и стала рассматривать свои ногти.

- Эм, у него нет меня. Он даже не улыбается мне. Я просто подруга его сестры со старшей школы. И определенно не блондинка.

Она выглядела такой расстроенной со своими большими карими глазами и дрожащей нижней губой, что Лоран попытался ее отвлечь чем-нибудь.

- Изабелла, ты не могла бы мне помочь сказать кое-что Ирине по-итальянски? Она бы скорее меня простила, если бы я сделал какой-нибудь красивый жест.

Она стеснительно улыбнулась.

- Я просто Белла, Лоран. Итальянский Эдварда куда лучше моего, тебе следует спросить его.

Лоран смерил ее взглядом.

- Ты шутишь? Будто я его собираюсь просить незначительные милые вещицы для моей женщины? Да ни в жизнь! Это личное.

Белла рассмеялась.

- Конечно, я переведу все, что ты захочешь.

Лоран протянул ей свой телефон, и она стала набирать слова по-итальянски. Она слегка похихикала над некоторыми особенно личными фразочками. Но вообще, Белла была впечатлена, что под всей твердостью и грубостью фигуры, он на самом деле заботился об Ирине настолько, чтобы сказать ей, как сильно любит ее, и заверить, что он держал других женщин на расстоянии. У него не было никакх шлюх Лорана.

Она как раз заканчивала печатать, когда кто-то появился позади них.

- Кхм.

Белла подняла взгляд на пару изумрудных зеленых глаз.

- Мистер Мейсен, - поприветствовал его Лоран.

- Лоран, - прорычал Эдвард.

Белла не была уверена, что ее уши работали. Звучало так, будто голос Эдварда громыхал из его груди, как рычание. Но это было невозможно.
Она нажала «отправить» на телефоне и вернула его Лорану.

- Держи. Теперь все в порядке.

- Спасибо, Белла. Я пришлю тебе выпить.- Лоран улыбнулся и приобнял ее за плечи в благодарности, а затем исчез за углом.

Белла проигнорировала Эдварда и прошла прямо мимо него.

- Куда это ты направилась?

Он проследовал за ней.

- В дамскую комнату. Тебе какое дело?

Эдвард вытянул руку и схватил Беллу за запястье, проводя подушечкой большого пальца по ее венам, которые пульсировали под бледной кожей.
Она задохнулась.
Он сдвинул ее с места, пока они не оказались в длинном темном коридоре, и толкнул ее к стене. Он продолжал держать ее кисть, впитывая ощущение ее учащенного пульса под его пальцами. Эдвард положил другую руку на стену, возле ее плеча.
Он чувствовал ее сердцебиение. Каждое движение ее крови, струившейся по венам, трепетавшей под его прикосновением. Это было опьяняюще.
Белла была в ловушке.
Эдвард придвинулся к ней, впитывая ее запах и облизывая губы, но его глаза далеко не светились от счастья.

- Зачем ты дала ему свой номер? Знаешь, он живет с женщиной. А теперь он покупает тебе выпить и называет Беллой?

- Так меня зовут, профессор Мейсен! Вы единственный, кто не использует мое имя. И кстати говоря, даже если бы вы решили его использовать, я бы не позволила. Я думаю, вы должны звать меня мисс Свон всегда. И о чем вы говорите – я дала ему свой номер?

- Ты вбила свой номер в его телефон. Ты действительно хочешь растратить себя здесь на нескольких мужчин одновременно?

Белла покачала головой, слишком злая, чтобы отвечать ему, и попыталась проскочить у него под локтем, но Эдвард поймал ее.

- Потанцуй со мной.

- Даже в аду – ни за что.

- Не будь такой сложной!

- Я только сейчас становлюсь с вами сложной, профессор Мейсен.

- Осторожнее, маленькая девочка.- В его тоне было предупреждение.

Белла подождала секунду, пока его предупреждение прошлось вверх и вниз по ее позвоночнику и исчезло.

- Почему ты просто не вонзишь мне нож в сердце и не покончишь с этим? – Она посмотрела ему прямо в глаза. – Убей меня.

От звука этих слов Эдвард мгновенно отпустил ее и отступил назад.

- Изабелла. – Имя скатилось с его губ, как что-то среднее между вопросом и упреком. Его брови сдвинулись, и Белла увидела ямочку между ними. Он выглядел очень расстроенным. Не разозленным, но расстроенным. Возможно, раненным.

- Я такой злой? Что ты говорила бы про меня такие вещи? – Его голос был глубоким, почти срывался до шепота.

Белла медленно покачала головой и опустила ее.

- Наверное, я заслужил это. Но у меня нет никакого желания причинять тебе вред, Изабелла. Совсем нет.

Он опустил взгляд на ее подчинившуюся позу, и его глаза быстро нашли ее рот. Он наблюдал, как ее нижняя губа слегка выдвинулась и дрожала. Ее грудь тяжело дышала, а взгляд нервно метался. Он мог почуять, что ее адреналин скатился. Ее реакция полета.

Она напугана, придурок! Успокой ее!

- Ты упомянула ранее, что я не пригласил тебя на танец. Ну, теперь я приглашаю.- Он значительно смягчил свой голос. – Изабелла, ты окажешь мне честь, потанцевав со мной? Пожалуйста?

Он сверкнул ей своей победоносной улыбкой и наклонил немного голову, чтобы посмотреть прямо сквозь ее длинные ресницы. Жест, от которого слетали трусики.
Но он не достиг того эффекта, на который рассчитывал.
Так как Белла не подняла головы.
Он протянул руку, чтобы нежно провести своими пальцами по ее запястью, будто пытаясь извиниться перед ее кожей. Только ее кожа не принимала его извинений.
Белла инстинктивно схватилась за шею, будто почувствовав физическую боль в шейном отделе позвоночника от его эмоционального каприза.
Эдвард пристально наблюдал, как ее рука дрожала напротив молочно-белого горла, и снова увидел, как трепещут синие вены с каждым сердцебиением.
Как калибри, подумал он. Такая крошечная. Такая хрупкая. Будь осторожен.
Я не равнодушен к тому, как твоя кожа смотрится на фоне этого платья. Кажется, синий – твой цвет.
Она шумно сглотнула, и ее глаза забегали в поисках выхода.

- Пожалуйста, - сказал он. Его глаза тепло сияли.

- Я не умею танцевать.

- Ты только что танцевала.

- Не медленные танцы. Я катастрофа. Я наступлю тебе на ноги и раню этими острыми каблуками. Или я споткнусь об тебя и окажусь на полу, а ты разозлишься и будешь унижен. А ты уже сердишься на меня. – Ее нижняя губа стала дрожать еще быстрее.

Он приблизился к ней еще на шаг, и она еще сильнее вжалась в стену, будто пытаясь просочиться сквозь нее, чтобы сбежать от него.
Он взял ее руку и по-царски поднес ее к своим губам.
А затем, с решительной улыбкой на лице, он придвинулся ближе, и, прижавшись к ней, поднес губы к ее ушку.
Кожа Беллы завибрировала от его близости и ощущения его дыхания на своем маленьком ухе.

- Изабелла, разве я могу сердиться на такую маленькую, милую овечку? Я обещаю, что не разозлюсь и не буду униженным. Ты сможешь со мной танцевать. – Его шепот был притягательным, бархатным, сексуальным и соблазнительным. Скотч и мята. – Давай.

Он взял ее за руку, и знакомая искра прошлась вверх и вниз по ее коже.
Пока Эдвард ждал ответа Беллы, он удивлялся своей странной реакции на нее. Она выглядела так, будто его чары подействовали, хотя была напугана мгновением ранее.
Он не мог отрицать, что чувствовал ту же искру, что и она; он просто не хотел признавать этого.

- Пожалуйста, профессор Мейсен, - выдохнула она, сконцентрировав взгляд на его пуговицах, не желая встречаться с ним взглядами.

Он немного отодвинулся, чтобы видеть ее. И нахмурился.

- Я думал, что мы Эдвард и Изабелла на сегодняшний вечер.

- Ты не хочешь со мной танцевать, на самом деле. Это просто Скотч ударил тебе в голову.

Его брови взметнулись вверх на ее замечание, и он поборол очень жесткий ответ. Она дергала его за ниточки, будто зная, какую ниточку дернуть и когда.

Она удивляла его.

- Один медленный танец. Это все, что я прошу. И я больше не буду тебя просить. – Его голос стал холодным, глаза ожесточились, словно камни.

- С чего тебе захочется танцевать с девственницей? – Спросила она, внезапно плененная носами своих туфелек.

Он переступил с одной ноги на другую.

- Не с какой-либо девственницей, но с тобой, Изабелла. И я подумал, что ты захочешь танцевать с кем-то, кто не будет приставать к тебе на танцполе и вольно обращаться с тобой в клубе, полном агрессивных мужчин.

Белла удивленно вскинула брови, но ничего не сказала.

- Я старался сдержать волков от нападения.

Это ты так говоришь, подумала Белла.
Он не пошутил; он смотрел на нее абсолютно серьезно. Его напряженные зеленые глаза впились в ее глаза.

- Один медленный танец со мной, и тебе не придется терпеть моего запаха. Это должно быть текущего положения дел. – Он слабо улыбнулся. – И если мне совсем повезет, то никто не побеспокоит тебя до конца вечера. И мне не нужно будет так близко охранять мою драгоценную овечку.

Она нахмурилась от его последнего сравнения, но смягчилась, понимая, что он не сдастся.
Она представила, что на этой стадии жизни он привык получать все, что захочет. Всегда.
Хотя так было не всегда, правда, Эдвард?

- Подо что мы будем танцевать? – Он улыбнулся ей двусмысленно, провожая ее в зал и коснувшись рукой ее поясницы. – Я попрошу поставить все, что захочешь. Как насчет Nine Inch Nails? Может, немножко Closer to God?

Его лицо озарила усмешка, что говорило о том, что он шутит.

Но Белла не смотрела в его лицо, она смотрела в пол, чтобы не споткнуться и не опозорить себя и профессора Мейсена в присутствии других постоянных посетителей.
Как только название этой песни слетело с его губ, она замерла, и холод пробежал по ее коже.
Он чуть не влетел ей в спину, так резко она остановилась. Под своими пальцами он почувствовал холод ее тела и тут же пожалел о том, что произнес эти три маленьких слова.
Он остановился и посмотрел на ее бледное личико. То, что он увидел, очень его встревожило.

- Изабелла, посмотри на меня.

Ее дыхание сбилось.

- Пожалуйста, - добавил он.

Она покорно подняла на него свои глубокие карие глаза и посмотрела сквозь длинные ресницы.Он увидел страх и сильное беспокойство на ее лице, и что-то внутри него сжалось. Он почувствовал боль.

- Это была шутка. И очень низкого сорта. Прости меня. Я никогда бы не попросил поставить эту песню для танца с тобой. Это было бы самым худшим видом богохульства – подвергать тебя таким словам.

Белла смущенно моргнула.

- Я знаю, я немного… stronzo сегодня вечером. Но не бойся, я выберу что-нибудь приятное, обещаю.

Эдвард не желал отпускать Беллу, так как боялся, что она может сбежать, поэтому он подвел ее к стойке диджея и сунул ему чек, прошептав ему свою просьбу. Диджей кивнул и улыбнулся, салютовав Белле и листая компакт-диски.
Эдвард провел Беллу на танцпол и притянул ее к себе близко, но не слишком близко. Он заметил, что ее руки тут же вспотели, и ее стало трясти. Ему не пришло в голову, что это могло быть реакцией на песню, которую он упомянул. Нет, он подумал, что она испытывает к нему глубокое отвращение, несмотря на его физические чары. И он еще сделал положение еще хуже, будучи оскорбительным и властный с ней, когда все, что он действительно хотел сделать, это защитить ее от волков, которые спустились обнюхать ее юбку.
Почему я вообще чувствую желание защитить ее? Она не ребенок. Она даже не друг.

- Расслабься, - он нагнулся, чтобы прошептать ей, его губы нечаянно прошлись по ее щеке. Он почувствовал, как она задрожала в его объятьях, и снова он пожалел о том, что когда-либо был с ней резок. Она была хрупким существом, и точно весьма чувствительным. Ему не нужно было говорить о том, что он понял, что она девственница. Это было хамством. Эсме была бы потрясена его отсутствием благородства, и это было бы правильно.

Эдвард удобно расположил свою левую руку у нее на талии.
Он мгновенно почувствовал, как ее сердце ускорило свой бег, а дыхание участилось.
Интересно.
Он держал ее левую руку в своей правой и убедился, что его грудь соприкасается с ее грудью. Сильная и твердая встретилась с хрупкой и мягкой, когда они прижались друг к другу через одежду. Близко, но не слишком близко. Теперь Эдвард вел себя лучше всего.
А затем зазвучала музыка.
Белла не узнала песни; женщина пела по-испански, и Белла не слышала этих слов раньше, хотя и узнала фразу besame mucho, и знала, что она переводилась как целуй меня много. Музыка была медленной, латинский джаз, и они медленно покачивались ей в такт, Эдвард вел ее по танцполу как профессионал.
Белла сильно покраснела от того, что Эдвард выбрал для нее именно эту песню.
Я много целовала тебя, Эдвард, одним чудесным вечером. Но ты даже не помнишь меня. Интересно, вспомнил бы ты мои губы…
Конечно, эта песня была куда лучше альтернативной. Она почти лишилась своего ужина на танцполе, когда он упомянул ту песню.
А затем она вновь покраснела, когда почувствовала, как его мизинец коснулся верхней части ее едва заметных под платьем трусиков.
Она подумала, знает ли он, что лежит под его мизинцем, и от мысли, что, возможно, он знает, ее кожа стала горячей.
Она прятала глаза, удерживая взгляд неизменно на его пуговицах.

- Было бы лучше, если бы ты смотрела мне в глаза. Тебе было бы легче следовать за тем, как я веду.

Она подняла на него взгляд и увидела, что он улыбается, глядя на нее, той самой широкой настоящей улыбкой, которую Белла помнила. Ее сердце затрепетало, и она улыбнулась в ответ, сбрасывая свою отчужденность (но не свои специальные трусики), только на мгновение.
Улыбка Эдварда слетела, и он сморщил брови.

- Ты выглядишь очень знакомо. Ты уверена, что Элис никогда не представляла тебя мне во время одного из твоих визитов?

Глаза Беллы расширились с чем-то вроде надежды.

- Элис не представляла нас, нет, но мы…

Он перебил ее.

- Я мог бы поклясться, что видел тебя раньше. Мы… - Он медленно покачал головой, пока его глаза заполнялись смятением.

- Эдвард? – Она пыталась подсказать ему, глядя на него, говоря правду своими глазами.

Он улыбнулся в ответ.

- Нет, кажется, мы не встречались. Но ты напоминаешь мне Беатриче с картины Холидея. Откуда она у тебя?

Если бы Эдвард знал, что искать, если бы он лучше читал ее реакции, он бы увидел, что она выглядит слегка больной и что вся надежда исчезла с ее лица.
Она рассеянно закусила губу, а потом рискнула храбро улыбнуться.

- Один…друг рассказал мне об этой картине. Вот почему я ее купила.

- У твоего друга отличный вкус, - сказал, он улыбнувшись ей снова.

Что-то в ее ответе вызвало в нем недовольство, но он посчитал, что причина недовольства в том, что она так напряжена в его руках и никак не расслаблялась.
Он вздохнул и поднес свой лоб к ее лбу, его теплое дыхание коснулось ее лица. Он пах Скотчем, мятой и чем-то отчетливо Эдвардианским, и потенциально опасным.

- Изабелла, я обещаю, что не укушу тебя. Тебе не обязательно быть такой встревоженной.

Она окоченела в его руках, хотя она и знала, что он пытался ее расслабить. Но он расстроил ее бесчисленное множество раз, и она устала от этого. Она не была марионеткой, которой он мог играть для собственного периодического развлечения, и только потому, что какой-то блондинистый банкир прислал ей трюфель.

- Я не думаю, что это слишком профессионально, - начала она, ее глаза внезапно зажглись недобрым огнем.

Его улыбка мгновенно исчезла, а глаза сверкнули в ответ ее глазам.

- Вы правы, мисс Свон. Я веду совсем не как профессионал по отношению к вам. Полагаю, мне не может служить оправданием утверждение, что я хотел потанцевать с самой красивой девушкой в клубе?

Белла подняла на него взгляд, и ее прелестный красный рот слегка приоткрылся. Он смотрел, как она моргнула и сжала свои губы.
Она покачала головой.

- Я тебе не верю.

- Чему? Тому, что ты здесь самая красивая девушка? При всем моем уважении к моей младшей сестре? Или тому, что я, бессердечный ублюдок, захочу потанцевать с тобой, чтобы сделать что-нибудь приятное?

- Не смейся надо мной, Эдвард. – Огрызнулась она.

- Я не смеюсь, Изабелла. – Огрызнулся он в ответ.

Он сильнее согнул руку у нее на талии, и она резко выдохнула, так как он что-то сделал внутри нее.
Он знал это, конечно, и ожидал этой реакции от нее. Чего Эдвард не знал, так это того, что уже трогал ее таким образом; он был первым мужчиной, который ее так трогал. А ее кожа так и не пришла в себя от его отсутствия.
Он смотрел на ее последующее раздражение без малейших признаков забавы.

- Когда ты краснеешь и не хмуришься на меня, а твои глаза большие и нежные, ты очень хорошенькая. Ты всегда привлекательна, но в такие моменты ты просто ангел. Будто бы ты… ты похожа на…

Внезапное осознание промелькнуло на его лице, и Белла остановилась.
Она сжала его руку и взглянула в его глаза, желая, чтобы он вспомнил.

- Что, Эдвард? Я похожа на кого-то?

Его осознающий взгляд исчез. Эдвард снисходительно улыбнулся ей.

- Просто причудливая фантазия. Не волнуйтесь, мисс Свон, танец почти закончился. А затем вы будете полностью свободной от меня.

Она опустила голову.

- Я бы хотела, чтобы это было правдой. – Пробормотала Белла.

- Что такое? – Он поднес свой лоб к ее лбу так близко, что они почти что соприкасались. А затем, даже не думая, насколько интимным может быть этот жест, Эдвард убрал выбившийся локон ей за ухо, проводя своими пальцами по коже ее шеи куда дольше, чем было необходимо.

- Я чувствую себя Золушкой сегодня. Элис купила мне платье. И мои туфли. – Белла очень старалась, чтобы чувства не отразились на ее лице.

Он мгновенно опустил руку.

- Ты правда чувствуешь себя Золушкой?

Она кивнула и слабо улыбнулась в ответ.

- Нужно так немного, чтобы сделать тебя счастливой, - он пробормотал так тихо, что Белла не расслышала.

Эдвард прочистил горло.

- Твое платье довольно симпатичное. Но я думал, твой любимый цвет – фиолетовый.

Она удивленно подняла на него взгляд.

- Откуда ты знаешь?

- Твоя квартира усеяна фиолетовым. Я угадал.

Белла закусила губу и отвела взгляд.

Он хотел, чтобы она смотрела на него; только на него.

- Твои туфли изысканы. У них, должно быть, четырех- или пятисантиметровые каблуки. Ты теперь гораздо выше.

Он улыбнулся ей, его глаза путешествовали от ее макушки на уровне его подбородка вниз, к ее туфлям.

- Я боюсь, что упаду. – Выдохнула Белла.

- Я не позволю тебе упасть.

- Элис очень добра.

- Да, она такая. Как и Эсме.

Белла кивнула.

- Но не я. – Его замечание прозвучало почти вопросом, а его глаза серьезно искали ее.

Она взглянула на него удивленно.

- Я никогда этого не говорила. На самом деле, я думаю, ты можешь быть очень добрым, когда захочешь.

- Когда захочу?

- Да. Я была голодной, и ты накормил меня.

Дважды, подумала Белла.

- Ты была голодной? - Голос Эдварда был грубым и пугающим, и он мгновенно перестал танцевать. – Ты голодаешь?! – Его глаза превратились в два холодных зеленых драгоценных камня, а голос опустился до температуры воды в ледниках.

- Не голодаю, профессор. Просто немного проголодалась – для стейка. И яблок. – Она скромно улыбнулась, надеясь остудить его внезапное проявление темперамента.

Эдвард был слишком расстроен, чтобы заметить высказывание о яблоках. Его желудок застрял где-то в районе горла, когда он столкнулся с реальностью бедных студентов, с которой он был слишком хорошо знаком – и с бедной голодной мисс Свон. Не удивительно, что она такая белая и худая.

- Скажи мне правду, у тебя достаточно денег на проживание или нет?

Я пойду на кафедру в мой департамент в понедельник и попрошу увеличить твою стипендию, если ты скажешь мне, что тебе это нужно. Ради всего святого, я дам тебе свою карту American Express сегодня! Ты у меня не будешь голодать. Не будешь.

Белла заморгала, так как его реакция потрясла ее до глубины души.

- Я в порядке, профессор. Правда. Если я аккуратно трачу, у меня достаточно денег. Это просто из-за квартиры у меня сложности с приготовлением пищи.

Эдвард медленно продолжил танец, аккуратно ведя ее по танцполу. Он опустил взгляд на ее прелестные туфли.

- Ты продашь их в комиссионном магазине, чтобы купить продукты? Или заплатить за аренду?

Белла нахмурилась.

- Конечно нет! Это подарок от Эсме. Это все, что у меня осталось от нее, Эдвард. Я никогда, никогда с ними не расстанусь. Неважно, что случится.

Эдвард кивнул, и его ярость успокоилась почему-то. Он опустил свою голову к ее и произнес тихим голосом:

- Пообещай, что если тебе когда-либо понадобятся деньги, ты обратишься ко мне. Ради Эсме?

Белла, нервничая и беспокоясь, отвернулась.

- Я знаю, что не заслужил твоего доверия, но я прошу тебя за этот один-единственный процент. Обещаешь?

- Это так важно для тебя?

- В крайнем случае. Да.

Она шумно сглотнула.

- Тогда да. Я обещаю.

- Спасибо, - выдохнул он.

- Элис и Эсме всегда были добры ко мне, особенно, когда умерла моя мама.

Эдвард посмотрел на нее.

- Когда умерла твоя мама?

- В последний год старшей школы. Я уже жила с папой в Форксе к тому времени. Она была в Фениксе.

- Я сочувствую.

- Спасибо, Эдвард.

А затем она открыла рот, чтобы что-то сказать, но передумала и резко закусила губу.

- Все хорошо, - прошептал он, - ты можешь сказать.

Он ободряюще взглянул ей в глаза, и Белла на мгновение забыла то, что хотела сказать.

- Эм…я просто хотела сказать, что…э… Если тебе нужно будет с кем-нибудь поговорить… об Эсме, я имею в виду. Я знаю, что Элис возвращается обратно в Сиэтл. Но я буду здесь. Ну, естественно. Не то, чтобы это было профессионально, но я буду недалеко. Э, да. Это все.

Она отвела взгляд, и все ее тело напряглось, будто она готовилась к тому, что сейчас произойдет что-то ужасное. Что же я сделал с этой бедной маленькой овечкой? Она так напугана, будто я сейчас на нее наброшусь или типа того…
Эдвард решил расточить ее доброту. По крайней мере, пока песня не кончится, и они вновь не приступят к своим профессиональным ролям. Но и тогда он будет на расстоянии, но нежен к ней.

- Изабелла, посмотри на меня. Ты знаешь, я не имею ничего против людей, когда они смотрят мне в глаза. Ты можешь смотреть мне в глаза.

Она неуверенно подняла взгляд.

- Спасибо, Изабелла. Это очень доброе предложение. Я обычно о таких вещах не говорю, но буду иметь тебя в виду. – Он улыбнулся ей, и в этот раз улыбка осталась. В тебе есть и доброта, и благодетель. Два наиболее важных качества из небесных добродетелей. На самом деле, я думаю, у тебя есть все семь. Даже не буду утруждаться перечислением.

Особенно целомудрие, подумали они, каждый сам про себя.

А он думает, что целомудрие – что-то, над чем можно смеяться, подумала Белла.

- Я никогда так раньше не танцевала. – Мягко сказала она.

- Тогда рад, что я твой первый.

Он сжал руку Беллы, и тепло ей улыбнулся.

Белла замерла.

- Изабелла? Что случилось?

Когда Белла не ответила, Эдвард испугался, что у нее случился приступ аневризма. Ее глаза остекленели, а кожа стала очень холодной. Он наблюдал, как ее румянец, распространившийся по ее щекам двумя минутами ранее, полностью исчез, и ее кожа стала полупрозрачно белой, как рисовая бумага над голубоватыми венами.
Она смотрела на него, и когда он опустил руку чуть ниже талии, она будто бы даже не почувствовала.
Когда Белла вышла из своего транса, или шокового состояния, или что бы там ни было, Эдвард попытался вовлечь ее в разговор. Но она была слишком потрясена. Он не имел малейшего понятия, что произошло, так что жестом позвал Элис и попросил ее отвести Беллу в дамскую комнату.
А затем он пошел в бар и заказал еще одну двойную порцию спиртного, выпив ее очень быстро, пока они не вернулись. Вскоре после этого Эдвард принял самостоятельное решение, что всем троим пора домой. Он знал, что в определенный момент этого вечера мужчины станут пьяными и распускающими руки, а женщины – пьяными и возбужденными.
Он не хотел, чтобы его младшая сестренка и красивая девственная мисс Свон увидели подобное поведение.
Так что Эдвард заплатил по счетам, а затем попросил Лорен заказать им два такси, в полной намеренности заплатить таксисту машины мисс Свон и поручить ему, чтобы тот подождал снаружи ее места жительства, чтобы тот увидел, что она добралась в целости и сохранности. И тогда Эдвард собрался поехать с Элис домой во второй машине.
К сожалению для бедного Эдварда, Элис была слишком своевольной.

- Увидимся дома, Эдвард! Спокойной ночи, Белла! Спасибо, что лично проводишь ее домой! – Прокричала Элис, прежде чем скользнуть в одно из такси. Она захлопнула дверь и сунула двадцатидолларовую купюру таксисту, чтобы тот тронулся с места до того, как Эдвард мог сделать хотя бы шаг.

Теперь Эдвард был опьянен другими факторами жизни. Для него было слишком очевидно то, что Элис пыталась сделать. Тем не менее, у Элис было куда меньше шансов наткнуться на неприятного типа в вестибюле Manulife Building, чем у мисс Свон на Мэдисон авеню. Так что он не мог винить ее дальновидность.
Эдвард помог Белле сесть в машину, и забрался за ней.
Когда они остановились напротив здания Беллы, она полезла в свою маленькую сумочку за наличными. Эдвард отмахнулся от ее денег и приказал таксисту подождать.
Он обошел машину и открыл Белле дверь, а затем помог подняться по лестнице. Они остановились у крыльца, пока Белла пыталась отыскать свои ключи в приглушенном свете.
И конечно, она их уронила, потому что он заставлял ее нервничать. Эдвард поднял их в этот раз и попробовал каждый ключ к замку, пока успешно не открыл дверь.
Он вернул ей кольцо ключей, проведя пальцем по тыльной стороне ее ладони. А затем он стоял там, глядя на нее со смешливым выражением лица.
Белла резко вдохнула и стала говорить с его остроконечными черными туфлями, которые были слишком стильными даже для Эдварда. Потому что она не могла сказать то, что ей нужно было сказать, глядя в его прекрасные, но холодные глаза. Ей пришло в голову, что Джаспер назвал бы эти туфли roach-kickers, потому что так они называют их в Техасе.

- Профессор Мейсен, я хочу поблагодарить вас за то, что вы открывали передо мной двери и пригласили меня на танец. Я уверена, для вас было унизительно вести себя подобным образом со студенткой. Я знаю, вы терпите меня только потому, что Элис здесь. И когда она уедет, все снова вернется в привычное русло. И я обещаю, что никому ничего не скажу. Я правда умею хранить секреты. Я найду другого руководителя диссертации. Я знаю, что вы не считаете меня шибко умной, и передумали только потому, что испытываете ко мне жалость. Из-за моего жилища. Так что я найду кого-то другого, и вам не придется тратить свое драгоценное время на того, кого вы презираете. Я знаю, что я ниже вашего достоинства, и вам становится плохо от того, что приходится общаться с маленькой глупой девственницей. Прощайте.

С тяжелым сердцем Белла развернулась и побрела в здание, все еще глядя в пол. Эдвард мгновенно преградил ей путь.

- Ты закончила? – Его тон был очень жестким.

Она, дрожа, посмотрела на него с широко распахнутыми глазами.

- Вы наградили меня своей речью, и я считаю, что было бы вежливо позволить мне ответить на ваши замечания. Так что если вам будет угодно… - Он отодвинулся от двери, глядя на нее с выражением плохо скрываемой ярости.

- Я открываю двери, потому что так нужно так нужно обращаться с леди. А вы, в конце концов, леди, мисс Свон. Я не всегда веду себя как джентльмен, но Эсме старалась изо всех сил. Что касается Элис, она милая девочка, но слишком романтична и сентиментальна. Она бы хотела видеть, как я карабкаюсь к вам в окно каждую ночь, словно подросток. Так что давайте оставим мою семью в покое, хорошо? Что касается вас, раз Эсме вас удочерила как и остальных, значит, она увидела в вас нечто необычное. Ей нравилось коллекционировать разбитых одаренных детей. Она лечила людей своей любовью. К сожалению, в вашем случае, как и в моем, она возможно слегка опоздала.

Белла подняла брови на последнее утверждение, молча удивляясь, что бы это могло означать, но не осмелилась его спросить.

- Я пригласил вас на танец, потому что мне хотелось вашей компании. У вас прекрасное мышление, и вы – очаровательная личность. Если вам нужен другой руководитель – это ваша прерогатива. Но, справедливости ради, я в вас разочарован. Я никогда не думал о вас как о человеке, легко бросающем дело. И если вы думаете, что я что-то делал для вас из жалости, вы плохо меня знаете. Я эгоистичное, эгоцентричное существо, едва ли замечающее что-либо, касающееся другого человека. К черту твою речь, к черту твою низкую самооценку и к черту учебную программу. Твоя девственность – не то, чего нужно стыдиться, и уж точно не мое дело. Я просто хотел, чтобы ты улыбнулась и…

Голос Эдварда стих, когда Эдвард прикоснулся рукой к ее подбородку. Он нежно приподнял ее лицо, и их глаза встретились.

Он нагнулся к ней, его лицо приблизилось к ее лицу, губы на расстоянии считанных сантиметров. Так близко, что она чувствовала его дыхание на своем лице.
Скотч и мята.
Они оба глубоко вдохнули, впитывая запах один другого.
Она закрыла глаза, и ее язык высунулся, чтобы быстро облизнуть губы.
А потом она ждала.
-
Из темноты раздался не поцелуй, а голос Эдварда.

- Facilis descensus Averni, - прошептал он. Его зловещие, необычайные слова поразили ее в самую душу.

А затем он также быстро распрямился, отпустил ее подбородок и вернулся к такси, захлопывая с силой за собой дверь.

Белла открыла глаза и увидела, как такси рвануло прочь. А затем она прислонилась к двери, чтобы поддержать себя. Ее ноги превратились в желе, а колени дрожали.
___________
Примечание автора/переводчика: Эдвард цитирует Вергилия из Божественной комедии. Вергилий говорит Данте: “the descent of Avernus is easy,” что переводится как «путь в Ад прост». Решайте сами, что это означает.

Источник: http://robsten.ru/forum/19-507-366392-9-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Kindy (01.08.2012)
Просмотров: 4446 | Комментарии: 15 | Рейтинг: 4.9/48
Всего комментариев: 151 2 »
0
14   [Материал]
  Мне кажется, что Эдвард несколько биполярен))) 1_012  Спасибо за перевод!

0
15   [Материал]
  Ха-хаааа giri05003

0
13   [Материал]
  Эдвард словно, закрылся ото всех и отстранено, ведет себя с нею ох Элис прямо, интриганка вовсю, Беллу поддер/приободряя............................................ 
Хм Майк, появился да нахально и откровенно с нею обращается ох наивная Белла позвол/ему однако, Эдвард все просчит/появился с собой увел...................................................................... fund02017 :
Он даже станцевал с нею и у них синхрон/плавн/ получилось да, только Белла дерзила ему но, он такж/ не уступал.................................................... 
Элис хитрющая и ловко она провернула все в их пользу хотя, они так не поцеловались лишь, выговорились..................................................................... ..:giri05003:  

0
12   [Материал]
  Великолепный перевод и редакция . Слов нет . Эдвард ведет себя , как человек которому безразлично , что думают окружающие . Возможно он прав , но Белла цепляет его , а смириться и понять в чем дело он не может . Отсюда грубость и хамство , он боится показать себя уязвимым , привык быть одиночкой . Страшно , а вдруг человек находящийся рядом причинит боль . Спасибо большое .  good good good

11   [Материал]
  Какая потрясающая вещь. Одна из трёх лучших: сюжет, слог, диалоги завораживают. Невозможно оторваться, хотя читаю не первый раз. good

10   [Материал]
  Спасибо за главу cwetok01

9   [Материал]
  Вы меня конечно извините.... но Эдвард Идиот!!

8   [Материал]
  Спасибо!!! И когда же Эд поймет очевидное????

7   [Материал]
  Пните Эдварда! fund02016

6   [Материал]
  Спасибо!!! sval2

5   [Материал]
  Ничегошеньки он не видит вокруг себя..

1-10 11-14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]