Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


УЭМ
Глава 24. часть 1.

Белла проснулась на следующее утро совершенно голая. Или она так думала. Она была в постели Эдварда, и их тела тесно переплелись, лицом друг к другу. Ее голова покоилась на его обнаженной груди, а его левая рука была на ее правом бедре, их ноги переплелись, а бедра тесно прижаты друг к другу.

Она нерешительно провела рукой вниз по его спине, пока не наткнулась на мягкий хлопок, прикрывающий самые красивые в мире изгибы, которые она тайком, но почтительно, изучила. Потом она посмотрела между ними и поняла, что одета только в розовый бюстгальтер и трусики.

В ее сне, они падали в кровать голыми и занимались любовью часами. Эдвард ложился на нее сверху и удерживал ее взгляд, как магнитом, когда медленно входил в нее, пока двое не становились единым целым. Бесконечный круг, без начала и конца. Он поклонялся ей своим телом, словами, глазами, и это гораздо более волнующе и прекрасно, чем она смела надеяться.

Но это был только сон.

Она вздохнула и закрыла глаза, когда события прошлого вечера нахлынули на нее. Печаль и облегчение смешались и распространились в сердце; печаль о потере Эдварда и мучительная безнадежность, и облегчение, что все их сектреты теперь открыты.

Эдвард пробормотал ее имя, его глаза двигались под веками в фазе «быстрого сна». Он был такой уставший накануне вечером, когда они доковыляли до кровати, был почти сломлен.

Белла поцеловала его в щеку, и затем тихо выбралась из-под его руки, и неслышным шагом прошла в ванную.

Когда она рассмотрела себя в зеркале, то увидела дикие, взъерошенные волосы, смазанный макияж и губы, распухшие от поцелуев. Несколько засосов, легких и безболезненных покрывали ее шею и грудь.

Он был нежным, но увлекающимся любовником.

Она умылась и расчесала волосы, укротила свою непослушную гриву и уложила ее в высокий хвост, она провокационно не стала одевать свой фиолетовый халат и одела рубашку Эдварда, кутаясь в его запах.

Она принесла газету Globe and Mail из вестибюля и робко поприветствовала нервного, но не совсем похожего на неудачника, соседа, который смотрел через оправы очков на ее стройные голые ноги, прежде чем, как напуганная мышь, скрыться в своей квартире.

Он не привык видеть такую красоту так рано утром. Он был одет только в пижаму Супермена сомнительного происхождения.

Когда Белла вошла на кухню, то столкнулась с беспорядком, потому что никто не убирал после ужина, их руки и головы были слишком заняты, чтобы обращать внимание на такие скучные дела. После того как она украдкой откусила кусок яблочного пирога с вермонтским чеддером, вместе с кофе, Белла приступила к приданию квартире Эдварда первоначального идеального состояния.

Это заняло больше времени, чем она ожидала.

Когда кухня была безупречной, а Эдвард все еще спал, она налила себе вторую большую кружку кофе и села в его любимое кресло у камина с газетой. Вид его оксфордской рубашки и ее шелковой блузки, лежащих друг на друге на полу, заставил ее щеки покраснеть, а улыбке расцвести на губах.

И это, увы, все, а хотели сделать больше.

Эдвард остановил ее. Она готова была отдаться ему, потому что любила его. Для нее, вопрос не в том, будет ли она заниматься с ним любовью, а вопрос — когда.

Но Эдвард пробормотал что-то ей в обнаженную грудь и остановился.

Он так боялся, что она откажется от него, когда узнает о его отношениях с Таней и трагической потере ребенка. Но во всяком случае, его признание сблизило их. По крайней мере, она дала ясно ему понять это.

А через три дня, возможно, мы будем близки так, как может быть близка пара.

Через два дня они уедут в Италию, и Белла будет сопровождать Эдварда на его лекции, как подруга. А когда их дела во Флоренции закончатся, они возможно поедут в Венецию, как любовники.

Несмотря на все, что они с Эдвардом пережили, она очень мирно чувствовала себя в его рубашке и в его кресле. Они принадлежали друг другу. Она верила в это. И при условии, что Судьба не будет плести заговор против них, они будут счастливы. Она надеялась на это.

Однако, известно, что Таня одним своим телефонным звонком способна ввести Эдварда в ступор, и это ее глубоко беспокоило.

Белла была достаточно умна, чтобы не отзываться о Тане, как о сумасшедшей. Фактически, Белла очень серьезно воспринимала Таню. Слишком серьезно. И несмотря на сострадание к общей потере Эдварда и Тани, Белла беспокоилась, что Таня все еще преследует Эдварда в одной ей известных целях. Правда Эдвард и Таня достигли определенного уровня взаимопонимания. В конце концов он оставил ее в Бостоне, когда получил работу в Торонто. Он не поддерживал с ней романтических отношений. Он не летал, чтобы вызволить ее из больницы или тюрьмы, когда она в панике позвонила в октябре.

Но Эдвард также сказал Белле тем вечером, что не знает, когда вернется, и она нашла его пьяным в стельку в Лобби следующим вечером, уже готового отправиться домой с Анджелой.

Нет, Таня не сумасшедшая. Но как у всех жертв, у нее есть страшный потенциал, чтобы нанести ужасный удар Эдварду, поэтому Белла была готова сделать все, что в ее власти, чтобы защитить его от дальнейшего чувства вины и травмы. И она будет стремиться, чтобы он разумно воспринимал возможные угрозы Тани его счастью и его отношениям.

Не менее чем через час, Эдвард забрел в гостинную, почесывая голову и зевая. Его волосы были в беспорядке и торчали как взъерошенные шипы, и случайный завиток упал ему на лоб. Он был одет в выцветшие джинсы и очки, и ничего больше. Даже не одел носки.

(Между прочим, стоит отметить, что даже ноги Эдварда были привлекательными.)

- Добрый день, любовь моя. — Он ласкал пальцами ее щеку, затем наклонился, чтобы крепко поцеловать. — Мне нравится твой наряд.

Его глаза задержались на голой плоти, которая была видна из-под подола рубашки.

- Твой наряд мне нравится тоже. Вы выглядите чрезвычайно буднично сегодня утром, профессор Мейсен. Кстати, я сделала кофе.

Он наклонился к ней и одарил томным взглядом. — Тебе повезло, что я вообще решил одеть хоть какую-то одежду.

Он усмехнулся над ее свирепым взглядом и скрылся на кухне.

О, Боги всех девственниц, которые планируют заняться сексом со своими божественно сексуальными (богохульство не имеется ввиду) бойфрендами, не дайте мне самовозгореться, когда он наконец-то поведет меня в постель. Мне действительно нужен Эдвардо-индуцированный огразм, особенно после прошлой ночи. Правильно. Мне нужен Эдгазм. Пожалуйста. Пожалуйста. Очень пожалуйста…

Несколько минут спустя он вновь появился с чашкой кофе, сел на диван и поскреб щетину одной рукой.

Наконец он нахмурился глядя на нее.

- Ты слишком далеко. — Он призывно похлопал себя по колену.

Она улыбнулась и подошла к нему, позволяя ему удобно усадить себя у него на коленях. Он обнял ее рукой за бедра, поднимая рубашку так, чтобы рука комфортно устроилась на кружевах ее трусиков-шортиков.

- И как утро, мисс Свон?

- Устала, - вздохнула она, - но счастлива.

Ее взгляд метнулся к нему. — Если можно так сказать.

Он кивнул. — Да. Я тоже счастлив. И Боже, какое облегчение.

Он закрыл глаза и откинул голову назад, делая очень глубокий вдох. — Я был так уверен, что потеряю тебя.

- Почему?

- Изабелла, если делать анализ «затраты-прибыль», то я был бы высокими затратами и высоким риском, при низкой прибыли.

- Чепуха. Я совсем не рассматриваю тебя таким образом.

Он слегка улыбнулся ей. - Только потому что ты всепрощающая и сострадающая душа. Хотя должен сказать мои лучшие качества и таланты остаются скрытыми до сих пор.

Теперь его голос стал хриплым и знакомые искры чувственности зажглись в его глазах. — Но я с нетерпением жду, чтобы предоставить их в полное твое распоряжение снова и снова и снова, до бесконечности, пока ты не устанешь от них и меня, полностью и счастливо удовлетворена.

Белла с трудом сглотнула.

Он потянулся, чтобы поцеловать ее в лоб, и затем поставил кофе на столик, чтобы обнять ее.

- Спасибо, что осталась. — Его голос чуть-чуть дрожал.

- Я люблю тебя, Эдвард. Ты должен принять тот факт, что я не уйду никуда.

Он сильнее обнял ее в ответ, но промолчал.

- И тебе не нужно завоевывать меня сексуально. Ты уже завоевал меня, - прошептала она. — Твое лучшее качество — это твое сердце, Эдвард, а не сексуальное мастерство. Я влюбилась в твое сердце.

Он долго, так долго молчал, что Белла подумала, что расстроила его или оскорбила.

Глупо оскорбить сексуальное искусство будущего любовника ДО того как получишь возможность насладиться им.

Она открыла рот, чтобы извиниться, но он остановил ее.

Он страстно ее поцеловал, сначала они целовались не открывая рта, потом поцелуй быстро перерос в покусывание губ, нежную игру языков и ласки щек.

Когда он отстранился, прижал ее к груди и прошептал на ухо: - Ты полностью обезоружила меня. Все мои отговорки, все мои стены, ты видишь насквозь. Ты единственная, кто знает все и до сих пор хочет меня. Только ты, моя возлюбленная.

Она интуитивно знала, что сексуальность Эдварда только щит, чтобы держать истинную близость и любовь в стороне. Но после его признания, она поняла, насколько больно и одиноко ему было все эти годы. И это после тяжелого для него времени, когда он потерял мать и находился в процессе усыновления.

Зная все это, его скорбь о Майе, она очень старалась не расплакаться, чтобы не расстраивать его.

Но не смогла.

- Шшш, не плачь, Белла, - выдохнул Эдвард.

Он вытер ее слезы и поцеловал в лоб.

- Я люблю тебя. Пожалуйста не плачь. Только не из-за меня.

Она прижалась к нему и пыталась справиться со слезами. Он выводил крошечные круги у нее на спине, мягко лаская снова и снова.

И когда она успокоилась, то заговорила.

- Я тоже люблю тебя, Эдвард. Но мне нужно кое-что сказать тебе.

Эдвард немедленно отодвинулся, чтобы видеть ее глаза.

- Это связано с моим беспокойством о тебе. Я хочу, чтобы ты знал. — Она серьезно посмотрела на него. — Я никогда не была беременна, поэтому не могу притворяться, что понимаю боль Тани. Но я беспокоюсь, что у нее не совсем чистые намерения, когда речь заходит о ваших отношениях.

- И что это должно означать?

- Я немного беспокоюсь, что она что-то делает за твоей спиной, чтобы удержать тебя в своей жизни. И мне интересно, случайно ли она попадает в неприятности, и воспользуется тем, чтобы ты прилетел и спас ее.

- Ты не понимаешь ситуацию. — Его голос мгновенно стал холодным.

Она положила руку ему на плечо.

- Я и не говорю, что понимаю. Я говорю только, на что это похоже. Но твои друзья или адвокаты в Бостоне могут понимать ситуацию. Ты можешь спросить их мнение. Может быть Таня нуждается в помощи адвоката, чтобы справиться с определенными вещами.

Эдвард убрал руку, и Белла знала, что он расстроился от того, что она сказала. Но она не собиралась так легко сдаваться.

- Просто подумай об этом. Ради меня. Я могу понять, что ты хочешь помочь ей, и трастовый фонд позволяет тебе делать это. Но может быть пора дать ей шанс развивать эмоциональную привязанность к кому-то другому. К кому-то в кого она может влюбиться. К кому-то кто будет частью ее будущего, а не прошлого.

Он переместил свой вес под ней, но она продолжила.

- Ты хочешь, чтобы она была счастлива. Но что если она не может быть счастлива, пока не отпустит тебя? Ты отпустил ее, затем нашел меня. Будет милостью с твоей стороны, суровой милостью, отпустить ее, чтобы она могла найти свое счастье.

Слова Беллы проникали Эдварду в уши, но он был не готов услышать их. По крайней мере не в данный момент. Поэтому он быстро сменил тему.

- Твой подбор слов очень интересен. Суровая Милость была одной из любимых книг Эсми.

- Я не знала этого.

- Она годами пыталась заставить меня ее прочитать. У меня есть эта книга где-то в кабинете. Может быть надо найти ее.

- О чем она?

- О молодой паре. Мужчина заканчивает Оксфорд, и я верю, что он становится протеже К. С. Льюиса. Это реальная история.

- Я бы с удовольствием поехала в Оксфорд, чтобы увидеть как Инклинги («Инклинги» (англ. Inklings) — литературная дискуссионная группа в Оксфордском университете, существовавшая в 1930—1950-х годах. Членами группы были в основном представители оксфордских академических кругов, в том числе Дж. Р. Р. Толкин, К. С. Льюис, Оуэн Барфилд, Чарльз Уильямс, Кристофер Толкин (сын Дж. Р. Р. Толкина), Адам Фокс и другие. — примеч. переводчика) пьют пиво и травят свои байки.

Эдвард поцеловал ее в лоб. — Я с удовольствием возьму тебя. Я могу показать тебе статуи у колледжа Магдалены, которые вдохновили Льюиса написать о каменных животных в книге Лев, колдунья и Платяной шкаф. Мы можем поехать в июне, если хочешь.

Белла улыбнулась и поцеловала его в ответ. — Если ты дашь мне книгу Эсми, я возьму ее с собой в Италию. Будет мило почитать что-нибудь во время нашего отпуска.

Он ухмыльнулся ей и дотронулся пальцем до кончика ее носа.

- Что заставляет тебя думать, что я дам тебе время читать?

Белла покраснела и промямлила что-то неопределенное в ответ, но Эдвард продолжал с серьезным выражением лица.

- Прости мы должны были остановиться прошлой ночью. Неправильно с моей стороны дразнить тебя так и потом просто… - Он поискал глазами ее реакцию.

Она нежно обняла его.

- Эдвард, это был невероятно эмоциональный вечер. Я была счастлива быть ближе к тебе и уснуть в твоих объятиях. Я хотела утешить тебя любым доступным мне способом. Тебе не нужно извиняться.

Он взял ее лицо обеими руками. — Изабелла, твое малейшее присутствие успокаивает меня. Но я был истощен и напился… это верный путь к катастрофе. — Он покачал головой и ему стало стыдно.

- Я не хотел, чтобы наш первый раз начинался с таким багажом, со всеми призраками из моего прошлого, которые кружат в воздухе. Я хотел, чтобы мы поехали в место, которое было бы только нашим, и с него начались бы наши новые воспоминания, счастливые воспоминания.

- Конечно, хотя могу сказать, что была довольна нашим общением прошлой ночью. — Она беспечно рассмеялась и поцеловала его.

Он с нетерпением вернул ей поцелуй. — Ты не расстроилась?

- Эдвард, ценность джентельмена в том, что он умеет ждать. Кем бы я была если бы закатила истерику из-за того, что ты остановился? Если я когда-нибудь остановлю тебя, я надеюсь, что ты примешь это и не будешь сердиться на меня.

Он нахмурился.

- Конечно, Изабелла. Ты всегда можешь сказать мне стоп.

- Ну, что хорошо для гусыни, хорошо и для гусака. (пословица — что подходит одному, должно подходить и другому — примеч. переводчика)

Эдвард запрокинул голову и рассмеялся от души. Белла захихикала, было приятно слышать его смех.

- Так я теперь гусак, да? - он поцеловал ее еще раз.

- Ну уж лучше, чем старикашка.

- О, нет. - Он крепко ее сжал. — Никаких шуток о возрасте. Я очень чувствительно воспринимаю нашу разницу в возрасте.

Белла тряхнула головой. — Чепуха. Наши души примерно одного возраста. А кто считает года?

Он потянул ее за конский хвост. — Ты невероятная. Ты умная и смешная, ты великолепна. Прошлая ночь, я целовал твою грудь…

Он благоговейно положил руку ей на сердце. — Бутоны роз и сливки. Ты — соперница музы Боттичелли.

- Боттичелли?

- Разве ты не заметила как на нескольких его картинах изображена одна и та же женщина? Эта тема моей лекции в галерее Уффици — муза Боттичелли.

Белла ласково улыбнулась ему и аналогично положила руку ему на сердце. — Я не могу дождаться.

- Как и я.

-

После быстрого необыкновенного душа, Белла потратила уйму времени, чтобы убедить Эдварда отпустить ее, чтобы она могла пройтись по магазинам. Он настаивал пойти с ней.

Но когда она наконец объяснила, что хотела бы купить белье, в одиночестве, он смягчился.

- Обещай, что останешься со мной пока мы не поедем в Италию. — Он посмотрел на нее из-под бровей.

- Мне надо вещи собрать. Мой чемодан и все вещи в моей квартире.

- Когда сходишь за покупками, возьми такси, езжай домой, собери вещи и пусть водитель привезет тебя сюда. У меня есть пара дел, но у тебя есть свой ключ и карточка-пропуск, чтобы войти, если меня не будет.

- И какие дела сегодня у профессора Мейсена?

Он улыбнулся ей порочной улыбкой, и она почувствовала как ее трусики скользят по бедрам, как будто собирались «нырнуть вниз» на пол.

- Возможно мне самому надо пройтись по магазинам — э — за личными вещами.

Он наклонился к ее уху и голос стал хриплым. - Я говорил тебе, что я хороший любовник, Изабелла. Поверь мне. Я готов предвидеть все твои потребности.

Белла задрожала, когда его дыхание коснулось ее шеи, развевая вездесущий шарф, который она одевала, чтобы скрыть шрам. Она понятия не имела, что он подразумевает, но оказалось, что его слова, слетевшие с языка, мучат ее.

Он владел ею, ее душой и телом.

Они быстро поцеловались на прощание, и Белла вышла из квартиры и здания, и пошла через сеть подземных переходов к станции метро, чтобы начать свое священное паломничество за нижним бельем.

-

Когда Белла ходила по Итон Центру в поисках бутика La Vie en Rose, ее iPhone зазвонил.

Быстрого взгляда на экран хватило, чтобы понять, что это был Чарли.

- Папа?

- Как себя чувствует моя девочка сегодня?

Она быстро вдохнула, не от боли, а от удовольствия, его слова тронули ее.

- Ой, я в порядке. Семестр закончился, поэтому я бегаю по делам. Идет снег, пап. Какая у тебя погода?

- Туман и дождь, как обычно. Слушай, я звоню проведать тебя и спросить тебя про Рождество. Когда ты приедешь домой?

Белла замерла посреди рождественской толпы покупателей.

- Беллс? Ты там?

- Я тут. Эдвард собирался забронировать нам билеты, я думаю, мы приедем в Форкс двадцать третьего или двадцать четвертого.

Чарли замолчал на том конце провода.

- Ты не приедешь домой раньше?

Белла пыталась подобрать правильные слова, чтобы объяснить отцу, что ее бойфренд собирается взять ее в Италию, чтобы довести до логического конца их взаимоотношений, этот факт она забыла упомянуть, когда уезжала из Форкса.

Но голос Чарли прервал ее мысли.

- Это из-за меня ты не хочешь возвращаться домой?

- О, папа, нет! Эдвард сделал мне ранний рождественский подарок, он берет меня во Флоренцию, мы не сможем вернуться раньше конца месяца.

Чарли закипел от злости на том конце. — Не считаешь ли ты, что слишком рано вести такой роскошный образ жизни и ехать в Европу со своим бойфрендом? Ты с ним встречаешься не так долго.

- Пап, я люблю его, и он любит меня тоже. Нам нужно немного времени вдали от Форкса после всего что случилось, и это был его подарок мне. Я хочу поехать.

- Хорошо, хорошо. Я понимаю. Я не буду совать нос куда не следует. Но ты уверена?

- Мы влюблены, папа. Конечно уверена.

Он медленно вздохнул. — Тогда я, вероятно, должен сказать тебе быть осторожной. Забеременеть посреди учебного года не очень хорошая идея, и ты знаешь, что произошло с твоей матерью.

Белла со свистом выдохнула.

Ей потребовалось время, чтобы подобрать слова, которые не были бы ни резкими, ни грубыми.

- Я не она.

- Конечно нет, Беллс. Ты лучшее, что Рене когда-либо делала, и это чистая правда. Но я хочу, чтобы ты была осторожна. Не бросай свою мечту ради бойфренда, это все, что я хочу сказать. И предохраняйся.

Она закатила глаза и не будь она в переполненном торговом центре, она бы показала ему язык.

- Я знаю, что был не лучшим отцом, но я стараюсь. Я не успокоюсь, пока не скажу тебе быть осторожной, даже если ты влюблена. Ты знаешь, я любил твою мать. Так получилась ты.

Это заставило Беллу поторопиться.

- Пап, пожалуйста. Давай сменим тему, ладно?

- Ладно. — Чарли вздохнул и Белла могла поклясться, что слышала как тишина потрескивала между ними от сдерживаемых им эмоций.

- Хорошо, я жду тебя двадцать третьего или двадцать четвертого. Я встречу тебя и Эдварда в Сиэтле, если хочешь.

- Я узнаю, когда мы возвращаемся и перезвоню тебе.

- Хорошо тебе провести время в поездке, если у меня не будет возможности поговорить с тобой до отъезда. Когда ты уезжаешь?

- В среду.

- Ну, будь осторожна там. И держи своего старика на связи, чтобы я знал как у тебя дела.

- Хорошо, пап, спасибо.

Белла завершила разговор и нашла небольшую скамейку, чтобы присесть.

Звонок Чарли предупреждал ее о том, что ей и Эдварду необходимо поговорить о контрацепции.

Она пролистала медицинский сайт в поисках информации о мужской стерилизации, она обнаружила, что вазэктомия имеет коэффициент результативности 99,85% в предотвращении беременности. Хотя она и собиралась задать ему несколько вопросов, сайт заверил ее, что если процедура Эдварда была выполнена правильно шесть лет назад, тогда беременность точно не наступит. Этот факт принес ей и облегчение и огорчил ее.

-

Пока Белла брала белье и добавляла его к кучке комлектов, которые необходимо померять, пропищал ее iPhone. Она быстро проверила его и увидела следующую смс:

На что ты смотришь?

- Э.


Она слегка хихикнула и набрала быстрый ответ.

На очень крошечную штучку.

- Б.


Эдвард немедленно ответил.

Насколько крошечную?

- Э.

P.S. Пришли фотки.


Белла закатила глаза и набрала ответ.

Очень крошечную.

Никаких фоток — это погубит весь сюрприз.

Люблю, Белла.

Эдварду потребовалось больше времени, чтобы набрать ответ.

Дорогая,

никакая фотография не разрушит впечатление

видеть тебя во всей красе в наш первый раз…

Ты очень красива.

Люблю,

Э.

Пальцы Беллы не могли писать достаточно быстро.

Спасибо, Эдвард.

Я люблю тебя.


Последнее сообщение Эдварда пришло как только она вошла в примерочную.

Я тоже тебя люблю, милая.

Повеселись…

Поспеши домой ко мне,

- Э.

-

Следующие два дня пролетели как вихрь, Эдвард заканчивал административную работу в университете, убедился, что все оценки его и Кэтрин были выставлены.

Семестр наконец закончился.

Белла посетила спа-центр по уходу за телом перед поездкой в Италию. Но из-за низкого порога чувствительности к боли и вцелом к средиземноморскому климату, она вежливо отказалась от приглашения косметолога на бразильскую эпиляцию.

Эдвард держал в секрете большую часть плана их поездки, хотел, чтобы это был сюрприз для нее. Поэтому Белла с удивлением вошла в гостиницу Gallery Hotel Art во Флоренции теплым декабрьским днем.

Гостиница была современная и высококлассная и расположена очень близко к Понте Веккьо (Старый мост — прим. переводчика), любимому мосту Беллы, в нескольких минутах от Понте Санта Тринита, которая была показана на картине Холидея Данте и Беатриче.

Консьерж, Паоло, немедленно поприветствовал их. Хотя Эдвард и не останавливался в его гостинице раньше, Паоло был проинструктирован Дотторе Массимо Виталити, исполнительным директором галереи Уффици, оказать все возможные знаки внимания профессору Мейсену и его fidanzata (подруга — перев. с итальянского).

Фактически, Паоло сам сопровождал посыльного и счастливую пару в их аппартаменты на седьмом этаже, которые назывались Палаццо Веккьо Пентхаус.

Белла ахнула, когда мужчины разошлись перед ней, как Красное море, чтобы она могла войти первой.

Это, пожалуй, была самая красивая комната, которую она когда-либо видела. Пол из темных пород лиственных деревьев уравновешивался со светлыми стенами. Гостинная была украшена элегантной современной мебелью и раздвижные стеклянные стены отделяли ее от спальни.

Спальня сама по себе была очень просторная и там была большая кровать, застеленная хрустящим, белым постельным бельем. В нескольких шагах от нее находилась дверь на террасу на крыше, которая позволяла яркому солнечному свету заливать кровать, освещая ее.

Одна из ванных комнат могла похвастаться огромной ванной на пьедестале, не такой какой она наслаждалась в гостинице в Сиэтле, в то время как в другой ванной был душ и два соответствующих туалетных столика.

Эдвард бросил один взгляд на ванную и решил, что ему необходимо делить ее с Изабеллой каждый вечер.

Но венцом всего пространства была сама терраса, с которой открывался захватывающий вид на большой Кафедральный собор, Дворец и окружающие холмы.

Белла представила себе как она лежит свернувшись калачиком с Эдвардом на диване-фотоне на террасе с бокалом кьянти и смотрит на звезды.

Или возможно, она покраснела, заниматься любовью с ним при свечах под этими же звездами.

Эдгазмы под светом звезд…

Как только они остались одни, Белла крепко обняла Эдварда и благодарила его снова и снова за выбор такой красивой комнаты.

- Все для тебя, любовь моя. — Он мягко ее поцеловал. — Все для тебя.

Он держал ее несколько минут, запутывая пальцы в ее длинных, шелковистых волосах, ему было интересно о чем она думает. Он бы многое отдал за то, чтобы прочесть ее мысли. Увы, он не мог.

По правде говоря, ему хотелось уложить Изабеллу на кровать и заняться с ней любовью немедленно, но она плохо спала в самолете, и он знал, что она устала.

Она дважды подряд зевнула, а затем хихикнула, когда он поцеловал ее в то время, когда она зевала.

- Я должен привести все в порядок и посетить Уффици, чтобы встретиться с устроителем мероприятия. Все нормально, если я оставлю тебя ненадолго одну? Ты можешь вздремнуть, если хочешь, или я могу попросить консьержа записать тебя в спа-центр.

Глаза Беллы загорелись от последнего предложения, но она знала, что слишком сонная, чтобы насладиться спа.

- Вздремнуть — это здорово. Я знаю, это не лучший способ преодоления часовых поясов, но из меня выйдет лучший компаньон за ужином и, гм, позже , если я немного посплю. — Она слегка покраснела.

Эдвард провел пальцем по линии ее подбородка.

- Я уже говорил это, Изабелла, нет никакой спешки. Мы сегодня можем не торопиться и просто отдохнуть. Хотя я думаю, было бы не плохо испытать нашу ванну. Вместе. — Его губы изогнулись в сексуальной полуулыбке.

- С удовольствием, - сказала она мягко.

Усмехнувшись, он поцеловал ее в нос. Я запросил специальные средства личной гигиены из аптеки Санта Мария Новелла. Смотри, любой аромат, который тебе нравится мы можем использовать сегодня. Тем временем, я закажу столик на восемь или восемь тридцать, если тебя это устроит.

- Конечно. А куда мы пойдем?

Он широко улыбнулся. — The Palazzo dell'Arte dei Giudici e Notai. («Дворец судей и нотариусов» примеч. Переводчика). Ты знаешь его?

Она покачала головой. — Я проходила мимо, но нет, я не знала, что там есть и ресторан.

- Тебе он понравится. Я с нетерпением жду, чтобы показать его тебе. — Он поднял ее руку к губам и мягко поцеловал. - Я заказал корзину с фруктами и несколько бутылок минеральной воды. Закажи все что хочешь в комнату. — Он усмехнулся. — Хотя шампанское оставь, поделишься со мной позже, в ванне.

Белла посмотрела вниз на ноги. — Ты балуешь меня.

Он поднял ее подбородок. — Нет, любовь моя, не балую. Просто отношусь к тебе так, как ты этого заслуживаешь. Ты была окружена дураками всю жизнь. И к сожалению, я был самым главным из них.

- Эдвард, ты был кем угодно, но не дураком. — Она встала на цыпочки и прикоснулась своими губами к его, а потом пошла принимать душ.
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Kindy (14.08.2012)
Просмотров: 3701 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 4.9/40
Всего комментариев: 7
0
7   [Материал]
  Ох наконец, то они выяснили все свои тайны и освободились от обязательств....................................................


Цитата
- И тебе не нужно завоевывать меня сексуально. Ты уже завоевал меня, - прошептала она. — Твое лучшее качество — это твое сердце, Эдвард, а не сексуальное мастерство. Я влюбилась в твое сердце.

Когда он отстранился, прижал ее к груди и прошептал на ухо: - Ты полностью обезоружила меня. Все мои отговорки, все мои стены, ты видишь насквозь. Ты единственная, кто знает все и до сих пор хочет меня. Только ты, моя возлюбленная.
  

Да пора, Эдварду принять радикал/меры в отношении Тани ну она права, пусть сама найдет свое счастье..........................................
А Чарли хм, даже после геройства Эдварда, никак не воспримет его долж/образом и Белла, откровенна с ним............................................................. 
А вот и Флоренция, где Эдвард с Беллой в лучших условиях с сам/необходимым и проведут ночь любви............................................................ 

0
6   [Материал]
  Учеба закончилась и слава богу . А то все кажется какой то подвох может быть . Но теперь они во Флоренции и все прекрасно . Спасибо большое .  fund02016 fund02016 boast

5   [Материал]
  Наконец-то они в Италии

4   [Материал]
  Спасибо lovi06032

3   [Материал]
  Спасибо lovi06032

2   [Материал]
  А что если случится чудо и она забеременеет, а? Как же бы я хотела этого. Не могу смирится с мыслью, что у них не будет детей.

1   [Материал]
  Спасибо!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]