Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ИЗАБЕЛЛА В ТЕМНОТЕ: Глава 28. Услышь меня
Глава 28: Услышь меня




Я всегда боялась
Впускать кого-то в душу,
Но мне стало настолько одиноко
Всегда быть одной.
Не с кем поговорить,
И никто не поддержит меня.
Я не всегда такая сильная,
Ты нужен мне,
Слышишь?!

Услышь меня,
Я кричу,
Я готова теперь
Перевернуть мой мир вверх дном.
Найди меня,
Я потеряна в толпе,
Я кричу громче,
Мне нужно, чтобы ты увидел,
Что я кричу тебе, чтобы ты
Услышал меня.




- Эдвард! Ты слушаешь? – звонкий голос Элис заставил Эдварда подпрыгнуть и вырвал его из своих мыслей. Он смотрел на большую террасу, ухоженный газон, стаю гусей, плавающих в озере за окном большого дома его родителей. Его пальцы терли подбородок, пока он думал, а услышав визг сестры, Эдвард нахмурился и с ворчанием откинулся на спинку кресла. Голова и глаза болели от недостатка сна.

В доме пахло жареной свининой, печеными яблоками и слабым, едва уловимым, ароматом дорогих сигар. Он недоумевал, как, черт возьми, его отец решился курить в доме, потому что знал, что его мать никогда не позволяла этого, по крайней мере, пока Эдвард был ребенком.

- Эдвард! - потребовала Элис снова.

- Прекрати это чертово кудахтанье, Элис, – отрезал он, стрельнув в нее скучающим взглядом. – У меня голова болит от тебя.

- Я обращаюсь к тебе уже минут десять, если не более! – начала она, но была прервана.

- Да, это проблема? Я не в настроении.

Элис нахмурилась и поджала губы. Она обожала Эдварда и хорошо знала его, поэтому поняла, что он не в себе и далек от своей лучшей формы. Фыркнула.

- Я не знаю в чем твоя проблема, но ты груб! - Ее глаза оглядели брата, и хотя он был безукоризненно одет и его волосы идеально причесаны, но был небрит, и подозрительные тени пролегли под его воспаленными красными глазами.

- Ты попросила меня быть здесь. Я здесь. Я приехал, только чтобы ты успокоилась, но, тем не менее, получаю еще больше твоего бесконечного визга. - Он встал и подошел к бару на другом конце большой гостиной, которая была выдержана в стиле XVII века. Туда хорошо вписался мраморный камин и темно-оливковые стены. Дом был построен двадцать лет назад - его мать приложила много усилий, чтобы воссоздать в нем дух элегантности двухсотлетней давности. Потолки цвета яичной скорлупы и мягкие ковры добавляли современные штрихи. Эдвард любил дом родителей, но сам предпочитал современный минималистический стиль своего дома... «…или квартиры Беллы, - подумал он и заворчал от отвращения. - Может она уйти из моей головы хоть на пять долбанных минут?» Его рука сомкнулась на графине с янтарной жидкостью, и он плеснул ее на три пальца в бокал, прежде чем забить ладонью стеклянную пробку обратно и с размаха поставить графин на место.

- Разве ты не должна помогать маме с тортом или еще что-нибудь? - спросил он небрежно.

Элис сердито посмотрела на него.

- Ты ведешь себя как мудак.

Остановившись, он обернулся, заталкивая одну руку в карман своих серых брюк. Их мать не воспринимала джинсы на своих воскресных обедах, но на этот раз он не одел галстук и оставил свою темно-синюю рубашку не заправленной, с закатанными до локтя рукавами. Его брови взлетели вверх. Элис никогда не использовала ненормативную лексику с такой небрежностью. Он знал только одну женщину, которая была на это способна. Сделал большой глоток из бокала и поморщился, когда жидкость обожгла его горло и спустилась вниз в желудок, как бы он не хотел отключить свой мозг, он не мог не спросить:

- Проводишь много времени с Беллой, как я вижу.

Он смотрел, как гнев сменился удивлением на лице сестры.

- Хм, ну... – заикалась она.

- Можешь просто сказать.

- Что это должно означать?

Эдвард облокотился на барную стойку, развернувшись к ней, выражение его лица говорило о том, что он знал: она что-то скрывает.

- Не трахай мне мозги. Что она говорит? О нас, я имею в виду.

Лицо Элис смягчилось от боли, сквозившей в голосе Эдварда. Если он страдает, то не показывает это другим - об этом можно догадаться только по чрезмерному употреблению алкоголя и плохому настроению. Он всегда становился капризным, когда что-то его беспокоило. Элис печально покачала головой и подошла к нему, чтобы опереться на стойку рядом с ним. Поджала губы и слегка пожала плечами.

- Ничего. Видимо она не хочет говорить об этом.

Он закрутил жидкость в бокале, наблюдая за водоворотом, как будто это требовало его самого пристального внимания.

- Да.

Элис протянула руку и положила на его плечо.

- Ты хочешь поговорить об этом? - Пока он колебался, она продолжила: - Что случилось?

- Недоразумение. - Он отстранился, как будто ее прикосновение обожгло его, и пошел обратно к креслу, на котором сидел. - Это смешно, на самом деле.

Элис настаивала:

- Что ты сделал, Эдвард?

- Ничего. То, что я всегда делаю. Я заказал досье на нее.

Рот Элис образовал букву «о», но она не издала ни звука. Она знала, что для Эдварда стало привычкой узнавать все о том, с кем он заводил отношения, неважно деловые или личные. Но после знакомства с Беллой, Элис поняла, что та воспримет это не однозначно.

- Черт! - сказал он раздраженно. - Это не значит, что я сделал с ней что-то особенное, чего не делал с остальными!

Медленная печальная улыбка коснулась тонких черт Элис.

- Конечно, значит, Эдвард. Хотя любой новый человек в твоем окружении проходит проверку у Дженкса.

Он не спорил с ней. Она была права.

- Когда ты видела ее в последний раз?

- Вчера. Она помогала с последними приготовлениями к балу. Она очень находчивая. - Невысказанный вопрос задержался в его глазах, непрошеная жажда знать каждую деталь того времени, что девушки провели вместе, каждое их слово. - Ты пробовал поговорить с ней сам, Эдвард?

Он помотал головой:

- Нет, - его ответ был суров и прост, но Элис знала этот тон. Ему было не просто больно - он горел в аду.

- Я вижу, что ты расстроен, Эдвард, но если ничего не делать, то и не получишь нужный результат. Позвони ей.

Его лицо исказилось, он сделал большой глоток напитка, который держал в руке.

- Нет, Элис! С тех пор как мы встретились, все, что я делал - это гонялся за ней. Это не мое. Она ясно дала понять, что не заинтересована в моих объяснениях, когда ушла, даже не поговорив. Унижение никогда не было в моем репертуаре.

- Гордость – это глупость. Ты всегда держался с женщинами слишком легко. Хайди до сих пор названивает мне каждый день и просит помочь встретиться с тобой...

- Да, и Белле, кажется, тоже было легко… так что можем мы сменить тему? - сердито спросил он и начал выходить из комнаты.

- Ты ошибаешься. Она тоже расстроена. Она кажется...

Эдвард остановился и повернулся к ней.

- Что? - его раздражение испарилось, когда крохотный луч надежды пробрался в его грудь. – Какой она кажется, Элис?

Элис вздохнула, ее взгляд стал мягким и внимательным.

- Грустной. Просто очень-очень грустной. - Она смотрела, как брат поднял руку и устало потер шею. Она не привыкла видеть его таким... потухшим и разбитым. - Ты пойдешь на бал, не так ли?

Эдвард поднял голову, чтобы посмотреть в лицо Элис, его печаль была слишком глубокой, чтобы скрыть ее. Он планировал пойти вместе с Беллой, но теперь совсем не был заинтересован в походе туда.

- Я выпишу тебе еще один чек, но - нет.

- Но «Каллен» - один из главных спонсоров. Ты должен прийти, Эдвард! У меня зарезервировано пять столов! Члены Совета директоров принимают участие, а также все ВИПы! Будет вполне демократичная атмосфера, так что…

Эдвард прервал ее с раздражением. Элис была склонна к чрезмерному драматизму.

- Я не в настроении, хорошо? И никому ничего не должен, мое дело - бизнес! Я, конечно, не нуждаюсь в соблюдении приличий и в общении с людьми, которых едва могу терпеть. Особенно, когда мне так дерьмово! Я не пойду, Элис.

Подбородок Элис вздернулся.

- Знаешь, Эдвард, кое-кто, возможно, пытается сделать тебе одолжение! Приходи на этот чертов бал!

- Эдвард!.. Элис!.. Джаспер и Эммет приехали! Пора обедать, - позвала их мать из другой комнаты.

- Эммет? - новая тревога охватила грудь Эдварда.

Джаспер привез продукты, которые просила купить их мать, но Эдвард понятия не имел, что на обеде будет его брат. Быстро вошел в кухню, чтобы встретиться с Эмметом, который разгружал продукты рядом с матерью.

- Что ты здесь делаешь? Почему ты не с Беллой? - сердито спросил он.

- Я тоже рад тебя видеть, - парировал Эммет вежливо. - Она в порядке, Эдвард.

Эсме посмотрела на них с явным замешательством.

- Белла? Когда же мы встретимся с ней, Эдвард? И почему Эммет должен быть с ней, если она встречается с тобой?

Эдвард проигнорировал вопросы матери и сосредоточился на Эммете.

- Я спросил: почему ты не с ней?

Эммет ухмыльнулся, заканчивая доставать продукты из пакетов, когда Элис взялась помогать матери убирать их. Все они заметили раздражение Эдварда, но только Элис и Эммет понимали причину.

- Она сказала мне, что ей не нужна няня и что она обвинит меня в преследовании, если я не оставлю ее в покое.

- Нет, она этого не сделает. Она в курсе ситуации.

- Да, и она сказала мне «потеряться». Она согласилась сообщать мне о своих передвижениях, но это все.

Лицо Эдварда омрачилось гневом, пульс загремел в ушах. Он почувствовал, как жар скользнул под кожу на лице. Он до сих пор злился и не простил Эммета за ту ночь, когда тот оставил Беллу, и она смогла уйти.

- Я не согласен!

- Не обижайся, младший братец, но сейчас, похоже, это не имеет значения. Она просто хочет немного пространства. И она согласилась звонить мне, когда будет приходить и уходить. Пока все в порядке. Я доверяю ей. Она лишь не хочет, чтобы я все время крутился рядом. Хм... проблема под контролем, - брови Эммета взлетели вверх, его лицо говорило Эдварду все, что было необходимо. Эдвард заметно расслабился. – С тех пор как от него [Свенсона] отреклись … - Глаза Эммета метнулись к его матери, чтобы взглянуть, слушает ли она. - Э-э, ситуация под контролем. Остынь.

- Ты не можешь защищать ее, если ты не с ней!

- Дженкс заверил меня, что она в безопасности. Семья Свенсона поможет в этом, помнишь?

Грудь Эдварда стянуло, и Элис положила руки на его предплечья. Она встретила его тлеющий зеленый взгляд.

- Приходи на бал, Эдвард.

- Это твой способ сообщить мне, что Белла будет там? Если она узнает, что я приду, то, вероятно, пропустит его, несмотря на все свою благотворительную натуру.

- Она будет там, Эдвард, - Элис успокоила его кивком головы. - Поверь мне.

Эдвард подошел к Эсме и нежно поцеловал ее в щеку.

- Прости меня, мама, но я не могу остаться на обед… Я разберусь с тобой позже, - выстрелил он глазами в Эммета, когда направился к выходу.

Эсме в недоумении смотрела на двух оставшихся в комнате своих детей.

- Кто-то скажет мне что, черт возьми, происходит?




* * * * *




- Это «Изабелла в темноте». О чем бы вы хотели поговорить сегодня?

Руки Беллы дрожали каждый раз, когда она нажимала кнопку для связи с новым дозвонившимся. Она была немного ошеломлена и разочарована тем, что Эдвард не звонил и не пытался увидеться с ней, хотя никогда не признавалась в этом вслух. До сих пор задерживала дыхание, пока не услышит голос на другом конце линии. Он был не из тех, кто легко сдается, однако она ничего не слышала от него целый месяц, что прошел с того вечера, как она сожгла содержимое папки. Роуз упрекала ее за то, что она не дала Эдварду возможности объяснить, но Белла была слишком зла и ранена, чтобы противостоять ему той ночью, когда это произошло. Она делала вид, что все в порядке, и будет продолжать это делать, пока может сохранить достаточное расстояние. «В конце концов, как она могла раздавать советы, если сама не может сделать то, что проповедовала?» Проблема была в том, что она очень сильно скучала по нему. Боль предательства, которую она почувствовала сначала, сменилась просто болью и грустью, и от этого, казалось, все становилось еще хуже и сопровождало ее во всем, что она делала. Ее преследовали воспоминания о его присутствии, которое хранили столько мест. На людях она надевала маску, и только когда оставалась одна, давала волю тихим слезам, которые только однажды превратились в сотрясающие все ее тело рыдания, которые не смогла контролировать. Это случилось, когда неделю спустя Эдвард так и не связался с ней, и тогда она была вынуждена принять мысль, что этого может не произойти никогда. Даже теперь он все еще имел власть над ее сердцем, и она молча казнила себя за то, что влюбилась. Знала, что этим все кончится, и все же поверила, проигнорировав свои давние убеждения. «Трудно быть советчицей другим женщинам в подобных ситуациях, когда твое сердце оказалось таким же разбитым».

Белла через стекло посмотрела на Кристину, когда закончила разговор с очередной слушательницей, и молча поблагодарила ее за три с половиной минуты перерыва, пока будет идти реклама. Дариан сидел напротив нее, в первый раз за несколько недель, и она чувствовала, как его глаза впиваются в нее, словно ножи. Он был в студии в течение двух часов, и его присутствие дамокловым мечом висело над ее головой. Наконец, осознав, что не может больше терпеть ни секунды, она вскинула голову.

- Что? – облокотилась на край стола и уронила с глухим стуком руки на его поверхность, когда посмотрела на своего босса. - Почему ты здесь? Иди, наслаждайся пятничной вылазкой с Эдвардом! Ты бесишь меня!

Дариан откинулся в кресле, его неторопливые движения раздражали Беллу еще больше.

- Я продюсер этого шоу, Белла. Это мое право - быть здесь. - Он изучал ее, когда она ерзала на стуле и теребила ручку на столе перед собой. Сделала вид, что читает какие-то бумаги, данные ей Кристиной, но ее глаза все-таки поднялись и встретили его взгляд. - Эдвард не хочет никаких «вылазок», как ты выразилась.

Покраснев, Белла оттолкнулась от стола. Ее дискомфорт был очевиден Дариану, который продолжал на нее смотреть. Она выглядела взволнованной, несколько прядей выбились из пучка на ее голове, лицо стало напряженным.

- Просто скажи, что ты хочешь сказать, и уходи.

- Что сказать? Что это несправедливо, что ты не дала ему возможности объяснить что-либо? Хорошо. Это было несправедливо, - его голос был лишен эмоций, но его губы изогнулись в насмешливой ухмылке. - Счастлива теперь? - Он не знал, кого больше жалеть Эдварда или Беллу. Они оба очевидно так влюблены друг в друга, а позволяли глупой гордости пустить все под откос.

Белла тяжело вздохнула.

- Нет, я не счастлива, абсолютно, - ответила она спокойным тоном. - Это так здорово, что он прибежал к тебе со своей проблемой, как маленькая девочка.

Дариан засмеялся над нелепостью этого заявления.

- Едва ли. Я его лучший друг. И, несмотря на распространенное мнение, Эдвард - всего лишь человек. Он рассказал только после бутылки виски.

- Да, я должна была поговорить с ним, но я была не в состоянии! - вдруг Белла почувствовала необходимость защищаться. - Я так чертовски разозлилась! У нас были такие прекрасные планы на вечер, и вдруг все это превратилось в дерьмо. Он лгал мне - и это уничтожило меня. Он совсем не доверял мне.

- Я бы тоже разозлился. Но он чувствует, что ты тоже не доверяешь ему. Пойми: Эдвард – тот, с кем люди хотят сблизиться, и не всегда с хорошими намерениями. Он вынужден был сделать это своей привычкой – защищать себя, свою семью и свою Компанию. Это не было личным. Ты ничем не отличалась от всех остальных...

- Да, вот в чем и проблема. «Ничем не отличалась» и «не было личным». А для меня это было чертовски личным! – повысила она голос. Истерика угрожала захватить грудь. Зажмурившись, она прижала кулак к переносице, пытаясь проглотить эмоции.

- Это не то, что я имел в виду, Белла. И я не тот, с кем тебе нужно говорить об этом. Тебе нужно позвонить Эдварду.

Она прошла через всю комнату и остановилась, повернувшись к Дариану спиной. Ей не хотелось, чтобы он видел, как дрожал ее подбородок или блестели в глазах слезы, несмотря на все усилия сдержать их.

- Я подумаю об этом. Может быть, он не захочет говорить со мной.

- Ты права. Может быть, он не захочет. Но ты никогда не узнаешь, если не позвонишь.

«Дайте мне просто пережить завтрашний вечер», - подумала она.

- Ладно, может, я сделаю это на следующей неделе. - Она не могла быть эмоционально неустойчивой на сцене - это было бы непрофессионально. – Теперь ты можешь убраться из моей студии? Мне нужно закончить это шоу, - ее голос слегка дрогнул.

Встав, Дариан положил руки ей на плечи и осторожно сжал.

- Чем раньше ты позвонишь, тем лучше, Белла.

Белла закрыла глаза, и одинокая слеза скатилась по ее мягкой щеке. Она быстро смахнула эту слезу; руки Дариана отпустили ее плечи, и он молча вышел из студии.

- Белла, ты в эфире через десять секунд, - предупредила Кристина через спикерфон.

Белла до предела набрала воздуха в легкие и пробежала обеими руками по своим волосам, сжимая их в кулаки и дергая шелковистые пряди. Заняла свое место перед микрофоном, надела обратно на голову наушники и посмотрела на Кристину, которая пальцами отсчитывала: три, два, один.

Она вернулась к работе, с нетерпением ожидая, когда «Ambien» (ПП: снотворный препарат) даст ей восьмичасовое облегчение.

- Это Изабелла Свон, мы открываем последний час сегодняшнего шоу, и пришло время для нашего следующего звонка. - Она нажала кнопку на пульте. – Доброй ночи, вы в эфире. Как вас зовут?

- Доктор Свон! Это Хайди! Я звонила вам несколько месяцев назад, и вы дали мне совет о моем бойфренде. Вы меня помните?


Холодный пот покрыл кожу Беллы, когда она узнала голос и имя звонившей. Ее сердце стучало в груди так сильно - до тошноты, комната расплывалась и кружилась. «О, Боже мой!» Она с трудом сглотнула и восстановила свой голос, ее глаза вспыхнули гневом и метнулись в направлении Кристины, которая выглядела так же ужасно, как чувствовала себя Белла.

- Как, черт возьми, ты выпустила ее в эфир? - проговорила Белла одними губами.

- Я не знала! – так же ответила Кристина.

- Да. Конечно. Как вы, Хайди?

- Я потрясающе! – затараторила женщина на другом конце линии. - Я воспользовалась вашим советом! Я выкинула его из своей жизни, и он приполз ко мне около двух недель назад! Теперь все лучше, чем когда-либо! Он ценит меня. Я просто хотела поблагодарить вас за помощь.


Белла почувствовала, как будто ее больно ударили в живот, холод на коже сразу же сменил огонь, полыхнувший по лицу. Она выдохнула со свистом, пальцы сжались в кулаки, слезы обожгли глаза. Поспешно сморгнула их обратно, молясь о силе, которая ей понадобилась, чтобы срочно скрыть потрясение, которое она испытывала.

- Поздравляю, Хайди, - сказала ровным голосом. – Рада за вас. Просто оставайтесь сильной и не позволяйте ему использовать вас снова.

Белла протянула руку вперед, чтобы завершить вызов. Руки заметно дрожали, и Белле пришлось собрать все свои силы, чтобы контролировать их, ногти впились в ладонь. «Видимо Эдвард не стал ждать и двинулся вперед, прямиком в руки женщины, о которой говорил, что она ему не интересна». Хотя сердце Беллы болело, так что это было способно убить ее, и ей хотелось кричать во все горло, она выпрямила спину, ее челюсть напряглась; стиснула зубы, встретившись лицом к лицу с очевидным фактом. Эдвард не собирается звонить. Он не собирается извиняться, и он (теперь она была чертовски уверена) совсем не так несчастен, как она. Если все то время, что они провели вместе, было ложью, то с нее довольно! Она - сильная, неприкасаемая... и пришло время ей вспомнить об этом. Она сказала себе, что не позволит больше ни одной слезинке пролиться из-за Эдварда Каллена. Ни одной гребаной слезе.




* * * * *



Эдвард огляделся в зале, наполненном несколькими сотнями людей. Это не походило на большинство мероприятий Элис. Здесь было не так строго, более дружелюбно, современно, по молодежному, с публикой из всех слоев общества. Очевидно, что она проделала отличную работу. Название группы звучало смутно знакомым, но он не стал об этом задумываться. Только надеялся, что алкоголь и музыка отвлекут его, прежде чем он сможет незаметно уйти, не вызвав презрения младшей сестры или матери. Его глаза искали Элис. Родители, Эммет и муж Элис Джаспер уже сидели за отведенным для них столом, когда он направился к ним. Эдвард поморщился, когда увидел Хайди, сидящую рядом с Джаспером. «Только этого мне сегодня чертовски не хватало», - подумал он. Остановился и на полном серьезе подумал уйти, но колебался слишком долго. Эсме заметила его.

- Эдвард! – позвала она, похлопав по стулу рядом с собой. Он неохотно двинулся вперед и наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку. Отец встретился с ним глазами и обменялся понимающим взглядом. Карлайл знал, что Эдварду не понравится присутствие его экс-подруги на мероприятии, куда он и так пришел с большой неохотой.

- Привет, мам. Папа.

- Я рад, что ты здесь, Эдвард, - ответил Карлайл и поднял руку, чтобы подозвать одну из официанток.

- Я ничего не буду, - пробормотал Эдвард, вытащил стул и сел, пожав руку Джасперу, поднял бровь на Эммета. «Опять же, кто наблюдает за Беллой?» Дженкс заверил его, что они следят за Свенсоном как ястребы, и у них есть подтверждение того, что все его криминальные связи порвали с ним все контакты. Эдвард был удивлен, что Свенсону не подстроили какой-нибудь неожиданной аварии, так как он потерял свою ценность для этих людей, но слишком много знал. Часть его тихо надеялась, что это все же произойдет. По его мнению, никто не заслуживал смерти больше чем этот ублюдок.

Круглые столы, сервированные на десять персон, были расположены по кругу танцпола, покрыты белыми скатертями - на этом и заканчивались все изыски. Напитки подавались в пластиковых стаканчиках, а персонал был одет в джинсы и кроваво-красные футболки с белыми буквами логотипа на спине «Фонд по борьбе с лейкемией и лимфомой». По количеству людей, собравшихся на танцполе у сцены, казалось, что это больше походило на концерт, чем на бал. Эдвард был благодарен, что Элис предупредила его о том, что дресс-код мероприятия свободный.

Он мог физически ощущать на себе голодные взгляды Хайди, и у него не было выбора, кроме как поговорить с ней. Очевидно, Элис пригласила подругу, но было бы лучше, если бы его хотя бы предупредили.

- Здравствуй, Хайди, ты хорошо выглядишь.

Та была одета в несколько свободное платье розовато-лилового оттенка, что дало ей возможность выглядеть моложе и мягче, чем он ее помнил. Это был хороший комплимент в адрес ее наряда, бретельки на плечах, открывали ее загорелую кожу.

- Спасибо, Эдвард. Я скучала по тебе, – ответила Хайди, пересев на пустой стул справа от него. И хотя Эдвард мог догадаться, что произойдет, и не особенно хотел иметь с этим дело, но оказался в замешательстве, так как все время отвлекался - его зеленые глаза сканировали зал в поисках Беллы.

- Где Элис? - спросил он у матери, надеясь, что ее ответ принесет также новости и о Белле.

- Она за кулисами, дорогой.

- Да, я не могу дождаться, чтобы увидеть это! – вставил Джаспер, зять Эдварда, со счастливой улыбкой. - Она так взволнована.

Лицо Эдварда приняло насмешливый вид.

- Чем? Она делает по десять таких мероприятий в год. Хотя это, действительно, выглядит менее пафосно.

- Элис будет играть вместе с рок-группой! - волнение плескалось в глазах Эсме.

Обе брови Эдварда взлетели вверх, а губы слегка приподнялись, в удивлении.

- Что? Это рок-группа или струнный ансамбль? Вот, дерьмо, я надеялся, что музыка будет более сносной.

- Эдвард! – увещевала Эсме, но на самом деле подыграла Эдварду. Она внимательно рассматривала своего среднего сына. Элис и Эммет рассказали ей всю эту историю на кухне в прошлые выходные, и она поняла душевное состояние, в котором тот пребывал эти последние недели. Что также объясняло, почему она и Карлайл так мало видели его в течение нескольких месяцев до этого. Стало ясно, что наконец кто-то коснулся его сердца. Эсме слышала о Белле от других своих детей, но не от самого Эдварда, что вызывало ее недоумение. Она умирала от желания встретиться с ней и узнать получше, но блондинка, сидящая рядом с ее сыном, мешала ей задать ему вопросы.

- Ты в порядке, дорогой?

Зеленые глаза Эдварда встретились с ее глазами, и она почувствовала его тихую грусть.

- Да. Я в порядке, мама.

- Действительно? - спросила она понимающе.

- Нет, если быть честным. Я чувствую, как будто заперт в проклятой клетке, и кто-то сидит на моей груди. Я просто хочу забыть, что это когда-либо происходило.

- Ты никогда не забудешь то, что было прекрасно, - сказала она тихо.

- Да, ну тогда мне остается только напиваться до беспамятства.

Дин из группы тестировал звучание аппаратуры, и какофония звуков заполнила зал, позволяя сделать их разговор скрытым от ушей остальных.

- Что здесь делает Хайди? - прошептала Эсме, не желая, чтобы женщина рядом услышала ее.

- Выносит мне мозг, - он слегка пожал плечами и покачал головой. - Она не со мной. Наверное, пришла, чтобы увидеть Элис с группой.

Подошла официантка и приняла их заказ, в этот момент свет погас, и первые аккорды рок-музыки раскололи воздух. Затем остался только дуэт акустической гитары и фортепиано; прожектор осветил Элис, одетую в узкие черные джинсы и майку. Два больших вентилятора, расположенных по бокам от сцены, раздували ее волосы и одежду.

- Добрый вечер! Я Элис Каллен-Уитлок - организатор сегодняшнего мероприятия. Спасибо всем, кто пришел и оказал свою поддержку «Фонду по борьбе с лейкемией и лимфомой». Мне очень приятно представить вам музыкантов, которые сегодня выступят для вас – «Лукавый Ангел». - Толпа разразилась аплодисментами и криками, яркая улыбка разлетелась по лицу Элис! Она была счастлива. - Пожалуйста, будьте щедрыми и наслаждайтесь сегодняшним вечером!

Гитара смолкла, и фортепиано взяло на себя основную партию, наигрывая аккорды одной из любимых песен Эдварда. Софит осветил одного из гитаристов, и вступил его инструмент, барабаны начали отстукивать ритм. Толпа успокоилась, Эдвард не мог поспорить - музыка действительно была достойной. И когда вступление закончилось, зал наполнил женский голос, который он слышал раньше. Его голова повернулась к брату, и даже в темноте, он смог увидеть глаза Эммета, смотрящие на него. Встав, быстро обогнул стол и подошел к брату.

- Белла на сцене? - спросил Эдвард решительно.

Он был наполнен эмоциями, которые не мог определить. Эммет только кивнул. Эдвард наклонился, но пришлось повысить голос, чтобы перекричать музыку:

- Какого хрена я не знал об этом?

- Планировалось, что это будет сюрприз для тебя, но после того как вы, ребята... - Он пожал плечами. - Ну, она просто не хотела, чтобы ты знал, - крикнул Эммет в ответ.

Эдвард не мог справиться с приступом боли и сожаления, обрушившимся на него.

- Это ее группа? Из колледжа?

- Да! И они действительно хороши! Я имею в виду - на самом деле!

Эдвард кивнул, но его глаза уже рвались к сцене, слух отделял ее голос от мелодии. Сильный. Прекрасный. Великолепный голос. Его грудь наполнилась гордостью.

- Подожди, сейчас ты ее увидишь. Она очень красивая.

Большая часть сцены находилась в темноте, софиты освещали только гитариста, являющегося солистом. Он был худой, но крепкий, темная футболка открывала несколько татуировок на его руках, хотя с расстояния и с отвлеченным на поиски Беллы вниманием, Эдварду невозможно было их разглядеть.

Музыка звучала громко, и танцпол заполнился шумной толпой танцующих людей, некоторые из которых столпились перед сценой, напоминая групи. Публика была моложе, чем ожидалось, хотя Эдвард видел некоторых из наиболее известных филантропов Чикаго, когда только прибыл сюда.

- Ты знаешь, где она?

- Играет на клавишных, - ответил Эммет. - Я не знал, что она так хороша.

- Она ничего не делает наполовину, не так ли? - с усмешкой спросил Эдвард. Он был наполнен тревожным желанием поговорить с ней, увидеть ее, покончить с этой ерундой между ними.

Эммет только улыбнулся и покивал головой.

Когда песня закончилась, над сценой зажегся свет, освещая остальные инструменты, и глаза Эдварда бросились к клавишам рояля, но высокий, долговязый мужчина занял свое место перед ним. Белла подошла к микрофону, и Эдвард забыл как дышать. Ее волосы разлетались дикими волнами, макияж смоки-айс и темно-красная помада на губах - разительный контраст с ее алебастровой кожей. Ветер от вентиляторов развевал ее сверкающее платье, очерчивая изящные изгибы тела. Платье было почти прозрачным, без рукавов, с глубоким вырезом, оно сужалось к низу и заканчивалось где-то на середине бедра плотной полосой черной ткани, повторяющееся точно такой же лентой вокруг груди. Ноги казались бесконечными в высоких сапогах на шпильке - сексуальными до безобразия. Взгляд Эдварда поднялся по ее телу: голые бедра; сверкающее платье, облегающее тело; густой занавес волос, обрамляющих прекрасное лицо. Руки, держащие микрофон, были затянуты в длинные до локтя перчатки, обрезанные у костяшек пальцев. Она выглядела жесткой, неприступной, но чертовски горячей. Его глаза едва заметили других членов группы: огромный черный парень на барабанах и светловолосая женщина в узком черном платье на заднем плане рядом с Беллой, вместе с еще двумя мужчинами с гитарами по обе стороны сцены и Элис у них за спиной - все они ушли в небытие, осталась только ОНА.

Белла улыбнулась, когда группа начала тихо играть, ее глаза сканировали помещение. Эдвард не мог сказать, видела ли она его, но она сделала короткую паузу, прежде чем заговорить. Ее голос был теплым и великодушным, разливаясь из динамиков по всему залу.

- Добрый вечер! - Раздались аплодисменты, и она подождала, когда они стихнут. - Спасибо, что пришли и помогаете в борьбе с раком крови! Все здесь жертвуют своим временем, что показывает истинное лицо жителей этого города! Даже официанты и бармены жертвуют свои чаевые сегодня на наше общее дело, так что если они делают хорошую работу, пожалуйста, будьте щедрыми! – Последовало еще больше аплодисментов, свиста и криков.

- Это хорошо, что ты вернулась в группу, Белла! – выкрикнул мужчина с третьего стола сбоку от сцены и широко улыбнулся.

- Да, это здорово - вернуться! Я же говорила, что мы покажем рок этой суке [болезни]!

Лицо Эдварда расплылось в улыбке, когда зал снова разразился аплодисментами; ритм ударных и соло гитары известили о начале следующей песни.

Эдвард не знал, как долго он смотрел на нее, и не понял, как оказался далеко от своего стола, ближе к сцене. Она так уверенно двигалась по сцене, взаимодействуя с музыкантами своей группы и зрителями, так естественно, как если бы выступала всегда. Эдвард никогда не чувствовал такой гордости - даже миллиардные сделки, которые он заключал, бледнели по сравнению с этим. Даже поступление в Джульярд не наполнило его грудь такой гордостью, как сейчас. Белла завораживала, и он не мог оторвать от нее глаз. Она была воплощением секса - и это делало все только хуже, потому что уж он наверняка знал, на что способно ее восхитительное тело.

- Эдвард, - позвала его Хайди, оказавшаяся рядом с ним. - Я хотела бы поговорить с тобой, пожалуйста. Можем ли мы выйти на улицу, на минутку?

Он видел краешком глаза, как несколько раз она пыталась привлечь его внимание, но не имел желания вступать с ней ни в какие беседы.

- Не сейчас, - ответил он коротко.

Откуда ни возьмись, появилась рука Хайди и обернулась вокруг его предплечья, заставляя Эдварда оторвать глаза от Беллы и взглянуть на нее. Несмотря на темноту, он мог видеть слезы в ее глазах, когда свет от сцены мелькнул на ее лице.

- Пожалуйста, - взмолилась Хайди.

Эдвард повернулся к ней. Боль, которую он чувствовал эти последние недели, сделала его более чутким, поэтому его рука легла на ее плечо.

- Сейчас не самое подходящее время.

- Просто на минуту, - ее лицо исказилось от боли. – Пожалуйста. - Сказала она снова.

Эдвард вздохнул. Группа объявила перерыв, и все чего он хотел - пойти за кулисы и получить шанс поговорить с Беллой. Он никогда не был хорош в пресмыкательстве, но он любил ее и понимал, что сделает все от себя зависящее, чтобы вернуть ее. Сотни мужских глаз, обращенных к ней за последний час, убедили его не терять времени. Он еще не знал, как заставить ее выслушать, но попытается попробовать.

- Хайди, мне жаль, что ты расстроена. В самом деле. Но прямо сейчас я не могу.

Эдвард оставил ее и, поднявшись по лестнице, которая вела на сцену, оказался за кулисами. Его глаза искали Беллу в тусклом свете. Несколько членов группы прошли мимо него. Она стояла спиной к нему, а чьи-то мужские руки обнимали ее хрупкое тело. Она обняла мужчину в ответ, и он оторвал ее от пола. Легкие Эдварда стянули стальные тиски. Он вцепился в полу своей рубашки, пытаясь облегчить эту боль; все его благие намерения залило красным цветом гнева, вспыхнувшего в глазах. Это, конечно же, был Кайл. Фривольность между этими двумя разъедала внутренности Эдварда.

«Какого черта я делаю? Бегу к ней со всех ног, пока она наслаждается объятьями другого мужчины». Мысли Эдварда разбежались, рождая всевозможные тошнотворные предположения, о которых он не хотел даже задумываться.

Секунды показались годами, когда он наблюдал за их объятиями: как при замедленной съемке его пальцы скользили по ее спине, по голой коже под вырезом, едва прикрытым сеткой. Чем дольше Эдвард смотрел, тем четче в его голове звучала мысль: «Белла принадлежит мне, черт побери! Так что же она делает, резвясь в чьих-то чужих объятиях?» Кайл, все еще не отпускавший Беллу, поймал его взгляд и наклонился, чтобы сказать ей что-то, коснулся ее лица рукой, прежде чем ушел. Наконец, Эдвард смог прочитать имя на татуировке у него на плече, и ревность обдала его новой волной гнева. Белла повернулась, удивленный взгляд на ее лице начал превращаться в улыбку, ее черты смягчились.

- Эдвард, я хотела... – начала было она и сделала два шага к нему.

- Что, черт возьми, ты творишь? - прогремел он на нее, не слыша ее слова, его лицо исказилось от ревности. – Разгуливаешь как павлин и позволяешь мужчинам лапать себя!

Белла была поражена, в секунду ее лицо омрачилось, и она огрызнулась на него:

- Это не твое собачье дело! О, я знаю! Почему бы тебе просто снова не натравить на меня Дженкса? Я думала, что ты знаешь обо мне все, отслеживаешь каждое мое… Чертово. Движение! Это же Кайл! - сказала она, как будто это все объясняло.

- Я знаю, кто он, черт возьми! - Эдвард метнулся вперед, словно молния, и схватил ее за руку.

- Во что, черт возьми, ты одета?

- В одежду, - закатила Белла глаза и схватила бутылку с водой, которая стояла на одном из динамиков, пытаясь игнорировать агрессию Эдварда. – Знаешь что такое одежда? То, что ты одеваешь, когда не выносишь чьи-то мозги.

Эдвард дернул ее в сторону и попытался продолжить разговор на тон тише:

- Каждый чертов мужик здесь хочет тебя!

- В самом деле? Вау. Это оригинально! Бьюсь об заклад, ты сочинял это весь чертов день! - Она усмехнулась, одергивая руки и направляясь прочь, в самую глубь сцены, где стояли, разинув рты, Элис и Кристалл.

- Черт возьми! Тебе не уйти от меня! – взорвался Эдвард.

Она резко развернулась к нему, размахивая руками:

- Что ты здесь делаешь? Ты пришел, только чтобы довести меня, чтобы я не смогла доделать работу, которую должна выполнить? Ну, тогда вали отсюда! - Ее грудь быстро вздымалась, лицо покраснело, глаза сверкали яростью, она снова отвернулась и пошла прочь.

Эдвард догнал ее в четыре шага и развернул за плечо.

- Я сказал тебе в начале, милая, все, что тебе нужно сделать - это попросить! В любое время, в любом месте, любым способом, каким ты захочешь. – Эмоции затмили разум и потрясли его до глубины души, ослабив контроль над его действиями и словами.

- О, ради Бога! Заткнись и уходи!

Она споткнулась, зацепившись каблуком за провод от электрогитары, и начала падать. Руки Эдварда поймали ее, но она оттолкнула его и ударила по левой щеке так сильно, как только могла. Разочарование подняло злые слезы к ее глазам, рыдание вырвалось из груди.

- Не трогай меня! – прошипела она, ее карие глаза метали кинжалы. - Отпусти!

Собственный пульс Эдварда зашкаливал, дыхание срывалось, когда глаза встретились с болью во взгляде его сестры, стоящей за Беллой. Элис покачала головой и прикрыла рот ладонью. Эдвард остановился, его зеленые глаза искали карий взгляд Беллы, но не увидели в нем ничего кроме гнева и ненависти. Она с вызовом вздернула подбородок, глаза заблестели от слез, а дыхание срывалось с губ короткими фырканьями. Хотя он был в ярости, последнее чего он хотел - это обидеть женщину, которую любил больше чем собственную жизнь. Эдвард скользнул рукой по ее перчатке, сознательно делая выбор освободить ее. Он чертовски разозлился, грудь сдавило, но он был тем, кем был, и не сомневался, что не позволит своим эмоциям взять над собой верх. Ему повезло, что эта сцена между ними разыгралась за боковой кулисой, и только несколько человек стали невольными свидетелями этого.

Белла на дрожащих ногах подошла к роялю и заняла за ним свое место, желая создать какой-то барьер между ними. Она никогда не видела его таким злым, но он все стоял, глядя на нее; его грудь яростно вздымалась, руки сжимались в кулаки. Он был чертовски красив, даже сейчас. Ее голова упала на ладони, она изо всех сил пыталась совладать с собой. У нее все еще оставались полтора часа выступления - необходимо спеть еще десять песен без этого чертова надлома в голосе. «Если он не уходит, она сделает невозможным их дальнейший разговор единственным способом, который могла придумать». Ее пальцы забегали по клавишам, несмотря на то, что ее коллеги по группе не были еще за своими инструментами. Она заиграла и подняла голову.

То, что она увидела в следующий момент, чуть не сломило ее решимость, пальцы едва заметно дрогнули. Белокурая женщина стояла позади Эдварда, ее длинные пальцы с красным лаком обхватили его бицепс. Женщина потянула его за руку и что-то сказала, Белла не могла слышать что. Его глаза все еще прожигали ее душу, высасывая жизнь как жадная губка. Ей хотелось кричать, плакать и умереть. «Это, должно быть, Хайди. Кто же еще это может быть после вчерашнего телефонного звонка?»

«Уходи!» - прошептала Белла одними губами, ненависть к его предательству отразилась на ее лице.

Она закрыла глаза и проглотила комок в горле. «Боже, как больно». Но когда открыла их снова, начала петь. Боль и эмоции, заполнившие ее голос, обрушились на Эдварда.

Ты должен быть рядом,
Ты должен быть где-то здесь.
Где бы ты ни был -
Я жду.
Ночами, когда
Я убаюкиваю саму себя,
Я надеюсь, что благодаря моим мечтам,
Ты станешь ближе ко мне.
Ты слушаешь?


Рука Хайди скользнула вниз к ладони Эдварда, и его пальцы болезненно сжались вокруг нее, он резко повернулся и быстро зашагал прочь. Женщина бросила самодовольный взгляд через плечо, когда они стали пробираться сквозь толпу к лестнице. Белла была ошеломлена и смотрела на это в неверии. Он убил ее. Боль была так ужасна, хуже, чем она когда-либо могла себе представить, он сделал ясными свои намерения. Белла попыталась сосредоточиться на своих руках, на клавишах, позволяя боли вторгнуться в свой голос, когда образ ее мужчины, уходящего с кем-то другим, заполнил голову. Мучительные образы их обоих, занимающихся любовью, поглотили ее разум.

Услышь меня,
Я кричу,
Я готова теперь
Перевернуть мой мир вверх дном.
Найди меня,
Я потеряна в толпе,
Я кричу громче.
Мне нужно, чтобы ты увидел,
Что я кричу тебе, чтобы ты
Услышал меня.
Услышал меня.







Перевод песни взят: http://www.amalgama-lab.com

____________________
переводчик: rs-online
редактор: Илария

Источник: http://robsten.ru/forum/19-1302-115
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (08.04.2013)
Просмотров: 4006 | Комментарии: 66 | Рейтинг: 5.0/81
Всего комментариев: 661 2 3 ... 6 7 »
0
66   [Материал]
  Вот получается Хайди молодец, а Белла - дура

0
65   [Материал]
  Два идиота, влюбленных  cray
Только никак не пойму чего на балу делает Хайди и чего она этим звонком добивалась? 4
Надеюсь они все же помирятся JC_flirt

0
64   [Материал]
  Два влюбленных идиота  girl_wacko

1
63   [Материал]
  fund02016 fund02016 Хайди молодец , все просчитала , но просчиталась . Ей не вернуть Эдварда обратно , не после Беллы . А Белле точно нужен доктор . Нельзя так вести себя , нужно поговорить . Но ее неверие просто убивает все на корню . И если не она сама , то кто спасет их отношения ? Спасибо большое .

62   [Материал]
  И эта женщина помогает своим пациентам решать их проблемы... она бы со своей жизнью разобралась сначала... сапожник без сапог...

60   [Материал]
  Очень эмоциональная глава, Хайди явно все спланировала. JC_flirt

59   [Материал]
  Нашлась еще одна Анна Каренина, создает себе проблемы и мучается, и других не забывает мучать. Беги , Эдвард, она переедет себя поездом, а ты будешь страдать до конца жизни.

58   [Материал]
  Тупят по-страшному...детсад какой-то,а Белла - принцесса горшков((

57   [Материал]
  Нет слов, одни чувства.
Спасибо за главу! lovi06032

56   [Материал]
  Эммиммм, ну как-то уж слишком неоднозначно.... То прям любовь-любовь-любовь, не надышатся друг на друга, то какие-то поступки детские совершают, словно им лет по 15 и они в принципе впервые в отношениях с противоположным полом. Ну уж а о том, что Бэлла как бы крутой клинический психолог, который маньяков на чистую воду воду выводит, клиентов консультирует, а поступки ее говорят максимум об окончании средней школы, и говорить уже не буду. Тут и так все на нее злы.

1-10 11-20 21-30 ... 51-60 61-64
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]