Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В твоем мире. Ауттейк 5

Ауттейк «Бенджамин Йодер»

 

Я хотел всего лишь поцеловать Беллу, когда вел ее в сторону сарая.

Просто поцелуй, ведь у нас было так много времени.

Однако, всякий раз находясь рядом с ней, я терял себя.

Я был опьянен Беллой.

Ее вкус, ее запах, смешавшийся с ароматом сена, на котором мы лежали в конюшне, и я был переполнен своей потребностью обладать Беллой.

Коснуться ее.

Познать ее вкус.

Любить ее.

Белла была всем для меня.

Я услышал сдавленный стон, с силой прижавшись к ней. Мое тело дрожало от напряжения, ощущая нежность ее губ и жар ее тела, который я чувствовал своей кожей, вжимаясь в нее все сильнее.

Я знал, что если доставлю ей такое удовольствие, как случалось в наших путешествиях, то, возможно, она сделает для меня то же самое. Мне было необходимо снова почувствовать ее. Из моей груди вырвался хриплый рык, когда я буквально почувствовал ее набухший сосок между своих зубов, представив ее обнаженной перед собой.

О, это была моя ошибка. Это не то, что я должен себе представлять.

До сих пор мы сохранили некоторое целомудрие. Даже когда она стонала на заднем сидении своего грузовика, голая по пояс, я все еще не видел ее тело целиком.

Ну почему до свадьбы еще так долго ждать?

Почему я настаиваю на том, чтобы все было правильно?

Почему я настолько возбужден, когда  рядом с ней?

Она судорожно вздохнула и крепче вцепилась рукой в мои волосы.

 Мои губы ласкали Беллу, я ощущал вкус ее солоноватой кожи и едва различимый аромат мыла.

Я продвинул свою руку выше по ее оголенному бедру, приподнимая платье так, чтобы рука могла свободно двигаться.

Ее платье скрывало так много.

Позволит ли она мне коснуться ее сегодня?

Мне хотелось почувствовать это волшебное тепло снова.

И ее запах.

Единственная ночь, когда я смог исследовать ее своими пальцами, была откровением, была чем-то таким, чего я еще никогда не испытывал.

Ее запах на моих пальцах мучил меня всю ночь, много позже того, как она уснула.

Я хотел немного тех ощущений сейчас.

Просто коснуться.

Или попробовать на вкус.

Позволит ли она это?

Я пробежал пальцами по ее ребрам, прижимая  ближе, чтобы она почувствовала мою потребность в ней, прежде чем спуститься вновь. Она неровно вздохнула и прижалась ко мне крепче, ее дыхание стало глубже, когда я продвинул руку дальше в поисках самого заветного. Я поцеловал кожу между ее грудей, начиная двигать рукой.

Вниз.

Я хотел исследовать ее всю. Подарить ей удовольствие.

Чтобы она смогла подарить удовольствие и мне.

Здесь, на мягкой кровати из...

 - Привет?

Я отпрянул от ее груди, услышав голос Бенджамина снаружи.

Белла поспешила прикрыться, моя рука поправила юбку ее платья, под которой пряталась буквально несколько мгновений назад. Я пытался восстановить дыхание и натянул рубашку, вытирая губы, пытаясь скрыть любое доказательство того, что сейчас происходило.

- Эдвард? Ты там?

Я сделал глубокий вдох и посмотрел на Беллу, чтобы убедиться, что она одета, перед тем как вышел на свет. Она застегнула последнюю застежку своего платья и кивнула, приглаживая волосы, пока я неуклюже стоял, поправляя брюки. Было трудно выйти оттуда, когда мое тело было болезненно напряжено, а Белла лежала там настолько призывно.

Почему Бенджамин здесь?

Полагаю, это лучше, чем если бы здесь нарисовалась Элис.

Сомневаюсь, что Элис стала бы спрашивать перед тем, как войти.

Мы бы просто обнаружили, что она смотрит на нас в самый неподходящий момент.

Беджамин стоял в открытом дверном проеме. Он поднял глаза, бросив на меня быстрый взгляд и столь же быстро отведя глаза.

- Бенджамин, - сказал я, чувствуя, что мой голос все еще слегка хрипит. - Прекрасный день. Не ожидал тебя увидеть.

Я отошел подальше от конюшни, где мы скрывались с Беллой, чтобы дать ей шанс привести дыхание в норму.

- Прости. Эсми сказала мне, ты здесь. Я что-то прервал? - спросил Бенджамин, осклабившись в улыбке.

- Нет, я просто чистил конюшни, - спешно ответил я, с тревогой смотря на его улыбающееся лицо.

- Я могу помочь.

- Нет. Я уже почти закончил. Как насчет того, чтобы попить чего-нибудь? Я безумно хочу пить, - я развернулся на каблуках в сторону от сарая.

- Ты выглядишь довольно румяным. Не стоит так перенапрягаться.

Я выпрямил спину, увидев, как Бенджамин встал рядом со мной в свете солнца. Я нервно прочистил горло и бросил взгляд через плечо, чтобы посмотреть, где  Белла. Но темнота сарая скрывала ее от меня. Разворачиваясь, я заметил, что Бенджамин улыбается.

- Что? - спросил я.

Он покачал головой и просто усмехнулся.

Я пристроил свою шляпу на крючок, когда мы входили, и заметил, как несколько сухих травинок упали на пол. Бенджамин посмотрел туда, куда они упали, и его рука, вешавшая на крючок его шляпу, остановилась на полпути. Он снова поднял глаза, ухмыляясь.

- Ты просто оставил ее там? Прости, Эдвард. Я не хотел вас прервать, - усмехнулся он и прошел по направлению к столу.

Я провел пальцами по своим волосам, чувствуя солому, запутавшуюся в них. Было бы невозможно вытащить все, да и как-то объяснить это тоже было довольно трудно.

Ну не может у тебя в волосах появиться солома, если ты просто чистишь конюшни.

- Тебе бы следовало быть чуть более осторожным.

Я нахмурился, глядя на Бенджамина и разливая остатки чая. Надо не забыть заварить еще завтра.

-  Я не знаю, о чем ты говоришь, Бенджамин, - пробормотал я и передал ему стакан, садясь напротив.

Его взгляд, направленный на меня, лучился озорством. Однако он тут же посерьезнел.

- Тебе нравится эта девушка? - тихо спросил он. - Эта англичанка?

Его слова вывели меня из себя.

- Она больше похожа на амишей, чем большинство девушек здесь, Бенджамин, - возразил я.

 - Не сомневаюсь. Именно поэтому ты был с ней в сарае? - парировал он.

Однако мой оскал заставил его снова принять серьезный вид.

- Она все еще чужак для большинства здесь, Эдвард. Ты видел, как это происходило со мной? - нахмурился он, глядя в свой стакан.

- У твоего отца шоры на глазах, - заявил я. - И нам от этого не легче.

Бенджамин издал какой-то непонятный звук и отпил чай.

- Он не позволит тебе жениться на ней, Эдвард, - сказал он как ни в чем ни бывало.

- У него нет ни одного аргумента против этого, - ответил я.

- Она англичанка. Он не захочет, чтобы его преемник женился вне общины, - сказал Бенджамин. Его жесткий голос не скрывал эмоций.

Я тряхнул головой и поставил стакан на стол.

- Я не хочу быть епископом.

Он перегнулся через стол и уставился на меня.

- На самом деле, у тебя нет выбора, Эдвард. Ты ведь уже начал ходить на уроки крещения? А она? - спросил он.

Я отвел взгляд и качнул головой.

- Ты не можешь жениться на ней, не крестившись, Эдвард. И когда ты пройдешь через обряд крещения, ты станешь епископом. Вот к чему все это идет, - сказал он и сел ровно на стуле.

- Это было твое место, Бенджамин. Ты был избран. И ты все еще можешь вернуться… - начал было я, но его смех прервал меня.

- Святой отец не хочет, чтобы я был его преемником, Эдвард! Это стало более чем очевидно, когда он выставил меня! Он сказал, я запятнал свою честь, обрюхатив свою девушку! Он не хочет даже, чтобы я появлялся в общине! - прошептал он.

- Твой отец, может, и не хочет, однако остальная община видит все совсем иначе. Ты можешь вернуться, - снова сказал я.

- Это то, чего ты ждешь? - спросил он, вновь наклоняясь ко мне.

Он тряхнул головой.

- Так вот почему ты не проходишь обряд крещения! Ты хочешь, чтобы я вернулся и занял место, принадлежащее мне по праву! - воскликнул он, его голос надломился, глаза не мигая смотрели на меня.

- У тебя есть здесь это место, Бенджамин - сказал я.

- Я не достоин быть духовным наставником. Бог не принял бы меня сейчас, - тихо прошептал он, его злость внезапно исчезла.

Я посмотрел в его глаза, в них отражались боль и внутренняя борьба.

Он хотел вернуться домой. Я видел это. Так же, как и я хотел сделать домом это место, но, не имея поддержки, я мог видеть, как он сдерживается, чтобы не попросить помощи.

Он нуждался в руке помощи так же, как и я.

И я протянул ему свою руку ладонью вверх.

Он бросил на нее опасливый взгляд, будто это была ядовитая змея, готовая броситься на него в любой момент.

- У тебя есть вера, Бенджамин. Тебе просто нужен кто-то, кто примет тебя обратно с распростертыми объятиями, - прошептал я.

Он снова тряхнул головой.

- Бенджамин, - сказал я с большим нажимом. - Мне нужна помощь на моей ферме. Тебе нужно вернуться домой. Так что сделай мой дом своим мостом. Помоги мне, и я верну тебя в общину.

- Я не могу, - пробормотал он.

- Почему? Ты счастлив в мире англичан? Сам знаешь, к чему это может привести, - сказал я и вытянул свою руку более уверенно.

- Я не могу прийти домой, Эдвард, - прошептал он, отпрянув от моей руки.

- Что случилось? Что на самом деле случилось между тобой и твоим отцом? - спросил я.

Он вздохнул и посмотрел в окно поверх моего плеча.

- Меня соблазнили, и я поддался, Эдвард.

Я покачал головой и выпрямился на стуле.

- Явно должно быть что-то еще. Если это – все, что произошло, то ты можешь вернуться домой. Почему твоя мать обезумела от горя, видя, как ты покидаешь их? Почему ты не встретишься с ней? - продолжил наседать я.

Его губы вытянулись в ниточку, и он закрыл глаза, прежде чем начать говорить каким-то отстраненным голосом.

- Мать пыталась остановить меня. Умоляла меня не уходить. Моя учеба была завершена, и все, что было нужно сделать – присоединиться к Пути. Однако святой отец не позволил бы мне этого. Не после того, что я натворил. Я много вещей натворил, пока учился, Эдвард. Отец узнал, что Бет беременна. Он был в ярости от того, что я пошел против наших устоев и спал с англичанкой. А потом еще и ребенок... Я был далеко не в самом лучшем положении. Я только узнал о Бет. И я хотел жениться на ней, Эдвард. Однако она не хотела быть такой, как мы. Это был выбор между ее или моим долгом...

- Мне жаль, Бенджамин, - прошептал я, пытаясь утешить его.

Он вздохнул и продолжил.

- Отец был в ярости. Понимая, что ты не видишь своего предназначения в церкви, и что я сделал с Бет и что из этого получилось, он выплеснул на меня всю свою злость на внешний мир. Он не принял бы меня обратно. Я недостоин сменить его на посту епископа, - сказал Бенджамин и открыл глаза. – А то, что я сказал ему в порыве гнева, окончательно закрыло для меня все пути к возвращению, Эдвард, - сухо произнес он.

- Нет ничего такого, что ты мог бы сказать, и что заставило бы Бога отвернуться от тебя, Бенджамин. То, что произошло с твоей женщиной – не первая ошибка мальчика. Румспринга (п.п.: этим словом у амишей называется подросток в возрасте от 14-16 лет и до того момента, когда он сделает окончательный выбор: принять крещение и стать членом Церкви амишей либо покинуть общину. Встречается мнение, что в это время молодым амишам разрешается или даже поощряется «исследовать» или «испытывать» внешний мир, нарушая традиционные для них правила поведения) именно для этого и существует. Найти себя, превзойти собственные пределы. Найти верный путь. У тебя правильные намерения взять на себя ответственность. Он не может винить тебя, только простить. Еще не слишком поздно, - возразил я.

Бенджамин резко качнул головой и издал отчаянный стон.

- Я отвернулся от Бога в тот день, Эдвард. Я сказал  отцу, что я ненавижу все, что он превозносит. Что он был дураком, верящим Слову. Я отверг Бога в тот день, - прошептал он, и мне показалось, я почувствовал боль в его неровном вдохе.

Я наклонился к нему и мягко коснулся  плеча.

- Бог знает, что ты не имел это в виду, Бенджамин. Это испытание. Это Его решение – вернуть тебя домой. Укрепившегося в своей вере, уверенного в своих принципах. Твой отец не может судить тебя за ту вспышку гнева, вызванную его упорством. Он был зол. Ты был зол. Время простить и вернуться домой, - объяснил я, мой голос был мягок.

Он вздохнул и закрыл глаза.

- Я думал, что мой дом был с Бет. Однако тот мир другой. Я был очарован им и Бет и представить не мог, что она может и не полюбить меня так же сильно, как я ее. Эдвард, я не хочу, чтобы  однажды ты обнаружил, что  нуждаешься в Белле так же сильно, как я в Бет, а она не хочет жить такой жизнью, - с горечью произнес Бенджамин.

- Белла хочет жить такой жизнью. Она хочет быть со мной, - сказал я и покраснел от того, что выпалил.

- Уверен, что это так, - усмехнулся он.

Однако это было правдой, Белла хотела больше, чем просто мое тело.

Я тряхнул головой.

- Мы с Беллой еще не... - я запнулся. – Я хочу сказать, я люблю ее, но мы еще не делали этого.

Бенджамин тихо рассмеялся и протянул руку, достав из-под моего воротника несколько сухих травинок.

- То есть ты говоришь мне, что я ничему не помешал? - спросил он.

- Я не сделаю этого до тех пор, пока мы не поженимся, Бенджамин, - уверенно заявил я.

Говоря по правде, ощущение Беллы в моих руках затуманило мой разум похотливыми мыслями, но я был уверен, мы бы остановились, как только все начало бы заходить слишком далеко.

Бенджамин молчал, оценивая мою реакцию, пока я сидел, сдерживая порывы своего тела.

- Ну что ж, - сказал он с печалью. - Сделай то, чего не смог я. Почитай ее. Ты всегда был лучше в этом аспекте.

- Не без усилий, Бенджамин, - пробормотал я, нервно усмехнувшись, когда раздался его громкий смех.

- Ну, наконец-то! Я уж боялся, ты никогда не поймешь, что хорошего в том, чтобы обнимать девушку! - сказал он и тряхнул головой, успокаиваясь.

- Белла не такая, - вступился было я, однако с Бенджамином было приятно и легко разговаривать.

Я соскучился по своему другу.

Он кивнул и отпил еще глоток из стакана, прежде чем поставить его на стол и глубоко вздохнуть.

- Ты любишь ее? Действительно? - спросил он с серьезным выражением лица.

- Я собираюсь жениться на ней, - ответил я.

Несколько мгновений он выглядел задумчивым, а потом вновь отвел глаза в сторону окна.

- Будет непросто уговорить моего отца позволить ей быть твоей женой. Особенно учитывая всю ту ответственность, которая ложится на твои плечи, - сказал он так, словно обращался к самому себе.

- Ну, так вернись к нам. Я не хочу быть епископом. А ты был избран для этого. Вернись домой и возьми эту ответственность на себя, - сказал я и вновь протянул ему свою руку.

Бенджамин посмотрел на мою руку и тяжело вздохнул.

- Я хочу вернуться домой, Эдвард. Однако я не тот преданный Богу человек, который нужен этой общине. Людям нужен кто-то, кто не сломится под натиском соблазнов. Мой отец не позволит этого.

- Тогда вернись домой и будь там, где тебя ждут и любят. Твоя мать ждет твоего возвращения. Я нуждаюсь в тебе. Мне нужен мой друг и мой брат. Ты всегда можешь прийти в мой дом до тех пор, пока не найдешь свое место здесь, - предложил я.

Он выдержал паузу, повисла давящая тишина.

- Я подумаю об этом, Эдвард, - ответил он и встал, допивая чай.

Я встал вслед за ним, и мы прошли до передней калитки, вычищенной Беллой примерно неделю назад. Я посмотрел в сторону сада и увидел, что она поливает грядку с бобами. Белла раскраснелась от жары, и мягкий блеск вокруг лба подсказал мне, что ей жарко.

Я слышал смешок Бенджамина, когда он присел на качели.

 - Она выглядит полной энтузиазма в попытках заставить твой вызывающий жалость сад процветать, - легко сказал он.

Я оскалился и плюхнулся рядом с ним.

- Она хочет больше, чем просто процветающий сад, - ответил я.

- Уверен, особенно глядя на количество сена, которое Элис Каллен, кажется, обнаружила в ее волосах, - сделал он вывод.

Я посмотрел в их сторону и увидел, как они идут в сторону насоса для воды. Лицо Беллы заливал смущенный румянец, когда Элис, усмехаясь, выпутывала из ее волос сухие травинки.

- Покрывало решило бы проблему, - услышал я шепот Бенджамина.

- Что ж, перед всеми моими будущими начинаниями я сначала приду к тебе за советом, - буркнул я, усмехаясь, когда он протянул мне руку для хлопка, как в детстве.

Мы смотрели, как девушки бредут обратно в сад, глаза Беллы несколько раз выискивали меня, пока сама она смеялась и разговаривала с Элис. Казалось, ей нравится быть в моем доме.

Я без усилий представлял ее здесь.

- Тебе скоро придется начать учебу, Эдвард. Или же тебе придется жениться на ней поздней зимой, как раз, когда нужно будет начинать посевы. Не хочешь же ты провести лучший период зимы, все еще ухаживая за ней? - сказал он.

Я покраснел и посмотрел на него с отвращением.

- Я не думаю об этом, Бенджамин! Я с трудом понимаю, что произойдет через день, не говоря уж о зиме, - отрезал я.

- Или не произойдет, -  подколол он меня, рассмеявшись от одного вида меня, старающегося скрыть свою улыбку.

И правда, большинство детей рождалось в августе или сентябре. Не составляло труда подсчитать, когда эти дети были зачаты.

Глубокой зимой количество различных видов занятий невелико.

- Прекрати. У меня только чистые мысли о Белле, - проворчал я.

- Конечно. Ты собираешься на ужин со всей этой соломой в волосах? У Беллы есть друг, который помогает ей прятать улики. Ты, однако... - съехидничал он, чем заставил меня тряхнуть головой и осыпать его сухой травой с головы до ног, пока он смеялся и пытался меня оттолкнуть.

Было здорово снова быть с ним вместе.

И, несмотря на то, что я мог видеть печаль в глазах Бенджамина, я знал, он счастлив, что вернулся домой.

Возможно, подбодрив, я все же смогу вернуть его в общину. Сейчас-то он был здесь. И это было большим шагом вперед по сравнению с тем, как обстояли дела несколько месяцев назад.

Он хотел вернуться к своей жизни здесь. И независимо от того, что он сказал по поводу потери веры, Бенджамин Йодер был ближе к Богу, чем любой из нас. Он был человеком, у которого Священное Писание просто рекой лилось из уст.

Он мог потерять это сейчас, однако я знал, что как только он вернется домой, все снова будет по-прежнему.

Так что я буду продолжать работать над этим. Подбадривать его.

Это было эгоистично с моей стороны, я знаю. Однако я видел Беллу в моем саду, за моей спиной был мой дом. Я хотел провести с ней и  близкими мне людьми каждую минуту своей жизни.

Я узнал, что есть другие способы прославлять Его.

И роль епископа больше не была моей судьбой.

Отныне это был завет Бенджамина. Бенджамин – тот, кого избрал Бог.

Поэтому я буду молиться за то, чтобы он вновь нашел свой свет.

И молиться за то, что он вернется на принадлежащее ему место до того, как истечет отведенное мне время.

Это было авантюрой – начинать учебу с Беллой. Однако у меня было четыре с половиной месяца, чтобы убедить Бенджамина вернуться.

И я был готов сделать все, что угодно, чтобы вернуть своего друга, или блудного сына, если хотите, в общину.

Для этого пришло время.

___________________________________________

Спасибо за редакцию: Анка72 и Свету

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/96-1531-34
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Valentina (08.05.2017) | Автор: Valentina
Просмотров: 638 | Комментарии: 16 | Рейтинг: 5.0/18
Всего комментариев: 161 2 »
avatar
0
16
Спасибо за главу.С удовольствием прочитала историю и жду продолжения.
avatar
0
15
Спасибо! С нетерпением жду продолжения! good  lovi06032
avatar
0
14
Спасибо за продолжение! good  1_012
avatar
0
13
Спасибо за главу! good
avatar
0
12
Бенджамин хочет вернуться и Эдвард ему в этом поможет.
avatar
0
11
Спасибо. Судя по тому, как Эдвард нашел подход к Бенджамину, из него тоже получился бы хороший епископ
avatar
0
10
Спасибо за новую главку
avatar
1
9
Большое спасибо за перевод ауттейка! lovi06032 Это потрясающая история! С нетерпением жду ее продолжения. good  hang1
avatar
1
8
Спасибо за новую главку, ждем продолжения.  lovi06032
avatar
1
7
Спасибо большое за ауттейк! lovi06032
1-10 11-16
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]