Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В ТВОЕМ МИРЕ. ГЛАВА 15
15. Прощение


Пока я копалась в холодильнике, ища что-нибудь на завтрак, Эдвард стоял рядом, не отпуская меня ни на шаг. Я выпрямилась и покачала головой.

– Не густо. Разве только, тост, – произнесла я, осматривая кухню.

– Мне не нужно ничего особенного, Белла. Я много раз обходился тостами или фруктами на завтрак, – пробормотал он, лаская мою руку.

Я закрыла глаза в ответ на его прикосновения, все еще не веря в то, что Эдвард здесь, со мной.

Мне хотелось побаловать его.

Делать для него все: просто чтобы он знал, как много для меня значит.

Прижавшись к нему, я больше всего на свете хотела, чтобы этот момент длился вечно.

– Ты хорошо спала? Тебе, наверное, было неудобно, – прошептал Эдвард, лаская пальцами мою шею.

Вздохнув, я улыбнулась.

– Я давно не спала так хорошо, Эдвард. А ты? – я открыла глаза и увидела, как он склонился надо мной.

Он коснулся губами моей щеки, его теплое дыхание щекотало кожу.

– Мне хорошо спалось, ведь рядом была ты, Белла. – И он обнял меня, прижимая крепче.
Мы простояли так некоторое время, чувствуя дыхание друг друга, пока у него не заурчало в желудке. Я отстранилась от все еще державшего меня в объятиях Эдварда и засмеялась, впервые с того времени, как покинула Калленов.

Я чувствовала себя хорошо.

– Ну что, давай приниматься за тосты? И, может, после этого уже чем-нибудь займемся? – предложила я, смеясь над тем, как это прозвучало.

Эдвард неловко улыбнулся и кивнул, затем отошел к раковине и, скрестив руки на груди, стал за мной наблюдать. С этим занятием можно было управиться в одиночку, но я была уверена, что ему хотелось мне помочь. Время от времени он осматривал комнату, ища, чем ему можно было бы заняться, чтобы не стоять без дела на месте.

Я была уверена, что скоро он начнет чувствовать себя неуютно в этом доме.

Уйдя в свои мысли, я хмурым взглядом смотрела на тостер.

Нам нужно было бы выйти.

Эта идея пугала, хотя Чарли и уверял меня, что он позаботился о Джейке.

Мне все еще было страшно.

У него были друзья.

События последних дней пошатнули мою уверенность в собственной безопасности. И тем более теперь, когда Эдвард здесь, со мной, мне не хотелось бы, чтобы он рисковал собой, защищая меня от друзей Джейка.

Друзья Джейка…

Неужели он действительно наладил связь с Джеймсом и Викторией? Будут ли они поджидать нас, когда мы вернемся? Как поведет себя Джеймс?

– О чем ты думаешь? – мягко спросил Эдвард.

Подняв глаза, я встретила полный тревоги взгляд. Я покачала головой, избегая разговора, который непременно состоится, как только поджарятся тосты. Не говоря ни слова, я намазала их маслом, и мы сели за стол, на котором уже стояли сок и варенье. Несколько секунд Эдвард молча смотрел, как я положила на тост немного варенья и откусила кусочек, все еще пребывая в плену своих мыслей.

– Белла, – начал он и уставился на свою тарелку. Когда я вновь встретилась с ним взглядом, он казался более уверенным, но все равно старался быть осторожным со мной.

– Я просто пытаюсь все обдумать. Так много мыслей. И слова Чарли… – пробормотала я, – …и я все еще не знаю, как попрощаться. Еще так много нужно сделать.

– Возможно, мы сделаем это вместе?

Я молча наблюдала, как он ест. Теперь я никогда не хочу с ним расставаться. Меня тяготила мысль, что нужно будет возвращаться, потому что там мы окажемся под более бдительным наблюдением, чем здесь. Общие проблемы сблизили нас в эту ночь, и мысль о возвращении вселяла в меня чувство тревоги. Я подумала о том, насколько больше могло бы связывать меня с этим человеком, и как сильно я этого хочу.

Здесь мы могли бы избежать постоянного вмешательства в нашу жизнь Старейшин.

Сможет ли он так?

Или ему будет не по себе? Я уже заметила, что он странно чувствует себя в этом доме.

Может, нам следует максимально приблизить нашу жизнь к его жизни в том мире.

Я только хотела быть к нему ближе.

Я хотела показать ему то, чего он, вероятно, никогда не видел.

Но чем я могла удивить его перед тем, как мы вернемся в его мир?

В Форксе нет ничего особо интересного. И я не знала, как долго мы тут пробудем.

Что здесь может его привлечь?

Перед тем, как мы уедем домой.

Мне так сильно хотелось туда вернуться. Даже зная, что там мы должны будем соблюдать дистанцию.

– Нам нужно будет связаться с Элис через несколько часов. Она будет волноваться, – сказал он таким тоном, будто составлял список дел на день.

Я кивнула.

– Я должна сходить в полицейский участок и поговорить с помощником Стивенс об образце ДНК. – Я отвела взгляд, пытаясь не вспоминать событий последних дней.

Эдвард кивнул и, закончив завтрак, поднялся, чтобы положить грязную посуду в раковину.

– Я не желаю прощать ему то, как он обошелся с тобой.

– Я тоже, – ответила я и судорожно сглотнула, когда он обернулся и посмотрел на меня полным сожаления взглядом.

– Но мы должны. Мы не можем поступить иначе, – прошептал он и ушел сполоснуть посуду.

Я чувствовала себя опустошенной и злой.

Я никогда не прощу Джейка. Одна мысль об этом угнетала меня.

«Почему мы должны его прощать?» – вертелось у меня в голове.

«Если ты держишь зло на другого человека, прости ему, чтобы твой небесный Отец смог простить тебе твои грехи», – услышала я тихий голос.

Я сидела молча, опустив глаза, и думала о том, сколько еще мне надо сделать для того, чтобы быть такой сильной, как Эдвард. От одной мысли о том, что мне еще когда-нибудь придется столкнуться с Джейком, у меня по спине бежали мурашки. Я почувствовала нежное прикосновение рук Эдварда. Он поднял мое лицо, чтобы я могла его видеть.

– Тебе не нужно с ним встречаться, Белла. Прости его всем сердцем и осознай, что ты закрыла дверь в прошлое. Мы попрощаемся со всем, что тебя печалит, и начнем все заново. Я верю в тебя. У нас все будет хорошо.

– Ты его простишь? – спросила я и почувствовала, как сжалось мое сердце под взглядом его добрых глаз, лишь на миг сверкнувших темным огоньком.

Огоньком, который мне не нравилось в нем видеть.

– У меня нет выхода. Но уверенность в том, что мы больше его не увидим должна помочь мне справиться с гневом, который выворачивает меня наизнанку, когда я думаю о том, какой вред он тебе причинил, – тихим голосом произнес Эдвард.

Я кивнула и поднялась с места, удрученная чувством, которое возникло внутри.

Он верит в меня.

Но моя вера в себя была настолько мала, что я боялась не оправдать его ожиданий.

– Мне нужно в душ. А потом нам надо будет выйти купить продукты и уладить кое-какие дела, – сказав это, я собиралась уйти, но он притянул меня к себе и обнял; тепло его тела действовало на меня успокаивающе.

– Я верю в тебя, – прошептал Эдвард и поцеловал меня в лоб, перед тем как отпустить наверх в ванную комнату.

Вода стекала по волосам, а в голове роились мысли. Я думала о том, смогу ли я сделать так, как говорил Эдвард. Мало просто простить Джейка. Для того чтобы покончить со всем здесь, мне надо простить и Чарли. Мне надо попрощаться с Рене. Интересно, она хоть знает о том, что я уезжала. Я с большим усердием начала тереть кожу, злясь на себя за то, что позволила столь многим людям себя контролировать.

Маме.

Папе.

Джейку.

Почему, когда я ушла жить в место, которое так далеко от нашего мира, я наконец-то раскрылась и стала счастливой?

Потому что Эдвард относился ко мне с уважением.

Он никогда меня не унижал и не притеснял.

Он заботился обо мне.

Он верил в меня.

Я с силой нажала на ручку крана, чтобы перекрыть воду.

Пришло время действовать.

И верить.

От этих мыслей я почувствовала прилив энергии. Я улыбнулась своему отражению в зеркале, увидев, что синяки сходят, а это признак того, что я двигаюсь вперед. Из ванной я выходила, полна надежд.

По крайней мере, пока не услышала звук открывающейся двери Чарли.

Я обернулась, чтобы увидеть его нахмуренное лицо.

Настроение у него было не из лучших.

– Собралась куда-то? – Его голос был хриплым от усталости.

– Нам нужны продукты, и я хочу показать Эдварду город, – ответила я.

Он мельком взглянул вниз, затем повернулся ко мне и кивнул.

– Я должен поговорить с тобой кое о чем. Не задерживайся, – проворчал он, заходя в свою комнату и закрывая за собой дверь.

У меня возникло минутное желание прыгнуть в грузовик и уехать немедля, послав все прощания и результаты теста к чертовой матери.

Вера и прощение.

Дорогой ценой они мне достанутся.

Я поспешила в свою комнату и быстро переоделась, желая побыстрее найти Эдварда и наконец уехать из этого дома. Зайдя на кухню, я схватила деньги, которые Чарли складывал в жестяную банку для покупки продуктов, и отправилась на поиски Эдварда.

Я нашла его в гостиной. Эдвард стоял посреди комнаты, его взгляд был прикован к телевизору. Я улыбнулась и вошла в комнату, чем вывела его из оцепенения. Увидев меня, он сконфуженно кивнул.

– Я случайно его включил и не смог выключить. Мне не нравится то, что показывают по этому телевизору.

Я взяла у него из рук пульт, похлопала по задней стенке, чтобы задать батарейкам встряску и нажала «выкл».

– По телевизору точно скучать не буду. Он захламляет мозги, – засмеялась я, а Эдвард в ответ лишь кивнул головой.

Он уже оделся, найдя что-то в сушилке. На мгновение я залюбовалась им в английском одеянии.

Это все больше отвлекало меня от мыслей о событиях вчерашнего дня.

Застенчиво улыбаясь, Эдвард изучал свой наряд и мельком поглядывал на мой.

Футболка хорошо сидела на его могучей груди, а из V-образного выреза торчало несколько волосков. Вчера в ванной я даже не заметила, насколько он красив. Но английская одежда открыла его сильные руки, длинную шею и длинные ноги, которым так шла эта форма джинсов.

Он и вправду выглядел очень…

– Прекрасно.

Я вздрогнула от звука его голоса и подняла глаза.

– Ты выглядишь просто прекрасно, Белла, – прошептал он и смущенно затоптался на месте.

Я не знала, как мне реагировать.

Я никогда не считала себя красавицей.

– Хм, ты хочешь посмотреть город? – спросила я, чтобы сменить тему.
Он взял меня за руку и утвердительно кивнул, с улыбкой увлекая меня к двери. Я на минуту остановилась на выходе и сделала глубокий вдох.

Эдвард открыл дверь, и мы оба залюбовались ярким солнечным днем.

– Прекрасный день, чтобы начать все сначала, – шепнул он.

На улице ярко светило солнце. Но это было уже не то красочное великолепие Айовы, какой-то холодок чувствовался среди темно-зеленой листвы. И все же день был таким светлым, что наполнял душу чем-то новым, чем-то таким, чего я не чувствовала здесь уже несколько дней.

Новый день.

Начало новой жизни.

– Прекрасный день, – повторила я, сжимая его руку, и мы шагнули навстречу солнцу.
Я вздохнула с облегчением, почувствовав себя, наконец, свободной и не смогла сдержать смеха, увидев, как Эдвард пялится на мой старый грузовик. Скользнув на водительское сидение, я жестом пригласила его сесть рядом. Немного поколебавшись, он присоединился ко мне. Легко проведя пальцами по панели приборов, Эдвард улыбнулся.

– Я не уверен, хочу ли я знать эту часть твоего мира, Белла. Этот зверь выглядит старше, чем Иезекииль, – он не смог сдержать смеха, увидев мое нахмуренное лицо.

– Это неплохой грузовик. Не надо над ним глумиться, он довезет нас куда нужно, – ответила я и повернула ключ зажигания.

Этот грузовик, наверное, был у Чарли на ходу весь этот месяц, пока меня не было, потому что только раз раздался выхлоп. Это заставило меня похохотать над Эдвардом, у которого от такого внезапного явления расширились зрачки. Закатив глаза, я нажала на газ и выехала на дорогу. Должна признать, что единственной вещью, по которой я скучала, был мой грузовик. В какие бы ситуации я ни попадала, он всегда был со мной.

Эдвард не переставал наблюдать за мной с изумлением.

Подъехав к полицейскому участку, я выключила мотор и с опаской посмотрела на Эдварда, не зная, какое впечатление произвела на него эта поездка.

Но он радовался, как ребенок, время от времени оборачиваясь назад на тот путь, который мы проехали.

– Очень интересно видеть тебя в такой роли. Мне нравится, – произнес он и вышел из грузовика, чтобы открыть мне дверь.

– Я та же Белла, что и была, – шепнула я, когда он взял меня за руку и захлопнул за мной дверцу автомобиля.

– Я знаю. Но ты выглядишь более уверенной, когда сосредотачиваешься на делах. Не могу дождаться, когда мы вернемся домой, и я увижу тебя такой, как прежде.

Интересно, буду ли я такой, как он хочет, когда мы туда вернемся?

Действительно ли я изменилась? Я не заметила в себе перемен. Но Эдвард, кажется, убежден в обратном.

Он верит в меня.

Мы зашли в полицейский участок, – место, так хорошо знакомое мне из прошлого, и тем более странным казалось то, что теперь я пришла сюда как человек, нуждающийся в помощи. Помощник Стивенс как раз выходила из подсобки, когда мы вошли. Увидев рядом со мной Эдварда, она едва заметно вздрогнула.

– Белла! Так рада тебя видеть! Я как раз собиралась позвонить, но потом подумала, что твой отец, должно быть, рассказал тебе о том, что случилось, – сказала она, подходя ближе, время от времени бросая взгляды на моего спутника.

– Он сказал мне кое-что, – я жестом указала на Эдварда. – Это Эдвард, помощник Стивенс.

Эдвард протянул ей руку, и они обменялись дружеским рукопожатием.

– Очень приятно, – улыбнулась она.

– Спасибо, что помогали Белле в этом деле, – ответил Эдвард.

– Это моя работа. Я очень рада, что сейчас кто-то есть рядом с ней, – и она жестом пригласила нас к своему рабочему столу.

Я осторожно опустилась на стул и заметила на столе папку со своим именем. Мое радостное настроение тут же улетучилось от мысли о том, почему эта папка выглядит толще, чем должна. Помощник Стивенс заметила, с каким трепетом я смотрю на эту вещицу и, отодвинув ее в сторону, попыталась привлечь мое внимание непосредственно к своей особе.

– Ты знаешь, что Джейк под арестом? – осторожно спросила она.

Я кивнула. Стивенс вздохнула и потерла глаза, пытаясь скрыть усталость, которую они выдавали.

Она выглядела так, как будто не спала всю ночь.

В то время как Чарли был дома.

– Отец рассказал тебе, что случилось? – спросила она, не убирая руки от лица.
– Только то, что он обо всем позаботился, и что Джейк отчаянно сопротивлялся, – ответила я, не зная, нужно ли говорить больше. Помощник Стивенс хмыкнула.

– Так что случилось? – спросил Эдвард, беря инициативу в свои руки. Она открыла глаза и повернула голову в строну офиса моего отца, который сейчас был закрыт на ключ.

– Вчера вечером твой отец пришел очень расстроенным из-за чего-то, что ты сказала ему дома. Что-то насчет Джейка, что зашло очень далеко, и что стало явным, когда ты была в больнице. Но еще больше он был расстроен из-за самого Джейка. Он зашел в свой офис, взял оружие и пулей вылетел из полицейского участка, никому ничего не сказав, – начала рассказывать Стивенс и грустно покачала головой. – Позвонил он где-то часа через три и попросил прислать машину скорой помощи. Когда я туда добралась, они грузили Джейкоба на заднее сидение автомобиля. Он был без сознания и сильно избит. Разбитый нос, сломанная челюсть, кровоподтеки. Твой отец только сказал, что Джейк сопротивлялся. Это дело находится на контроле у окружного шерифа. Но это еще не все, Белла, – добавила она, легонько постукивая пальцами по папке.

Кивком головы я дала ей понять, чтобы она продолжала. Нам обеим хотелось поскорее закончить с этим.

– Сюда привлечены федералы. Так как это случилось в Айове, я связалась с ФБР. Они с местными адвокатами будут выяснять, где проводить расследование. Скорее всего, это будет в Айове из-за конфликта интересов с твоим отцом. К сожалению, твой папа может быть во всем этом замешан, – она сделала паузу, чтобы оценить мою реакцию.

– Что вы имеете в виду? – спросил Эдвард вместо меня.

Он, должно быть, понимал, как трудно мне было говорить.

Это было слишком. Это было больше, чем я могла вынести.

Она переводила взгляд с него на меня, наверное, пытаясь понять, все ли можно говорить в его присутствии. Потом кивнула и открыла папку, где хранилось много тайн, о которых мне не хотелось знать. Я почувствовала, как Эдвард напрягся, мельком увидев мою фотографию, снятую в день приезда. Помощник Стивенс нашла нужный клочок бумаги и закрыла папку. Она протянула его мне, на верхней части черно-белой копии стоял логотип Вестерн Юнион.

– Оказывается, твой отец пересылал Джейку деньги, когда он был в Айове. Сейчас ФБР разбирается с этим. Они могут предъявить Чарли обвинение в том, что он помогал Джейку совершить похищение. Ты должна быть готова к тому, что твой отец может быть замешан во всем этом. То, что он сделал прошлой ночью, никак не поможет делу. Возможно даже и то, что он знал, где находился Джейк, – ее глаза пылали яростью.

Я кивнула и посмотрела в сторону его офиса, пытаясь понять, что я чувствую к Чарли.

Гнев.

Печаль.

Но, честно говоря, я не чувствовала ничего абсолютно.

Возможно, сожаление.

– С тобой все в порядке, Белла? – спросила Стивенс. – Я знаю, тебе нелегко это слышать. Мне очень жаль. Но я хотела, чтобы ты была готова к тому, что может произойти.

Я кивнула и перевела взгляд на нее.

– Мой отец сделал собственный выбор, помощник Стивенс. Теперь это неважно. Как только вы скажете, я вернусь в Айову, – произнесла я, стараясь выглядеть сильной.

Она опять взглянула на Эдварда, теперь более осторожно. Было видно, что она принимает решение. Затем Стивенс улыбнулась и перевела взгляд на меня.

– Я думаю, что это хорошая идея, Белла. Ты выглядишь радостнее, когда говоришь об этом.

– Значит, теперь мне только нужно дождаться результатов теста? Джейк будет оставаться в тюрьме, пока они не решат, где будет проходить суд? – спросила я, чувствуя желание поскорее с этим закончить и начать жить новой жизнью.

– Всегда существует возможность заплатить залог, но я не думаю, что его отец может себе это позволить. Джейк будет здесь, пока его не передадут в Айову. – Был ее ответ.

От мысли, что Джейкоба могут выпустить под залог, у меня по спине пробежал холодок.

– Его не выпустят, Белла, это будет довольно большая сумма, или же залог вообще не будет возможным, ввиду того, что он прятался в то время, когда мы его разыскивали. Ты в безопасности, – успокоила она меня.

Я почувствовала, как Эдвард сжал мою руку.

– Теперь, – произнесла помощник Стивенс и вытащила еще один лист бумаги, – если ты возвращаешься в Айову, оставь свои контакты. ФБР захочет допросить тебя, так же как и местный окружной прокурор. Я думаю, что шериф уже взял показания у вашей семьи в Айове.

Я улыбнулась ее простому суждению о Калленах. Казалось, она знала, что та семья, стала мне ближе своей собственной.

– Можете записать мой адрес, – сказал Эдвард, слегка покраснев, когда я посмотрела в его сторону. Он улыбнулся мне и склонился над бумагой, чтобы заполнить графу с адресом. Помощник Стивенс пыталась спрятать улыбку, поднеся руку к подбородку, и, как только он закончил, забрала бумагу.

– Я получу результаты теста этим утром. Благодаря участию ФБР и тому, что Джейк оказался под стражей, мы ускорили процесс. Я позвоню тебе на протяжении дня? – спросила она.

Когда мы пожимали друг другу руки, я подумала, что один этап моего путешествия завершился.

– Спасибо, что поверили мне и так много для меня сделали. Я никогда этого не забуду, – мягко сказала я, пока она держала мою руку.

– Это моя работа, Белла. Береги себя. Скоро все закончится. Надеюсь, ты будешь счастлива там, куда едешь. Предчувствие мне подсказывает, что так оно и будет, – и она усмехнулась, глядя на Эдварда, который взял ее руку и мягко пожал.

– Я позабочусь о ней, помощник Стивенс, обещаю, – тихо сказал он и повел меня из полицейского участка.

Надеюсь, в последний раз.

Мы шли молча, и я напряженно обдумывала то, что услышала.

Чарли может потерять работу.

Джейка могут отпустить под залог.

А мы сейчас должны ждать, когда ФБР свяжется с нами в Айове.

Все не пройдет так просто, как я думала.

Но, зная, что результаты теста могут доставить в любой момент, я уже с нетерпением ждала, когда смогу оставить этот город и все, что со мной здесь случилось.

Эдвард молчал всю дорогу, пока мы ехали к продуктовому магазину.

Когда мы, наконец, припарковались, он посмотрел на меня и показал пальцем на крохотный магазинчик.

– Это сюда ты ездишь за покупками, Белла? – спросил он изумленно.

Я оглянулась на вывеску «J&P» и кивнула. Да, не гипермаркет. Но другого в Форксе не было.

– Ты когда-нибудь был в обычном продуктовом магазине? – спросила я, наблюдая, как на его лице появляется улыбка.

– Я заходил в «Волмарт», – ответил Эдвард, и я прыснула со смеху, представив себе эту забавнейшую картину.

– Ну, тогда здесь и говорить-то не о чем.

Я взяла корзинку, и мы вместе зашли в магазин. Эдвард ошарашено рассматривал все вокруг. Я чувствовала, что он не избавился от подавленности. Несмотря на то, что этот магазин был таким же, как и множество магазинчиков в его городе, он был напичкан большим количеством приспособлений и удобств из моего мира. Проходя полки с продуктами, я заметила, как он посмотрел на овощи, которые и близко не были так хороши, как овощи из сада Эсми. Я годами употребляла еду посредственного качества и была довольна.

До недавнего времени.

– Мы помучаемся еще день или два, а потом будем есть нормальную еду, – подбодрила его я и потянула прочь от стеллажей с сельскохозяйственной продукцией, где были только яблоки.

Я планировала испечь для него Вашингтонский яблочный пирог.

Мы миновали несколько узких проходов. Эдвард то и дело обращал внимание на разные продукты и смеялся, когда я объясняла, для чего это нужно.

Сладкие каши не были частью его жизни. Так же, как и замороженные обеды.

Здесь не было ничего, чем я могла бы покормить его. Мне хотелось показать ему лучшую сторону нашего мира. Поэтому, складывая покупки в грузовик, я обдумывала различные варианты обеда для Эдварда. Мне были приятны эти мысли.

Я даже была счастлива.

По крайней мере, до тех пор, пока не услышала свое имя где-то за спиной.

Я вся съежилась от мысли, что мне придется увидеться с ней.

– Белла, ты вернулась! – сказала Джессика, запыхавшись, и подбегая к нам.

– О, Джессика! – тихо произнесла я, стараясь не смотреть на нее.

Она взглянула на Эдварда, который стоял спиной к нам и складывал остатки продуктов в грузовик.

– Твой отец до вчерашнего дня не говорил нам, что ты вернулась. Как ты? Выглядишь хорошо после той аварии, – затараторила она, рассматривая синяк у меня на щеке.

– Аварии? – переспросила я с удивлением.

Она опять сверкнула глазами на Эдварда, смотревшего в нашу сторону.

– Да, – понизила голос Джессика, – Чарли сказал, что ты попала в аварию, когда ехала повидать маму.

Я почувствовала, как меня переполнил гнев от такой наглой лжи моего отца, но на помощь опять пришел Эдвард.

– Привет, – произнес он, очаровательно улыбаясь.

Я была уверена, что Джессика лишится чувств от его внимания.

– Джессика, это Эдвард. Эдвард, это Джессика, – я быстро представила их друг другу, когда он остановился рядом со мной. Глаза Джессики неотрывно следили за его рукой, когда она потянулась к моей.

– Приятно познакомиться, – Эдвард опять улыбнулся.

Открыв рот, она переводила взгляд от меня к нему.

– Это твой… парень?

Я все еще не знала, как мне его называть. Но мне не хотелось, чтобы он почувствовал, будто я предала его, отрицая свои чувства.

– Да, – просто сказала я и сжала его руку.

Почувствовав ответное пожатие, я успокоилась, выдерживая холодный взгляд Джессики.

– А что случилось с Джейком? Вы расстались?

– Я больше с ним не встречаюсь, – ответила я сквозь зубы.

Она кивнула и вздохнула с облегчением.

– Наконец-то! – воскликнула Джессика. – Он же ничтожество.

Она засмеялась, и я тоже не смогла сдержать улыбку, радуясь тому, что мои друзья, возможно, меня поймут.

– Мы с Майком идем сегодня в кино. Вы с нами? – спросила она.

Я покачала головой. У меня не было желания куда-то выходить, особенно с Майком и Джессикой.

– Мне нужно побыть с Чарли, – ответила я.

Она посмотрела на нас немного разочарованно, но потом кивнула и снова улыбнулась Эдварду.

– Тогда в другой раз. Если передумаешь, звони, – и она наклонилась, чтобы обнять меня.
Мы проехали уже полпути, когда Эдвард издал тихий смешок.

– Что? – спросила я, косясь на него из водительского места.

– Парень…

Я стыдливо пожала плечами.

– Я не знала, что сказать. Мне неизвестно, как это называется в вашем мире, – тихо произнесла я.

Он взял мою руку и положил себе на грудь.

– У нас нет слов, чтобы выразить то, что ты для меня значишь. Мы просто знаем это, – сказал Эдвард. Я вспыхнула, а он продолжал улыбаться.

Конечно, он был прав. Он значил для меня больше, чем можно было бы выразить всеми известными словами.

Но, возможно, мы немного спешили.

Я знаю его всего месяц, но не могу представить себя с кем-то другим.

Мы отнесли продукты в дом, слаженно работая вместе.

Приятно было думать о том, что у нас все так хорошо получается.

Однако я почувствовала, как внутри зародилось беспокойство.

Мне нужно было только вернуться в дом, который я считала своим, чтобы почувствовать невыносимое давление, и это подтверждало, что я была здесь чужая.

– Мне нужно позвонить Элис. Дома уже полдень, – сказал Эдвард, оставляя последний пакет на кухонном столе.

Я подошла к телефону и стала ждать, пока он даст мне номер. Достав из кармана маленький клочок бумаги, Эдвард застенчиво улыбнулся.

– Мне никогда не приходилось звонить по телефону, – объяснил он и набрал номер, прижимая трубку к уху.

Я стояла так близко, что слышала гудки, напрочь забыв о покупках.

После двух гудков в трубке послышался возбужденный голос Элис.

– Эдвард, ты нашел ее? – послышалось с того конца провода.

– Элис, – произнес он, и мне послышались нотки облегчения в его голосе. Он прочистил горло и притянул меня к себе, продолжая разговор.

– Я нашел ее. Она в безопасности. Извини, что только сейчас звоню. Я приехал вчера вечером.

– Я могу с ней поговорить? – перебила его Элис. – Не хочу показаться грубой, я просто хочу услышать ее голос, – плакала она.

Он застыл на секунду, а затем ухмыльнулся, передавая мне трубку. Я с удовольствием взяла ее, но почувствовала ком в горле, произнося ее имя.

– Элис.

Прошло несколько секунд, прежде чем она смогла успокоиться и заговорить. Мне было больно оттого, что она так страдает, а я не могу быть рядом, чтобы успокоить ее.

– С тобой все в порядке, Изабелла? Мы так переживаем из-за того, что случилось, когда ты была здесь, – сказала она тихим голосом.

– Все в порядке, Элис, правда. Как ты? Как Эсми?

– У нас все будет хорошо, когда ты вернешься домой. Когда вы приедете? – спросила она, и в ее голосе слышалось отчаяние.

– Как только сможем, – пробормотала я и зажмурила глаза. Я почувствовала, как Эдвард мягко взял у меня трубку и весело заговорил с Элис, позволяя мне прийти в себя.

Я не осознавала, в каком состоянии нахожусь, пока не почувствовала руку Эдварда, который гладил мою шею, пытаясь утешить меня. Я подняла на него глаза, и он неотрывно наблюдал за мной, разговаривая с Элис.

– Я позвоню тебе через пару дней. Мы все еще ждем развязки этой истории. Завтра или послезавтра все выяснится, – сказал Эдвард.

А мне больше всего на свете хотелось прыгнуть в грузовик и вернуться туда немедленно, чтобы успокоить Калленов.

Он спокойно закончил разговор и крепко меня обнял, пока я все еще приходила в себя. Прошло некоторое время, когда мы услышали, что где-то наверху возится Чарли. Эдвард отпустил меня и, хмурясь, стал наблюдать, как я распаковываю покупки, до которых так долго не доходило дело. Он заговорил, когда я уже все сложила в холодильник.

– Сколько времени ты бы хотела провести здесь? – тихо спросил он.

Я засмеялась и покачала головой.

– Если бы это было возможно, я уже давно была бы там.

– Я знаю, но сколько времени тебе потребуется, чтобы попрощаться с отцом? – он пристально посмотрел мне в глаза.

Я думала об этом, о том, что нужно сказать решительное «прощай», и знала, что это будет быстро. Прощаться с Рене может быть куда сложнее. Это зависит от того, ответит ли она на мой звонок. Но прощание с Чарли, без сомнений, будет коротким.

Вместо меня в его сердце был Джейк.

Мне нужно только простить его, и я сразу же уеду.

– Немного, Эдвард, – прошептала я и повернулась к коридору, откуда были слышны шаги Чарли.

Он вошел и смотрел на нас некоторое время, перед тем, как взять из холодильника еще банку пива. Не сказав ни слова, он начал пить маленькими глотками.

– Пришли твои тесты. Ты пропустила звонок от помощника Стивенс. Она просила передать, что у нее есть веские доказательства, – его голос звучал резко, – так когда ты уезжаешь?

Я растерянно заморгала, хотя и предвидела такое отношение.

Могу поклясться, он знал, что я уезжаю навсегда.

– Скорее всего, завтра, – ответила я. Чарли кивнул и махнул рукой в сторону гостиной, приглашая меня следовать туда за ним.

– Мне нужно сказать тебе пару слов наедине, – он подчеркнул последнее слово, оглядываясь на Эдварда.

Эдвард невозмутимо кивнул и послал мне подбадривающую улыбку.

– Я буду здесь, если понадоблюсь, – прошептал он, усаживаясь за стол.

Чарли сел в свое кресло и уставился на пустой экран телевизора, ожидая, пока я займу свое место. Когда я села рядом, он сделал еще несколько глотков пива и, наконец, посмотрел на меня отсутствующим взглядом.

– Значит, ты собираешься уехать с этим парнем? Он что, тот единственный? – спросил Чарли, и я услышала горечь в его голосе.

– Так и есть. Я счастлива с ним, – ответила я, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно спокойнее.

Чарли фыркнул и покачал головой.

– Ты завтра уедешь и все. Меня больше не будет рядом, чтобы помочь в трудную минуту.
Как много мне сейчас хотелось ему высказать! Но вместо этого я произнесла:

– Я буду в порядке там, куда еду.

– Ну, я просто хотел, чтобы ты осознала, что если что-то пойдет не так, ты должна будешь разбираться с этим сама. У меня и так здесь будет дел по горло после твоего отъезда, – пробормотал Чарли, и я могу ручаться, что он знал, какие проблемы ждут его впереди.

Я отвела взгляд и покачала головой.

– Что касается Джейка, то это не моих рук дело, а твоих. И все грядущие проблемы будут из-за этого, а не из-за меня, – я изо всех сил старалась, чтобы мой голос звучал уверенно.

Отец молчал некоторое время, и сначала я подумала, что это было все, что он хотел мне сказать, пока он не заговорил снова, на этот раз очень тихо.

– Это я должен был привезти тебя домой. Возможно, тогда он не зашел бы слишком далеко. И вы бы еще были вместе, – его голос снизился почти до шепота.

Я уставилась на него в изумлении, пытаясь понять, как он смотрит на эту ситуацию.

– Я бежала, потому что я боялась его, папа. Той ночью… Он пытался… Его друзья держали меня. Он сказал тебе об этом? Когда он привез меня домой, я с трудом себя узнавала, и ты считаешь это нормальным? Все, что ты думаешь о нем – ошибочно, – фыркнула я и встала, чтобы уйти.

Чарли подался вперед и мягко взял меня за руку, его лицо выражало нерешительность.
– Мужчина никогда не должен давить на женщину. И это очень расстроило меня, Белла. Почему он не подумал об этом?

Резким движением я освободила свою руку и посмотрела на него с недоверием.

– А то, что Джейк меня побил, это нормально? – вскрикнула я, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.

Он откинулся на спинку кресла и покачал головой.

– Он знал. Я сказал ему, чтобы он обращался с тобой хорошо. И предупредил, чтобы он не прикасался к тебе. Но ты оказалась очень упрямой, – сквозь зубы проговорил Чарли.

– Так значит, ты одобряешь то, что он меня побил? – выдохнула я.

– Я думал, что это ты набросилась на Джейка. Я ведь сказал ему привезти тебя домой, не смотря ни на что. Я думал, что ты была не в себе, и ему пришлось образумить тебя. Я ведь не предполагал, что он зайдет так далеко, – пробормотал отец.

Его слова приводили меня в ужас. Он действительно обладал примитивным умом и жалкой душонкой.

– Вот почему от тебя ушла мама. Ей надоело, что ей постоянно указывали ее место. Так ведь было? И ты думал, что у меня так же будет с Джейком? Что он будет держать меня в повиновении? – обрушила я на него свой гнев.

Рене была слабым человеком, но все же что-то заставило ее уйти.

Чарли не спешил отвечать, он качал головой и все время оглядывался на пустой экран телевизора.

– Жена должна знать свое место. А ты, Белла, иногда ведешь себя в точности как твоя мать!

Вот из-за этого Чарли и не смог бы стать для меня хорошим отцом.

Мне все стало ясно.

Я сокрушенно вздохнула и опять села, наблюдая, как Чарли смотрит перед собой отсутствующим взглядом.

Он закончит свои дни одиноким стариком, и рядом не будет никого, кто бы позаботился о нем. И это будет полностью его вина.

Я выпрямилась и принялась постукивать пальцами по столу.

Я была готова покончить с этим.

Закрыть эту дверь. Навсегда.

– Папа, я прощаю тебя.

Чарли удивленно поднял на меня глаза, и я жестом попросила его не прерывать меня.

– Мне нужно закончить. Я прощаю тебя за то, что ты был слеп к тому, как твоя дочь нуждалась в тебе, когда ее парень решил завладеть ею. Я прощаю тебя за то, что тебя никогда не было рядом, чтобы защитить меня от его гнева. Я прощаю тебя за то, что он оказался для тебя важнее, чем твоя плоть и кровь. Я прощаю тебя за то, что ты не верил в меня, когда это было так важно. Я прощаю тебя, – сказала я, чеканя каждое слово.

Он смотрел на меня широко раскрытыми глазами, когда я поднялась и направилась к выходу.

– Я надеюсь, ты понимаешь, что я уезжаю в то место, где буду счастлива. И за это я должна благодарить тебя. Потому что если бы ты взял на себя ответственность и был таким отцом, в котором я нуждалась, я бы никогда не уехала и не нашла бы свою любовь, – тихо произнесла я, выходя из комнаты. Чарли остался сидеть в одиночестве, сверля взглядом пространство, где только что стояла я, совершенно забыв о банке с пивом, которую сжимал в своей руке.

Эдвард стоял возле двери, ведущей на кухню, опустив руки в карманы, и с беспокойством наблюдал за тем, как я пулей пронеслась мимо него, чтобы взять ключи от машины.

– Все в порядке? – спросил он, следуя за мной на улицу.

Мне кажется, нам будет что посмотреть в Порт-Анжелесе сегодня вечером. Выберемся куда-нибудь в последний раз перед отъездом, – предложила я и завела двигатель, как только он захлопнул дверцу.

– Ты уверена? Это твой последний вечер с Чарли, – удивился Эдвард.

Я кивнула и выехала на дорогу, которая вела в Порт-Анжелес.

– Я сказала все, что хотела. Теперь можно двигаться дальше, – выдохнула я с облегчением, наблюдая, как Форкс исчезает из виду.

Эдвард принялся разглядывать деревья, растущие на обочине, предоставляя мне возможность некоторое время побыть наедине с собой. Его тихий смешок вывел меня из оцепенения.

– Я не думаю, что ты таким образом его простила, – сказал он, наконец взглянув на меня.
– Что ты имеешь в виду? – спросила я нервно.

Мне больше всего хотелось сделать это снова, только в какой-нибудь более приемлемой форме.

– Ты была с ним откровенной и сильной. Нет ничего, что ты не смогла бы сделать, – сказал он мягко.

Я покачала головой и выглянула через окно на дорогу.

– Есть много вещей, которые мне не под силу, Эдвард, – прошептала я.

– Я так не думаю, Белла. Это меня в тебе восхищает. Ты сильнее, чем думаешь, – ответил он и немного крепче сжал мою руку.

Я не могу отрицать, что чувствую себя сильнее и увереннее с тех пор, как встретила Эдварда и Калленов.

Может, он видел больше, чем я сама.

Может, он сделал меня такой.

~~00~~


Приехав в Порт-Анжелес к полудню, мы умирали с голоду.

Выйдя из автомобиля, Эдвард не сводил глаз с бухты, его лицо выражало благоговение.
– Это так потрясающе, – выдохнул он.

– Ты никогда не видел океана? – спросила я удивленно.

Он покачал головой, не отводя взгляда от бесконечной глади воды.

Оказывается, еще много чем можно удивить Эдварда, перед тем, как мы вернемся домой.

– Нужно перекусить. Я покажу тебе одно место, – и я потянула Эдварда по направлению к главной улице города.

Когда мы подходили к кинотеатру, я не смогла удержаться от смеха.

– Ты хочешь потом сходить на киносеанс? – предложила я.

– Ты пытаешься показать мне все, что возможно, перед тем, как мы уедем? – спросил он задумчиво, но глаза его блестели.

– Да, так и есть, – произнесла я с сарказмом, крепче сжимая его руку. – Ты увидишь, что здесь есть на что посмотреть, кроме выпивки и громкой музыки. Ты увидишь то, что приносило мне удовольствие, но от чего я легко смогу отказаться.

Мы зашли в местный гастроном и заказали сэндвичи и напитки. Затем прыгнули в грузовик и направились вдоль побережья. Эдвард не сводил глаз с воды, очарованный видом волн, разбивающихся о камни. Пляжи здесь, на северной стороне полуострова, не особенно красивы, но я знаю такую часть побережья, откуда открывается чудесный вид на закат. Там достаточно пустынное место, так что никто не помешает нам слушать и созерцать красоту океана. Этого будет достаточно.

И, судя по сияющему лицу Эдварда, ему это очень понравится.

Когда еще он смог бы увидеть океан, живя в Айове?

Я припарковала машину на обочине дороги недалеко от Дандженесского залива, и мы, взяв плед, забрались на заднее сидение, наслаждаясь едой и чудесным видом.

– Что мы здесь делаем? – спросил Эдвард, умащиваясь возле меня и прислоняясь к кабине грузовика, чтобы лучше видеть воду.

Я кивнула на солнце, которое заходило за горизонт.

– Ты когда-нибудь наблюдал закат над водой? – прошептала я.

Он снова взглянул на бухту и открыл в изумлении рот. Я почувствовала, как Эдвард обнимает меня за талию, притягивая к себе так, что его губы оказались радом с моими. Я провела рукой по его щеке, захихикав, когда его бакенбарды защекотали ладонь.

– Что? – пробормотали его губы где-то совсем близко.

– Твои бакенбарды щекочутся, – захихикала я и попыталась увернуться, когда он потерся своей щекой о мою.

– Мне некогда было побриться. Тебя это раздражает? – спросил Эдвард игриво и поцеловал меня в подбородок. От его мягких губ в сочетании с колючей бородой по телу прошла дрожь.

– Нет, – мурлыкнула я и притянула его поближе.

Моя рука скользнула по его шее, пальцы ощущали мягкость волос на затылке. Его щеки горели под моими губами, когда я покрывала их поцелуями, пробираясь к уху. Тихий вздох вырвался из губ Эдварда, и я почувствовала, как его руки заскользили по моей спине. Мы нырнули под плед, совершенно забыв о еде и приближающемся закате.

Я оказалась сверху на нем, лаская его грудь через футболку, тем временем его губы становились все смелее. Я почувствовала, как он напрягся, а затем прижал меня к себе так, чтобы я поняла, насколько он возбужден. Застонав, Эдвард принялся облизывать свои губы так, как будто собирался проглотить меня.

Когда он открыл глаза, я увидела в них всю глубину его желания.

А то, что я чувствовала, когда он крепко прижимал меня к себе, не оставляло совсем никаких сомнений.

Он сглотнул и попытался успокоиться.

– Ты особенная. Я хочу делить с тобой все, Белла, – простонал Эдвард и закрыл глаза, когда мои руки скользнули от шеи к могучей груди. Медленно покрывая поцелуями его кожу, я наслаждалась звуками биения его сердца.

Приближался закат, но меня это больше не интересовало.

Эдвард был здесь.

Мы были одни.

Его дыхание участилось, когда я приподняла край его футболки, оголяя живот. Он задвигался подо мной, желая поменять позу, отчего по моему телу прошла мелкая дрожь. Я немного отпрянула и заметила, что он почти взял себя в руки.

– Белла, – послышался его шепот, и Эдвард сел, чтобы коснуться губами моей шеи, и усадил меня рядом.

Я трепетала от избытка его прикосновений.

Страстные поцелуи, горячее тело, сильные руки, сжимающие меня в объятиях… Я почувствовала, как тепло наполняет меня изнутри, когда, задвигав бедрами, я ощутила его силу. Затем, судорожно вздохнув, мы начали двигаться в ускоренном темпе. Я чувствовала напряжение внизу живота и начала хватать ртом воздух, когда Эдвард взял мое лицо в ладони и притянул к себе. Издав стон, он страстно поцеловал меня в губы, заставляя меня остановиться. Затем он отстранился, и я заметила, как тяжело он дышит.

– Если мы будем продолжать в таком духе, я больше не смогу сдерживаться, Белла, – сказал Эдвард, закрыв глаза.

Я крепко прижалась к нему и помотала головой, упершись лбом в его плечо.

Я знала, что нужно остановиться. Знала, что он изо всех сил пытался быть хорошим мальчиком.

Но было слишком хорошо, чтобы отступиться.

Я хотела этого так же сильно, как и он.

Как он мог заставить себя сопротивляться?

Он обладал сверхчеловеческой силой воли.

Эдвард обхватил меня руками и мягко поцеловал возле уха, затем бережно отстранил от себя.

– Прости, Белла, я просто хочу, чтобы все было правильно. Я не могу допустить, чтобы ты жалела об этом, – прошептал он.

Я застонала и потянула его за футболку в отчаянии.

– Я не буду жалеть, Эдвард, поверь, – вздохнула я, пытаясь унять дрожь в теле. Он обнял меня и еще раз коснулся щеки губами.

– Ну что ж, для начала нам нужно отправиться домой и покинуть твоего отца, прежде чем между нами будет что-то большее, – пробормотал Эдвард, вглядываясь в темнеющее небо.

– Только не говори, что ты боишься моего отца, – недоверчиво сказала я.

Издав смешок, он покачал головой.

– Нет, я не боюсь твоего отца. Разве что его оружия. Я просто хочу, чтобы мы вернулись домой. Я чувствую себя там намного комфортнее с тобой, чем здесь под присмотром Чарли, – задумчиво произнес Эдвард, и его глаза засверкали.

Я покачала головой и снова прижалась к нему, наконец-то протягивая ему сэндвич. Мы ели в тишине, наблюдая закат, каждый думал о чем-то своем. Я вздрогнула, когда он нарушил молчание.

– То, что я приехал сюда за тобой, было лучшим поступком в моей жизни. И вместе с тем самым сложным. Не было такой минуты, чтобы я не думал о тебе. Я не позволю им разделить нас, когда мы будем дома, – в его голосе звучала решительность.

– А как насчет Старейшин? – спросила я взволнованно. – А Карлайл и Эсми?

Эдвард прислонился головой к задней стенке кабины и легко провел пальцами по моей щеке.

– Карлайл и Эсми поймут. Старейшины? Мы докажем им, что ты создана для нашего мира. Они не отвергнут тебя, я обещаю, – и он притянул меня ближе, вглядываясь в исчезающее за горизонтом солнце.

Мы долго сидели молча, наблюдая, как горизонт из голубого превращается в бирюзовый, переходящий в лавандовый и красный, затем начало темнеть, и последний лучик засверкал над водной гладью. Эдвард глубоко вздохнул и обнял меня еще крепче.

– Есть ли здесь что-нибудь, по чему ты будешь скучать, Белла? – прошептал он, уткнувшись лицом в мои волосы.

Я задумалась на минуту, пытаясь представить, что может быть более заманчивым, чем объятия Эдварда.

Ничего не приходило на ум.

– Ничего? – спросил он, когда я покачала головой. – Даже этот грузовик?

Я засмеялась и кивнула.

– Хорошо, возможно, я буду скучать по грузовику. И только, – вздохнула я и потянулась к нему за поцелуем.

– Твой мир – чудесное место, Белла. Здесь столько прекрасного, что я не мог и вообразить. Но ты – лучшее, что со мной случилось. И я надеюсь, что ты никогда не усомнишься во мне.

Эдвард нежно повернул мою голову к себе так, чтобы я смогла взглянуть в его глаза.
В них отражались мои чувства.

Он медленно поцеловал меня, в то время как последние лучи солнца исчезали за горизонтом. Мы оставались там, пока не начал дуть холодный ветер. Если бы я лучше спланировала все это, мы могли бы остаться в этом месте до утра. Но я знала, что у нас будет множество таких ночей впереди. А сегодня была последняя наша ночь в моем мире.

Мы забрались на передние сидения и отправились назад в Порт-Анжелес, так что я могла показать ему еще кое-что в городе.

~~00~~

Подойдя к кинотеатру, я взглянула на перечень фильмов и застонала.

Не самый лучший выбор, чтобы показать ему все очарование такого вида искусства, как кино.

– Итак, ты хочешь посмотреть боевик или романтическую комедию? – спросила я.

Эдвард ухмыльнулся и покачал головой.

– Я не знаю. Что бы ты хотела посмотреть? – спросил он, предоставив выбор мне.

Я купила билеты и потянула его внутрь, думая о том, как все пройдет.

Я надеялась, что там не будет обнаженных тел.

Или секса.

Я не думаю, что будет хорошей идеей столкнуться сегодня вечером с тем, от чего мы отказались лишь несколькими часами ранее.

С попкорном в руках, мы зашли в зал и начали осматриваться в поисках мест.

И тут я услышала знакомый голос:
– Белла, вы пришли!

Я увидела Джесс и Майка на задних рядах, и уже знала, что нам придется сесть рядом с ними. Эдвард повел меня вверх по ступенькам и крепче сжал мою руку, когда мы остановились у прохода, который вел к местам, где они сидели. Она вскочила с колен Майка и обняла меня.

– Я так рада, что ты пришла! Это будет как двойное свидание! – воскликнула Джесс.
Я познакомила Эдварда с Майком, который, казалось, уже знал о нем. Без сомнения, весь Форкс уже все знал. Это было неизбежно.

И, наверное, к лучшему.

– Откуда ты родом, Эд? – спросил Майк, жуя попкорн.

– Айова, – ответил Эдвард мягко и притянул меня ближе к себе. Я поняла, что он немного взволнован по тому, как сильно он сжимал мои плечи.

– Правда? Что это за место? Там много кукурузы? – продолжал Майк.

– Мы действительно выращиваем кукурузу, – ответил Эдвард, как-то странно глядя на Майка.

– Так может, этот попкорн доставили нам из Айовы! – воскликнул Майк и отправил себе в рот целую пригоршню белых хлопьев.

Вдруг выключили свет, и я почувствовала, как Эдвард нагнулся к моему уху.

– Интересные у тебя друзья, – прошептал он.

– Не такие уж они мне и друзья, – шепнула я в ответ, наблюдая, как Майк и Джесс поудобнее усаживаются на сидениях, и как Майк находит губами шею Джессики, не дожидаясь даже начала сеанса.

Я закатила глаза и указала Эдварду на экран, надеясь, что фильм отвлечет его. Он мельком взглянул на Майка и обнял меня крепче, наверное, немного стесняясь того, как тот вел себя с Джессикой. Мне определенно не хотелось их видеть, я думала лишь о губах Эдварда.

Что не могло помочь мне снять напряжение, которое я чувствовала.

Начались вступительные титры, и я наблюдала, как Эдвард сидел, приковав взгляд к экрану, время от времени посматривая на меня, когда поворачивался за попкорном. Он забрасывал его в рот и, бодро пережевывая, брал следующую порцию, все время улыбаясь.

Наблюдать за тем, как Эдвард воспринимает вещи из моего мира, было интригующе. Я понимала, как мало значения все это имеет. Он жил без этого восемнадцать лет, и я знала, что хотя некоторые вещи здесь чрезвычайно его захватывают, но все-таки больше всего он хочет вернуться домой.

В свою размеренную жизнь.

Со мной.

Я вздохнула и попыталась сосредоточиться на фильме, но вместо этого мои мысли блуждали вокруг того, что нам предстоит сделать, когда мы вернемся к Чарли.

Собрать вещи. Поспать. Уехать.

Что мне с собой взять?

Как мы будем добираться до Айовы?

Автобусом?

Что Чарли сделает с моим грузовиком?

А может, продать его?

Возможно, я смогу найти покупателя в Сиэтле. А оттуда уже поедем автобусом.

Я буду скучать по своему грузовику. Это была единственная вещь, которую я могла назвать своей.

У меня не было больше ничего, что бы я хотела забрать с собой. Мы уедем с тем, с чем приехали.

Но мне и не нужно было никаких напоминаний о старой жизни.

Воспоминания о доме Эдварда и его цветущем саде проносились перед моими глазами вместо фильма. Я сидела там, держа его за руку, и чувствовала спокойствие оттого, что Эдвард был рядом.

– Белла.

Я повернула голову от экрана на его озадаченное лицо. Но он смотрел не на меня, он смотрел мимо меня. Эдвард оторвал взгляд от чего-то за моей спиной, и в его глазах застыл вопрос.

– Что это Майк делает с Джессикой? – прошептал он мне на ухо, кивая назад.

Я повернулась немного и взглянула туда, где были их места.

Майк, казалось, парил над Джессикой, а его рука лежала у нее на груди.

– Ну… – прошептала я, сдерживая смущенную улыбку, которая не давала мне ответить честно.

Эдвард зыркнул на них опять и наклонил голову к моему уху.

– Он… – начал Эдвард и снова взглянул туда поверх моей головы.

– Он щупает ее, Эдвард, – прошептала я и сдержала смешок, который готов был вырваться, когда я увидела, как ему стало неловко.

Я почувствовала, как его пальцы нервно играют моими волосами, и он насилу оторвал взгляд от этих голубков.

– По-моему, он делает это не совсем правильно.

Я расхохоталась, напугав любителей кино, сидящих вокруг. Майк взглянул на нас, глупо улыбнувшись, и опять запустил руку Джессике под юбку, целуя ее так, как будто намеревался проглотить.

– Да, – прохрипела я, – наверное, ты прав.

Мы опять уставились на экран, и Эдвард затих. Меня пробирала мелкая дрожь оттого, что его губы были так близко.

– Я ведь не такой, как он, я хорошо себя веду с тобой?

Я взглянула в его вопрошающие глаза и улыбнулась.

– Ты совсем не такой. Ты все делаешь правильно, – успокоила я его и чмокнула в щеку.

Как будто в подтверждение этих слов, он провел пальцами по моей шее, даря прекрасные ощущения, от чего по телу побежали мурашки.

О да, Эдвард в точности знал, от каких прикосновений я начинаю трепетать.

Я не уверена, что после этого он смотрел фильм с прежним вниманием.

Казалось, что моя шея была ему более интересна.

И я не винила его в этом.

Я тоже не смогла бы сказать, о чем был этот фильм.

Я была полностью поглощена теплом его дыхания возле самого уха и прикосновениями, покрывающими шею и руки.

Он был намного интереснее какого-то глупого фильма.

~~00~~

Мы возвращались к Чарли.

Эдвард продолжал водить пальцами по моей руке.

А я все думала о Майке и Джесс. Оказалось, Эдвард думал о том же.

– Почему он делал это с ней на людях, при ее подруге? – высказал он свои мысли.

– Я не знаю, Эдвард. Парни иногда этого не понимают, – пробормотала я, вспоминая те времена, когда Джейк тоже пытался так себя вести.

– Я не буду так поступать, Белла. Люди должны делать это в уединенном месте, – прошептал он, продолжая поглаживать мою руку.

Он даже не представлял, что его невинные прикосновения будили во мне лихорадочное желание остановиться прямо на обочине и найти это уединенное место.

Вдруг я подумала о том, что несколько дней в автобусе до Айовы не покажутся нам медом.

– Эдвард?

Он сонно взглянул на меня.

– Что ты думаешь о том, чтобы вернуться домой на машине? Мы сэкономим несколько дней, – было мое предложение.

Он нахмурился и выровнялся на сидении, обдумывая эту идею.

– Сколько, по-твоему, это займет времени? Было бы неплохо поскорее добраться домой. Я оставил Карлайл одного, – ответил Эдвард.

– Сюда мы ехали два дня на легковом автомобиле. Если ехать грузовиком, и еще останавливаться где-нибудь на ночь, мы потратим, возможно, четыре дня, – сказала я не очень уверенно.

Я знала, что он хочет домой. И во мне заговорил эгоизм. Я просто хотела провести больше времени наедине с ним, перед тем, как вернуться в его мир и опять соблюдать дистанцию. Он молчал некоторое время, затем его пальцы нашли забытую тропинку на моей руке, и он улыбнулся.

– Мы будем ехать три дня автобусом. А потом нужно будет, чтобы кто-то нас забрал. Наверное, поездка машиной все-таки будет проще. И мы сможем посмотреть еще какие-нибудь места, сказал Эдвард, ухмыляясь.

Я была уверена, что он имел в виду не только достопримечательности.

Я улыбнулась мысли, что еще несколько дней все будет так же, как сейчас.

Только Эдвард и я.

Я не могла дождаться.

~~00~~


Когда мы припарковались, я заметила, что патрульный автомобиль недавно отъехал от дома. Эдвард тоже заметил следы от шин, когда мы поднимались на порог.

В доме было темно и пусто.

Наверное, Чарли уехал на работу, у него часто были ночные смены.

Но когда мы зашли на кухню, я поняла, что он сейчас не в дозоре.

На столе лежал конверт, а рядом с ним записка.

Я глубоко вдохнула, не решаясь взять ее в руки и прочесть.

Эдвард обнял меня за плечи, придавая мне смелости.

С трепещущим сердцем я приступила к чтению.

«Белла,
Я знаю, что никогда не был тебе хорошим отцом.
Знаю, что меня не было рядом, когда тебе была нужна поддержка.
Меня не будет, когда ты завтра уедешь.
Я сдамся в руки полиции. Надеюсь, они будут деликатны на допросе.
А может и нет.
Возьми то, что в конверте. Тебе пригодится в твоей новой жизни.
Это все, что у меня есть.
Я надеюсь, все то, что ты сказала о прощении, правда.
Прости меня. За все.
Я действительно тебя люблю.
Надеюсь, он даст тебе все, чего ты заслуживаешь.
Папа».


Я медленно взяла конверт, его содержимое посыпалось на стол.

Ордер на арест.

И чек.

Оставшаяся часть денег на колледж.

Совсем немного.

Переживание о судьбе отца ранило мне сердце.

– Ты в порядке? – прошептал Эдвард.

Я кивнула и скомкала записку.

– Он поступил правильно. Они учтут это. Ты хочешь остаться? Увидеть его, чтобы попрощаться? – спросил Эдвард.

Я покачала головой и сделала шаг вперед, обводя взглядом кухню.

Я была готова ехать.

– Мы уедем завтра, Эдвард. Я готова, – прошептала я и направилась наверх в свою комнату, слыша за собой его шаги.

Эдвард не произнес ни слова, ни когда я зашла в ванную, чтобы переодеться, ни когда прилегла на кровать, протянув ему руку. Он быстро снял обувь и лег рядом, обнимая меня за плечи. Я тихонько всхлипывала.

Не смотря ни на что, Чарли оставался моим отцом.

Но я не хотела видеть его в тюремной камере.

Я хотела запомнить его таким, каким видела в последний раз.

Со всеми его недостатками.

Это мой отец, Чарли Свон.

Я уснула в объятиях Эдварда, думая о будущем.

С ним.

Завтра мы начнем все с чистого листа.


За то, что новая глава увидела свет, выражаем благодарность Valentina! Надеюсь, желающие узнать, что же там дальше, еще остались ;)

Источник: http://robsten.ru/forum/63-1531-30
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RebelQueen (17.04.2015) | Автор: В твоем мире
Просмотров: 730 | Комментарии: 30 | Рейтинг: 5.0/35
Всего комментариев: 301 2 3 »
avatar
0
30
Спасибо за продолжение!
avatar
0
29
Большое спасибо за продолжение! Надеюсь, что следующая глава не заставит долго ждать!
avatar
0
28
Большое спасибо за новую главу! good lovi06032
avatar
0
27
надеюсь Чарли действительно осознал свою вину! спасибо! good
avatar
0
26
Большое спасибо за продолжение !!!!!
avatar
0
25
Valentina, спасибо за долгожданное продолжение!   lovi06015

Всё идет к лучшему.    good
avatar
0
24
Большое спасибо за продолжение! lovi06032
avatar
0
23
Спасибо большое за продолжение!
Жаль, что  Чарли попал под арест и возможно его признают соучастником похищения. Но он ведь доверял этому подонку Джейкобу и хотел вернуть свою дочь домой из лучших побуждений.
Надеюсь, что Белла и Эдвард вернуться в Айову без особых приключений.
avatar
0
22
Спасибо за продолжение! Я так его ждала!
avatar
0
21
Рада, что история вернулась в ряды! от чарли вполне можно было ожидать такого поведения, хорошо,что у него осталось хотя бы немного совести,чтобы сдаться
1-10 11-20 21-30
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]