Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В ТВОЕМ МИРЕ. Глава 21. Хорошая жена

Глава 21. Хорошая жена

- Изабелла?

Я распахнула глаза, щурясь от яркого света лампы, стоящей рядом со мной. Поморгав, я увидела Элис, которая тоже потирала свои глаза, и  Эсме, которая уже была полностью одета, хотя по моим ощущениям было еще слишком рано.

- Что происходит? – пробормотала я, мой мозг плохо соображал после сна.

- У дочки наших друзей начались роды, и мы с Карлайлом должны ей помочь, а вас, девочки, я оставляю позаботиться о домашних делах, и не забудьте о еде для Эли. Эммет и Роуз будут здесь утром, - тихо сказала она.

- Конечно, мама, - ответила Элис, ее голос звучал гораздо бодрее, чем мой.

- Мы не знаем, когда вернемся. Это первенец у дочки Миллера. Но Эммет и Розали могут остаться с вами, - сказала Эсме и улыбнулась, оборачиваясь перед уходом. - Мы вернемся домой сразу, как только сможем, - прошептала она и закрыла дверь, снова погружая нашу комнату в темноту. 

Я застонала и попыталась перевернуться. 

Каждый мускул в моем теле болел.

Работа, которую я делала на ферме Эдварда, отзывалась болью во всем моем теле.

 Так или иначе, я знала, что этот день будет долгим.

~~oo~~

Мы с Элис встали раньше, чем обычно, так как работы по дому было в два раза больше.

К счастью, Элис сама вызвалась собрать яйца, так как я не собиралась идти куда-то,  пока темно. Мне и так было довольно непросто находиться в сарае одной, пока я доила коров.
   
Так как мы опережали привычный утренний график,  я не видела, как Эдвард спустился с холма, он пришел как раз в тот момент, когда я вытаскивала печенье из духовки, а колбаса и яйца были уже готовы. Сняв шляпу, он с любопытством осмотрелся. 

- Эви Миллер рожает ребенка, - объяснила Элис, и он кивнул и нахмурился.

- Думаю, придётся принимать зерно в одиночку, если не смогу убедить Эммета пойти со мной, - сказал Эдвард и взял у меня чашку с кофе.

- Эммет собирается с нами в город, - входя на кухню, сказала Розали.

Эммет шел позади нее, потягивая носом воздух.

- Вы сможете поехать без меня, а я пойду на мельницу с Эдвардом после разгрузки зерна, - сказал он, стаскивая кусок колбасы с тарелки, которую Элис поставила на стол.

- Но ты же еще должен помочь Изабелле с грузовиком. Ты сказал, что тот человек хотел купить его, - возразила Элис, ударив по руке, когда он потянулся за вторым кусочком колбасы.

- Я могу попросить Джаспера, - предложил Эдвард. - Не думаю, что отпускать девочек в город одних – хорошая идея.

Розали поджала губы и покачала головой.

- Нас трое, Эдвард. Мы сможем позаботиться о себе, – резко сказала она.

- Мне нравится производить на всех этих людей впечатление опасного человека, – пошутил Эммет. Он успокоительно похлопывал руку Розали, пока она не откинулась на спинку стула и теперь просто сердито смотрела на Эдварда через стол.

За завтраком мы говорили о своих планах. Эдвард хотел быть уверенным в том, что я вернусь вовремя к нашему уроку богословия во второй половине дня.

- Нам нужно забросить еду Эли, а затем купить муки и других продуктов для Эсме. И к тому же еще остается грузовик Изабеллы,  - сказала Розали. 

Мне было немного грустно продавать грузовик. Но если это принесет хорошие деньги,  значит, Эдвард сможет немного расслабиться в ожидании наступающей зимы.

Убирая со стола, я почувствовала руку Эдварда на своем плече и, обернувшись,  посмотрела в его улыбающиеся глаза.

- Как ты? – прошептал он.

Я улыбнулась в ответ и занялась посудой. Было приятно ощущать его так близко. Мы оба знали, что Элис и Розали поняли бы нас.

- У меня немного болят мышцы, - призналась я, но затем засмеялась и покачала головой. – Мне нужно начать тренироваться или еще что-нибудь.

Эдвард тоже тихо засмеялся и позволил своим пальцам скользнуть вверх по моей шее, было очень приятно чувствовать, как их тепло согревает мои ноющие мышцы. 

- Наверное, они будут болеть еще несколько дней, но я очень благодарен тебе за помощь. Я всю ночь не могу перестать думать о вчерашнем, - прошептал он возле моего уха.

- Хватит флиртовать, Эдвард! - встряла Розали. – Вы скоро увидитесь, а сейчас нам пора выдвигаться, иначе мы не успеем до вашего урока.

Эдвард выпрямился и убрал руку. Но как только Розали отвернулась, он наклонился и, улыбаясь, быстро поцеловал меня в щеку.

- Будьте осторожны. Я буду думать сегодня о тебе, - сказал он тихо и сделал шаг назад прежде, чем Розали вмешалась еще раз.

Они с Эмметом вышли через заднюю дверь, пока мы упаковали печенье, которое Эсме надеялась продать в магазине. Ещё было несколько пирогов, которые они с Элис сделали накануне, и особо ценные кукурузные лепешки Эсме.  Нам потребовалось несколько раз сходить к конной повозке, чтобы упаковать все это в ящики, которые теперь стояли под нашими ногами.

Мы с Элис сидели сзади, а Эммет и Розали - впереди. Я бросила беглый взгляд назад, к холму, улыбка играла на моих губах, пока Элис не рассмеялась и не начала говорить:

- Вы двое уже сейчас неразлучны. Представить не могу, что будет, когда вы поженитесь.

Сделав вид, что сержусь на нее, я отвернулась и посмотрела на дорогу, ведущую в город.

Мне было немного не по себе из-за того, что я не знала, куда именно сбежали Джеймс и Виктория, но все же я была полна решимости встретиться с Бенджамином и удостовериться, что он приедет к Калленам на ужин. Я так же надеялась, что он останется в доме Эдварда. 

Элис и Розали болтали о предстоящей свадьбе Элис. Они до сих пор не назначили дату, ожидая, когда пройдет крещение. Элис сказала, что Джаспер пойдет к епископам, чтобы попросить одного из них провести крещение в течение месяца, чтобы свадьба состоялась в октябре.

- Это оставляет вам только несколько недель, Элис, - сказала Розали. - Ты должна работать над своим платьем. И ты, Белла, тоже. И над приглашениями. Это гораздо тяжелее, чем вы думаете.

- Знаю, Розали. Я планирую начать работу над платьем на этой неделе, теперь, когда большинство заготовок сделано, у нас много времени, - сказала Элис и улыбнулась, глядя на меня. – А вот Изабелле будет нужна помощь. Она никогда не шила платья. Или твоя мать учила тебя? - спросила она.

Нахмурившись, я посмотрела в сторону полей: многие из них были уже пусты или в процессе уборки. Я не думала о своей маме с тех пор, как приехала сюда.

- Мама не учила меня ничему такому, что я могла бы применить в этой жизни, - пробормотала я и продолжила смотреть в окно.

Мне по-прежнему нужно было связаться с мамой. Поговорить с ней.

Я взяла свою сумку с собой, мой телефон лежал в ней вместе с документами на грузовик. Если у меня будет время, возможно, я позвоню ей сегодня. Может быть, она даже ответит.

- Ты редко говоришь о своей матери, - заметила Розали, поворачиваясь и рассматривая меня.

Я пожала плечами и снова нахмурилась.

- Я мало что могу рассказать. Она  совсем не похожа на Эсме. Из нас двоих именно она была ребёнком. Я начала ухаживать за ней, когда мне еще не исполнилось и десяти. На самом деле я с трудом могу назвать ее матерью, за исключением того факта, что она меня родила. 

Я знала, что моя мама любит меня. Просто это была не такая любовь, как любовь Эсме к ее девочкам. Я была больше похожа на подругу моей матери. Подругу, которая, например, заплатит по счетам, пока не отключили электричество, просто потому, что мама забыла это сделать. Или подругу, которая убирает за ней, когда мама приходит слишком пьяная и не может вспомнить, где туалет. 

- По крайней мере, ты знала свою мать. Я очень благодарна нашим родителям за то, что они взяли нас и дали крышу над головой. Но я иногда хочу знать хоть что-нибудь  о моей биологической матери, - тихо сказала Розали.

Я видела, как Эммет взял ее за руку, пытаясь поддержать.

- Вы совсем ничего не знаете про ваших биологических родителей? - спросила я.

Элис покачала головой, а Розали слегка кивнула и повернулась к нам.

- Элис знает очень мало, потому что ее мать умерла в больнице. Она была Амиш, но из другого района. Здесь принято принимать в семью ребенка умершей дочери или сына. Но за Элис никто не пришел. Иезекииль…он принес ее нашим родителям, - объяснила Роуз.

Элис выглядела немного грустной.

- Мама забеременела мной, будучи незамужней. Никто не знал, кто мой отец. Она стала изгоем. Иезекииль был в больнице по делам старейшин, когда тамошний епископ спросил, есть ли семья, которая нуждается в ребенке. Он поговорил с персоналом больницы, и я была выписана с ним. Он назвал меня Элис, потому что моя мать была очарована книгой «Алиса в стране чудес». Я до сих пор храню эту книгу. Это единственное, что у меня осталось от нее, - прошептала она.

Я бросила взгляд на Розали, которая закрыла глаза и будто погрузилась в воспоминания.

- Мне было почти три года, когда Элис принесли. Я едва это помню. На протяжении долгих лет я думала, что ее родила Эсми, и поэтому недолюбливала, - сказала она, посмотрев на Элис и вздохнув.

- Я не была хорошей сестрой, - сказала Элис, улыбаясь.

- Да, не была. Сейчас… иногда, тоже, - ответила Розали.

- А тебя тоже доставили к Калленам? - спросила я.

Глаза Розали закрылись, и она кивнула.

- Моя мать была «англичанкой» (п.б.: имеется в виду – не амишем). Местная девочка, которая забеременела, будучи подростком. Она не была готова к такому, поэтому оставила меня в больнице. Мать и отец понимали, что не могут сами иметь детей, поэтому взяли меня. Я знала, что была удочерена, всю жизнь, сколько себя помню. Но Эсме и Карлайл меня любят гораздо больше, чем могли бы другие родители в «мире англичан». Тем не менее, приезжая в город, я иногда задаюсь вопросом, может ли быть моей биологической матерью та женщина, мимо которой я только что прошла и которая так на меня похожа, - прошептала она, открывая глаза, чтобы рассмотреть меня. - У тебя есть мать, которая, возможно, не была бы лучшей матерью, чем Эсме, но это по-прежнему ценно. Ты должна дорожить этими воспоминаниями, они сформировали тебя. Независимо от твоей боли, ты такая, какая есть, именно благодаря ей, - сказала Розали.

Я кивнула и посмотрела в окно повозки, снова думая о своей маме.

Нужно позвонить ей.

Хотя бы для того, чтобы сказать, что я нашла то, что мне было нужно.

И что я скучаю по ней.

Повозка подъехала к автомобильной мастерской, старые автомобили занимали все пространство вблизи большого гаража.

Мой грузовик был в гараже, и мы с Эмметом взглянули на него по пути в офис.

Увидев его там, я поняла, что никогда не буду водить машину снова.

Жизнь без каких-либо технологий и автомобилей. Простые вещи. Без роскоши.

- Ты в порядке, Изабелла? - спросил Эмметт, когда мы вошли в небольшой офис.

Улыбнувшись, я кивнула: не собираюсь зацикливаться на вещах, которые оставила позади, я смотрела вперед на то, что было необходимо, чтобы начать жить здесь.

- Эммет!

Подняв голову, я увидела пожилого мужчину, идущего от двери офиса к прилавку, он вспотел – видимо, из-за работы с автомобилями.

Эммет наклонился через прилавок и пожал руку мужчины. Мужчина глянул на меня и снова обратил свое внимание на Эммета.

- Марк, я слышал, вас интересует «Chevy»? - спросил Эмметт.

Старик кивнул, на его лице появилось деловое выражение. Он вытирал автомобильную смазку с рук ветошью, пока говорил о моем грузовике:

- Потребуется много работы. Он же старый, ты понимаешь? Хотя это и классика, но во время ремонта нужно будет проявить много любови и заботы, чтобы получить за него хорошую цену. 

 Голос Марка звучал немного утомленно, словно мой грузовик действительно требовал слишком много работы.

Мне были неприятны его слова.

Если и существовало положительное качество у Джейка, так это то, что он разбирался в автомобилях. И он заботился о моем грузовике так, как будто тот был его ребенком. Он был одержим им и  любил этот грузовик даже больше, чем меня.

А этот парень говорил так, будто мой автомобиль - куча металлолома.

Эммет слушал, и его реакция показывала, что мужчина создает проблемы.

- Двигатель нужно будет восстановить. Шины изношены. Трещины в радиаторе. Нужны новые тормоза, и, я думаю, нужно будет поработать со стойками, не говоря уже о работе с кузовом.

Покачав головой, я подняла руку вверх.

Мужчина перестал говорить, удивленный моей реакцией, а его глаза упорно рассматривали меня, когда я начала говорить.

- Двигатель был восстановлен менее года назад, шины необходимо заменить, я согласна. Но радиатор был целый, и на нем не было трещин, а тормоза меньше, чем за десять тысяч миль, не состарились. И насчет кузова... На нем вряд ли есть ржавчина. Одна вмятина на крыле, но грузовик находится в лучшей форме, чем вы рассказываете нам! - твердо сказала я, наблюдая за тем, как его глаза медленно увеличиваются от удивления.

Около секунды он стоял тихо, глядя на Эммета, а затем ткнул в мою сторону.

- Это Ваша жена? - спросил он, и я могла услышать презрение в его словах.

Эммет прочистил горло и покачал головой.

- Она моя невестка и владелец грузовика, - сказал он застенчиво и посмотрел на меня, как будто ему было стыдно за то, что я сказала.

«Разве я сделала что-то не так?»

Человек пытался надуть нас. Но я ему не позволю. Деньги от продажи грузовика могли помочь нам худо-бедно пережить зиму.

Мужчина посмотрел на меня еще раз, очевидно, пытаясь понять, почему женщина-амиш владеет грузовиком. Но я наклонила свою голову набок, настаивая на своем.

- С новой покраской и новыми шинами грузовик будет стоить минимум двенадцать или тринадцать тысяч. О нем заботились на протяжении многих лет, и он в хорошей форме, - начала я, но была прервана Эмметом, который положил руку мне на плечо.

- Мы просим семь с половиной тысяч, Марк. Это принесет вам хорошую прибыль, даже если вы просто его покрасите и продадите, - сказал он.

Я закрыла рот и прекратила торговаться. Очевидно, я была здесь только для того, чтобы подписать документы. По правде говоря, Эммет попросил большую цену, чем я собиралась, и мне не хотелось сорвать эту сделку.

Мужчина подумал и, наконец, кивнул, пожимая руку Эмметта.

- Позвольте мне собрать необходимые бумаги, и я выпишу вам чек. Я не могу позволить увезти его, - пробормотал он и исчез за дверью, оставив меня наедине с Эмметом.

- Я сказала что-то не то? - тихо спросила я, глядя на сконфуженную улыбку Эммета.

Он поцарапал ногтем виниловое покрытие прилавка, избегая моего взгляда.

- Просто на публике ты должна научиться говорить, как женщины Амиш, Изабелла, - сказал он и покраснел, прежде чем посмотреть на меня. - Не пойми меня неправильно. Я думаю, что ты очень смелая и сильная. Но ты любишь высказывать свое мнение, а люди не привыкли к этому. По крайней мере, не здесь.

Я нахмурилась и отвернулась от него, чувствуя, что хочу уйти, когда Марк вернулся с документами, которые я должна подписать. 

Он говорил исключительно с Эмметом и лишь изредка посматривал в мою сторону, пока я подписывала несколько бланков. Достав из сумки документы на грузовик, я посмотрела на подпись Чарли, стоящую рядом с моей. 

- Вы не можете оставить его себе, - сказал Марк, вырывая меня из кратких воспоминаний о том, когда я в первый раз увидела свой грузовик.

- Вы правы, - прошептала я и протянула ему бумаги.

- На чье имя я должен выписать чек? - спросил он, наклоняясь над своей чековой книжкой.

Мой инстинкт подсказывал, что я должна назвать свое имя, ведь это был мой грузовик, черт возьми!

Но слова Эммета звучали в моей голове.

Я была слишком сильной и слишком наглой для женщины Амиш.

Я больше и больше осознавала, что мир, в который вступаю - является миром, где главенствуют мужчины, и это меня пугало. 

Однако Эдвард так ко мне не относился: мы были партнерами.

- Выпишите его на имя Эдварда Мейсона, пожалуйста, - тихо сказала я.

«Мы были партнерами».

Чек благополучно очутился в моей сумке, а мы продолжили наш путь в город, во время которого я обдумывала наш разговор с Эмметом. Глядя на то, как Розали говорила с окружающими, мне было трудно понять, почему он думал, что я была чересчур бойкой.

Розали смело высказывала свои мысли, кроме случаев, когда она находилась в обществе вне семьи.

Я вспомнила ее на проповеди, там она была тихой, спокойной, не острила.

«Мне многому нужно будет научиться».

Эммет подъехал к магазинчику, где все началось для меня. Казалось, это было так давно.

- Я схожу на мельницу и посмотрю, все ли готово, что мы заказывали, - сказал Эммет, когда мы вылезли из повозки. Розали кивнула и проводила его скромной улыбкой.

Мы только начали вытаскивать коробки, когда я услышала, как кто-то сзади окликнул нас:

- Вы только посмотрите – это же девушки Калленов!

Я резко обернулась, когда услышала, как Розали, всхлипнув, уронила свою коробку, забрызгивая ее содержимым свою обувь и тротуар. Инстинктивно я заслонила ее, когда она, вздрогнув, встала подальше, потому что у повозки стоял Джеймс и улыбался, как кот, загнавший мышей в угол.

- Что ты хочешь? - прошипела я, глядя на него.

Его улыбка стала ещё шире, и, жадно облизывая губы, он посмотрел вниз на беспорядок у наших ног.

- Дорогая Роуз, ты уронила свои пироги. А я всегда любил твои пироги. Особенно вкусна была твоя вишня (п.б.: «вишня» на сленге обозначает девственность), - промурлыкал он, и я почувствовала, как Розали, дрожа, прижалась к моей спине, сминая в кулаках ткань моего платья.

- Ты здесь нежеланная персона, Джеймс, - решительно сказала я и распрямила плечи.

Элис стояла рядом со мной, помогая мне прикрывать Розали.

Он усмехнулся, вытер рот  пальцем и посмотрел на меня, явно забавляясь.

- Правда? Но я ведь еще не пробовал вкус твоего пирога, Белла. Уверен, у тебя самая ароматная вишня... в пироге,- сказал он и шагнул ко мне.

Я не колебалась, стояла на месте.

Не имеет значения, что сказал Эммет о послушных женщинах.

Его здесь не было.

Но я была.

- Ну же, Белла, - ворковал Джеймс. - Ты выбрала Мейсена вместо моего приятеля Джейка? А я-то думал, он убедил тебя?

Простое упоминание Джейкоба заставило меня внутренне вздрогнуть. Я никогда не смогу освободиться от него.

- Он в тюрьме. Там, где и должен быть. А разве тебя не разыскивают для допроса? - я закипала от злости, стараясь удержаться от дрожи, когда он шагнул ближе ко мне.

Джеймс только открыл рот, чтобы заговорить, когда другой голос прервал его:

- Оставьте их в покое, Джеймс.

Его глаза сузились, и он повернулся и увидел приближающегося к нам Бенджамина. Я облегченно выдохнула, когда он подошел достаточно близко, чтобы встать между Джеймсом и нами. Джеймс смотрел на него со злостью, качая головой.

- Так вот где ты был? Ты серьезно рассматриваешь вариант вернуться к той придурошной жизни вместо того, чтобы остаться здесь?! - спросил он недоверчиво.

- Может быть. И это не твое дело. Как и эти девушки. Оставь их в покое, - сказал Бенджамин, его голос был сильным и уверенным.

Джеймс сделал один медленный шаг назад, переводя взгляд с меня на застывшего Бенджамина, и подмигнул.

- Еще увидимся, Белла, - сказал он медленно, а затем повернулся и пошел прочь, как будто просто прогуливался.

Я чувствовала дыхание Розали на моей шее, ее рука сильно сжимала мою, когда мы остались одни, а Бенджамин провожал взглядом своего приятеля, пока тот не повернул за угол.

- Спасибо, Изабелла, - прошептала она.

- Позвольте мне помочь убрать это, - мягко сказал Бенджамин. – А вы должны увести сестру внутрь и успокоить прежде, чем ее муж вернется.

Элис обняла Розали за талию и повела в универмаг, оставив меня наедине с Бенджамином.

- Спасибо, - тихо прошептала я и присела на корточки рядом с ним, чтобы собрать остатки пирогов в перевернутую коробку.

- Джеймс только сегодня вернулся в город. Чуть раньше я заметил в закусочной Викторию, а затем увидел тебя здесь с ним. Мне жаль, что он подошёл к вам, - пробормотал он.

- Он бы ничего не сделал нам здесь, на публике. Просто напугал, - ответила я, хотя стук моего сердца говорил о другом. 

Джеймс был такой же, как Джейк, и поэтому вызывал у меня те же страхи.

Бенджамин покачал головой и посмотрел на магазин.

- Ты должна пойти к сестре: Епископ смотрит из окна, он может оценить наши действия как неправильные, - прошептал он и подтянул коробку к себе.

Я поморщилась и начала поднимать взгляд вверх, но Бенджамин остановил меня. 

- Мы не привыкли к такой открытой манере поведения. Не бросай вызов моему отцу. Это хорошо не закончится, - сказал он и встал.

- Придешь на ужин к Калленам сегодня вечером? Эдвард расстроился, не увидев тебя вчера, - прошептала я, глядя, как Бенджами неловко посмотрел вниз.

- Я не хочу навязываться…

- Но мы всегда рады тебе. И Эдварду нужен друг, Бенджамин. У него сейчас тяжёлые времена.

 Он посмотрел на меня озабоченным взглядом.

- Что ты имеешь в виду? 

- Мы начали открывать комнаты вчера. Он по-прежнему ужасно скучает по своей семье.

- Понимаю.

Подняв голову, я увидела боль в его глазах. Он знал, каково это, потерять близких.

- Эдвард один в этом доме, Бенджамин, и это не помогает ему двигаться вперед, однако он борется. Но он улыбался и был счастлив, когда ты был там. Он нуждается в друге, - продолжала я.

Бенджамин поджал губы, и я подумала, что зашла слишком далеко.

- Извини, мне не стоило обременять тебя всем этим, - тихо сказала я и повернулась, чтобы уйти. 

- Изабелла… - я обернулась на его оклик и увидела, как он кивает, будто собираясь с силами. - Я буду сегодня вечером.

Улыбнувшись, я шагнула в магазин, делая вид, что не вижу, как Епископ смотрит на меня. К тому времени, когда я вошла в ванную комнату, Розали уже перестала плакать, но глаза ее были опухшие, а щеки все еще красные.

- Я не могу позволить Эммету увидеть меня такой, - сказала она, умываясь холодной проточной водой.

- Ты останешься здесь и успокоишься, а я займусь нашей выпечкой, - сказала я и отступила, когда она и Элис кивнули.

Я быстро разгрузила коробки, занося их внутрь одну за другой. Епископ, казалось, ушел, пока я была в уборной с Розали и Элис, за что я была благодарна. Не хотелось снова сориться. Моя голова и так жужжала от мыслей о встрече с Джеймсом и о моем грузовике.

«Так много всего произошло, а ведь день едва начался».

Розали и Элис вышли, когда я заканчивала, глаза у Роуз еще были красные, но в целом она выглядела гораздо более спокойной. Розали коснулась моей руки, как будто тихо благодаря, с дрожащей улыбкой на лице. Я знала, что она по-прежнему опасалась Джеймса, и была вынуждена задаться вопросом, как долго моя прошлая жизнь будет преследовать меня?

«Я должна сказать “до свидания” той жизни раз и навсегда».

Пока они делали покупки для Эсме, я отлучилась в ванную.

 Прежде чем мы уедем, я хотела попытаться позвонить маме. 

Может быть, она ответит. 

Достав свой телефон, я проверила наличие сигнала.

Долгий успокаивающий вздох, и, наконец, я нажала на вызов. 

Я услышала первый гудок, думая, что включится голосовая почта. 

Второй гудок…

- Белла?

Я с трудом сглотнула от звука ее голоса, а затем закрыла глаза и попыталась улыбнуться.

- Привет, мам. Как дела? - тихо спросила я.

- Эй, хорошо, хорошо! Ты знаешь? Фил ушел в отставку здесь, в Джексонвилле. И погода здесь просто потрясающая, - она вздохнула, и я даже по телефону могла услышать, как она затягивается сигаретой.

- Это отличная новость, - ответила я, чувствуя, как слезы начинают щипать глаза.

- Прости, что я не звонила, - сказала она и закашлялась, прежде чем продолжить. - Что ты делаешь? Как Чарли?

«Вот именно поэтому я и звоню», - мысленно кивнула я себе.

- Мам, я на самом деле в Айове. Я переехала, поэтому и звоню, - сказала я и снова сглотнула.

- В Айове? Что ты там забыла, в Айове, за исключением кучи кукурузы?

- Я нашла место, которое делает меня счастливой, мама, - парировала я.

Она засмеялась и сделала еще одну затяжку, перед тем как заговорить:

- Присматриваешь себе деревенского мальчика. Что еще ты там можешь делаешь?

- Я уже нашла кое-кого и начинаю новую жизнь здесь, мам.

На другом конце линии повисла тишина.

 - Он хорошо ко мне относится, мне не страшно рядом с ним, и он хороший человек, - прошептала я, ожидая от нее слов неодобрения, типа: «Ты слишком молода, чтобы найти кого-то…» или «Не делай того, что сделала я…», которые уже слышала прежде.

- На свете нет хороших, по-настоящему хороших мужчин, Белла. Они просто притворяются таковыми до тех пор, пока не заполучат тебя, а потом ты уже не сможешь уйти, - прошептала она.

Я думала о том времени, когда она избегала разговоров о мальчиках, всегда говоря мне, что я была слишком маленькой, чтобы думать о них. Но, возможно, она просто пыталась удержать меня от своей ошибки.

Я знала, Эдвард - не ошибка. Я знала, что он был по-настоящему хорошим.

- Я счастлива, мама. Почему этого не может быть достаточно?

Она вздохнула, и я услышала, как она заерзала на противоположном конце линии.

- Потому что ты не будешь счастлива всегда. Пока ты этого не знаешь, но, в конце концов, это произойдет.  Он просто опустошит тебя.

Я покачала головой и встала.

- Он хороший человек, мама. Я буду счастлива здесь.

- Посмотрим, как долго это продлится. Ни один мужчина не совершенен. Вот  увидишь... И Айова?.. Удачи с морозами. Ты никогда не могла справиться с холодом. Ты вернешься к Чарли в ноябре, - сказала она уставшим голосом.

- Я должна идти, мама. У Чарли есть мой адрес, если ты захочешь написать, - прошептала я.

- Хорошо. Я тоже должна идти. Фил только что подъехал. Была рада услышать тебя. Просто дай мне знать, если ты решишь приехать сюда вместо того, чтобы вернуться к Чарли. Я должна буду предупредить Фила, - сказала она.

- Я не уеду, мама. Это – моя жизнь, - сказала я.

- Хорошо. Ну, удачи, Белла. Я должна идти, прежде чем он поймает меня болтающей по телефону. 

Я закрыла глаза.

- Я люблю тебя, мама, - прошептала я, но на линии уже пошли гудки. Она повесила трубку, чтобы заботиться о Филе.

Я должна, наконец, понять, что все кончено, как и этот разговор.

 Мама говорила, что любит меня, всего два раза за всю жизнь.

Первый - после того, как я вытащила ее из лап жестокого друга и привезла в больницу, и второй - когда я в последний раз видела ее, уезжая к Чарли. Не знаю, почему я ожидала этих слов от нее сейчас.

Решительно кивнув, я выключила телефон и бросила его в мусорную корзину.

Я покончила с ними.

Единственное, что они делают – причиняют мне боль.

Я нашла свое место. И оно было здесь.

Я вышла из уборной, зная, чего хочу.

Если я должна быть тихой женой, я ею буду.

Я изменюсь и сделаю все, что нужно, ради этого.

~~oo~~ 

Мы вернулись домой уже во второй половине дня, но Карлайла и Эсме еще не было. Розали предложила что-нибудь купить в городе на ужин, это был блестящий план, так как у нас было мало времени, чтобы что-то приготовить, учитывая, что мы с Эдвардом должны пойти на урок.

Сам Эдвард прибыл, как раз когда мы остановили повозку в нашем дворе. Он улыбнулся и помог нам разгрузить покупки. Его глаза смотрели на меня с обеспокоенностью, когда я схватила муку и зерно, которое мы приобрели. Я слегка поморщилась от боли в мышцах, и он предложил забрать тяжелую сумку с зерном.

Я попрощалась только с Розали и Элис, так как Эмметт был занят - распрягал коня.

Эдвард помог мне забраться в его багги, и мы направились к следующей тяжелой части моего дня – встрече с Епископом. Я размышляла, станет ли он упомянуть мою ссору с Джеймсом и будет ли делать из нее пример моего своеволия?

- Ты очень тихая, - сказал Эдвард через мгновение. - Ты в порядке?

Я кивнула и нахмурилась.

Мне не хотелось, чтобы Эдвард расстроился из-за Джеймса, но в то же время я не хотела, чтобы он узнал об этом от Епископа, а не от меня.

- Джеймс был в городе сегодня, - тихо сказала я.

- Что произошло? - спросил он встревоженно.

Я покачала головой и попыталась улыбнуться.

- Он ничего не сказал. Розали была расстроена. Но Бенджамин вмешался и заставил его уйти.

Эдвард замер и посмотрел на меня с беспокойством.

- Он угрожал вам? Он не прикасался к тебе? Что он сделал?

Я покачала головой.

- Нет, он просто хотел напугать нас. Бенджамин появился в нужное время, - сказала я и коснулась руки Эдварда, чтобы успокоить его.

Он стегнул коня еще раз и перевел взгляд с дороги снова на меня.

- Получается, ты разговаривала с Бенджамином?

- Он будет на ужине сегодня вечером, - сказала я, пытаясь сменить тему.

Эдвард молчал всю оставшуюся часть поездки, задумчиво глядя перед собой. Когда мы достигли дома Епископа, он выпряг коня из багги и привязал его возле пастбища. Когда он повернулся ко мне, его улыбка была грустной.

- Я должен был поехать с вами сегодня.

- Ты не можешь быть со мной каждую минуту, Эдвард, - ответила я и снова нахмурилась из-за того, что он настолько беспокоился, когда мы находились порознь. 

- Но я могу защитить тебя.

- Здесь я - в безопасности, Эдвард. Ты меня защищаешь, - пробормотала я и попыталась улыбнуться, пока мы шли к дому.

Я начала подниматься по ступенькам к двери, Эдвард следовал позади меня. Мы зашли на крыльцо как раз, когда открылась дверь, и Рэйчел, улыбнувшись, жестом пригласила нас внутрь.

- Мы можем начать пораньше! Отец позволил Захарию поговорить с вами некоторое время, пока сам занят делами. Проходите! - сказала она и взяла меня за руку, чтобы отвести в комнату, где мы были на последнем уроке крещения.

Только на этот раз вместо скамеек для нас принесли стол, за которым мы могли бы расположиться, и молодой Епископ Захария встал из-за него и улыбнулся, когда мы зашли.

- Добро пожаловать! Пожалуйста, приходите и присоединяйтесь ко мне! Изабелла, Эдвард, так приятно видеть вас снова, - сказал он радушно. Рейчел села рядом со мной, в то время как Эдвард сел с Захарией, как раз напротив нас.

- Вы помогаете епископу Йодеру с уроками? - спросил Эдвард с любопытством.

Мне тоже было любопытно.

«Епископ избегает нас?»

- Сегодня я оказался здесь и с радостью согласился помочь. Но, думаю, что он хочет возобновить работу по воскресеньям. Но я могу подменить еще раз, если он попросит и если это ускорит процесс, - сказал он, и я не могла не заметить быстрый взгляд, которым он скользнул по Рейчел.

«Сколько же ему лет? – задалась вопросом я. - Рэйчел совсем юная, разве она не слишком молода, чтобы выходить замуж? Захария надеется на скорейшую свадьбу?

И тут я снова вспомнила о том, что говорили мне Бенджамина с Эмметом.

Да и Епископ тоже.

Я не была типичной девушкой Амиш.

Я сидела тихонько и  слушала, как Захария обсуждал правила «Орднунга» (п.б.: нем. ordnung — установленный порядок, устав) и управления домом, с некоторыми из которых я внутренне боролась.

Семья Амиши - это муж, жена и дети. 

Дети были благословением Бога. И чем больше их было, тем лучше.

Жена должна быть хранительницей очага, должна хорошо заботиться о доме и поддерживать в нем порядок для мужа. 

Жена должна служить мужу и выполнять его решения без жалоб.

Муж был главой семьи, его слово – законом, а обязанностью – полностью обеспечивать семью всем необходимым.

Время от времени Эдвард бросал на меня взгляд. Я могла видеть его краем глаза, но не смела посмотреть в открытую.

Слова Захарии могли вызвать радостное головокружение у Рейчел, которая сидела, лучась улыбкой, а мне пришлось снова задаться вопросом, был ли Епископ и другие правы?

Может быть, я не создана для этой жизни?

~~oo~~ 

Епископ появился в конце урока. Он вошел и коротко рассказал, чему будет посвящено следующее занятие, которое состоится в воскресенье. Я тихонько стояла за спиной Эдварда, а Епископ смотрел на меня, обращаясь к присутствующим мужчинам, а затем отослал меня и Рейчел из комнаты. Я кивнула и поблагодарила, как сделала Рейчел, и быстро вышла на крыльцо дожидаться Эдварда. 

Когда мы были вне пределов слышимости мужчин, она издала долгий раздраженный вдох и посмотрела на меня, качая головой.

- Есть много вещей, с которыми я согласна, но я планирую быть партнером моего мужа, а не его рабом, - пробормотала она.

- Но “Ордунг” говорит… - начала было я, но осеклась, когда она закатила глаза.

- Бог создал мужчину и женщину, чтобы они жили бок о бок, а не один над другим. Это способ мужчин контролировать нас, - сказала она и потянула меня вниз с крыльца, чтобы они не могли услышать нас.

- Не волнуйся, Изабелла. Эдвард понимает это. Он не видит в тебе рабыню, - сказала она и похлопала меня по плечу, когда я нахмурилась.

Откуда я должна была знать, какие правила действительно применяются и какие из них могут быть скорректированы под ситуацию?

«И почему у них такие правила, если люди не верят в них? И почему они не записаны где-нибудь? Это бы многое сделало проще».

- Они могут изменить правила в соответствии с нуждами общины, - объяснила она. (п.п.: «Орднунг» незначительно различается в разных общинах амишей, и в разных церковных округах одной общины правила тоже могут слегка отличаться. «Орднунг» - это скорее практическое руководство к жизни в общине, нежели религиозная доктрина, определяющая понятие греха.)

- Ну, это полностью сбивает с толку, - я фыркнула и обняла себя, чувствуя себя растерянной.

- Рэйчел! Идем!

Рэйчел бросилась внутрь мимо Эдварда, когда он выходил на улицу с Захарией. Молодой Епископ проводил ее взглядом,  что-то тихо сказав Эдварду, который робко улыбнулся и посмотрел в мою сторону. Он попрощался с молодым Епископом, надел шляпу и направился ко мне. Мы шли к телеге в молчании, и его улыбка дрогнула. Он быстро запряг коня и позволил мне сесть на место, прежде чем  присоединился сам.

- Ты обеспокоена, - сказал Эдвард, когда мы тронулись.

Я вздохнула и пожала плечами.

- Я в замешательстве, - пробормотала я и посмотрела на него.

Эдвард чуть сбавил шаг лошади, чтобы иметь возможность посмотреть на меня с большим вниманием. 

- Это связано с тем, что мы обсуждали сегодня? - спросил он, беспокойно закусывая губу.

Я кивнула нерешительно.

- Немного. Но и с тем, что произошло сегодня тоже, - сказала я осторожно. - Эдвард? Я слишком откровенная?

Он выглядел озадаченным.

- Что ты имеешь в виду?

Я вздохнула и рассказала ему, что случилось в гараже, а затем то, что случилось в магазине с Джеймсом и Бенджамином, тогда Эдвард остановил коляску на обочине дороги и повернулся ко мне.

- Белла, ты именно та, кого я хочу видеть как свою жену и партнера. Я понимаю точку зрения Эммета и даже Бенджамина. Традиционная женщина Амиш тихая в быту и на публике. Но если бы ты была спокойной и сдержанной, как другие девушки, нас бы здесь не было. Твое мужество свело нас, когда у меня его не было. Твоя храбрость и откровенность сохранили вам жизнь, когда я не мог быть рядом. И я не хотел бы, чтобы ты была другой, - сказал он, его голос звучал уверенно. 

- Но это не… - начала я, но он покачал головой и перебил меня.

- Белла, ты будешь моим партнером по жизни. Мы стоим рядом друг с другом, не выше и не ниже. Бог создал Еву из ребра Адама, потому что Он хотел, чтобы Ева и Адам были равны. Не выше или ниже. Если бы Он хотел, чтобы Ева была слугой Адама, Он сделал бы ее из кости его ноги. Амиши любят и уважают друг друга. Не служат. Только одному мы служим, Богу. Разве ты не видишь это между Карлайлом и Эсме? - спросил он, его голос смягчился при упоминании тети и дяди.

Я кивнула, чувствуя ком в горле.

- Просто день был трудный, - прошептала я.

Он взял мою руку и поднес ее к губам.

- Ты не сделала ничего плохого, Белла. Я хочу, чтобы ты была такой же, как всегда. Не расстраивайся из-за того, что ты слышала сегодня. Захария воспитывался так же, как Бишоп. И если мне суждено быть в роли Епископа, ты не думаешь, что у нас будет влияние, чтобы изменить правила? - спросил он, улыбаясь.

Эдвард наклонился и быстро меня поцеловал, искренность в его глазах позволила мне немного расслабиться.

- Я не хочу, чтобы ты была другой, Белла, - прошептал он.

Я кивнула и улыбнулась, глядя, как он стеганул вожжами, направив багги по дороге к дому. Я думала о том, что он сказал. Он хотел меня такой, какой я была, независимо от того, что говорил “Ордунг”. Он хотел меня, как своего партнера.

И был прав. Карлайл и Эсме жили, как мы хотели бы жить, и они были на хорошем счету в обществе.

Мне просто нужно время, чтобы научиться сдерживаться в присутствии других.

Мы прибыли в дом Эдварда, когда солнце садилось. Он показал мне, как выпрячь коня из телеги, и улыбался, когда смотрел, как я веду лошадь в стойло. Опять же, конь просто знал, куда идти,  я же просто шла рядом с ним. Но он заржал, когда я аккуратно закрыла стойло, и, наклонив голову, подтолкнул меня, прежде чем я смогла отойти.

- Он очарован тобой, - усмехнулся Эдвард и потащил меня за руку.

- Он не такой уж непробиваемый, - я пошутила, чувствуя, как лошадь фыркнула позади меня.

Эдвард вытащил меня из сарая, и мы медленно пошли к Калленам.

Прежде чем мы добрались до вершины холма, Эдвард заставил меня остановиться и мягко  поцеловал. Когда я отстранилась, чтобы взглянуть на него, он улыбнулся и вытащил что-то из кармана. Я растерянно посмотрела на завернутый в ткань сверток в его руке. 

- Для чего это? - спросила я, глядя на его веселое лицо.

- Я не могу ждать, когда кончится ужин, чтобы дать тебе это. Я давно хотел подарить его тебе и решил сделать это сегодня, чтобы твой день стал особенным, - пробормотал он и положил сверток в мою руку.

Я могла бы сказать, что это была какая-то книга, судя по весу.

-  Что это? - сказала я, улыбаясь.

- Разве в Английском мире вы не дарите своим любимым памятный подарок в день рождения? - спросил он.

Я посмотрела на него, думая о том, каким трудным был этот день.

«Неужели сегодня мой день рождения?»

Я не могла вспомнить дату.

«Но откуда Эдвард узнал?»

- Мой день рождения? - спросила я тихим голосом.

Эдвард кивнул и коснулся губами моего лба.

- Ты не знаешь, что он сегодня? 

Я покачала головой и посмотрела на подарок в моих руках, ощущая, как глаза наполняются слезами. Я почувствовала, как его пальцы вытерли слезинки, а его рука отклонила мою голову, чтобы взглянуть на меня.

- Почему ты плачешь? - спросил Эдвард.

- Обычно я не праздную свой день рождения, - прошептала я и снова прикоснулась к подарку.

Нахмурив лоб, он прижал меня ближе.

- Ну, тогда это будет первый из многих. Я буду праздновать твой день рождения, радуясь тому, что ты рядом со мной, - сказал он и поцеловал меня снова. - Ты откроешь? - прошептал Эдвард в мои губы.

Я усмехнулась и отстранилась, глядя на него возбужденными глазами, и когда отодвинула ткань упаковки,  увидела небольшую книгу в кожаном переплете. Открыв ее, я ахнула, когда  прочитала то, что было на титульной странице.

“Моей Белле.
Моей любимой.
Навсегда.
Твой Эдвард”

Я перевернула страницу и улыбнулась, когда прочитала стихотворение.

Первое стихотворение, которое он написал мне, то самое, что я нашла на его столе в первый день в его доме.

- Это твои стихи, - сказала я, глядя на него со всей любовью, которую  чувствовала в своем сердце.

- Это кое-что от меня для тебя, чтобы ты всегда могла носить его с собой, - прошептал он.

- Мне нравится. Оно идеально подходит, - сказала я и потянулась, чтобы поцеловать Эдварда еще раз.

Он обнимал меня до того момента, как солнце стало уходить за горизонт.

Когда мы, наконец, подошли к дому, было почти темно, а когда прошли в кухню и обнаружили там Розали, Эммета, Элис и Бенджамина, то мне показалось, что мой день стал еще лучше. Эдвард сжал его руку крепко, так как был рад увидеть своего друга с нами еще раз.

За ужином мы ели и наслаждались компанией друг друга. Бенджамин казался более непринужденным, смеясь вместе с Эдвардом, и в целом сегодня вечером эти двое выглядели веселее, чем за все время, что я прожила с Калленами. 

Элис и Розали обняли меня, пока мы убирались, а мужчины расслаблялись на крыльце. Затем Эммет пришел внутрь и тихо увел Розали наверх. Она по-прежнему была сдержаннее обычного из-за всего, что произошло днем, и, похоже, Эммет знал или чувствовал это. Я надеялась, что он успокоит ее, когда, уведя наверх, поговорит с ней об этом наедине. Потому что Розали нужно чувствовать себя в безопасности, и только Эммет мог бы сделать это для нее. 

Элис подмигнула мне и тоже исчезла наверху, когда я направилась к двери, возле которой тихо беседовали Бенджамин и Эдвард. Я не могла расслышать все, что они говорили, но я видела, как Бенджамин наклонился, обнимая своего друга. Отстраняясь, он хлопнул Эдварда по спине и повернулся, чтобы уйти. На полпути вниз по ступенькам он обернулся и сказал, кивнув в сторону двери:

- Скоро увидимся. Спасибо за то, что попросила меня приехать, Изабелла.

Уже исчезая в темноте, он махнул рукой, зовя Эдварда, и когда тот вернулся в дом, то улыбался.

- Он останется? - спросила я, надеясь, что Эдвард убедил Бенджамина.

Эдвард обнял меня и уткнулся в мои волосы, затем  вздохнул и кивнул.

- Он подгонит свою машину к дому. И он останется.

Я обняла Эдварда в ответ, чувствуя его облегчение от того, что его друг возвращается.

- Прежде чем ты уйдешь, у меня есть кое-что для тебя, - прошептала я и отстранилась, чтобы взять сумку и достать чек за проданный грузовик.

Несколько секунд Эдвард смотрел на него широко раскрытыми глазами.

- Столько заплатили за твой грузовик? – наконец выдохнул он.

Я кивнула.

- Если можно, я хотела, чтобы часть этой суммы вернулась обратно в общину. Но мы так же должны оставить деньги на зиму, - пояснила я.

Улыбка Эдварда стала шире, и он снова крепко меня обнял. Его губы были мягкими, когда прижимались к моим, а руки скользили по спине, притягивая меня ближе. Он сделал глубокий вдох и покачал головой, глядя на меня сверху вниз.

- Ты меня удивляешь каждый день. Мы хорошо переживем эту зиму. Спасибо, Белла. Не волнуйся, у нас все получится, потому что мы будем вместе, - прошептал он и сунул чек в карман, остатки пережитого шока все еще присутствовали на его лице.

Мы услышали, как передняя дверь открылась, и инстинктивно отстранились.

Эсме посмотрела на нас и улыбнулась. Она кивнула и исчезла наверху, а Карлайл, следующий за ней, отвесил нам быстрый поклон. 

«Значит, сейчас намного позже, чем я себе представляла».

Эдвард взял меня за руку, вывел на крыльцо и притянул в еще одни теплые объятья.

- Мне нужно пойти, устроить Бенджамина. Я сожалею, что не могу остаться дольше. Уже поздно, но я хотел бы поблагодарить тебя за всю твою любовь и поддержку, Белла, - сказал он, отстраняясь, чтобы посмотреть на меня.

- Я возьму чек с отсроченной датой платежа за эту услугу, - сказала я и расхохоталась, Эдвард посмотрел на меня с любопытством.

Ну, я могла только надеяться провести еще один дождливый день в его доме. Но это было не то, что я имела в виду.

- Все хорошо, устрой Бенджамина поудобнее, а завтра приведи его на завтрак. У нас еще будет время побыть вместе, - ответила я и поцеловала его, прежде чем он отступил.

- С днем ​​рождения, Белла. И не волнуйся о том, что произошло сегодня. Завтра будет новый день, - сказал Эдвард и, уходя, поцеловал меня еще раз.

Я смотрела, как он направился обратно на холм к своему дому.

Но на этот раз я улыбалась, когда смотрела ему вслед.

Потому что  знала, что сегодня он не будет одинок.

- Я рада, что Бенджамин остался с Эдвардом, - прошептала Элис, когда я закрыла дверь нашей спальни.

Мы улеглись, и я держала лампу так, чтобы можно было читать книгу, которую Эдвард подарил мне. Он не только переписал в нее свои стихи, он и нашел важные моменты в Библии, которые, как он думал, подтверждали его любовь ко мне. Я читала, пока не начала зевать, все больше осознавая, насколько Эдвард заботился обо мне. 

Погасив лампу, я закрыла глаза, улыбаясь в темноте мысли, что он сделал мне самый лучший подарок.

Он подарил мне свое сердце и свою жизнь.

_________________________________________________
Спасибо за редакцию: Анка72 и Свету

 



Источник: http://robsten.ru/forum/96-1531-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Valentina (10.09.2016) | Автор: Valentina
Просмотров: 775 | Комментарии: 18 | Рейтинг: 5.0/25
Всего комментариев: 181 2 »
avatar
0
18
Спасибо большое.
avatar
0
17
Замечательно, что эта история имеет продолжение! Очень хочется видеть свадьбу Эдварда и Бэллы, а также их брачную ночь!
avatar
0
16
Хорошо, что Бенджамин вернулся)
avatar
0
15
Спасибо за продолжение! good
avatar
0
14
Спасибо большое за главу!Первый шаг сделано! good good good good good good good good good good good good good good good good good good
avatar
0
13
Спасибо за новую главу!!!!!! lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
0
12
супер JC_flirt спасибо lovi06032
avatar
0
11
Спасибо!
avatar
0
10
Спасибо за долгожданное продолжение! lovi06032
avatar
0
9
Спасибо!!!
1-10 11-18
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]