Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Вес короны. Глава 15

Глава 15

15 августа, 1520 года – Адельтон-холл

Розали смотрела, как Изабелла читает потрепанную книгу.
- Никогда не думала, что у тебя есть так много книг, - улыбнулась принцесса, подходя к девушке. – Кажется, это уже пятая за месяц.
- За чтением время идет быстрее, - ответила Изабелла. Эдвард опять был в отлучке. Он ушел, взяв с собой часть армии, чтобы дать отпор приближающимся силам Виктории из Колдвика. Он отсутствовал уже несколько дней, и Изабелла скучала. Розали не вызывала ее к себе, в первую очередь потому, что не знала, как теперь разговаривать с девушкой.
- Несправедливо, что мы не можем задержать его здесь и защитить так, как он защищает нас, - пробормотала Розали и села рядом с Изабеллой на каменную скамью. В ее глазах читалось поражение. Ветерок раскачивал цветы на ближайшей клумбе, и их аромат разливался в воздухе.
- Он никогда не останется в тылу. Это ранило бы его гордость, - вздохнула Изабелла.
- Тем не менее есть кое-что, что мешает ему достичь величия, - осторожно начала Розали. Изабелла закрыла книгу и чихнула, так как поднявшаяся со страниц пыль попала ей в нос.
- Я не буду вмешиваться в это, ваше королевское высочество, - сказала она, отведя взгляд.
- Я не буду настаивать, Изабелла. Но ты тоже понимаешь, кем он может стать.
- Он потеряет даже ту небольшую свободу, которой обладает сейчас, - тихо заявила девушка. Ее губы сжались, боясь того, что ждет их в будущем.
- Он был рожден для короны. Больше мне нечего сказать.
Изабелла посмотрела на закрытую книгу, зная, что принцесса права. Она не могла возражать ей, хорошо понимая, какое бремя та уже несет. Рука Розали легла ей на плечи.
- Изабелла, я никогда не буду заставлять его становиться Уильямом. Я никогда не разлучу вас.
- Тогда чего хочет ваше королевское высочество? – тихо спросила Изабелла.
- Я хочу, чтобы ничего этого не было, - негромко ответила Розали, но потом в ее голосе прорвались давно сдерживаемые страсти. Казалось, разоблачение Эдварда придало новых сил ее надеждам. – Я хочу, чтобы Джаспер был жив, чтобы мы могли прогуляться с ним по садам Уэсспорта. Но этого никогда не будет. Мы находимся здесь, хотим этого или нет. – Изабелла видела решимость в глазах принцессы. – Если Эдвард отказывается быть тем, кто он есть на самом деле, то мне придется продолжать свое дело, а он будет рядом со мной как генерал.
Изабеллу пронзил стыд за то, что она не хотела будущего величия для Эдварда.
- Он бежит от своей судьбы всю свою жизнь, ваше королевское высочество.
- Я знаю, Изабелла. Я знаю, - прошептала Розали. - Но может быть, пришла пора остановиться. Настанет день, когда он поймет, что пора сбросить свою маску. Но тогда может быть уже поздно, - зловещим голосом сказала она. – И я понимаю, что когда на сцене появится Уильям, Эдварду придется уйти.
Изабелла кивнула и перевела взгляд на складки платья.
- Простите, ваше королевское высочество, - прошептала она. Принцесса сжала руку Изабеллы, понимая, почему она извиняется.
- Не беспокойся. Эдвард всегда будет рядом с тобой. После войны вы оба обретете ту жизнь, которой заслуживаете. – Слова успокоили девушку. Изабелла смогла встретиться взглядом с Розали. Принцесса улыбнулась ей и показала на книгу.
- О чем она?
Изабелла протянула потрепанный томик Розали.
- В ней рассказывается о рыцаре, который отправляется в путешествие со своим королем и уже никогда не вернется домой, - ответила она. Пальцы Розали коснулись букв на обложке. На коже было искусно выгравировано большими буквами «La Chanson de Roland».
- Звучит трагично, - прокомментировала принцесса, нахмурившись. Она открыла книгу и перевернула несколько страниц, облизывая палец, чтобы разлепить слипшиеся страницы.
- Наоборот, - улыбнулась Изабелла. – Это одна из лучших книг, что я читала за последнее время. Хотите почитать ее? – предложила она. Розали заколебалась, но приняла книгу. Она продолжила листать страницы, скользя взглядом по начертанным буквам.
- Если она хотя бы наполовину отвлечет меня от проблем, то я буду рада почитать ее, - улыбнулась Розали. Изабелла встала и поклонилась.
- У меня есть и еще книги. Дайте мне знать, когда закончите эту, и я предложу вам следующую.
Девушка оставила принцессу в саду и ушла, проигнорировав внезапно начавшуюся тошноту и головокружение.

19 августа – Адельтон-холл

Саймон Раджак не отводил взгляда от записки. Его пальцы поглаживали шрам на щеке. Он не мог перестать читать ее с момента получения. Им чудом удалось заполучить этот клочок бумаги. Раджак не переставал размышлять, что пришлось сделать его жене, чтобы отправить его.
К нему подъехал Эдвард Каллен. Раджак ощутил на себе пристальный взгляд человека в маске.
- Мы вытащим ее, Саймон, - сказал Эдвард. Он понимал, что сейчас чувствует друг. Он знал, что чувствовал бы сам на его месте.
- Не могу представить, какие адские муки она переносит там, - пробормотал Раджак. Почерк Амалии был не таким ровным и аккуратным, как обычно. Казалось, женщина торопилась и зачеркнула много слов, чтобы найти нужные. Он хотел знать, что она чувствовала и думала в этот момент. В записке не было ни слова о том, что она находится в безопасности.
- Если ты будешь постоянно думать об этом, то ни к чему хорошему это не приведет, - произнес низкий голос рядом. Раджак резко повернулся к нему.
- Что ты понимаешь в этом? – И замолчал. Все знали, что Эдвард Каллен сделал ради спасения Изабеллы Свон. Он рискнул пробраться в столицу османской империи, чтобы вытащить ее. Таинственный генерал в маске, Лев Севера рискнул всем ради нее. Если кто-то и мог понять Раджака, то это был Эдвард.
- Поверь мне, Раджак. Сохраняй ясность ума, и ты поймешь, что должен делать. Поддайся страху и ярости, и это будет стоит Амалии жизни, - предупредил Каллен.
Дальше они ехали молча. Колдвик снова был в безопасности и после того, как его освободили от людей Виктории, на самом деле предан Розали. Все это произошло благодаря Амалии Раджак, втайне отправившей им записку. Никто не выдавал этого секрета. Если бы Виктория узнала про поступок Амалии, то бедной женщине пришлось бы плохо.
После полудня усталыми и потрепанными они вернулись в Адельтон-холл. Изабелла не встретила Эдварда, как обычно. Он нашел ее в Паласе, где девушка присматривала за пациентами. Привезли еще раненых, и она помогала матери и Софии. Эдвард наблюдал за ней издали. Изабелла носилась как угорелая, и пот стекал по ее вискам. Она рассеянно смахивала капельки, не замечая, что за ней следят зеленые глаза.
- Смотри, это генерал Каллен? – вдруг услышала Изабелла разговор двух медсестер, которые раньше были служанками в замке, и девушка знала их с самого рождения.
- Ты помнишь, каким он был? – прошептала вторая медсестра.
- Да, но сейчас он кажется даже притягательным. Странно, но это так, - хихикнула женщина.
- Это только из-за его подвигов. Лежа с ним в постели, ты бы жалела о своих желаниях, - фыркнула вторая.
Изабелла резко повернулась к ним.
- Прекратите эту болтовню по поводу моего жениха, или я вышвырну вас обеих из замка! – выплюнула она им. Горничные с побелевшим лицом быстро убежали. Эдвард подошел к жене, хмурясь под маской.
- Это не похоже на тебя. Что случилось? – Изабелла растерянно повернулась к нему.
- Прости, но мое терпение закончилось. Как можно болтать о такой ерунде, когда тут страдают люди? Можно подумать, мы опять вернулись ко двору в Уэсспорт!
Эдвард промолчал, видя, что ее тревожит что-то еще. Но Изабелла вдруг тряхнула головой и застенчиво улыбнулась.
- Прости меня, - она прикоснулась к нему и смягчила ярость. – Добро пожаловать домой.
Эдвард оглядел боль и страдания раненых в Паласе. Солнечный свет тут казался более тусклым, словно яркость лета не могла пробиться через тяжелую атмосферу здесь.
- Об этой стороне войны никогда не говорят, - пробормотал он. В помещении носились медсестры, принимающие привезенных из Колдвика раненых.
Пара молча смотрела, как дрожащие мужчины занимали койки, через их повязки просачивалась кровь, некоторые потеряли конечность.
- Всегда говорят о подвигах, о великих армиях, о смелых людях. Всегда слишком идеализируют смерть, - пробормотал Эдвард. – Но о подобном никогда не говорят. Эти страдания обычных людей всегда игнорируют.
Изабелла повернулась к нему. Они уже несколько недель почти не принимали участия в боевых действиях, но война уже сказывалась на них. Изабелла считала, что Эдвард страдает больше нее, поскольку вновь сталкивался с адскими кошмарами войны.
- Где Розали? – спросил Каллен. Он хотел поговорить с принцессой о Колдвике и Амалии Раджак. Им пора было делать следующий ход.
Изабелла вытерла руки передником, оглядываясь. София кидалась от одной койки к другой, пытаясь помочь как можно быстрее. Элис перевязывала легкие раны. Отец Николас и Алан Мур помогали переносить тяжелых раненых. Даже Рене Свон помогала в меру своих сил. Тут были и миссис Хаммонд, и другие служанки замка, и все усердно трудились.
- Думаю, у себя вместе с лордами Атаром и Гловендейлом, - предположила Изабелла. – Иди, Эдвард. Ты уже видел много крови для одного дня, - с грустью сказала она. Эдвард сжал зубы. Невинность Изабеллы, ее наивность давно были смыты жестокой правдой мира. Взгляд ее карих глаз давно был таким же опытным и древним, как и у него. Он рассеянно погладил жену по щеке и ушел к сестре.
Розали разговаривала с Атаром и Гловендейлом, когда Эдвард вошел к ней. Атар не мог не заметить изменений в поведении принцессы. Подозрение к Каллену исчезло и, казалось, она была рада видеть Эдварда.
Шутить времени не было. Эдвард сел к ним за стол и быстро рассказал о конфликте в Колдвике. Местные жители помогли им, и от плененных солдат они добились новой информации.
- Лорд Дурун жив, - рассказал Эдвард.
- Виктория не казнила его? – удивленно спросил Атар.
- Ему удалось сбежать на север с другими лордами.
- Тогда почему он не присоединяется к нам?
- В Англоа вернулись англичане, - с неохотой выложил Эдвард плохие новости.
Кулак Гловендейла с силой ударил по столу. Лорд стиснул зубы.
- Черт! – выплюнул он.
- Тогда там вновь идут бои? – спросила Розали. По какой-то причине она была бледной, пальцы дрожали, а дыхание стало поверхностным. Мужчины посчитали, что новость о возвращении англичан расстроила ее.
- Скорее всего, они увидели возможность воспользоваться нашим внутренним конфликтом и нанести удар, - предположил Эдвард.
- Это плохо, - вздохнул Атар.
- Пока они только отправляют разведчиков, проверяя положение дел, - объяснил Эдвард.
- Виктория навлекла на нас гибель, - прошептал Гловендейл. Он с тоской посмотрел на Эдварда через стол.
Атар поднял руку.
- То, что сделала Виктория, та сделка, что она заключила с англичанами – не такая большая тайна, как вы считаете, мой друг. Когда вы покинули столицу в погоне за Изабеллой, слухи об этом расползлись по стране.
- Сделка моей сестры, - грустно повторила Розали. – Это невозможно было скрывать вечно, - выдохнула она и повернулась к Эдварду. – Как ты считаешь?
Розали понимала, что Эдвард единственный ее брат, хотел бы, чтобы все видели Викторию такой, какая она есть.
- Ее преступления ужасны, - согласился он. – Но мы не должны распускать про нее слухи. Оставим их до тех пор, пока она не предстанет перед судом, и вот тогда ее допросят обо всем, - заявил он. Розали растерянно нахмурилась. – Она все еще ваша сестра, ваше королевское высочество, и мы должны относиться к ней с уважением.
Розали только усилием воли не приоткрыла рот. Она видела, что попытки Эдварда защитить свою кровь были почти глупостью. Эдвард знал, что совершила Виктория, сколько бед она принесла лично ему, но все равно защищал ее. А ведь она убила его мать.
Розали рассеянно кивнула. Каменные стены ее комнаты не пропускали в нее летнюю жару. В открытое окно проникало пение птиц. При любых других обстоятельствах она с удовольствием наслаждалась бы ею. Но теперь звуки проходили мимо нее.
Капля пота упала с ее виска. Видимо, несмотря на прохладу в комнате, Розали все еще было жарко.
- Мы должны отправить человека на север, который разузнает о ситуации с англичанами.
- Если они атакуют, то северянам придется делать выбор, сражаться за нас или против англичан.
- Если англичане нападут, мы поможем отразить их, - горячо проговорила Розали. – Они захватят наш остров только через мой труп. Мы много лет назад объявили себя свободными от них, и так оно и будет вечно. Сначала мы пойдем сражаться с англичанами. Пусть уж на троне сидит моя сестра-англоанка, чем они.
Атар шлепнул по подлокотникам своего кресла и откинулся на спинку.
- Тогда мы пришли вот к чему, - отметил он. – Нам нужно объединять силы юга. Колдвик стал нашим и выступил против кораблей Виктории. Думаю, что теперь весь регион присоединится к нам.
- А Кантабрия и остальной юг? – уточнил Эдвард.
- Кантабрия пойдет за мной, - сообщил Атар.
- Нам нужна большая армия, чтобы противостоять Виктории. Не меньше десяти тысяч, - добавил Гловендейл. – А у нас едва ли пятая часть.
Все одновременно кивнули.
- Нужно созвать собрание, - заявил Атар. – Нам нужны южные лорды.
Все согласились с этим и запланировали созыв всех южных лордов.

***

Виктория с отвращением уставилась на невысокого человечка. Лорд Куинн был жалким дураком, и она позаботилась, чтобы об этом узнал весь Нью-Лондон.
Она хотела избавиться от всех, в особенности от Торпа. Чем дальше он будет от нее, чем лучше. Но этого коварного ублюдка следовало держать при себе, где за ним можно присмотреть.
Лаунелю было поручено следить за кардиналом в Нью-Лондоне, пока королева решала другие проблемы. Она надеялась, что ее сестру вновь остановят, если она решит вернуться под стены Нью-Лондона.
Однако больше всего ее раздражали слова Торпа, такие бестактные, такие лживые.
Она не могла любить Эдварда Каллена. Виктория стиснула зубы и зашагала по комнате. Леди Савойя, которая следовала за королевой, куда бы та ни поехала, нахмурилась и посмотрела на нее.
- Ваше величество? – спросила она, откладывая рукоделие. – Что-то не так?
Виктория проигнорировала этот вопрос, сжав руки в кулаки. Она продолжала ходить, и ее гнев не утихал.
- Я просто злюсь, моя дорогая. Просто злюсь.
Виктория повернулась к леди и даже смягчилась, увидев откровенный страх на лице Савойи. Даже на своих преданных фрейлин она наводила ужас. Это безмерно радовало бессердечную королеву.
- Эдвард Каллен и Изабелла Свон, - прорычала она.
Для многих не было секретом, что королева положила глаз на внушительного генерала. Моника не удивлялась тому, что Виктория ненавидела Изабеллу, которую так любил Каллен. И она была в тронном зале, когда Изабелла перехитрила королеву. Монике тоже не нравилась эта молодая женщина. Что-то в ней было такое, что тревожило леди Савойю. Моника знала, что и у нее, и тем более у Виктории было гораздо больше, чем Изабелла могла мечтать, но тем не менее они обе с ненавистью думали о ней.
- Я не могу понять вашей неприязни к Каллену, ваше величество. Но полностью согласна с отвращением к молодой леди Свон. Неприятная дама без капли очарования и ума.
Виктория села и забарабанила ногтями по подлокотнику кресла, что-то бормоча себе под нос. Леди Савойя уловила только имя кардинала Торпа и проклятия в его адрес.
- …следует сделать это быстрее, - расслышала Моника.
- Ваше величество, - улыбнулась леди, садясь рядом с королевой. – Когда война будет выиграна, Изабелла Свон потеряет все. Она окажется даже в худшем положении, чем когда обезглавили ее отца. И она останется совершенно одна, потому что и Каллена вы заберете себе.
- Моника, дорогая, - мягко промурлыкала Виктория. Ее глаза опасно блеснули. В них мелькнуло безумие, обычно прячущееся под поверхностью обыденности. Сердце Моники замерло, когда она увидела настоящую, безумную Викторию Фелл.
- Ты на самом деле думаешь, что я оставлю Изабеллу Свон в живых после войны? Если она переживет ее, конечно. – Ее губы изогнулись в довольной улыбке.
- Ваше величество, - осторожно начала Моника. – Я… не понимаю…
К ней повернулись полные злости глаза гадюки.
- И нечего тут понимать, дорогая.
Моника не могла не задуматься, что будет с Изабеллой Свон. Хотя реакция Виктории пугала ее, сама леди находила удовлетворение в знании, что молодая девушка пострадает, так или иначе. Но ее очень интересовало, что станет с генералом в маске. Интересно, сколько Виктория будет держать его в своей постели, прежде чем устанет от него?

***

Дурун вытер пот со лба и в отчаянии уставился на море. Там уже несколько недель стояли корабли, не выказывая желания уходить. Он оглянулся к своей армии, греющейся под ярким солнцем Англоа. Он сбежал из Уэсспорта на север вместе с приходом лета.
Дурун чувствовал себя не в своей тарелке. Он был родом не отсюда, он никого здесь не знал. Эти земли были когда-то верны Триеннам, семье Ребекки Фелл. Почти всех их уничтожили интриги или феодальные конфликты. В живых остался только Джек Триенн, второй двоюродный брат Ребекки. Дуруну показалось странным, что он решил присоединиться к врагам короны. Но, возможно, он следовал путем Джаспера, сожалеющего о поступках его матери и узурпации трона отцом. Джек, казалось, решил очистить свое имя, достичь былой славы и получить искупление грехов.
- В какой-то момент они нападут, - сказал Джек, стоя рядом с Дуруном.
- Пока они выжидают. Пока они видят тут нашу армию, то не тронутся с места. – Дурун повернулся к союзнику. – Но если Виктория отправит на нас вои силы, то они вмешаются в драку. Англичане увидят в этом шанс и выжидают.
Джек в отчаянии посмотрел на корабли. Пока им удавалось сдерживать захватчика, но это не могло продлиться долго.
Море танцевало бурный вальс вместе с сильным ветром. Чайки едва могли летать по прямой. Лето в этих местах было суровее, чем на юге.
На небольшом расстоянии виделись руины Кастелла. Дурун с презрением смотрел на них.
- Эдвард Каллен сражается вместе с Розали Фелл, вместе с лордами Атаром и Фоуксом. Если мы предупредим их об угрозе, разве они не придут нам на помощь? – спросил подошедший к ним офицер. Дурун покачал головой.
- У них у самих много проблем…
- Они взяли Адельтон-холл, насколько я слышал. Кадерра практически их.
Дурун почти слышал надежду в голосе своих офицеров. Он все еще стоял к ним спиной, глядя на северное море.
- Они почти взяли Нью-Лондон. Розали нанесла удар с юга, - продолжил Джек. – Почему бы нам не нанести Виктории удар с севера?
- Если мы уведем армию, то это откроет путь англичанам. Мы застряли здесь, джентльмены, - повернулся к ним Дурун. – Поверьте мне, - вздохнул он, увидев разочарованные лица. – Я ничего так не хочу, как объединить силы и сражаться вместе с Калленом. Но мы должны оставаться здесь. Мы единственная причина, по которой англичане еще не начали вторжение.
- А если силы Розали будут сметены?
Дурун обернулся к офицерам, пытаясь найти нужные слова.
- Тогда мы будем сражаться до последнего вздоха, - прорычал он сквозь зубы. – Я не стану предателем, как Виктория.
Все некоторое время смотрели на него. Ветер рвал их одежду. Тучи закрывали солнце. Но постепенно все кивнули.
Дурун имел верную ему армию в четыре тысячи человек. И он дал всем понять, почему они не могут покинуть свой пост. Все понимали это. Но каждую ночь, прижавшись к костру, чтобы согреться, они передавали друг другу новости с юга. Они говорили о лорде Фоуксе и генерале Каллене. Многие хотели присоединиться к ним. Многие уже воевали под руководством Каллена и хотели вновь сражаться вместе с ним.
В их глазах была надежда. Розали, вероятно, не понимала, какую поддержку она оказывала на севере. И, кажется, Виктория тоже.

21 августа – Адельтон-холл

Изабелла закашлялась, гуляя по саду рядом с матерью. Перед ними шли Эдвард и Розали. Принцесса использовала каждую минуту, которую могла провести с братом. Они часами говорили обо всем и ни о чем. Словно бы брат и сестра хотели наверстать упущенное время. Розали быстро полюбила Эдварда и начала видеть его в другом свете. В ее присутствии поведение Эдварда менялось, так же как и с Изабеллой. Он расслаблялся и чувствовал покой рядом с ними.
Розали много спрашивала его о детстве. Сначала он мало что рассказывал ей, но впоследствии начал постепенно раскрываться. И в свою очередь расспрашивал Розали. Она рассказала ему о своей юности, о том, как Виктория спасла ее, и том, что это было одной из причин, по которым она так сильно любила сестру.
В это холодное утро Розали крепко цеплялась за руку Эдварда, пошатываясь при каждом шаге. Изабелле пришлось остановиться – сильная боль пронзила ее голову. В последнее время ее преследовала мигрень, и этим утром она была особенно сильной. По утрам ее начало и тошнить.
Ее мать остановилась вместе с ней.
- Снова головная боль? – спросила она. Дочь кивнула. – Тебе пора показаться Софии.
Изабелла только отмахнулась. Рене взяла дочь за руки.
- У меня были такие же симптомы, как у тебя, понимаешь?
- Лето выдалось прохладным, - отозвалась Изабелла и закашлялась вновь.
Но Рене покачала головой.
- У меня были те же симптомы, когда я носила тебя, - пояснила она.
Кашель Изабеллы прошел, и девушка побледнела.
Но тут раздались крики охранников, бросившихся к ним. Изабелла затуманившимся зрением видела, как упала на руки Эдварда Розали. Ее тошнота усилилась, и ослабевшая девушка рухнула на землю.



Источник: http://robsten.ru/forum/96-3157-5
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: amberit (10.01.2021) | Автор: перевод amberit
Просмотров: 304 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 9
0
9   [Материал]
  Ну можно предположить, что Белла беременна, но Розали то с чего в обморок рухнула?

1
7   [Материал]
  Спасибо за интересное продолжение! good  lovi06032

0
8   [Материал]
  nataliyakubenko76,  :1_012: 

Пожалуйста от всех нас! 
      

2
4   [Материал]
  Теперь, если они не перестанут скрывать брак, придется скрывать саму Изабеллу. Спасибо за главу)

1
5   [Материал]
  Танюш9954 ,  1_012 
Пожалуйста от всех нас! 

Цитата
Теперь, если они не перестанут скрывать брак, придется скрывать саму Изабеллу.
Верно!  fund02016 Она оказывается в большой опасности! 
Танюша, спасибо за комментарий!  fund02016  lovi06015  lovi06015 
      

1
6   [Материал]
  Да с чего все решили, что Белла беременна? Из-за того, что так ее мать предположила, не отличающаяся большим умом?

1
3   [Материал]
  Спасибо за главу!  good  lovi06015 
      

2
1   [Материал]
  спасибо) 1_012

1
2   [Материал]
  Elena_moon ,  1_012 
Пожалуйста от всех нас! 
      

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]