Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Воровка сердец. Глава 22. Изюм в роме


 

 

 

 

 


EPOV

- Эти... глупые обвинения никак не повлияют на нашу работу и ежедневно проводимые операции. До тех пор, пока у нас есть пациенты, жизнь продолжается.

Джеймс ровно сидит за своим столом в окружении остальных членов его врачебной команды. Его костюм безупречен. Вокруг его глаз нет темных кругов; никаких тревожных морщин на лбу. Он выглядит хорошо отдохнувшим и готовым к новому яркому дню.

- Жизнь продолжается, - резко отвечает Кейт, стоя у окна с видом на Сиэтл спиной к нам. – Жизнь продолжается, но есть маленькая глупая сука, - выплевывает она, - которая находится где-то там и может посадить нас за решетку на всю эту нашу жизнь.

Я равнодушно смотрю на нее. Но внутри меня каждый мускул моего тела напрягается и закипает.

Гаррет приближается к Кейт и, положив ей руку на плечо, пытается ее успокоить. Она раздраженно отталкивает его.

- Лживая маленькая сука, - уточняет Джеймс, его голубые спокойные глаза сосредоточены на рисунке, который он выводит на своем столе. - Это же все ложь, так зачем беспокоиться, Кейт?

- Я говорила, что в ней что-то есть, - дрожащим голосом шипит Кейт, не обращая внимания на его вопрос. - Я говорила тебе. Но вы, мужчины, всегда видите только сиськи да задницу.

Джеймс фыркает.

- Откуда мне было знать, что она не та, за кого себя выдает? - он спокойно продолжает рисовать. – Я же не встречал ее раньше.

Внезапно он поднимает взгляд и разворачивается на стуле в сторону Кейт.

- А ты, Кейт?

Я смотрю, как Кейт застывает и медленно поворачивается к Джеймсу. Хотя она одета так же безупречно, как и всегда, но при этом не выглядит такой же собранной и спокойной, как Джеймс. Ее лицо - болезненно бледное, а глаза - красные. За одну ночь прорезавшиеся на лбу морщины состарили ее лет на десять.

Она выглядит, как дерьмо.

Не волнуйся, Кейт. Это только начало.

- Нет, Джеймс, - хмурится она. - Я никогда не встречала эту шлюху, пока ты не привел ее в наше окружение.

Несколько долгих мгновений они внимательно смотрят друг на друга.

- Кейт, до тех пор, пока мы сохраняем спокойствие, все будет в порядке, - уверяет ее Джеймс. - У них нет доказательств, потому что нечего доказывать, - быстро добавляет он. – Нет никаких доказательств ни о предполагаемых убийствах, ни о покушении на убийство, ни об испытаниях лекарственных препаратов. Мы ничего такого не сделали. Ничего.

Это была своеобразная утренняя мантра. Сорок пять минут в офисе Джеймса звучали опровержения за опровержением. С этой минуты и до суда Джеймс даже улицу не рискнет перейти в неположенном месте, не говоря уже о такой дилетантской оплошности, как признание хоть части своей вины. Он может быть психопатом, но он не глупый психопат.

- Это все работа Лорана, - продолжает он. Это еще одна часть его нового политического курса. - В течение многих лет Лоран завидовал мне, особенно после того, как я взял Тони под свое крыло, - он смотрит на меня. - Должно быть, он и проводил все эти испытания лекарственных препаратов, о которых твердят федералы, и когда его поймали, он, чтобы спасти себя, обвинил во всем нас.

- Но почему Мари, я имею в виду, Изабелла Свон, - спрашивает Гаррет, - обвиняет тебя и Кейт в убийстве своих родителей и в попытке убить ее? – хмурится он. - Это просто не имеет смысла.

Теперь Кейт поворачивается к нему. Она взволновано сжимает кулаками его белую рубашку.

- Подумай, дорогой, - воркует она. – По сведениям наших адвокатов Изабеллу Свон в настоящее время где-то укрывают, что означает, что она, вероятно, преступница, которая заключила сделку с правительством, чтобы избежать тюрьмы. Управление США по надзору за качеством пищевых продуктов и лекарственных средств уже много лет точит на нас зуб. Гаррет, ты знаешь, это же потому, что Джеймс, Тони и я имели наглость, - насмехается она, - выступить против их дерьмовых правил. Это был наилучший способ наказать нас! Уговорить Лорана и Феликса обвинить нас в том, что делали они: испытания, убийства, а затем подослать Изабеллу Свон, чтобы она подтвердила их историю.

- Или, - постукивает по подбородку Джеймс, - возможно, они с самого начала работали все вместе.

Должен признать, что эта парочка - первоклассные лжецы.

- Тони, что-то сегодня утром ты очень тихий, - внезапно говорит Джеймс, встречаясь со мной взглядом.

- Меня волнует, - говорю я, - доказательства, которые могут быть у федералов...

- Тони, Тони, Тони, - Джеймс качает головой и вздыхает. - Ты что, не слышишь меня? У федералов нет ничего. Я долго говорил со своими адвокатами, и они заверили меня в том, что все, что у тех есть, будь то бумаги, пленки, записи - все это сфабриковано.

- А как насчет...

- Тони, - резко прерывает меня Джеймс, наклонившись вперед в кресле. - Ты знал, что Лоран использовал некоторых из наших пациентов в качестве подопытных кроликов, чтобы проверить лекарства, которые он получал от каких-то парней из Horizon Pharm?

Я знаю, что он делает. Он ни в чем не сознается. Его так легко не сломать.

- Нет. Конечно, я не знал ни о каких испытаниях лекарственных препаратов.

- Ты знал, что Лоран и Феликс, по всей видимости, пару лет назад совершили несколько убийств?

Я твердо удерживаю его взгляд.

- Нет.

Он долго и упорно смотрит на меня, прежде чем откинуться назад.

- Тони, наши юристы готовы делать все, чтобы доказать нашу невиновность. Я предлагаю тебе убедиться, что твой адвокат сделает для тебя то же самое. Или... наши адвокаты могут представлять и твои интересы...

Будь осторожен, Каллен.

- Я должен быть с тобой честным, Джеймс. Мой адвокат советует мне из-за обвинений вас с Кейт в убийстве иметь отдельную защиту.

В течение нескольких секунд Джеймс смотрит на меня, а затем его рот медленно растягивается в улыбке. Он встает, обходит вокруг стола и хлопает меня по плечу. От ощущения его грязной руки желание схватить его и выдавить из него жизнь увеличивается в геометрической прогрессии.

- Не волнуйся, Тони, я понял. Это хороший совет. Я бы сделал то же самое, будь я на твоем месте, - он вздыхает и задумывается. – Хотя, знаешь что, мне действительно хотелось бы знать, где сейчас находится моя дорогая Мари, - фыркает он - Или я должен называть ее Изабеллой?

Мне приходится собрать остатки своего самоконтроля, чтобы не отреагировать на его слова.

- Почему ты хочешь знать, где она находится, Джеймс? – спокойно спрашиваю я.

Он отвечает не сразу, а когда делает это, то смотрит на стену.

- Чтобы поговорить с ней. Чтобы просто поговорить с ней.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

Спустя некоторое время я сижу в своем кабинете, борясь с непреодолимым желанием придумать какое-нибудь оправдание, чтобы уйти пораньше. Пойти домой и проверить, убедиться, что она в безопасности. Но все должно идти своим чередом. Я не могу позволить себе вызвать подозрения, особенно сейчас, когда Белла находится у меня дома. Поэтому я просто занимаюсь ежедневной рутиной. Я встречаюсь с пациентами, которые не отменили свои визиты даже после того, как узнали об обвинениях. Я стараюсь хоть чем-нибудь себя занять.

Но вчерашний образ Беллы, лежащей на полу ванной комнаты, в одном лишь полотенце, поспешно на нее накинутом, проматывается у меня в голове, как кинофильм. Я добавил несколько собственных дополнительных сцен, в которых полотенце слетает, она протягивает ко мне руки, я поднимаю ее обнаженное тело и несу в свою кровать. Где теряю себя внутри нее...

Растущая потребность в ней, которую я чувствую каждой клеточкой своего тела, почти болезненна. Ее близость уже стала наркотиком, и я не имею понятия, смогу ли теперь жить без нее.

Я качаю головой, обхватив ее руками.

Белла прошла через ад и, хотя она пытается это скрыть, я могу с уверенностью сказать, что она чего-то боится. Вчера вечером после фиаско в ванной комнате, из-за которого я ощутил себя дерьмом, она притихла. Она должна находиться под моей защитой. Мне следует обеспечивать ее безопасность, но вместо этого буквально через несколько часов после прибытия в квартиру я заставил ее чувствовать себя неловко. Ужин проходил в молчании, хотя Элис говорила достаточно за всех нас. А Белла просто размазывала свою еду по тарелке, прежде чем, извинившись, ушла спать. Элис сказала, что она просто устала, вымотанная событиями последних двух суток. Но у меня осталось такое чувство, что это нечто большее...

Магнитное притяжение к ней, не покидавшее меня всю ночь стало... жестким уроком для самообладания. Оно не унималось, пока я ворочался в соседней комнате. Наоборот, это притяжение с каждым часом усиливалось, и на рассвете я оказался стоящим у двери ее спальни. Тихо открыв ее... я просто смотрел на Беллу. От ее вида – разметавшиеся по моей подушке волосы, крепко завернутое в одеяло тело, спокойное выражение на ее красивом лице - у меня перехватило дыхание. Я просто стоял и смотрел, пока не прибыл Эммет, чтобы заменить меня.

Я обращаю свой взгляд к часам и начинаю отсчитывать минуты до...

Стук в дверь прерывает мои мысли.

С мрачной улыбкой на лице входит Гаррет. Хотя сегодня утром он одет, как всегда, безукоризненно, выглядит он ужасно. Темные круги под глазами, русые волосы неопрятно уложены. Он тихо садится напротив меня.

- Как у тебя дела, Тони?

Я пожимаю плечами.

- Стараюсь держаться.

- Это хорошо. Хорошо. Ты можешь поверить во все эти обвинения? - выдыхает он. – Секретные испытания лекарственных препаратов, обвинения в убийстве, Мари, которая оказалась совершенно другим человеком? – он проводит рукой по своим волосам. - Это похоже на плохое кино.

Я согласно киваю.

Он задумчиво смотрит.

- Хотя, я никак не пойму, почему они делают это. Но я могу поверить в то, что Лоран заключил сделку с правительством, если он действительно проводил те секретные испытания и попался, - он обращает ко мне свой растерянный взгляд. - Но почему эта девушка, Изабелла Свон, прошла через такие неприятности, притворяясь кем-то другим, и сфабриковала доказательства, чтобы все выглядело так, будто Джеймс и Кейт убили ее родителей и пытались убить ее? - недоверчиво добавляет он. - Я знаю, Кейт была к ней… не очень добра...

- Это как-то не очень похоже на то, что она обиделась на не слишком хорошо относившегося к ней человека, - говорю я, не в состоянии контролировать себя.

- Ты прав, ты прав, - быстро соглашается Гаррет. - Но почему же тогда? Зачем ей выдумывать подобную историю? Зачем правительству выдумать такую историю?

Я смотрю на Гаррета, пытаясь определить, насколько сильно на него можно давить, чтобы он не убежал.

- Гаррет, а ты уверен, что Кейт не солгала бы тебе?

На его лице появляется напряжение.

- Смотри, Тони, я хорошо знаю Кейт. Да, у нее есть... некоторые недостатки, но незаконные испытания лекарственных препаратов? Убийство? Нет, - уверенно заявляет он. – Только не Кейт. Нет.

- Не Кейт, - повторяю я. - Но... Как ты думаешь, Джеймс может быть способным на такие поступки?

Гаррет не отвечает. Выражение его лица внезапно меняется от настороженного к обеспокоенному.

- Гаррет, есть что-то... о чем ты хочешь поговорить со мной?

- Ничего особенного, на самом деле, - наконец, извиваясь, говорит он. - Я не должен об этом говорить. Если Джеймс когда-нибудь узнает... - его озабоченные глаза встречаются с моими.

- Зачем Джеймсу об этом знать, Гаррет? Мы просто друзья и коллеги, которые решили поговорить. Последняя пара дней была безумной, - я пробегаю рукой по своим волосам. - Ты и я… мы просто пытаемся справиться с проблемой и выяснить, что происходит вокруг нас.

На довольно долгое время Гаррет задумывается, переведя взгляд с меня на свои колени. Наконец он опускает голову и вздыхает.

- Это просто... после всего, что случилось, начинаешь многое вспоминать, то, о чем раньше даже не задумывался, - его глаза встречаются с моими. - Несколько лет назад какой-то короткий промежуток времени Джеймс вел себя действительно... странно. Он был очень взвинчен, словно находился под постоянным выбросом адреналина. Как-то раз я спросил его, почему он такой оживленный, и он сказал... - его голос дрожит, пока я, затаив дыхание, жду, - что недавно решил проблему, которая не давала ему спать ночами.

Меня сражает ослепительная ярость. Но мне приходится ее унять.

Гаррет пожимает плечами.

- Это глупо, я знаю. Это ведь может означать что угодно, не так ли?

- Правда, - спокойно говорю я.

- Просто то, как он это сказал... Его взгляд, - размышляет Гаррет. - Тони, это был тот самый взгляд... Словно он непобедим. Словно ничто и никто никогда не сможет встать у него на пути.

Я киваю, потому что да, мне хорошо известен этот взгляд, о котором он говорит.

Гаррет хмурится и смотрит в сторону.

- Я помню, как он сказал, что сохранил что-то на память? Что-то, что всегда будет напоминать ему о том, как близко он находился к проигрышу... Тогда я не задумывался об этом, и даже теперь это не имеет никакого смысла, но...

Я не отвечаю. Я стараюсь не слишком громко дышать.

- В любом случае, не бери в голову, - пренебрежительно машет Гаррет. – Забудь о том, что я говорил, - он выпускает длинный прерывистый вздох. – Просто все это сводит меня с ума. Понимаешь, я просто сильно беспокоюсь о Кейт?

Я киваю.

- Конечно, я понимаю. Гаррет, а ты более или менее помнишь, когда это происходило? Не в то ли самое время, когда, по словам этой девушки, – Изабеллы – случилась эта катастрофа?

Гаррет внимательно смотрит на меня и пожимает плечами.

- Я полагаю... что примерно тогда.

Я медленно киваю, стараясь сохранять в своем взгляде спокойствие и уверенность.

- Гаррет, я знаю, что ты любишь Кейт, и ради нее тебе нужно попытаться восстановить в памяти все факты. Это наилучший способ помочь ей.

Он громко сглатывает.

- Ты не помнишь... может, примерно в это же время Кейт уезжала на день или два?

Он прищуривает глаза, и я понимаю, что хожу по очень тонкому льду.

- Гаррет, я просто хочу помочь тебе расставить все по полочкам в твоей собственной голове. Я сам пытаюсь сделать то же самое. Четко разложить даты и факты, чтобы иметь возможность честно ответить, когда придет время. Если мы сделаем это, все сложится для всех нас наилучшим образом.

Он нерешительно кивает.

- Так что ты помнишь, Гаррет? - еще раз спрашиваю я. – Возможно ли, что Кейт тогда... уезжала на день или два?

Он поднимает одно плечо и покорно выдыхает.

- Возможно, Тони. Ты же знаешь, какова моя Кейти. Занятая женщина, всегда готовая к новым подвигам, - его глаза расширяются, как будто он внезапно понимает, что именно сказал. - Но она никогда не смогла бы, Тони, ты знаешь это! - яростно шипит он. - Она никогда не стала бы делать ничего подобного!

Мы смотрим друг на друга. Я вижу, как тревожно сжимаются челюсти Гаррета, страх в его глазах за женщину, которую он любит. Я встаю и, подойдя к нему, кладу руку ему на плечо. Через несколько месяцев его мир рухнет. Так или иначе, я собираюсь заставить его любимую даму заплатить за то, что она сделала. Тогда он узнает, что я вовсе не был ему другом.

- Правда выйдет наружу, Гаррет, - говорю я ему.

Это лучшее, что я могу сказать, чтобы утешить его.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

По пути домой в магазине на углу я покупаю мороженое с изюмом в роме и шоколадный сироп.

Однажды Белла сказала мне, что это ее любимое лакомство, и я хочу увидеть улыбку на ее лице, даже если она появится из-за чего-то столь незначительного, как мороженое. Я не ожидаю большего. Не сейчас, когда она считает, будто я предал ее, не после того... что я делал с Кейт. Но, по крайней мере, я хочу, чтобы она знала, что в течение ближайших нескольких дней будет находиться в безопасности. Мне нужно, чтобы она понимала, что никогда не была для меня просто заданием.

- Хорошо. Бей меня.

Ее голос - это первое, что я слышу, когда открываю входную дверь. Я хмурюсь, пока не захожу на кухню, где вижу ее, Эммета и Элис, сидящими вокруг кухонного стола с пиццей в одной руке и игральными картами в другой. Они все поднимают на меня глаза.

- Привет, Изабелла, - говорю я.

Она дважды моргает.

- Привет, - она кладет пиццу, и ее глаза возвращаются к картам.

- Эдвард, мужик, ты сегодня многое упустил, братан, - усмехается Эммет. - Мы посмотрели все три фильма о вампирах, которые обожает Изабелла, - смеется он. - Теперь я учу ее играть в покер, хотя я проиграл жеребьевку, поэтому это просто версия с рейтингом G (п.п.: для любой аудитории), - Белла ударяет его по руке.

- А завтра, Эдвард, - взволнованно говорит Элис, - я собираюсь пойти на рынок и купить что-нибудь из нормальной еды, потому что в твоем холодильнике есть только бутылки с водой, просроченное молоко и сгнившие яблоки, а Белла согласилась научить меня готовить!

Я игнорирую бормотание Элис и потираю затылок.

- Прости, Изабелла, - говорю я. - Видимо, я должен был заранее забить продуктами свой холодильник, но я не привык здесь есть.

Медленно, даже нерешительно, она обращает ко мне свои темные настороженные глаза.

- Пожалуйста, не извиняйся. Ты и так сделал достаточно. Кроме того, Эммет принес с собой закуски.

- Twinkies и Pirate Booty, - усмехается он. - Никогда не выходи из дома, не прихватив их.

Я ухмыляюсь.

- Я бы принес пиво, - продолжает Эммет, - но я не занимаюсь обслуживанием несовершеннолетних.

Белла кладет карты на стол и смотрит на него.

- Я же сказала, мне двадцать один год.

Он насмешливо скрещивает перед собой руки.

- Покажи мне свое удостоверение личности.

- Ты же знаешь, что у меня его нет. Почему бы тебе не заглянуть в ту удобную маленькую папочку, которую вы все получили от ФБР перед заданием? Из нее вы и узнаете, сколько мне лет.

Она дразнит его в ответ, я могу определить это по улыбке на ее лице.

- Оправдания, оправдания, - фыркает он. - Нет удостоверения, нет алкоголя.

Белла закатывает глаза, но ее губы подергиваются, пытаясь скрыть улыбку.

- В любом случае я не пью.

- Не волнуйся, Белла, - смеется Элис. - Я принесу нам из магазина несколько бутылок пива.

- И с тобой мы не поделимся, - Белла дразнит Эммета.

- Пфф, - фыркает Эммет. - Как будто мне нужна та слабоалкогольная фигня, которую, скорее всего, принесет Элис.

Они дружно смеются. Видимо, они чудесно поладили, а я с моим мороженным остаемся полностью проигнорированными. Вдруг на меня обрушиваются воспоминания о событиях прошедшего дня, переполняя необъяснимым раздражением, и, скрестив руки на груди, я прислоняюсь к стене.

- Я так понимаю, что на следующие несколько дней здесь планируется довольно неплохая вечеринка.

Все они затихают и смотрят на меня; улыбки моментально слетают с их лиц, и да, я чувствую себя задницей.

Они заставили Беллу смеяться, когда мне едва удается вынудить ее смотреть на меня дольше трех секунд. Я должен быть благодарен им, но вместо этого я зол. Да, Господи, я завидую. Я не настолько глуп, чтобы не понимать этого. Я завидую, что они проводят с ней столько времени, легкости их общения друг с другом. Завидую, потому что сам хочу этой легкости. Я зол на себя, потому что сам все испортил, начиная с того, что делал с Кейт, и заканчивая вовлечением в дело Джейкоба.

Белла кладет карты на стол и вытирает руки о салфетку.

- Ребята, спасибо за пиццу, игры и все остальное, - говорит она и, прихрамывая, идет к мусорной корзине, чтобы выбросить остатки еды, - но сейчас я хочу просто вернуться в свою комнату. Сделать несколько упражнений и принять ванну перед сном.

- Изабелла, тебе довольно долгое время не стоит перегружать эту ногу, - быстро напоминаю ей я.

Она оборачивается и смотрит на меня. Ее глаза затуманены чем-то вроде разочарования.

- Я знаю это, Энто... - она останавливается и на мгновение закрывает глаза. - Я знаю, что должна быть осторожной с этой ногой, - она продолжает смотреть на меня.

- Спокойной ночи. Увидимся с вами завтра и тогда продолжим наше веселье и игры, - в ее голосе больше нет поддразнивания, его заменил чистейший сарказм.

- Что, черт возьми, это было? - шипит Элис, как только мы слышим звук закрываемой двери в спальню. – Нам с Эмметом наконец-то удалось привести ее в чувства, и тут приходишь ты, мистер Засранец! – она надувает щеки. – В чем твоя проблема?

Я оборачиваюсь и склоняю лицо до ее уровня.

- Моя проблема в том, что у меня был действительно дерьмовый день, и прямо сейчас я не в настроении выслушивать твой вздор, Элис!

Она молча смотрит на меня.

- Я убираюсь отсюда. Вернусь утром, когда ты, круглый осел, будешь уходить, - она сердито отворачивается, но затем снова обращается ко мне. - Если в таком настроении ты собираешься приходить сюда каждый день, Эдвард, то сделай одолжение Белле - держись от нее подальше. Она не нуждается в твоем дерьме, - тщательно выговаривает она и выбегает из квартиры.

Эммет внимательно смотрит на меня, и несколько минут спустя, не говоря ни слова, следует за Элис. Я убираю оставшуюся пиццу и выбрасываю все в мусор.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

Оказывается, мне не нужно держаться подальше от Беллы, потому что в течение следующих нескольких вечеров ей отлично удается меня избегать. В какой бы комнате она ни находилась, Белла тут же покидает ее, как только там появляюсь я. Но, несмотря на то, что мы почти не разговариваем, я внимательно наблюдаю за ней. Она беспокоится. Ее глаза задумчиво смотрят на окна и двери. Пару раз я поймал ее, тяжело вздыхающей, когда она выглядывала через жалюзи. Я смотрю, как она уходит, и мое сердце сжимается. Я не могу оторвать взгляда от ее попки. Она фантастически совершенна. Но скучаю я именно по ее глазам.

Каждую ночь по нескольку часов я наблюдаю за тем, как она спит. Иногда она тихо бормочет, но мне не удается разобрать, что она говорит.

Я до сих пор не понимаю, как смогу отпустить ее через несколько дней.

В течение дня Элис и Эммет продолжают по очереди составлять ей компанию, а когда вечером я прихожу домой, они сидят втроем. И что бы они ни делали – играли в карты, смотрели фильмы, просто говорили - Белла останавливается, вежливо здоровается, а затем, извинившись, уходит.

Это четвертая ночь Беллы в моем доме, и, как обычно, я не сплю. Я просматриваю ее файл, читаю и перечитываю, что-то выискивая. В эти выходные я отправлюсь в Олимпийские горы, на то место, где машина упала в реку. Наша команда проведет глубоководные работы на реке Сол Дук, пытаясь что-нибудь найти четыре года спустя.

Согласно показаниям Беллы, Джейкоб и его отец Билли Блэк тем вечером ожидали семейство Свон. Когда они не появились, Билли занервничал и отправил Джейкоба на их поиски. Это чудо, что Джейкоб обнаружил Беллу в темноте, лежащую на узкой полоске пляжа, с огнестрельной раной, истекающую кровью и почти без сознания.

Объединив вместе все факты и добавив недостающие кусочки информации, полученные от Блэков и Клирвотеров, Белла смогла сложить всю картину целиком. Она оставалась в подполье до тех пор, пока ее жажда мести не стала слишком подавляющей.

Я перечитываю все снова и снова. Смотрю на результаты полиграфа. Пробую соединить точки ребуса, потому что чего-то не хватает. Да, что-то она упустила. Но в то же время, мы сами чего-то не видим...

Я делаю глубокий вдох и закрываю файл.

Вместо того чтобы лечь спать, я иду в другой конец комнаты и помещаю груз на концы грифа. Я ложусь на скамейку и скольжу по ней вверх, пока штанга не оказывается прямо над грудью. Мои пальцы равномерно захватывают гриф штанги, и я поднимаю ее.

И поднимаю.

И поднимаю.

На руках выступают вены, с каждым подъемом сухожилия пульсируют. По телу медленно распространяется огонь, сначала в мои бицепсы, а затем в грудную клетку, но я ворчу, тихо постанываю и поднимаю штангу до тех пор, пока не чувствую удовлетворяющую боль во всем теле. Я продолжаю поднимать и опускать штангу, выдыхая через сомкнутые губы; на лбу и груди выступает пот. Когда я наконец ощущаю, что боль в теле достигла нужного уровня, то с громким стоном помещаю штангу на стойку.

Но я все еще не готов ко сну.

Идя на кухню, я снимаю свою футболку и вытираю ей пот со лба и груди. В квартире темно и тихо, и я говорю себе, что просто собираюсь взять бутылку воды. Сегодня я не буду смотреть на спящую Беллу. Это бессмысленно и...

Сказать, что я поражен, когда включаю свет на кухне и вижу Беллу, сидящей на кухонной стойке, – это явное преуменьшение.

Ее голова резко поднимается и что-то падает из ее рук на колени.

Моя челюсть встречается с полом. И меня вдруг посещает острое ощущение дежа-вю.

Так же, как и той ночью, почти два года тому назад, будучи пойманной врасплох, она что-то роняет, хотя на этот раз это не дорогое ювелирное изделие. Это ложка. И она падает в контейнер с мороженым, стоящим у нее на коленях. И хотя я снова без рубашки, сейчас на ней нет костюма кошки. Она одета в маленькую пижаму - крошечные черные шорты и майку. Ее стройные ноги свисают со стойки, и я вижу, что за последние несколько дней синяки немного поблекли. Я заставляю себя перевести свой взгляд от ее ног к лицу, но ее собственные глаза тоже медленно осматривают мою голую грудь, пока наконец наши взгляды не встречаются.

- Изабелла, - нежно говорю я, улыбаясь, и по какой-то странной причине по мне пробегает чувство облегчения.

Она колеблется долю секунды, а затем застенчиво улыбается в ответ.

Я смотрю на мороженое, стоящее на ее коленях.

- Наслаждаешься мороженым?

Самый красивый румянец окрашивает ее лицо, распространяясь по всей шее и исчезая под майкой. Она опускает взгляд.

- Я... не могла спать и... - замолкает она и пожимает плечами.

Без всякой мысли я делаю один маленький шаг вперед. Ее голова резко поднимается вверх.

- Я забыл сказать тебе, что купил его, - говорю я, указывая на емкость. - Еще есть шоколадный сироп, - добавляю я, указывая в сторону шкафа.

- Я нашла его, - быстро успокаивает меня она. – Спасибо, - ее улыбка увеличивается.

Я пробегаю рукой по влажным волосам.

- Я помню... ты говорила, что оно тебе нравится.

- Да, говорила. Нравится, - кивает она.

Я киваю в ответ.

Мы неловко молчим.

- Хочешь? – приглашающим жестом она наклоняет ко мне мороженое.

Я осторожно подхожу к ней. Посуда находится в ящике, прямо под ее сильными, стройными ногами.

- Извини, - бормочу я.

- О, - она отодвигает свои ноги в сторону так, чтобы я мог открыть ящик и вытащить ложку, но когда я закрываю его, моя рука слегка задевает ее кожу, и покалывающее ощущение, которое порождает этот контакт, просто удивительно. Я подавляю вздох.

Когда я смотрю на нее, ее губы плотно сжаты, а щеки красные.

Эта ее смесь мороженого с шоколадным сиропом на удивление действительно вкусная, и я вижу, что она понимает, как я наслаждаюсь этим. Веселая усмешка появляется на ее губах.

- Неплохо, - смеюсь я.

- Я же говорила, - хихикает она в ответ.

И ни с того ни с чего, жизнь вдруг кажется прекрасной.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

Мы едим и говорим о том, как она чувствует себя, о квартире, Элис, Эммете, фильмах, книгах. Мороженное исчезает, стрелки на часах двигаются вперед, но мы все еще продолжаем разговаривать.

В какой-то момент она смотрит вниз и понимает, что контейнер пуст.

- Так значит, ты не могла уснуть? – нежно спрашиваю я.

Какая-то часть меня понимает, что я должен вернуться в свою комнату, отпустить ее спать. Через несколько дней ее уже здесь не будет, а она значит для меня так много, что я не собираюсь затевать с ней быструю интрижку. Когда-то, когда я был Эдвардом Калленом, я испытывал угрызения совести. Через какое-то время я стал Энтони Мейсеном и делал вещи, которых теперь стыжусь. Я отказываюсь совершать с ней те же самые ошибки.

Тем не менее, я просто не могу сдвинуться с этого места или позволить ей уйти. Все ощущения такие хорошие, такие правильные. Что я продолжаю говорить.

Она качает головой, глядя на меня большими карими глазами. И несмотря на то, что последние пару часов она выглядит довольно расслабленной, что-то тревожное, даже пугающее, вспыхивает сейчас в ее глазах.

- Плохой сон? – осторожно спрашиваю я.

На этот раз она кивает. Ее голова падает, и она ставит пустой контейнер с ложкой на стол.

- Он постоянно повторяется, но в последнее время... он немного изменился.

- В лучшую или худшую сторону? – спрашиваю я.

- Худшую, - шепчет она. Она поднимает взгляд и встречается с моим. - Как сделать так, чтобы сны не сбывались?

Внезапно она выглядит совершенно потерянной. Мне хочется прикоснуться к ней, но я держу свои руки при себе.

- Просто помни, сны не могут причинить тебе боль, Изабелла, - бормочу я, и мои руки подергиваются.

Она внимательно смотрит на меня.

- Что, если не я в них оказываюсь жертвой? - она быстро опускает взгляд. - Но я полагаю, что ты прав. Элис говорит то же самое.

- Ты говорила об этом с Элис?

- Она спросила, что мне сниться, потому что слышала, как Джейк сказал, что я вижу кошмары, - она качает головой, - но я не стала рассказывать ей, потому что, даже если она думает, что, говоря о снах, мы не позволяем им сбываться, племя Джейка считает, что таким образом мы вдыхаем в них жизнь, - вздыхает она. - Поэтому я не знаю, кому верить.

- Элис – хороший друг. Я уверен, что она просто хотела тебе помочь.

- Джейк - тоже хороший друг, - говорит она. - Как брат. Всегда так было, всегда так будет.

Друг. Брат. И я снова не могу избавиться от чувства... облегчения.

- Ты, кажется, пробуждаешь это в людях, Изабелла. Потребность быть твоим другом. Узнавать тебя. Элис и Эммет еще даже не встречались с тобой, а уже умирали от желания быть твоими друзьями, - смеюсь я.

По каким-то причинам она хмурится, смотрит на свои колени и тянет за края маленьких шорт.

- Ты, должно быть, думаешь, что я - дура.

Ее слова меня удивляют.

- Я думаю, что ты - одна из самых умных женщин, которых я когда-либо встречал.

- Да, конечно, - фыркает она, прежде чем посмотреть на меня. - Все было настолько очевидно, не так ли? Я имею в виду, посмотри на себя, - она машет рукой в сторону моей голой груди. - Ты так... подтянут. И всегда был на шаг впереди меня, - добавляет она, закатывая глаза.

- Нет, я не всегда был на шаг впереди. Во всяком случае, я всегда пытался догнать тебя. До той ночи, пока ты не пришла в мою квартиру. Тогда я действительно начал складывать кусочки головоломки вместе. Даже с той информацией, которая у нас была, мы еще очень многого не знали. Я понятия не имел, - громко сглатываю я, переводя свой взгляд к ее прикрытому бедру, - что Джеймс выстрелил в тебя, - низко рычу я. - Или, что Кейт... – выплевываю я сквозь зубы.

При упоминании этого имени в воздухе мгновенно нарастает напряжение, напоминая мне, почему мы можем съесть все мороженое мира, но я никогда не буду достоин ее.

- Я... прости... – вдруг говорит она.

Я поднимаю на нее взгляд. Она сидит на кухонной стойке, и ее глаза находятся практически на уровне моих, хотя я могу видеть только ее светлые волосы, корни которых уже начали темнеть, поскольку ее голова опущена вниз.

- Почему ты извиняешься? - в недоумении спрашиваю я.

Она пожимает плечами.

- Должно быть, это... тяжело узнать, что кто-то, о ком ты... – шепчет она, - заботился... заботишься... сделал что-то настолько ужасное.

Я закрываю глаза и сглатываю, в моем горле разливается жжение.

- Я не знаю, что мне сделать, чтобы выглядеть в твоих глазах менее отвратительным... – выдавливаю я. – Позволить тебе верить, что я заботился о Кейт, или, дать тебе понять, что этого никогда не было. Я делал это только для того... чтобы получить информацию.

Когда я открываю глаза, то вижу, ее голова по-прежнему опущена вниз, но чувствую, что-то в атмосфере вокруг нас изменилось.

- Я думаю, ты должен был делать то, что должен, не так ли? - прежде чем я успеваю ответить, она спрыгивает со стойки и пытается пройти мимо меня. - Я собираюсь спать. Увидимся в...

Я хватаю ее за руку, и она смотрит на меня тем самым взглядом, что и гостиничном номере почти два года назад.

- Отпусти меня, - дрожащим голосом шипит она.

- С тобой все было по-другому, - говорю я. - Если это то, о чем ты думаешь. С тобой все было совсем не так.

Она моргает и раздувает ноздри. Это именно то, о чем она думает.

- Я не осуждаю тебя, Энтони. Поверь, я буду последней, чтобы судить тебя после того, что сама почти сделала с Джеймсом.

Я улавливаю слово «почти», и хотя это лицемерно, меня переполняет благодарность, что он никогда не получал этого от нее. Я не идиот. Белла была молода, когда упала в ту реку. К тому же она только что сказала мне, что они с Джейкобом всегда были друзьями. Не трудно сложить вместе два и два. И еще, независимо от того, как она ведет себя, в ее глазах светится невинность.

Но прямо сейчас я не могу об этом думать, потому что она все еще пытается уйти.

- Ты говоришь, что делал это лишь ради получения информации, но можешь ли ты, стоя здесь передо мной, честно сказать, что никогда не хотел ее?

Я сглатываю, мои челюсти плотно сжаты.

Она фыркает.

- Я так не думаю и, опять-таки, не осуждаю тебя. Но то, как тебе прекрасно удается сочетать работу с удовольствием, наталкивает меня на мысль, что, целуя меня или говоря все те слова, ты пытался получить от меня информацию, чтобы выполнить свое задание.

- Не пытался, - я неистово качаю головой. - Да, я хотел узнать о тебе, но из-за тебя, потому что мне нужно было узнать тебя, и чем больше я узнавал, тем больше росла уверенность в том, что мне нужно вытащить тебя оттуда, - я усиливаю хватку на ее руке. Ее грудь вздымается, глаза темные, сомневающиеся, но она не отстраняется.

- Мне наплевать на задание, Изабелла! - кривлюсь я. - Я смотрю на Джеймса и Кейт, и мне не хочется справедливости. Я хочу мести! – признаю я. - Я хочу, чтобы они заплатили за то, что ранили тебя! За то, что отобрали у тебя семью! За кошмары, которые заставляют тебя дрожать! За то, что ты даже чертовой слезы пролить не можешь.

Ее глаза расширяются.

- Я не горжусь этим, - тяжело дышу я, - и для других жертв... для них я бы требовал справедливости. Но для тебя... – шиплю я, - мне этого не достаточно. И я не знаю, смогу ли...

Я переполнен гневом, желанием, смятением, которые заставляют меня дрожать. Я выпускаю ее руку, потому что она не хочет находиться рядом со мной, и я не могу осуждать ее за это.

- Ты смотришь на меня, и все еще видишь Энтони, и я не могу винить тебя за это. Но я не Энтони, и мне жаль, что я так сильно напортачил, и что ты никогда не узнаешь меня настоящего.

Я тяжело откидываюсь назад, прислоняясь к кухонной стойке, утыкаюсь лицом в свои руки и издаю громкий разочарованный стон. В течение долгого времени я так и стою, когда вдруг меня окутывает тепло, и я понимаю, что она положила свою маленькую ладонь на мое запястье.

- Эй, - тихо говорит она. Но я не поднимаю взгляда, и она кладет другую ладонь на мое запястье. – Эй, Эдвард, - шепчет она, с удивительной силой оттягивая ладони от моего лица. Мои руки тяжело валятся вниз, но она не отпускает их.

Я смотрю ей в глаза. Они снова изменились, они уже не сердитые, хотя по-прежнему встревоженные.

- Отец Джейка однажды сказал мне, что месть будет съедать меня изнутри, пока не останется ничего, кроме пустой оболочки. Он сказал, что человек должен искать только то, что позволит ему обрести душевное спокойствие. Это все, что мне было нужно, - она с трудом сглатывает и поднимает руку к моему лицу. Ее браслет тихонько звенит, когда она проводит своими гладкими пальчиками по моим глазам, а затем медленно по моей щеке и губам.

- Но в последнее время... Я хочу большего. Не знаю, получу ли... Но я хочу не мести.

Она делает шаг по направлению ко мне, и я замираю от ее дыхания, которое окутывает меня; от ее взгляда. Когда она переплетает свои пальцы с моими, я неподвижно стою. А потом она сокращает оставшееся между нами пространство и прислоняется своим телом к моему, кладя голову мне на грудь, прямо над моим быстро бьющимся сердцем.

- Пожалуйста, Эдвард, не ищи мести, потому что, если что-то с тобой случится...

Она качает головой и проводит губами по моей груди, заставляя меня содрогнуться.

Я медленно поднимаю руку, подношу к ее волосам и провожу пальцами сквозь длинные пряди. Я нежно целую ее в макушку, боясь слишком сильно пошевелиться или сказать что-то лишнее.

Но чары не разрушены. Белла снова двигает своей головой, проводя губами по моей груди. Сначала она просто лишь слегка прикасается, но потом... ее губы раскрываются, и она нежно целует меня. Я чувствую ее горячее дыхание, влажность губ и неуверенный язык. Языки пламени облизывают мое тело. Она продолжает проводить ртом по моей груди, прямо над сердцем, которым она полностью владеет.

- Белла... - дрожащим голосом выдыхаю я.

Она отрывается от груди и смотрит на меня, и выражение ее глаз снова меняется. В них видится темнота и желание.

- Да, - улыбается она. - Белла. И я больше не вижу Энтони, - уверяет меня она. - Только Эдварда. Только... тебя...

Я опускаю голову вниз и издаю стон облегчения, когда касаюсь ее губ. Каждый мускул в моем теле расслабляется. Мы медленно целуемся, потягивая, облизывая и исследуя друг друга языками. Она тянется вверх и обнимает меня за шею. Я обхватываю ее за талию, поднимаю с пола, усаживаю на кухонную стойку и раздвигаю ее сильные ноги, чтобы встать между ними. Наши рты разъединяются лишь для глотка воздуха, и даже тогда мы ласкаем губами шеи друг друга, никогда полностью не разрушая контакт.

Ее руки исследуют мою грудь, пальцами она проводит по каждой впадинке, каждой отчерченной линии. Мой желудок сокращается от ее прикосновений, от того, как двигаются ее пальцы, лаская, выискивая. Кожа под ее майкой горит. Она стонет, когда мои руки находят ее грудь, упругую и молодую. Я издаю низкий стон, когда ее соски напрягаются под моими ладонями.

- Я нуждаюсь в твоем прикосновении... - признается она, затаив дыхание. И я даю ей это, потому что это то, в чем нуждаюсь я сам.

Я ощущаю нарастающее чувство. Это происходит само по себе. Чем больше мы прикасаемся друг к другу – тем больше испытываем эту потребность.

Я перемещаю руки к ее попке, она - одновременно и мягкая, и упругая. Она тоже перемещает руки к моему заду, и мы притягиваем друг друга, чувствуя наше общее желание. Между ее ног все горит. А я - тверже, чем когда-либо. Она извивается, прижимаясь ко мне, в поисках необходимого трения. И я даю ей это, толкаясь, издавая стоны, целуя и желая.

- Эдвард... прикоснись ко мне. Пожалуйста...

Мои руки пробираются в ее крошечные шорты, ласкают ее попку, и я медленно перемещаю одну руку вперед, чувствуя ее бедро, татуировку... шрам. Я отрываюсь от ее губ и смотрю прямо в глаза, чтобы убедиться, что она действительно этого хочет. У нас есть всего лишь несколько дней, и я не заберу ее девственность, но дам ей это.

Ее глаза темные и затуманенные; грудь вздымается. Моя рука медленно движется вперед, чувствуя маленькие завитки волос. Она кладет свою руку поверх моей, направляя меня и погружая один из моих пальцев глубоко в себя.

- Оооох, - стонет она, откидывая голову назад, одновременно выгибаясь ко мне. Я смотрю на нее, завороженный самым красивым видом, который я когда-либо видел, в то время как она стонет и извивается вокруг моей ладони. Ее пальцы сплетены с моими; я толкаюсь вперед и назад.

- Белла... – выдыхаю я. В течение пары секунд она смотрит на меня, а потом снова откидывает голову назад и одаряет меня улыбкой, от которой у меня перехватывает дыхание. Ее рука, которой она упирается в мой живот, скользит вниз, погружаясь в мои шорты. Мой член вдруг окутывают ее теплые пальцы.

- Ммм… - закрыв глаза, я издаю стон, пока ее рука медленно движется вверх и вниз.

- Ничего себе, - улыбаясь, выдыхает она - Ты - большой.

Мне удается улыбнуться, хотя я едва могу дышать. Она понятия не имеет, что делает со мной, и это благодаря идеальному сочетанию ее невинности и естественности.

- Больше... - стонет она. - Пожалуйста... больше... - ее собственные пальцы сильнее сжимаются вокруг моего члена.

Я добавляю еще один палец, и она снова издает стон, одной рукой крепко держа мою руку, а другой продолжая ласкать и дразнить меня. Она кружит большим пальцем по головке, играя с выступившей на ней влагой, и звезды начинают танцевать перед моими глазами. Я издаю громкий стон и опускаю голову ей на плечо, целуя и покусывая.

- Белла... Боже... Белла...

Она сильнее прижимает к себе мою ладонь, двигая ею быстрее, пока ее другая рука с возрастающей скоростью двигается по члену.

- Белла... я сейчас...

- Эдвард... Я кончаю... Я кончаю, Эдвард.

Она отпускает мою ладонь, хватается за край стола, и, выгибая дугой спину, отталкивается от него, погружая мои пальцы еще глубже в себя.

- Ооооох...

Она вздрагивает на моей ладони, и я чувствую ее оргазм вокруг своих пальцев. Это подводит меня к краю, и я с громким стоном кончаю.

Наши тела тяжело падают друг на друга. Не отходя, я хватаю бумажные полотенца и вытираю себя и ее руку. В течение продолжительного времени мы просто стоим, держась друг за друга, а наше дыхание выравнивается. Я глубоко вдыхаю, наслаждаясь ее пьянящим запахом.

- Вернись со мной в постель, - внезапно шепчет она. - Останься... и прогони все мои кошмары.

Я приближаю свой рот к ее губам и нежно целую ее, а затем беру на руки и несу в спальню.




Перевод: koblyktet
Редакция: Maria77, mened
Дизайнер: Дашулич

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1493-75
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Maria77 (21.10.2013)
Просмотров: 1670 | Комментарии: 38 | Рейтинг: 5.0/52
Всего комментариев: 381 2 3 4 »
avatar
0
38
Не долго они продержались в дали друг от друга  fund02002
avatar
0
37
остается ждать... но ничего хорошего не жду, увы
avatar
36
Мммм....... как все вкусно hang1 Спасибо! Глава изумительная! girl_wacko
avatar
35
Вау.....
avatar
34
Это было горячо girl_blush2 hang1
avatar
33
Охренеть!!! Ну,  наконец-то!!! hang1
avatar
32
ЗдОрово! Спасибо за главу!
avatar
31
ну вот теперь мы все счастливы dance4
avatar
30
Рецепт приворотного снадобья: мороженое с изюмом и шоколадным сиропом! Надо взять на заметку! giri05003
Спасибо за главу! good good good
avatar
29
мороженое помогло
1-10 11-20 21-30 31-38
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]