Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ИЗЛОМ - 3. Часть II. Перемены.

Глава 6. Первая охота

Фред и Бри застыли в изумлении.
- Как они могут находиться среди людей? Это невозможно! – удивлённым тоном произнесла Бри.
- Всё очень просто, вас учили, что люди теперь для вас еда и способ выживания. Вы убиваете, не задумываясь, что это чья-то дочь или сын, мать, отец… Так убили вас. Не сожалея и не задумываясь ни на секунду. Превратили вас в монстров. Но ведь ваш мозг жив и способен думать, размышлять, осознавать свои поступки, оценивать. Почему вы решили, что вам всё теперь позволено? Позволено решать, кому жить, а кому вас накормить? Эти желтоглазые вампиры отказались быть монстрами и получили взамен больше, чем потеряли. Они адаптировались среди людей, поэтому им и доступно  теперь  то, на что вы рассчитывать не можете. Это их выбор.

Фред присел рядом с Бри на поваленное дерево. Он задумался.
- Кровь животных подходит для нашего питания? Но это же многое меняет. Мне надо знать больше.

Брукс видел, что Фред сидит очень близко к Бри, и внутри него зашевелился червячок ревности. Но он ничего с этим поделать не мог. Нельзя так сразу разделять их и проявлять свои чувства и желания ещё очень, очень рано. Но ему до чёртиков хотелось сесть между ними и взять руку Бри в свою, как бы подчёркивая её принадлежность ему. Но ведь она ему не принадлежит, и он понятия не имеет, как она к нему относится. Может, он и вовсе ей не интересен.

- Фред, чтобы об этом узнать больше, надо познакомиться с желтоглазыми вампирами. У них можно многому научиться, они очень миролюбивы. Их предводитель Карлайл  врач и учёный. Он работает в больнице, помогает людям, лечит их. Все свои знания и опыт, способности он направил на службу людям. И он охотно делится своими знаниями. Его дети тоже вампиры. Они называют себя семьёй, а не кланом. Они учатся в школах, университетах. У них у всех есть высшее образование. Они развиваются, а не просто существуют для того, чтобы есть.

- Но они меня не знают, разве это возможно? Они не примут меня.
- Если ты откажешься пить кровь людей, они тебе помогут, мне так кажется. Нужно просто спросить и всё. Они не убьют тебя, если ты не намерен причинять им вред.

Бри внимательно слушала, нахмурив брови. Для неё всё это было в новинку, слышать, что вампиры могут жить иначе. Он назвал их монстрами и убийцами, но ведь он прав, и именно ими они стали. Это она понимала. Ещё она осознала глубину лжи Райли. Диего ему верил и доверял, она тоже верила. А всё, оказывается, совсем не так. Всё несколько иначе. И эти желтоглазые… оказывается, их глаза другого цвета совсем по другой причине. Даже в этом Райли  врал. Сколько же вранья он вылил на их головы. Она застонала от обиды и зажала голову руками.

Брукс увидел реакцию Бри и, не выдержав, присел рядом с ней и всё-таки взял её за руку. Разряд тока пробежал от кисти до плеча и отозвался эхом где-то в груди. От переполнившего его чувства он забыл, что хотел сказать. Бри, открыв глаза,  посмотрела на их руки. В её глазах было удивление.
- Это твоя способность? Уже второй раз, когда ты ко мне прикасаешься, я чувствую электричество на коже, ты бьёшься током?

Букс смутился. Он не знал, что ей ответить, но зато был рад услышать, что она тоже это чувствует. Спас положение Фред.
- Бри, это говорит о том, что между вами есть связь. Я читал о таких проявлениях между людьми, когда был человеком. Я хотел  найти ту, с которой я бы почувствовал то же самое, но не успел. Это как две половинки одной души. Это знак, Бри.

Бри выдернула руку из руки Брукса. Ей было неловко от разъяснений Фреда.
- Извини, я тебя ещё совсем не знаю. Конечно, ты меня спас, и я тебе благодарна. Но я не знаю, что думать, что делать, я в растерянности.
- Я не хотел тебя обидеть, прости, – прошелестел Брукс тихим голосом, - я не хотел тебя обидеть, честно.
- Ты и не обидел. Просто… просто я ещё не готова посмотреть на эту ситуацию иначе, столько всего свалилось за несколько часов, голова кругом.

Фред поднялся, отряхнул джинсы.
- Скоро закат, надо определяться. Что мы решим? Где проведём ночь и последующие дни, что будем есть и о чём говорить… Надо решить.
- Нет, Фред, сначала нам надо определиться, что вы будете есть. Вам надо решить сейчас, от этого многое зависит. – Брукс тоже поднялся и отряхнул джинсы по примеру Фреда.
- Но я никогда не пробовал кровь животных, и Бри тоже. Как можно так сразу и решить?
- А вот так и решить. Ты хочешь больше знать, ну так давай начнём познавать новое. Пошли на охоту, я вам покажу. Да и ваши инстинкты сами заработают, стоит только настроиться.

- А что, Бри, это интересно и, наверное, весело, давай попробуем?
Бри встала с бревна. Она не знала, что ей ответить. Но решила пойти с ними.
- Я пойду с вами.  Я не хочу оставаться в одиночестве. Хоть посмотрю, как это.

 

Всей компанией они побежали в национальный парк. Брукс показывал дорогу.
- Кого ты хочешь попробовать, Фред? – на бегу спросил Брукс.
- А ты кого? Я ведь ещё никого не пробовал, как мне выбирать? – засмеялся в ответ Фред.
- Я хочу поймать горного льва, они вкуснее, чем травоядные.

В парке он их поставил на краю  небольшой поляны рядом и приказал не шевелиться и прислушаться.
- Пока только наблюдайте, но не дышите и не шевелитесь.
Сам запрыгнул на ветку дерева, потом переместился на другую, повыше. Перепрыгнул на  ветку другого  дерева  и припал к ней. На небольшом открытом участке  нежилась  в уходящих лучах солнца сытая пума. Её разморило после приятного ужина, и она ленилась, раскинув лапы и щёлкая хвостом по земле. Нападать на лежащую ленивицу  было не интересно, и он хрустнул веткой. Пума вскочила. Он прыгнул. Она прыгнула навстречу, выпустив когти и зарычав. Их тела переплелись, они вместе упали на землю,  его зубы впились ей в шею и прорвали её шкуру. Через несколько секунд она обмякла, и её лапы безвольно упали. Он выпил её до последней капельки. Он откинул труп и встал, отряхнул джинсы и майку.
Подошёл к вампирам и широко улыбнулся.
- Ну, вот как-то так. Хотите попробовать? Они не причинят вам вреда, ваша шкура даже не пострадает, как и моя.

Фред смотрел с любопытством.
- А что, я готов, почему бы и не попробовать, а Бри? Ты же не боишься?
- Боюсь. Но попробую. Может, только на ком-нибудь не таком грозном сегодня… - нерешительно пробормотала Бри.
- Тогда вы станете охотниками, а не убийцами. Поверьте, оно того стоит.

Через пару часов они лежали на поляне в слегка порванной и немного грязной одежде, но с довольными лицами.  У них получилось, как им и рассказывал Брукс. И кровь животных пусть не такая вкусная, но вполне оказалась пригодной для употребления. Они не будут больше убийцами и монстрами.

Глава 7. Навстречу своей судьбе

Сумерки сгущались над лесом. Последние солнечные лучи окрашивали небо слабыми багряными отблесками. Высоко в небе кружили птицы, прощаясь с ещё одним днём.
Днём, который изменил всё в судьбах троих, открыв им  новый путь. Путь  открытий и узнаваний  непознанного  и удивительного мира, в который их забросила судьба.

Они лежали на поляне в слегка порванной и немного грязной одежде, но с довольными лицами.  У них получилось, как им и рассказывал Брукс. И кровь животных пусть не такая вкусная, но вполне оказалась пригодной для употребления. Они не будут больше убийцами и монстрами.

- Первый этап знакомства с миром желтоглазых вампиров пройден удачно. Вы готовы перейти на  другой вид питания? Оказывается, не так уж это и сложно. Через некоторое время ваши глаза не будут красными, а станут жёлтыми или янтарными. В течение года вы привыкнете обходиться без человеческой крови, но надо ещё, чтобы вы научились контролировать свою жажду и не набрасываться на людей.

- Как этому научиться, для этого надо контактировать с людьми, чтобы привыкнуть? – спросил Фред.

- Всё со временем наладится. Никто ведь не говорит, что не будет желания впиться в шею и высосать всё до остатка. Дело в контроле своего желания. Но это вам лучше всего объяснят те, у кого он есть. Вот, например, Розали ни разу не пила человеческую кровь, а Эдвард и Эммет срывались и не раз. Карлайл  изначально отказался  от человеческой крови. Вас нужно познакомить.

- Они не станут с нами разговаривать и помогать, ведь мы шли их убивать, – ответила Бри.
- Я так не думаю, - возразил Брукс, - я думаю, что если им рассказать всю правду, они вас поймут, тем более  что ни одного из вас не было на поле боя. Надо просто пойти и поговорить, а не трусить. Я буду с вами. Мы можем это сделать, тем более  что у Фреда есть прекрасная способность становиться невидимым. Фред, ты же можешь под свой колпак и Бри прихватить?

- Могу, я это уже не раз делал.
- Вот и прекрасно. Вы будете под колпаком, пока я разговариваю, а когда вы поймёте, что вас никто не собирается убивать, снимете колпак.
- А как же телепат? Разве он не услышит наши мысли? – спросила Бри.
- Конечно, услышит, а вы не думаете, что это хорошо, что он услышит? Он будет знать, что от вас не исходит угрозы. Как раз поэтому вам не надо бояться.

- Фред, а ты знаешь, что свой колпак невидимки ты можешь научиться растягивать на большое расстояние? Хоть целый дом можешь спрятать.
- Я не пробовал. А мысль интересная, надо потренироваться.

- Вот тебе и занятие на досуге. Ну, а теперь пойдём, найдём дом лесничего, он рядом с тем полем, где была драка, кажется, в десяти милях от него. Нам надо где-то проводить время, обжиться. Быт - это важная часть жизни. Со временем, может, придумаем что-то лучше, а пока то, что есть. Мы не должны быть похожи на кочевников. Мы должны стать семьёй.

Они поднялись и побежали в сторону скал, где находилось огромное поле, на котором погибла вся армия Виктории, нашли дом лесничего на красивой поляне, усеянной дикими цветами и разросшимся папоротником.  Он был небольшой, но вполне пригоден для временного жилья. Нужно было только навести порядок, смахнуть паутину и кое-что починить.

- Ну вот, вы пока тут наводите порядок, а я сбегаю в Сиэтл. Надо сдать квартиру и забрать вещи. Утром я вернусь. Фред, поставь защиту, вы всё ещё не в безопасности. Недалеко отсюда есть резервация индейцев. Они оборотни. Те волки, которых ты видела, Бри. Они охраняют свои границы. Если забредёте на их земли, вас порвут. Будет лучше, если вы не будете отлучаться из  дома до моего возвращения.
 
- Хорошо, мы будем тут. Возвращайся, – ответил Фред.
- Отвечаешь за Бри.
- Я присмотрю за ней, не беспокойся, брат. Ведь теперь ты мне брат, если мы решили стать семьёй? А Бри мне будет младшей сестрой. – Фред улыбнулся и подмигнул Бруксу, дав понять, что он не встанет между ними и не будет претендовать на любовь Бри.

Брукс посмотрел ему в глаза и протянул руку. Крепким рукопожатием они скрепили свой выбор и принятое решение. Бри улыбалась. Теперь у неё есть семья. Настоящая. И она под защитой, она больше не одна. Только одна мысль  её огорчала и тенью пробежала по её лицу. Диего погиб и не мог радоваться вместе с ней.

Брукс направился в Сиэтл. По дороге он размышлял о том, что принёс ему всего лишь один день. Всё перевернулось с ног на голову. Из хороших новостей - это то, что он её спас, и она теперь рядом. Из не очень хороших новостей - она совершенно к нему безразлична.
Из плохих – он нарушил, точнее, превысил свои полномочия и косвенно вмешался в ход событий, и за это его явно не погладят по головке.

И последнее. Он теперь в ответе за её душу. А что ещё хуже, он совершенно не мог от неё оторваться, отклеиться, не думать о ней. Его тянуло к ней как магнитом. Он должен был отвести её к Фреду и перепоручить. И уйти. Его работа не позволяла ему столько вольностей, чтобы можно было рассчитывать на долгое ухаживание и завоевание её сердца. Его в любой момент могут перекинуть в другой штат, страну, континент, в другое время.  Даже на другую планету. И что тогда он будет делать, он не знал. Ни одного ответа на сотню вопросов.

Если бы она была к нему благосклонна, хоть чуточку неравнодушна, была бы надежда, что он сможет из этой чуточки вырастить любовь, но с её стороны не было даже намёка на то, что он ей хотя бы нравится. Если бы она его полюбила, всё тогда встало бы на свои места. Он смог бы брать её с собой везде и всюду. Она стала бы его парой. Мог ли он на это надеяться, видя её безразличие, скорее всего, нет.

Но если всё произошло так, как произошло, значит, всё возможно, и надежда всё-таки есть. Иначе - зачем и почему. Случайностей не бывает. Не случайно он зашёл в ту закусочную и встретил её, не случайно он оказался здесь и сейчас, чтобы спасти её. Какая будет третья не случайность, он не знал, но уверил себя в том, что всё не случайно и надежда есть.

Нельзя хотеть, чтобы она влюбилась в него мгновенно, особенно в кошмаре всех событий дня. Может, через какое- то время, когда всё придёт в норму, она обратит на него своё внимание и посмотрит другими глазами. Хватит ли у него времени её заинтересовать, он тоже не знал. Но если это судьба, то всё должно получиться.

На этом он решил прекратить себя терзать и довериться судьбе. Просто быть с ней рядом столько, сколько  будет  возможно. А там будет видно.

Он добежал до Сиэтла, зашёл в арендованный дом, собрал свои вещи и отправился обратно, навстречу своей судьбе, какой бы она ни была.

 

Глава 8. Букет цветов

Утреннее раннее солнце яркими лучами пробиралось между вековых деревьев, гордо стоявших на страже лесной тишины, гладило папоротники и поднимало головы диким лесным цветам, пытаясь их разбудить. Ручей быстро и весело бежал ему навстречу, звеня и переливаясь. Лесные жители тоже начали просыпаться, жужжать, стрекотать и шуршать.

Бри сидела на крыльце дома, подставив ранним лучам солнца своё лицо и руки. Они переливались всеми цветами радуги. Ничего красивее она не видела в своей короткой и совсем никчёмной жизни. Воспоминания терзали её со вчерашнего вечера. Всё время, пока она мыла, тёрла и вычищала их новый дом, они змеёй обкручивали её горло и душили.
 
Ей хотелось, как в детстве, забиться в угол своей маленькой комнаты, накрыться одеялом и тихонько поплакать, чтобы её никто не услышал. Но детство кончилось. Ушло, не оглянувшись и не прощаясь, совсем как её мать. Бри ещё не было и семи лет, когда  её мать, не выдержав скверного и скандального характера отца, его бесконечных  истерических сцен и побоев, убежала на рассвете в неизвестность.

Она убежала одна, оставив Бри на произвол судьбы с домашним монстром, который  всю свою злость стал вымещать  на ней. Он избивал её с завидной периодичностью, невзирая на то, что она ещё ребёнок. Все обиды на свою неудавшуюся жизнь  он вымещал на ней, на её хрупких плечах и спине. В основном кулаками, но иногда в ход шла и плеть.

 

Она прятала под одеждой синяки и ссадины, чтобы никто их не увидел,  боялась, что если узнают, что он её избивает, он ещё больше разозлится, и тогда пощады не жди. В таком кошмаре и ежедневном страхе за свою жизнь она прожила с ним в одном доме ещё почти девять лет.
Когда однажды отец понял, что она выросла, он догадался, что дочь может убежать из дома, убежать от него. Посыпались угрозы, что, если она убежит, то умрёт с голоду, и никто её жалеть и кормить не будет.

В один из промозглых сыростью и ветрами холодных дней уходящей зимы она не вернулась домой. Ей  было больше  чем  пятнадцать лет. Почти шестнадцать. Она  не могла  вспомнить тот день, прошёл ли уже её  день рождения или нет. Человеческая память покрылась густым туманом, глаза как будто залепляло грязью,  что-нибудь вспомнить становилось всё трудней и трудней. Она старалась думать об этом, но те последние недели голода, после её побега из дома,  были неясным пятном, и голова как-то странно болела, когда она пыталась прояснить воспоминания.

 

Она убежала из дома раньше, чем получила права. В результате она не могла устроиться на работу, а воровка из неё не получилась. Когда от голода её уже мутило так, что свет был не мил, она услышала роковые слова: «Хочешь бургер, детка?».

Она все еще помнит, как Райли выглядел той ночью, хотя картинка была размытой, она тогда плохо видела. Он был самым сексуальным парнем, которого она  встретила за всю свою жизнь – высокий блондин, каждая черта лица совершенна. Она знала, что его глаза так же прекрасны, несмотря на то, что он прятал их за темными стеклами очков.

А его голос – такой добрый и нежный. Она понимала, что он потребует взамен еды, и она готова была ему это дать. Не потому, что он был чертовски привлекателен, а потому что она за две недели была сыта по горло той дрянью, которую ей приходилось есть.

Она обратилась к воспоминаниям о своей последней человеческой ночи. Вздрогнув, она вспомнила пылающий жар и попыталась воспроизвести в памяти момент непосредственно перед обращением сквозь всю неопределенность… Сначала ощущение ползучего страха, который возник, как только Райли оказался у темного дома.  Чувство безопасности полностью растворилось.
 
Она пятилась назад, отодвигаясь, он схватил её за руку стальным захватом и резко выбросил из машины, будто она была невесомой куклой. Она не могла поверить в то, что он совершил десятиметровый путь к двери в один прыжок. Ужас, а потом боль, которая не оставила места неверию, когда он сломал ей руку и протащил от двери к черному дому. А затем – голос.

Высокий, певческий, будто у маленькой девочки, но ворчливый. Раздраженный ребенок. Она помнит в точности, что она сказала. «Зачем ты привел эту? Она же маленькая».  Или что-то в этом роде. Райли сильно хотел удовлетворить ее своим ответом, сказав: «Еще одно тело. По крайней мере, будет отвлекать внимание».
Она тогда заскулила, он больно потряс её, но больше не сказал ей ни слова. Будто она была собакой, а не человеком.

«Хорошо. Думаю, одна маленькая - лучше, чем ничего, если это все, что ты можешь сделать. Сейчас я пересытилась и в состоянии остановиться».

Тогда жесткие пальцы Райли исчезли, оставив её один на один с голосом. В тот момент она слишком паниковала, чтобы издать хоть звук. Она просто закрыла свои глаза, хотя уже была ослеплена темнотой, не кричала, пока что-то не вонзилось в её шею, раня, как лезвие, покрытое кислотой.

Она съежилась и вырвалась из своих воспоминаний, стараясь вытолкнуть следующую часть из своего разума - три месяца на выживание, среди обозлённых, безмозглых и жестоких новообращённых. Они постоянно дрались, отрывали друг другу руки и ноги, а иногда и голову, сжигали без жалости останки жертвы.

Вытряхнув окончательно все воспоминания из головы, она встала и потянулась руками вверх, навстречу к солнцу. Всё закончилось. Закончились ежедневные мучения и страхи за свою жизнь. И всё благодаря этому рыжему зеленоглазому незнакомцу. Он так ловко выхватил её из-под носа желтоглазого вампира, она и охнуть не успела, как оказалась  у него на руках на ветке старой огромной ели. А ведь её убили бы в тот момент. Она была бы уже мертва.

Она прикрыла глаза и вызвала его образ из своей памяти. Высокий, такой же высокий, как Фред, почти два метра ростом. Ярко-рыжие, растрёпанные, торчащие в разные стороны практически огненные волосы, большой открытый лоб, прямой нос, высокие скулы. Глаза цвета молодой и сочной травы.

Этот яркий контраст между цветом волос и цветом глаз завораживал, притягивал и вызывал желание заглянуть глубже  в глаза, рассмотреть -  что же там в глубине. Ей казалось, что там пляшут маленькие огоньки, или это отражается цвет волос…  Это интриговало ещё больше, когда он улыбался. Огоньки в глазах начинали плясать и смеяться вместе с ним.

Глядя на него, хотелось улыбаться. Забыть все кошмары прошлого, как страшный, но ушедший в небытие сон. Вместе с собой он принёс в её жизнь радость и желание жить. И что-то ещё, в чём она ещё не разобралась в этой вчерашней суматохе.

Бри услышала шаги и развернулась лицом навстречу идущему. Она уже хотела позвать Фреда, но увидела, что на поляну вышел Брукс.

Он наклонился и  сорвал несколько диких цветков, сложил в букет. Ему очень хотелось порадовать Бри.
- Букет цветов для самой красивой девушки, - сказал Брукс, широко улыбаясь и протягивая ей цветы.

Глава 9. Первый поцелуй


Бри подошла к Бруксу и, улыбаясь, приняла букет.  Он вдруг наклонился и поцеловал её прямо в губы лёгким, как  ветерок, поцелуем, слегка прикоснувшись.
- Доброе утро, красавица, - прошептал он почти прямо ей в губы.
 
Она чувствовала его прохладное дыхание на своих губах. Это было так неожиданно и приятно, что Бри не только не отвернулась, а наоборот, в ответ прижалась своими губами к его таким твёрдым, но шёлковым губам. Она не умела целоваться и никогда этого не делала, поэтому поцелуй получился каким-то по-детски нелепым, или ей так показалось.
 
Она открыла рот, чтобы сказать ему, что ей так жаль, что она не умеет целоваться, но в этот момент он захватил её губы и стал целовать по-настоящему, сминая их и посасывая. Он обнял её за плечи и талию, прижал к своему телу. Лёгкий стон вырвался из её груди, и он прижал её ещё крепче.
Разряд тока пробежал по телам обоих. Рычание вырвалось из его груди.

Брукс почувствовал, как дрожь пробежала по её телу, и слегка дрогнули и подкосились её коленки.  Он оторвался от её губ и стал целовать лицо: глаза, лоб, щёки. Она  начала прерывисто дышать. Он не хотел далеко заходить и решил остановиться. Обняв её за плечи, прижал к себе и стал ждать, когда она успокоится. Это было так трудно, но он помнил, что она ещё ребёнок по сути, ведь ей ещё не было восемнадцати лет.

Бри  пыталась выровнять дыхание. Ей нравились  его поцелуи, нравилось чувствовать его тело, слышать его запах. Он напоминал ей запах свежих яблок и корицы. В голове всё шумело и кружилось. Она понимала, что за этими поцелуями может последовать, но совершенно не могла быть против.
Она нисколечко бы не сопротивлялась, даже если бы он её уложил прямо здесь, на этой поляне, в дикие цветы. Просто была бы не в силах сказать нет. Но он остановился сам, прижал её к груди и ждал, когда этот порыв к близости утихнет. В благодарность за  это она обняла его руками за талию и положила голову ему на грудь.

Сейчас, стоя с ним в обнимку, она поняла, что её так беспокоило в нём со вчерашнего дня. Она хотела его тепла, хотела прижаться к нему, хотела, чтобы он её поцеловал. Просто это её желание вчера ещё не сформировалось в понятную ей форму, чтобы наступило  осознание её чувств к нему.

Брукс наклонился к её уху и прошептал:
- Ты будешь моей девушкой, Бри? Я так долго тебя искал.
Она была не в силах что-либо произнести, поэтому просто покачала головой в знак согласия и прижалась к нему ещё крепче.

Брукс от радости готов был прямо сейчас выпустить свои крылья на волю, взлететь к небесам и закружить её в танце любви. Но он знал, что этого делать нельзя, пока нельзя. Поэтому он просто прижался губами к её макушке, потянул носом запах её волос и прошептал:
- Я никому и никогда тебя не отдам. Теперь ты моя жизнь, ты утешение моей души.

Они так бы и стояли, обнявшись, в невозможности оторваться друг от друга, если бы из дома не вышел Фред.
- Сладкая парочка, хватит обниматься, а то я сейчас от зависти лопну.
Фред подлетел к ним и обхватил их  обеими руками.
- Я так рад за вас, что готов расплакаться от счастья, жаль, что нам это больше недоступно. Надеюсь, что и я когда-нибудь найду свою половинку.
- Конечно, найдёшь, Фред. Твоя новая жизнь только начинается. Запасись терпением, брат.

Постояв так в обнимку ещё пару минут, они пошли в дом.
В доме всё сверкало чистотой. В столовой стол был накрыт белоснежной кружевной скатертью. Бри взяла с полки  небольшую вазочку, налила в неё воды и поставила в неё букет цветов. Вазочку пристроила  в центр стола.
- Вот так будет правильно, - сказала Бри и улыбнулась.

Брукс пошёл осматривать дом. На первом этаже, кроме столовой, была ещё небольшая гостиная. На втором этаже - спальня и гардеробная. В конце коридора - лестница на чердак. Забравшись по ней на самый верх, Брукс открыл дверь. Просторная летняя комната. Диван, письменный стол и книжная полка. Он решил, что это как раз то, что ему надо. И кинул рюкзак на диван.
- Я занимаю чердак, мне здесь очень понравилось, - проговорил он вслух, зная, что его все услышат.
- Хорошо, комнатой Бри будет спальня на втором этаже, значит, я в гостиной на первом, – согласился Фред.

Брукс спустился на первый этаж и зашёл в столовую.
- Как вы думаете, не пойти ли нам к Калленам  знакомиться? Как ты, Бри? Вдруг там будет эта человеческая девушка, ты сможешь себя контролировать? А ты, Фред? Это всё равно надо сделать, они учуют наш запах, мы на их территории.

- Не попробуешь, не узнаешь. Мы же были вчера на охоте, все сыты, так что я думаю, что будет терпимо, - ответил Фред и посмотрел на Бри.
- Я потерплю, но ты всё равно меня контролируй, а лучше держи на всякий случай. Если станет нестерпимо, я тебе дам знать. Запах  на рубашке был слишком ароматным и привлекательным. Как они терпят это каждый день?

- Она невеста Эдварда. У них скоро свадьба, Бри. Вся семья этому очень рада. – Брукс обнял Бри и чмокнул  её в нос.
- Свадьба!? Как это может быть? Вампир и человек… это невозможно! – Бри в изумлении вытаращила глаза.
- Вот и увидите, насколько это возможно. Что такой самоконтроль  возможен. Любовь творит чудеса, Бри. Тебе это обязательно надо увидеть своими глазами. И я ведь тоже не вампир, - усмехнулся Брукс, - правда, я и не человек.

- А кто же ты? Может, скажешь, учитывая, что теперь мы семья? – Фред смотрел ему в глаза. - Мы умеем хранить тайны.
- Я скажу, но не сейчас, немного позже, потом. Вы можете хранить тайны, я не сомневаюсь в вас, просто есть вампиры, которые умеют читать ваши мысли, и тайна перестанет быть тайной.
- Ты имеешь в виду телепата из семьи Калленов?
- Нет, Фред. То, что Эдвард узнает, кто я, это полбеды. У вампиров есть семья, которая контролирует всех вампиров и исполнение законов. Среди них есть тот, кто читает мысли с помощью прикосновения. Он коллекционирует таланты, таких, как ты. И ты не сможешь от него скрыть ни одной своей мысли, которая появилась в твоей голове за всю свою вампирскую жизнь. Всё, что знаешь ты, будет знать он.
- И что это за семья?
- Вольтури. Их талантливых  экземпляров видела Бри. Они на службе у этой семьи.

- Это те плащи, что приходили в дом к Виктории? - Бри посмотрела на Брукса.
- Да, милая. Это одарённые вампиры на службе у «королей» вампиров. Их трое: Аро, Кай и Маркус.
- А какие законы существуют у вампиров?
- Самый главный закон - это сохранение тайны существования вампиров. Второй - это запрет создания бессмертных детей. Всё остальное вам лучше расскажет Карлайл. Он для вас кладезь знаний.


Глава 10. Боль

Бри представила всю их неорганизованную толпу - армию, бесконтрольно шляющуюся по округе. Она представила их с Диего, движущихся в тени как ниндзя, представила Рауля, Кевина и других, сияющих, как шары на дискотеке, монстров в шумном и оживленном центре города. Куча безжизненных тел, крики, шум вертолетов, беспомощные полицейские, вооруженные лишь бесполезными пистолетами, пули которых не могут причинить вреда, камеры, паника, которая распространится по миру также быстро, как и эти кадры.

Вампиры не смогли бы держать свое существование в секрете. Даже Рауль не смог бы убивать людей настолько быстро, чтобы помешать распространению слухов. Во всем этом присутствовала определенная логика, и она пыталась её понять.
 
Во-первых, люди не знали о существовании вампиров. Во-вторых, Райли призывал их быть незаметными, не привлекать внимания людей. В-третьих, она и Диего решили, что всем вампирам приходится следовать правилам, иначе уже давно весь мир бы знал об  их существовании.
 
В  четвертых, на это, видимо, были свои причины, и это совсем не пистолетики-пугачи полицейских.  Да, должна была быть очень веская причина, чтобы заставить вампиров целыми днями прятаться по захламлённым подвалам. Достаточно веская, чтобы заставить Райли и их создательницу лгать им, пугать тем, что они сгорят на солнце.

Именно эту причину хотел узнать Диего. За это он поплатился своей жизнью. Сейчас ей была понятна эта причина – контроль  и желтоглазые вампиры. Скорее всего, это было как-то связано с теми пугающими вампирами в темных плащах. Виктория  просто хотела убежать в последнюю секунду. Люди в плащах не обещали оставить ее в живых после того, как её армия  убьёт желтоглазых.

Значит  и Шелли и Стив не убежали, когда узнали всю правду о своей сверкающей коже, а  пошли к Райли,  и  он их убил, так же, как Диего. Это следующее звено в её  логической цепочке заставило её вздрогнуть и передёрнуть плечами  –  их звериная жестокость вызывала чувство отвращения.

Брукс заметил, что Бри ушла в себя и задумалась. Когда её передёрнуло в  отвращении от воспоминаний, и по лицу пробежала тень, он быстро притянул её к себе и обнял.  Поглаживая руками её спину, он пытался её успокоить и отвлечь.
- Милая, всё закончилось, всё позади, я с тобой. Я буду рядом.

Фред криво улыбнулся  и с горечью в голосе произнёс:
- Вампиры ничего не забывают, да? Эти воспоминания ещё долго будут её будоражить. И меня тоже. Этот большой паром… столько людей… все двадцать вампиров были голодные. Он двигался  на юг, совершая, возможно, свой последний ночной рейс из Канады. Райли взлетел вверх по борту большого судна. Он направился прямо к диспетчерской вышке парома, выбил ногой большое круглое окно и исчез в вышке. Пять секунд спустя свет на пароме погас. Мы забрались на судно тремя секундами позже. В воздухе уже витал теплый аромат крови, и раздавались пронзительные крики. Этот аромат заставил меня понять, насколько же я был голоден, однако это было последним, что я осознал. Мой разум совершенно отключился. Не было ничего, только жгучая боль в моем горле и восхитительная на вкус кровь, повсюду кровь,  которая обещала ее унять. На пароме не осталось ни одного бьющегося сердца. Со смехом, смешанным с рычанием, армия принялась крушить лодку. Корабль продержался недолго и с громким металлическим скрежетом переломился пополам, его корма и нос задрались вверх. Он затонул практически сразу, корма, может, на пару секунд раньше. Остальное завершили барракуды…   Люди не должны знать о вампирах. По крайней мере, не очень долго. Ровно настолько, сколько потребуется, чтобы мы могли их убить…

Фред смотрел на Брукса с тоской и болью в глазах.
- Я не хочу, чтобы это произошло со мной ещё хоть раз…  Не хочу.

- Тогда надо научиться контролировать жажду, чтобы  не она управляла тобой, а ты управлял ей. На это нужно время,  терпение и тренировки.

Брукс  крепче прижал к себе Бри. Воспоминания Фреда ещё больше растравили её душу. Всё, что он мог, это быть рядом. Утешать. Он будет  утешением её души. Всю боль и кровь из ран  он покроет цветами и радостью, счастьем. Приглушит её боль.
Вылечит, чтобы раны затянулись. Конечно, шрамы останутся и периодически будут ныть, но он будет рядом, всегда.

- Поэтому ты ушёл и не принимал участия в нападении на Калленов?

- Ясно же, что нам не рассказали всего, что мы должны знать. Я не собирался  быть пешкой Райли. Я решил выйти  из игры. Я хотел  увидеть мир своими глазами. Сначала я собирался идти один, но потом подумал, что могу взять Бри с собой. Со мной она  была бы в безопасности. Нас бы никто не смог преследовать. Я тренировался, отслеживал воздействия. Сейчас я могу сделать себя совершенно невидимым. Меня никто не увидит, если я сам не захочу.

Брукс решил, что единственный способ помочь - это дать им выговориться. Проговорить всё, что рвало на куски их души. Поделиться болью – значит, разделить её с кем-то и уменьшить свою. Он решился разговорить Бри.

- Бри, а почему ты сразу не пошла с Фредом? Ты кого-то искала, или мне так показалось?

- Я искала Диего. Он был моим другом. Райли сказал, что он с Викторией. Я не могла его бросить. Мне нужно было его найти и увести с собой на встречу к  Фреду. Но потом я поняла, что он мёртв, давно мёртв. Только Диего был в моих мыслях, и я не могла не думать о том, как ему пришлось умереть. Уверена, что он не мог добровольно открыть Райли наши секреты, секреты, которые заставили меня поверить Райли, пока не стало слишком поздно. Я вновь слышала его жуткое и странное описание: когда я приведу тебя к ней, она разорвет тебя на куски и будет медленно сжигать твои пальцы, уши, губы, язык — все части тела. Я поняла, что слышала описание смерти Диего. Интересно, сколько бы боли я перенесла, прежде чем меня бы заставили предать Диего. Наверно, довольно много. И столько же пришлось бы перенести Диего, чтобы предать меня. Мне бы хотелось выкинуть образ Диего, кричащего в агонии, из головы, но это выше моих сил.

- Фред, а как ты стал вампиром? Как  Райли  удалось тебя обратить?
- Это очень короткая история. Я учился в колледже и жил в общежитии. Там всегда было шумно, и я ходил заниматься в парк. Там он меня и нашёл, когда я однажды засиделся допоздна.

Брукс задумался  о том, сколько же боли и жестокости  им пришлось увидеть и перенести за короткую вампирскую жизнь, а сколько до неё. Пройденные трудности закаляют силу воли и характер, но шрамы остаются навсегда. И если у людей они рассасываются и боль притупляется, то у вампиров  никогда. Всю свою вечность они будут помнить это до мельчайших подробностей и переживать эту боль раз за разом бесконечное количество раз.


 



Источник: http://robsten.ru/forum/64-3297-1#1507145
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: Елена2390 (07.07.2022) | Автор: Елена2390 E
Просмотров: 82 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]