Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Солнцестояние. Глава 23. Отныне и навеки. Часть вторая.
Отныне и навеки Часть 2 mp3

Утром меня разбудила мама. Ее прекрасное лицо выражало целую гамму противоречивых чувств – тревогу и радость, нетерпение и озабоченность.
- Милая, пора вставать. Не заставляй бедную Элис нервничать. Ты же знаешь, как она переживает, если срывается ее график. Одевайся и беги в Большой дом. Эсми покормит тебя завтраком, а потом у тебя – салон красоты на дому.
Я рывком вскочила с кровати и начала собираться. Уже будучи почти на пороге, мама обернулась. Отчего-то пряча глаза, она спросила как бы невпопад.
- Девочка моя. Ты счастлива?
Я даже выронила из рук вещи от неожиданности.
- Мам, а ты что, сомневаешься? Конечно. Очень. Даже не могу найти слов, чтобы объяснить.
Мама так же смущенно продолжила:
- Понимаешь, милая. Я ни капли не сомневаюсь в чувствах Джейкоба к тебе. Я прекрасно знаю силу запечатления. Но ты… Ты совсем другое дело, ты же не волк, ты свободна. Что будет, если однажды поймешь – ты просто хотела сделать его счастливым, поддавшись его преданности и обожанию? Что будет тогда с ним? И с тобой. Эта мысль не давала мне покоя все эти годы. Я видела, конечно, насколько вы близки, но каждый раз задавала себе один и тот же вопрос: полюбишь ли ты Джейка так же, как любит он?
Я посмотрела в ее золотые глаза, полные тревоги и затаенной боли. Бросившись в мамины прохладные объятия и прижавшись к ней всем телом, совсем как в детстве, я горячо зашептала:
- Мама, я люблю его больше жизни. У меня такое чувство, что у нас одно сердце на двоих. Если перестанет биться его, мое тоже остановится. И его запечатление тут ни при чем. Это я не могу без него дышать. Понимаешь, я…
Лицо мамы просияло, но в глубине ее золотистых глаз я все равно видела какую-то неясную тревогу.
****
Моя удивительная тетушка, как оказалось, поджидала меня уже на опушке. Она, ехидно улыбаясь, завязала мне глаза плотным шелковым платком и за руку повела в дом.
- Элис, ну все равно же увижу, - вся это конспирация уже казалась мне излишней и немного переигранной. На самом деле мне просто не терпелось покончить со всей свадебной мишурой и остаться наедине с моим любимым, который, как я надеялась, тоже ждал этого момента с таким же нетерпением. Пока мы шли через сад, я с удивлением почувствовала нежный аромат тысяч цветов (как же они не замерзнут в такой холод на улице?) и услышала едва различимый шелест трепещущей на ветру ткани. Господи, фантазия моей тетушки просто не знает границ. Что же она на этот раз придумала? Индейский вигвам, что ли, построила в саду?
Снова поднявшись по лестнице на второй этаж, Элис втолкнула меня в огромную ванную комнату и сняла платок.
- Так, быстро в джакузи. Тонизирующая ванна, потом массаж, педикюр и маникюр, на все у нас два часа. Потом придет Розали, и будем заниматься твоей прической и макияжем.
- Может не надо, - без особой надежды попробовала я возразить, но в ответ получила лишь раздраженное шипение. Смирившись со своей участью, я безропотно сняла одежду и залезла в огромную круглую ванну, наполненную теплой водой и каким-то известным лишь Элис волшебным средством, запах которого, словно шампанское, кружил голову и бодрил как кофе. Элис включила подачу воздуха, и запах усилился, выталкиваемый наружу тысячами щекочущих мою кожу пузырьков. Элис загадочно мне улыбнулась, щелкнула еще каким-то переключателем, и ванная комната наполнилась негромкой нежной музыкой.
- А это для полного релакса, - пропела моя замечательная тетушка и, послав мне воздушный поцелуй, исчезла за дверью.
Я закрыла глаза. Тихая музыка уносила меня в страну грез. Там, в глубине зеленой чащи, притаился маленький бревенчатый домик с красной черепичной крышей и крошечным балкончиком на втором этаже. И на пороге этого домика в лучах заходящего солнца стоял, распахнув мне свои жаркие объятия, мой единственный и неповторимый, самый нежный и самый сильный на свете, мой Джейкоб, моя судьба, моя любовь…
- Ау! Так, хватит мечтать, - раздался над ухом серебряный перезвон колокольчиков, - вылезай!
Элис твердой холодной рукой выдернула меня из нирваны и бросила на массажную кушетку, неизвестно откуда появившуюся в ванной. Господи, она вещи, что ли, из другого измерения материализует?
Еще примерно полчаса я провела, массируемая и разминаемая сильными прохладными ладонями Элис. Потом она погнала меня в душ, закутала в банный халат и усадила в низенькое кресло. Теперь пришла очередь моих конечностей засверкать невыразимой красотой. Когда, наконец, каждый миллиметр моего тела стал, по мнению моей тетушки, идеальным, Элис потащила меня за руку в свою комнату, где нас уже ждала, в нетерпении постукивая носиком туфельки по полу, Розали, ослепительная, как всегда. С самого моего прилета мы не виделись с ней, и, взглянув на эту удивительную красавицу, мне снова захотелось зажмуриться, как от солнца. «Нет, - подумала я, - у моей бедной Шеннон нет никаких шансов перед этой богиней».
Элис усадила меня на стоящий перед зеркалом круглый высокий стульчик без спинки и начала объяснять Розали, как и что нужно сделать с моими волосами, которые после ванны и душа от влажности стали сплошной кудрявой непослушной массой. Притащив из ванной фен, вручив его Розали и дав последние инструкции, Элис унеслась вниз, по дороге давая кому-то ценные указания. Этот маленький ураганчик успевал повсюду.
Розали, ловко орудуя расческой и феном, постепенно превращала мою спутанную гриву в шелковистые локоны. Я смотрела на ее мраморное невыразимо прекрасное лицо и пыталась понять, что же она чувствует, когда ее любимица выходит замуж за оборотня, которого она всю жизнь презирала и с трудом выносила. Но ее прекрасные золотистые глаза были непроницаемыми, а на губах играла легкая, ничего незначащая улыбка. Наконец я не выдержала этой молчанки.
- Роуз, скажи, тебе не обидно, что я все же выхожу замуж за Джейка? Ты же его терпеть не можешь.
Удивительное лицо моей «богини» осветилось ласковой и немного грустной улыбкой.
- Несси, милая моя девочка! Я очень тебя люблю. Ты это знаешь. С твоим рождением я смогла испытать то, чего, как я думала, лишилась навсегда, потеряв свою человеческую сущность. Дороже тебя у меня на свете нет ничего. Я, кстати, как и твоя мать, была в ярости, когда узнала об этом… запечатлении, – видимо, Розалии хотела сказать грубее, но передумала. - Нет, я, конечно, надеялась где-то в глубине души, что ты не поддашься этому глупому волчьему инстинкту и выберешь себе более достойную кандидатуру. Но в целом Джейкоб – это далеко не худший вариант. По крайней мере, он никогда тебя не предаст и не оставит. И всегда будет готов отдать за тебя жизнь. А это уже немало. Для меня главное, чтобы ты была счастлива.
Она хотела еще что-то сказать, но вдруг замолчала, посмотрела мне в глаза и, нежно поцеловав в лоб, улыбнулась своей прекрасной ангельской улыбкой.
- Знаешь, Джас говорит, что ты прямо светишься рядом с этим… волком, - она по привычке, наверное, хотела сказать «псом», но, поняв, как это может обидеть меня, передумала. - Я специально его вчера пытала.
Роуз смущенно улыбнулась мне. Я поймала ее прохладную руку и прижала к своей щеке, показав ей привидевшуюся мне в ванне грезу. От показанной картинки в золотых глазах моей тети почему-то заискрились лукавые огоньки. Так, что там задумали Розали и Эммет? Именно их свадебного подарка я, прекрасно зная о «любви» Роуз к Джейку, а Эммета – к приколам, ждала почти со страхом.
- Роуз?! – сказала я тоном капризного ребенка, совсем как в детстве, когда этот тон действовал на нее безотказно. - Что ты задумала? Немедленно признавайся! А то я буду волноваться и…
- Роуз, не смей рассказывать! Я тебе голову оторву! - гневно прозвенели серебряные колокольчики, и в комнату вновь ворвалась Элис с подносом в руках. – А ты, Несс, - укоризненно произнесла моя тетя. - Ну как тебе не стыдно! Знаешь ведь, что Роуз перед тобой устоять не может. Прекрати выведывать. Скоро все узнаешь. А пока давай ешь, тебе Эсми завтрак прислала. А мы прической займемся. А то уже два часа! Ужас какой! Ничего не успеваю!
Она поставила мне на колени поднос с завтраком – оладьи с кленовым сиропом, яичницу с беконом и томатный сок. А сама присоединилась к Розали, которая заканчивала сушить и разбирать мои волосы. Четыре легкие прохладные руки стали творить нечто удивительное и изысканное. Закончив завтрак и посмотрев в зеркало, я увидела свое отражение. На моей голове красовалась высокая затейливая прическа, состоящая из множества уложенных «лепестками» блестящих ровных прядей, отдельные локоны красиво обрамляли лицо. От восхищения я даже рот открыла. Обе мои чудесные тетушки молчали и, удовлетворенно улыбаясь, стояли за моей спиной.
Потом Элис послала Розали за моим платьем и диадемой, а сама приступила к макияжу. Я снова закрыла глаза и начала вспоминать увиденную мной в ванной картинку. Только теперь мы были уже внутри домика. Плавая в сладких мечтах, как в сиропе, я ощущала невесомые прикосновения к моим щекам, векам, губам…
- Ну все, теперь ты полное совершенство, - победно прозвучали серебряные колокольчики. Я открыла глаза и снова удивилась. Косметики на моем лице вроде как и не было. Просто глаза стали удивительно яркими, ресницы длиннющими и изогнутыми, кожа засветилась, на щеках заиграл нежный румянец, и губы приобрели идеальные очертания, став соблазнительно полными и искрящимися мягким блеском.
Розали, вошедшая с белым одежным чехлом и бархатным футляром в руках, восхищенно мне улыбнулась, подтверждая слова Элис.
Тетушка заставила меня встать, и они в четыре руки с величайшей осторожностью, чтобы ничего не испортить и не помять, облачили меня в невесомое гладкое платье, холодящее кожу. Снова застегнув ряд пуговок на спине, разгладив руками невидимые (а возможно, и несуществующие) складочки на сияющем шелке, Элис торжественно водрузила мне на голову диадему. В зеркале я снова увидела ту сказочную принцессу, что и вчера на примерке. Она была даже еще лучше! И, как ни удивительно, это была я. Мое сердце готово было выпрыгнуть от восторга!
- Так, успокойся немедленно, - зазвенели колокольчики, - а то поплывет весь макияж! И не вздумай расплакаться! Господи, ну совсем как мать.
От рассерженного голоса Элис слезы, готовые было уже политься по моим щекам, тут же высохли.
– Может, Джаспера позвать? – спросила она скорее у Розали, чем у меня.
- Не надо, я справлюсь, – мне стало стыдно своей слабости. Ведь Белла тогда была простой смертной. А я?.. Нет, надо взять себя в руки. Я сконцентрировалась на дыхании, приводя мысли в порядок и успокаивая сердцебиение. Так, вдох-выдох…
- Молодец! – в двери стоял улыбающийся Джас, - и без меня справилась! А то у меня сегодня особое задание – Рене! Мы не можем допустить, чтобы у нее случился сердечный приступ. Они с Чарли уже внизу, беседуют с Эсми и Карлайлом. Эммет звонил, - продолжил он, обращаясь к своей любимой, - он уже подъезжает со священником. Хотя было нелегко объяснить, зачем ему ехать из Портленда, когда в Форксе есть отец Вебер. Но щедрое пожертвование на ремонт его храма убедило не задавать лишних вопросов, - Джаспер лукаво усмехнулся.
О да, я знаю, магии Калленов предела нет!
Нарушая всю эту идиллию, внезапно на лестнице послышались веселые голоса и быстрые шаги. И в ту же секунду в комнату, пролетев мимо едва успевшего отпрянуть Джаспера, ворвалась Шеннон, а за ней вошли Сьюлин и София. Девушки, одетые в одинаковые платья невероятно нежного фисташкового оттенка, изысканные в своей простоте, застыли на пороге в изумлении. Первой от потрясения оправилась Шен.
- Несс. Это правда ты? Ты прямо из сказки. Это что-то невероятное. Элис, да вы волшебница! Рядом с вами ни одно самое дорогущее свадебное агентство и рядом не стояло!
София молча подошла ко мне и протянула маленькую коробочку. Я вопросительно посмотрела на нее, и моя лучшая подруга со смущенной улыбкой объяснила:
- Синее, старое и взятое взаймы. Помнишь?
Ах, ну да! Я совсем забыла об этой свадебной традиции. Открыв коробочку, я увидела там овальный медальон – камею, вырезанную из цельного куска лазурита, по краю отделанную брильянтовой крошкой. Она была на тонкой изящной золотой цепочке.
- Софи! Это же так дорого?!
Моя подруга скромно улыбнулась.
- Этой вещичке лет сто, если не больше. Это из того немногого, что мой прадед успел вывезти из России, отправляясь в эмиграцию. Он был офицером царской армии. Так что она действительно очень старая, совершенно синяя и точно взята взаймы у моего отца.
София, посмотрев на Элис и получив ее молчаливое одобрение, сама застегнула цепочку у меня на шее. Элис внимательно посмотрела в зеркало, оценивая, не разрушает ли камея созданного ею образа, и удовлетворенно заулыбалась. Украшение было совершенно к месту.
- А теперь моя очередь! – Шеннон нырнула мне под подол без предупреждения, и я ощутила ее теплые пальцы на своей лодыжке. Я машинально приподняла ногу и почувствовала, как моя подруга твердой рукой натянула мне на ногу круглую подвязку.
- Ну вот, почти все, - Элис еще раз придирчиво осмотрела меня с ног до головы и спросила: - Роуз, где фата?
- Сейчас! – ответил мелодичный голос, и в комнату вернулась Роуз, уже успевшая переодеться в удивительное темно-зеленое платье с безупречным декольте и глубоким вырезом на спине, так красиво оттенявшее ее золотые волосы, уложенные в высокую прическу, и золотистые глаза. Увидев вытянувшиеся лица Шеннон и Сьюлин, я чуть не расхохоталась. Пока Роуз и Элис расправляли невесомое белое облако фаты, Шен наклонилась к самому моему уху (не зная о том, что все равно обе мои тетушки, естественно, услышат ее слова) и прошептала:
- Только не говори, что это жена того потрясного шофера!!!
Я пожала плечами.
- Увы, Шен, это так.
Лицо моей ветреной подруги выразило глубочайшую скорбь.
Розали и Элис, немного оттеснив моих подруг, накрыли меня облаком фаты. Сквозь нее мир стал каким-то нереальным, подернутым дымкой. Я словно на самом деле попала в сказочное королевство. Элис откинула фату назад, и я снова оказалась в своем привычном мире.
- Так, церемонию ты проведешь без накидки. Потом мы снимем фату, и ты наденешь горностая, перед тем как идти танцевать в сад.
- Горностая? – завизжали в один голос Шеннон и Сьюлин. - Господи, это же такая редкость!
Элис гордо вздернула подбородок.
- Моя племянница – вот самая большая редкость в мире! – торжественно произнесла она. – А вам грех жаловаться, у вас тоже накидки не из кролика!
Мои подружки, смутившись, потупили глазки. Да, подумала я, против Элис не попрешь.
Мой милый маленький эльф озабоченно поглядел на крошечные часики на руке.
- Так, я побежала переодеваться, девочки, вы можете сходить в соседнюю комнату, чтобы все окончательно привести в порядок. Джаспер сейчас принесет букеты. А к тебе, дорогая, идут Белла с Эдвардом. Только не разревись, пожалуйста! – умоляюще произнесла она.
Я кивнула, и Элис в одно мгновение исчезла за дверью. В комнату вошли мои родители. Нет, я никогда не привыкну к их необычной красоте! Отец в элегантном смокинге серо-жемчужного цвета выглядел просто сногсшибательно, мама блистала в вечернем платье глубокого сапфирового цвета с красивым декольте. Ее густые темные кудри, рассыпавшиеся по белоснежным плечам, удивительно гармонировали с насыщенным цветом платья.
Мама всплеснула руками, увидев меня. Не находя слов, она не сводила с меня восхищенных глаз.
- Моя принцесса! – прошептала она одними губами. В моей голове пронеслась мысль, что имей она возможность плакать, в этот момент из ее любящих глаз бриллиантами могли бы капать слезинки. Отец осторожно и нежно поцеловал меня в лоб, внимательно посмотрел мне в глаза и, уловив мои коротенькие и незатейливые мысли, улыбнулся.
- Мам, как там Рене? – спросила я, больше всего беспокоясь о бедной бабушке, которой предстояло испытать, наверное, самое сильное потрясение в жизни, не считая первого нашего знакомства.
- Ничего, сносно. Волнуется, конечно. Чарли, как мог, попытался ей объяснить, каким образом ты меньше чем за шесть лет стала совершенно взрослой. Он плел ей про какие-то генетические сбои, но Рене, мне кажется, все равно ничего не поняла. Но это и к лучшему. Сейчас она с Эсми, которая пытается просто ее отвлечь. На всякий случай к ней приставлен Джаспер. А вот и он!
- Так, девушки, разбираем букеты, - в комнату, принеся с собой упоительный запах роз и жасмина («Господи, ну откуда он зимой в Форксе», - тут же подумала я), вошел Джас, серьезный и сосредоточенный. Даже находясь с нами, он отслеживал эмоциональное состояние своей подопечной – моей бедной бабушки Рене.
Раздав букеты, Джаспер обратился к моей матери.
– Белла, нам пора вниз.
В комнату заглянула Элис, блеснув белоснежными плечами в декольте изумительно красивого, сверкающего тысячами пайеток серебристого платья. Ее волосы, вечно торчащие задорным ежиком, уже были уложены в элегантную прическу. Шеннон и Сьюлин, открывшие рты от удивления еще при виде Розали и Беллы, так и не закрывали их. «А ведь внизу им еще предстоит увидеть красавиц из Денали, - подумала я. - Хоть бы с лестницы не свалились от изумления».
Джаспер галантно взял мою маму под локоток, и они вышли из комнаты.
Отец, оглянувшись на моих подружек, пристально посмотрел на меня. Девушки, сразу осознавшие важность момента и посерьезневшие, вышли из комнаты, чтобы не мешать нам.
Отец, не отрываясь, все еще смотрел мне в глаза. Казалось, он пытался распознать в моих мыслях хотя бы мимолетное сомнение или тревогу.
- Я так сильно люблю тебя, – папин бархатный глубокий баритон проникал в самую душу, будя в ней трепет. – Милая, ты знаешь, я, не задумываясь, отдам все, что у меня есть, само свое существование ради того, чтобы ты была счастлива. Если это будет не так…
Я прижала руку к его губам, не дав договорить.
- Папа. Ты же видишь мои мысли насквозь. Посмотри на меня. Элис сделала из меня сказочную принцессу, моих подружек превратила в волшебных фей, а дом – в сказочный замок. О чем мне тревожиться? Ты, как никто, должен меня понимать. Я и Джейкоб были предназначены друг другу с моего рождения. Мы одно целое, мы не можем существовать по отдельности. Это не просто любовь. Мы иначе не можем. Неужели ты думаешь, что можно быть еще счастливее?!
Я, рискуя испортить платье, прижалась к нему всем телом, как в детстве, сразу же ощутив себя окутанной облаком заботы и любви, которое всегда было вокруг меня защитным полем. Он тоже нежно прижал меня к себе и ласково поцеловал в лоб. Потом, отстранившись, со счастливой улыбкой подал мне руку. В комнату уже врывались торжественные аккорды. Все, пора.
Я, поправив шлейф и фату, чтобы не споткнуться в самый неподходящий момент, крепко сжала холодную твердую папину руку и поплыла по коридору навстречу музыке и благоуханию цветов.
И вот, следом за моими подругами, держась за папину руку, подстраивая шаги в такт торжественному маршу, я начала спускаться по легендарной лестнице.
Наконец-то я смогла оценить усилия моей тетушки Элис. Это было не просто красиво. Это было грандиозно. И еще очень символично. Кованые перила были увиты крупным жасмином, источающим пьянящий аромат, вперемешку с темно-зелеными ветками можжевельника, который добавлял свою свежую хвойную нотку в общее благоухание. В это бело-зеленое великолепие то там, то здесь были вплетены ярко-розовые и чайные розы. Шелковые белые и розовые ленты обвивались вокруг цветов, спускались сверкающим водопадом по лестнице. Удивительное сочетание нежного жасмина, роз и грубоватого терпкого можжевельника как нельзя лучше отражало суть нашей странной пары. У меня даже закружилась голова от этого совершенно неповторимого аромата, по сравнению с которым побледнели бы духи самых известных парфюмеров. Тем же жасмином, можжевельником и розами была украшена и свадебная арка, у которой я еще с верхних ступеней лестницы разглядела моего любимого волка, совершенно не узнаваемого в черном строгом смокинге, с бабочкой и сплетенными веточками жасмина и можжевельника в петлице. У него было такое напряженное и серьезное лицо, что я чуть не расхохоталась. Отец, уловив мои мысли, тревожно посмотрел на меня, наверное, подумав, что у меня начинается истерика. Я лукаво ему улыбнулась и заставила свои мысли течь в более спокойном русле. Рядом с Джейком, тоже напряженный и серьезный, но улыбающийся одними глазами, в неизменном инвалидном кресле сидел Билли. Чуть поодаль стояли трое наших замечательных друзей тоже в черных смокингах. Грег смущенно поправлял очки. Элиот, отстраненный и немного надменный, сдержанно улыбался мне, а Мэтью то и дело поводил широченными плечами, как будто мечтал выпрыгнуть из смокинга. Оторвав не без усилий взгляд от любимого лица, я пробежала глазами по рядам гостей. Мама сжимала руку Рене, та, немного побледневшая, но со счастливой улыбкой и горящими глазами смотрела на меня. С другой стороны ее за плечи обнимала Эсми. Сзади маячило серьезное лицо Джаспера, напряженно отслеживавшего эмоциональное состояние моей бедной бабушки. Я с удовольствием заметила, как посветлело его лицо, когда он посмотрел на меня. Розали сидела за роялем, и казалось, ее неповторимая красота освещает всю комнату. Элис скромно облокотилась на приоткрытую крышку старинного инструмента, задумчиво наклонив прелестную головку. Золотистые глаза моего вечно молодого дедушки Карлайла светились такой нежностью, что у меня сжалось сердце. Чарли и вовсе промокал глаза платком, а его руку ободряюще сжимала Сью. Во втором ряду я разглядела клан Денали в полном составе. Именно в полном! У меня даже дыхание перехватило от радости, когда я увидела смущенное и счастливое лицо Елиазара, крепко обнимавшего за плечи Кармен. Значит, ему все же удалось вырваться из лап Вольтури! Интересно как? Надеюсь, он мне потом все расскажет. Сзади темнели смуглые лица квилетов, я успела рассмотреть только улыбавшуюся во все тридцать два белоснежных зуба физиономию Сета, а рядом – серьезное лицо Леа.
Просто лестница закончилась, и отец, пройдя мимо выстроившихся по обе стороны моих подружек и их кавалеров, подвел меня к свадебной арке, с которой водопадом спускались шелковые ленты, обвивавшие все тот же жасмин, розы и можжевельник. Джейкоб протянул мне руку, и отец так бережно вложил мою ладонь в его, словно вручал ему свою жизнь. Священник, удивительно молодой и импозантный, даже покраснел, когда посмотрел на меня. Видимо, результат усилий моей милой тети Элис правда был потрясающим. Джейк смотрел на меня такими сияющими глазами, что, казалось, будто от его взгляда мое невесомое платье вспыхнет как факел. Я не узнавала в этом сказочном красавце своего милого простого волка. Не могла налюбоваться его удивительно мужественной, но такой трогательно наивной красотой. Откуда-то со стороны я слышала приятный голос священника, произносившего древние как мир слова. Наш с Джейком ответ прозвучал в унисон, одним биением сердца. Похоже, мы даже не дождались своей очереди. Это было неважно. Свое «да» мы друг другу уже сказали. Сейчас была лишь формальность. Мы принадлежали друг другу с минуты моего рождения. Теперь я осознала это с потрясающей четкостью. И никакая сила на свете не сможет этого изменить. Мы с любимым – одно существо. Мы неделимы, вросли друг в друга так глубоко, что разлука просто убьет нас обоих. Жили долго и умерли в один час – это про нас. Мы можем жить только вместе.
Джейкоб надел мне на палец обручальное кольцо, причем от волнения даже промахнулся в первый раз и смущенно мне улыбнулся. Я же, напротив, твердой рукой водрузила символ нашей вечной любви на положенное ему место. Священник, немного смущенный небольшой помаркой в церемонии, откашлявшись, наконец-то объявил нас мужем и женой. Среди гостей раздались аплодисменты, сквозь которые я расслышала сдержанный всхлип. Это, видимо, все-таки не выдержала Рене.
Но я видела только глаза своего любимого. Он откинул белое облако фаты и поцеловал меня так нежно и сладко, что у меня заныло сердце. Я, забыв про наставления Элис, запретившей мне ради сохранности платья слишком страстно прижиматься к жениху, всем телом прильнула к своему волку, снова мечтая раствориться в его жарком солнечном тепле. Я забыла, что мы окружены родными и друзьями, мы были одни на всем свете, и нам было так хорошо…
Священник снова покашлял, привлекая наше внимание. Я с огромным усилием оторвалась от сладких нежных губ моего любимого и тут же оказалась в объятиях своих подружек, через мгновение сменившихся прохладными отцовскими. Джейк, едва выбравшись из медвежьей хватки Мэтью, уже тряс руку Грегори, затем его сменил Элиот…
Все смешалось. Холод и жар, спокойное тепло человеческих прикосновений, мокрое от слез лицо бабушки Рене, мужественно продержавшейся всю церемонию и наконец давшей волю слезам, шершавые руки Чарли и крепкие объятия Билли, ради которых мне пришлось наклониться. Музыкальные переливы голосов моей вампирской родни и хриплые гортанные голоса оборотней, щебетание моих подружек, звуки поцелуев, шарканье ног по полу и скрип передвигаемых стульев… Вплетаясь в нежную, но очень радостную мелодию, которую, видимо, сочинил для нас и теперь самолично исполнял мой отец, все это слилось в настоящий гимн нашей невозможной и неизбежной любви, нашему бесконечному счастью.
Мама подошла к нам вместе с Рене и Эсми. Бабушка плакала навзрыд, и, видимо, даже Джас не мог ее успокоить. Я обняла ее за плечи и зашептала на ухо что-то незначащее. Она, немного успокоившись, подняла на меня чуть постаревшее лицо, с которого смотрели на меня все такие же по-детски ясные глаза, и прошептала:
- Я всегда знала, что ты ангел! Ты спустилась с небес, чтобы сделать всех нас счастливыми!
Тут бабушка снова заплакала, и Эсми, обняв за плечи, увела ее в сторону, передав на руки озабоченному Джасперу. Мама, расцеловав меня в обе щеки, взяла за руку Джейка и, сжав ее, сказала:
- Береги ее, волк. Это лучшее, что ты можешь сделать для нее. И для меня тоже.
Джейкоб улыбнулся ей в ответ какой-то странной улыбкой, и глаза моего любимого отчего-то затуманились.
Элис подлетела ко мне, закружила за руки, чмокнула в щеку.
- Элис, спасибо, боже, как все красиво, - у меня просто не было слов, чтобы выразить восхищение своей чудесной тетушкой.
- А то, - хитро улыбнулся озорной эльф, - ты еще сад не видела. Давай я помогу снять фату, надевай горностая и все в сад!
Элис осторожно, чтобы не испортить прическу, освободила меня от длинной фаты, отчего сразу же стало легче передвигаться. Через уже открытые настежь стеклянные двери в сад проник холод, я поежилась, но тетушка уже укутала мои плечи гладким теплым мехом. Джейк взял меня за руку, и мы направились к выходу в сад. Сделав шаг через порог, я остолбенела.
Сразу же за стеклянными дверями вырастал огромный белый шатер. Его поддерживали вырезанные изо льда колонны. Внутри прозрачных резных столбов были впаяны светодиодные светильники, и все это ледяное великолепие светилось изнутри таинственным голубоватым светом. Внутри шатра, щедро украшенного цветами и лентами так, что почти не было видно ткани, из которой он состоял, на удивление, было тепло. Я пораженно посмотрела на Элис. Она загадочно заулыбалась. Но войдя внутрь и ощутив волну теплого воздуха, идущую по полу, я все поняла. Моя гениальная тетушка придумала установить в шатре тепловые пушки. Внутри было совсем тепло, даже мех оказался просто красивой деталью моего наряда, а не нуждой.
Звучала музыка, шелковые ленты и цветы трепетали от волн теплого воздуха, расходившегося под сводом огромного шатра. Джейкоб торжественно повел меня за руку в центр танцевального круга. Я с изумлением посмотрела на своего любимого.
- Ты что, вальс умеешь танцевать?!
- А то! – гордо просиял мой волк. - Я вообще полон сюрпризов!
- Да уж… Сюрпризы – это точно про тебя.
Нет, конечно, мы не могли составить конкуренции моим родителям, с невыразимой грацией закружившимся в танце, не говоря уже о Карлайле и Эсми, которые заткнули бы за пояс любых чемпионов по бальным танцам. А ведь когда-то моя мама тоже совсем не умела и не любила танцевать. Но в принципе у нас получилось совсем неплохо. Пройдя полный круг, я очутилась в объятиях отца, который так уверенно повел меня, что я ощутила себя королевой танца. Повернув голову, я увидела, что Джейкоб танцует с Беллой. Лицо у моего милого было каким-то странным. Они смотрели друг другу в глаза, мне показалось, что они погрузились в мучительные воспоминания. Переведя взгляд, я посмотрела в глаза отца. Его лоб прорезала складка, я не знала, слышал ли он мысли своей любимой и моего жениха или сам был во власти воспоминаний. Но увидев мою тревогу, отец отрицательно покачал головой, давая понять, что им мешать не нужно. Впрочем, к тому времени, когда мы с отцом дотанцевали до их пары, лица Беллы и Джейка стали мягче. Высвобождаясь из объятий моего волка, мама ласково погладила его по щеке и грустно ему улыбнулась. Я поняла, что они попрощались со своим прошлым. Теперь уже навсегда.
После папы меня уволок Эммет, танцор он был неважнецкий и просто кружил меня, крепко ухватив за талию, рассказывая какой-то очередной прикол. Потом холодная железная хватка моего дядюшки сменилась пламенными объятиями Сета. Этот мой кавалер танцевать даже и не пытался, просто топтался на месте, держа меня за талию, и все говорил мне на ухо слова благодарности, обжигая шею горячим дыханием. Я приложила руку к его губам и поцеловала в щеку. Джейк тут же подлетел к нам, то ли шутливо, то ли и вправду заревновав к Сету, и утащил меня в уголок. Мы «спрятались» за ледяную прозрачную колонну, и Джейк стал жадно целовать меня – в щеки, в губы… Мир снова перестал для меня существовать.
Внезапно рядом раздалось сдержанное покашливание. Я открыла глаза и, оторвавшись от любимого, увидела рядом Елиазара в обнимку с Кармен. Мой спаситель пожал Джейкобу руку, а Кармен расцеловала меня в обе щеки. Тут я вспомнила, что очень хотела расспросить Елиазара о том, как ему удалось вырваться из рук Вольтури.
- Как я рада, что ты снова с семьей! Но как тебе это удалось? Аро, наверное, рассвирепел, когда узнал, кто помог мне бежать.
- Ну да, мало не показалось. Мне повезло, что он был сильно озабочен какими-то проблемами, возникшими в Румынии. Поэтому он увидел наш с тобой разговор в Венеции только в Вольтерре. Естественно, он чуть не оторвал мне голову, что и советовал ему сделать Кай. Но ты знаешь, Аро очень ценит таланты бессмертных. Только это меня и спасло. Он сразу же отправил Джейн с компанией на перехват. Я очень боялся, что твои родные не успеют. Аро был так уверен, что ты уже в его руках, даже дал распоряжение приготовить тебе комнату рядом со своей. А когда Джейн вернулась ни с чем, он в ярости отослал меня. Моему счастью не было предела. А, может, просто надобность в моих услугах отпала. Но я не думаю, что могу жить спокойно.
Елиазар грустно улыбнулся, а на лице Кармен отразилась тревога и боль.
- Ах да, совсем забыл. Прежде чем отослать меня, Аро приказал передать тебе вот это. Хотя наверняка этому подарку ты будешь рада меньше всего.
Елиазар, смущаясь, протянул мне бархатный серый футляр. Я осторожно взяла его в руки, но так и не решилась открыть. Джейк взял футляр из моих рук. Щелкнула застежка. Я увидела то самое злополучное ожерелье из желтых бриллиантов. А я-то думала наивно, что избавилась от него. Завтра же выброшу его со скалы в море. Чтобы уже наверняка.
Кармен утащила своего любимого танцевать. Их тотчас сменили наши друзья. Шеннон, раскрасневшаяся от танцев, с горящими глазами схватила меня за руку и стала взахлеб восхищаться всем подряд: праздником, украшениями, шатром и ледяными колоннами, платьями своими и всех гостей, музыкой и угощениями…
- Боже мой, Несс, мне так кажется, что королевские приемы по сравнению с твоей свадьбой – это благотворительный вечер в сиротском доме. Твоя тетя просто гениальна! Придумать такое…
Тут заиграла новая мелодия, и Шеннон снова уволокла несчастного Элиота, который уже порядком подустал от танцев, в центр шатра. Мэтью тотчас последовал за ними, подхватив визжавшую от восторга Сьюлин подмышку.
Побыть вместе нам так и не дали. К нам все подходили и подходили гости, в моей голове уже был сплошной туман, все сливалось в одну неясную картинку, я уже не различала лиц, не чувствовала разницы между холодными прикосновениями вампиров и жаром рук оборотней…
Праздник был в самом разгаре. Мы разрезали огромный бело-розовый торт, настоящее произведение кондитерского искусства, и я чуть не упала под стол от хохота, когда Джейк языком попытался слизать у себя с носа кремовую розочку. Наконец пришло время мне кидать свадебный букет, а Джейкобу – снимать подвязку. Девушки выстроились по одну сторону, неженатые мужчины – по другую. Я встала на ступеньки повыше, повернулась спиной и, подглядывая в стеклянное отражение, ловко метнула букет в руки Софии. Она просияла и благодарно мне улыбнулась, украдкой посмотрев на Грегори. Потом я приподняла подол, а Джейкоб, предусмотрительно закрыв меня своей широченной спиной, стянул зубами подвязку и метнул ее в мужскую часть ожидающих. К моему удивлению и восторгу, подвязка упала прямо в руки опешившему Сету. Он стоял, держа в руках невесомый кусочек кружева, как будто не понимая, откуда он там появился. Зато веселью компании оборотней не было предела! Они хлопали бедного Сета по плечам, гоготали и отпускали сальные шуточки, от которых несчастный краснел как маков цвет. Джейк посмотрел на меня, хитро прищурив глаза, и потащил через толпу друзей и родных к выходу из шатра.
- Эй, вы куда! - раздался бас Эммета, который вырос на нашем пути как скала, раскинув руки и преградив нам дорогу. – А подарок?
У меня упало сердце. Нет, они точно что-то задумали. Только бы обошлось. Но увидев, что на вручение этого загадочного подарка, кроме Эммета и Розали, собрались все мои родные: родители, Карлайл и Эсми, сияющая Элис и Джаспер, я немного успокоилась. Папа не допустил бы какой-нибудь глупой и злой шутки.
Эммет держал в руках ключ, перевязанный шелковой ленточкой ярко-розового цвета. Розали, ласково мне улыбаясь, сказала:
- Эсми не успела построить для вас дом. Но так как вы решили не уезжать из Форкса на медовый месяц, мы не могли допустить, чтобы вы жили в отеле! Мы с Эмметом очень полюбили Рио и собираемся туда вернуться сразу же после вашей свадьбы. А наш дом, который нам построила Эсми, давно пустует. Теперь он ваш.
Я завизжала от восторга, как пятилетняя девчонка.
- Дом! Господи, у меня будет свой дом!
Я и правда была совершенно счастлива получить такой подарок. Мы обсуждали с Джейком место проведения медового месяца. И пришли к одному выводу. Ни я, ни он ни за что не хотели никуда уезжать. Последние месяцы и так заставили нас попутешествовать, правда, против нашей воли. Поэтому мы всей душой желали остаться в Форксе. Мы даже собирались снять домик. А теперь у нас был свой дом.
- Причем я совершенно обновила в нем интерьер, – добавила Эсми. Надеюсь, вам с Джейкобом понравится.
Эммет подошел к моему волку и, похлопав его по плечу, с дружеской улыбкой сказал:
- Поедете на моем бывшем джипе, в его навигатор я заложил дорогу к домику. Только смотрите, по кирпичику не развалите его в первую же ночь. Хотя, если он нас с Роуз выдержал, то выстоит.
Эммет заржал, радуясь своей шуточке, я, как всегда, покраснела, а Джейк криво усмехнулся.
Взяв в руки ключик, переданный мне Эмметом как хозяйке дома, я рука об руку с любимым, почти бегом, уклоняясь от полетевшего в нас со всех сторон града риса, пошла к выходу из шатра.

Большое спасибо нашей бете Тане tatyana-gr за редактирование главы.

ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/20-2934-1#1460218
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: MissElen (26.01.2017) | Автор: Юлия Данцева E
Просмотров: 71 | Комментарии: 2 | Теги: Квилеты, Ренесми, Джейкоб, Денали, Каллены | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
avatar
1
1
свадьба просто шикарна! рада за наших героев! спасибо!
avatar
0
2
Когда за дело берется Элис, мероприятие будет только по высшему образцу good
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]