Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Солнцестояние. Глава 6. Путь на эшафот.
Путь на эшафот mp3

Посадку и сам полет я помню плохо. Измученное переживаниями и длительным отсутствием сна сознание отказывалось работать, и, как только самолет взлетел, я провалилась в спасительное забытье. Но оказалось, что и там мне нет покоя. Мне приснился странный и страшный, но реалистичный до жути сон.
Была ночь. Я стояла, прижавшись спиной к холодной, шершавой от времени каменной стене, а передо мной, закрывая меня своим телом, был Джейкоб в обличье волка. Его буро-коричневая густая шерсть стояла на загривке дыбом, а в горле клокотало рычание. Я тоже приготовилась к схватке, пригнувшись, как зверь перед прыжком, выставив вперед руки, и с моих губ слетал звериный рык. В клубившемся и стремительно надвигавшемся на нас тумане я различала сполохи пепельно-серых плащей. Это были стражи Вольтури. И некуда было бежать. Но когда преследователи приблизились вплотную, Джейкоб заскулил, как пес, в которого хозяин бросил камнем. Из-за туч на мгновение выглянула луна, и под серыми капюшонами я с ужасом разглядела любимые лица: папа, мама, Элис… С их до боли родных лиц на меня смотрели чужие, безразличные и безжалостные рубиновые глаза.
Я проснулась от собственного рыдания.
Участливо склонившаяся надо мной стюардесса, миловидная девушка в белой блузке и голубой пилотке, спросила:
- Мисс, с вами все в порядке? Может быть, принести воды?
Я вытерла лицо и, с трудом разлепив губы, ответила:
- Спасибо, пожалуй, колы.
- Минутку, - просияла стюардесса и упорхнула.
Через мгновение она поставила передо мной запотевший стакан.
- Что-нибудь еще? Может, аспирин?
- Спасибо, нет. Со мной все в порядке, просто кошмар приснился, - ответила я.
В Старом Свете нет больших расстояний. Через сорок минут мой самолет приземлился в аэропорту Флоренции, а еще через двадцать я вышла из здания аэропорта. Ждать багажа мне было не нужно. Приговоренным к смерти не нужен багаж.
Когда я вышла из такси, привезшего меня из аэропорта в центр Флоренции, было раннее утро, около семи часов. В Италии, в отличие от промозглого Лондона, было сухо и по-летнему тепло. Дыхание осени едва-едва ощущалось в легкой желтизне листвы огромных платанов, росших по обеим сторонам узких улочек, а также в слегка увядших цветах в глиняных горшках, которыми были уставлены маленькие балкончики и окна окрестных домов. Я сняла кожаную куртку, в которой прилетела, и повесила ее на руку. Снова закинув на спину свой рюкзачок, я направилась прямиком к офису фирмы по аренде машин.
Через двадцать минут я уже выходила из офиса, держа в руке ключи от небольшого, но мощного купе-кабриолета «Ламборджини». Я, так же как и мама, не разделяла страсти Эдварда и Джейка к дорогим спортивным машинам, но, во-первых, трудно выбрать малолитражку, если тебя с самого рождения окружают «Порше 911 турбо» и «Астон Мартин Ванкуиш», а во-вторых, скорость для меня тоже имела значение. Хотя бешено гнать я не собиралась – глупо спешить на собственную казнь – да и проблемы с полицией мне ни к чему, но тащиться как черепаха мне тоже совсем не хотелось. В другой руке у меня была распечатанная на принтере любезным клерком, чуть не выпрыгнувшим из собственной кожи, чтобы мне угодить, карта маршрута Флоренция – Вольтерра. Столь повышенное внимание к моей персоне с его стороны объяснялось не только моей внешностью. Скорее всего, я была первым клиентом, пожелавшим выбрать именно эту машину, на сумму арендной платы которой за один день можно было купить небольшой подержанный седан. По словам клерка, на этой машине дорога должна была занять у меня не больше двух часов. Значит, у меня в запасе оставалось как минимум часа три.
Я решила потратить их на то, чтобы привести себя (два дня не была в душе!) и свои мысли в порядок. Не могла же я предстать перед своими палачами похожей на загнанного зверя. Мне нужно быть спокойной и мужественной, чего бы мне это ни стоило. Я должна быть достойна своих родных и ни словом, ни вздохом их не опозорить. Я снова увидела себя в алом платье и перчатках до локтя – чтобы не было видно крови. Надеюсь, моя смерть будет скорой и безболезненной. Хотя вряд ли.
Также приговоренным к смерти полагался последний обед. Мне понадобятся все мои силы, и я не должна упасть перед Аро в обморок по причине банального истощения. Лучше всего в этом случае подошла бы кровь. Но охотиться было негде и некогда. Охота на людей отпадала сама собой. Оставался мой любимый стейк с кровью.
В конце улочки я увидела вывеску маленького ресторанчика и направилась туда. Официант, жгучий брюнет с оливковым лицом и черными, как маслины, глазами – истинный тосканец – изо всех сил флиртовал со мной. Но после того как я озвучила свой заказ, непонимающе и с осуждением посмотрел на странную сеньориту, которая предпочла их фирменной пасте какой-то кусок окровавленного мяса. Я не поднимала глаз на вившегося вокруг меня официанта, раздумывая над тем, как от него повежливее отделаться. Но на мою беду, в столь ранний час я была единственной посетительницей в этом ресторанчике. Наконец я посмотрела на него и открыла было рот, собираясь отшить, но тут он побледнел, точнее, посерел, замолчал и исчез. Я тут же пошла в туалет, чтобы посмотреть, что же его так во мне напугало? В простой алюминиевой рамке зеркала я увидела мертвенно-бледное, без обычного для меня легкого румянца лицо с глазами самоубийцы. Обведенные синими до черноты кругами глаза, лихорадочно блестя, смотрели на меня. Поплескав себе на лицо, расчесав волосы и переодевшись в чистую футболку, нашедшуюся в рюкзачке, я вернулась за столик, доела сразу же ставший пресным стейк, выпила колу и, оставив сумму, в два раза превышающую счет, вышла из кафе.
Я села в машину, вставила ключ зажигания в замок и, услышав утробное урчание мощного двигателя, плавно нажала на педаль газа. Взревев, как хищный зверь, кабриолет сорвался с места, вжав меня в сиденье.
Дорога шла по живописным местам. В отличие от серого, унылого английского пейзажа, полностью погрузившегося в осеннюю депрессию, тосканская природа радовала по-летнему сочными красками. Изумрудная зелень, яркие пятна цветников, разбитых перед аккуратными беленькими домиками под красными черепичными крышами, удивительно чистое лазурное небо с легкими, как клочки сахарной ваты, облачками. Солнце пригревало все сильнее, и я откинула верх своего автомобиля. С наслаждением подставила лицо теплому ароматному ветру, напоенному отдаленным запахом моря, цветов и нагретой солнцем земли. Я буквально пила ароматный воздух Италии, очень хорошо понимая смысл пословицы «Перед смертью не надышишься». Надышаться я действительно не могла.
Мне вдруг вспомнились наши с Джейком каникулы, проведенные вместе с родителями на острове Эсми. Я вспомнила, как мы целыми днями носились по острову в поисках новых приключений, плавали в изумрудной лагуне с дельфинами, которые совсем нас не боялись, наоборот, видимо, считали Джейкоба своим собратом и с удовольствием играли с ним в догонялки; валялись под жарким тропическим солнцем на белом и мягком, как пудра, песке, и тело Джейкоба становилось похожим на шоколадное мороженое в белой глазури. Мне казалось, что это было в другой жизни. И мы с Джейком еще не любили друг друга так… Сердце мое болезненно сжалось, а глаза вновь наполнились слезами от несправедливости злодейки-судьбы, подарившей нам такое светлое сильное чувство лишь накануне гибели. Сколько времени мы потеряли… Как могли бы быть счастливы… Смахнув слезы, затуманившие глаза, я усилием воли запретила себе думать об этом, чтобы окончательно не потерять решимости.
В другое время я бы залюбовалась окрестными пейзажами: зелеными лугами, виноградниками, маленькими городками, окруженными крепостными стенами с остроконечными башенками, напоминавшими издали старинные замки. Но сейчас мне было не до них. С каждым километром, приближавшим меня к Вольтерре, сердце мое начинало биться сильнее. В мой мозг, отравляя спокойствие и решимость, вползал липкий животный страх. Это запоздало проснулся во мне инстинкт самосохранения. Я горько усмехнулась. Уже слишком поздно.
Солнце на безоблачном небе удивительной синевы перевалило далеко за полдень, но еще не спешило склониться к закату. Я не боялась опоздать. Почему-то я была уверена, что меня дождутся. Потому что знают – я приду.
Наконец впереди на холмах показались старинные крепостные стены и башни города. Как и когда-то моей маме, они не показались мне красивыми. Они были зловещими. Это был мой эшафот.
Въехав за крепостную стену через огромные средневековые ворота с поднятой решеткой, я мысленно отметила, что, к моему удивлению, решетка не опустилась со зловещим лязгом. Я оставила машину на стоянке для туристических автобусов, решив дальше пойти пешком. Петлять на машине по узким улочкам, по которым, возможно, и не могла бы проехать машина, да еще не зная дороги, было немногим удобнее, чем пройти несколько кварталов, спрашивая дорогу у местных жителей. Кроме того, если мне уже не суждено вернуться, по истечении нескольких дней машину со стоянки вернут владельцам во флорентийский офис. Я не знала точно, куда мне идти – четких инструкций мне никто не дал. Ни мама, ни папа никогда не рассказывали об их посещении Вольтерры, так как именно этот эпизод в их жизни был самым драматическим. Любое воспоминание об этом причиняло им обоим нестерпимую боль, возвращая к трагическим событиям, едва не приведшим их обоих к гибели. Поэтому о Вольтерре я знала из скупого рассказа тети Элис. Мне запало в память название главной площади города – Плаца дель Приори. Туда я и решила направиться, разумно полагая, что мое прибытие уже не осталось незамеченным. Уж тут-то мне точно не дадут заблудиться. Я поплутала, как мне показалось, целую вечность по узким улочкам, мысленно похвалив себя за то, что оставила машину на въезде. Ведь на некоторых улицах я действительно могла руками коснуться стен противоположных домов. Пообщавшись с тремя или четырьмя приветливыми тосканцами, которые, услышав мой безупречный итальянский, с ослепительными улыбками и неповторимым радушием, усиленно жестикулируя, пространно объясняли мне самый короткий путь (причем каждый из них предложил мне свою версию), я наконец вышла к небольшой, выложенной брусчаткой, площади. Она была прямоугольной формы, по периметру стояли вплотную друг к другу, образуя колодец, темные от времени средневековые каменные здания с остроконечными крышами. В центре площади был фонтан, а напротив него, видимо, здание ратуши, увенчанное башенкой с часами. В голове снова всплыл рассказ Элис. Я живо представила себе, как моя мать, Белла Свон, слабая смертная, из последних сил, спотыкаясь, бежит, расталкивая толпу, чтобы в последний момент остановить Эдварда, выходящего без рубашки из дверей ратуши под полуденное солнце. По спине снова пробежал холод.
Постояв немного под аркой, ведущей на площадь, я решительно шагнула вперед на темные от времени гладкие камни мостовой. На площади было немноголюдно, лишь одна или две небольшие группы туристов поспешно щелкали затворами фотоаппаратов, видимо, торопясь на свои автобусы. Я остановилась около фонтана в нерешительности, не зная, куда мне дальше идти. Солнце уже цеплялось за острые крыши и шпили домов, окружавших площадь. Я, завороженная, смотрела, как его лучи один за другим гаснут и на город опускаются густые синие сумерки. Около стен домов заклубились тревожные тени.
Внезапно я почувствовала, как мое плечо сжала ледяная рука.
- Мисс Каллен? – голос, низкий и мелодичный, мог принадлежать только вампиру. – Прошу вас, не делайте глупостей, если вы окажете сопротивление, ваша явка с повинной засчитана не будет. Идите вперед, вон к той двери рядом со зданием ратуши.
- Я не буду делать глупостей, я пришла добровольно, но не с повинной, - резко и с вызовом ответила я и попыталась сбросить руку со своего плеча, правда безуспешно. Ледяная хватка не ослабла. Ответом мне был сдержанный смешок.
Внезапно впереди нас в стене открылась незаметная на темном фоне дверь, и из проема появилась высокая массивная фигура в сером плаще, оттенок которого был темнее, чем у моих провожатых.
- Ренесми Каллен! Какая встреча! – низкий знакомый голос был полон радости, как от встречи с лучшим другом.
- Я тоже рада тебя видеть, Феликс, - угрюмо произнесла я.
- Ничего себе, как ты выросла! В последнюю нашу встречу ты была младенцем! Отлично выглядишь! Небось, поклонники прохода не дают? Ах да, у тебя же есть свой ручной волчок…
- Я бы попросила воздержаться от комментариев насчет моей личной жизни, - холодно и учтиво, хотя и с оттенком угрозы, произнесла я.
- Узнаю дочь Эдварда. Кстати, ты на него очень похожа. И на мать, только в нашу с ней первую встречу, когда она еще так аппетитно пахла, ммм… До сих пор, как вспомню – слюнки текут, - Феликс недвусмысленно почмокал губами, а у меня побежали по спине мурашки. - Ты тоже пахнешь ничего, но как-то несъедобно. А ты, я смотрю, неплохо держишься, даром что наполовину смертная. На твоем месте и любой бессмертный дрожал бы как осиновый лист. Да, очень жаль, что наше знакомство будет таким недолгим.
- Ты не поверишь, мне тоже очень жаль, - горько пошутила я.
- Ну нам пора – Аро не любит долго ждать.
Феликс посторонился, пропуская меня в темный проход, откуда повеяло сыростью и холодом.
Я не успела сделать первый шаг в темноту, как внезапно у меня зазвонил мобильник. Черт, я же хотела его выбросить – совсем забыла. Я вопросительно посмотрела на Феликса. Он снисходительно кивнул. Я открыла телефон и поднесла его к уху.
- Несси! – хриплый отчаянный голос Джейка в трубке, хоть и ослабленный толщиной стен и разделявшим нас расстоянием, оглушил меня. - Несси, нет! Не ходи к ним одна, дождись меня, я скоро буду! Я упустил ее, Нес… Она сбежала… Прости, я подвел тебя! Так дай умереть вместе с тобой – я все равно не смогу без тебя жить, ты же это знаешь. Не оставляй меня, Нес…
Мои глаза наполнились слезами, и горло сжалось сильнейшим спазмом. С огромным усилием заставив себя дышать, я прохрипела в трубку:
- Не смей приезжать сюда, Джейкоб Блэк! Я запрещаю тебе! Возвращайся в Форкс! Ты мне ничем не поможешь, не доставляй этим садистам еще одно развлечение! Ты слышал меня?! Немедленно возвращайся к Билли! Ты должен будешь что-то придумать для Чарли.
Не дожидаясь ответа, я захлопнула телефон и выбросила его куда-то в темноту. Встретившись с булыжной мостовой, он жалобно звякнул, разлетевшись, видимо, на тысячи мелких осколков.
- Как трогательно, - прозвучал в темноте у меня за спиной насмешливый голос Феликса, - юная Джульетта на пороге смерти и ее нетерпеливый Ромео, желающий покончить с собой. Что-то мне это напоминает. У вас, Калленов, просто неистребимая тяга к трагическим мелодрамам. Хотя нет, скорее, Красная Шапочка и ее верный Серый Волк.
Я с рычанием обернулась.
- Ну-ну, не обижайся, я пошутил, ничего личного, - примирительно сказал Феликс. - Не стоит делать глупостей, Кай мне не простит, если я прикончу тебя сейчас. Это удовольствие он припас для себя лично.
Я содрогнулась. В памяти вспышкой возникла страшная картина – Кай на заснеженном поле над дымящимися останками Ирины и мстительный огонь в его глазах. Мое горло до сих пор как будто сжимала железная рука. Я почти не могла дышать, а глаза застилали слезы, благо, что было темно и мы все равно двигались на ощупь. Точнее, я на ощупь – мои провожатые, видимо, прекрасно ориентировались в темноте подземелья. Только бы Джейкоб послушался меня. Надежды на это было катастрофически мало. Мой упрямый волк, он, конечно же, примчится сюда, прямо в лапы убийц, и проявит свой нелепый, никому не нужный героизм. Его устранят, как досадную помеху. Ничего личного… Оставалась мизерная надежда, что своим появлением я смогу спасти родителей, тогда Белла, возможно, успеет остановить Джейкоба до того, как он потревожит спокойствие властителей Вольтерры и подпишет себе тем самым смертный приговор. Для себя я никакой надежды уже не питала.
Постепенно темнота перестала быть такой плотной – впереди забрезжил свет. Мы вышли в небольшое помещение, похожее на прихожую какого-нибудь офиса. Бежевые стены, серый ковер на полу. На потолке простые люминесцентные лампы через равные промежутки. Это помещение напомнило мне больничный холл. В противоположном углу помещения виднелись створки лифта. К ним-то с мрачной улыбкой и подтолкнул меня Феликс.
Поездка на лифте была недолгой, всего несколько этажей вниз, однако я успела при свете рассмотреть своих конвоиров. Феликс, нисколько не изменившийся с того памятного для меня дня на лесной поляне близ Форкса, со странным бледно-оливковым оттенком лица и темными волосами, постриженными коротко – ежиком. Он, сбросив с головы капюшон накидки, с наглой ухмылкой бесцеремонно рассматривал меня в упор темно-бордовыми глазами. Двое других пониже рангом, судя по более светлому оттенку серых плащей, но почти таких же, как и он, крепышей, безучастно смотрели в стороны. Лишь иногда они с интересом посматривали на меня, когда, по их мнению, я не могла видеть их взглядов. Видимо, я была первым полувампиром, увиденным ими. Я горько усмехнулась. Вольтури все же опасались меня, раз послали за мной таких громил. Или они боялись появления Джейкоба? Хотя значения это уже не имело.
Двери лифта открылись, и мы прошли в роскошную приемную, которая сделала бы честь королевским апартаментам. Стены до половины были покрыты деревянными панелями, явно из ценных пород дерева, другую половину покрывал темно-серый шелк с золотым тиснением. Пол был отделан разными видами мрамора: белым, зеленым, розовым, представляя собой настоящее произведение искусства. Окон не было, вместо них на стенах в резных золоченых рамах висели картины, изображавшие яркие тосканские пейзажи, и, уж конечно, это были не дешевые копии. Вдоль стен стояли низкие бархатные диванчики бордового цвета. Цвет их обивки неприятно меня поразил – в воображении снова возникла фигура в алом платье и перчатках до локтя. «Чтобы не было видно крови…» В середине приемной стояла богатая высокая резная конторка из красного дерева. За ней никого не было. Сквозь двойные двери мы прошли в следующее помещение, похожее как две капли воды на предыдущее. Только стены были жемчужно-серыми, а над золочеными дверями во всю стену в противоположном конце приемной горел золотом родовой герб властителей Вольтерры. Феликс жестом указал мне на диванчик у стены, подчеркивая, что я наполовину смертная и имею свойство, в отличие от вампиров, уставать. Я осторожно присела на самый краешек, а мои конвоиры встали по обе стороны от меня. Феликс отодвинул деревянную панель слева от золоченых створок, там оказалась простая деревянная дверь, и с заговорщицкой улыбкой, подмигнув мне, исчез за нею. Наступили тягостные минуты безмолвного ожидания. Сердце неистово колотилось у меня в груди. Что меня там ждет? Увижу ли я родителей живыми? Ведь с тех пор, как Джейкоб увез меня из дому, не считая страшного сообщения от отца, я ничего о них не знала. Я отчаянно надеялась, что они живы.
- Привет, Ренесми! - я даже вздрогнула от звука знакомого голоса, который вовсе не ожидала здесь услышать.
- Елиазар?! – моему изумлению не было предела. - Как ты здесь оказался? А остальные Денали, Кармен?
Елиазар смущенно покачал головой, было заметно, что ему неловко передо мной. В этот момент, посмотрев в виноватые глаза старого знакомого, уже изменившие привычный для меня золотистый цвет на малиновый, я вспомнила выпавший из моей памяти по причине смятенного душевного состояния телефонный разговор отца с Таней.
- Я больше не с кланом Денали, - смущенно продолжил Елиазар. - Я вернулся в Вольтерру.
- Но почему? – я непонимающе, с отчаянием смотрела на своего недавнего друга и союзника.
- Так получилось… - лицо Елиазара стало мрачным, и он опустил глаза. - Всего не расскажешь. Прости…
Елиазар, склонив голову, внимательно посмотрел мне в глаза, и у меня возникло ощущение, что меня насквозь просвечивают рентгеновские лучи. Потом он отвел взгляд, видимо, получив желаемый результат, и, виновато мне улыбнувшись, исчез за той же дверью, что и до него Феликс.
Гнетущее ожидание продолжилось.
Наконец один из провожатых, слегка наклонив голову, прислушался к чему-то и, пристально посмотрев на другого, кивнул. Я поняла, что в его ухе находилось переговорное устройство. Надо же, оказывается, бессмертные тоже не против использовать плоды человеческой цивилизации! Второй конвоир тронул меня за плечо. Сердце ухнуло куда-то вниз и, казалось, остановилось. Сознание затопил липкий, леденящий душу ужас. Поздно, слишком поздно… Сейчас я предстану перед своими палачами.

ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/20-2934-1#1460218
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: MissElen (30.11.2016) | Автор: Юлия Данцева E
Просмотров: 44 | Теги: Елиазар, Ренесми, Феликс | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]