Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Всё ещё жив... Глава 40

ГЛАВА 40

Мы оба чувствовали себя неловко после откровений и признаний с моей стороны. Но я не жалела ни об одном, сказанном мною слове. Было бы глупо продолжать отрицать очевидное - я бредила этим мальчиком. Он давно уже перестал быть для меня просто рабом, но я по-прежнему считала его своим. Но кем именно? Мне стало неприятно называть его собственностью, после тех чувств, что он будил во мне. Я не заметила, как невольно всё чаще стала сравнивать его с Джеймсом. Человека-раба и вампира-убийцу. Я была вынуждена признать, что Эдвард выигрывал по всем статьям. Человеческая душа постепенно, шаг за шагом, побеждала жажду крови. Я не помню в какой момент перед Эдвардом, у меня начали дрожать колени, и пропадал голос. В моём доме в Сиэтле, когда он, испугавшись, что я ещё больше покалечу его ногу, вцепился в меня? Когда я, невероятной силы вампир, с трудом смогла довести его, прижимающегося ко мне, в дом Калленов? Тогда я впервые ощутила его губы на своей коже и не вмешайся в тот момент мои родственники, мальчик был бы уже мёртв. Хотя сколько раз его жизнь могла бы оборваться благодаря мне? Каждую секунду он так бездумно рисковал, позволяя себя смотреть на меня так, прикасаться. Сколько сил мне стоило не смотреть на призывно пульсирующую венку на его шее. Сколько раз я могла сорваться, ловя на себе его откровенные взгляды, чувствуя на себе его опаляющее дыхание. Каждое его движение, каждый вздох, звук голоса, хрипло произносящий моё имя, пробуждали во мне женщину. Не женщину-зверя, жаждущую грубого, животного сношения, а женщину-человека, мечтающую просто любить и быть любимой. Я зачарованно наблюдала, как его лицо озаряет редкая, но такая настоящая, чувственная улыбка, как на несколько секунд его глаза вспыхивали не от страха, а от желания. Ведь через мгновение они снова погасали, подавленные тьмой, из которой он так страстно желал выбраться. Я не могла заглянуть в его душу, израненную и истерзанную, но я видела, что она хранит память о ком-то очень важном в его жизни. Ненависть вспыхивала во мне с новой силой, когда я раз за разом убеждалась, что в его сердце живёт та, с криками о которой он просыпался почти каждую ночь. Я умирала от желания спросить о ней, но больше всего на свете боялась услышать, как сильно он её любит. Я не умела читать в человеческих сердцах и совершенно не понимала его чувств ко мне. А в том, что они были, сомневаться больше не приходилось. Я запуталась и никак не могла понять, кто же я для него и кто он для меня. Настал момент, когда я начала бояться его. Когда чувствовала его горячую руку на своей, я боялась продолжения, что эта рука может оказаться где-нибудь ещё. Когда ночами, пока он спал, нависала над ним, жадно вдыхала его запах, почти невесомо проводила рукой по его телу, по вздымающейся от частых вздохов груди. Когда наклонялась к нему так близко, что мои губы почти задевали его. Боялась, что он вдруг проснётся и увидит в моих глазах то, в чём я не могла признаться ему. Не могла признаться даже самой себе. Я боялась, что такие желанные губы прикоснутся к моим в поцелуе, и однажды это едва не случилось, не испугай я его своим несдержанным рычанием. И не было никаких гарантий, что я смогла бы сдержаться тогда. Я боялась, что в тот момент во мне победит зверь, а не человек. Пришло время поменяться ролями, и теперь я начинала принадлежать ему и буквы в моей голове успешно складывались в такое простое, но такое человеческое слово.

Мы были в моей комнате вдвоём, когда я помогала Эдварду лечь спать. Он испуганно замер, сидя на кровати и, опустив голову, рассматривал мерцающий при свете настольной лампы крестик.

- Я разобрала постель. Можешь ложиться, - смущённо предложила я, не решаясь подойти к нему ближе.

- Спасибо, - тут же вспыхнул он, и я еле подавила рычание. - Я только приму душ, - он неловко поёрзал на кровати, поднимаясь на ноги.

- Не ходи, если не хочешь, - возразила я, почувствовав его напряжение, - ничего страшного, разок пропустишь.

- Всё нормально, Белла. Я больше не буду жаловаться, - его голос дрогнул, словно извиняясь, и он неуверенно принялся стягивать футболку.

- Ты можешь говорить мне обо всём. Даже о том, чего боишься, - я подошла к нему, чувствуя насколько ему неприятна предстоящая процедура. - Я буду стараться лучше понимать тебя.

- Это всего лишь вода, - вздохнул он, продолжая раздеваться, - я не долго, - он натянуто улыбнулся мне.

- Я буду рядом. Позови, если понадобится помощь, - тихо попросила я, усаживаясь в кресло.

- Спасибо, - благодарно вздохнул он.

Я контролировала каждое своё движение, но это давалось мне с большим трудом, причиняя почти невыносимую боль. Организм настойчиво требовал крови. Его крови. Я с ужасом взглянула на свои подрагивающие пальцы и сжала кулаки. Слушая, как шумит в душе вода, я старалась думать о чём угодно, только не об обнажённом теле Эдварда, скрытого от меня тонкой дверью. Но как ни старалась, я не смогла отвести восхищённого взгляда, когда он вышел, одетый в одни чёрные боксёры, всё ещё немного влажный и торопливо забрался на кровать, стыдливо прикрываясь одеялом. Он был ужасно худеньким, но не смотря на это в нём чувствовалась мужская сила. Пройдёт много времени, прежде чем нормальное питание и соответствующий уход дадут свои плоды, и мой мальчик окрепнет. Для меня он был прекрасен любым. Я взяла в ванной полотенце и, вернувшись к Эдварду, принялась более тщательно вытирать его волосы, наслаждаясь запахом его кожи. Он послушно наклонил голову и покраснел ещё сильнее, смущённый моей неожиданной заботой.

- Тебя что-то беспокоит, малыш? - с тревогой спросила я, восхищаясь мягкостью его волос.

Он резко вскинул голову, пристально изучая меня несколько секунд. Его блестящие при слабом освещении глаза замерли на моих. Он смотрел на меня с надеждой и... страхом.

- Я боюсь тебя, Белла, - выдавил он, снова опуская голову.

Мне было больно видеть его таким подавленным, но я знала, что в этом только моя вина. Он хотел мне верить, но я слишком часто его обманывала. Давала обещания, которые не выполняла. Я утратила его доверие, вернуть которое могла, только полностью себя контролируя. Я сильно сомневалась, что это было возможным, в то время как я с трудом себя сдерживала, балансируя на грани срыва.

- Что если ты снова рассердишься на меня? - расстроено спросил он. - Я готов стоять на коленях, сколько тебе будет угодно, но это очень... очень... - он запнулся и нервно погладил больную ногу.

- Я знаю, малыш, знаю, - горько вздохнув, я нехотя убрала руку с его головы, - я могу выйти... если ты хочешь... если тебе так неуютно рядом со мной.

- Не хочу! - уверенно возразил он, взглянув мне в глаза.

- У тебя болит здесь? - я осторожно провела рукой по его спине, замечая, как она покрывается мурашками.

- Немного, - он поёжился, увидев, как я его рассматриваю, - они ведь никогда не исчезнут, эти шрамы? - он с сожалением посмотрел на кисти своих рук, на которых сильно выделялись следы от кандалов.

- Мне жаль, малыш, но... - я взяла его руку и нежно провела пальцами по запястью.

- Не стоит меня жалеть, я ведь действительно калека, - горько усмехнулся он, опускаясь на подушку и натягивая одеяло до подбородка.

- Эдвард, даже если бы ты остался без рук и ног, ты всё равно был бы мне нужен! - с жаром воскликнула я, сглотнув яд и стараясь не обращать внимания на саднящую боль в горле.

- Наверное, - криво улыбнувшись, пробормотал он, поразмыслив немного над моими словами, - ведь кровь и запах всё равно останутся.

Я с трудом выдержала эту ночь, полную кошмаров. Эдвард снова плакал и кричал во сне, затихая лишь, когда я сжимала его в объятьях, шепча нежные и ласковые слова на ушко. Наступит ли время, когда он сможет спать спокойно? Возможно ли забыть то, что с ним сотворили? Я боялась к нему прикасаться после ужасных подозрений Карлайла, но Эдвард тянулся ко мне так же как и раньше, и я не отталкивала его. Мысль о том, что моего мальчика изнасиловал мужчина, не вызывала во мне отвращения, как того опасался отец. Наоборот, это лишь усилило моё желание заботиться о нём. Но меня ни на секунду не оставляли мысли о мести. Как только я узнаю его имя, дни этой твари будут сочтены. Я достану этого ублюдка из-под земли, даже если мне придётся искать его вечно. И я надеялась, что когда-нибудь Эдвард сможет рассказать мне о нём.

Ближе к утру не на шутку встревоженный отец вызвал меня к себе. Когда я вошла, он бросил на меня обеспокоенный взгляд и жестом предложил присесть. С недавних пор я невзлюбила этот кабинет.

- Когда ты охотилась в последний раз, Белла? - требовательно спросил Карлайл.

- Аа... ты об этом! - из моей груди вырвался вздох облегчения, - неделю назад, по-моему. Я знаю, к чему ты клонишь и думаю, смогу побыть с Эдвардом ещё пару дней, - я нервно потёрла переносицу и, взглянув на отца, заметила, что он смотрит на меня с недоверием.

- Зачем подвергать мальчика неоправданному риску? - возразил он. - Ты прекрасно знаешь, что с нами Эдвард будет в безопасности.

- Хорошо, - соглашаясь, вздохнула я, не переставая прислушиваться к стуку человеческого сердца, доносящемуся из моей комнаты. Биение было ровным и спокойным. - Я спрошу, может, кто-нибудь из девчонок составит мне компанию, - я встала, намереваясь уйти, но отец не торопился отпускать меня.

- Я рад, что ты понимаешь меня, дочка, но... - отец смущённо отвёл взгляд, рассеянно вертя в руках ручку, - ... я привезу из клиники то, что тебе необходимо, - он мельком взглянул на меня и снова отвернулся.

- О чём ты говоришь? - он же не мог всерьёз мне это предлагать.

- Я прошу выслушать меня, Белла, прежде чем давать какой-либо ответ, - Карлайл присел на диван и молчал, ожидая, когда я сяду рядом. - Думаю, ты могла бы попробовать чередовать животную кровь и... человеческую.

- Не могу поверить, что это предлагаешь мне ты - ярый сторонник вегетарианства! - гневно перебила его я, вскочив на ноги. - Может, ты сам приведёшь сюда человека? Дерьмо, да я готова лезть на стену, чтобы не сорваться, а ты так легко говоришь мне об этом?

Карлайл молчал, опустив голову и сцепив пальцы перед собой, давая мне возможность выговориться.

- Я прошу тебя сделать это ради Эдварда, - тихо проговорил он, не поднимая головы. - Твой организм слишком зависим от человеческой крови. Я только прошу тебя чередовать, не каждый раз, иногда. Но это поможет тебе справляться с жаждой и гневом. Если мальчик действительно дорог тебе, что-то значит для тебя - ты сделаешь это, - голос внутри меня говорил, что отец прав.

Человеческая кровь поможет мне чувствовать себя комфортнее в присутствии Эдварда и наверняка убережёт меня от столь частых срывов. Я даже не задумывалась о том, чтобы окончательно перейти на кровь животных. Но тоненькая ниточка надежды, которая продолжала связывать меня с Калленами, давала мне слабый шанс на то, что когда-нибудь, возможно, я смогла бы вернуться в семью. Ведь именно ради Эдварда я и продолжала всё это время бороться с раздирающей горло жаждой. Но был ли от этого смысл, если мой человечек раз за разом оказывался на больничной койке. Что если однажды последствия моего гнева будут роковыми?

- Я привезу тебе сегодня... потерпи ещё немного, хорошо? - я вздрогнула, снова услышав голос отца и, взглянув в его глаза, поняла, как тяжело далось ему это решение.

Ради меня и Эдварда он был готов перешагнуть через собственные принципы.

- Не надо, - решительно замотала я головой, - у меня есть знакомый в Сиэтле. Я поеду к вечеру и постараюсь вернуться поскорее.

- Спасибо, - в глазах отца светилась благодарность.

- Это не то, за что меня стоит благодарить, - довольно резко бросила я, выходя из кабинета.

Всю первую половину дня я была на взводе, раздражаясь только мыслью о том, что придётся оставить Эдварда. Я планировала вернуться к ночи, но расставаться с ним становилось всё труднее. Я затягивала с охотой до последнего, но отец был прав - Эдварду опасно находиться рядом со мной, пока я в таком состоянии. Я замечала, что даже от моего самого нежного прикосновения на его коже проступали синяки. Он никогда не жаловался на это, стараясь скрывать от меня боль, но его глаза лгать не могли. Он больше не жаловался, как и обещал. Мы с отцом ругали его, говорили, чтобы он перестал утаивать, но мальчик упорно молчал. Он никому не позволял помогать себе, подолгу мучаясь со столовыми приборами, хотя Эсми сразу предложила ему есть руками.

Он по-прежнему не сводил с меня глаз, ходил за мной по пятам, не приближаясь, однако, слишком близко. Это было удивительно - чувствовать внимание и заботу от того, кому столько раз причиняла боль.

Эдвард с виноватым видом сидел на кровати, наблюдая из-под насупленных бровей за моими беспорядочными перемещениями по комнате. Сегодня природное любопытство в очередной раз взяло над ним верх, и он умудрился расколошматить мой недавно купленный телефон, до смерти перепугавшись при этом. И хотя я долго уверяла его в том, что не сержусь, он всё равно вздрагивал, ожидая наказания.

- Ты уезжаешь? - сдавленно спросил он, заметив, что я собираюсь.

- Я ненадолго, скоро вернусь, - я была уверена, что поездка не займёт много времени.

- Ты к Райли? - его голос упал почти до шёпота, а кулаки недовольно сжались.

- Неет! - с досадой отмахнулась я. - И перестань меня ревновать! - это же смешно. Но я была ужасно зла на Эммета за то, что он рассказал парню о моём любовнике. А ещё говорят, что бабы -сплетницы!

- Что значит «ревновать»? - он прищурился в ожидании ответа.

- Если я хоть раз увижу тебя с бабой... - я подошла вплотную к нему и мои глаза полыхнули гневом, - ... я поотрываю всем им головы, а ты... ты тоже получишь! - мои зубы клацнули рядом с его ухом и он втянул голову в плечи. Да, ответ, достойный меня.

- Я п-понял, но не совсем, - испуганно пробормотал он, - значит, я тоже должен оторвать Райли голову? - мои глаза изумлённо распахнулись. Глупость и наивность этого вопроса застала меня врасплох.

- Ты должен сидеть дома и дожидаться меня, малыш, - улыбнулась я, потрепав его по голове, чувствуя, как сводит суставы пальцев. Жажда нарастала с угрожающей силой.

- Белла... - робко прошептал он, боясь поднять на меня глаза, - ...если ты ненадолго, то... можно я поеду с тобой? - твою мать! Снова это жалобный взгляд.

В принципе это было возможным. Самое тяжёлое - продержаться некоторое время с ним в машине.

- Собирайся, - улыбнулась я, поразмыслив несколько секунд.

Я позвонила Фонте, своему знакомому, и договорилась о встрече на больничной стоянке. Он принесёт всё, что мне нужно.

Эммет был в ярости, когда узнал, что Эдвард поедет со мной.

- Ты знаешь, за чем она едет? - резко спросил он, впиваясь в парня пронизывающим взглядом.

- Нет, - неуверенно пробормотал Эдвард, натягивая шапку. - Мы ведь скоро вернёмся. Ты сердишься на меня, Эммет? - его голова виновато опустилась.

- Ты не сказала ему? - гнев брата перекинулся на меня.

- Я не собираюсь делать это при нём! - грубо бросила я. Он меня совсем за дуру принимает? Парень посидит в машине, пока я утолю жажду. Не вижу в этом ничего плохого. - Он сам напросился со мной. Я не против, если он останется дома.

- Чувак, - Эммет нервно провёл рукой по волосам, - это действительно опасно, ехать с ней, когда она... - он неприязненно осмотрел меня и подошёл к Эдварду, - чёрт, братишка, да посмотри же ты на неё! Её штырит как наркоманку без дозы. Она разорвёт тебе горло, не доезжая до Сиэтла!

- Она может сделать это и здесь. Разве нет? - тихо прошептал Эдвард, с бесстрашием глядя в глаза Эмму. - Я поеду с Беллой!



Источник: http://robsten.ru/forum/20-1389-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: kodilura (04.03.2013)
Просмотров: 676 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 2
0
2   [Материал]
  girl_wacko

1   [Материал]
  Уууух!!!!! good lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]