Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 12+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Добро пожаловать в Реальный Мир. Эпилог

Саундтрек:

Я люблю тебя больше всех,
Я прижимаю тебя теснее чем раньше,
И когда я целую твою душу, тело свободно,
Я всегда буду свободным для тебя
Я люблю тебя больше всех

More than Anyone by Gavin DeGraw 

 

Белла Свон (Каллен)

Я обняла Эдварда и улыбнулась, глядя, как Эли бегает из комнаты в комнату с выражением безграничного счастья на лице. Ее дыхание участилось, а губы расплылись в улыбке, когда мы сообщили, что следующая комната – ее. Она просияла, прыгнула к нам в руки и крепко обняла.
Мы с Эдвардом больше недели превращали гостевую спальню в детскую. Эсме была более чем счастлива, помогая с дизайном. Мы попросили ее не делать интерьер детским или девчачьим, потому что Эли предпочитала книги Барби. Пока Эсме работала над дизайном, мы с Эдвардом закупали мебель и прочие вещи для Эли, вроде книжек, дисков, стерео и настольных игр. Наша семья так же сильно радовалась скорому появлению Эли. Элис определенно хотела сделать из нее «Лучшую Шестилетнюю Модель Калифорнии», что бесконечно беспокоило Эдварда, потому что он не хотел иметь вторую Элис. Розали пообещала, что Эли найдет в ней лучшую тетю.
Мне было тяжело рассказать об Эли Розали. Она все еще переживала потерю ребенка, и я не хотела начинать разговор об Эли из опасения, что это вскроет едва зажившую рану. Я поговорила с Элис о моей дилемме, но та убедила, что скрывать новость будет только хуже. В конце концов я собрала всю свою смелость и как-то раз поговорила с Роуз в одном из «девичьих разговоров». Хотя она обрадовалась за меня и Эдварда, в ее глазах я заметила страстное желание, зависть и грусть. Она будет отличной мамой. У Розали было самое большое сердце из всех известных мне людей, хотя она не позволяла видеть ее мягкую душу, потому что это делало ее уязвимой.
Эммет и Джаспер очень обрадовались тому, что скоро станут дядями. Джейми, Коди и Дилан взяли с нас обещание, что мы позовем их сидеть с ребенком. Карлайл и Эсме поддержали наше решение. Карлайл сказал, что Эли особенная девочка, раз тронула наши сердца, что означает – она уже часть семьи Каллен. Рене и Фил пришли в легкий шок от новости, но предложили свою помощь, если потребуется. У Чарли почти произошел инфаркт, когда он услышал об удочерении. Он постоянно повторял, что мы слишком молоды, чтобы стать родителями… к удивлению, его успокоила Кармен, напомнив, что она сама была не слишком взрослее меня, когда вышла за него замуж и стала моей мачехой.
Я чувствовала, что мы с Эдвардом станем хорошими родителями для Эли. Конечно, мы молоды и никогда не были родителями раньше, но мы уже заботились о ней так, что никто – даже наши друзья – не могли понять. Моя жизнь стала захватывающей. У меня был любящий муж, дочь, стабильная работа, группа хороших друзей… и Ройс исчез из поля зрения.
Кстати, о Ройсе. Эдвард не стал заявлять на него в полицию. Через несколько минут, после того, как парни ушли из его квартиры, он позвонил Эдварду – откуда он знал его номер? Но он получил мой, так что я не сильно удивилась – и сказал, что хочет переговоров. Эдвард, услышав, как дрожит голос Ройса, неохотно согласился. Ройс предложил то, что мы и представить не могли: он сказал, что сделает заявление для прессы, принося извинения, не упоминая наши с Эдвардом имена, хотя ему очень не хотелось наносить урон своей репутации. Учитывая связи в медиа его отца и сестры, это не стало бы проблемой. Потом он собирался уехать из города, чтобы начать все заново: новая жизнь, новый дом. Он сказал, что чувствует – Эдвард не собирается так легко отпустить его с крючка. Эдвард в итоге согласился, хотя и без особого желания. Я радовалась его решению. Даже если Эдварду удастся посадить Ройса, он, выйдя из тюрьмы, может начать заново мстить нам.
Эли визжала, когда прыгала по огромной кровати в центре комнаты. Она кричала от счастья, проводя пальцем по корешкам сотен книг в комнате, которые мы расставили в шкафу. Она не принесла много вещей – Волтури не покупали ей одежду – и ее шкаф был забит новой. Эли не была жадной – но после всего, через что она прошла, заслуживала лучшего.
- Спасибо, - она опять обняла Эдварда и меня, и в ее глазах сверкали слезы. – Спасибо.
- Всегда пожалуйста, Эли, - засмеялся Эдвард, целуя ее макушку. – Мы любим тебя, понимаешь? И теперь ни о чем не беспокойся. Ты с нами, и мы позаботимся обо всем.
- И мы всегда будем с тобой, - улыбнулась я и поцеловала ее в щеку. – Ты потрясающая девочка, Эли. Люди, которые не видят этого, идиоты.
- И как я должна теперь вас звать? Тетя Белла? Дядя Эдвард? – засмеялась она, бросив взгляд на Эдварда. – Ой! Это означает, что ты больше не мой друг!
Эдвард потрепал ее по голове и посадил на колени. Я села рядом с ними и прижалась к его плечу, наслаждаясь тем, что после всех хлопот мы наконец-то получили Эли. Пять месяцев ожидания… пять месяцев борьбы за нее. Мы, наконец, сделали это.
- Бельчонок, не имеет значения, как ты будешь звать меня. Ты всегда будешь моим другом, ладно? Но если ты захочешь смотреть «Fairly Odd Parents» с кем-то еще, я обижусь, - подмигнул мне Эдвард. Эли засмеялась, и этот звук стал музыкой для моих ушей.
- Я иду готовить обед. Тебе нравится чизбургер? – я прикусила губу. Первая проблема встала на моем пути. Дети же любят сыр, правильно? Или Эли из тех людей, кто не переносит молочные продукты?
- Чизбургер – лучшая еда! – радостно закричала она. – Только вторая после мороженого!
- Черт! Я хотел сказать, ЧЕРТА! – поправил себя Эдвард, виновато глядя на Эли. – Я так и знал, что мы что-то забыли. Как я мог забыть про мороженое! – Он тряхнул головой. – Я пошел в магазин. Тебе что-нибудь нужно, Белла?
Я ответила что ничего, потому что уже сама зашла в супермаркет утром, пока Эдвард спал, прежде чем мы привезли Эли от ее приемных родителей. Холодильник и буфет были забиты едой. Я не могла поверить, что забыла про мороженое.
Эдвард привлек меня к себе и поцеловал в губы.
-Я скоро вернусь. Не скучайте.
- Возвращайся, у нас много работы, - пошутила я. – И попытайся избежать проблем.
Он выпятил нижнюю губу и надулся, как обиженный ребенок. Я игриво шлепнула его, и он засмеялся.
- А когда проблемы у Джейми, ты его не шлепаешь.
- Но ты не такой симпатичный, - пошутила я.
- Мне пора волноваться? – поднял он бровь.
- По поводу Джейми? Ты же не на самом деле ревнуешь? - засмеялась я, чувствуя, как его руки гладят меня по спине. Я вздрогнула, когда его ментоловое дыхание коснулось моего лица.
- Тебя, Белла, - прошептал он, - я ревную всегда.
Эли кашлянула. Мы подпрыгнули, полностью забыв, что у нас есть аудитория, которая может смотреть только 6+ фильмы.
- Прости, Эли, - одновременно засмеялись мы.
- Хочешь пойти со мной за мороженым? – протянул ей руку Эдвард. – Можешь выбрать сама, как моя лучшая подруга.
- Ура! – закричала она.

Мы не сели за большой стол в столовой ради нашего первого официального семейного ужина. Было в этом что-то формальное, так что я поставила тарелки на стол в гостиной, мы втроем сели на ковер и диван, поедая салат «Цезарь», чизбургеры и чипсы, одновременно смотря «Суперсемейку»,* когда начались титры, Эдвард включил свет, и по мне прошла теплая волна, когда я увидела спящую на диване Эли, приоткрывшую губки. Я убрала с ее лица растрепавшиеся волосы, Эдвард поднял девочку и отнес в ее комнату. Мы осторожно, чтобы не разбудить, уложили ее и поцеловали в щечки.
И застыли в шоке, когда с кровати прозвучал тихий голосок:
- Спокойной ночи, мама. Спокойной ночи, папа.
Голос Эли был тише шепота. Мы вдвоем резко развернулись, чтобы посмотреть на нее, проверяя, спит ли она или нам причудилось. Но она широко открытыми глазами смотрела на нас.
- Вы сказали, что я могу называть как хочу, правильно? Это нормально? Простите, я должна была сначала спросить. Это странно? Мне жаль…
Мы с Эдвардом бросились к ее кровати и обняли, заключая в крепкие объятия. Я улыбнулась в ее волосы. Мама . Я не верила, что Эли когда-то назовет меня так. Счастье разрывало меня на части.
- Конечно, все в порядке, - засмеялся Эдвард. – Это потрясающе, Эли.
Она просияла и повернулась ко мне.
- Я никогда еще никого не называла «мамой».
Я поцеловала ее запястье и подмигнула.
- Я рада, что первая. И у меня никогда раньше не было дочери.
Мы поцеловали ее на ночь и удивились, когда девочка выскочила из кровати и еще раз обняла нас, прежде чем мы закрыли дверь. У меня теперь определенно была дочь.
Эдвард смотрел и улыбался мне, пока мы шли в спальню. Он все еще улыбался, когда я залезла под одеяло. Я нахмурилась, и это только увеличило его улыбку.
- Эдвард?
- Ммм?
- С тобой все в порядке? Ты пугаешь меня.
Он засмеялся и обнял меня, прижимая к себе. Его рука нашла мою под одеялом, и мы сплели пальцы вместе. Я невольно улыбнулась сама.
- Я просто счастлив, - прошептал он. Зелень его глаз вызвала у меня остановку дыхания. – Моя жизнь с сегодняшнего дня стала совершенной.
- Эли потрясающая, - кивнула я. – Я так рада, что она стала частью нашей жизни.
- Я говорю не только об Эли. – Он коснулся моего носа кончиком пальца. – Я говорю обо всем. Спасибо, что сделала мою жизнь полной, Белла. Ты вошла в мою жизнь, ты любишь меня, и ты полюбила эту девочку. Это не та жизнь, о которой я мечтал ребенком. Это в сотни раз лучше. И я знаю, по какой причине. Это из-за тебя, Белла.
Я улыбнулась и приподняла голову, чтобы поцеловать его.
- Всегда пожалуйста. Я никогда не представляла себе такое будущее, когда была ребенком. Я никогда не представляла, что смогу полюбить кого-то так сильно и знать, что меня так же сильно любят в ответ. – Зарывшись лицом в его рубашку, я спросила: - Эдвард?
- Да?
- Я знаю, что Эли – твоя лучшая подруга. Но я все еще любимая, правда? – Я прикусила губу, когда мое лицо загорелось от румянца. Эдвард хихикнул и крепче прижал меня. Он еще раз поцеловал меня и прошептал:
- Да. Ты всегда будешь моей любимой, глупенькая.
- Хорошо. Я просто проверяю, - нервно хмыкнула я, надеясь, что это скроет мое унижение. Кривоватая улыбка заставила мое сердце пропустить удар. «Эта улыбка вместе с этим мужчиной – мои» , - удовлетворенно подумала я.
К моему огорчению, из глаз покатились слезы, когда сердце захлестнула волна радости и удовлетворения. Эдвард тихо засмеялся, очевидно, развеселившись.
- Эли? Ты же не на самом деле ревнуешь? – спросил он, цитируя меня же. Вот это мне не нравилось в Эдварде. Он всегда мог обернуть мою игру против меня же.
- Заткнись, - ухмыльнулась я, ударив его в грудь. – Иногда ты мне не нравишься.
Он подмигнул мне.
- Не говори так. Потому что ты лююююбишь меня.
Я закатила глаза, тайно наслаждаясь игрой.
- Ты боль в заднице.
- Это так, но я твоя боль в заднице.
- Знаешь, Эдвард, иногда мне кажется, что Эли более взрослая чем ты. Надеюсь, она не переймет от тебя твою детскость, - проворчала я.
- Да-да, конечно, - отмахнулся он. – У нее самый клевый и красивый папа в мире. Любой ребенок умер бы за такого. – Я рассмеялась и внутренне согласилась с ним. В старшей школе Розали сделала лист «Самые горячие отцы и учителя», и я помнила, что там были и Карлайл, и тренер Рейнольдс. Если одноклассники Эли лет через десять продолжат традицию, то Эдвард, без сомнения, займет первое место в списке фантазий подростков. Мне не понравилась эта мысль.
- Но знаешь что? – прошептал Эдвард, улыбаясь мне в шею. – У нее еще и самая замечательная мама, которая будет самой влиятельной женщиной в ее жизни. Она будет брать пример с тебя, вот увидишь. Перед ее выпиской я спросил Эли, на кого она хочет быть похожей, когда вырастет. И она сказала, что будет писательницей, как мисс Белла.
Ее слова согрели мне сердце. Я хотела быть хорошим примером для Эли, моей дочери . Я сама не верила, что говорю это. Не хочу лгать и говорить, что идея нести ответственность за ребенка не беспокоит меня до чертиков, но сейчас я лежала в кровати с Эдвардом, прижавшись головой к его груди, и знала, что все будет хорошо, пока мы вместе.

Эдвард Каллен

Я нервничал, пока ждал Беллу из ванной. Сегодня я в первый раз вызвал Джейми посидеть с Эли, хотя мой друг уже давно предлагал свои услуги. Я доверил бы Джейми свою жизнь. Но идея оставить с ним Эли больше чем на три часа пугала меня.
Когда он пришел к нам домой в пять-тридцать, одетый в свою привычную футболку и с коробкой погремушек под мышкой, я зашелся от смеха. Я объяснил, что Эли шесть лет , а не шесть месяцев, но он ответил, что не видит различия, поскольку для него все это дети . Его глаза просияли, когда Эли робко вышла, держа своего мишку мистера Снугги, которого я подарил ей на день рождения. Она полюбила игрушку и везде таскала ее с собой. Мне нравилось, что ей так понравился подарок. Джейми присел на корточки и проворковал, погладив ее по голове:
- Привет, маленькая фея.
Эли посмотрела на него как на чужого. Джейми стоило бы еще раз подумать, прежде чем копировать персонажей мультиков.
Я затаил дыхание, когда передо мной появилась Белла. Завитые локоны лежали на обнаженных плечах, тело облегало платье без бретелей. Эли обожающе улыбнулась ей.
Белла скромно прикусила губу и вздохнула.
- По шкале от одного до десяти, как нелепо я выгляжу?
- Ты выглядишь красавицей, мама? – Эли покраснела, осознав, что только что сказала.
- Она права, - засмеялся я, беря Беллу за руку. – Слово «нелепо» выброси из своего словаря.
Джейми на диване закатил глаза и зевнул.
- Коротышка, закрой глазки. Сейчас они забудут, что в комнате, кроме них, есть еще люди, и начнут целоваться.
Я бросил в него подушку. Эли рассмеялась.
- Увидимся позже, Бельчонок, - подмигнул я Эли, потрепав ее по голове.
- Присмотри за дядей Джейми, - хихикнула Белла. – Чтобы он опять не разнес нам дом.
Джейми показал нам язык, точно демонстрируя, каким взрослым и ответственным он был, и вытолкал нас с Беллой из дома. Эли помахала нам на прощание, глядя в окно, как мы с Беллой садимся в «вольво».
Эли, я и Белла стали ближе после удочерения. Прошло уже два месяца, и я все еще считал, что удочерение – один из лучших моих поступков. Хотя моя семья завалила ее подарками, она все еще оставалась скромной и неиспорченной. Я никогда не слышал, чтобы кто-то так часть говорил мне «спасибо», и гордился своей дочерью.
Я не мог отвести взгляда от Беллы, хотя знал, что у нас впереди еще вся жизнь . Мне сердце все еще ускорялось, как в старшей школе, когда я видел ее. Моя девушка так красива… внутри и снаружи. Я счастлив, что она у меня есть, как моя подруга, моя любовь и моя жена.
- Ты собираешься сказать, куда мы едем? – спросила она.
- Когда-нибудь, – подмигнул я.
Она засмеялась. Я взял ее за руку, сплетая пальцы. Закрыв глаза, она опустила голову мне на плечо и вздохнула, растянув губы в улыбке.
- Я соскучилась по этому. Просто быть с тобой. Не пойми меня неправильно, я безумно люблю Эли, но мне не хватает времени побыть с тобой. Ты всегда работаешь или учишься, а потом, когда освобождаешься, мы заняты, решая, в какую школу определить Эли.
- Прости, милая, - я поцеловал ее запястье, чувствуя себя немного виноватым. Она права. У меня не хватало времени на жену. Мои занятия усложнились, работа в больнице не помогала этому, и я соскучился по времени с Беллой. Я скучал по вечеринкам в «Элементе», по просмотру фильмов, по спорам обо всем – от книжек до новостей. Я скучал по времени Беллы и Эдварда. – Надо попробовать лучше распределить время. я тоже соскучился по тебе.
- Приятно слышать. Так ты скажешь, куда мы едем?
Я засмеялся, потому что ее настойчивость была… Беллиной.
Она надулась, когда я сказал, что это сюрприз. Засмеялась, когда я сказал «ненавижу сюрпризы» точно так же, как это делала она, закатила глаза и упрекнула меня за вредность.
Место, куда я ехал, находилось в часе езды. Последний раз я был там в шестилетнем возрасте со своей родной матерью Элизабет. Это было ее самое любимое место, насколько я помнил. Там сделал ей предложение ее муж, Эдвард Генри, когда они оба учились в колледже.
Я завязал Белле глаза, прежде чем мы съехали на пляж. Она простонала, но я чувствовал ее возбуждение. Она словно подпрыгивала на сиденье. Я помог ей вылезти из машины, и она взвизгнула, почувствовав песок под ногами. Я снял с нее босоножки и сбросил собственную обувь, после чего проводил жену к столу. Она засмеялась, когда я снял повязку.
- Ужин при свечах, - в восхищении прошептала она, просияв. – Эдвард, это великолепно.
- Точно так же, как ты, - поцеловал я ее в щеку. – Садись. Еда скоро остынет.
Она не прекращала улыбаться, когда я пододвинул ей стул. Я накрыл еду, радуясь, что ресторан правильно выполнил мои указания. Десерт был самым важным: Белла любила крем-брюле.
- О мой бог, Эдвард, - прошептала она. – Я думала, такое бывает только в кино.
- Что?
Она погладила мою руку.
- Романтический ужин при свечах на пляже под звездами с мужчиной моей мечты.
Ее слова растопили мое сердце.
- Надеюсь, еда нормальная. Я очень хотел, чтобы сегодня все для тебя стало совершенством. Для нас .
- Все так и есть, - мило улыбнулась она.
Удивительно, как мы оба смогли перейти от робости к игре и поддразниванию в эти минуты. Я на самом деле нервничал по поводу сегодняшнего вечера – и не шутил, когда говорил, что хотел, чтобы он стал совершенством – и начал вести себя глуповато, чтобы Белла рассмеялась, надеясь, что так снимется мое собственное напряжение. И это сработало.
- Как там Эли с Джейми? – нарушая тишину, спросила Белла.
- Я послал ему сообщение из машины.
«Проклятие, кэп. Доверяй мне хоть немного и не проверяй ее. Я хорош с детьми. Джей».
Я показал Белле ответ, и она рассмеялась, возвращая мне телефон.
- Готова погулять? – протянул я ей руку.
Она кивнула, улыбаясь, и грациозно встала. Белла определенно была более грациозной без каблуков. Не то чтобы она плохо выглядела на них – Боже, они реально, реально шли ей – но мне нравилось гулять с ней по пляжу босиком. Это расслабляло нас обоих.
- Это не тот пляж, на который ты меня обычно привозишь, - тихо сказала она.
Я сплел наши пальцы и повернулся к волнам. Шум океана всегда успокаивал меня. Я чувствовал себя словно в ином мире.
- Я не был на этом пляже с шести лет, - сказал я. – Здесь мой отец сделал предложение маме.
- То есть… Элизабет и Эдвард-старший? – она осторожно изучила мою реакцию.
- Да, - засмеялся я. – Это был их последний год в колледже. Они были любимцами в старшей школе. Король и королева выпускного. И очень любили друг друга. Не знаю, когда разрушилась их любовь. – Я провел свободной рукой по волосам. – Я часто хотел приехать сюда, но никогда не решался. Это место вызывает у меня боль и сожаление.
- И почему изменил свое решение? – прошептала Белла.
- Не знаю, - хмыкнул я. – Думаю, время залечило мои раны. И ты.
Она просияла, сжав мою руку.
- Нормально, что ты скучаешь по ним. Это не означает, что ты меньше любишь Карлайла и Эсме.
- Знаю, - уверил я. – Просто… я теряю их. Я уже не вижу их так ясно, как раньше. Мне приходится смотреть на фото, чтобы вспомнить, какими они были. И не понимаю, почему меня так беспокоит это. Когда мой отец был жив, мы не были близки.
- Ты не можешь порвать связь, Эдвард. Помнишь, как я говорила, что не хочу больше видеть Чарли, когда мы поссорились? Я лгала себе. Неважно, что произошло между нами, он всегда будет моим отцом, и я всегда буду любить его. Странно, как все это работает, но связь между отцом и детьми нерушима.
- Наверное, ты права. – Я обнял ее и поцеловал в макушку. – Если бы мои родители были живы, ты бы им понравилась. Наверное, они любили бы тебя больше чем меня.
Белла засмеялась и покачала головой.
Я обнял ее крепче и опустил голову. Когда наши глаза встретились, меня затопило то теплое и дурманящее чувство, которое нахлынуло, когда Белла сказала «да» перед всеми нашими друзьями и семьей.
- Счастливой годовщины, Белла, - прошептал я, проглотив свои эмоции. Сегодня не годовщина нашей свадьбы. Нет, сегодня день Танца, тот день, когда мы с Беллой признались в чувствах друг к другу в школе. Мы праздновали его каждый год, потому что эта ночь изменила обе наши жизни. Я не мог представить, где или кем был бы сейчас, если бы не встретил Беллу. Но одно точно: я бы не был так счастлив.
- Я очень люблю тебя. Каждый раз, как я вижу тебя или думаю о тебе, то чувствую, что я – самый счастливый парень в мире. Не хочу выглядеть девочкой-подростком, но не могу себе представать существование Эдварда Каллена без Беллы Свон. Ты так важна для меня. Самое важное в моей жизни. Навсегда.
Она что-то пробормотала мне в кожу.
- Что? – переспросил я.
Она широко улыбнулась и обняла меня за шею.
- Я – Белла Каллен, а ты всегда, всегда забываешь это!
- Да, мэм.
Она сократила расстояние между нами, и я улыбнулся. Земляничный блеск на губах. Мой любимый. То, как она чувствовалась в моих руках, то, как ее губы синхронно двигались с моими, создавало уверенность, что мы созданы друг для друга. Можно ли любить кого-то все больше и больше с течением времени? Можно. Я так любил Беллу.
Когда мы, наконец, оторвались друг от друга, восстанавливая дыхание, Белла поправила волосы, выглядя… нервничающей?
- Эдвард, мне надо кое-что показать тебе, - начала она. – Это не сравнится с твоим ужином, который ты устроил, но… я просто хочу, чтобы ты это увидел. Это в моей сумочке.
Она вырвала руку и побежала, и я довольно быстро догнал ее. Теперь у меня появилось любопытство. Я сдержал смешок, увидев, что она покрылась холодным потом. Напряженная Белла привлекательна, хотя, может быть, и не так сильно, как Пьяная Белла. Боже мой, Пьяная Белла обворожительна.
Она подняла руку, призывая меня остановиться, когда я был в ярде от нее и нашего стола. Закрыв глаза, Белла спрятала за спиной другую руку и длинными шагами подошла ко мне. Она остановилась в дюйме от моей груди. Я чувствовал ее теплое дыхание и ничего так не хотел, как снова прижать ее к себе.
Белла удивила меня, протянув книгу. Не совсем книгу, правда, а стопку листов со словами «автор – Белла Каллен» - на первом листе. Сделав глубокий вдох, я перевернул его.
Я не ожидала многого, приехав в АВП. Я не ожидала того, что найду там лучших друзей, о которых можно только мечтать, и определенно не знала, что встречу там того человека, который изменит мою жизнь: Эдварда Каллена…
- Это глупо, - покраснела она. – Я долго работала над этим и вчера вечером закончила. Это история. Наша история. Как я и говорила, она не идет в сравнение со всем, что ты запланировал на нашу годовщину, но я не смогла придумать, что тебе еще подарить.
Я прервал ее поцелуем.
- Белла, ты издеваешься? Это лучший подарок, который я когда-либо получал. Я буду беречь его всю свою жизнь. Клянусь.
Она улыбнулась и просветлела.
- Правда?
- Правда, правда, - кивнул я, опять глядя на книгу.
Когда мне исполнилось семнадцать…
- Подожди! – она прикрыла страницу и отобрала книгу, кладя ее на стол. – Не читай сейчас. Прочитаешь, когда будешь один, а то я смущаюсь.
Я засмеялся и опять привлек ее к себе.
- Не знаю, почему ты смущаешься. Ты хороший писатель, Белла. Я не просто так говорю это, как твой муж. Я читал твои сочинения в школе, колледже и сейчас. И ты знаешь , как я умею критиковать. Но это твоя книга, и я уважаю твое желание. Я не буду читать, пока не останусь один. Обещаю.
- Спасибо, - облегченно выдохнула она.
- Я тоже должен кое-что показать тебе, - улыбнулся я, помня, как она волновалась несколько минут назад. Я начал снимать свою рубашку, улыбаясь все шире при виде того, как ее глаза следят за этим, и отбросил ее на стул.
- Ладно, - хмыкнула она. – Не то чтобы я возражала, но почему ты разделся? Ой!
Вчера по пути домой Эммет отвез меня в тату-салон, сообщив, что хочет сделать тату себе и не хочет делать это один. Я ответил, что все это чересчур вызывающе, но Эммет возразил. Его это не волновало, потому что он – мужчина, и ему нужно что-то, подчеркивающее мужественность. Ну, если мой брат хотел выглядеть как полный дурак, кто я такой, чтобы запрещать ему это? Но закончилось все тем, что я сделал тату себе на плече. Называйте меня «мистер Спонтанность». Если честно, я думаю, что Эммет знал, что этим все кончится, потому и взял меня, а не Джаспера или другого друга.
- Эдвард! – вскрикнула она. – Боже мой, зачем ты написал мое имя на своем плече? А если мы разведемся?
Я повернулся так, чтобы видеть ее. Да, она правда испугалась.
- Белла, мы недавно поженились, а ты уже думаешь о разводе? Мне больно. На самом деле больно.
- Не в этом смысле! – возразила она. – Тату – это навсегда . Ее не удалить. Она будет вечно на твоем плече.
- Я знаю, что это навсегда, спасибо, - засмеялся я, наслаждаясь ее паникой. – Но Белла, ты тоже навсегда в моей жизни. Не сомневайся. Почему бы мне не отпечатать это на своем теле?
Она ошарашенно смотрела на меня.
- Поцелуй меня, - прошептал я. – Я знаю, что могу ослепить своей красотой.
Белла засмеялась и обняла меня за шею, обхватив ногами за талию. Все наши общие воспоминания начали проплывать в моей памяти: первый раз, как я увидел ее; первый раз, как столкнулся с ней в коридоре – ну, точнее, она столкнулась со мной; первый раз, как мы поцеловались; первый раз, как сказали «я люблю тебя»; выпускной; поступление в колледж; покупка дома; свадьба; медовый месяц… Моя жизнь вся была связана с ней. И я не хотел другой жизни.
Потом я услышал это. Гром . В Калифорнии уже почти три месяца не было дождя, и я не мог поверить, что он начнется прямо сейчас, когда я в середине всего мира.
- Проклятие, - я потер лоб, когда на него упала капля. – Я смотрел прогноз погоды. Там не было дождя.
Белла засмеялась, и я невольно улыбнулся.
- Надо же. Эдвард Каллен смотрит прогноз погоды.
Меня ударило осознание, что история Беллы – мой подарок – не укрыт. Я побежал к столу, а потом рванул к машине так быстро, как только мог. Белла смеялась и кричала мое имя.
- Это просто дождь, Эдвард, ерунда, - задыхалась она, когда подбежала ко мне. Я покачал головой. Она не понимала, как важна для меня эта стопка бумаги. Сейчас я не так дорого ценил свою машину, чем эти листки.
- Садимся в машину? Идет дождь, и…
Теперь пришла ее очередь прерывать меня поцелуем.
- Нет. Постоим еще немного, - прошептала она.
Большинство людей сказали бы, что в семнадцать лет невозможно найти кого-то, с кем ты захочешь провести всю жизнь. Но знаете что? Они идиоты. У меня была девушка, подтверждающая этот факт. Когда два человека предназначены друг для друга, не имеет значение, что думают другие. Глядя в глаза Беллы, я понимал, что прав.
- Столько, сколько захочешь, Белла, - улыбнулся я, чувствуя, как меня переполняют чувства. – Я люблю тебя.
- Счастливой годовщины, Эдвард, - прошептала она, приподнимаясь на цыпочки, чтобы обнять за шею. – Я тоже люблю тебя. Очень и очень.


Конец

 

* - мультфильм студии «Pixar». История семьи супергероев, члены которой уже отошли от больших дел и предпочитают жить непримечательной жизнью обычных землян. В прошлом все они обладали сверхъестественными способностями и относительно легко справлялись с мировым злом.


Спасибо, что были с нами и дочитали до конца эту историю. Жаль, что она закончилась, но будут новые, не менее интересные. Ждем ваши комментарии здесь и на форуме!



Источник: http://robsten.ru/forum/97-3087-2
Категория: Переводы фанфиков 12+ | Добавил: tcv (17.03.2022) | Автор: перевод amberit
Просмотров: 362 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 1
1
1   [Материал]
  Спасибо огромное .

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]