Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Брендинг как сексуальное извращение. Глава 5

ГЛАВА 5

'В силе всегда есть слабость, надо только уметь ее найти"

Эл Райс, Джек Траут 'Маркетинговые войны'

 

  Утро подарило Коте массу открытий. Во-первых, она обнаружила, что кто-то налил ей в голову тонну чугуна. Или не чугуна? Какая разница, тонна - она тонна и есть. Во-вторых, на ней ничего не было. Точнее, на ней не было ничего из одежды. Однако, помимо чугуна в голове, ее тело было отягощено: простыней - 1 штукой и ногой - 1 штукой. Кроме того, 1 штука руки по-хозяйски держала ее за грудь. Если точнее, за ту часть груди, которую в народе называют 'сиська'.

С трудом повернув одно-тонную голову, Котя обнаружила, что эти части принадлежат телу Тимура Александровича.

Та-ак, что тут у нас вчера было? - поинтересовалась Котя у Мозга. Мозг на это ответил, что до обеда его не беспокоить и заныкался досыпать где-то среди чугуна.

Место, Которое Никто Не Спрашивает, в кои-то веки промолчало. Но молчание было более чем красноречивым.

Осторожно, боясь лишний раз вздохнуть, Котя выскользнула из-под конечностей. Судя по всему, это та самая 'холостяцкая берлога', которую пару раз упоминал тамерлан, рассуждала Котя. Правда, ни у кого кроме Тимура назвать трехкомнатные хоромы расширенной площади 'берлогой' язык бы, наверное, не повернулся. Котя в них чуть было не заблудилась с непривычки. Опять же, Мозг ради такой мелочи, как поиск туалета, отвлекаться ото сна не собирался.

Мусорное ведро санузла подтвердило ее худшие подозрения - в нем, завязанные узелочками, возлежали два презерватива.

Выполнив необходимые утренние процедуры (красавица, у вас енотов в предках не было? - поинтересовалась она у отражения) и потерев пальцем с пастой внутренности извергающего перегарные фиазмы рта, Котя отправилась искать свою одежду.

Платье в прихожей нашлось довольно быстро - все-таки площадь, им занимаемая, была значительной. В гостиной (назвать этот образец дизайнерской мысли мещанским словом 'зал' она не осмеливалась) обнаружились чулки. А на кухне - кошка.

Большеухая, рыже-черно-мраморная изящная киса сидела на пороге, интеллигентно обернув вокруг передних лап крысиный хвост.

- Что ж ты, подруга, такого натворила, что он тебя налысо побрил? - полюбопытствовала у кошки Котя.

Кошка трескуче мяукнула и, задрав хвост, совершила круг почета по месту предыдущей отсидки.

- Отказалась ходить по цепи кругом? - догадалась Котя. - Как я тебя понимаю...

Но кошка посчитала, что ее поняли недостаточно, и короткими перебежками, посекундно оглядываясь, двинулась в глубину кухни. Там она мяукнула возле пустой миски и принялась урчать, с остервенением пытаясь стереть с лица земли угол соседнего шкафчика.

- Ты намекаешь, что хозяин тебя за это еще и с довольствия снял? То-то я гляжу, ты такая стройная...

Котя попыталась представить, пойдет ли к лицу Тимура синяя борода, но все-таки поддалась на кошачье 'подайте, кто чем может'. Приоткрыв пластиковую дверку, Котя обнаружила баночки с кошачьими консервами. Кошка в приступе одобрения потерлась об ее ноги, заворачиваясь вокруг них хвостом.

- Эх, один раз живем. На, жри, - Котя вывалила содержимое баночки в кошачью посуду.

И двинулась обуваться.

Глянув по дороге в зеркало, она обнаружила отсутствие одной сережки. И тут, видимо в качестве извинения за полное отсутствие предшествующих воспоминаний, память вывела перед мысленным взором Коти ковер, на котором поблескивала ее топазовая серьга. Спальня, обреченно осознала девушка и покралась туда, откуда совсем недавно выкралась.

Сережка действительно лежала на ковре. Изображая из себя ниндзю, Котя двинулась за добычей.

- О! А ты что тут делаешь? - настиг ее мужской голос.

- Знаете, Тимур Александрович, сама задаю себе этот вопрос. И не нахожу ответа, - честно ответила Котя, поднимая украшение - не бросать же теперь?

- Я еще вашу кошку покормила, - призналась Котя. - Киса очень настаивала, - добавила она в свое оправдание и подняла глаза. Лицо обнаженного азиата синей щетиной не покрылось.

Ну хоть здесь повезло, решила девушка и рванула в строну выхода.

- Катя! - крикнул Тимур из спальни.

- Ничего, Тимур Александрович, не провожайте, - пискнула Котя в ответ, на бегу натягивая сапоги.

Шубу она надевала уже по ту сторону захлопнутой двери.

 

 

  К тому моменту, когда Тимур высвободился из простыни, в которой запутались его ноги, Кати и след простыл. Тимур смачно высказал Универсуму все, что о нем думает. А потом, уже про себя, произнес несколько более скромную тираду в свою честь.

Нет, он прекрасно помнил, что было прошлой ночью. Просто когда он проснулся и не обнаружил рядом Коти или следов ее пребывания, он почти уверился, что это был просто эротический сон.

Нужно выпить кофе, решил Тим и направился на кухню.

Где Гаша с упоением уплетала еду.

- Кошка, я не понял, с каких пор ты начала общаться с чужими женщинами? - поинтересовался хозяин у животины.

'Значит, как бедную кисоньку накормить, так она чужая, - с упреком посмотрела в ответ Гаша, - а как на нашей кроватке спать - так своя?'

- Гаша, ты бы не путала круглое с мягким, - возразил хозяин.

Кошка промолчала, сделав вид, что увлечена трапезой.

Все-таки в отличие от Коти, Гаша, наученная опытом совместной жизни, умела в нужный момент промолчать, отметил Тимур.

 

Тимур, нах послав постулат, что Новый Год - праздник семейный, уже третий раз встречал его на корпоративе. Для празднования выбирался приличный ресторан, заказывались развлекательная программа с песнями и танцами и утренний автобус, который развозил угулявшихся орлов и лебедиц к местам их гнездований. Сам Тим спиртное крепче пива не уважал. Да и пиво употреблял скорее как коммуникативное средство, а не ради удовольствия. Но указывать взрослым людям, как им следует жить, считал ниже собственного - и их - достоинства.

Девизом Тимура на праздниках было 'Начальство на корпоратив не опаздывает, начальство задерживается'. В смысле, что появлялся он обычно уже к моменту, когда обстановка в зале становилась сердечной и неформальной, т.е. где-то после пятого тоста.

В этот раз он подъехал к началу культурной программы. Народ растекался по залу. По старой традиции первым Тимура заметил Змей.

- Русалку видел? - спросил Женька, обменявшись с приятелем рукопожатиями и кивнув головой в куда-то в центр.

  Действительно, как он мог не заметить Русалку? На Коте было платье в цвет ее глаз. Его можно было бы назвать скромным: стоечка, длинный рукав, юбка до самых туфель, если бы оно не обтягивало хозяйку как перчатка, не оставляя простора для воображения. Или наоборот, предоставляя воображению слишком много материала. Волосы Русалки лежали старательно уложенными локонами. Лицо же ее состояло из глаз и губ. Глаза Коти и так были немаленькими, но благодаря боевой раскраске они стали огромными - как у героинь аниме.

Тимур повернулся к другу, одобрительно кивнув.

- Э не, ты ее еще с обратной стороны не видел, - заметил тот.

И тут, как по заказу Котю кто-то позвал, и она повернулась, демонстрируя спереди разрез до середины бедра.

И полное отсутствие спины у платья сзади. Несколько тоненьких цепочек - не в счет. Вырез начинался от стойки и заканчивался там, где спина уже не спина, но еще и не ноги. Тимур судорожно пытался найти под ее одеждой место для нижнего белья - но так и не смог. Даже для столь любимых Котей трусов а-ля 'нитка в попе'.

- Ну и как тебе брендинг? - спросил Женька.

Тимур молча подошел к одному из столов, налил в пустую рюмку коньяка и выпил одним залпом.

- Какой это к еб...ям брендинг? Это, б...дь, сексуальное извращение какое-то, - выдал на гора исполнительный директор.

  Женька оценил и сорокоградусный напиток, и ненормативную лексику, которой Тимур старался не пользоваться. Во всяком случае, вслух. Или при свидетелях.

- Ну так трахнул бы, всего-то делов.

Тим выразительно посмотрел на друга.

- Не хочешь - как хочешь. Тогда я, - согласился блондин, приглаживая льняные лохмы пальцами.

- Губу закатай, - на автомате выдал Тимур, но по заледеневшему взгляду Змея, понял, что перегнул палку. - В смысле, про корпоративную этику забыл? - попытался он сгладить неприятную ситуацию.

- А я-то все гадал, о чем ты думал, когда пялил ту сисястую брюнетку из бухгалтерии, - хмыкнул Змей. - Оказывается, о корпоративной этике.

- А с каких это пор ты блюдешь мою личную жизнь? - вяло возмутился Тимур, не отводя глаз от Русалки.

- Вот если бы ты пялил ее дома, это была бы личная жизнь, а в рабочем кабинете - это жизнь общественная, - резонно возразил Женька.

- Ты что! Дома у меня Гаша, - пожаловался Тим.

- Да уж, ты у нас мужик в возрасте, двоих за раз не потянешь, - пересел приятель на своего любимого конька.

- Братан, не тронь святое, - беззлобно огрызнулся Тимур.

- Не буду я трогать твое 'святое', у тебя для этого Гаша есть, - хмыкнул Женька. - Короче, ты мне про свою корпоративную этику не впаривай. Тем более, что Катя - фрилансер, а не наш сотрудник. Так что, аривидерчи, амиго. Пусть победит сильнейший!

 

  План Тимура был прост - приехать к моменту, когда Котя будет уже слегка подшофе, и спасти ее от шума, суеты и организованного отдыха, которые Котя органически не выносила, утащив в какой-нибудь укромный уголок. Там что-то вроде: 'как-то у тебя плечики несимметричны' или какой-нибудь другой предлог, чтобы добраться до ее тела. И Котю-кинестетика можно будет употреблять внутрь без ножа и вилки.

Но, как выяснилось, нелюбовь к организованному отдыху у Коти была весьма специфична. Может, она, конечно, и страдала, но мужественно скрывала любые признаки нечеловеческих мучений. Выказывая, напротив, симптомы несомненного удовольствия от мужского внимания. Тимуру не удавалось не то что утащить ее в укромный уголок, он с огромным трудом выбил для себя пару медленных танцев. Прижав ее к себе за то место, где сзади заканчивался вырез, Тим неспешно качал ее в ритме музыки. Разговор затух не начавшись. Ее голова уткнулась ему в шею, руки на его плечах, тело податливо отвечает на каждое его движение...

ЕГО КОТЯ.

Увы, с окончанием мелодии Котя превращалась в Русалку, била хвостом - и только ее видели!

Через какое-то время Тимур был вынужден признать полную и безоговорочную победу своего тела над разумом и приготовился к форсажу ситуации. В кои-то веки Котя отбилась от поклонников и теперь трепалась с Люськой, его секретаршей.

Оказавшись в зоне слышимости, Тимур невольно прислушался к тому, о чем щебетали милые девушки:

- ... ну так может и стОит. Он-то к тебе явно неравнодушен, - убеждала Котю Люська, и Тим замедлил темпы приближения.

- Люда, поверь мне, плохой секс не стОит хорошей работы.

- Ну, почему же сразу 'плохой'? По рассказам очевидцев, очень даже ничего.

- Мало ли что очевидцы рассказывают. У страха, говорят, глаза велики, - хихикнула Котя. - Нет, Люд...

Стоящая спиной к нему Котя что-то продолжала, а Люська, встретившись с ним взглядом, виновато отвела глаза.

Дальше Тимур уже не слушал.

Так значит, ВОТ ЧТО ЭТО БЫЛО.

Оказывается, это была не просто 'курортная интрижка', это был 'ПЛОХОЙ СЕКС'. Самооценка Тима была непробиваемой - люди его возраста, положения и опыта уже не дергаются оттого, что кто-то их не оценил. Что поделать, если природа не каждому дает достаточный для этого уровень интеллекта?

И в себе как мужчине Тимур не сомневался. Еще в студенческий этап жизни Тим, и так прекрасно знающий человеческое тело, собрал весь возможный теоретический материал по этому вопросу. Спортсмен, отличник, комсорг и просто красивый парень Тимур сразу переводил книжные знания в практические навыки.

Да как у нее язык повернулся такое сказать? Он как дурак три недели ходил в тумане, а она смеет отзываться об этом как о 'плохом сексе'!

Вернувшись к столу, взяв себе сок и налив в бокал с шампанским для Коти дозу водки, Тимур двинулся к негодяйке.

Плохой секс? Я тебе покажу, что такое плохой секс, решил для себя Тимур.

 

  Нет, Тимур не собирался спаивать Котю до свинячьего беспамятства. Но как только та стала демонстрировать явные признаки опьянения в виде глупого хихиканья и желания станцевать стриптиз, он покровительственно приобнял девушку и снисходительно объяснил сотрудникам, что слабоваты фринлансеры, что с них возьмешь, куда им тягаться с таким слаженным коллективом орлов и лебедиц. Чем вызвал патриотический гул солидарности со сказанным. И предложил доставить девицу домой, раз уж все равно собирался сворачиваться - Тимур редко досиживал до конца подобных мероприятий. Предупреждающим взглядом он заткнул рот Женьке и благополучно свалил. Исполнительный директор, кстати, и не особо соврал. Он же не сказал, К КОМУ домой собирался доставить Котю?

  Пьяная Катя представляла собой забавное зрелище. Она кокетничала, рассказывала неприличные анекдоты и сама же им смеялась. Анекдоты, нужно было признать, действительно были смешными, разумом констатировал Тимур, но были ему не в настроение. Тимур уверенно вел внедорожник по новогоднему городу. Темнота, прерываемая нескончаемыми сполохами фейерверков, весьма способствовала планам его мести.

  - А куда ты меня привез?- тихо поинтересовалась Котя, удивленно оглядываясь кругом. - Я здесь не живу, - удалось ей произнести довольно твердо. В подтверждение своих слов она помотала головой из стороны в сторону.

  - Ты - не живешь. Здесь живу я. Пошли.

  Котя попыталась сделать шаг, но увязла в глубоком снегу и рухнула бы в сугробы, не поймай ее Тим.

  - Пьянь подзаборная, - констатировал Тимур и взвалил Котю на плечо.

  - Я не пьянь. Я вообще не пьяная, - полузаплетающимся языком возмутилась Котя, пытаясь как-нибудь поднять голову до уровня торчащей наверху попы.

  - Молчать, - ровным голосом отдал команду Тимур. Но девицу перекинул коромыслом - мало ли как желудок отреагирует на изменение вектора всемирного тяготения?

  Занеся ее в квартиру и сгрузив возле стеночки, он сказал 'раздевайся', скинул куртку, ботинки и пошел ловить кошку.

  Гаша была бичом женской половины его гостей. Впрочем, ее усилиями половина превратилась в куда меньшую долю. Начнем с того, что кошка питала нездоровую гастрономическую привязанность к женской обуви, где бы та ни стояла. В целом же Облигация на появление в квартире дам реагировала демонстративным игнором, на поползновения потискать отвечала глубокими царапинами. Но самое противное было то, что попытки заняться сексом в доме сопровождались ее воплями под дверью. Кто же оценит такие серенады? После того, как киса была заброшена в кабинет и закрыта на защелку, Тимур вернулся в прихожую, где Котя уже избавилась от шубы и сапог.

  - Я же велел раздеться, - недовольно повысил он голос. И на непонимающий взгляд Коти тоном для дебильных добавил: - Совсем.

 

Котя не мигая уставилась на Тима. На секунду ему показалось, что она протрезвела, но хмель из глаз никуда не делся, разбавившись, правда, каким-то не то азартом, не то предвкушением.

- Как Господин пожелает, - изобразила она покорность, сложив ладони лодочкой на восточный манер, и даже попыталась поклониться, однако вовремя одумалась, поскольку чуть было не потеряла равновесие. Обретя последнее, Котя поиграла в избушку, в смысле, повернулась к Тимуру задом, и расстегнула пуговку на стоечке. После чего медленно и проникновенно стала спускать платье с плеч, высвобождать руки из рукавов, обнажая бока, ненадолго задержавшись, прежде чем спустить наряд ручейком к своим ногам.

Мысль о том, что весь ее наряд держался на одной пуговице, окатил Тимура новой волной негодования. Впрочем, не весь, поправился он, поскольку на Коте кроме платья были еще чулки. Ей же сейчас мозгов хватит, понял Тим, она же может нагнуться и начать их спускать... Только этого не хватало!

В смысле, в его планы на данном этапе это не входило, поправился мститель.

- Чулки оставь. Повернись, - велел Тимур, заглянул в поднятый вместе с Котей пакет, где лежали ее туфли, и бросил их к ее ногам. - Обувайся.

Негодяйка, осмелившаяся обвинить его в плохом сексе, стояла в классической позе Венеры Боттичелли.

- Что я там не видел? - хмыкнул Тим. - Живее давай.

Котя обиженно посопела и наклонилась, чтобы поставить обувь. Ее груди со знакомыми розовыми колпачками сосков слегка колыхнулись, ненадолго обвиснув под действием силы притяжения. Член же Тимура со всемирным законом весьма успешно боролся, выказывая неудовольствие от избытка одежды. Но Тим и не ждал, что месть дастся ему бесплатно.

Туфли идеально дополнили облик Коти, удлинив и без того некороткие ноги.

- Давай сюда. На колени, - велел Тимур, прислоняясь к стене и расстегивая ширинку. - Соси, - он недвусмысленно взял в руку то, чем в ближайшее время ей предстояло заняться.

Лицо Коти осветилось чуть шкодной улыбкой, и на какой-то момент в его голове мелькнула мысль, что неизвестно, кому от этой самой мести сейчас будет хуже, но потухла от вида неторопливых движений, с которыми та приблизилась к нему, опустилась на колени и задрала голову.

- Как прикажет Господин, - повторилась Котя.

Тимур прекрасно понимал, что эти слова не всерьез, но она, обнаженная, у его ног, ее покорность и эти слова подбросили его к небу на адреналиновых крыльях безграничной власти и вседозволенности. На самом деле, крылья норадреналиновые, проснулся в Тиме медик, но какая нафиг разница? Разницы не было. Тим запустил правую руку в каштановые локоны, завел их за ухо, ухватил поудобнее и притянул ее за волосы к члену.

Котя снизу вверх глядела ему в глаза и медленно, с чувством облизала ствол, обвела языком головку и охватила ее губами. Тимур с трудом сдержал стон и с силой надавил на Котину голову, заставляя ее все снова и снова поглощать эту 'окаменелость'. Котя не сопротивлялась, позволяя ему задавать темп, все быстрее и быстрее, глубже и глубже. В какой-то момент Тим почувствовал, что уже не в силах сдерживаться, и от вспышки наслаждения у него на мгновение потемнело в глазах.

- Языком работай, чего остановилась? - произнес Тим с железной невозмутимостью, которой, увы, не ощущал. Таких спринтерских рекордов с ним не случалось со школьных лет... Вот позор был бы, если бы первый раз был не в рот! Тимур откинул голову на прохладную стену, успокаивая себя, что второй раз все равно будет дольше. Законы физиологии никто не отменял. И словно подтверждая это, член вновь подал признаки жизни. Языком Котя владела не хуже, чем губами, и чтобы не опозориться повторно, понял Тим, с предварительными ласками лучше все-таки не затягивать.

 

  Тимур потянул Котю за волосы, заставляя встать и разворачивая спиной к себе.

- Руки вверх, на стену, ноги разведи, - скомандовал он, увесисто шлепнув замешкавшуюся Котю по упругой ягодице. - Прогнись, - добавил он, пройдясь короткими коготками вдоль позвоночника, заставляя выгибаться.

Тимур понял, что он недооценил свои мужские силы. От одного этого вида можно было возбудиться: набухшие груди с вишенками заострившихся сосков задорно торчали, а между ног чуть заметно розовело то, чем Тимур планировал закончить второй забег, на этот раз, надеялся он, марафонский.

'Господин' скинул пиджак и галстук и стянул шелковой 'удавкой' над головой Коти руки, которыми она упиралась в стену. Встав прямо за ее спиной, так, что его дыхание шевелило завитки у нее на макушке, Тим легонечко провел ладонями по самым кончикам сосков. Девушка невольно вздрогнула, скругляя спину.

- Куда? - произнес Тимур с явным ударением на первом слоге и снова небольно, но ощутимо шлепнул ее по попе. - Встала, как было.

Котя послушно прогнулась, и соски вновь коснулись его ладоней. Тимур сменил ладони на средние пальцы, чуть заметно обводя кончики сосков по кругу. Теперь Котя не пыталась отстраниться, напротив, она, извиваясь, тянулась к его рукам, но за чрезмерное рвение была вознаграждена знакомым шлепком.

  Тимур сменил одну точечную цель на другую. Оставив левую руку мучить бугорки сосков, правой он проскользнул по расщелине между ягодицами к другому бугорку, по дороге между делом обводя пальцем влажный вход. Котя инстинктивно попыталась свести колени.

- И тебе кто позволил? - поинтересовался Тим, своим коленом разводя ее ноги еще шире.

Он лениво, чуть заметными движениями поглаживал небольшой участок между дырочками, подразнивая гостеприимно истекающую смазкой ямочку чуть заметными надавливаниями, но не проникая внутрь, и лаская чувствительную горошину, сжимая с двух сторон мягкие складочки с шелковистыми завитками. Тяжелое дыхание Коти перешло в стоны, и она попыталась поймать его дразнящие пальцы.

  Но они ускользали вновь и вновь.

Тимур отвлекся от Котиного тела, чтобы достать презерватив, вызвав ее разочарованное мычание, после чего его правая рука вернулась наверх. А между ног дразнящие поглаживания начал член. Котя со стонами прогибалась перед ним в погоне за неуловимым удовольствием.

И тогда Тимур, сильно сжав полушария с торчащими сосками, одним резким толчком проник в нее на всю длину. Стоны псевдооргазама можно имитировать, но спазматические сокращения влагалища, которые последовали практически сразу - нет. Тимур не останавливался и, вжав Котю грудью в стену, вновь и вновь вбиваясь в нее, доводя себя до очередной вспышки.

И чувствуя членом новую волну сжимающих движений.

Котя обмякла.

  Он поднял ее на руки, и отнес на кровать в спальню, где она мгновенно вырубилась.

Сам Тимур забрался в душ, пытаясь при йти в себя и успокоиться. Он всего-то хотел напомнить Коте, как здОрово им было вместе. А потом его понесло.

  И занесло.

  Такой бури ощущений у него не было уже давно. Черт подери, его и так клинит на этой девчонке. А теперь, предчувствовал он, всякий раз при взгляде на нее, перед глазами будут вставать сегодняшние картинки.

  И не только картинки.

  Судя по приподнятому настроению его бессовестной пятой конечности.

Котя спала на животе, обняв двумя руками подушку, на которой покоилась ее щека. Ее губы были приоткрыты в легкой полуулыбке. Руки Тимура словно сами потянулись к ней, знакомым движением смяв ее ягодицы. Девушка лишь тихонько простонала во сне.

  Тимур стал вырисовывать на ее спине невидимые узоры, но Котя лишь беспомощно перебирала плечами, в попытках избавиться от назойливого "насекомого".

  Почувствовав полную безнаказанность, Тим принялся тискать обмякшее во сне тело, только сейчас осознавая, как по нему соскучился. Он целовал ее плечи, спину, ягодицы, ямочки под коленками, освобожденные от чулок. Окончательно заведясь, и пояснив себе, что для петтинга он староват, Тим достал из тумбочки презерватив. Чувствуя себя последним некрофилом, он мягкими толчками проник в Котю, сжимая ее бедра своими ногами.

Возможно, потом ему даже стало бы стыдно.

  Если бы она не кончила во сне.

Тимур поднялся, чтобы зачем-то отнести в зал Котины чулки, выкинуть в ведро презерватив, сполоснуться, выпустить на удивление мирную кошку, а потом вернулся в постель.

Засыпая, он все силился вспомнить, почему же с момента повторного появления в его жизни Коти, они впустую провели столько времени? Ведь ее место здесь, рядом с ним.

Силился, но никак не мог.

 

- Вот так, кошка, - произнес Тимур вслух, возвращаясь в настоящее. - Ну и кому я что напомнил?

 

Автор: Светлана Нарватова

форум

Категория: Собственные произведения | Добавил: mened (12.02.2015)
Просмотров: 309 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 5.0/22
Всего комментариев: 8
avatar
0
8
Слетел с катушек мужик совсем!  Как я люблю это их состояние! (Или стояние, как правильно сказать?)
avatar
0
7
Спасибо, глава замечательная  good lovi06032
avatar
0
6

Цитата
красавица, у вас енотов в предках не было? - поинтересовалась она у отражения
Хорошо же она укушалась! girl_wacko
Диалоги и Тимура, и Коти - с кошкой - разобрали на хи-хи. fund02002
Остальные впечатления понесла на форум. dance4
avatar
0
5
Большое спасибо ! Замечательная глава ! good hang1
avatar
1
4
Котя - умница, даже в пьяном виде, не поддалась на его грубости.  hang1
Интересно, она утром что-нить вспомнит?   giri05003

Спасибо за горячую главу!  girl_blush2
avatar
0
3
благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01
avatar
0
2
50 оттенков серого - обратный отсчет...
avatar
0
1
спасибо за новую главу!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]