Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Брендинг как сексуальное извращение. Глава 9. Часть 1

ГЛАВА 9

"Когда Генри Форд был в зените славы, он мог сказать:

Вы можете купить машину любого цвета,

если это будет черный."

Эл Райс, Джек Траут "Маркетинговые войны"

Котя ехала из Некрасовки и размышляла о том, какие же все-таки мужики козлы. Или кобели? Или кто? Гибрид-то козла и кобеля в природе существовать не может... Даже если один из них еще и... в общем, имеет альтернативные предпочтения в личной жизни, это все же проблематично. Хотя любители сельскохозяйственной экзотики такие выдумщики...

Нет, ведь каков мерзавец! Кружил все четыре дня вокруг нее как коршун над полевкой, и ни капли стыда во взгляде! Уставится своими черными гляделками, будто имеет на это право, и... эх, прямо сердце замирает...

И это ведь только начало, с тоской подумала Котя. Это еще Нора в свой Туманный Альбион не укатила. А потом что будет?

Ничего не будет, твердо решила Котя.

Потому что с каждым разом потом становится все больнее и больнее.

Пусть для своих игрищ другую идиотку ищет!

В понедельник позвонила секретарша Тимура, сообщила, что на вторник запланировано совещание. Людмила была сама деликатность и сочувствие в связи с инцидентом, и Коте даже стало стыдно, что она могла заподозрить девушку в нехорошем.

Потом позвонил Тимур, поинтересовался, как она себя чувствует (ублюдок! до твоего звонка лучше, возмущалась про себя Котя) и тоже попросил присутствовать. Ему, мол, в противном случае Екатерины Андреевны на совещании будет ОЧЕНЬ не хватать... Спорный еще вопрос, какой из двух случаев противнее, заявила Котя. И вообще, можно подумать у нее выбор есть - идти туда или нет?!

Накрученная до предгрозового состояния и вся в мыле, Котя влетела в кабинет исполнительного директора, едва успев обменяться кивками с Люсей.

Совещание прошло как обычно. Тимур легко, непринужденно и с улыбкой на губах (неприлично руководителю быть настолько привлекательным, на эту должность должен быть конкурс по внешности, чтобы подчиненные на совещаниях не отвлекались, думала Котя) прошелся по всем фронтам. Точнее, по фронтам всех работ. У каждого поинтересовался успехами, а напоследок сообщил, что с новой информацией по проекту можно будет познакомиться по указанной на листочках ссылке. Змею очень удалась прочувственная речь о необходимости поддерживать секретность. В общем, мышеловку на крысу взвели. От щедрого предложения Тимура задержаться и выпить кофе, Котя отказалась.

В приемной ее задержали, чтобы сфотографировать веб-камерой - на предприятии ужесточается пропускная система, нужно сделать ей соответствующий документ. Действительно, секретность поддерживают. Только не с того конца, подумала Котя. Очевидно, что крыса - не забредшая с улицы, а пригретая и прикормленная в родном доме.

А во вторник с самого утра Тимур разбудил ее, чтобы сообщить, что капкан сработал. И попросил подъехать - Женька расскажет подробности.

 

  На этот раз Котя вышла из дома пораньше. Но в отделе кадров она была вынуждена задержаться - получала свой пропуск, который оказался магнитной картой. Котя удивилась такой оперативности - обычно изготовление карт занимало от недели до двух. В общем, так или иначе, Котя вошла в кабинет практически одновременно со Змеем.

Эсбэшник не стал долго тянуть. Он дождался, пока Котя сядет, и, обращаясь к Тимуру, сказал только два слова:

- Это она, - и кивнул головой на Котю.

  Тимур пару мгновений помолчал, переваривая услышанное. - Жень, - начал он тоном мамочки, убеждающей ребенка скушать еще манной кашки, - это не может быть она.

  - Но это она.

  И в этот момент у Коти в голове все сложилось. Она сделала жест возле рта, типа, 'говорите, говорите', и бросилась копаться в сумочке в поисках ручки и блокнота.

  Пока недоумевающие мужики препирались на предмет ее виновности (Женька даже успел украсить свою речь парой нелестных эпитетов, правда, довольно легитимных), Котя успела вывести крупными буквами: 'Единственный человек, кто видел мои данные - это Людмила'.

  Змей попытался что-то сказать, но Тимур жестом заставил его замолчать. Вытащив из кармана ручку и лист из принтера, он написал: 'У Женьки в кабинете через 5 мин.', и беззвучно проартикулировал Коте: 'А сейчас ты ЭФФЕКТНО уходишь'.

  Ее убеждать было не нужно. Это она с радостью. Когда еще выпадет возможность вот прямо так сказать людям в лицо то, что ты о них думаешь? Да еще по их же просьбе.

  - Ну и козлы же вы, - с чувством выдала Котя.

  Встала и вышла, хлопнув дверью.

  Задержавшись на минутку в приемной и якобы переводя дух, она услышала окрик Тимура 'Люся, ко мне никого не пускать!'

  Пяти минут хватило на то, чтобы зайти в комнату для девочек и припудрить носик. В кабинете начальника службы безопасности сидел только надувшийся Змей. Правда, сейчас он скорее напоминал хомячка.

  На ее приход эсбэшник подчеркнуто не отреагировал, увлеченно разглядывая зимний пейзаж за окном.

  Тимур вошел со стаканчиком ароматного каппучино, который тут же оказался перед Котей. К стаканчику добавилась шоколадка, выловленная из кармана пиджака.

  - 'Козлы' всё же были лишними, - сказал он после этого.

  - Козлы, они всегда лишние. Знать бы, где их нет... - размечталась вслух Котя.

  - Жень, это не может быть Катя, - продолжил Тимур, пропустив мимо ушей тонкий Катин намек. - Потому что идея на счет индивидуально запароленных аккаунтов принадлежит именно ей. Я уже не говорю о том, что пожелай она слить информацию по проекту, сдавать неизвестного содержания файл ей было совершенно не нужно. Она и так всё может рассказать. И показать. Или у тебя от адреналина мозг отказал? Охота на ведьм затянула?

  Змей Женька поставил руки локтями на стол и большими пальцами уперся в виски. Или уронил голову на большие пальцы рук? Помолчав пару минут, он произнес:

  - Признаю логичность аргументов. Почему ты не сказал мне сразу, что это была идея Кати?

  Тимур искривил губы и поднял брови, мимикой говоря 'да как-то так получилось...'

  - Меня проверял? - обиделся Змей. Ни дать ни взять 'забирай свои игрушки и не писай в мой горшок'.

  - Разве ты бы выдал такую естественную реакцию, знай это? - ушел от обвинения исполнительный директор.

  - А, ну тебя, - махнул рукой Змей. - Екатерина Андреевна, обоснуйте свои подозрения.

- А что тут обосновывать? Данные моего аккаунта знали я, вы вдвоем и она. Вчера, когда я вышла с совещания, Людмила попросила меня задержаться, чтобы сфотографировать на пропуск. Видимо, листочек я положила к ней на стол, точно не помню. Знаю, что когда я выходила с совещания, он точно был у меня в руках.

- Кать, ты на карточку внимательно смотрела? - вмешался в ее монолог Тимур.

- В смысле?

- В смысле, что там стоит фотка с твоего резюме, - тоном 'для особо одаренных' сообщил Змей. - Зачем ей нужно было тебя фотографировать?

Катя вынула карточку-пропуск. Действительно, фотка с резюме. Типовая, нейтральная фотография в 'офисном' стиле, какая могла бы получиться и вчера.

- Может, как раз для логина и пароля? - невинно поинтересовалась Катя.

- Брейк, - непререкаемым тоном рефери вмешался Тимур, переводя взгляд с одного на другую. - Жень, напомни, почему мы исключили Люсю из числа подозреваемых?

- Потому что документы по проекту к ней в руки не попадали, это раз. 'Жучков' в твоем кабинете обнаружено не было, а вероятность подслушивания старым дедовским методом, учитывая высокую 'проходимость' в приемной, очень мала. Это два. И третье - она устроилась к нам по рекомендации СамСамыча.

- А как ты проверял наличие 'жучков'?

- Нелинейным локатором, - усмехнулся Змей.

- Это что за хрень? - полюбопытствовала Котя.

- Это прибор, который излучает импульсы, на которые реагирует любая подслушивающая техника, независимо от того, включена она или нет, - пояснил Тимур. - В общем, это почти стопроцентная гарантия, что 'жучки' в моем кабинете не водятся.

- Плохо, - огорчилась Котя.

- Я бы поспорил с этим утверждением, - это, конечно, Змей. Но 'бодаться' с уязвленным мужчиной Котя посчитала неразумным.

- Ну, не знаю... А если использовалась какая-то самая обычная техника, без дополнительных заморочек? Ну, например, веб-камера на рабочем компьютере... Или трубка телефона... - попыталась найти какое-нибудь решение Котя.

- Кать, ты всерьез полагаешь, что я бы не заметил, что трубка моего телефона снята? - теперь тон мамы с кашей Тимура был обращен к ней.

- Слушалкой через розетку, - продолжала генерировать Котя.

- Фонендоскопом, - на автомате поправил Тимур.

- У нас все коммуникации подведены с учетом требований безопасности. Или ты думаешь, меня здесь за красивые глазки держат? - возмутился Змей.

- А что, нет? - похлопала ресничками Котя, но заметив нездоровый блеск в глазах эсбэшника, поправилась: - Ну, глазки-то красивые...

- Брейк! - повторно вмешался Тимур.

- Я еще не договорила. Меня на эту мысль натолкнула ваша невеста, Тимур Александрович. Она заходила ко мне с дружественным визитом в Некрасовке и сказала, что в случае, если мне вдруг вздумается проявить к вам неделовой интерес, она устроит... дословно не помню, но было что-то вроде 'те неприятности, в которых ты оказалась недавно, покажутся тебе детской шалостью'. Кажется так.

Мужчины обменялись взглядами.

- А почему ты об этом не рассказала? - почти в один голос спросили Тимур и эсбэшник.

- Потому что подобный тип девиц любит бросаться беспочвенными угрозами. А декабрьская диверсия не могла быть устроена ею. И даже при ее участии. До Нового Года у Элеоноры для этого не было повода.

Тимур иронично поднял бровь.

- Но уж об этом-то точно никто не знал.

Теперь бровь поднял Женька.

- Ну ты трепло-о, - протянула Котя, повернувшись корпусом к Тимуру.

- Это был единственный способ тебя найти, - пожал плечами Тимур.

- Вот уж ни за что бы не догадалась по твоей реакции, что ты меня искал, - фыркнула она.

- Брейк, - влез в разборки Женька. - Но... - предложил он Коте развить свою мысль дальше.

- Но откуда-то она была уверена, что у нас что-то было. И появилась она очень кстати. Я подумала, что кто-то очень умело меня подставил. А о том, что... Что что-то было на Новом Году, однозначно догадывалась Люда.

- С чего ты это взяла? - спросил Тимур.

- Она звонила мне с самого утра первого января и делала некоторые намеки. Тогда я не придала этому значения. Но сейчас всё очень логично ложится в единую схему.

- Где Люся, и где Нора? - хмыкнул Тимур.

- Тебе лучше знать, - не удержалась Котя. - Ладно, разбирайтесь со своими проблемами дальше сами. У меня без вас дел хватает, - с вежливой улыбкой выговорила она и направилась к двери.

Но ее обогнал Тимур.

- Так ты, оказывается, просто за свою карьеру испугалась? - поинтересовался он, преградив ей дорогу.

- Было бы ради чего ею рисковать, - невинно пролепетала Котя и обошла мужчину с фланга. - Чао, пупсики! - последним штрихом закончила она свой образ блондинки и с гламурно-прощальным взмахом руки исчезла за дверью.

 

  - Лихо она тебя бортанула, - хмыкнул Змей Женька.

- Тебе бы не моими 'бортами' интересоваться, а своей непосредственной работой. Потому что в ее словах очень много разумного.

- Не считая отношения к тебе.

- Безусловно. Но, как было сказано ранее, это не твоя проблема. Катя свою неправоту осознАет. Прочувствует. И отработает, - на этом месте Тимур подмигнул.

- Да ты, братец, козел!

- Ага. Ключевое слово здесь 'братец'. И вообще. Оставь Катю в покое.

- А не то что?

- А не то рога обломаю.

- Это еще кто кому. Ты когда в последний раз на тренировке был?

- А когда я был в последний раз на тренировке?

- Да был ли ты там вообще?

- Ща как ударю. Больно. Сразу и узнаем, был ли я там вообще. Но походить, кстати, не помешает. А то такими темпами я скоро на людей бросаться начну.

- Слушай, я понимаю, что это тоже не мое дело, но все же интересно, как Сам отреагировал на ваш разрыв с Норой?.. Нам следует ждать репрессивных мер или как?

- Ага, ты что, Тяжелкова не знаешь? Сначала он возмутился тем, что я не мог пару дней со своими откровениями подождать. А то Нора ему за эти два последних дня в России буквально вынесла мозг нытьем на тему, что он привел Катьку на фирму и тем самым разрушил ее - Норино - счастье. А потом поинтересовался, можно ли нам теперь рассчитывать на скидки у Кошкиной. - Он задумался. - Слушай, мне тут в голову пришла одна мысель... Если Катя не права, то ничего не произойдет. А если права - то награда найдет своего героя.

Они пошушукались, и Тимур пошел в свой кабинет. Некоторое время он провел за компом, от которого его отвлек телефонный звонок.

- Да, слушаю! СанСаныч, приветствую! Как чем? Работаю. Да, деньги зарабатываю. Еще больше? Кто же не хочет, - он сделал паузу. - СанСаныч, я, в отличие от вас, не авантюрист и не игрок. Тем более, на деньги. Да ладно, на бирже гарантий не бывает! Мало ли что в прошлый раз сработало. Фортуна - лотерея. Ох, СанСаныч, хорошо вам, вам-то деньги девать некуда. Нет, на это я не намекал. И не говорил. Всё-всё-всё. Понял. Осознал. Принял к сведению. До свидания. Еще раз спасибо. Да, конечно, никому.

После чего практически сразу набрал Змея:

- Жек, зайди, разговор есть. Срочный.

После того, как Змей влетел в кабинет, Тимур велел:

- Проверь, пожалуйста, двери.

После этой процедуры Тимур продолжил:

- Слушай, сейчас Тяжелков звонил. Знаешь же этого Великого Комбинатора. Короче, он по большому секрету сообщил, что на акции Global Trading сегодня - край, завтра утром - ожидается резкий скачок цен. Птичка ему на ушко насвистела, что на них какая-то акула решила быстренько крутануть бабки. Задрать цены, а потом быстренько их слить. Операция буквально на пару дней.

- А эти 'новости' не могут быть изысканной местью за Нору?

- Да отчего же не могут. Могут. Хотя он мог бы и более надежными способами отомстить. И акула может передумать, наверное. Фортуна - лотерея. Но в прошлый раз мы подняли неплохие деньги.

- Как, ты говоришь, название?

- Global Trading.

- Что-то я о таком в первый раз слышу...

- А то ты обычно биржевые сводки вместо завтрака читаешь.

- То есть ты будешь покупать?

- Подумаю. Но, наверное, да. Разрыв с Норой мне обошелся недешево.

- Спасибо за подсказку.

- Все, вали работай. По крысе что-нибудь новое есть?

- Пока нет.

- Тем более. Сразу докладывай.

 

  Тимур не стал откладывать в долгий ящик идею восстановления спортивной формы и, за неимением лучшего способа, - сброса напряжения и получения эндорфинов. Посему после работы он заехал домой за плавками, шапочкой и прочими составляющими успешного посещения бассейна и направился в ближайший спорткомплекс. Выйдя из душевой к шкафчикам, он обнаружил пять пропущенных звонков от Змея.

- Ты что, с Катькой помирился? - спросил приятель вместо приветствия.

- Пока нет, но уже нахожусь на пути к обретению внутреннего мира, - его нагруженные с непривычки мышцы наливались приятной тяжестью и теплом.

- Я вот все хотел спросить, почему ты не пользуешься интеркомом, а всякий раз общаешься с секретаршей через дверь?

- Он так орет, - Тимур поморщился, хотя собеседник и не мог увидеть его невербальную реакцию.

- А почему не уберешь нахрен?

- Так вроде по статусу положено.

- На 'положено' с прибором наложено. Секретарша твоя вот тоже не любит, как он орет, а потому выход на динамик перецепила на наушники. Наверное, с регулятором громкости. А чтобы тебе не приходилось утруждаться кнопочку нажимать, она ее изнутри заблокировала во включенном состоянии.

- Б...дь, не офис, а кружок технического творчества! И что, никто не видел, как она в наушниках ушки греет?!

- Тимур, ну я видел ее в наушниках, и не раз. Так даже похвалил в душЕ девицу, что она посетителей своим Биланом не угнетает. А если человеку под музыку лучше работается, так это же не повод для наказания.

- Анатомирование крысы будем производить с утра?

- Тимур Александрович, любезный, любопытство - еще не повод для судебного разбирательства. Нам нужны твердые доказательства промышленного шпионажа из корыстной заинтересованности, тогда можно рассчитывать на срок от трех до пяти. Хотя могут и штраф впаять. До размера годовой зарплаты.

- Ну так, пилите, Шура, пилите!

- А то сам бы я не догадался!

- Но ведь не догадался же.

- Не надо мне больную мозоль оттаптывать. Всё, я тебе доложился, отбой.

- Отбой.

Тимур посмотрел в окно. Темнота уже приняла зимний город в свои гостеприимные объятия.

Он быстро оделся, купил тортик и поехал к Коте. Повод, как-никак!

Оказалось - никак.

Екатерина Андреевна нынче вечером не осчастливила посещением свою квартиру. А на телефонный звонок ответила смс-кой 'Рабочий день уже закончился'.

'Мы узнали, как Люся это делала', - выложил Тимур свой козырный туз. Все же любопытство сгубило не одну кошку.

Увы, в этом раскладе его козырный туз не сыграл. Котя не ответила ни на смс-ку, ни на последующий звонок.

 

Два последующих дня служба безопасности рыла землю вокруг Людмилы, но ни следов денег, ни контактов с конкурентами обнаружить не удавалось.

А в пятницу с утра Люся явилась с заявлением на увольнение и роскошным фингалом под глазом, частично скрытым 'штукатуркой' и затемненными очками.

- Что это ты вдруг решила нас бросить? - доброжелательно поинтересовался Тимур.

- Тимур Александрович, давайте обойдемся без этого. Я уже убедилась в том, что вы превосходный актер. Вы в курсе, так что я не вижу смысла оставаться здесь. Да и в городе в принципе, - она машинально коснулась синяка.

Тимур нажал циферку быстрого набора на сотовом:

- Жень, у нас тут... ривелэйшн намечается.

Эсбэшник влетел в кабинет меньше чем через минуту и, заглянув одним глазком в заявление, присел за стол по правую руку от начальника.

- Чем же мы вас так обидели, Людмила Михайловна? Иль начальник не угодил? Или наказали вас несправедливо? - поинтересовался Змей Женька с интонацией точь-в-точь 'иль в салате по-милански не хватает трюфелей?'

- Да не берите в голову, - Люся тоже присела. - Всё то. Дело в деньгах. Как это говорят? 'Люди гибнут за металл!'

- Когда люди гибнут за металл - это понятно. А Екатерина Андреевна за что пострадала? Она-то вам что плохого сделала? - поинтересовался Тимур.

- Ничего личного. Просто вы так здорово подставились на Новом Году... Сначала Тяжелков пытался до вас дозвониться. Потом я несколько раз набирала Катин домашний - тишина. А когда утром она ответила, то так неумело врала ... В общем, оставалось всего делов-то - обеспечить достоверный повод для разрыва. Кто же знал, что всё настолько серьезно, что даже Питбулька вас в зубах не удержит...

На откровенное непонимание мужчин Люся пояснила:

- У нас во дворе так Нору звали. Если она на что глаз положила, у нее это было не забрать.

- Так вы с нею с детства знакомы? - удивился Тим.

- Конечно. Она меня и пристроила сюда. Чтоб я за вами приглядывала. Но я в накладе не осталась.

- А с интеркомом сама придумала или подсказал кто? - задал вопрос Змей.

  - Случайно вышло. Там действительно кнопка заела. Так интересно было послушать... А дальше... Я, конечно, политен так и не закончила, но трех курсов хватило, чтобы переключить провода с динамика на наушники. Они, правда, 'горят' часто. Но авантюра окупилась.

- Много денег получили?

- Все относительно. Что для меня много, для Тяжелкова - два пальца об асфальт. А вы зачем интересуетесь, Евгений Петрович? Прицениваетесь или пытаетесь сориентироваться, какую сумму искать?

- А вы, Людмила Михайловна, уверены, что мы не найдем?

- Уверена.

- И все-таки не выезжайте пока из города.

- А что, я под следствием?

- Пока нет. Но уже почти.

- И в чем вы хотите меня обвинить?

- В промышленном шпионаже, Люсенька, - вмешался в их диалог Тимур.

- Тю-у-у. Так это еще доказать нужно...

- Ну, у нас, например, есть запись этого разговора.

- Ну, так и подотритесь ею, Тимур Александрович. Евгений Петрович в уполномоченных органах уже давно не работает, а вы, как мне известно, и не работали никогда. С таким бланшем сейчас меня и мама родная не узнает. А 'монолог злодея' я вам дарить не собираюсь.

Тимур перевел недоуменный взгляд на Змея.

- Ваша секретарша, которая не от слова 'секрет', намекает, что в суде эта запись как доказательство почти наверняка принята не будет. И даже по голосу ее невозможно идентифицировать, потому что обычно эксперту требуется минута непрерывного говорения. Вроде, и судимостей у вас не было. Откуда такие уголовно-процессуальные познания?

- Должна же я была узнать, чем рискую. Так что, Тимур Александрович, мне еще две недельки повредить, или сразу подпишете?

- Тимур, подписывай. Я эту гадюку все равно достану.

-Ай-ай-ай, Евгений Петрович... Что ж вы так? Я-то обрадовалась: то всё "Люськой" была, а тут вдруг стала "Людмилой Михайловной". Такое повышение! Не успела погордиться, а вы - хоп! - и сразу 'гадюка'. К тому же я не понимаю, а что вам не нравится? Всё же разрешилось к вящей выгоде сторон.

- И в чем же выгода? - поинтересовался Змей.

  - 'Pretty women' получил хороший проект; вы - еще лучший, судя по отзывам; я - деньги; Тимур Александрович - свободу от Питбульки; Катя - Тимура Александровича. Все довольны. Позитивизм нужно развивать, Евгений Петрович, глядишь, и вам счастье улыбнется.

- И как позитивизм объясняет ваш подпитый глаз?

- А чего его объяснять? Что в нем непонятного? Просто не все могут оценить ваши дурацкие шутки, Тимур Александрович, - обратилась Люда к исполнительному директору. - Ну что, я свободна?

- Женя, у тебя еще вопросы есть'? - спросил Тимур.

Женька пожал плечами. У него вопросов не было.

 

  - Кто бы мог подумать, что крыса окажется такой крысой! - выплюнул змей Женька, когда Людмила закрыла за собой дверь.

  - Ты давай закачивай тут с развешиванием бирочек. Что, запись совсем никуда не пойдет?

  - Почему же. Для предварительного следствия сгодится.

  - Ну так и не задерживайся с этим самым предварительным следствием. Подтягивай Игорька и сегодня же оформляй заявление. Причем постарайся, чтобы информация о деле 'случайно' просочилась в пару - тройку сетевых СМИ с высоким рейтингом на поисковиках. И чтобы фамилия Люды там 'нечаянно' прозвучала. Будем надеяться, что ее следующий работодатель или хотя бы его отдел кадров со всемирной паутиной на 'ты'. И копию записи мне сделай. Я ее Кате покажу.

  - Неужто помирился?

  - Неа. Но надежды не теряю.

  - Ну хоть кому-то из нас не нужно развивать позитивизм!

  - Жень, это - оптимизм. Позитивизм - это 'ну и что, что Катя со мной не разговаривает, зато я мышцы подкачаю'. Слушай, вы спортзал два раза в неделю арендуете, а чем там занимаетесь?

  - Рукопашкой.

  - Жаль. Я всё больше по восточным...

  - Да какая в макивару разница! Тут как раз весь кайф - поработать с другой техникой. Если напрашиваешься присоединиться - присоединяйся. Мы по средам и субботам. Пока!

  Тимур позвонил Кате пригласить ее на обед. Но та сказала, что ее слезно упросили взять в параллель еще два проекта, так что она теперь как белка в колесе. Не то что пообедать и поспать, в туалет сходить не успевает и нажала на отбой. Тимур заказал доставку еды из знакомого ресторана на ее адрес, расплатившись картой.

  Дома Гаша старательно изображала Тимуру сочувствие - чего не сделаешь ради ужина! Потом, когда она наконец поела и сыто умывалась возле пьющего ароматный кофе хозяина, Тимур посетовал:

  - Что, Гаша, не хотят нас видеть?

  'Ну почему же сразу 'нас'? - несогласно взглянула на него из-под лапы кошка. От такого сомнения в ее кошачьей привлекательности Гаша даже умываться перестала.

  - Ну ладно, меня. Чем я ей не хорош?

  Кошка поняла, что умыться по-нормальному ей не дадут, потому, мурлыкнув, потерлась о хозяйскую ногу: 'Конечно, ты хорош. Но, может, ты просто недостаточно хорош для нее?'

 

Котя действительно была в глубоком цейтноте. Потому что если она останавливалась, в голову лезли непрошенные мысли, а не слишком ли она жестока с Тимуром? Ну и что, что козел. Зато какой заботливый!

  Он продолжал приглашать ее на обед или ужин, а когда Котя отказывалась - присылал еду на дом. В первый раз Котя даже брать пакетик не хотела, но парень-посыльный сказал, что его дело - доставить, ее - расписаться в получении. А что получательница после этого будет делать с заказом - хоть в унитаз пусть выбрасывает! - его не касается. Котя так и собиралась поступить. Но из пакета так вкусно пахло, что она не удержалась и распаковала коробочки. В общем, Тимур в очередной раз угадал с выбором, и всей Котиной силы воли не хватило на то, чтобы столь вульгарным способом уничтожить произведения кулинарного искусства. Да и вообще есть хотелось, как выяснилось. Потом Котя умудрилась забыть в такси перчатки, - а может, и где-то по дороге уронила, с ней такое регулярно случалось. Видимо, Тимур заметил, как она растирала покрасневшие замерзшие руки, потому что в тот же день ей привезли из магазина мягонькие меховые перчаточки в цвет ее ботинок. Они были такие волшебные на ощупь, что Котя сдалась и опять расписалась в получении.

  Вроде не сказать, что подарки были настолько дорогими, что к чему-то ее обязывали, а все равно она чувствовала, что завязает в паутине ненавязчивого сервиса тамерлана.

  Подошло 14 февраля. Не желая участвовать в очередном фарсе, Котя сбежала из города и отключила телефон. Утром следующего дня в своем почтовом ящике вместо квитанций за квартплату она обнаружила увесистый сверточек. Непонятно, как он там оказался, потому что через верхнюю щель он при всем желании пролезть не мог. Внутри оказались две упаковки наручников и открытка с заштопанным мишкой, внутри которой почерком Тимура было написано: 'Чтобы в следующий раз по чужим мужикам не попрошайничала'.

  Каждое Котино утро начиналось с письма от Тимура. Он присылал ей на электронку какую-нибудь забавную картинку, анекдот или историю для поднятия настроения. Внизу неизменно стояла подпись 'Я скучаю по тебе'.

  Ну, как вот так можно жить?

  Котя и жила от письма до письма, проверяя почту каждые пять секунд, если письмо задерживалось.

  Но от предложений сходить вместе в кино или съездить с компанией на шашлыки неизменно отказывалась. Потому что понимала: окажись она один на один с Тимуром - конец ее выдержке и якобы игнору.

 

  Как-то незаметно подобрался конец февраля и открытие 'Олимпа'. Для Главных Бизнес-Монстров города Тяжелков, как и планировалось, устроил 'предоткрытие'. Собственно, к тому моменту, когда через два дня произошло торжественное перерезывание ленточки, заказов в двух отрывшихся салонах уже было на неделю вперед. Тогда же был и большой банкет. Однако настоящее празднование было не тогда, а неделей раньше, когда объект был официально 'сдан'. Коропоратив был небольшой, во многом спонтанный, и проходил прямо в офисе. Но менее душевным он от того не стал. Это был и Котин праздник тоже. Не могла же она туда не поехать?

 

  Тимур проснулся от Котиного вопля 'Дежавю!' и удара подушкой в голову.

  - Катя, ты не могла бы орать немного тише. И так голова раскалывается...

  - Я тебе сейчас кое-что другое расколю! Щипцами для орехов!

  - Ты не могла бы объяснить свои претензии человеческим языком, не срываясь на ультразвук?

  - Ты можешь объяснить, как я тут оказалась?

  Тимур попытался сосредоточиться, но продукты мыслительной деятельности разбегались от молоточков в голове.

  - Не могу, - честно признался он.

  - Как ни старайся, Шварценеггер из 'Вспомнить всё' из тебя не получится. Против твоего бессилия свидетельствуют презервативы, - Котя ткнула пальцем куда-то за пределы кровати.

  Тимур сжал голову с боков, - чтобы не развалилась, поднялся на локтях и действительно увидел две поюзанные резинки на полу.

  - Кать, если бы я был в памяти, они бы лежали в мусорном ведре, - убежденно возразил Тимур. - И я бы хоть что-то помнил, - простонал он следом. - И вообще, ты бы предпочла проснуться в кровати со мной, а презервативов вокруг не обнаружить?

  Хотя, возможно, это был бы и неплохой вариант, Тимур ухватил-таки за хвост убегающую мысль. Катя тоже с ответом задержалась, отметило сознание Тима независимо от него.

  - Однако выполнить норму это тебе не помешало! - вынесла Котя обвинительный вердикт.

  - Дай мне полчаса и бутылку пива, и я опять буду готов к выполнению нормы, - ответил Тимур, но заметив гневное выражение лица собеседницы, поправился: - Стакан пива и пятнадцать минут! - Котя скрестила руки на груди. - Ну, пять минут в туалет сбегать. ПопИсать! - Тимур состроил просительную физиономию и сложил в мольбе ладошки.

  - Ну уж нет, пИсать первой бегу я! - возразила Котя на пути к санузлу.

 

  Когда первый шок от пробуждения в чужой постели прошел, на Котю нахлынули воспоминания вчерашнего вечера.

  Импровизированный банкет начал хвалебной речью Тяжелков. Она скорее почувствовала, чем услышала, как сзади подошел Тимур. Он взял ее за руку. Котя позволила себе несколько секунд насладиться теплом его твердой руки, после чего высвободила свою кисть и отошла в сторону. Она веселилась, смеялась, кокетничала с другими мужчинами, краем глаза ловя, как мрачнеет Тимур. Он все чаще оказывался возле стола, опрокидывая рюмочку коньяка. В процессе очередной словесной баталии с милым молодым человеком, вроде как строительным прорабом, Котя потеряла Тима из виду.

  Она искала его, скользя взглядом по залу, но его нигде не было. Кокетство сразу потеряло всякий смысл и вкус. В голове стали мелькать картинки тамерлана в седле верного 'броневичка', рассекающего просторы городских дорог, звон разбитого стекла, капли крови на снегу...

  Добравшись до окна, выходящего на стоянку, она с облегчением обнаружила машину Тимура на месте.

  Приемная исполнительного директора была открыта, и из его кабинета через щель просачивался слабый свет.

  Тимур сидел в мягком кресле 'представительской зоны', уронив голову на сомкнутые в замок руки. У Коти защемило сердце, так ей вдруг стало жаль его, этого гордого одинокого зверя, которого она отвергла.

  Вообще-то этот зверь относится к отряду парнокопытных, напомнила Пятая Точка.

  И в такой трактовке то, чем ты собираешься заняться, тянет на зоофилию, съехидничал Мозг.

  Всем заткнуться! А то вдруг передумает, неожиданно нашли общий язык Сердце и То Место, Которое Никто Не Спрашивает.

  Котя бесшумно приблизилась к тамерлану и провела рукой по жестким черным волосам.

  Тимур поднял голову, пробираясь в самую душу взглядом черных глаз.

  - Мне этого недостаточно, - проговорил он тихо.

  Она села, обхватив его ноги коленями, и прижалась к его рту.

  - Мне этого недостаточно, - выдохнул Тимур в ее губы.

  Катя медленно, пуговка за пуговкой, расстегнула блузку. Следом за этой вещицей на полу оказался и предмет, скрывавшийся под ней.

  - Мне этого недостаточно, - прошептал Тимур, пробуя на вкус ее грудь и сжимая ягодицы сильными руками.

  На какой-то момент он отвлекся на поиски в заднем кармане, а потом сдвинулся в кресле ниже, чтобы Коте было удобнее расстегивать его ремень и брюки, и стянул их вместе с бельем. Заморачиваться дальнейшим раздеванием Коти он не стал: просто задрал юбку и сдвинул в сторону резинку стрингов - благо, по старой привычке, она была в чулках. Он вообще мало заморачивался чем бы то ни было. Как хищник, дорвавшийся до добычи, он ни на что, кроме главной цели не отвлекался. Одним движением ворвавшись в тугую плоть, Тимур, покрывая Котю короткими, жалящими поцелуями, с силой насаживал ее на себя, задавая бешенный темп. Катя отдалась ему в руки, понимая, что сейчас лучше не перечить. Впрочем, ни сил, ни желания это делать у нее не было. Безумный вихрь захватил ее, заставляя забыть, где она и кто она, унося прочь всю мишуру. В мире остались только они двое - измученные и изголодавшиеся друг по другу.

  Взрыв разрядки заставил ее то ли вскрикнуть, то ли всхлипнуть, но звук потерялся где-то в плече, к которому прижал ее голову Тимур. Сделав со стоном еще несколько движений, Тим почти до хруста ребер прижал ее к себе, прошептал на ушко: 'Мне этого недостаточно', нащупал на чайном столике телефон и вызвал такси.

 

  Стук в дверь вернул Котю в реальность.

  - Кать, у тебя совесть есть? Здесь, между прочим, люди в очереди стоят!

  Она открыла дверь, провела пальцем по щеке любимого мужчины и сказала:

  - Я зря на тебя накричала. Ты ни в чем не виноват. Прости.

  - Мне этого недостаточно! - подмигнув, ответил Тимур и прорвался, наконец, в вожделенную комнату.

  - Ботинки и шубу можешь не искать, - услышала она из-за двери.

 

Довольный Тимур вышел из ванной, промакивая полотенцем влажные волосы, и направил свои омытые стопы в спальню. Но Котю там не нашел. Она обнаружилась на кухне, полностью одетая, с кофе в руках.

- Вот что меня поражает в женщинах больше всего, так это их способность за 10 минут накрутить у себя в голове такую трагедию, по сравнению с которой 'Король Лир' - жалкая мелодрама, - устало выдохнул Тимур. А ведь утро так хорошо начиналось... Головную боль и удар подушкой, в конце концов, можно и опустить как события незначительные. - Рассказывай, что у тебя стряслось?

- Ничего у меня не случилось, - преувеличенно ровным тоном произнесла Котя. - Мне просто любопытно, что на это всё скажет Нора.

- А тебе-то какое дело, что об этом скажет Нора?

- Действительно, какое мне дело... Кто для тебя я, и кто для тебя Нора?

- Вообще, если исключить тон, с которым ты это говоришь, я готов подписаться под каждым твоим словом.

- Тебе мой тон не нравится? А какой у меня должен быть тон?! Я не намерена быть заменой твоей Норе!

На этом месте у Тимура окончательно отказал Центральный Анализатор. Не то чтобы он прямо сейчас собирался предлагать Коте руку и сердце, но такой превентивный отказ несколько сбивал с толку.

- Я не понял, а чего ты вообще хочешь?

- А ты бы чего хотел на моем месте?

Тим на ее месте хотел бы оказаться в спальне и без одежды, но подозревал, что озвучь он сейчас эти мысли вслух, простым орехоколом дело могло и не ограничиться...

- Кать, давай ты без намеков скажешь, что тебя не устраивает, и мы постараемся решить проблему.

- Так же, как ты в прошлый раз решил проблему 'Зайки' и 'Мурочки'?

Это Элька ей рассказала, как он тогда наорал на нее за выходку на Рождество? Ну, бывают у него срывы, но пока же всё обходилось без членовредительства... Хотя желание начленовредить Норе вспыхнуло в нем с новой силой.

- Что она тебе наговорила?

- Ничего нового. Что ты любишь ее, а я для тебя очередная шалава.

- А, так ты об этом! - облегченно выдохнул Тимур. И еле увернулся от летящей в него ложки.

- Кать, она же теперь не со мной, - успокаивающим тоном, почти по слогам проговорил Тимур, на всякий случай прикрывая голову.

- Разумеется, она же теперь в своем Лондоне!

- Вообще-то в утешение я оплатил ей кругосветный круиз, - поправил ее Тимур и летящая мимо его головы кофейная кружка разлетелась на осколки за его спиной.

- Не понимаю, почему ты сердишься. Могу и тебе оплатить, - следом за кружкой полетело блюдце.

- Катя, мы расстались с Норой.

- А после круиза встретитесь вновь! Большая любовь крепнет на расстоянии!

- Коть, мы с нею совсем расстались. Еще в Некрасовке.

Котя с минуту помолчала.

- А мне об этом сообщить религия не позволила?

- Так об этом все же знали.

- О том, что у тебя есть невеста, как позже выяснилось, тоже все знали.

- Катя, я понимаю, что меня это не извиняет, но ты тогда для меня существовала в параллельной Вселенной, которая к реальной жизни никакого отношения не имела.

- А секс у нас нынче тоже был не реальный?

- Секс с тобой всегда нереальный, что правда, то правда.

- Не пытайся сбить меня своими комплиментами, - Котя угрожающе встала из-за стола.

- Это не комплимент, это суровая правда жизни, - Тимур попытался скопировать ее интонации, подошел вплотную и потянулся к пуговкам на блузке.

- Маньяк, - Котя попыталсь сбросить его руки.

- Угу, - согласился Тимур, продолжая начатое дело.

- Ты же не думаешь, что я после этого буду с тобой спать?!

- Конечно, не будешь. Кто ж тебе даст, - Тимур махнул про себя рукой на ее одежду, в конце концов, в кабинете и так неплохо получилось; закинул возмущенную Котю на плечо и потащил в спальню. Грех не давать выход такому темпераменту!

Автор: Светлана Нарватова

форум

Категория: Собственные произведения | Добавил: mened (17.02.2015)
Просмотров: 286 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/18
Всего комментариев: 4
avatar
0
4
М-да... Крыской-таки оказалась девушка Людмила, ни в каких кознях раньше не замеченная... Люди гибнут за металл... 4

А воссоединение нашей темпераментной парочки - просто улёт! girl_blush2

Цитата
Тимур проснулся от Котиного вопля 'Дежавю!' и удара подушкой в голову.
giri05003 hang1
avatar
0
3
Большое спасибо за продолжение!  good lovi06032
avatar
0
2
Глава - супер!
И всё-таки крысой была Люська.

Спасибо за ржачную главу!   fund02002
avatar
0
1
Огромное спасибо за продолжение!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]