Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Изъян. 1.1
- Ну не знаю, - пожала я плечами, погруженная в процесс созерцания. - Обыкновенный он какой-то.
- Михайлова, твою налево! - с притворной угрозой в голосе процедила Вера. - Я еле-еле такой экземпляр для тебя откопала, со всей ответственностью к делу подошла, а ты еще и привередничать будешь!
Я обреченно вздохнула и вернула внимание молодому человеку, «еле-еле откопанному» для меня, вернее, моих целей, Овчинниковой.
Он ведь, и правда, обыкновенный. Таких если не тысячи, то сотни повстречаешь. Русые волосы, короткие, слегка вьющиеся, взъерошенные, лицо с выделяющимися скулами и глазами. Цвет последних с этого места не определишь, но, судя по типажу, они должны быть светлыми. Гладко выбрит. Одет в простую белую футболку, на груди черным с серым выделяется логотип «Rocky Balboa», - поклонник? Комплекция вполне привлекательная, надо отметить и отдать Вере должное. Лицо, в целом, умное, или же производит впечатление такового. Род занятий, готова спорить на что угодно, скучнейший и типичный: инженер, айтишник, бизнесмен, таксист… - ничего оригинального или же творческого. Одним словом, обыкновенный человек.
Но подруга не права: я вовсе не привередничаю, а вынуждена следовать собственным пристрастиям. И не разочаровать семью. Если я приду с этим молодым человеком, поверит ли дорогая мамочка, что ее с пулей в голове дочь влюбилась в него? Нет! Начнет подозревать, что я дурю ей голову. По мнению мамы, влюбиться я могу только крайне неудачно, в личность одиозную, возможно, даже криминальную, и, окончательно потеряв свою непутевую голову, совершенно загублю собственную жизнь. Мама столько сил всегда вкладывала в заботу обо мне, не уставала показывать и подсовывать только то, что, по ее мнению, мне нужно, поэтому я не имею права не реализовать сей путь, ею четко прорисованный. И найденный Верой парень в него не вписывается.
Было и еще одно, не менее важное. Молодой человек станет ни много ни мало моим сообщником. Он будет знать для чего мне нужен, и его это должно устраивать. Он должен суметь хотя бы с минимальной степенью актерского мастерства исполнить отведенную ему роль моего парня, не приставать ко мне с двусмысленностями ни до, ни во время, ни после, насладиться происходящим маскарадом вместе со мной, а потом, получив такой необычный опыт, или исчезнуть из моей жизни, или же остаться моим другом. Хотя моим другом может стать не каждый. Вот в этом как раз я и привередлива.
Ну а эта «обыкновенная история»? Да по лицу же видно, что он: а) не артист, наоборот, сдержан и практичен, б) честный до мозга костей, на обман не пойдет. И в) в довесок: этому подавай только настоящие отношения, не суррогат. И я не про свадьбу и любовь до гроба, а про то, что если называюсь его девушкой, то не только для мамы и провокации ради, а со всеми вытекающими: встречи, общение, постель.
Нет, такого мне не надо. Парни с обыкновенной внешностью и образом жизни мне не интересны. Из-за них невозможно сгубить нервную систему, и их не обвинишь потом в собственной женской несостоятельности.
Но надо будет все же сказать спасибо Вере, ведь она искала. Недели две убила на мою просьбу найти среди друзей своего Андрея подходящего для меня фиктивного жениха. Психологический портрет был дан более-менее точный: симпатичный, хотя бы закончил школу, выделяется из толпы своей маргинальностью, обладает оригинальным подходом к общению. Например, к месту и не к месту рассказывает неприличные анекдоты либо же все темы разговора сводит к одной: к гениальности себя любимого или к стремительному сокращению запасов полезных ископаемых, или же к рэпу и рэперам. И, вроде бы, объяснила, как не хочу отходить от ярлыков, в изобилии навешанных на меня родными и близкими, сказала, как важно мне блеснуть на затевающемся мероприятии, и что? Вернее, кого она нашла?
Обыкновенного. Без единого изъяна, я уверена, в увлечениях, образе мыслей, привычках. Встает по будильнику, в семь. Ложится в одиннадцать вечера. В жизни всего три вектора: работа, друзья-семья и, судя по бицепсам и общим габаритам, фитнес-клуб. Что скажет мамочка, узрев со мной данного добропорядочного гражданина? Как только поверит своему счастью, вздохнет спокойно! Нет уж, лучше в омут с головой.
Да, воистину, хочешь сделать что-то хорошо, делай это сама. А сама-то как раз и не справилась. Так что Вера не виновата, виновата именно я. А теперь что? Теперь только вперед и ни шагу назад.
Словно бы подтверждая мои мысли, Овчинникова подтолкнула меня: мол, хватит стоять да рассматривать это обыкновенное лицо, ни выбритых бровей, ни татуировки с пирсингом на нем все равно не появится. И вынудила сделать шаг вперед из-за кадок с разлапистыми экзотическими растениями, очень удачно расположенными у входа в кафе, где мы назначили парням встречу, и давшими нам возможность понаблюдать и обменяться репликами.
Андрей Левшуков, моя первая детсадовская любовь, а ныне жених Веры, лучшей подруги с тех же детсадовских времен, и эта «обыкновенная история» разместились за столиком у стены и были заняты беседой, однако наше приближение заметили почти сразу. Со мной-то понятно. Меня в любых местах замечают, потому что я большой поклонник стрит-стайла. Вот и сегодня: короткая футболка с крупным принтом, гармонично сочетающимся с малиновыми кончиками моих длинных осветленных волос, темно-синие джинсы, потертости на которых начинаются на бедрах... и не заканчиваются, босоножки-ботильоны цвета фуксии. Вера тоже личность приметная — фигуристая, ярко-рыжая, в коротком платье А-силуэта в голубую и бирюзовую клетку, отделанном белым кружевом по подолу, отлично сочетающимся с белыми мэри джейн. Да, безусловно, Овчинникова — мой лучший проект…
Андрей тут же поднялся, притянул к себе подругу. Прилипнув друг к другу, сладкая парочка зашепталась, обмениваясь короткими поцелуями. Ну все логично, с утра они не виделись, соскучиться невероятно успели. Любовь — штука такая: то и минута без него невыносима, а лет через пять-десять, глядишь, уже невыносима минута рядом с ним. И что есть в таком случае супружество как не отработка кармы и похмельный синдром после обильного возлияния чувствами? Я лично за голову на плечах и отработку кармы творческими кризисами.
Отвернувшись от разворковавшихся голубков, я села на стул справа от «сосватанного» мне Верой парня. Сейчас тот смотрел на меня проницательными, смешливыми серо-зелеными глазами, а я, бесстрастно взирая на него в ответ, готовилась разгрести ситуацию, мысленно закатывала рукава.
- Лара, - выпалила и намеренно прошлась пристальным взглядом по лицу, одежде молодого человека, демонстративно поморщилась. Может, его отпугнет моя беспардонность и, оскорбившись, он или сам начнет грубить, или же попросту знать меня дальше не захочет. И то, и другое существенно облегчат положение.
- Денис, - также представился он и вернул оценивающий взгляд: осмотрел меня с ног до головы, кривовато и нахально улыбнулся.
Неплохо, но сути не меняет.
Фыркнув, я внимательно посмотрела в его лицо и деловито осведомилась:
- Привычки вредные есть? Или хобби какое-нибудь дикое?
Денис Обыкновенный издал смешок:
- Вот так сразу?
- Так сразу.
- Хобби обычное, его не сменю, потому что еще планки не достиг. А привычки вредные специально для тебя найду.
- Какие, например? Есть после полуночи и говорить «привет» вместо «здравствуйте»?
Мой визави красноречиво заломил бровь.
- Ой! Да не обращай на нее внимание. - Влюбленные наконец нашли силы оторваться друг от друга, усаживались за столик, и Вера, верная себе, вставила в разговор свои пять копеек. - Лариса просто не в духе сейчас. Классно, что собрались! Приятно с тобой познакомиться.
- Взаимно, - Денис, кивнув, вежливо улыбнулся. Потом повернулся ко мне, в глазах сверкала насмешка:
- Еще интересные вопросы будут?
- Где работаешь? - продолжила играть в хамоватого следователя я.
- Работаю сам на себя. Кафе-клуб «Harley-Davidson». Я совладелец.
Я чуть оживилась. И обыкновенный парень с обыкновенным именем Денис, обыкновенный совладелец не совсем обыкновенного в нашем городе заведения, это заметил.
- Сойдет? - нагло сплагиатил мой стиль он.
- Смотря чем ты там занимаешься.
- Бухгалтерией.
- А… - я откинулась на спинку стула и выразительно посмотрела на наблюдающую за нами Овчинникову. Вера, Вера, ты совсем мне не подруга? Больше не из кого было выбрать?
- Не подхожу. Отлично. - Денис Обыкновенный избавил меня от необходимости вслух подводить итог. Тоже расположился на стуле в расслабленной позе, сложил руки на груди. Я невольно оценила крепкую мускулатуру: нажил такую, таская гроссбухи? Он же продолжил разглядывать меня, только взгляд на этот раз был насмешливо-снисходительный. - Ты, кстати, тоже не в моем вкусе.
Я закатила глаза:
- А похоже, что я ранена этим в самое сердце?
- Ну ранена ты не в сердце, а в голову. - Хохотнув, эта «обыкновенная история» дотянулась и чувствительно дернула меня за малиновый кончик лежащего на плече локона. Машинально я шлепнула парня по руке, а он в мгновение ока схватил мою кисть и крепко сжал ее в своей ладони.
Нахмурившись, я грозно уставилась в его веселое лицо.
- Не провоцируй, - бросила я. Не то чтобы действительно злилась, но его горячая кожа и твердый захват вызывали невесть откуда взявшиеся растерянность и внутреннюю дрожь.
- Ребят, - Андрей решил уладить зарождающийся конфликт. - Может, мы…
- Я провоцирую? - Денис удивленно приподнял брови. - Ты вот сама где работаешь?
- Я стилист.
- Правда что ли?
- На Веру посмотри. Я с шестнадцати лет ее одеваю.
И этот обыкновенный из обыкновеннейших бухгалтеров расхохотался:
- Это просто платье.
- Сам ты просто платье, - буркнула я, все же сумев вырвать свою руку из его ладони. - У меня много клиенток, если хочешь знать.
- Не хочу, - не остался в долгу он. - Но пару моментов своей профессией ты прояснила.
Насчет профессии я, конечно, пустила пыль в глаза. Давать советы по выбору образа и одежды — это все-таки мое хобби, пусть и приносящее некоторую сумму в мой кошелек. Мои клиентки — это Вера, наши с ней знакомые, знакомые их знакомых. Их не так много, на данный момент общим числом восемь. Я не даю объявлений, все ко мне обратившиеся узнают обо мне из сарафанного радио. С Овчинниковой, понятно, я денег не беру, с других же беру достаточно символические суммы. Подбор одежды для луков — это вне работы, весьма прозаичной, кстати. И настоящая моя профессия тоже прозаична, едва ли не скучней той, что у этого Дениса, - менеджер по персоналу. Словом, хотя, скорее, ругательством, кадровик.
Я выучилась для галочки, чтобы мама была спокойна и не изводила меня бесконечными тирадами на тему «Творчество — это хорошо, но на хлеб зарабатывают горбом, а не талантом». Свою профессию я ненавидела, но нашла себе «теплое местечко» в отделе рейтинговых исследований Университета экономики и сервиса. Зарплата грошовая, но центр города, и ничто не мешает заниматься хобби. И мама, опять же, спит крепко, не нервничает и не надоедает звонками, а взялась ли я за ум.
За нашим столиком установилась тишина, Некоторое время я обиженно смотрела на дерзко улыбающуюся мне Веру, бросила взгляд на Андрея, озадаченного, безмолвно о чем-то вопрошающего своего друга, а потом оба парня синхронно взглянули на меня. Подавив желание заскрипеть зубами, я достала из сумочки телефон и сделала вид, что скрылась во всепоглощающей пасти интернета.
Официант очень вовремя материализовался для принятия заказа. Пока ожидали блинчики с сыром для Веры, тирамису для меня, безалкогольное пиво для Андрея и пепси для Дениса, настороженное молчание никуда не уходило. Лишь наши влюбленные перешептывались, прильнув друг к другу.
Как всегда, сладкое чуть задобрило меня, но совсем от раздражения не избавило.
Что дальше?
Я искоса посматривала на нового знакомого, с задором беседующего с Верой и Андреем. Троица время от времени разражалась смехом, а я по-прежнему делала вид, что полностью ушла во вселенную интернета.
Если я этому Денису Обыкновенному понравилась в той же степени, что и он мне, то он поспешит распрощаться, едва мы шагнем за двери кафе. И я выдохну с облегчением. И даже Овчинниковой ни слова не скажу о том, что она, видимо, так неудачно подшутила надо мной. А вот маме… Мама, когда приеду к ней послезавтра, обрадуется моему статусу одиночки. Голову в залог готова поставить, что пара мне уже найдена - «хороший мальчик из хорошей семьи, хорошо устроился в жизни». И будет этот кошмар длиться и длиться. И длиться. Целую неделю! Можно, конечно, не явиться, но… Нет, не приехать нельзя.
Кусая губу, я убрала телефон в сумочку и уставилась на остатки тирамису.
Ну кто за месяц до дня Х ищет себе сообщника, не отягощенного совестью, обязательствами и готового неделю провести у черта на куличках среди сообщества ненормальных людей, назначенных Вселенной моими родственниками? А как назвать того, кто за подругу хватается как за соломинку? И могут ли быть среди знакомых серьезного Левшукова личности, на которых адекватное общество косо посмотрит? Удивительно уже то, что нашелся вот такой Денис, который за словом в карман не лезет.
Мое самобичевание закончилось вместе с посиделками. Мы покинули столик и гурьбой двинулись на свежий воздух.
Хотя свежим он сегодня не был.
Июнь в нашем дальневосточном Альбионе, как я любила называть Владивосток, в этом году давил духотой, а не обдувал прохладой. Правда, синоптики прогнозировали похолодание в самом конце. Но сейчас душная влажность облепила тело со всех сторон, чуть облегчения принес дующий с моря приятный ветерок.
- Фух! - пожаловалась Вера, скручивая волосы на затылке резинкой. - Сейчас бы куда-нибудь на Шамору.
- Предлагаю завтра всем вместе отправиться на Змеинку. Где-то после шести, - Андрей окинул нас с Денисом, шагавшим рядом, вопросительным взглядом. - Вы как?
- Не против, - коротко ответил Обыкновенный, взглянул на меня.
- А я да.
- Не любишь пляжи в черте города? - последовал ехидный вопрос от него.
Я молча пожала плечами и поймала испытующий взгляд Веры, поэтому все-таки ответила с нажимом, обращаясь исключительно к ней:
- Некогда завтра. Буду с моральными силами собираться перед предстоящим.
Подруга скорчила скорбную мину:
- Ну если что, ты имей в виду.
Мы пошли по Алеутской в сторону Спортивной набережной. Время двигалось к семи часам вечера, народу прибавилось. Солнце живописно подсвечивало золотом лица и фигуры, фасады зданий и пышноцветье клумб вдоль широкой улицы, обжигало и томило. Я все ждала, когда же Денис Обыкновенный скажет нам «Пока, ребята!» - но, к моему шоку, он и не думал этого делать, шагал рядом со мной как ни в чем ни бывало, время от времени поглядывая в мое лицо с насмешкой. А я, раздосадованная, вынуждена была делать вид, что его вовсе не существует.
Духота, шум и многолюдность, слава богу, разговорам не способствовали, зато когда мы пришли на набережную, можно было начинать. К тому моменту я справилась со своей растерянностью и удивлением и знала, что сказать Обыкновенному, но Вера вызвала у меня новый приступ шока, объявив:
- Ребят, мы с Андреем пойдем. Дела кое-какие. Но вы не тушуйтесь, болтайте, знакомьтесь дальше. - Овчинникова со значением посмотрела на меня.
- Денис, - повернулась она к нему, - Ларису проводи обязательно.
Подлая девчонка не сочла нужным предупредить меня о таком повороте! И как данный маневр понимать? Неужели она не поняла, что я и этот бухгалтер обыкновенный — такая же пара, как вертолет и страус?
- Провожу. Без проблем, - «обыкновенная история» с долей иронии и злорадства бросила на меня взгляд. - Развлекайтесь.
А у меня слов не нашлось, поэтому ограничилась лишь сверлением гневным взглядом спин предателей. Через минуту, прищурившись, я посмотрела в серо-зеленые смеющиеся глаза Дениса.
- Я плавать умею, не беспокойся, - исполненный поддельной серьезности, сообщил мне тот. - Могу и сам прыгнуть в море. Ты все равно со мной не справишься.
Я машинально пробежалась взглядом по развороту плеч и рельефу мускулов под чуть загоревшей кожей парня, контрастирующей с белым хлопком футболки. Да, тяжеленные, должно быть, эти гроссбухи.
- Умеешь мысли читать, - похвалила я и, обогнув его, пошла дальше. Естественно, Денис не отстал. Минут пятнадцать ходьбы — и будет автобусная остановка, где и отделаюсь от него. Если не отделаюсь раньше.
- И меня не нужно провожать. Давно привыкла обходиться без провожатых.
- Вот и я привык. Договорились, провожать не буду. - Сказал и продолжил идти рядом. Невозможный человек.
Громко выдохнув, я в конце концов резко остановилась:
- Ты же сказал, что не будешь провожать! - с укором вытянула в его сторону указательный палец.
- Я и не провожаю, - парень в недоумении округлил глаза. Хороший актер, черт его дери! - Мне просто по пути, как оказалось.
- Значит так, Денис. - Скрутив волосы, я перекинула их на плечо. Солнце светило в спину, и шея взмокла от пота. - Я не знаю, что именно сказал тебе Андрей и что добавила Вера об этом знакомстве, обо мне и так далее. Но вот здесь, сейчас мы расстанемся. Не будет никакого продолжения, никаких проводов, никаких «а дай свой телефон» или «а как найти тебя в фейсбуке» и прочего. Ясно?
- Вполне, - кивнул он. Спокойный взгляд скользнул с моего лица вниз, на футболку, на бедра. С места Обыкновенный так и не сдвинулся.
Потеряв терпение, я тихо выругалась, отвернулась от него и направилась к перилам набережной, за которыми поблескивало море.
Минуты две глубокого дыхания и созерцания вернули мне утраченное равновесие. Море я любила. И не потому, что в детстве болела сказкой «Русалочка», не потому, что оно — поэтическое олицетворение романтики. А потому, что оно самодостаточно и гармонично и остается таковым, сочетая в себе множество несочетаемых оттенков, потому, что оно каждый день разное. Не все это видят, но я видела и восхищалась. И вдохновлялась. И всегда находила в игре воды, ветра и света новые цветовые нюансы, удивлялась им.
Солоноватый свежий ветерок обдувал вспотевшую кожу, воды залива рассекали лодчонки и катамараны отдыхающих и туристов. Я лениво прослеживала взглядом их путь, ни о чем старалась не думать. Если только не о том, что попробую завтра сбежать с работы пораньше и или отправлюсь гулять, или посижу дома, порисую…
Рядом спиной к перилам прислонился Денис. Я вздрогнула.
- Я просто попрощаться, - улыбаясь, пояснил он. - И все-таки узнать: тебя точно не надо провожать? А то я обещал. И я на машине, кстати. Могу подвезти куда скажешь.
- Не надо. Точно. - Подтвердила я и перевела взгляд на море.
- Ну тогда пока.
- Пока.
Он еще минуту постоял рядом, глядя на меня, будто бы ждал, что я передумаю, а после ушел. Я же, убрав со лба растрепавшиеся от ветра волосы, усмехнулась: а этот Денис Обыкновенный все же оказался с подковыркой. На полноценный изъян не тянет, но внимание привлекает.

***

Около одиннадцати вечера выяснилось, что фамилия Дениса не Обыкновенный, а Златогорский. Бухгалтеру, кстати, идеально подходит.
Мне позвонила Вера, и первое, что она спросила, было:
- И как тебе Златогорский?
Я же с расстановкой и с нескрываемым бешенством ответила:
- Без обиняков, Овичинникова. Тебе конец.
Та лишь рассмеялась.
- Убьешь за то, что я оставила тебя тет-а-тет с классным парнем, который мало того, что тебя не испугался, так еще ты понравилась ему?
- Не понравилась. Он сам сказал, - недовольно пробурчала я, продолжая злиться на Веру: что за маневр такой — свое коварство прикрывать тем, что делает мне благо?
- Ларка, он соврал!
- Да мне дела нет, - раздраженно начала я, но была беспощадно перебита.
- Он сам сказал Андрею, что ты ему очень понравилась. Я буквально пять минут назад у Левшукова это признание выбила, еле дождалась, пока он на дежурство не уехал. Андрей сказал, что никогда Златогорского таким не видел. Ясно, что ты его зацепила. И потом, они созванивались, и я подслушала…
- Вер, мне не интересно. Правда. - Я вздохнула, потирая лоб. Но Овчинникова, естественно, уже так увлеклась, что остановить ее смогла бы только внезапная смерть. Или немота.
- Да подожди ты! Андрюха рассказал ему про Стаса. Немного. Что сам знал с моих слов.
- Твою ж… - прошипела я.
- А еще он говорил, что ты нормальная девушка и что он, в смысле Денис, просто чуть-чуть поднажать должен, что, мол, есть шанс тебя растопить.
- Что, так и сказал? - скривилась я.
- Ну не такими, конечно, словами, но примерно. Так что, моя дорогая…
Настала моя очередь перебить подругу:
- Это ты послушай, моя дорогая, - ядовито протянула я. - Этому Денису Обыкновенному-Златогорскому я дала от ворот поворот. К данной теме я возвращаться не собираюсь. Мне неинтересно. Точка.
- А как же этот твой ежегодный цирк? Тебе не нужен парень? - Овчинникова не унималась. - По-моему, если Денису все рассказать…
- Он слишком обыкновенный. И мне не подходит, - отрезала я. - Ежегодный цирк переживу. В конце концов, два раза же получилось, вот и в третий выживу.
- Не такой уж он обыкновенный, как тебе кажется. Ты бы присмотрелась. Поверь, я не в первого попавшегося ткнула, Ларочка. Я тщательно выбирала. С прицелом, честно скажу. Вы подходите друг другу.
- Ох, лучше молчи! Чертова сваха…
- Как знаешь, но обещай не рубить с плеча. Подумай. Денис вполне справится с задачей.
Я промолчала.
- Подумаешь? - не отставала Вера.
- Хорошо, подумаю! - бросила я и нажала отбой.
И действительно подумала. Тщательно все взвесила, разве что на бумажке не записывала. «Против» набралось больше, чем «за», поэтому, отправляясь в восемь утра на работу, я выкинула бухгалтера Златогорского из головы с чистой совестью.

***


Когда мысли с рабочих процессов все чаще стали смещаться к обеденному перерыву, в дверь кабинета раздался стук. Ольга Белова, моя начальница, напарница, клиентка, понимающая меня даже больше, чем хотелось бы, обернулась ко мне с удивленной улыбкой: мол, кто это такой вежливый, к нам сюда все без стука врываются, - и прокричала:
- Входите уже кто там!
Открывшаяся дверь явила нашим взглядом мою «обыкновенную историю», которую, как мне казалось еще несколько часов назад, я оставила во вчерашнем дне.
- Здравствуйте, - Денис Златогорский шагнул в кабинет, мимолетно огляделся, устремил на меня многозначительный взгляд.
- Ларис, - Ольга, иронично ухмыляясь, обратилась ко мне, не став ничего уточнять у посетителя. Видимо, по его едва ли не собственническому взгляду на меня и мрачному выражению моего лица обо всем догадалась. - Как раз хотела отправить тебя на обед.
- Да что ты, - не удержалась от сарказма я. С каких это пор она не только на обед меня отправляет, но еще и личную жизнь устраивает?
- Да-да, иди, - Ольга стрельнула взглядом в застывшего у двери Дениса. - И можешь не торопиться, кстати.
- Как скажешь, - многообещающим тоном ответила я и, повернувшись к монитору, начала закрывать окна.
И что с ней такое? Ее подкупил солидный вид Златогорского?
Да, сегодня он одет с иголочки — летний городской шик. Отличные, хорошо сидящие на нем песочного цвета брюки, белая рубашка с расстегнутым воротом, с подкатанными рукавами. Волосы уложены даже, ни следа вчерашней небрежности. И нотки парфюма чувствуются: сладковатый цитрус, морской бриз. Даже я, возможно, мимо бы не прошла, оценив вид. Обязательно намекнула бы молодому человеку, что образ всем хорош, но яркой детали не хватает: солнечных очков в необычной оправе, интересного браслета на запястье в этническом стиле… Хотя нет, не намекнула бы. Мимо бы прошла.
Подхватив сумку, я встала со своего кресла и, не глядя ни на кого из присутствующих, вышла в коридор. Денис, попрощавшись с Ольгой, разумеется, осторожно закрыл дверь. Мы направились к лестнице, но, шагов через десять, оглянувшись, я схватила Златогорского за рубашку и подтолкнула к окну, рядом с которым обустроили этакую релакс-зону: розы в рядок в напольных горшках да два диванчика напротив друг друга.
- И как это понимать? - я испытующе посмотрела на Обыкновенного.
- Решил пригласить тебя пообедать со мной.
- А кто любезно подсказал, где я работаю? Вера? Андрей?
- Вера. И она предупредила, чтоб не вздумал иронизировать по поводу того, что рейтинговые исследования не имеют никакого отношения к одежде и стилю.
- Умно, - зло резюмировала я. - А она предупредила, что ты не в моем вкусе?
Денис как-то предвкушающе улыбнулся:
- Предупредила. И сказала, что я тебе нужен.
- С такими друзьями и врагов не надо, не находишь?
Я почему-то расслабилась. Что ж, недоброе дело уже сделано, не спускать же Златогорского с лестницы и не стучать по голове Вере. Сев на диванчик, я выдохнула, с удовольствием вытянула ноги, полюбовалась своими красными босоножками на каблучке, прогнула уставшую спину. Златогорский, подумав, опустился на диван напротив, с одобрительным интересом воззрился на меня.
Данный интерес был объясним. На работе я носила юбки карандаши современных ярких расцветок. Завышенная талия и покрой, облегающий бедра, шли мне невероятно. Практически все студенты, и не только мужского пола, оглядывались, если вдруг я отправлялась по коридорам учебного корпуса в другой отдел, в бухгалтерию, в ректорат или еще куда-нибудь по бумажным делам. Внимание, отданное моим длинным стройным ногам и пропорциям в груди и бедрах, не льстило, но и не раздражало. Зеленые мальчишки меня никогда не интересовали. Или интересовали… Если того же Стаса вспомнить: пусть и под тридцать, но образ жизни и мыслей как у девятнадцатилетнего.
Несколько минут мы в молчании смотрели друг на друга, я — хмуро, задумчиво, а он — с довольной улыбкой и с терпеливым ожиданием. Уверенный, что никуда я от него не денусь.
Овчинникова — чтоб ей икалось — почти выдала ему мои планы. И, похоже, он не против оказаться мне полезным. Конечно, моим запросам Денис не отвечает никоим образом, но как представлю «жениха», подсунутого мне родственниками на неделю… А бывает, что невариант является вариантом? Вот как бухгалтер Златогорский. С ним хотя бы можно договориться. И он готов договориться, раз уж здесь.

ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/36-3130-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Awelina (10.03.2019) | Автор: Awelina
Просмотров: 117 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
2
2  
  Спасибо за главу)

3
1  
  Обожаю все ,что Вы пишете,спасибо!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]