Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Мой личный ад. Глава 17

Глава 17. Пленник и гость.



Вам бы переиграть, только целься, не целься,

Не подменишь значков на игральных костях.

Пусть вино при свечах романтично донельзя...

Вы в плену, хоть почти что в гостях...

В этом доме все время гостит кто-нибудь,

Не стесняйтесь, коль вам довелось.

Знать, беседа длинна, Я налью вам вина.

Добрый вечер, мой пленник и гость.

Канцлер Ги - Романс Ротгера Вальдеса



Бен смотрел, как Кеннет и Хелл покидают лагерь. Его трясло от беспомощности, гнева и омерзения. Эти двое вели себя так, словно губа Хелл была разбита в бою, а член Кена не ублажал Стейну. Со стороны они казались вполне счастливыми, очень спокойными и даже милыми. Кеннет небрежно закинул руку на плечи своей девушки, которая прятала лицо от пронизывающего ветра, уткнувшись ему в грудь. Они собрались раньше остальных и ждали Эрика, чтобы вместе отправиться туда, где обычно оставляли машины. А Бен ждал поезда, не имея сил уйти к станции и оторвать взгляда от парочки, отношения которой он был не в состоянии понять и принять.

Из оцепенения его вывел Тор, который предложил пойти к поезду раньше. Бен согласился, но всю дорогу перед его глазами все равно стояла Хелл, а душу рвала черная ненависть. Он ненавидел самого себя, ведь именно его стараниями светлая дева Валькирия обрела темное обличие. Он мог взять на себя ответственность, лично привести ее на Север пять лет назад, контролировать порывы и желания Хелл, сдерживать ее жажду боя, лелеять прелестную непосредственность невинности, сохраняя ее истинную суть. Но он предпочел отойти в сторону. Ему казалось, что Оля способна забыть, отказаться от личности Хелл. Гриша желал ей тихого счастья, верного мужа, двоих детей. А в итоге она превратилась в сексуальную игрушку его врага, который хоть и позволил ей быть в теме, но грубо и безжалостно подавлял ее стремления и порывы.

Но даже за это дерьмо Бен ненавидел Кена меньше, чем самого себя.

Неделю до приема у Эрика Бенедикт игнорировал попытки Стейны встретиться, избегал разговоров с Тором. Он ушел с головой в рутину работы, ездил на встречи, заключал контракты, даже сводил подругу в ресторан, желая отвлечься. И лишь ночами его снова и снова преследовали слова Хелл: «Думай, Бен, думай». Но он не думал, просто плыл по течению, впервые в жизни жалея, что однажды ответил Стейне «да» на приглашение в тему.

Лишь ступив на питерскую землю, Бенедикт осознал, что у него нет выбора. Он не смог бы еще раз предать Хелл, предать себя. Ему была невыносима мысль, что она останется с Кеном. Бен решил, что примет командование и заберет свою Валькирию в Москву. Ему не доставляла удовольствие оказанная честь. Он хоть и был лидером в связке на поле, но в глобальных масштабах власть его не интересовала. Это был удел Кеннета – управлять. Бенедикт предпочитал исполнять приказы. Но он хорошо знал варягов, разбирался в стратегии и тактике, а еще очень хотел заполучить себе Хелл. И даже тот факт, что ему придется сотрудничать с Кеном, не пугал. Это была расплата, небольшое неудобство на пути к спасению.

Бенедикт был уверен, что если Хелл встанет рядом с ним, то он сможет защитить ее от темного влияния Кеннета.

Галстук душил его, а костюм, как никогда, раздражал. Он бы с удовольствием пошел в джинсах и толстовке, но эпический прием в поместье Эрика Савицкого требовал дресс-кода. За ним прислали лимузин, в котором уже ждали Стейна и Тор. Бен уставился в окно, давая понять, что не имеет желания общаться, но всю дорогу он чувствовал, как чешется щека от слишком пристального взгляда бывшего куратора.

Огромный дом был освещен и ждал гостей. Лет пять назад Бенедикт бы описался от счастья быть частью элиты, приглашенной на этот прием. Но сейчас у него тревожно сжималось сердце и противно сосало под ложечкой. Лишь мысль, что он увидит Хелл, немного грела. Но и встреча не стала лекарством для Бена.

Хельга была прекрасна в алом платье в пол с глубоким декольте, убранными назад волосами и выразительным макияжем. Но она едва задержала на нем свой взгляд: опустила глаза, словно он был обычным гостем, а не тем, кто сейчас держит за хвост ее судьбу.

Бен держался в стороне от разговоров и выпивки. Его тошнило от расслабленного вида Стейны, деловитого Тора, как всегда развязного, нагловатого Кена. Он не испытывал пиетета перед Эриком, которого всегда уважал. Да и остальные Старшие не внушали ни капли почтения. И если раньше он ловил себя на мысли, что Хелл тащит его в ад, то сейчас, кажется, она достигла цели.

Его никто не спрашивал об окончательном решении. Видимо, присутствие на приеме говорило само за себя. И когда Эрик объявил начало церемонии, сердце Бена пропустило удар. Он вышел вслед за Кеннетом в центр зала, едва ли слыша речь, которую декламировал Старший торжественным тоном.

- … Единство… доблесть… отвага… честь… вместе непобедимы… Клянетесь ?

- Клянемся, - ответили хором Бенедикт и Кеннет.

- Артур Кеннет Савицкий, ты принимаешь командование?

- Принимаю, - громко и четко, раскатывая в рычании сонорную р.

- Григорий Бенедикт Птицын, ты принимаешь командование?

- Принимаю, - едва слышно.

Словно в бреду Бен протянул руку Кену. Они сомкнули ладони в крепком рукопожатии, едва ли не ломая друг другу пальцы. Их взгляды схлестнулись, словно два меча, но тут же разошлись, ведь они теперь были по одну сторону.

Зал взорвался аплодисментами. Их обнимали и поздравляли. Впервые на памяти Бена Питер и Москва были едины в радости. Каждый Старший подошел к Бену выразить почтение и благодарность, пожелать удачи. И от этого становилось еще хуже.

Но больше, чем тонна почтения, Бена тяготило то, что в зале не было Хелл. Она куда-то пропала перед самой церемонией и не появлялась уже достаточно давно. И от этого становилось тревожно на душе.

- Хей, Бен, - как из-под земли вырос Кеннет с бокалом вина в руке, - выпьем, брат?

Бенедикт недоверчиво нахмурился, но все же принял его предложение.

- Не будь букой, Бенедикт. Сегодня праздник, и у нас перемирие. К черту вражду. Убьем друг друга попозже. Бордо, твое любимое, - балаболил Кен.

- За мир, - поднял Бен бокал.

- За мир, - Кеннет стукнул стеклом о стекло.

Они опрокинули вино до дна, привлекая всеобщее внимание, вызывая новую волну аплодисментов, поздравлений и бесконечных похлопываний по плечу. Бена едва не вывернуло от всего этого лицемерия. Или своего лицемерия. Он хотел лишь видеть Хелл, которая так и не появлялась.

Через час, чувствуя себя выкупанным в бочке с дерьмом, Бен вышел в туалет, чтобы умыться. Вернувшись, он увидел не то, что хотел бы. Хелл стояла у выхода на балкон рядом с Кеном. Он что-то говорил ей, и девушка улыбалась, кивая. Кеннет был изрядно пьян, что подтверждала его бурная жестикуляция. Но он точно не был зол, что значило – Хелл еще не сказала. И Бен намеревался исправить это прямо сейчас.

Он уверенно пошел через зал в сторону сладкой парочки, но не успел. Кен чмокнул Хельгу в губы и бодро пошагал в сторону выхода, а девушка тут же выскользнула на большой балкон.

«Ах, вот где ты прячешься, детка», - улыбнулся сам себе Бен.

Он вышел вслед за ней, наблюдая, как Кеннет лихо газует на своем Порше, выезжая за ворота усадьбы.

- Ты не сказала ему? – проговорил Бен у нее за спиной.

- Не сказала, - эхом подтвердила Хелл, а повернувшись к нему лицом, ехидно улыбнулась. - Поздравляю тебя, Командир.

- Или к черту, Хелл, - взорвался наконец Бенедикт. - Мне это командование в хер не уперлось. Когда ты скажешь Кену, что станешь Волком?

- Не знаю. Завтра, может быть…

- Скажем вместе.

- Зачем? – девушка приподняла бровь. - Хочешь еще разок посмотреть, как он психанет и будет трахать меня, чтобы унять нервы?

- Ч-что? – Бен аж заикаться начал.

- Что слышал. Я предпочитаю успокаивать его без свидетелей. Иногда публичность заводит, но не в таких случаях…

Бен сглотнул.

- Хелл… Что ты несешь? – еле выдавил он из себя слова.

Хельга не спешила отвечать. Она стояла, расправив плечи, задрав голову, смело глядя ему в глаза. Настоящая Валькирия. Лишь пустой взгляд выдавал ее, отражая такую же оцепенелую душу. Бен сжал кулаки, чтобы не затрястись от накатывающей на него дрожи. Его начало подташнивать от очередной дозы предчувствия чего-то нехорошего. Он цеплялся за соломинки обещаний, которые дала ему Хелл.

- Мы же договорились. Я принимаю командование, и ты становишься Волком, московской. Ты должна уйти от него, Хель, - почти скулил Бен. - Ты должна переехать в Москву.

Ответом ему был зловещий смех. Именно тот, что раскатился над полем, когда они скрестили мечи. Когда она была на волосок от победы.

- Я не отказываюсь от своих слов, - весело проговорила девушка. - Я приму посвящение. Я стану Волком, стану твоим воином, Бенедикт. С удовольствием, мой Командир.

Хелл чуть склонила голову в почтении, но радости этим Бену не доставила. Напротив, он почувствовал, как все его внутренности завибрировали от нервного перенапряжения, руки вспотели, а ноги стали ватными.

Но Валькирии было мало этого. Она продолжала говорить, добивая его:

- Я твоя в бою, Бен, твоя на Севере. Но у меня есть еще и реальная жизнь: есть работа и дом, есть бойфренд. Он придурок, но зато мой. Я не собираюсь переезжать в Москву, чтобы быть всегда у тебя под рукой. Мне это нафиг не надо. Развлекать твой член по первому требованию я не обещала.

- Хочешь сказать, что останешься с ним? – прохрипел Бен, выталкивая слова сквозь ком, вставший у него в горле.

- Тебя что-то не устраивает? Вроде раньше не жаловался.

Бен зажмурился, чтобы не видеть ее жестоких глаз, чтобы удержать веками слезы беспомощности, которые норовили вырваться на свободу. У него в голове не укладывалось, как так вышло, что, наступив себе на горло, он все равно не может получить желаемого, не может получить Хелл.

- Хеля, - позвал он ее, давясь воздухом, который никак не желал поступать в легкие правильно. - Пожалуйста, родная, не делай этого… Уходи от него.

Девушка ничего не ответила. Ее лицо лишь скривила гримаса отвращения и боли. Она повернулась, чтобы уйти, но Бен схватил ее за руку, не заботясь о том, что Хелл почувствует его дрожь. Он просто не мог ее отпустить, обязан был удержать.

- Убери руки, Бен, - проговорила она твердо. - Видеть тебя не могу.

- Нет, - выдохнул он, - я не могу, Хель. Объясни, пожалуйста, что я сделал не так? Я сделал, что ты просила…

- Просила? – взвизгнула девушка. - Да я тебя к стенке приперла. И не только я. Стейна и Тор на тебя давили, как танки. И только, когда Кен вытрахал из меня всю дурь на потеху публике, до тебя начало доходить, Бенедикт. А я… Я такая дура. Думала, ты хоть что-то поймешь, хоть что-то сделаешь сам – ХРЕН. Ты только и можешь, что просить уйти от Артура. А куда я пойду, Гриш? Да и зачем мне уходить? К кому? Я не могу одна. Одной паршиво, знаешь ли. Лучше я буду резиновой куклой Савицкого, чем унылой и никому ненужной идиоткой Олей Князевой.

Бен слушал ее, словно в оцепенении. Он не в силах был ни опровергнуть ее слова, ни перебить, ни попросить замолчать, лишь впитывал горькую правду, которой от души поливала его Хелл.

Она наконец выдрала из его хватки руку и сделала шаг назад, продолжая говорить.

- Но ты молодец, добился, чтобы я ушла от Кена. Он взбесится, безусловно. Поздравляю тебя, дорогой Бен. Упивайся своей маленькой победой. Можешь подавиться ею.

Хелл повела плечами, отбросила назад выбившуюся прядь, сжала и разжала кулаки, чтобы успокоиться, прежде чем вернуться в зал. Она сделала шаг к двери, но Бен вдруг отмер. Он кинулся ей наперерез, хватая девушку за плечи.

- Нет, - почти закричал Бенедикт. - Нет, Хель, нет. Ты не можешь…

- Могу, - прошептала она, стараясь избавиться от его рук. - Ты же смог, и я смогу.

- Нет, девочка, нет, - Бен целовал ее лицо, шею, плечи, все места, которые мог достать, продолжая просить. - Не надо, милая. Не делай этого с нами…

- Нас нет, Бен. Никогда не было, - продолжала отбиваться от его прикосновений Хелл, страстно желая найти в себе силы, чтобы сбежать.

Но его отчаянные поцелуи и цепляющиеся слабеющие руки словно связывали ее, лишая воли и отваги. Хелл не сразу поняла, что так режет ей слух, пока не почувствовала, как на ее плечо упала горячая капля.

- Ты не можешь вот так уйти. Ты не можешь меня так бросить. Пожалуйста, Хелл… - с трудом сдерживая рыдания, но не слезы, продолжал просить Бен.

- Прекрати. Прекрати, - умоляла она в ответ, теряя с каждой его слезой силы, желание и смысл куда-то уходить.

Гриша почувствовал, как подкосились ноги, и его колени коснулись каменного пола. Он обнял руками ноги любимой, уткнулся носом в мягкую ткань подола ее платья.

- Я не могу без тебя. Пожалуйста, Оль. Я не смогу как раньше. Не уходи. Не оставляй меня. Я умру без тебя. Прости, прости меня, родная.

- Гришка, - выдохнула Оля, опускаясь рядом с ним. - Перестань. Прекрати. Вставай, пожалуйста. Кто угодно может увидеть…

- Мне плевать, - шмыгнул он носом. - Только ты важна. Я люблю тебя, Оль. Люблю. Всю жизнь любил. Тебя одну, моя девочка-Валькирия.

- Я знаю, знаю, - шептала она, прижимая к груди его поникшую голову. - Я тоже люблю тебя.

- Не оставляй меня. Не уходи, - просил Гриша, цепляясь за нее изо всех сил, словно умоляя вытащить из пропасти, в которую он столько лет падал.

- Я с тобой. С тобой.

Оля взяла Гришино лицо в ладони, сцеловывая соленую влагу с его щек.

- Вместе? Мы вместе? – спросил он, пристально глядя в ее большие красивые глаза.

- Вместе, - кивнула Оля.

Она приникла ртом к его дрожащим губам, подтверждая поцелуем все сказанные до этого слова. Гриша крепко обнял ее, чувствуя, как Валькирия взмахнула крыльями, чтобы унести его вверх. Прочь из адской пропасти, навстречу свободному небу.



Источник: http://robsten.ru/forum/75-2044
Категория: Собственные произведения | Добавил: Мэлиан (29.11.2015)
Просмотров: 211 | Комментарии: 18 | Рейтинг: 5.0/16
Всего комментариев: 18
avatar
1
10
" Вместе? Мы вместе? – спросил он, пристально глядя в ее большие красивые глаза.

- Вместе, - кивнула Оля."
НУ НАКОНЕЦ-ТО.
Какое счастье.
Я рыдала.

"Только ты важна. Я люблю тебя, Оль. Люблю. Всю жизнь любил."
Ну и где это все было на протяжении последних нескольких глав???
Придурок Птицын.
Всем нервы вымотал. Читать спокойно не возможно было.
Матом хочется ругаться.

Спасибо автору преогромное за не обманутое ожидание. lovi06015 lovi06015 lovi06015
avatar
0
11
Не свет дарили Мастеру - покой,
А я тебе себя дарю(с)
прости дорогая, но покоя пожалуй даже в эпилоге будет капля.
Матом можно мне в личку))) я не против. Вообще и на форуме не против, но законы, сама понимаешь
А Птичка наш - да... таки вынул клюв из задницы. Аминь fund02002
avatar
3
9
Нестерову Сашу я обожаю, а Оля мне чужая,я не понимаю людей,которые обвиняют других в своих поступках,ищут оправдания своим действиям.Олю устраивает жизнь с Кеном,ведь они уже 4 года вместе,слова о том куда ей уйти несерьезны,у нее есть работа .квартира и ее якобы месть Грише непонятна,за что мстить
?Переспали ,клятв друг другу не давали ,но это мое мнение, спасибо за главу,читаю,голосую,автора люблю за остроумие и легкий слог
avatar
0
12
да Оля жила без Гриши и Артура, знает, что это паршивенько.
С Артуром ей лучше, чем ни с кем. С Гришей ей лучше, чем с Артуром, но Гришаня ей себя то особо не предлагал. Она в клан то к нему напросилась почти.
И в общем ничем она уже не оправдывается и давно не мстит. Она просто хочет покоя. Артур дает ей его, хоть и без любви. Поэтому она скорее останется с Савицким, чем... ни с чем.
Спасибо за теплые слова. Очень приятно видеть новые лица
avatar
0
17
Сашка-то тоже жила с Денисом из соображений удобства и внутреннего комфорта и только когда припёрло ушла, верней даже убежала.
И сказать, что Сашка не искала крайних... тоже та еще трусишка.
avatar
1
8
Гришу прорвало на признания.
Спасибо за новую главу.
avatar
1
7
Охо-хо... Заставили понервничать... Спасибо автору, чудесная сказка!
avatar
0
13
еще будет немного нервотрепки, но скоро уже конец. Спасибо, что читаете lovi06032
avatar
1
6
Спасибо за продолжение!
Даже и не знаю, что сказать. Интересно, когда она настоящая - когда с Кеном, когда вынудила  Гришу на колени встать (хотя он заслуживает этого) или когда плакала вместе с ним? Мне кажется, все они заигрались, все эти игры отрицательно сказались на их психике.
avatar
0
14
Она всегда настоящая. Такая вот многогранная девочка. И Артур ей дорог, и на Гришку она злится, но любит его без меры. оттого наверно и страдает, что все это безобразие живет в ее личности, рвет на куски.
ой а как на моей психике сказались эти игры... girl_wacko Ни в сказке, ни пером... 4
avatar
4
5
Мне кажется за все свои прошлые неправильные поступки Гриша заплатил уже сполна..., ну не из тех он, кто грудью на амбразуру кидается. Но стоять на коленях и рыдать..., это уже большой перебор, да и перед кем стоять, она давно уже не та - милая ,невинная девочка, давно превратилась в стерву, правда, совершенно себя не уважающую..
Цитата
А куда я пойду, Гриш? Да и зачем мне уходить? К кому? Я не могу одна. Одной паршиво, знаешь ли. Лучше я буду резиновой куклой
Савицкого, чем унылой и никому ненужной идиоткой Олей Князевой.
Выходит, все остальные, кто не стал подстилкой, по жизни идиотки... Я так долго ей сочувствовала, а она из великой потребности отомстить, стала действительно резиновой куклой...Вот теперь Гриша совсем бы не чокнулся из-за ненависти к самому себе. Большое спасибо за продолжение.
avatar
0
15
Цитата
Мне кажется за все свои прошлые неправильные поступки Гриша заплатил уже сполна...,

да вот нифига он не заплатил. Все в игры какие то играл...
Цитата
ну не из тех он, кто грудью на амбразуру кидается.
это да, вот и Оля уже не из тех, кто бежит за Сапсаном, теряя тапки и умоляя ну возьмиииииите меня
Цитата
Выходит, все остальные, кто не стал подстилкой, по жизни идиотки... Я так долго ей сочувствовала, а она из великой потребности отомстить, стала действительно резиновой куклой...
посложнее у них с кеном отношения. Не подстилка она ему. И не кукла даже. Был инцидент - он исключение. Но по большому счету Оле с Артуром очень комфортно. Без фатумной любви, как с Гришкой, но три года она с Савицким бок о бок провела и не мучилась особо. Все устраивало. Поэтому она и не торопится от этого отказывать. Глупо
avatar
0
18
Цитата
милая ,невинная девочка, давно превратилась в стерву, правда, совершенно себя не уважающую..
Выходит, все остальные, кто не стал подстилкой, по жизни идиотки...

Я правду сказать .. озадачена такой трактовкой.
Не знаю уж по поводу "себя уважающую" - это философия чистой воды...
А вот, когда она подстилкой-то стала? И в чём это выражается? Да, она живёт с парнем, вероятно, не по самой светлой любви... и что... ну, отношения у них свободные, так скажем, это вообще показатель только конкретной пары и их зоны комфорта. Но никак не показатель нравственности конкретной девушки.
Экий грех хотеть постоянных и стабильных отношений с парнем, который в общем-то тебя устраивает. И как человек, и как половой партнёр.
avatar
0
4
чтото кошки скрибутся на душе...какой то горкий осадок
спасибо большое.
avatar
0
16
ну парень на коленочки упал... конечно будет тут осадок.
avatar
0
3
Спасибо lovi06032 наконец-то Хельга оттаяла...сколько можно было носить в себе обиду
avatar
0
2
Большое спасибо!
avatar
0
1
спасибо за продолжение!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]