Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Мой личный ад. Глава 5
Глава 5. Отравленное лезвие.
Я бросаюсь, как в воду, в объятья твои,
Снова пальцы скользят по плечу;
Вырвать корень твоей ядовитой любви
Ты не можешь - а я не хочу!
Канцлер Ги – Due Angel


Олю потряхивало, пока они шли к маленькой уютной пиццерии, что находилась в пяти минутах от дома. Усиленно шевеля извилинами, девушка искала ответы на тонну вопросов, связанных с поведением Гриши, но не находила. Его отстраненный вид за чаем, его «люблю» и сладкие поцелуи, нога в бинте, отказ заниматься сексом и приглашение погулять не просто сбивали с толку. Олина голова была готова взорваться, не в силах переварить все противоречивые знаки и поступки Птицына. И как она не пыталась, но не могла понять, как ей себя вести и к чему приведет их встреча. За неимением нормального плана Ольга решила просто быть собой и по возможности получать удовольствие от приятной компании. Игнорируя тревожное предчувствие, которое крутило узлы в животе, девушка настроилась на теплую пиццу и итальянскую музыку. Но даже банальный поход в кафе обернулся маленькой катастрофой.
Едва они сделали заказ и отпустили официантку, Оля по привычке выпалила:
- Счет делим пополам.
Гриша приподнял бровь и уставился на нее пронзительным взглядом. Ольга почувствовала, как его глаза ментально сдирают с нее кожу. Она повела плечами, словно от озноба, хотя в зале было тепло.
Разрезая повисшее тугое молчание словно бритвой, Гриша спросил:
- Ты пытаешься меня обидеть, унизить?
- Нет, я… - вспыхнула Оля, но он не дал ей сказать.
- Что нет, Оль? Изощренная месть? Немного не в твоем стиле, я почти разочарован, - проговорил Бен с наигранным пренебрежением, откинувшись на спинку стула и скрестив руки на груди.
- А что в моем стиле, Бен? Уронить вилку и нагнуться? Или сказать, что я без белья? Что ты вообще знаешь о моем стиле, обо мне? – разозлилась девушка, реагируя на его нахальную ухмылку и притворную невозмутимость.
- Кажется, я знаю даже меньше, чем ничего, - усмехнулся он, отхлебнув воды.
- Тогда попробуй угадать, - подмигнула Хелл, вступая в его игру, - с трех раз.
- Первый вариант – месть, но, кажется, я ошибся. Второй – благотворительность, - рассуждал Бен вслух, загибая пальцы, - но это еще более унизительно. А третий… Не знаю, возможно, ты ограбила банк и тебе нужно срочно скинуть наличку?
- Ты придурок, знаешь об этом? – смеялась Хелл, не в силах злиться на его кривляния.
- Не угадал? Что, совсем?
- Даже близко не был.
- Тогда давай вернёмся к варианту с вилкой и отсутствием белья.
Хелл бросила в него салфеткой, которую крутила в руках. Разумеется, не попала.
Бен поманил ее пальцем, прося нагнуться так, чтобы прошептать на ухо:
- Если ты без трусов под этим клочком ткани в виде платья, клянусь, я сниму свои и заставлю тебя ходить в боксерах до конца вечера.
Хелл аж фыркнула, не сдержав звонкого смеха.
- Какие затейливые эротические фантазии, Бенни, малыш, - повела она бровями, не имея ни малейшего желания отвечать на его вопрос, а тем более угрозу.
- Хеля, - сдвинул брови Бен, изображая серьезную сердитость.
Продолжить обмен любезностями им не позволила официантка, которая принесла заказанную пиццу. Невольное вторжение в их мир третьего лица, словно переключило тумблер. Оставив колкие фразы и сальные намеки, Гриша и Оля принялись за еду. Они говорили об учебе, Гришкиной работе, Олиной конференции, даже о погоде. Для разнообразия было забавно прикинуться нормальными людьми.
Ольга поймала себя на мысли, что ей действительно не нужно ничего изображать, можно просто быть собой. Она автоматически переключалась на Хелл, когда Гриша включал Бена, как и он прекрасно чувствовал перемену в ее настроении.
- Между прочим, если я приглашаю девушку, то плачу сам. Всегда, - выдал Гриша посреди разговора об Олином визите к отцу.
- Если я первый раз иду куда-то с парнем, то плачу за себя сама. Всегда, - не осталась она в долгу.
- Чтобы сохранить независимость? – уточнил Птицын.
- Типа того.
- Мудро. В твоем стиле, - одобрил он и тут же вернулся к прерванной беседе. - Так говоришь, твой отец одними бутербродами питается? Наверное, генное проклятие по части готовки вам от него передалось?
Оля улыбнулась, пытаясь пнуть его под столом. Конечно, Гриша среагировал раньше, и она заехала носком туфли по ножке его стула. Оба рассмеялись, продолжая обмениваться беззлобным стебом и улыбками.
Но слишком рано Оля расслабилась.
Допив кофе, Гриша встал из-за стола, обещав скоро вернуться. Конечно, ничего особенного не было в естественном желании посетить туалет, но ее спутник пребывал там уже пятнадцать минут. Оля нервно дергала ногой, не зная, что и думать. Первая мысль была, что он просто смылся, бросил ее. Но в Мишиной квартире остался Гришин рюкзак, а ключи были только у нее. Поэтому Оля остановилась на несварении от Светкиных бутербродов или… Или что-то случилось. Вынув мобильный из сумки, она вытаращилась на часы, давая себе и Грише еще пять минут. Он вернулся, когда доходила четвертая.
- Заскучала? – раздался за ее спиной насмешливый голос.
Ольга аж подскочила на стуле и задрала голову, вытаращившись на него во все глаза, но при этом стараясь не показать своей паники.
- Куда ты провалился? – еле выдавила она слова из горла.
Гриша только стрельнул глазами на стол, где лежал букетик незабудок. Оля сглотнула.
- Это мне? – задала она наитупейший вопрос.
- Нет, официантке вместо чаевых, - не сдержался Птицын.
- Откуда?.. Ты бегал в магазин что ли?
Гриша только глаза закатил.
- Поехали, красавица. Тебя ждет сюрприз, не забыла? – проговорил он, отодвигая ее стул, игнорируя вопрос о магазине.
На ватных ногах Оля встала из-за стола и просунула руки в рукава своей куртки, которую любезно придержал ее спутник.
- Оль, цветы, - напомнил он с придыханием, чуть качая головой и посмеиваясь от ее рассеянности.
- О, да… Спасибо, - обернулась она к столику, забирая букетик.
- Не за что, - снова хмыкнул Птицын, уводя ее из кафе.
- Гриш, а счет? - вспомнила Оля уже на выходе.
- Я оплатил, расслабься, - проинформировал он, увлекая девушку на улицу.
Гриша поднял руку, ловя машину, делая вид, что не замечает, как Ольга пялится на него, безмолвно открывая и закрывая рот. Он лишь сжимал губы, чтобы не рассмеяться.
Затолкав девушку в остановившуюся машину, он назвал водителю адрес и привлек трясущуюся Олю в свои объятия.
- Ты вся дрожишь. Неужели холодно? – спросил он тихо, легонько касаясь губами ее виска.
- Прохладно после теплого зала, - призналась Оля, прижимаясь к нему крепче, не отводя взгляда от букетика в руках.
Она знала, что эти мелкие невзрачные цветочки стоили, как два счета за их перекус в пиццерии. Минимум. Но еще больше ее поразило то, что Гриша помнил ее любимые – незабудки. И он бегал в магазин, чтобы купить их, сделать сюрприз, порадовать ее. И оплаченный им счет уже не казался таким большим делом или посягательством на ее независимость.
- Спасибо за цветы. Они прекрасны, - прогудела Оля куда-то ему в рукав.
- Это ты прекрасна, а цветочки – просто миленькие, - улыбнулся Гриша ей в волосы, не забыв добавить: - И для справки: то, что я оплатил счет и подарил тебе незабудки, не умаляет твою независимость.
- А твою? – ввернула Ольга, задирая голову, чтобы посмотреть на его реакцию.
Гриша рассмеялся, пряча за улыбкой напряжение.
- Вот уж не уверен, - отшутился он.
Оля мгновенно почувствовала его перемену и тут же сменила тему.
- Куда мы едем?
- В клуб, - коротко ответил Птицын.
- Сейчас и восьми нет. Кто ходит в клуб в такое время? – удивилась Оля.
- Просто небольшая частная вечеринка. Для своих. Но можем остаться и на ночь.
- О, - только и выдохнула девушка, совершенно не представляя, что за всем этим кроется. - Ну посмотрим.
Ольга вдруг осознала, что едет в какой-то непонятный клуб, с непонятным и очень странным парнем, которого первый раз видит. Он мог затащить ее куда угодно, сделать с ней бог весть что, но Оля совершенно не боялась. Она абсолютно и полностью доверяла Грише. И хотя они реально были знакомы меньше суток, ни один нерв в ее теле не сигналил об опасности. Наоборот, в объятиях Гриши она чувствовала себя в безопасности, словно его руки были крепкой кольчугой, способной защитить от коварных ударов, ран и боли.
Девушка едва ли не мурлыкала, согреваясь, улыбаясь, глядя на цветы, которые не желала отпускать ни на секунду. Она сама не заметила, как стала осторожно прижимать губы к его шее. А вот Гриша заметил. Он легонько потянул ее за волосы, заставляя запрокинуть голову, и Оля почувствовала на лице мягкие поцелуи. Прикрыв глаза, девушка сдерживала стоны, потому что к невинным касаниям губ Гриша добавил очень даже горячие прикосновения. Его ладонь заскользила по Олиному колену, по бедру, все выше и выше.
- Трусики на месте, обманщица, - прошептал он ей в губы, едва нащупав кружевную резинку.
- Я убью тебя, - выдохнула Оля, чувствуя, как его ладонь снова вернулась к поглаживанию колена.
- Я обещаю не сопротивляться, красавица.
- Ты и не сможешь.
- Знаю.
Остальные слова растворились в поцелуях, которые бестактно прервал водитель, гаркнув:
- Приехали.
Пока Оля приходила в себя, Гришка быстро расплатился и открыл дверь, помогая ей выбраться из салона. Машина отъехала, а друг уже вел ее куда-то. Девушка покрутила головой, но тут же споткнулась.
- Осторожнее, - подхватил ее Гриша под локоть, не давая упасть.
Оля покивала и уставилась себе под ноги, выбирая дорогу. Она так увлеклась изучением тротуара, что не заметила, как они пришли к небольшой двери, напоминающей черный ход.
- Бен, - услышала Оля чей-то голос, а за ним и хозяина, выступившего на свет из темного помещения. - Приветствую.
Высокий – все, что могла различить девушка.
- Салют… - ответил Бен, называя встречающего по имени, которое Оля не разобрала из-за хлопка крепкого рукопожатия.
- Ты с дамой сегодня?
- Как видишь.
- Представишь нас?
- Обойдешься.
- Вот так всегда. Ну тогда просто позвольте вашу руку, чаровница, - пропел здоровяк.
Оля бросила настороженный взгляд на Гришу, но тот лишь расслабленно улыбнулся и кивнул, поощряя ее быть смелой. Она протянула руку, ожидая приветствия, но встречающий лишь повязал на ее запястье тонкую шелковую ленту.
- Коктейль в подарок, - пояснил он свои действия и, прежде чем Оля успела убрать руку, прихватил ее пальчики, нагнулся, оставляя на тыльной стороне ладони куртуазный поцелуй. - Приятного вечера.
- Позер, - фыркнул Бен, увлекая смущенную девушку в глубину темного коридора.
- Говнюк, - догнала их в спину ответная любезность.
Оля было захихикала, но тут ее осенило.
- Он назвал тебя Беном!
- Да, - подтвердил ее загадочный друг.
- Небольшая частная вечеринка для своих?
- Да, - снова согласился Бен.
- Ты ведешь меня на вечеринку… своих друзей?
- Здесь не только друзья, Хелл. Это Питер, и некоторым я здесь не очень нравлюсь.
- Потому что ты московский?
- И потому что я круче их, - усмехнулся Бен, разряжая обстановку. - Просто расслабься. Это нейтральная территория. Здесь мы отдыхаем, никто тебя не тронет… но все же не отпускай меня из виду, ладно?
- Л-ладно, - прозаикалась она.
Темнота коридора стала постепенно светлеть, они прошли мимо ряда дверей, за одной из которых оказался шумный зал клуба.
- Ух, - Хелл зажмурилась от светомузыки и электронного бита, который тут же оглушил ее.
- Успели. Еще не начали, - проговорил Бен, повышая голос, чтобы перекричать музыку. - Давай у бара посидим.
Хелл даже спрашивать не стала, что должно начаться. Ее немного потряхивало, и не очень хотелось знать, что ее ждет на этой закрытой вечеринке. Пока Бен вел ее к бару, девушка немного успокоилась, заметив, что публика вокруг ничем особенно не примечательна. Молодежь по большей части. Больше парней. Одежда обычная. Почти у всех девушек на запястье лента, как и у нее. Народу было немного, человек сто. Бен кивал направо и налево, улыбался. Некоторые притормаживали, давая понять, что не против поболтать, но он упрямо пилил к бару, придерживая Хелл за талию, игнорируя знакомых.
- Бен, засранец, я уж думал, ты не появишься, - закричал парень из-за стойки, взмывая вверх кулак.
- Боже, что это за прикид, Ганс? Фартук? Серьезно? – расхохотался Бен, отпуская Хелл, чтобы перегнуться через стойку и обняться с барменом.
- Если заляпаю джинсы кровавой Мэри, мама снова будет думать, что я подрался, - отмазывался парень.
Он выглядел еще моложе Бена. Лет на восемнадцать, не больше. Приятное добродушное лицо, открытая улыбка, копна соломенных волос.
- Все ясно с тобой, - махнул рукой Бен, а потом внезапно обернулся к подруге. - Знакомься – это Ганс. Ганс, это Ольга.
- Хелл, - поправила она, протягивая парню руку, - рада встрече.
- Хелл? – округлил глаза бармен, заключая пальчики девушки в свою ладонь и не спеша их отпускать.
Бен прикрыл глаза, еле заметно подтверждая догадки друга.
- Ого, я много слышал о тебе от Бена, - проговорил Ганс, целуя ее руку, как и «швейцар».
- А я вот о тебе ничего не слышала от Бена, - хихикнула Хелл, чуть смущаясь, потому что Ганс так и держал ее пальчики в своих.
- Ну а чего обо мне говорить? Я же не красивая девушка. Секс на пляже?
- Эм… холодновато еще. Я не любитель открывать сезон. Может через месяц?
Хелл готова была поклясться, что услышала, как клацнули челюсти Бена. И Ганс тут же отпустил ее руку, посмеиваясь.
- Я имел в виду коктейль, - указал он на ленту вокруг запястья девушки.
- Фруктовая гадость с зонтиком? Махнусь не глядя на стакан Гиннесса, - скривилась Хелл.
Бармен рассмеялся:
- Ты прав, старик. Она потрясающая.
Бен лишь задрал уголок губ в подобии улыбки, косясь на Хелл, которая принимала стакан пива от его приятеля.
- Кажется, пора заканчивать с обслуживанием, - отметил Ганс, снимая фартук и выходя из-за стойки.
- Ты чего вообще туда залез?
- Девочки тащатся от барменов, да и я люблю. Ты же знаешь.
Бен знал. Ганс все время развлекал гостей финтами с бутылками и горящими коктейлями. Было у него такое чудное хобби, наряду с маханием мечом и ношением кольчуги. Даже в Питере, будучи, как и Бен, гостем города и враждебного клана, он не мог не повыпендриваться.
- Начинают, - кивнул на сцену Ганс.
Хелл проследила за его взглядом и вздрогнула, почувствовав, как Бен встал к ней сзади почти вплотную, проговорил в ухо:
- Сюрприз для моей Валькирии.
- С ума сойти, - выдохнула девушка, услышав первые ноты одной из ее (и Бена) любимых песен.
Не в силах сдержать эмоций, Хелл запрыгала на месте, словно зайчик, хлопая в ладоши.
- Бен, это они!!! Бен, господи!!! – визжала она, расцеловывая друга в щеки, душа объятиями. -Спасибо, спасибо! Мне кажется, я сейчас в обморок упаду.
- Не смей, а то пропустишь концерт, - усмехнулся Бен.
Он даже не думал отходить от Хелл, разрешив себе подзарядиться волнительной вибрацией подруги. Хотя, качаясь и пританцовывая, она задевала попкой его пах, отчего он сразу слегка завелся. Но оно того стоило. Бен знал, что Хелл больше любила легкий лиричный московский фолк, который пела Стейна, но и питерские неофолкеры очень ей нравились. Сам он в музыке предпочитал именно Питер. Но только в музыке.
Танцпол перед сценой стремительно заполнялся народом и уже через пару куплетов народ пел вместе с группой и танцевал от души. Неудивительно, ведь были только свои.
- Смотри на Ганса, - крикнула Хелл, указывая пальцем в толпу, где «бармен» зажигал, лихо отплясывая.
- Он всегда так делает, - улыбнулся Бен, положив руки на талию девушки, чуть покачиваясь с ней в унисон. - Я рад, что тебе нравится.
В ответ она лишь откинулась, вжимаясь в него спиной.
После первой песни солистка произнесла обычные приветственные слова, поздравляя всех собравшихся с возвращением, приглашая отрываться и танцевать, забыв обо всем, кроме музыки. Народ загудел, поддерживая.
Бен и Хелл стояли у бара, не желая вливаться в общее безудержное веселье. У них был свой маленький праздник, который не хотелось делить с остальными. Слушая музыку, подпевая словам, они растворялись в теплой близости, почти осязаемом кайфе. Хелл потягивала Гиннесс из стакана, Бен воду из бутылки. Сегодня ему не хотелось пить, и этим он был обязан присутствию Хелл. Хоть в чем-то она помогала ему прочувствовать посвящение правильно.
Где-то в середине концерта к ним снова подошел Ганс. Немного встревоженный. Он кивнул Бену, прося отойти в сторону:
- Кеннет, - только и проговорил парень, - прямо за твоей спиной. Только что пришел. Заметил тебя.
- Уведи Хелл танцевать, - отрывисто скомандовал Бен.
Ганс тут же схватил девушку за руку, утягивая на танцпол. Хелл вопросительно взглянула на Бена, но в глазах у нее уже зажегся огонь.
- Иди, развлекайся. Мне сегодня не до танцев, - отпустил он ее, стараясь не подавать виду.
Девушка кивнула, позволяя Гансу увести себя в гущу танцующих. Бен зацепился взглядом, стараясь не упускать в толпе коротенькое платьишко и стройные ноги. Он улыбался, наблюдая, как Ганс ввёл ее в круг-хоровод, и Хелл, смеясь, закружилась в лихой пляске вместе со всеми. Она схватывала ритм и движения, двигаясь одновременно, копируя общее и сохраняя что-то свое в танце. Ее покачивающаяся в такт попка и поднятые вверх руки, летящий вихрь волос и счастливая улыбка приковывали его взгляд. Со стороны, наверное, он выглядел идиотом, который таращился на нимфу, ангела.
- Бенедикт, - вырвал его из сладкого созерцательного транса ненавистный голос.
- Кеннет, - обернулся к нему Бен.
Несколько секунд стандартного обмена взглядами, в которых тонна обещания прикончить друг друга при удобном случае.
- Слышал о твоем посвящении. Поздравляю.
- Благодарю.
- Ты разве не должен сейчас осознавать всю ценность своего нового статуса?
- Где как не среди соратников и славных песен это делать? – нараспев проговорил Бен, откровенно насмехаясь над плохо срытой претензией.
- Ну конечно. Питер всегда рад помочь, - скривился в подобии улыбки Кеннет. - Ты и девушку сегодня привел?
«Доложили уже», - понял Бен, не собираясь отвечать на это.
- Ничего не скажешь, Бен?
- С какой стати я должен тебе что-то объяснять, Кеннет? Ты меня с кем-то перепутал. Я теперь держу ответ только перед Старшими и самим собой.
- Ну-ну, - хмыкнул он. - Доброго вечера и здоровья, Бен.
- Сам не сдохни между делом, - буркнул в спину удаляющегося Бенедикт.
Кеннет шел через зал, привлекая к себе внимание. Вокруг него быстро образовалась толпа, так как все желали поприветствовать столь важную персону. Он редко бывал на таких сборищах, где все чувствовали себя равными. Кент предпочитал возвышаться над толпой. Ну или, в крайнем случаем, стоять в центре, что ему прекрасно удавалось.
Бен сжал губы, понимая, что вечер испорчен. Одно хорошо, концерт подходил к концу, и Ганс вел Хелл назад к бару. Она аж подскакивала от возбуждения под аккорды заключительной песни. Бен не мог не улыбнуться в ответ на ее заразительный смех.
- Повеселилась, красавица? - уточнил он для приличия.
- Я сто лет так не отрывалась, - задыхаясь, бурно жестикулируя и продолжая приплясывать, кричала Хелл. - Это что-то невероятное…
- Останетесь на ночь? Будем жечь до утра! – зазывал Ганс, подтанцовывая вместе с Хелл.
- Нет, дружище, нам пора, - отказался Бен, на автомате беря Хелл за руку.
Он посмотрел на подругу, готовясь встретить ее разочарованный взгляд, но она ничуть не расстроилась.
- Да, хорошего помаленьку, а то привыкнуть можно, - поддержала Хелл, но тут же спросила: - Кто это? Улыбается вам, ребята. Друг?
Парни повернули головы, встречая насмешливый взгляд и снисходительно понимающую улыбочку Кеннета через толпу. Ответа Хелл не дождалась. Бен хлопнул Ганса по плечу, кратко прощаясь, и повел Хельгу к выходу. Она едва поспевала за его размашистыми быстрыми шагами, спотыкаясь на ровном месте.
- Бен, стой, - рявкнула она и остановилась как вкопанная. - Я с места не сдвинусь, пока не объяснишь. Понял?
И топнула ножкой для полноты картины.
- Что тебе объяснить?
- Кто этот парень?
- Кеннет, придурок, враг, - тихо, но четко, проговорил Бен. - Довольна?
В темноте коридора было слышно только тяжелое дыхание еще не отошедшей от танцев девушки и стук сердца Бена.
Он видел, как Кент смотрел на нее. На его Хелл. Он знал, когда Кент смотрит именно так. Конечно, Хелл не повелась бы на этого козла, но Бен отчетливо читал в его глазах интерес, восхищение, вожделение. И сейчас он хотел две вещи: увести Хелл отсюда и сделать ее своей. Бен не знал, чего хотел сильнее. Безопасность или желание?
Хелл протянула руку, касаясь его щеки, и проговорила:
- Бенни, малыш, ты в порядке?
- Нет, - рыкнул он, прижимая Хелл к стене.
Она охнула от неожиданности, почувствовав напряженные, властные, почти грубые губы Бена на своих. Он прихватил ее под коленом, забрасывая ногу Хелл себе на бедро, другую ладонь Бен запустил ей в волосы, загребая пальцами шелковый водопад. Девушка охнула еще раз, чувствуя, как ей в живот упирается недвусмысленная выпуклость его паха.
- О, господи, - прохныкала она, чувствуя, как он прикусывает ее губы, водя по ним языком, посасывает.
- Моя, - выдохнул Бен ей в рот. - Ты моя, Хелл.
- Да, - она не смела спорить. - Пожалуйста, поехали отсюда.
Их желания совпадали. Мотнув головой, чтобы избавиться от наваждения, Бен снова потащил ее за руку по коридору к черному ходу. И теперь Хелл не жаловалась. Она послушно семенила за ним, стараясь не обращать внимания на одышку.
Все было как во сне. Улица. Машина. Назвала адрес. Поцелуи, поцелуи, поцелуи. Остановка. Бен, кажется, расплатился. Добежали до дома, до квартиры, игнорируя лифт. Вихрь одежды. Приставными шагами до кровати. Она сверху, сморит на него, понимая, что никогда не чувствовала ничего подобного.
- Хочу тебя, - прошептала Хелл. - Мой.
Она не хотела спешить больше. Загнав зверя в ловушку, можно было не торопиться, смаковать. Губы скользили по упругому телу, пробуя языком на вкус его кожу. Хелл целовала его грудь, плечи, спускалась к невероятному прессу. Она дразнила его, легонько щекоча волосами, наслаждаясь каждым звуком, вырывающимся из горла Бена. Безумное напряжение, колотившееся пульсом у нее между ног, было настолько сладким и томным, что Хелл почти не хотела переходить к делу. Ей нравился процесс. Безумно нравился. Но Бен был настроен участвовать тоже.
- Я тоже хочу, - прохрипел он, перекатывая ее на спину, устраиваясь сверху.
Хелл протяжно застонала, едва его рот сомкнулся на соске. Бен посасывал и покусывал чувствительные пики ее груди, заставляя девушку метаться по подушкам, умолять его не останавливаться. Оставив руки на ее груди, он изучал губами мягкие девичьи изгибы, покрывая поцелуями все тело. Хелл казалось, еще немного, и она оторвется от кровати, взлетит к потолку, так сильно вибрировало ее тело, отзываясь на ласки Бена. И он тоже не хотел прекращать, но мужская физиология грозила разрушить все его планы. Поэтому Бен потянулся за бумажником, где лежал презерватив. Он почти уговорил себя успокоиться и не устраивать из секса с Хелл ритуально сакральный танец. Просто секс.
Однако, даже раскатывая резинку, Бен не прекращал ласкать и целовать ее и мог поспорить, что Хелл не заметила, как он отвлекался на защиту. Она пребывала в каком-то трансе, практически горя от возбуждения. В ее глазах вспыхивали отблески нездешнего пламени, а кожа пылала, словно по венам текла не кровь, а лава.
Раздвинув ее ноги, Бен застонал, чувствуя на пальцах море влаги. Не желая более медлить, он вошел в нее одним уверенным, сильным движением.
И замер.
Крик, который она превратила в писк, прикусив губу и зажмурившись.
Оба замерли.
Бен не дышал.
Не смел взглянуть на нее.
Но правда была вне взглядов, дыхания, звуков, чувств.
Вскочив, словно ошпаренный, Бен содрал с себя презерватив, бросив его на пол.
- ДЕВСТВЕННИЦА! – заорал он так, что, наверное, даже Кеннет на другом конце города услышал. - Какого гребаного дьявола, Хелл?!! Ты! Я… Да как ты… Блять. Хелл, ты девственница!
- Уже нет, - совершенно не разделяя его гнева, хихикнула девушка.
Бен стоял как вкопанный, сверля ее глазами. Хелл лежала, не смея двинуться, словно ждала от него побоев или еще какого-то неведомого наказания.
- Что ты наделала, девочка, - проскулил он, ненавидя ее за невинность, себя за то, что забрал ее.
Из глаз Хелл брызнули слезы.
И это был сигнал.
Бен начал закидывать шмотки в рюкзак, сыпя проклятиями.
- Что ты делаешь? – проскулила Хелл сквозь слезы.
- Ухожу.
- Куда?
- Куда угодно, только подальше и побыстрее.
- Нет… Ты не можешь…
Он натянул джинсы на голое тело, так как запихал трусы в рюкзак, явно не подумав. Майка с Московским волком попалась под руку. Бен быстро надел ее, игнорируя плачущую девушку, схватил рюкзак и понесся к двери. Он отчаянно надеялся, что она найдет в себе гордость и не пойдет за ним.
Зря.
Размазывая слезы по щекам, Хелл бросилась за ним. Бен успел схватить ветровку и кроссовки, вцепился в ручку двери, нажимая на рычаг, чтобы открыть. Но Хелл уже была в прихожей, впившись ему в плечо мертвой хваткой.
- Ты не можешь вот так уйти. Ты не можешь меня так бросить. Пожалуйста, Бен…
Он сжал зубы, дрожа от гнева, ненависти и… страха. Собрав воедино последние силы, он тряхнул плечом, отпихивая от себя рыдающую девушку.
Сил оказалось более, чем достаточно. Хелл отлетела от него, упав на пол. Путь был свободен, и Бен знал, что это шанс. Уйти сейчас. Если обернешься – не уйдешь. Секунда молчания, и снова рыдания.
«Она живая, просто ударилась немного. Вали, вали отсюда», - орал внутренний голос, гоня его прочь.
- Я не могу без тебя. Пожалуйста, Бен. Я не смогу как раньше. Не уходи. Не оставляй меня. Я умру без тебя. Прости, прости меня, малыш.
Бен отпустил дверную ручку, присел на пол возле Хелл, заставляя ее оторвать лицо от пола, посмотреть на него. Он стер пальцами слезы, взял ее голову в свои ладони, чтобы их лица были на одном уровне.
- Отпусти меня, Хелл. Будет только хуже. Отпусти, - попросил он, уже зная, что она не отпустит, а он не уйдет.
- Я не могу, - всхлипнула девушка. - Я не могу.
- Почему, девочка? Ну почему?
- Потому что я люблю тебя.
Бен закрыл глаза. Был еще один шанс. Последний шанс. Но Хелл уничтожила и его, прошептав:
- Я люблю тебя, Бен.
Бенедикт стиснул ее в объятиях, прижимая к себе.
- И я люблю тебя, Хелл, - проговорил он, целуя дрожащие губы плачущей Валькирии.
И они оба полетели в пропасть, на краю которой Бен балансировал последние сутки.

Источник: http://robsten.ru/forum/75-2044-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Мэлиан (30.10.2015)
Просмотров: 246 | Комментарии: 11 | Рейтинг: 5.0/21
Всего комментариев: 111 2 »
avatar
0
11
Я аж не дышала в конце..СУПЕР!!!
avatar
0
10
Спасибо за главу. lovi06032 lovi06032
avatar
0
9
Спасибо за главу!
Тоже не очень поняла столь бурную реакцию на девственность.
avatar
0
8

Цитата
И они оба полетели в пропасть, на краю которой Бен балансировал последние сутки.
вот это накал страстей! Прям - американские горки! mashinka
Даже не знаю, что сказать... пошла переваривать..
avatar
0
7

Цитата
его глаза ментально сдирают с нее кожу
как же я обожаю твои образы! lovi06032
avatar
0
6
Птицын такой...ципленок...придурок и .....к.мечом бы его в ....
спасибо большое.
avatar
1
5
Оля в полном недоумении от "противоречивых знаков и поступков Птицына"...В кафе расслабилась, но опять же удивил Гриша, подарив букетик незабудок. Сюрприз удался - частная вечеринка для своих, и Гриша поразил снова - концертом питерских неофолкеров... Но появление Кента, врага Бена ,внесло в голову полную сумятицу..., потому, что Кеннет запал на его девочку. И Бен, как и любой мужчина, захотел пометить территорию - сделать Хелл своей...Так неожиданно, Бен в глубоком шоке, она ведь его не предупредила....А почему решил сбежать..., испугался чувства ответственности или понял, что сильно влюблен и потерял свободу... Большое спасибо за продолжение.
avatar
0
4
Спасибо lovi06032 эмоции зашкаливают.
avatar
0
3
спасибо за продолжение!
честно говоря не поняла, с чего столько драматизма?
ну выяснилось, что девственница, что это меняет? или это повод вести себя как идиот? повезло же Хелл вляпаться в не наигравшегося мальчика... еще и прощения просит(
avatar
0
2
вот это накал страстей good lovi06032 lovi06015
1-10 11-11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]