Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Не бойся, я с тобой. Глава 21

Почувствовав, как самолет заходит на посадку в аэропорту Лос-Анджелеса, Йен лениво приоткрыл глаза, посмотрел на Тину, которая весело разговаривала с Полом Уэсли, не обращая на него никакого внимания. Сомерхолдер усмехнулся, припомнив, что по плану конспирация их отношений всё еще продолжается. Снять маски и стать собой им предстояло только лишь в стенах родного дома.
Съемки первых серий третьего сезона «Дневников вампира» временно прекращены, актерам дан долгожданный отпуск до сентября, после чего придется вновь наращивать себе клыки и изображать циничного кровососа. Но вместо того, чтобы задуматься о планах на лето, Йен прокручивал в голове события последних дней, и пришел к неутешительному выводу, что закроет Тину под домашний арест или привяжет к себе толстой веревкой. Возмутительница его спокойствия никак не хотела жить тихой и размеренной жизнью, вновь и вновь преподносила ему сюрприз за сюрпризом. Однако, скрепя сердце, актер признал, что именно такой он узнал девушку, полюбил ее взбалмошный и несносный характер, другой он ее уже никак не представляет.
После того, как Тина попала в больницу, Сомерхолдер не находил себе места, чувствовал себя диким тигром, запертым в клетке. Вместо того что бы быть рядом с девушкой, которая отчаянно в нем нуждалась, Йену пришлось почти двенадцать часов провести перед камерой, послушно повторять текст сценария, за что даже он удостоился похвалы от режиссера и продюсера, решившей почтить своим присутствием съемочную площадку.
Но впервые актеру было плевать на видимые успехи в карьере и признание. Ему хотелось послать подальше Деймона, его терзания по отношению к капризной, эгоистичной девчонке, забыть об убедительной игре. Самое заветное желание у Йена было одно – забрать Тину из больницы, крепко прижать к себе и удостовериться, что с ней всё в порядке, что она больше никогда не оставит его. Без ее плутоватой улыбки, теплых глаз и нежных прикосновений Сомерхолдер уже не представлял своего существования, но обстоятельства, как всегда, по самому настоящему закону подлости, были превыше чувств и желаний. Поэтому пришлось с трепетом смотреть на Нину Добрев в кадре, но думать о своей любимой.
Решившись на разговор с Ниной, стремясь расставить окончательно все точки над «i», Йен понял, что ошибался насчет партнерши по сериалу. Какие бы чувства девушка к нему ни питала, но толкнуть соперницу она бы не могла ни при каких обстоятельствах.
После того приснопамятного разговора, когда Нина высказала всё, что думала по поводу его персоны, Сомерхолдер встретился с ней на съемках. Девушка была собрана, серьезна и сосредоточена исключительно на работе. Пользуясь небольшой паузой при смене декораций, Йен попытался нелепо извинится, однако Нина не стала слушать его путанные объяснения, мило улыбнулась, и преграда, ставшая между ними, исчезла сама собой. Вновь они были хорошими друзьями и партнерами по работе, неловкость растворилась в небытие.
Едва она проблема разрешилась, и Йен, словно на крыльях, помчался за Тиной в больницу, но там его ждал очередной сюрприз, смутная мысль о причине которого вилась назойливой мухой на краю сознания с той самой грозовой ночи в Нью-Йорке. Слишком уж убедительно Тина говорила о том, что пьет противозачаточные таблетки, заглядывала Йену в глаза и старалась быть невозмутимой. Сомерхолдер никогда не страдал излишней доверчивостью, но в тот момент, поддавшись эмоциям, которые потеснили рациональность, решил поверить девчонке, ставшей его головной болью раз и навсегда. Тина когда-нибудь доведет его до сердечного в два раза быстрее положенного срока.
С такой спутницей жизни нельзя расслабиться ни на минуту! Если Йен унял свою немотивированную ревность, которая раньше цвела пышным и буйным цветом, то собственнические инстинкты не хотели сдавать позиции. Приручить Тину, научить ее мыслить здраво, задача хоть и трудная, но неимоверно интересная. Просто так сдавать позиции Йен не намеревался.
И что уж греха таить, идти против истины напролом – Сомерхолдер хотел семью, детей, и не каких-то гипотетических, а самых что ни на есть реальных. За те секунды, в течение которых врач говорила что-то о результатах анализов и причинах задержки у Тины, едва отойдя от шока, он уже успел представить себе голубоглазую девчушку с каштановыми хвостиками, которая возится на залитой солнцем лужайке около бассейна с рыжим котом.
Идиллическая картина была настолько реальной, что Йен не сразу пришел в себя, понял, что врач обращается именно к нему. Сообразив, что затуманенным взором и довольным лицом едва не выдал себя и свою «подопечную» с потрохами докучливой тетке, актер сделал хорошую мину при плохой игре, начал поддакивать миссис Роджерс, наблюдая, как Тина бьется в конвульсиях от смеха.
Все ей нипочем! Совсем недавно лежала бледная, умирающая и перепуганная, а теперь беспечно хохочет из-за нравоучений врача. И, тем не менее, не было у Йена сил злиться на сестру лучшего друга, которая перевернула его жизнь с ног на голову, позволила, наконец-таки, прозреть, понять, что та самая любовь, о которой поют песни, трубадуры прославляют сквозь прошедшие века, была всегда рядом. Надо было немного подождать, чтобы всё встало на свои места. Йен уже принял решение, которое Тина вряд ли встретит с одобрением и восторгом, но это уже были детали, которые будут решаться по мере поступления проблем.
У Сомерхолдера всегда было двоякое отношение к семье и браку: с одной стороны, он не хотел жениться по принципу «лишь бы было», чтобы потом, спустя время развестись – слишком ярким был пример его собственных родителей, которые даже разъехались по разным городам, не желая видеть друг друга, помимо редких торжеств, связанных с детьми. С другой же стороны, он хотел завести семью, прожить бок о бок с любимой женщиной, дабы доказать своим родителям, что всё может быть по-другому.
Поэтому в голове у любимца женщин и секс-символа Голливуда сложился вполне определенный план, согласно которому Тина, под его чутким руководством, станет идеальной супругой, с которой они будут делить любовь и слезы на двоих. Любимая женщина посвятит себя сначала созданию уюта в ныне большом и холодном доме, со временем родит ребенка, а сам составитель плана будет работать, браться за любые роли, лишь бы его семья ни в чем не нуждалась.
У Тины будет он сам, собственной персоной – защитник и опора, – а у него появится надежный тыл в лице девчонки с непредсказуемым характером, ставшей со временем милой, нежной хранительницей домашнего очага.
Правда, мысль о завещании Тома поубавила оптимизма, вернув Сомерхолдера с райских небес на грешную землю. Чертово опекунство доставляло столько проблем, перечеркивая буквально всякое нормальное существование бок о бок с Тиной в обществе. Но Йен не привык сдаваться сразу. Он всё равно найдет лазейку в законе, которая разрешит его основную головную боль.
Коварно усмехнувшись, Йен все еще смотрел на Тину, которая еще не подозревала о том, какая роль уготовлена ей воображением актера. Она отвлеклась от разговора с Уэсли, и наклонилась к Сомерхолдеру, тихо прошептала на ухо:
- Наконец-то, мы скоро будем дома. Что-то ты на меня странно смотришь? – спросила девушка, закусив губу.
- Тебе показалось, солнышко, - протянул Йен, делая акцент на последнем слове, с удовольствием наблюдая за тем, как Тина сощурила глаза. Довольный Сомерхолдер широко улыбнулся. Один ноль в его пользу. Небольшое подтрунивание никогда не повредит.
В аэропорту вездесущие папарацци заняли лучшие места. Весь путь актеров от трапа самолета до выхода из здания проходил в сопровождении вспышек фотоаппаратов. Фанаты также не заставили себя долго ждать и провели атаку по всем правилам военного искусства, перекрыв все возможные пути отступления. В итоге вырваться из плотного кольца экзальтированных дамочек, облаченных в майки с физиономиями Елены, Стефана и Деймона удалось спустя двадцать минут.
Оказавшись на улице, Йен сощурился от нестерпимо яркого солнца, надел темные очки. В Лос-Анджелесе царила жара, солнце нещадно жарило землю, лениво плывя в прозрачном небе, где облака отсутствовали, как природное явление практически всё лето.
Увидев, как Дженсен Эклз подхватывает чемодан Нины, подает ей руку и они направляются в сторону машины, ожидающей актера, Сомерхолдер присвистнул, и даже опустил очки на кончик носа, внимательно наблюдая за развернувшейся картиной.
- Куда это Нина собралась? – недоуменно произнес он.
- Ревнуешь свою Елену? – насупилась Тина, сразу же ринулась в наступление. – Любопытство – один из смертных грехов, Йен. И потом, почему мы едем вместе к тебе?
Не удержавшись, Йен присвистнул.
- Нина и Дженс? – он бросил на Тину внимательный удивленный взгляд.
- Да! И нечего бровями дергать, из роли выйди, - шикнула на него девушка. – Ты ничего не видел, я ничего не говорила. Мы с тобой тоже живем под прикрытием, так что к нашим шпионским играм прибавилась еще одна парочка. Вот я буду смеяться, когда выяснится, что Джули тайно встречается с Кевином.
Йен не смог удержаться от сдавленного смеха, когда представил дородную продюсершу и ее субтильного коллегу. Весьма колоритная парочка получилась бы, надо отметить!
- Без тебя здесь дело не обошлось?
Тина лучезарно улыбнулась и похлопала глазами, но тут же погрустнела.
- Нет, к сожалению. В этот момент я валялась на больничной кровати и пыталась понять, что будет дальше с моей ненормальной жизнью, в которой вечно что-то случается некстати.
- Эй, - Йен взял девушку за руку, хотел притянуть к себе и поцеловать, но тут же опомнился. Показалась машина, из окна которой показался объектив фотокамеры. – Идем отсюда, не надо стоять под ярким солнцем, да еще на виду у стервятников.
Подхватив сумку Тины, Сомерхолдер уверенной походкой направился к стоянке, где их ждала Сенди. Из темного «форда» вышла подруга и сразу же направилась к Йену с серьезным выражением лица.
- Тина, пришли счета из больницы. Черт возьми, что случилось? – подруга выглядела крайне встревоженной.
- Сенди, всё нормально. Небольшой несчастный случай на съемках. Уже всё в порядке, - попытался оправдаться Йен, прекрасно понимая, что агент устроит ему сладкую жизнь за то, что скрыл от нее информацию.
- Несчастный случай? – Сенди была явно на взводе. – Да когда увидела эти счета, чуть в обморок не упала! Сначала Том щеголял ссадинами, теперь его сестра прямиком со съемок в больницу едет. Я уже не знала, что думать. И никто из вас двоих даже не удосужился мне позвонить! Я бы прилетела, помогла…
- Сендс! – Тина подошла к блондинке, взяла ее за руку. – Я без мобильника была, провалялась в больнице два дня, меня отпустили, сказав, чтобы я больше на глаза врачам там не попадалась.
- И почему я не удивлена? – она скептически поджала губы, все еще показывая недовольство.
- Сенди! – Йен решил не мелочиться и применить запретное оружие: он широко улыбнулся, притянул блондинку к себе. – Мы тебя очень любим, правда! Но не хотелось беспокоить тебя по пустякам, тем более, я на съемках был с утра до вечера, приехал за Тиной не выспавшийся и злой.
Девушка попыталась вырваться из его объятий, но Сомерхолдер решил закрепить результат, звонко чмокнул ее в макушку, заглянул в глаза, при этом сделав покаянный вид.
- Ну всё! Не честно использовать свое обаяние на друзьях, - девушка рассмеялась. – Грузи вещи в машину.
Пока Йен загружал вещи в багажник, он успел заметить, что Тина что-то прошептала на ухо Сенди, от чего та закатила глаза к небу и неодобрительно покачала головой. Сомерхолдер пытался прислушаться, но ничего так и не смог разобрать.
Конечно, можно было освободить Сенди от работы шофера, самому сесть за руль собственной машины, но Йен смалодушничал: уселся на заднее сиденье, дождался пока рядом с ним сядет Тина, обнял ее, притягивая поближе к себе. Подруга лишь фыркнула, никак не прокомментировала этот мальчишеский выпад, лишь косо поглядывала на парочку из зеркала заднего обзора и ехидно улыбалась. Тина же блаженствовала, расслабившись в его объятиях, не замечая ничего вокруг.
Однако умиротворенное состояние быстро улетучилось, спустя пять минут. Сенди, молчавшая все время, пока они были в дороге, тяжело вздохнула и произнесла сухим тоном:
- Йен, звонил нотариус Тома. Он настаивает на том, что нам – мне, тебе и Тине – срочно надо встретиться у него в офисе.
- Зачем? – Тина встрепенулась, заглянула в глаза Сомерхолдеру, как будто он знал ответы на все вопросы в мире.
- Да, зачем, этому павлину видеть нас втроем, Сендс? – спросил Йен, вскинув бровь.
- Не знаю, - ответила девушка. – Он не уточная, сказал, что эта дата оговорена в завещании. Мы едем сейчас к нему в офис?
- Да, - протянул Сомерхолдер, пытаясь сообразить, что же скрыл нотариус от него в первую встречу.
Том был известным шутником, поэтому, представив, какие еще неприятности могут быть во второй части завещания, у него засосало под ложечкой. Если первоначально Йен не знал, что делать с внезапно свалившейся под его ответственность девушкой, то сейчас отказываться от своего растрепанного и ехидного счастья актер не собирался ни за какие миллионы.
Сама же возмутительница спокойствия и главная ценность в жизни его друга, которую он доверил именно Йену, смотрела в окно ничего не видящим взглядом. Тина побледнела, вцепилась в него мертвой хваткой, а затем тихо прошептала:
- Йен, не отдавай меня никому, пожалуйста. Мне страшно. Что если мы нарушили как-то условия завещания, и теперь я тебя не увижу? – в глазах девушки блеснули непролитые слезы, которые она смогла удержать в себе.
- Тина, не драматизируй. Наверное, нотариус что-то забыл, от и хочет исправиться и отработать деньги, которые заплатил ему Том, - вполне убедительно соврал Сомерхолдер, понимая, что здесь кроется какая-то подлянка.
Он прижал к себе девушку, нежно поцеловал ее в висок, вдохнул аромат ее волос, прошептал на ухо:
- Не бойся, я с тобой. Люблю тебя, - еще тише добавил Йен, жалея, что не сможет поцеловать девушку по-настоящему в присутствии Сенди.
Хоть подруга уже обо всем догадалась, но открытая демонстрация чувств могла привести к ненужным нравоучениям, от которых никогда не бывает толку. Портить отношения с единственным близким по сути человеком, оставшимся у Тины, Йену совершенно не хотелось.
Тина положила голову на плечо Сомерхолдера, также тихо прошептала: «А я тебя». От ее голоса, доверчивого взгляда, в котором билось отчаяние, у Йена оборвалось сердце. Он сжал ее руку, пытаясь показать, что волноваться причин нет. Однако сам не был абсолютно убежден в том, что так пытался внушить девушке.
Подавив тяжкий вдох, Йен принялся прокручивать варианты возможной встречи с доверенным лицом друга, и от этих мыслей на душе становилось всё гаже и гаже, по мере приближения к месту встречи. Стараясь не показывать своего смятения, Сомерхолдер придал своему лицу бесстрастное выражение, уставился в окно, разглядывая проносящийся мимо поток машин.
Сенди ловко припарковалась около огромного офисного здания, сплошь состоящего из бетона и стекол, которые немилосердно слепили солнечными бликами глаза. Йен подал руку Тине, приобнял ее за талию и, не слушая ее возражений, направился вслед за агентом к входу в бизнес-центр.
Когда он впервые оказался здесь два месяца назад, то его мысли были заняты исключительно погибшим другом. Йен вспомнил, как тогда он не понимал, что от него хочет человек в сером добротном костюме, выглядящем неуместно среди города, где царит вечное лето.
День, когда Тина осталась совсем одна, а он должен был стать ее поддержкой и опорой, распался в памяти на стоп-кадры: нотариус читает завещаний, обессиленная девушка падает к нему в объятия на кладбище, потом она засыпает тревожным сном, а он сам смотрит в потолок, размышляя, что же делать дальше.
И вот теперь, спустя время, прошлое вновь кажется то ли дурманным сном, то ли другой реальностью, а будущее повисло на тоненькой ниточке неизвестности. Вновь Сомерхолдер не понимал, что от него требуется, зачем поверенный Тома хочет видеть еще и Сенди. Старясь не показывать девушкам, что он находится на взводе, Йен принялся вспоминать последние реплики из сериала. Пока получилось отвлечься, и он даже не заметил, как они успели войти в лифт. Сомерхолдер пришел в себя, только после того, как двери распахнулись, выпуская своих пассажиров.
На ресепшен сидела милая брюнетка, занятая по доброй офисной традиции общением в социальных сетях. Ее наманикюренные пальчики летали по клавиатуре со скоростью света. Йен остановился около регистрационной стойки для посетителей, громко кашлянул, стараясь привлечь внимание.
Девица подпрыгнула от неожиданности, глупо заморгала накрашенными синей тушью глазами, но потом в ее взгляде появился огонек, не обещающий ничего хорошего актеру. Она явно его узнала, если судить по отвисшей челюсти и улыбке, застывшей на ее миловидном личике одновременно. Звезда сериала и любимец женщин болезненно поморщился, стараясь не показывать, что подобная реакция на его персону уже успела надоесть, а если точнее, то Йен с последних пор стал страшиться подобных дамочек.
- О, боже, мистер Сомерхолдер! Вы меня напугали! – девушка нервно сглотнула, стала перебирать бумаги, ворохом рассыпанные на столе, при этом не отрывая взгляда от насупившегося Йена.
- У нас встреча с мистером Кравецом, - сухим тоном произнесла Сенди, пришедшая на выручку другу. – Будьте любезны, предупредите его о нашем приходе.
- Одну минуту, - брюнетка резко поднялась с кресла, продемонстрировав ноги, растущие от ушей, прикрытые небольшой полоской ткани, подразумевающей юбку, и цокая пятнадцатисантиметровой шпилькой, направилась к кабинету босса, не забывая покачивать бедрами.
Поддавшись извечному мужскому инстинкту, Йен проводил девушку взглядом, и тут же увидел Тину, которая застыла с совершенно невозмутимым лицом, прищуренными глазами и дерзкой улыбкой.
Сомерхолдер понял, что ступает по зыбкой почве, предпочел притянуть к себе разъяренную кошку, готовую выпустить коготки и оставить на его физиономии пару царапин. И самое удивительное в этой ситуации было то, что Йен, хоть ноги секретарши и заметил, но при этом сделал вывод, что у его возлюбленной они куда как красивее. И дело было совсем не в длине юбок, которые носила девушка. Просто Тина давно уже стала чем-то больше, чем предмет желания.
- Она запишет в «Twitter», что видела твой светлый лик перед своей накрашенной физиономией, - хмыкнула девушка, пытаясь высвободится из его рук. – Никуда с тобой пойти нельзя, вечно при твоем появлении женщины ведут себя, как умалишенные.
Тина подарила Йену очаровательную улыбку, прибавила к комплекту женской обиды невинное хлопанье ресничками. Сомерхолдер понял, что разглядывание ляжек брюнетки ему еще припомнят, не один раз и в самый неподходящий момент. По части женской мести девчонка была большим экспертом. Даже Меган, славящаяся своими истериками, не была столь искусна в этом деле, требующего настоящего креатива.
- Нашли время, - тихо пробурчала Сенди.
Но небольшая перепалка между Сомерхолдером и Тиной помогла снять напряжение, в котором актер находился, терзаясь от неизвестности. Теперь он был собран, спокоен, и еще больше уверен в том, что никому не позволит разлучить себя с маленькой чертовкой, которая изменила его беспутную жизнь к лучшему.
Из кабинета нотариуса показалась Венди, которая старалась смотреть лишь на Йена, игнорируя его спутниц. Девица призывно стреляла глазами, а Сомерхолдер успел заметить, что пуговицы на ее блузке были растегнуты до опасной границы, когда грудь просто вываливается наружу из глубокого декольте. Актеру ничего не оставалось, как возвести глаза к потолку, да посетовать на свою судьбу, которая сулила ему всегда быть в центре дамского внимания, которое ему уже было и не нужно.
- Проходите, мистер Кравец ожидает вас, - произнесла Венди, с придыханием, пожирая Йена глазами.
Тут Тина не выдержала, подхватила Сомерхолдера под локоть, бросила торжествующий взгляд на девицу и гордо прошествовала в распахнутые двери кабинета. Йен не смог сдержать самодовольной ухмылки, наблюдая за тем, как любимая пытается отстоять свои права, лишний раз, подчеркивая, что она одна полноправная владелица не только его тела, но и сердца. И что уж кривить душой перед самим собой – он давно уже сдался на милость этой девушки и не собирался никуда от нее уходить, тем более, не собирался отпускать ее.
Нотариус сидел за большим столом, рассматривал документы. Когда Йен в сопровождении девушек зашел в кабинет, то мужчина тот час прервал свое занятие, поправил неизменные очки в золотой оправе. На нем был надет тот же костюм, что и в предыдущую их встречу. Но солнце больше не заливало помещение своим ярким светом. На огромных окнах, которые заменяли стену, были приспущены жалюзи. Мерно гудел кондиционер, не позволяя летнему жару сделать из приличного офиса финскую сауну.
- Мистер Сомерхолдер, мисс Пайк и мисс Блер, приветствую вас. Присаживайтесь, - нотариус указал рукой на небольшой диванчик, стоящий около стены.
Пожав плечами, Йен примостился на краю, закинул ногу за ногу, подождал пока девушки умостятся рядом, и весь превратился в слух. Мистер Кравец поднялся из-за стола, подошел к небольшому телевизору, висевшему напротив дивана. Тина и Сенди озадаченно переглянулись, а Сомерхолдер поморщился. Он, кажется, догадывается, что сейчас будет. Старина Том верен себе, даже после смерти – наверняка, друг всё предусмотрел, дабы Йен не смог выкрутится из той роли, которую ему уготовил брат Тины.
Тем временем нотариус посмотрел на застывших в ожидании посетителей, поправил очки и монотонно пустился в объяснения.
- Мистер Сомерхолдер, прошло два месяца с тех пор, как вступила в силу первая часть завещания мистера Пайка, согласно которому вы уведомлялись в том, что являетесь законным представителем мисс Пайк. Теперь, спустя оговоренные сроки, которые мой клиент называл ранее, вам будет показана видеозапись. После этого вы можете ознакомитесь со второй частью завещания.
Мужчина взял в руки пульт от телевизора, нажал на кнопку, темный экран ожил, появилось изображение, затем Кравец вышел из кабинета, оставив ошеломленного Йена и взбудораженных девушек наедине.
Пока на экране был виден полутемный павильон, где было нагромождение разнообразной мебели и съемочной аппаратуры. Затем камера переместилась влево, и на экране появился Том Пайк собственной персоной.
- О` кей, Том, пишем, - послышался откуда-то со стороны мужской голос.
- Спасибо, Стиви, сочтемся, - произнес друг, глядя в сторону, попутно отхлебывая из бутылки виски.
Йену стало трудно дышать. Он никак не ожидал увидеть друга живьем, пусть даже на экране телевизора. Тина же вцепилась судорожно ему в руку, вонзив острые ноготки.
- Ребят, - продолжал свой монолог Том, глядя в камеру, - я так понимаю, если вы это смотрите, то я уже давно в аду, пью с чертями и пляшу на сковородке. Если не видите, то я до сих пор спорю с Йеном по поводу экологии родной Луизианы, закрываю глаза на прогулы в школе Тины, и не могу сделать счастливой Сенди. Что поделать, я такой, какой есть. Простите, ребята. Знаю, то со мной трудно, иногда невозможно, но я люблю вас. Черт, я правда это сказал?! – Том сделал еще один глоток из полупустой бутыли, поморщился и продолжил:
- В этом фильме я играю парня, который умрет первым. Странно, уже давно чувствую это. Поэтому сейчас буду говорить то, что люди не успевают при жизни. Йен, не оставляй Тину. Она без тебя не сможет, ты ей нужен, как воздух. И не будь дураком, не дави на нее, не играй роль старшего брата, всё равно не сможешь. А вот лучшей жены для себя не найдешь. Не думай много, бури и делай. Вот тебе мое благословение. Хотя, ты уже готов меня убить за то, что живешь, как на вулкане. Сестренка у меня такая.
Том пьяно рассмеялся, взъерошил светлые волосы рукой, и выражение его лица тут же сменилась, в глазах заплясали лукавые искорки, придав ему сходство с сестрой.
- Тинки-Винки, не реви, - начал он.
- А я и не реву, - шмыгнув носом, абсолютно по-детстки, произнесла Тина, но слезы все же струились по ее щекам. Йен хотел их стереть, однако девушка помотала головой, не отрываясь от экрана.
- Сестренка, не реви, я того не заслуживаю. Я ужасный брат, но я люблю тебя. И мой тебе совет: хватай этого засранца Сомерхолдера, не позволяй вырваться из своей хватки пару месяцев, а потом он уже сам не захочет от тебя убегать.
Том еще раз хлебнул виски, и сразу же стал серьезным.
- Сенди, прости. Знаю, что ты чувствуешь, но я не лучшая перспектива для личной жизни. Не хочу, чтобы ты стала вдовой. Лучше найди себе хорошего парня. В этом тебе Тина поможет. Дай ей волю, она бы всех сосватала, - друг замолчал, глядя куда-то в даль. Спустя долгие полминуты он вновь начал говорить, серьезным тоном, на который, казалось бы, не был способен: - Ребята, прощайте. Сильно меня не ругайте. Я с вами буду незримо.
Экран погас, Йен сглотнул тяжелый ком, образовавшийся в горле. Тина размазывала по щекам черные от потекшей туши щеки, Сенди же прикрыла рот ладонью. В таком состоянии их и застал нотариус, приход которого остался незамеченным.
- Господа, - произнес Кравец, и Йен только сейчас понял, что поверенный Тома сидит в своем кресле за столом. - понимаю, что увидеть вновь вашего близкого человека было неожиданностью, но мистер Пайк дал четкие указания: в день его похорон, если оные состоятся прочесть первую часть завещания, а вторую огласить спустя два месяца.
- Мы вас слушаем, - выдавил из себя Йен, все еще находясь в трансе.
- Мистер Сомерхолдер, условия завещания сохранны, за исключением одного нюанса – вы отвечаете лишь за материальное состояние мисс Пайк. Ее брат оставил под вашу ответственность лишь счета в банке и недвижимость.
- То есть? – прищурился Йен.
- Это означает, что мисс Пайк вольна выходить замуж по своему усмотрению, передвигаться по стране и миру самостоятельно, имеет право выбирать себе место работы и место обучения, но не имеет права совершать операции с недвижимостью, тратить суммы, превышающие десять тысяч долларов. Остальные финансовые операции исключительно на ваше усмотрение.
- Что?! – воскликнула Тина, подпрыгивая на месте. – Всё это время мы считали, что загнаны в рамки завещанием, а оказывается, я свободна и ничего не мешает нам… Том! – девушка чуть ли не зарычала, слезы на ее щеках вмиг высохли, а в глазах появился нехороший огонек.
Почувствовав, что бури не избежать, Йен произнес деловым тоном.
- Я все понял, мистер Кравец. Что нужно подписать?
- Вы уже подписали два месяца назад. Моя задача была внести ясность в ваши отношения с мисс Пайк. Если у вас не возникли вопросы, то не смею вас задерживать.
- Благодарю, - Йен пожал протянутую руку и поспешил ретироваться, как можно скорее из гостеприимного кабинета, в котором уже второй раз у него выбивается почва из-под ног.
По дороге в машину, Сомерхолдер не заметил ни повторявшей свои маневры Венди, ни обстановки в деловом центре, его вниманием всецело владела Тина, которая метала молнии глазами, но пока еще молчала. Сенди помалкивала, боясь вызвать взрывную реакцию в свою сторону.
Сомерхолдер сел за руль, Тина села на заднем сиденье, к ней рядом примостилась подруга, надев темные очки. Дорога домой заняла всего полчаса. Йен вспомнил, что когда-то с Томом бешено носился по улицам города, решил повторить выходки из бурной молодости, лишь побыстрее оказаться дома и поговорить один на один с Тиной.
Подъехав к воротам своего скромного по меркам Палм-бич особняка, Йен нажал на кнопку брелока, ворота открылись, он остановил машину около входа в дом. Сенди вышла первой, направилась к витой беседке, находившейся с обратной стороны патио. Девушке требовалось побыть в одиночестве, Сомерхолдер прекрасно это понимал. А вот ему предстоял обстоятельный разговор с Тиной, которая уже готова была обрушить всевозможные проклятия на его бедную голову.
Актер открыл входную дверь дома, распахнул перед нахмурившейся девушкой, жестом приглашая ее войти первой. Тина не заставила себя ждать, пулей промчалась мимо него и скрылась в глубине дома. Йен обнаружил ее в гостиной. Девушка сидела на диване, скрестив руки на груди.
- Йен, ничего не говори! Ты оказался таким же дураком, как и я! А все Том! Но, между прочим, он верно просчитал, что ты захочешь сбежать от меня. Но, черт возьми, Сомерхолдер, сотри наглую улыбочку с довольной физиономии. Ты не будешь командовать мной, что и как делать!
- Тина, - промурлыкал Йен, подходя к фыркающей кошечке все ближе и ближе, - а ты не будешь творить глупости, я буду знать, где ты находишься, ничего не будешь от меня скрывать.
- Подумаю над твоим предложением, - хмуро произнесла она, все еще недоверчивая поглядывая на Сомерхолдера из-под опущенных ресниц.
Йен подошел к Тине еще ближе, улучил момент и коварно сжал в объятиях. Поначалу она хотела сопротивляться, но в итоге уступила натиску, позволила прикоснуться к своим розовым губам. Поцелуй затянулся, Сомерхолдер не понял, как оказался на диване, а на нем восседала девушка, забыв, что они не одни в доме.
Оторвавшись от ее нежных губ, отдышавшись, Йен произнес:
- У меня к тебе предложение.
- От которого я не смогу отказаться, и даже думать не смею ответить «нет», - Тина состроила кислую мордочку, но тут же рассмеялась.
- Откажешься, я тогда тебя накажу, как обещал, - криво усмехнулся Сомерхолдер, пытаясь поцеловать девушку в шею.
- Лучше сразу накажи, - томно простонала девушка.
- Тина, я серьезно. Давай поженимся.
- Чего?!
- Солнышко, ну что за ответ?! Разве так полагается отвечать своему любимому мужчине, когда тот делает предложение, которое до этого никому не делал. Мне даже кошмарный сон холостяка не снился. Я подошел со всей серьезностью к своему намерению, - патетически закончил Йен, пытаясь не рассмеяться. Если в начале он был искренен и серьезен, то в конце фразы он уже дурачился, как мальчишка.
- Йен, ты же шутишь? – Тина недоверчиво смотрела на него, как на шизофреника, говорившего разумные лишь для него одного вещи.
- Даже не думал! – возмутился Сомерхолдер.
- Йен, я сейчас громко буду смеяться, - Тина закусила губу, хихикнула, но тут же стала серьезной. – Я не могу выйти замуж, для этого я еще слишком молода, едва жить начала, а меня окольцевать хотят! – возмущенно протянула она. – Но от меня ты не избавишься, даже не думай.
- Я и не собирался, - он тяжело вздохнул, поцеловал свою несносную девчонку, чувствуя, с какой страстью она отвечает на самые невинные ласки.
Йен готов был протестовать но понял, что сейчас любимая будет непреклонна неприступна, как гранитная скала. Лучше подождать до лучших времен, когда Тина будет более сговорчивой и покладистой. А пока, лучше уединится в спальне, в которой началось их совместное пробуждение два месяца назад, и наказать ее за непослушание, как когда-то обещал. Он уже хотел подхватить ее на руки, отправится наверх, как дверях гостиной показалась Сенди.
- Неужели до вас дошло, что меня можно не стесняться? Нет, я определенно никогда не пойму вас. Ладно, я вызвала такси, мне надо побыть одной, привести мысли в порядок.
- Хорошо, Сендс, - пискнула Тина, но так и осталась в том положении, в котором ее застала подруга: она сидела на Йене, уткнувшись носом в его шею.
- Увидимся, - усмехнулась блондинка. – Предохраняйтесь на этот раз.
Сенди взвизгнула, укорачиваясь от подушки, которую в нее бросил Йен, косо усмехаясь. Девушка ушла, а Сомерхолдер, не дожидаясь приглашения, подхватил Тину на руки и отправился с ней в спальню. Всё равно, он не даст ей возможности скрыться от него. Она ответит «да», сама того не подозревая…



Источник: http://robsten.ru/forum/36-776-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Korolevna (01.02.2012) | Автор: Korolevna
Просмотров: 249 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]