Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Скажи мне правду. Глава 3.

Глава 3.

 

Майя.

Вопреки ожиданиям своих родителей, новый год Майя встретила одна и не жалела об этом. Она приготовила лёгкие закуски, открыла бутылку шампанского и даже немного повеселилась под глупую передачу. Уснула во втором часу ночи и проснулась от тягучего желания, неудовлетворённости, ей снился Сергей, и это становилось навязчивой идеей. Ей настолько хотелось верить в нечто, что возможно, но изо всех сил она доказывала себе, что это не так.

Раздавшийся телефонный звонок оторвал от возможности получить разрядку, незнакомый номер немного испугал, и она тут же ответила.

- Майя? – она посмотрела в удивлении на номер ещё раз, прислушиваясь к голосу.

- Где ты взял мой номер?

- У Жанны… она в родительском комитете, или как эта организация мам называется?

- Понятно, - она замерла.

- Мы можем встретиться?

- Зачем? Да… да, можем, по какому вопросу?

- Личному. Муж не будет против? Я бы не хотел создавать тебе проблем, и…

- У меня нет мужа.

- И… в общем, когда тебе будет удобно… В смысле – нет мужа?

- В прямом, у меня нет мужа.

- Но Максим?..

- Максим есть, а мужа нет, так бывает.

- Бывает…

Они договорились о встрече через час, Майя даже не успела подумать или заволноваться, хотя, конечно её сердце готово было выпрыгнуть от волнительно ожидания.

 

Сергей.

Положив трубку, Сергей долго смотрел в одну точку.

Нет мужа, у Майи нет мужа. Это значит… а что это значит? Значит, что у него есть шанс? У них есть шанс? Но она уже показала, что шанса этого нет. Показала наглядно и жёстко.

- Привет, - он распахнул дверь авто перед Майей.

- Привет, - она оглядела салон, - хорошая машина…

- Спасибо. Значит, нет мужа?

- Нет, - улыбнулась.

- Максим говорил «папа»…

- Он так называет деда, я называю «папа», и он называет. Бабушка и папа, мы не спорим, поймёт со временем.

- Да, конечно, - он хотел спросить про отца Максима, но промолчал, его другое волновало прямо в этот момент.

- А… хотел спросить, у тебя?.. Что я говорю…

- Нет, - она отрицательно покачала головой, отводя глаза, - а?..

- Ничего серьёзного, - словно отмахнулся. Он разглядывал румяные с мороза щеки Майи, её зеленоватые глаза и выбивающиеся пряди волос, он хотел поцеловать её прямо сейчас, и именно так и сделал, и неважно, что будет потом.

К его удивлению или, наоборот, ожиданию, она ответила на поцелуй сразу, пуская его, позволяя, отдаваясь. Уже кружилась голова от близости и дыхания, когда он отпрянул от её губ и посмотрел в глаза.

- Майя.

- Пффффф…

- Оооо, - и снова поцелуй. И ещё один. И ещё. Проходящие мимо люди, наверняка видели целующуюся в машине парочку, но Сергею не было до этого никакого дела.

В итоге они всё-таки добрались до ресторана, где он так и не спросил то, что собирался, ему не хотелось мешать свалившемуся с небес счастью. Он не верил в него, боялся его.

Да и какая разница – был ли Максим сыном Сергея или нет. Максим был сыном Майи – этого было вполне достаточно, чтобы полюбить этого светловолосого мальчика, неважно, кто его отец.

Они встретились ещё несколько раз, в том числе с Максимом, сходили в зоопарк, где мальчика привёло в восторг разнообразие попугаев и тигр, он поминутно дёргал за руку Сергея и рассказывал всё, что он помнил о тиграх, помнил он не много, но бурная фантазия с лихвой компенсировала недостаток знаний.

Сергей тем временем решил отложить разговор об отцовстве Максима, как будто этот вопрос мог спугнуть или как-то сглазить его отношения с Майей.

 

Майя.

Заведя Максима к бабушке с дедушкой, она тут же поспешила обратно на улицу. Ещё утром договорившись, что завезёт сына на выходные, они, тем не менее, потратили половину дня на горки, где катались на ватрушках и стоя. Сергей заехал за ними с утра, и до обеда, пока Максимка не стал буквально засыпать на ходу, гулял с ними, украдкой целуя Майю.

- Ты не зайдёшь?

- Её дядя Серёжа ждёт, - отрапортовал довольный мальчик, дёргая липучки на ботинках.

- Серёжа, - Ирина Алексеевна вопросительно посмотрела на дочь. - Серёжа?

- Да, - отводя глаза.

- Доченька, зачем? – когда Максимка побежал в комнату к довольному деду. - Зачем ты снова связываешься с ним? Неужели нет других мужчин? Как заговорили тебя… Вспомни, ЧТО он сделал. Вспомни! Да ты себя вспомни… боже… я думала, ты жить начала, а ты туда же…

- Мам… может, люди меняются…

- Люди не меняются, такие люди не меняются.

- Но?.. Что мне делать, я люблю его… - прошептала.

- Час от часу не легче! Бросай его, бросай, пока он снова тебя не предал, пока ещё не поздно, тогда ты моложе была, сейчас что тебе поможет? Бросай! Не порть себе жизнь, достаточно уже…

Майя сжималась от правдивых слов матери. Все эти годы она жила исключительно воспоминаниями о Сергее. Его поступок раздавил её, да и сейчас, когда она думала об этом – она чувствовала, что рассыпается, разваливается, что всё, что она ощущает сейчас, встречаясь с ним – ложь, карточный домик, какой-то воздушный замок, слишком хрупкий, чтобы выдержать натиск действительности.
Но, тем не менее, вышла во двор и села в машину к улыбающемуся Сергею. Он казался искренним. Он и тогда казался искренним.

- У меня ноги промокли, - сказала неожиданно, - только сейчас заметила.

- Тебя надо в тепло.

- Тут тепло, - Майя обвела глазами салон автомобиля, дорогостоящего и комфортабельного.

- Поехали, - под рокот замка зажигания.

- Куда? - это не имело значения.

- В баню.

- Баню?

- Угу… За городом, дом мамы, помнишь, наверное. Там достроили большую веранду и отличную баню.  Буду тебя греть.

- Для этого необязательно ехать в баню, - увидела, как дёрнулся кадык мужчины рядом.

- Это я тоже не исключаю…

- Ой, - пискнула и залилась краской, под немного удивлённым взглядом Сергея, но он промолчал, смотря на дорогу.

Майя понимала, что этот момент настал, на самом деле она ждала его, боялась, но ждала. Она даже считала, что Сергей излишне тянет, судя по его поцелуям, он хотел близости, хотел секса с ней не меньше, а то и больше… чем она.

Она отмахивалась от нехороших мыслей, отрицая их влияние на себя. В общем, Майя признавала, что в ней говорит жажда секса, невероятная жажда.

Если все эти годы она просто тосковала по Сергею и его ласкам, то в последнее время, когда он становился всё ближе и ближе, когда они стали встречаться и встречались почти каждый день – эта жажда перерастала в потребность.
 

Сергей.

Он перестал сомневаться или предугадывать, ему было неважно их прошлое, только будущее, а скорее – настоящее. Он жил одним днём, главное, чтобы этот день был с Майей.

На самом деле, это не было спонтанное решение, он заранее взял ключ от дома. Майя не звала его к себе, и что-то останавливало его привести Майю в квартиру, где они когда-то жили вдвоём. Он затруднялся сказать, что именно. Гостиница же казалась и вовсе абсурдным вариантом.

При этом, само желание быть с ней, зашкаливало все разумные границы, иногда казалось, что он готов заняться сексом с ней прямо в машине или плюнуть на всё и подняться к ней, или привезти к себе домой, и гори всё синим пламенем. Он хотел её настолько сильно, что напоминал сам себе озабоченного подростка, который воспламеняется от каждой незначительной мелочи.

Он быстро затопил баню, в доме поставил заранее приготовленный ужин в холодильник и, шутя и подталкивая, повёл девушку к отдельно стоящему бревенчатому срубу, состоящему из банного отделения, предбанника и небольшой комнаты отдыха, которая, впрочем, зимой не слишком хорошо прогревалась, Сергей ещё не до конца утеплил это помещение.

В предбаннике Майя замерла, остановилась и перестала улыбаться.

- Эй, Симпатичная, ты чего? – он снял с неё куртку и повесил на крючок. – Ты же хотела погреться, сейчас я тебя пропарю, как следует, раздевайся.

- А ты?

- Странный вопрос, обычно я не хожу в баню одетым, но если тебе так будет спокойней, - он достал с невысокой полки две простыни, - мы будем в этом, я отвернусь, - и он целомудренно отвернулся, - ты можешь даже оставить… трусики… если… - Он услышал шуршание одежды и, в какой-то момент не выдержав этого «представления», уставился на то, что увидел. Ошалел. Она не изменилась, нисколько. Переступая с ноги на ногу, закусывая губу, прикрывая одной рукой грудь, она не изменилась. Такое возможно? После стольких лет? После рождения ребёнка?

- У тебя милое бельё, - он улыбался.

- Спасибо, я не предполагала интима, вообще-то…

- Нет, ну что ты… это очень… возбуждающе, - он разделся и затолкнул Майю в банное отделение, всё ещё веря, что сначала он всё же согреет её… и её застывшие ножки.

На третьем ударе берёзового веника об её спину, он сдался. Влажная розовая кожа, вздрагивающее тело и ставший прозрачным трикотаж, лучше бы она совсем сняла трусики, чем так,  отправили мнимую выдержку Сергея далеко-далеко, и он быстро перевернул Майю на спину, прижавшись к ней всем телом.

- Горячо, - она прошептала, но не останавливалась, её руки не останавливались, они блуждали по Сергею, раздев его, обхватывая, поглаживая.

- Я скучала, - признавалась она, - я так скучала, хочу…

У Сергея кружилась голова от жара внутри помещения и внутри его тела, от всего, что происходило сейчас. От откровенного обожания в глазах Майи и в её словах, в которые так легко поверить, за ними следовать, их любить. Вновь. Несмотря ни на что.

- Чёрт, тут и вправду слишком жарко, - она недовольно повернулась.

- В дом, - скомандовал он, кутая её, - быстро, я не могу ждать.

- Не можешь? – хихикнула.

- Смеёшься. Душу мне вывернула и смеёшься, я сейчас сознание потеря от обескровливания, вся кровь ушла вниз.

- Это да, - Майя плотоядно улыбнулась, и Сергей всё больше узнавал его Майю, ту, которая была когда-то с ним. Острую на язык, порой развратную и страстную.

 

Майя.

Она забежала в дом, тут же встречаясь с Жанной и останавливаясь в нерешительности, не зная, что делать дальше. С сырой головой, румяная то ли от возбуждения, то ли от предвкушения или от жара бани, в наспех надетых тёплых штанах Сергея, она смотрела на его сестру и… маму. Жанна, ухмыльнувшись, произнесла.

- С лёгким паром.

- Спасибо.

- Что вы тут делаете? – за спиной, Сергей.

- Не имеем права?

- Имеете, - отрезал, - Майя, пройди в комнату, туда, на второй этаж, - шёпотом.

Она, было, прошла, в задумчивости, но разговор на повышенных тонах остановил её.

- И зачем ты приехала, можно узнать?

- Я? Мне интересно, зачем ты приехал?

- Это тебя не касается.

- Касается! Ты забыл, что она сделала?! Забыл?!

- Позволь нам самим разобраться, я не суюсь в твои дела с мужем, и ты в мои, наши, не лезь.

- С мужем, а эта девка кто тебе?

- Жанна, - угрожающе.

- Она бросила тебя, растоптала, в такой момент… ты забыл… ну-ну, а теперь что? Изменяет мужу? Ей же не привыкать… шлюха она, вот кто.

- У неё нет мужа, - сквозь зубы.

- Ещё лучше, где-то нагуляла выблюдка, а теперь решила вернуться, благодать-то какая! Конечно, теперь тебе не нужна поддержка, не нужна помощь, теперь ты преуспевающий архитектор, с баблом, чего бы не вернуться, дрянь.

- Жанночка, - вмешалась мать, - ты же сама говорила, что, возможно, этот мальчик – его сын? Тогда им надо как-то наладить отношения… не вмешивалась бы ты…

- Тем более. Если сын! Отношения с такими тварями налаживаются в суде, а не в койке, он снова наступает на те же грабли, и ты его поддерживаешь… вы сумасшедшие, оба.

- Ты, блядь, заткнёшься, а? Жанна, я никогда с тобой не спорю, и я благодарен за то, что ты сделала тогда для меня. И тебе, и Анжу, но сейчас просто свали отсюда. Уезжайте. Дайте мне разобраться самому! Вали!

 

Сергей.

Она испарилась, всё, что он нашёл, это оставленная заколка на кровати. Она собралась раньше, чем он покурил, он даже не заметил, когда и как она выскочила из дома, он кружил по посёлку и единственной дороге из него – Майи не было. Телефон был отключён.

- Зачем? – всё, что сказал матери и сестре. - Зачем?

И, повернувшись, ушёл, сел в авто и, почти не видя дороги, доехал к дому Майи, поднялся в лифте на восьмой этаж.

Была ли она дома или нет… неважно.

 

Майя.

Ей повезло, попутка попалась сразу у дома, отдав последние деньги, она добралась домой и, задыхаясь от слёз, попыталась хоть как-то принять то, что услышала. Сопоставить, принять и эту правду тоже.

А чего она ожидала? Чего? Был ли это первый раз? Она уже проходила через его ложь, через его предательство, настолько циничное, что всё, что она сумела сделать – это собрать вещи и уехать в другой город, чтобы попытаться там начать жить заново. У неё не получилось, не удалось.
Она так и не забыла его. Она снова ему поверила, поверила его «честным» глазам, его «обаянию».

Всему тому, во что она верила и в прошлый раз, и так же ошиблась… Этот человек патологически не мог не врать. Он обманывал её тогда и обманывал её сейчас.

Видимо, пришло время расставить всё по своим местам, послать к чёрту, начать жить заново. Выкинуть Сергея из своей жизни и, главное, из мыслей, снов и желаний. Он не единственный мужчина на свете, не может быть единственным, надо просто пересилить себя… заставить… надо принять другого в свою жизнь. Любого другого, лишь бы не его. Лишь бы никогда больше не слышать его ложь.

Звонок в дверь вывел из задумчивости, она знала, кто это, и больше не боялась, не трепетала, она усвоила урок.

- Зачем пришёл? – Глядя сквозь Сергея.

- Нам надо поговорить.

- Чего ты хочешь, Сергей? Ты думал, Максим твой сын?

- Я… я не знаю, у меня была такая мысль, но… ты ведь понимаешь, что…

- Он не твой сын, ты мог бы просто меня спросить, а не устраивать весь этот цирк.

- Не мой…

- Пройди, - она показала рукой на дверь комнаты, со вкусом, но скромно обставленной, он присел на диван, она достала какие-то документы и протянула Сергею, - читай.

- Что это? – он пробегал глазами раз, другой, третий по зеленоватому листу и белым листам формата А4. - Что?

- Максим приёмный, у меня оформлена опека.

- Как?

- Так, - пожала плечами, - и если бы ты меня спросил, я бы тебе ответила. Я взяла его больше двух лет назад, я работала в доме малютки, педагогом ЛФК, у меня же специализированное образование, ты знаешь… и… так бывает. Я взяла опеку над Максимом, для этого понадобилось своё жильё и более высокооплачиваемая работа, так что я переучилась на бухгалтера и взяла квартиру в рассрочку, ипотеку мне не дали. Такая история. И ты… Клим! Я ведь поверила тебе, поверила, я как идиотка поверила, что у нас что-то может получиться, что я интересна тебе, - она заливалась краской, - боже, какая я дура, какая дура… Я ведь, правда, поверила тебе, Клим, ты казался таким искренним, а я настолько влюблена в тебя, что отказывалась видеть очевидное. Ты лжец! Патологический лжец, ты даже…

- Влюблена, - глядя в стену, - и тогда была влюблена…

- Я любила тебя!

- Ты любила меня, но бросила, хороша любовь. Я не обвиняю тебя, ты имела на это право, это твоё решение, твоя жизнь, и сейчас, спустя время, я понимаю, что даже хорошо, что ты не стала разговаривать со мной, а ушла молча. Сейчас я это понимаю… но знаешь, это охеренно далеко от понятия «любила».

- И что мне надо было делать, позволь спросить, - высоко, почти взвизгнув.

- Я не знаю, поговорить со мной?

- О чём?

- Обо всём, обо всём этом, я с ума сходил, ты не думала об этом? Ты не думала о том, как это было для меня? Я сходил с ума от боли.

- Тебе ещё и больно было? – она смотрела широко открытыми глазами, словно в удивлении.

- Вообще-то, да, - он помолчал, - я хотел убить себя… я пытался убить себя, через две недели после твоего ухода… Те две недели я почти не ел, я мало что помню, Жанна была почти всё время со мной, а потом вышла, ей надо было уехать, но она передала ключи Анжу… - он говорил тихо, вспоминая. – Я выпил водки, много, больше бутылки – точно, и напился таблеток. Я погуглил, знаешь, это оказалось так просто, и я превысил смертельную дозировку в несколько раз… Анж нашёл меня и упаковки, в токсикологии не сказали матери, что случилось, сказали последствия запоя, но Жанна знает…

- Боже, - Майя прикрыла губы рукой, - покончить собой? Ведь ты сам… это же ты… твоя вина…

- Майя, пожалуйста, в чём моя вина? Ты ушла… и эти скомканные бумаги на кровати.

- Какие бумаги?

- Медицинское заключение.

- Какое заключение? Я не видела никакого заключения.

- Заключение о моём бесплодии. Ты не видела? Тогда почему…

- Я приехала от мамы раньше на сутки, у нас всё не ладилось, помнишь? Я думала, что приеду раньше, сделаю тебе сюрприз, но сюрприз получила я… Ты был с какой-то девушкой, я видела это в зеркало… на диване в большой комнате…  я стояла и смотрела. И понимала, из-за чего ты перестал разговаривать со мной, почему ты стал агрессивным… откуда все эти вспышки и твоя замкнутость.

- Боже… - он замолчал.

- Я не видела медицинского заключения, Сергей. Может, я его держала в руках, не знаю…

- Ты хотела детей, вспомни, ты грезила ими, переживала, что из-за занятий гимнастикой у тебя проблемы, а проблема оказалась во мне. Я не мог дать тебе ребёнка… это стало кошмаром.

- Поэтому ты нашёл утешение?

- Я даже не помню эту девушку, - Сергей откинул голову на спинку дивана, - не помню. Эту пару месяцев, которые я сходил с ума, видя твои слёзы от того, что тебе никак не удаётся забеременеть, я сходил с ума, и я боялся сказать тебе, боже, я боялся потерять тебя, ты была смыслом моей жизни, моим всем. Ты и была моей жизнью…

- Ты бесплоден… - она проговорила это про себя, - это точно?

- Да, - тихо.

- Мне жаль, мне правда жаль, Сергей, - она помолчала. – Теперь мы всё выяснили, но от этого мало что изменилось, поэтому, я думаю, тебе лучше уйти. Ты мне врал…

- Но и ты не сказала причину своего ухода. Я думал, ты ушла из-за диагноза…

- Всё это уже неважно, Клим, всё неважно, нам надо жить дальше, - она встала и ждала, когда встанет он, чтобы проводить до выхода и навсегда закрыть за ним дверь.

Но не дождалась, он прижал её сильно, практически вдавил в себя.

- Не отпущу, моя, ты моя, прости меня, прости, - он накинулся на неё, по-другому нельзя назвать этот натиск, он накинулся и опустил её на диван, проводя одновременно руками по всем участкам тела, до которых мог добраться, наслаждаясь её поцелуями в ответ, её откровенным желанием, даже жаждой. Он развёл коленом её бедра и позволил ей тереться о себя, пока снимал с неё футболку, целовал холмики грудей, опускаясь ниже и ниже, наконец, потянув за резинку лосин.

 

Майя.

Всё ещё не придя в себя от того, что рассказал ей Сергей, находясь в ужасе от того, что его могло не быть, не веря, что такое вообще возможно, она целовала его в ответ судорожно и даже жадно, отчаянно, стараясь не закрывать глаза, чтобы не вспоминать и не представлять, но не смогла.

Много лет она пыталась забыть ту сцену, покачивающиеся ягодицы, разведённые женские ноги и затылок Сергея, когда он уткнулся в подушку, придерживая одной рукой попку другой девушки. Майя стояла в полуметре и видела, слышала, могла ощущать запах чужих духов.

Её вырвало в подъезде и потом, по дороге к матери.

Утром, зная, что Сергей на работе, она судорожно собирала вещи, чтобы после обеда сесть на поезд и уехать навсегда из его жизни. Она не могла ни простить, ни забыть. Каждое её утро начиналось с желания быть с Сергеем физически, каждый её вечер заканчивался тоской по нему же, и каждый день она, с завидной регулярностью, вспоминала ту сцену и, более того, представляла и представляла его с другими женщинами, находя в этом какое-то странное удовольствие.

Несколько раз она пыталась построить хотя бы подобие отношений, но ей не удавалось. Дело не доходило даже до поцелуев… Её тело отчаянно хотело близости, но сама она отвергала любую попытку сблизиться с кем-то, как и её подсознание, которое услужливо подбрасывало ей картинки секса Сергея с любой другой женщиной, от чего её начинало тошнить.

Её состояние нельзя было назвать нормальным, но другого она не знала уже много лет.

- Всё, - вскрикнула, не выдержав, отвернувшись от собственного воображения, - всё, хватит! Ты противен мне, - она оттолкнула его ногами, - противен! Я брезгую… - её передёрнуло.

- В каком смысле? – он поглядел на неё, в недоумении хмуря брови.

- Все те женщины, все они… и ты…

- Симпатичная, - она нагнулся, - какие женщины?

- Уйди! – встала, надевая футболку, ненавидя себя и его.

- У тебя разве не было мужчин, Симпатичная. Какое это сейчас имеет значение?

- Не было, - выплюнула.

- Что? – в растерянности.

- Не было, а ты… ты мне противен, я не могу… ты противен мне,  сейчас… тем более.

- Сейчас тем более?

- Да! – закричала, - Уходи.

Он быстро вышел. 

 

Ну, что. На первый взгляд всё шито белыми нитками. Виновный найден и приговор обжалованию не подлежит...

А на второй?

Для меня, важно то, что Сергей, будучи уверенным, что Майя бросила его из-за его недуга, всё же нашёл в себе силы понять её мотивы и простил её, практически сразу. 

Майя же не только не может простить Сергея, она не даёт себе право на это прощение и более того, не даёт себе право на жизнь вообще.

А надо-то было... всего лишь в своё время сказать правду. 

Кинуть что-нибудь в автора можно на форуме и под главой.

 

Форум

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/75-2108-2
Категория: Собственные произведения | Добавил: lonalona (17.02.2016) | Автор: lonalona
Просмотров: 332 | Комментарии: 27 | Рейтинг: 5.0/17
Всего комментариев: 271 2 »
avatar
1
27
Непростая ситуация  girl_wacko
avatar
1
26
Понимаю Майю... Не дай Бог увидеть такую картинку.  12 Спасибо большое автор.
avatar
25
Как всё запущено.
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
1
15
Большое спасибо за главу, про отца мальчика так и думала почему то, что дедушку так называет, а их отношения, недопонимание и боль, так жалко обоих, надеюсь всё ещё измениться к лучшему, жду проду  lovi06032
avatar
0
19
Может изменится, но пока Майя дала довольно ясно понять, что Сергей ей противен. Сейчас тем более... Факт измены был пять лет назад, она худо бедно с ним смирилась и даже хотела Сергея обратно (пусть болезненно) Но сейчас он стал ей противен.
Осталась одна глава lovi06032
avatar
2
14
Cпасибо за главу! Очень непростая ситуация, чувства самые противоречивые.
Он боялся сказать ей правду, боялся, что она бросит его - это я могу понять, но изменить любимой женщине, из-за своего страха потерять его - этого я не могу понять. Наверное, потому что я женщина.
avatar
0
20
Он изменил не из-за страха потерять, а просто... такой вот странный способ самоутвердиться, наверное.
И да, я тоже женщина, мне тоже не слишком понятно, хотя причинно следственную связь вижу отчётливо. Однако - не аргумент.
avatar
1
13
Ничего нового. Она просто застукала его в постеле с другой. 4
avatar
0
21
Я говорила, что Серёже не удастся нас удивить.
avatar
1
12
Спасибо за главу! fund02016
avatar
1
10
Как у них всё завертелось в бане, быстро, страстно.
Сестртца у него даже не думает смягчить свое отношение к Майе.
Теперь у них всё наладится?
Спасибо за главу и жду следующую.
avatar
0
22
С чего бы сестре смягчать отношение к Майе... Теперь, я думаю, ей просто придётся заткнуться со своими теориями и поисками виноватых. Её брат - сам с усам.
avatar
5
9
Ничего нового не напишу..., я - как все. Ситуации жизненные бывают всякие: для кого-то верность не имеет большого значения, а для кого-то - это повод для расставания... Но я не о Майе..., я о Сергее - он изменил ей, когда они еще были вместе; два месяца она плачет из-за невозможности забеременеть, он знает причину..., и, что - таким способом решил себя реабилитировать в собственных глазах - приводит домой девицу, в общую с Майей квартиру, и трахает ее на диване..., на котором и с Майей, наверняка, занимался сексом...Это гадко и непорядочно, и ,вряд, ли это случилось впервые - значит верность не для него... Видно все всегда сходило с рук, и ему даже в голову не приходило, что Майя может узнать..., а тем более - увидеть... в своей квартире... И совсем неудивительно, что на девушку это произвело такое негативное действие- неприятие всех мужчин, это уже диагноз, но у психолога лечится... И я тоже хочу сказать - когда любят , не изменяют..., это как надо и себя тоже не уважать, чтобы свой детородный орган вставлять в любую помойку... Я бы не простила, почему-то до сих пор считаю, что верность , кроме любви, самая важная часть в отношениях двоих. Нет верности - нет доверия, значит нет отношений.
Большое спасибо за продолжение. Глава, конечно, спорная - у всех ведь разные понятия , восприятия и действия.
avatar
1
11
Целиком и полностью с Вами согласна!
avatar
0
23
Цитата
я о Сергее - он изменил ей, когда они еще были вместе;

Всё так и есть. Изменил, привёл...
Цитата
таким способом решил себя реабилитировать в собственных глазах

Честно. Да хрен знает, что в тех глазах было... кроме отчаяния и отсутствия понимания происходящего.
Цитата
.Это гадко и непорядочно, и ,вряд, ли это случилось впервые - значит верность не для него..

Я не стану спорить на тему порядочности и гадкости подобных поступков. Для меня порядочность и доверие несколько более широкие понятия и ставить зависимость порядочности от копулятивных органов я не могу. Вопрос личного выбора.
Мне интересно откуда выводы, что это случилось не впервые, что видно всегда сходило с рук, что верность не для Сергея и т.д.? Может я что-то пропустила в тексте? Потому что нигде нет никаких указаний и каких либо оценочных суждений Сергея в отношении моногамности и возможности адюльтера.
Цитата
это как надо и себя тоже не уважать, чтобы свой детородный орган вставлять в любую помойку...

Почему помойку? Реально? Я со всем согласна... это вопрос жизненных взглядов и убеждений, но почему "помойка"? Нам ведь ничего не известно о той девушке (хорошо, девушкАХ, а как иначе... если "видно") Может это его первая любовь или любит его давно, или... не знаю, но почему половой орган другой обязательно помойка?
Цитата
Я бы не простила

Интересно, простит ли Майя (пока, как видим, не простила) И захочет ли вообще, она выставила его со словами "ты мне противен, сейчас тем более"
Измена не новость для неё. Так почему он именно сейчас стал ей до невозможности противен...
Спасибо за комментарий.
avatar
1
8
Спасибо!
1-10 11-14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]