Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Женщина: взгляд изнутри. Глава 10

ГЛАВА 10

 

Лиза всё понимала.

Она понимала, что сама дура, и думать надо, что говоришь. И что за все удовольствия в этой жизни приходится платить, даже - и особенно! - если пользуешься ими за чужой счет... И что Женька много лет отработал в угро и бить по самому больному - это у него рефлекс.

Но легче от этого понимания почему-то не становилось.

Безжалостные слова 'таким ледышкам, как ты, природа не должна давать детей', продолжали звенеть в ее ушах.

Они как заклинание - или проклятье, превратили ее в настоящую 'Морозку'.

Она ходила на работу, домой, к подругам, читала, шила...

Но сердце ее словно заиндевело.

Наверное, в этом и было ее единственное спасение. Потому что если бы оно вдруг разморозилось, Лиза бы просто не вынесла ту боль, которой обернулось для нее расставание.

Вряд ли она могла рассказать, чем и как именно занималась первые две недели после судьбоносного разговора. Поликлиника, дежурства - много дежурств, подготовка побега Олеси - все это давало ей возможность на время забыться.

Потом боль все же прорезалась.

Уже тупая.

Но Лиза смогла плакать.

Она ревела ночами на кровати, обняв себя руками. Тихо глотала слезы, пока сон не приносил облегчение.

 

Время лечит.

В какой-то момент и тупая боль прошла, оставив просто пустоту.

Девчонки пытались как-то выяснить, что происходит. Котька обещала убить этого тупоголового Змея, притворявшегося душкой, но Лиза сказала, что это только их дело. Ладно, сказала Котька, у которой наконец-то прошел токсикоз и которая теперь была готова любить всех, и вытащила подруг в ближайшую полуфастфудовскую 'тошниловку'.

Лиза подошла к счастливой до ломоты в зубах подруге, разглядывающей прилавок из-за заставленного подноса.

- Деточка, а ты не лопнешь? - спросил в ней заботливый врач.

- А ты налей и отойди, - припомнила правильный ответ Котя. - Я вот смотрю на этот жареный пирожок и вон на то красивое пирожное. Скажи мне, Лизка, как профессионал, что 'садить' лучше: печень или поджелудочную?

- Садить лучше почки, - не задумываясь, ответила та. - Их две. Девушка, - обратилась она к раздатчице, - подайте мне, пожалуйста, селедочку и во-он те малосоленые огурчики, уж больно аппетитно они у вас выглядят.

- Знаешь, Лиз, я уже начинаю сомневаться, кто из нас беременная: я или ты, - хихикнула Котька.

Ха, ха-ха, очень смешно, ответила про себя Морозка. Беременная, ага!

Беременная...

Беременная?

А когда у нее были последние месячные?

Ответить оказалось несложно. Потому что после их с Женькой расставания месячных не было. Просто Лизе было не до них.

Маленькое зеркальце из сумочки позволило ей поставить диагноз прямо в туалете.

А визит к коллеге установил строк.

Последний выстрел одинокого ковбоя пришелся в цель.

Только где же ожидаемое чувство всепоглощающего счастья?..

 

Женька глядел на хлопья снега, в изобилии валившие за окошком.

- Может, ты ей все же позвонишь?

Это Тимур.

- Даже не подумаю.

- Тогда подстригись и начни бриться каждый день. Сходи куда-нибудь, кроме спортзала. Трахни какую-нибудь бабу, в конце концов.

- Не учи меня жить.

- Я сейчас с тобой как с начальником структуры разговариваю. К тебе на спарринг парни идут, как на плаху. Ты же покалечишь кого-нибудь ненароком.

- Пока все живы и целы. А как директору тебе до моих личных переживаний вообще дела быть не должно.

- Зато как другу есть. Позвони.

- Нет.

- Назло кондуктору возьму билет и пойду пешком?

- Тим, как ты не понимаешь?.. Я с самого начала этой гадюке нужен не был. Она меня просто использовала в своих целях.

- Рад, что ты признаешь ваше душевное родство. Я только не понимаю, что тебя задевает больше: то, что ей не нужен, или то, что нужен не в том качестве?

Больше всего Женьку задевало то, что Ведьма про него за эти почти три месяца ни разу не вспомнила.

- Шел бы ты!.. Я не собираюсь подрабатывать на досуге Банком спермы.

- Я понимаю, обидно, что тебя разыграли 'вслепую'. Но и твои мотивы были далеки от романтических. Посмотри на всё с другой стороны: зато тебя рассматривают в качестве потенциального отца.

- Не меня, а мой генотип.

- Не всё ли равно?

- То, что я не хочу семью и детей, еще не означает, что я хочу плодить безотцовщину.

- Решил избавить планету от своего потомства?

- Просто пока... не готов. Все эти вопли, какашки, соски, пеленки... Бр-р-р...

- Нет в мире совершенства.

- Для этой фразы в детях должно быть хоть что-то хорошее.

- А всё остальное в них - хорошее.

- Серьезно, Тим, смотрю я на все эти козьи пляски вокруг Катькиного живота, и у меня это в голове не укладывается, как ты можешь так спокойно к этому относиться.

- А я не могу представить, что с тобой такого делали в детстве, что у тебя сложилось представление о детях исключительно как об обузе.

- Так, давай оставим мое детство в покое. А что такое дети для тебя с твоим БЛАГОПОЛУЧНЫМ детством?

- Сейчас мы опять вернемся к разговору о мужественности и зрелости, и ты на меня залупишься еще на месяц. Давай свернем тему.

- Да ладно, так и скажи, что 'отметился', как все, а больше и сказать нечего!- Женька вновь перевел взгляд за окно, за которым расходилась метель.

- Ладно, сам захотел. В общем, я об этом, наверное, в твоем возрасте задумался. Помнишь, поговорку про 'построить дом, посадить дерево, вырастить сына'? Мужику важно чего-то добиться в этой жизни, кем-то стать, хоть в чем-то быть лучшим. В этом наша самцовая порода, согласись? Так вот, сын - это самый важный проект в жизни мужчины, показатель его состоятельности. Смог ли он вырастить человека, достойного уважения, или способен создать только какой-то отстой? Нет, дочка, это тоже здорово. Твоя маленькая принцесса, для которой ты самый главный мужчина на свете, самый сильный, самый умный, самый лучший, самый надежный, защита и опора. Пока она не найдет на эту роль кандидата помоложе, - Тимур подмигнул. - А сын... Сын это самое большое испытание. Он может стать самой большой гордостью, а может - самым большим разочарованием. Я считаю, что могу вырастить из своего сына настоящего мужчину. Я ХОЧУ этого, я к этому готов. И счастлив оттого, что родит мне его любимая женщина. И я буду любить в нем не только свое продолжение, но и ее. Вот такой вот пафос...

Женька молчал.

А что тут скажешь? Да, он боялся ответственности и не хотел лишних проблем.

Но не настолько, чтобы бросить своего ребенка.

А Лиза этого так и не поняла.

Зачем ему женщина, которая его не только не любит, даже не уважает?

Тишину прервала трель телефона.

- Слушаю, любимая, - голос начальника наполнился такой сладостью, что у Женьки аж изжога началась. - ЧТО случилось? - патока сменилась неподдельной тревогой. - Как угроза выкидыша? Ты главное, только не переживай. Успокойся. Ты где? Я сейчас подъеду.

- У твоей Катьки проблемы? - вскочил Женька следом за Тимом.

- Нет, проблемы у ТВОЕЙ Лизы, - Тимур доставал теплую куртку из шкафа-купе, поэтому когда обернулся, на Женькином лице уже была "картина маслом". Не то 'Приплыли', не то 'Иван Грозный убивает своего сына' за пять минут до убийства.

- Да ладно, может, это не твой ребенок, - попытался исправить положение Тим. Видимо, изображение сместилось в сторону второго бессмертного полотна, потому что он сразу поправился: - А может, и твой. - И на всякий случай добавил: - Я. Ничего. Не. Знал.

- Что с ней? - Женька наконец-то обрел способность говорить.

- На улице напал какой-то ублюдок. Сильно ударил, она упала. Это то, что я знаю. Катька там сейчас накрутит себя, а ей же нельзя волноваться... - продолжал Тимур, не замечая, что его не слушают.

- Где она?

- У Лизы в больнице.

- ЛИЗА ГДЕ?!

- В гинекологическом отделении ее же роддома.

Тимур еще только выходил из дверей предприятия, когда Женька выворачивал со стоянки на автостраду.

 

Правдами, неправдами и даже кривдами, но ему удалось прорваться к Ведьминой палате.

Как раз к тому моменту, когда из нее, улыбаясь и маша напоследок, выходил Стас.

- А ты что тут делаешь? - брови Лизиного завотделением сошлись.

- Пришел проведать свою невесту.

- Насколько мне известно, она - МОЯ невеста, - растягивая слова, произнес Стас.

- У нее МОЙ ребенок, - желание придушить Халка, а Женька не сомневался, что напал он, сменилось более актуальной потребностью растоптать эти очки в металлической оправе. И попинать остывающий труп их владельца.

- Родится - станет МОЙ, - спокойно ответил будущий покойник, видимо не подозревая о том, что его ждет.

- Сейчас я тебе наглядно объясню, и про невесту, и про ребенка, - Женька начал закатывать рукава белого халата, выданного ему сестричкой из приемного покоя.

- Если Вы членами меряться, то раздеваться удобнее в моем кабинете, - Стас с вежливой улыбкой указал куда-то в сторону лестницы.

Ну, это вообще ни в какие ворота не лезет!

Женька молча оттолкнул ублюдка и протиснулся мимо него в палату.

 

Женька ввалился в одиночную (видимо, платную) палату Лизы, клокоча, как чайник. И крышечка у него, если так можно выразиться, подпрыгивала и гремела.

Впрочем, злость несколько стихла, когда он увидел припухшую и покрасневшую скулу Лизы, куда пришелся удар. Она была в зеленом хирургическом халате, наверное, за отсутствием нормальной одежды. Не к месту вспомнилось 'это зеленое платье очень подходит к цвету вашего лица'. Скорее, основная часть Ведьминого лица была просто бледной, но на таком эффектном фоне кожа приобрела легкий болотный оттенок. К правой руке зеленоватой пациентки тянулась трубка капельницы. Лиза настороженно глядела на него и ждала.

- И когда ты собралась мне сказать? - она молчала. Поэтому Женьке пришлось продолжить самому. - О ребенке. О Халке. О твоем ЗАМУЖЕСТВЕ, наконец?! - Глаза Ведьмы округлились. Даже тот, который слегка заплыл. - Да, твой якобы жених уже успел похвастаться! - Несостоявшаяся невеста, а Змей будет не Змей, если эта ЯКОБЫ свадьба состоится, продолжала молчать. Может, у нее сотрясение, а он тут орет? - Ты как? - встревожено спросил он.

Лиза пожала плечами. Жест не вызвал у нее видимых усилий, из чего Женька сделал вывод, что физически она пострадала не так сильно. Это немного успокоило.

- Вот что я хотел сказать, Елизавета Сергеевна. Вы, помнится, рассуждали в свое время об ответственности, точнее нежелании мужчин ее на себя брать. А что по поводу вас, Елизавета Сергеевна? ВЫ готовы отвечать за свои поступки?

Лиза продолжала молчать.

- Если вы посчитали возможным, не спросив моего согласия, завести от меня ребенка, то будьте любезны осознать тот факт, что своего ребенка я буду растить САМ, - мысль о том, что ребенок может оказаться не его, была отметена как еретическая. А о том, что с ребенком может что-то случиться, вообще как противоестественная. - Нравлюсь я вам в этом качестве или нет. А поскольку обеспечить МОЕМУ ребенку безопасность вы не в состоянии, вам следует смириться с моим присутствием в своей жизни прямо с момента выписки из этого гостеприимного учреждения.

События сегодняшнего дня несли Женьку так стремительно, что ему срочно требовалось выбраться за пределы потока и немного собраться с мыслями. Поэтому он развернулся и решительно направился к двери. Прежде чем наговорит еще каких-нибудь глупостей.

И это было правильное решение.

Потому что он был абсолютно не в состоянии ответить на Лизин вопрос, настигший его у самого выхода из палаты:

- Интересно, как ты это себе представляешь?

И вправду, как он себе это представляет?

 

"Представлениям", как выяснилось, состояться была не судьба. Пока, во всяком случае. Поскольку, не глядя открывая дверь, Змей уткнулся в преграду.

Преграда была совершенно не обходима.

В принципе. Поскольку женщина в дверях занимала весь проход.

- А это кто у нас тут? - произнесла дама зычным голосом. 'Шляется без разрешения и руки не помыл' автоматически добавилось к ее словам у Женьки в мозгу.

- Это отец ребенка, Фрида Марковна, - тихо объяснила Ведьма.

На душе у Женьки почему-то стало легче.

Пожилая еврейка, которая дышала Змею куда-то в район груди, свысока оглядела потенциального родителя.

Тому захотелось помыть руки.

- Это хорошо, что у нас есть отец ребенка, - по тону можно было сильно усомниться в сказанном. - Лизонька, рыбонька, мы сейчас пойдем на УЗИ, - она подошла к коллеге, помогая той сесть. - Молодой человек, а вам что, особое приглашение нужно? Не видите, что нужна ваша помощь?

- Вам? - Змей заворожено наблюдал за священнодействием.

Судя по тому, что он видел, дама была способна сама донести Лизу до УЗИ, где бы это ни находилось. И стойку для капельницы. И еще Женьку в зубы за шкирку захватить. Поэтому чем ОН мог помочь Фриде Марковне, он однозначно не понимал.

- Вашей супруге, юноша. Вашей супруге требуется ваша помощь, - тоном для дебилов объяснила необъятная врачиха.

Супруге так супруге, смирился Женька.

Лиза, которая придерживала себя за низ живота, на секунду оторвала руку от, как это было заметно, самого ценного и мимолетным жестом утешающее сжала его кисть.

То, что Лизе на УЗИ полезут палкой в... туда, куда он проникал более деликатными инструментами, стало для Женьки неожиданностью. Но поскольку больше никого из присутствующих это не смутило, он не стал зацикливаться на медицинских процедурах. Он даже сумел сдержаться от смешка, когда на 'палку', надели презерватив. На его взгляд, меры предосторожности несколько запоздали.

- Ну, вот и наша детка, - проворковала леди-узистка. - Смотри, Лизонька, - она повернула монитор так, чтобы пациентке было видно, - всё в порядке. - Почти двухмерный микрочеловечек с огромной для своего тельца головой безмятежно рассекал по околоплодным волнам, наплевав на наблюдателей. - Плод один, живой. Ориентировочно 11 недель. Плацентация по задней стенке...

Женщина называла слова и числа, а Женька следил за мельканием фигурки в светлом конусе на дисплее. Такой крохотный, но уже с пятью пальчиками на каждой ручке и ножке, он перемещался внутри Лизы на толстом шнурке, как воздушный змей в небе...

Он довел совсем притихшую Лизу до ее кровати. Фрида Марковна, кто бы мог подумать? - деликатно оставила их вдвоем.

- Ты представляешь, он там действительно есть... - потрясенно выдавила из себя Лиза.

Женька представлял.

Очень наглядно представлял.

И даже думать не хотел, что могло бы стать с НИМ, если бы Лиза после удара этой твари упала менее удачно.

 

Лиза с трудом дождалась повторного за этот день визита Стаса.

- Стас, ты меня хотя бы в известность ставил о своих планах... Я бы хоть завещание составила, саван прикупила...

- Прости, это был гениальный экспромт.

- 'Гениальный экспромт', - проворчала Лиза. - А мне теперь с ним жить!

- А в противном случае, ты жила бы без него, - сказал Стас тоном 'Ну и что лучше'?

Лиза прислушалась к себе.

Да, совершенно непонятно, чем закончится эта авантюра с Женькой.

Может, лучше и не станет.

Но хуже уже точно быть не может.

 

Женька протянул руку к звонку. Адрес Халка он узнал без труда. Поставил машину в соседнем дворе, справился с кодовым замком, и теперь оставался последний шаг. Он нажал кнопку.

За дверью послышались шаги.

- Кто там? - раздался недовольный голос.

- Здравствуйте! А Олеся дома? - поинтересовался Женька с улыбкой жизнерадостного дебила и перехватил букет попрезентабельнее.

- А ты вообще кто? - произнес голос по ту сторону после небольшой паузы.

- Я ее парень. А вы, наверное, Олесин отец? - Женькин голос сочился сплошной доброжелательностью. Сейчас главное, чтобы Халк его не узнал. Но это было крайне маловероятно. Во-первых, поздним вечером их первого знакомства было темно. Во-вторых, Женька сам с трудом себя узнавал, глядя в зеркало. Стильно оформив пятидневную щетину, зафиксировав волосы резинкой и надев очки с нулевыми диоптриями, он вполне смотрелся на представителя околоинтеллигентного бомонда.

Лязгнули замки, дверь открылась, пропуская Змея внутрь, и закрылась, обрезая путь к отступлению. Алексей Михайлович решил воспользоваться эффектом, по его мнению, неожиданности и с короткого замаха ударил в лицо, сбивая очки. Очень правильный жест, если бы у Змея была реальная близорукость.

На стороне Женьки была неожиданность в сочетании с самоуверенностью объекта, последние месяцы усиленных тренировок, опыт драк в ограниченном пространстве и крепкая, увесистая палка, замаскированная стеблями кустовых хризантем. На стороне Халка - общее превосходство в технике, силе и опыте. И, надо сказать, в сумме противоборствующие стороны практически уравновесились. Мужчины не церемонились, пытаясь нанести удары по традиционным 'ментовским' местам: почки, печень, солнечное сплетение, голова, пах. Минут через 15-20 (Женька не засекал, но судя по внутреннему секундомеру) они, отирая кровь и пот, тяжело дыша и держась, кто за что, расползлись по разные стороны прихожей.

- Ты, б**дь, кто такой?! - прохрипел Халк.

- Твой писец, упитанный и пушистый, - в тон ему ответил фиктивный Олесин парень. Помолчав, он продолжил. - Я муж той женщины, которой ты сегодня так неосторожно нанес телесные повреждения.

Не рассказывать же этому ублюдку, что он ей никто плюс отец ее ребенка? Противнику нельзя давать морального преимущества.

- Где же ты шлялся последние несколько дней, 'муж'? - фыркнул хозяин квартиры, выдавая, что следил за Лизой.

- Это совершенно неважно. Важно, что ТЕПЕРЬ я здесь.

- И что?

- И всё. Что же ты так неосторожненько? При свидетелях, беременную женщину...

- Беременную? Не знал... Ты своей сучке намордник надевай. А то в следующий раз за такие слова я ударчик-то подкорректирую.

- Я зоофилией не увлекаюсь, так что отзывайся о моей женщине с уважением. И ты, гнида, к ней ближе километра теперь даже не приблизишься, понял?!

- Она жену мою заставила уйти, понял?!

- Мужик, ты, правда, такой идиот или притворяешься? Твоя жена от тебя СБЕЖАЛА.

- Она бы сама не сбежала.

- Однозначно, сама бы не сбежала. Не уверен, что даже я от тебя САМ бы смог сбежать. Знаешь, сколько ей народа помогало? Всех будешь по лицу?

Глаз Алексея Михайловича задергался:

- Я ее любил. Я ее люблю!

- Что поделаешь, ты уже взрослый мальчик, - между бровями Халка жестче обозначилась складка, - должен понимать: любовь не всегда взаимна.

- Я заботился о ней. Оберегал ее. Ей было со мной хорошо!

- С чего ты взял?

- Она всегда кончала, - с вызовом сообщил Халк.

- Да оргазм вообще ничего не значит! - Женька знал это на собственном опыте. - Мужик, вдумайся: ОТ ТЕБЯ. СБЕЖАЛА. ЖЕНА. Не собрала вещи и уехала к теще, где бы ты мог у нее прощения выпросить. Не устроила скандал. Молча ушла. Не оглядываясь. Не оставив координат. Ни звонков, ни писем...

- Ну почему же, письмо было, - неожиданно возразил Олесин супруг. - По нему-то я и нашел твою... жену. - Женька уставился на Халка во все глаза и замер, боясь спугнуть разболтавшегося противника. - Спустя пару недель после того, как я подал заявление о пропаже Олеси, - Женька вспомнил, что ему звонил приятель, делавший справку для беглянки, с просьбой дать контакты 'организаторов', и он, зарывшись в своей Великой Обиде, просто продиктовал Лизин телефон. Видимо, Санек хотел предупредить, что Олеся в розыске, - у меня в почтовом ящике обнаружилось письмо Золотка с требованием отозвать заявление. В противном случае она сама пойдет в милицию и объяснит, почему убежала от мужа.

- А Лиза тут причем?

- Я отсмотрел с регистратора всех, кто входил в подъезд. Переговорил со всеми, кто это мог быть, из знакомых. Потом 'пропесочил' всех незнакомых. Покрутился в тех местах, где Олеся бывала последнее время. И обнаружил искомое лицо возле консультации.

Ду-ура! Ведьма - клиническая дура. Вот выпишется из больницы, Змей ей сам сеанс БДСМ устроит. При помощи ремня.

- Молодец. И как результат? Пообщался?

- Не успел. Мы не дошли до главного.

- Главное я могу изложить тебе без ее участия. Где Олеся, она не знает. Кто знает, она не знает. И если мне станет известно, что ты как-то засветился возле кого-то, имеющего отношение к этой истории, незаметно подкрадусь я.

- Ой, и что ты мне сделаешь?

Женька огляделся в поисках камеры, и развернувшись так, чтобы его лицо не находилось в зоне охвата, заговорил на грани слышимости.

- Вопрос не в том, что сделаю я, а в том, что сделаешь ТЫ. Некий мужчина, похожий на тебя, возле машины, похожей на твою, выйдет пос$ать, и свидетелем этого станет маленькая девочка лет шести. Она, конечно, ничего не поймет, но вот ее мама, которая выскочит чуть позже, углядит в этом действия сексуального характера. И влепят тебе, мужик, статью 132 УК РФ 'Насильственные действия сексуального характера' часть 4, а именно, 'совершенные в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста', срок от двенадцати до двадцати лет. Правда, так долго в зоне с такой статьей обычно не живут. А те, кто живут, очень сильно об этом жалеют.

- А не мочусь на улице. А если бы и мочился, то это банальное мелкое хулиганство.

- Это раньше было хулиганство. А теперь, в соответствие с новыми веяниями партии и правительства по борьбе с педофилией, это статья 132. Хотя тебе, с твоим анамнезом, даже из дома для этого выходить не нужно. Но для надежности всё случится неподалеку от тех мест, где именно в это время камеры зафиксируют именно ТВОЮ машину. Пока ты учился махать конечностями, я в совершенстве осваивал искусство подставы.

- Ты вообще охренел со своими фантазиями! Любой нормальный адвокат развалит такое шитое белыми нитками дело в два счета.

- Это - возможно. Но тут неожиданно всплывет твой брак с несовершеннолетней. Зафиксированные в женской консультации следы физического насилия в ее адрес. Заключение психолога в роддоме о психологическом прессинге. Твое заявление о пропаже жены, отозванное через некоторое время, - по мере повествования уверенность пропадала с лица Халка. - Нападение на свидетельницу, а Лиза ОБЯЗАТЕЛЬНО подаст заявление. И свидетели тебя опознают. Но ты напишешь отказ от каких-либо притязаний в адрес Олеси, поэтому сейчас это дело не всплывет. Потому что Олесю жалко. Выступать в таком деле потерпевшей - не самое приятное времяпровождение. Другое дело - быть свидетельницей. Хотя прокуратура может тебя и по двум эпизодам пустить. И последним аккордом симфонии станет то, как ты дрочил под окнами родзала.

- Я ДРОЧИЛ ПОД ОКНАМИ РОДЗАЛА?!

- Может, конечно, и не дрочил. Но медперсонал и роженицы думали по-другому. И кому-нибудь из них обязательно припомнится, что они всё видели своими глазами. Знаешь, как это бывает, когда во что-то очень хочется поверить... - Женька пожал плечами. - Короче, ты меня понял?

Судя по беспомощности, которая хоть на мгновение, но промелькнула в глазах Алексея Михайловича, до него начало доходить сказанное.

- Ты не сделаешь этого...

- Нет, конечно. Ты же будешь паинькой.

Взгляд Халка был убийственным, но у Женьки к подобным вещам был иммунитет.

- Я люблю ее. Возможно, я был неправ. А ты хочешь лишить меня возможности все исправить.

- Мужик, если она захочет тебя увидеть, она это сделает. У нее есть твой адрес, телефон, электронная почта, наконец. Твои слова ей передадут. Это все, что я могу тебе обещать, - Змей со стоном поднялся с полу. - Ну, спасибо за угощение, нам пора домой. До встречи в ГОМе, - он поковылял к двери. Если Халк не кинется на него сейчас, значит, можно надеяться, что разговор достигнет своей цели.

Проверить это было необходимо в любом случае.

 

Лизе настойчиво предлагали полежать еще. Она же и недели не провела в роли пациентки. В качестве аргумента Стас сказал, что она все равно сутками торчит в больнице. А так ее хоть бесплатно кормить будут. На законных основаниях. На что Лиза ответила, что его, Стасикиными, усилиями ей уже не светит в больнице сутками торчать.

Вслух.

А про себя подумала, что, возможно, Женька только вздохнет облегченно, если она не будет ему глаза мозолить. Наверняка Змей уже сто раз пожалел о своей импульсивности. Чтобы избежать ненужной неловкости, Лиза по телефону намекнула Змею, мол, чего не скажешь сгоряча. Но Женька намеки проигнорировал, а на прямое: 'Может, не стоит? Я и сама прекрасно обойдусь', ехидно ответил, что раньше нужно было без него обходиться, а теперь придется обходиться как-нибудь с ним.

В любом случае, больница - не место для объяснений, поэтому Лиза ехала на знакомом 'Лёхе' в некотором напряжении. Разговор им предстоял непростой. Женька, без вечной своей дурашливой улыбки резко повзрослевший, тоже был молчалив. Суровости добавляли темные очки, защищавшие его глаза от ослепительного блеска свежевыпавшего снега.

- Ты уверена, что правильно поступила, написав отказную и уйдя из больницы? - спросил он наконец, когда за задним бампером машины осталась половина пути к его дому.

- Обследование показало, что ни один из нас не пострадал. На случай ядерной войны специалист, то есть я, у меня всегда под рукой, так что не вижу никаких проблем.

Они в молчании доехали до места назначения и поднялись до квартиры.

Здесь Женька снял очки, демонстрируя классический фингал под правым глазом.

Лиза присвистнула.

- А что, гулять - так гулять! - прокомментировал Змей, глядя на себя в зеркало.

- Хорошо погулял!..

- Шрамы украшают мужчину.

- Кто-то не так давно утверждал, что в украшениях не нуждается.

- Так, с кем поведешься... - протянул Женька, и Лиза на автомате добавила про себя мЕдовскую концовку этой поговорки: 'от того и замеременЕешь'.

- На тренировке? - спросила она, борясь с желанием провести рукой по ссадинам на руке, лишившейся перчатки.

- Можно и так сказать. Тренировал я тут на днях... Одного...

Женька вкратце пересказал беседу с Алексеем Михайловичем.

- Убила бы эту мразь. Собственными руками.

- Сказать это и сделать - две большие разницы.

- Но тюрьма по нему плачет, - опыт личного знакомства Лизы с Халком не добавил тому очков.

- Тюрьма еще никого не исправила, и никто там не стал лучше и добрее, - Женька сделал паузу, собираясь с мыслями. - Лиз, пойми. Посадить его сейчас можно только при условии, что Олеся готова пройти через судебное разбирательство и публичные вопросы типа: расскажите, в какую именно позу он вас ставил? Что вы при этом чувствовали? Получали ли вы при этом сексуальную разрядку? И так далее. Если она к этому не готова, то лучше эту бодягу не начинать. А я, конечно, могу пойти на крайние меры. Но только в крайнем случае. Думаю, мужик это понимает.

- Можно подумать, его это остановит!

- В отношении тебя - уверен. А в отношении жены... У него достаточно связей и без вашей гоп-компании. Рано или поздно она засветится в системе. Ты же понимаешь, что ваш побег - просто отсрочка. Ей все равно придется вернуться и "принять бой".

Принять бой.

Действительно.

Они же не для разговоров об Олесе и ее будущем собрались.

Видимо, Женьке пришла та же самая мысль, и в комнате на какое-то время повисла тишина.

- Наверное, нам стОит продать свои квартиры и купить жилье побольше... - неуверенно начал Женька.

В принципе, довольно предсказуемое начало разговора. Мы не ищем легких путей.

Буквально, 'весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем...' А затем - как получится...

- Жень, давай сядем и спокойно все обсудим. Начнем с того, что я на твое требование своим согласием не ответила.

Змей спокойно встретил ее взгляд:

- Лиза, я тоже не отвечал согласием на твое предложение стать папой. Так что умножим обе стороны уравнения на минус один.

- Ладно. Твое предложение было спонтанным. Давай возьмем время на размышление? Не будем торопиться с резкими движениями. Сегодня мы продаем квартиры и покупаем одну, а потом решаем разбежаться. И вдруг оказывается, что из двух квартир одну сложить можно, а одну разделить на две - уже нельзя.

- Что ты предлагаешь? - в голосе Женьки звучал неприкрытый вызов.

- Я предлагаю пока пожить у меня. И посмотреть, что из этого получится. Сразу говорю: если ты намерен шастать по девицам, то в гробу я видела все твои 'умножения на минус один'. Мы договариваемся, кто что делает по дому. Готовит тот, у кого есть время. Обсуждаем, выделяем из зарплат сумму на общие траты. Не нравятся мои условия - вали нафиг. В свою очередь, я готова выслушать твои требования по совместному проживанию.

- А почему не у меня? - странно, Лиза ожидала, что возражения вызовет другой пункт.

- Потому что в твоей квартире я не чувствую себя как дома. А ты у меня существуешь вполне комфортно. Во всяком случае, если у тебя и были какие-то проблемы, то ты их хорошо скрывал. Еще вопросы, возражения?

 

- На диване я спать не буду, даже не надейся, - если бы Змей был гремучником, то Лиза, несомненно, сейчас бы услышала стук его 'маракаса' на кончике хвоста.

Ой, испугали ежа голым задом!

Что ж, Евгений Петрович Горский вновь вернется в ее жизнь и ее постель...

Но Лиза очень сильно подозревала, что теперь всё будет совсем по-другому.

 

Женька хорошо помнил, как на следующий день после знаменательного разговора приехал после работы к Лизе домой. С вещами. А что тянуть?

- Ну, идем, будем тебя знакомить с новым местом дислокации, - сказала хозяйка после приветствия.

Он еще удивился тогда, что он там такого не видел?..

Однако в передней комнате его ожидал 'сюр-прайз'. В неизвестном направлении исчезла 'антикварная' стенка, которая ранее с гордостью несла на своих антресолях лучшие традиции совдеповской мебельной промышленности. Скопище книг из нее, однако, сохранилось. Теперь почтенные манускрипты размещались на открытом стеллаже, разделяющем комнату поперек на две части. Та, что ближе к окну, была поменьше.

- Это - твоя территория, - Лиза указала рукой на вторую часть помещения, терявшуюся в сумраке. - Можешь делать здесь всё, что захочешь. Только, если можно, чтобы без лишнего шума, когда я прихожу с работы. Мне после ударной дозы общения с пациентами жизненно необходимо побыть в тишине.

Так что теперь Женька сидел, развалясь на СВОЕМ кресле, и глядел футбол на СВОЕЙ плазме, что висела на стене, на которую ОН САМ клеил обои, ИМ же выбранные и купленные. В ЧУЖОЙ квартире. Сюр какой-то, ей-богу, размышлял он.

В целом, к удивлению Женьки, его Великая Жертва на поверку оказалась не такой уж Великой. В смысле, черт-то был не так страшен, как его малевали. По-крайней мере, месяц совместной жизни дался ему без какого-либо морального ущерба. Раз-в-недельная уборка пола посредством пылесоса, ежеутренний вынос мусора по дороге за машиной, запуск стирки в машинке-автомате и периодическая готовка еды - вот и вся трудовая повинность, что упала на его плечи. Собственно, в 'холостяцкую' бытность хлопот по дому у него было больше.

Были и другие бонусы. Особенно, если Лиза была дома. Уставшего Змея, с трудом волочащего хвост домой, встречал горячий ужин и умелые руки хозяйки, волшебным образом снимавшие боль с головы, и тяжесть - с плеч. Женька вообще любил, когда Лиза была дома. Он привык встречать ее вечерами из консультации, наизусть выучив все выбоины в щербатых ступеньках старого здания. Не смог он привыкнуть только к ее ночным дежурствам в роддоме. Особенно, если они совпадали с дежурствами Дежнева. Женька даже пытался поставить условие, чтобы Лиза перешла в другую больницу. На что получил вежливый и аргументированный отказ. В целом, он даже поверил, что ничего у нее с завотделением не было. Но не до конца. Опять же, одно дело, что это у НЕЁ ничего серьезного со Стасом не было. А где гарантия, что так же было со стороны Стаса?

Между тем, Ведьма наконец-то расслабилась в постели, и на сексуальной ниве Женька снова мог чувствовать себя 'орлом'. Ее беременность, кстати, тоже оказалась не таким ужасным испытанием, каким казалась Женьке изначально. Особых изменений в будущей матери своего ребенка он не замечал. Нет, животик уже слегка обозначился. А в остальном Ведьма оставалась той же ироничной и вменяемой женщиной.

Правда, из их отношений ушла былая легкость и беззаботность. Зато им на смену пришла глубина. С некоторой горчинкой. Все-таки обиды так просто не вымываются.

Злился ли он на Лизу теперь?

Сложный вопрос. Когда бы Женька осознанно и добровольно пошел на серьезные отношения? Гипотетически была вероятность, что это произошло бы прежде, чем он преодолел бы порог репродуктивного возраста. Но она была крайне мала. И крайне гипотетична.

А так всё сложилось совсем не плохо.

И даже хорошо.

Потому что с Лизой ему было хорошо.

Настолько хорошо, что это даже пугало.

Не в смысле, что ему хотелось проблем, просто...

По большому счету, Женька же принудил Лизу к совместному проживанию. Она выбрала его в качестве биологического отца для своего ребенка. Где-то в чем-то это ему льстило. Но был ли Змей для неё чем-то еще? Было ли между ними что-то ЕЩЕ в принципе? Это тоже вопрос...

С одной стороны, Ведьма ему абсолютно не доверяла и даже не скрывала этого. Например, Змей настоял, чтобы они перевезли к Лизе его стиралку, которая была не только мощнее, но и имела функцию сушки. Так вот, отдать свою старую 'в хорошие руки' Ведьма отказалась напрочь, сославшись на то, что 'ты наиграешься в 'Дом, милый дом', а мне потом новую покупать?'

С другой стороны, вера к ней со стороны Женьки тоже не отличалась безграничностью. Всё же обманувший раз... На вопрос Лёнчика, когда его пригласят на свадьбу, Женька стра-ашным голосом ответил: 'Властелин Колец, когда ковал обручальные Кольца Всевластия, наложил на них страшное заклятие, которое открывает в женщинах самые те-емные их сто-ороны, - на этом месте он изобразил "Бу!" - Ты думаешь, я жажду превратить свою Ведьму в Бабу-Ягу?'

В каждой шутке есть доля шутки...

Но предложения руки и сердца Елизавета Сергеевна Бестужева пока не получила.

 

- Всё у вас нормально, - успокаивающе проговорила Лиза пациентке, которая сидела перед ней на стуле. - Не переживайте.

- Как нормально? - на лице собеседницы отразилось практически потрясение. - Не может быть! Елизавета Сергеевна, может, вы плохо посмотрели?

- Я хорошо посмотрела. И пропальпировала, то есть прощупала, я тоже хорошо. Всё у вас мягонько, размеры в норме, признаков воспаления нет.

- Может, что-то всё же пропустили? - чуть ли не всхлипнула женщина, на вид немного моложе Лизы. - Вы не представляете, какие боли! Ночью сворачиваюсь вдвое и вою, вою...

- А почему вы думаете, что это гинекология?

- А что там, внизу живота, может быть еще?

- Вообще-то там еще кишечник есть. И мочевыделительная система. Они тоже могут давать 'ТАКИЕ боли'. У вас мочеиспускание как, безболезненное? Насколько частое?

- Да вроде обычное...

- Тогда я бы вам посоветовала обратиться к проктологу. Вполне возможно, что это колит, воспаление толстого кишечника.

- У меня никогда не было проблем с кишечником...

- Всё когда-то бывает впервые, - философски заметила Лиза. - В последнее время стрессов не было?

- Так, вся жизнь - сплошной стресс.

- Менять нужно что-то в жизни, если она - сплошной стресс. От этого психосоматика вылезает. И ЖКТ - первое, что страдает. Гастриты, колиты, язвы - они практически всегда от 'нервов', - Лиза дописала последнюю строчку и закрыла карточку. - В общем, вы - не мой пациент. До свидания!

- До свидания!

Пациентка закрыла за собой дверь.

Лиза посмотрела на часы.

Официально прием закончился двадцать минут назад.

- Лизаветсергевна, можно я уже убегу? - жалобно посмотрела на нее Оленька. - Мне очень-очень нужно...

- Беги, - разрешила Лиза.

- А вы пелсональную калету с лыцалем ждать будете?

- Куда же мне деваться... А то поедешь на общей подводе, так потом от этого 'лыцаля' огребешь за несоблюдение техники безопасности, - театральный вздох.

- Ну, тогда счастливого ожидания! - Оленька помахала ручкой и поцокала каблучками.

Женька не звонил.

Лиза закончила бумажные дела, отнесла заполненные карточки в регистратуру...

Звонка всё не было.

Лиза набрала его номер.

Телефон сообщил, что абонент временно недоступен.

Морозка уже в который раз за последние сорок минут посмотрела на часы.

Может, на работе аврал какой-нибудь, постаралась успокоить себя Лиза. Э-эх, придется ехать на 'подводе'. Или 'частного извозчика' вызвать?

Домой она добралась ближе к десяти.

Телефон Женьки не отвечал

К половине одиннадцатого сомнений уже осталось.

Черт подери, она почему-то надеялась, что его хватит на дольше...

 

В общем, когда без пятнадцати одиннадцать раздался звонок, Лиза уже полыхала жаром, что твой дракон. К счастью, пламя удержалось на кончике ее языка, иначе Тимуру - а это был он, - уши бы опалило.

- Привет! Как там наш собаколов? - дружелюбно поинтересовался Тим.

- Об этом стоит спросить у той суки, которую он поймал, - пламенем плеваться нельзя, напомнила себе Лиза. Но ядом-то - никто не запретит!

- Да ладно! Это был кобель. Я точно разглядел.

- Ого! У Евгения Петровича от тоски ориентацию сорвало? Или он думает, что если будет бегать по мужикам, а не по бабам, я в приступе глубокой толерантности промолчу?

- Лиза, ты вообще о чем? Ты хочешь сказать, что дома его нет?

- Не знаю. Может, он и дома. Но на звонки не отвечает.

- А ты где?!

- Дома. У СЕБЯ.

- То есть он, идиот, к себе поехал? Я начинаю за него беспокоиться.

- А что за него беспокоиться? Уже большой мальчик. Как-нибудь справится с новыми постельными горизонтами.

- Лизаветсергевна, вот честно, если бы это была не ты, я бы сказал, что ты дура. Я про собаку говорю. Про щенка.

Лиза начала успокаиваться.

- Ты думаешь, пес бешенный и его покусает? - хохотнула она облегченно.

- Лиз, Женька его в реке выловил. И сам немного... поплавал.

- Вы что там все, с дуба рухнули?! Змей в моржа решил переквалифицироваться?! - Морозка снова завелась, но совсем по другой причине. Картина отсутствия сожителя открылась ей совершенно с другой стороны.

- Он не специально, - стал оправдываться за приятеля Тимур. За себя бы оправдывался. Что, раньше позвонить не мог? И тот тоже... Правильно Тим сказал - идиот. Доберется Лиза до него, хвоста-то накрутит! - Я думал, он к тебе поедет, - продолжил Змеев начальник, - ты его там ремнем по попе разотрешь и чаем малиновым отпоишь. Пошел-ка я за машиной...

- Не нужно. Я сейчас такси вызову, сама к нему смотаюсь.

- Ночь на дворе. Давай без подвигов. Ты у нас - барышня в положении, куда тебе дергаться? Сиди, я в состоянии оказать помощь при простуде.

- Тим, - Лиза постаралась вложить в свои слова максимум решимости, - если бы речь шла о Котьке, ты бы остался дома?

- Котька на такие подвиги не способна, - категорично ответил Тимур. - Я на это надеюсь, - добавил он после паузы. - Потому что плавает она не так хорошо. Но я тебя понял. Как будешь выезжать, отзвонись, пожалуйста. И как приедешь. Может, все же отвезти?

- На улице не лихие 90-е, Тимур Александрович. Но за заботу спасибо. Я позвоню.

Попрощавшись, Лиза нажала отбой. Такси подъехало на удивление быстро, она только успела одеться, собрать 'дежурный чемоданчик' с лекарствами на такой случай и отыскать запасные ключи от Женькиной квартиры.

 

Морозка вышла из машины и посмотрела на его окна. В коридоре горел свет, значит этот, с позволения сказать, отморозок, дома.

На звонок в дверь Змей не ответил, и Лиза, уже накрутившая себя видами один другого краше, напряглась еще сильнее. Она поднялась на лифте, открыла двери, вошла в квартиру и, скинув сапоги, прошла внутрь, чтобы включить свет в спальне. Из-под кучи одеял виднелся Женькин нос. 'Драконша' откинула одеяло и потрогала его лоб. Пожалуй, она ошибалась, когда думала про себя, что полыхает огнем.

Любитель водного поло с щенками открыл глаза и щурясь, пробормотал с улыбкой:

- Ой, Лиза, а когда ты одеться успела? - Бредит, мелькнуло у нее в голове. Но взгляд Змея неожиданно сфокусировался, и он более осмысленно произнес: - Ты как тут оказалась?

- Тимур позвонил, - она снимала пуховик. - А у тебя, засранца, что, руки бы отвалились мой номер набрать?

Женька потянулся лицом к Морозкиной ладони и потерся об нее.

- Я телефон залил, - сказал он тоном 'я-больше-не-буду'.

- Что тебя вообще купаться потянуло? - проворчала Лиза. Во всяком случае, живой. А с остальным она как-нибудь справится.

- Сегодня по прогнозам река должна была вскрыться. Мы и поехали после работы на берег. Ветрина завывает, лед вздулся, но держится. Чувствуется, из последних сил. - Змей пытался делать вид, что в порядке. Но замедленная речь, тяжелое дыхание и постоянно облизываемые пересохшие губы выдавали его с головой.

- Сейчас попить принесу, и продолжишь свою исповедь, - Лиза бросила верхнюю одежду на вешалку и вернулась с теплым малиново-смородиновым морсом. Женька жадно припал к кружке.

- Спасибо! Спасла. Так вот, - продолжил он 'ожившим' голосом, - глядим мы на эту стихию, вдруг слышу - не то писк, не то всхлип. Подхожу к краю склона - а там псина на льду сидит. Лапы во все стороны расщеперил и подвывает. Жалко же, хоть и бессловесная тварь, но ведь живая! - с непонятной злостью произнес Женька.

- И ты пошел по льду, челюскинец недобитый, - не столько спросила, сколько констатировала Лиза в процессе ревизии захваченных с собой медикаментов. - В смысле, лупить тебя некому. Ты во сколько пил жаропонижающее?

- Я его не пил. И к твоему сведению, я авантюрист, но не идиот, - Морозка про себя с последним утверждением не согласилась. - Во-первых, там же вода вдоль берега течет. Где-то с метр шириной. Во-вторых, лед еле дышит... Мы с мужиками скинулись запасками, - о, организация спасательных операций - это наше всё! В этом весь ее Принц на Серебристом Лёхусе, - я по ним и пошел. Ну, на обратном пути на одну покрышку встал не очень удачно... - с видом 'все мы несовершенны' продолжил он. - Зато ледоход мы все-таки посмотрели!

Лиза поморщилась от Змеева оптимизма.

- А почему сюда поехал, а не домой? - поинтересовалась она, протягивая таблетки и кружку.

Женька сел на кровати, кутаясь в одеяла, и из-под них выбрался, недовольно тявкнув, черный щенок с рыжими подпалинами на лапах и вокруг левого глаза.

- Не мог же я Тайсона бросить... - виновато ответил собачий Дед Мазай и залпом проглотил всю предложенную медикаментозную гадость.

- О, Господи! Он еще и Тайсон?

- Наглый, черный, в перчатках и с фингалом... Кто же еще? - Женька искренне недоумевал.

- Вот с Тайсоном бы и приехал.

- Лиз, он же еще маленький. ПИсать будет на полу, пока к улице не привыкнет...

А то она не догадалась!

- То есть пусть лучше здесь, на паркет, чем там на линолеум? Женька, ты, когда в воду падал, головой не ударился? Так, всё, больной, спи, - заботливая врачиха в ней уложила пациента и аккуратно подоткнула одеяло.

Лиза сидела на краю кровати и смотрела на засыпающего мужчину. Его лицо постепенно расслаблялось, а дыхание выравнивалось. И на смену облегчению от того, что ничего непоправимого с ним не случилось, приходил невыносимый стыд и чувство вины. Пока она в красках представляла Женьку с очередной блондинкой из сауны, с ним могло случиться всё, что угодно. Вообще ВСЁ! А она, вместо того, чтобы хотя бы позвонить тому же Тимуру, зарылась в свою обиду и бережно ее пестовала. Да, у Женьки осложненный анамнез в плане отношений с противоположным полом, но пока проблемы в отношениях возникали в основном из-за ее 'истории болезни'. Может, пора уже выздоравливать? Может, стоит поверить Жениным делам и дать им обоим второй шанс? Что она теряет, в конце концов? Пока ей просто НЕЧЕГО терять. Но, доверившись, она сможет попробовать это 'что-то' построить. А там, чем черт не шутит, вдруг удастся это 'ЧТО-ТО' сохранить?

Ее отвлек щенок, не осознающий, к собственному счастью, весь пафос размышлений неожиданно обретенной хозяйки. Тайсон вообще был к пафосу глух, поскольку хотел есть и тыкался носом в бедро.

- Если ты любишь меня, полюби моего пса... - негромко напела Лиза на мотив 'наутилосовской' 'Тени'. - Пошли, троглодит, будем тебя любить посредством поиска жратвы.

Отвлеченная уборкой луж за собакой, она не заметила довольную улыбку, мелькнувшую на лице 'спящего' пациента.

Автор: Светлана Нарватова

форум

Категория: Собственные произведения | Добавил: mened (16.03.2015)
Просмотров: 230 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 5.0/18
Всего комментариев: 7
avatar
0
7
Спасибо за продолжение  cvetok01 
avatar
0
6
Змей в своем репертуаре - прикинулся спящим.  fund02002 Спасибо за замечательную главу!  dance4
avatar
0
5
Спасибо lovi06032
avatar
0
4
Спасибо! good lovi06032
avatar
0
3
Большое спасибо за главу  good lovi06032
avatar
0
2
Большое спасибо ! aas9906 giri05005
avatar
1
1
Спасибо...неожиданно у них всё и спонтанно..но для этих упрямцев это идеальная ситуация, а то так  по одиночке дулись бы друг на друга ещё долго...мм вот такой Змей очень даже понравился...прямо пришел увидел победил giri05003
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]