Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Женщина: взгляд изнутри. Глава 6

ГЛАВА 6

 

Лиза поднялась на свой родной этаж и открыла дверь. Привычная тишина встретила ее. Дом, милый дом. После веселой трескотни Женьки и вечно-позитивно-фоновой музыки, которая настолько органично вписывалась в его квартиру, что воспринималась приложением к мебели, эта тишина резала ухо.

Лиза включила свет, поставила на место обувь, повесила в шкаф плащ и прошла в ванную. Платье полетело в корзину для грязного белья, чулки - на ее крышку, поскольку требовали бережного к себе отношения.

Сначала - душ. Потом нужно поставить еду на завтра. И послезавтра. И после-после-завтра, если повезет. Мультиварка - 'наше всё' занятого человека.

Справившись с делами первой необходимости, Лиза вернулась на 'жилую площадь'. В отличие от Коти и Анечки, Лиза родилась и выросла здесь, в этом городе. Дивидендом стала ее квартира, доставшаяся по наследству от бабушки.

В квартире мало что изменилось за те пять лет, что прошли с похорон ее - о мертвых или хорошо, или ничего, так что помянем покойницу минутой молчания, - бабули, царствие ей небесное. Хотя, что она так уж... о родственнице. Характер у бабы Маши был, конечно, не сахар. По твердости он был значительно ближе к алмазу. В детстве папина мама ассоциировалась у Лизы со 'столбовой дворянкой' из знаменитой сказки великого русского пиита.

Бабуля так и не смогла смириться с тем, во что превратился ее единственный и горячо, - по-своему, - любимый сын, и винила во всем Лизину мать. Мамуля же, по скромному Лизиному мнению, была достойной преемницей свекрови в деле воспитания супруга. В искусстве пиления и гнобления она бабуле мало уступала, разве что опыта и изощренности недоставало. Иногда Лизе казалось, что свои ежовые рукавицы обе женщины покупали в одном и том же магазине спецодежды.

Поскольку продукция была одинаково 'левая', ибо заявленного эффекта не давала.

Бабушка и мама старательно игнорировали друг друга до самого конца не только физически, но и в разговорах. С нею, во всяком случае. Так что квартира не была связана с какими-то неприятными воспоминаниями. А поскольку состояние жилища было вполне терпимым, Лиза на его счет не заморачивалась.

С ее точки зрения, квартира должна была быть функциональной. И она была. Мебель и техника обеспечивали своей хозяйке максимальное удобство и эргономичность.

Однако оттененное Женькиным евроремонтом, обиталище выглядело не ах. 'Не ах' было самым скромных из всех подходящих эпитетов. Нельзя же вечно играть 'в темную'? Нужно что-то придумать...

Всего-то ничего.

Об этом я подумаю завтра, не стала оригинальничать Лиза. А теперь пора спать.

И видеть сны.

Быть может.

 

Утро трудового дня Лизу не обрадовало. А кого вообще радует утро трудового дня? А она еще и не выспалась.

В голову с ночи лезли всякие непрошеные мысли. И еще менее 'прошеные' воспоминания недавних событий. И мысли о воспоминаниях...

Вывод был предсказуемым: чем быстрее она получит две полоски, тем будет лучше. А то так неизвестно до чего доиграться можно. Утром эта мысль выкристаллизовалась особенно четко.

Консультация встретила Лизу нескончаемой очередью в регистратуре. От кабинетов, принимающих анализы, также тянулись 'хвосты' в лучших мавзолеевских традициях социалистического периода. Хвостообразующим началом были беременные всех форм и размеров. Лиза молча посочувствовала им, обменялась кивками с некоторыми из пациенток и пошла в свой кабинет.

Прием шел без особых затей: обычные осмотры, традиционные жалобы, стандартные манипуляции.

Поэтому появление на пороге кабинета ощутимо беременной девушки в слезах несколько встряхнуло засыпавшую на ходу Морозку.

- Что случилось? - поинтересовалась она, вынимая из кучки знакомую карту.

- Я на УЗИ была... - Лиза мгновенно напряглась, стараясь сохранять видимое спокойствие.. - Вот.

Девушка протянула доктору протокол обследования. Лиза внимательно его оглядела... и не нашла причин для слез.

- И?...

- Миома, - обреченно выдохнула пациентка.

- Ну да. Присаживайтесь, давайте давление померим.

- Это же опухоль!

- Дорогая моя, на сегодняшний день медицинская статистика утверждает, что частота встречаемости миомы среди женщин детородного возраста по разным источникам составляет от 20% до 50%. По-русски говоря, по самым оптимистичным данным она есть у каждой пятой, а по самым мрачным - у каждой второй. К тому же это доброкачественная опухоль. А в вашем случае это даже не опухоль, а 'опухолюшка'. Или даже 'опухоленок'. Нет, давление и в конце приема перемерим. Ольга Александровна, принимайте девушку в свои объятия.

- Но она так быстро растет, - на глазах девушки, встающей на весы, выступили слезы.

- С чего вы взяли? - Лиза автоматически записывала данные, которые ей диктовала акушерка.

- Так на первом УЗИ ее же не было, а сейчас целых 1,5 см.

- Правильно. И это нормально. Гормональный фон беременных изменяется, и миома на нем растет как на дрожжах. Родите, гормональный фон нормализуется, опухоль пойдет на спад, а то и вовсе рассосется. Расположение у нее хорошее, родам не помешает, так что волноваться не о чем. Меня больше волнует ваша прибавка в весе.

- Ну, так уже почти 24 недели, - девушка довольно погладила кругленький животик.

- Это хорошо. А вот 3,5 кг за три недели - плохо.

- Так мы же вдвоем кушаем, - улыбнулась беременная.

- Учитывая, что ваш малыш сейчас весит грамм 600-700, большая часть рациона все же достается вам. И лишние жировые складки не нужны ни ребенку, ни его маме.

- Ничего, после родов похудею! - отмахнулась пациентка.

- Конечно, похудеете! До пяти кг чистого веса плюс околоплодные воды плюс плацента плюс родовая деятельность. А потом, учитывая предрасположенность, опять начнете набирать. Пока вы будете кормить ребенка грудью, ваш организм, - ура гормонам, - будет с повышенной готовностью аккумулировать лишние килограммы. Порадует ли это вашего мужа? Присаживайтесь, давайте перемеримся.

- Муж меня будет любой любить, - с улыбкой уверила Лизу девушка.

- Ни капли не сомневаюсь. А будет ли он при этом желать вас как женщину? Хотя это, безусловно, личное дело вашей семьи. Но как врач я обращаю ваше внимание на то, что перебор веса за беременность увеличивает риск позднего токсикоза и усиливает предрасположенность к диабету у ребенка. Поэтому настойчиво рекомендую быть внимательнее к своему питанию. Вот теперь давление в норме. Берегите себя.

- Вы так уверены в благоприятном исходе с миомой, - неодобрительно высказалась Олечка, когда дверь за пациенткой закрылась.

- Я не уверена. Но все, что я сказала - правда. Лечить и обследовать мы ее сейчас не будем в любом случае. Так зачем же вешать на будущую маму проблемы, решить которые она все равно не в силах? Давай следующую.

 

Лёнчик отнесся к новости о переносе очередного 'кооператива' (прим. Режим кооперативной игры предполагает совместное прохождение игрового эпизода командой из нескольких игроков) без большого воодушевления. Впрочем, и возмущения особого не выказал. Скорее, удивление:

- Чел, я фшоке! И ради чего ты изменил настоящей мужской дружбе? - вопрошал у Женьки приятель, расстреливая очередного выскочившего из темноты монстроида.

- Ради того, что мужская дружба мне дать не может, - монстроид - или мутаноид, кто их там разберет? - оказался не один, как понял Змей по красным сполохам, пробежавшим по монитору. Развернувшись, он прошил очередью другую условно разумную тварь неясной этимологии. - Или ты готов пожертвовать другу самое дорогое? - последнее слово Змей скорее прорычал, вколачивая боезапас в новую порцию нелюдей. Или страхолюдин?

- Па-ашел вон, пра-ативный! - манерно произнес Лёнчик, и Женька решил последовать его совету. Нормальные герои всегда идут в обход. - Новенькая?

- Назвать ее 'старенькой' у меня язык не поворачивается, - наблюдать, время от времени постреливая из укрытия, как Лёнчик расправляется с тварями, было поучительно. Хотя скиллы (Прим. - навыки) подобного уровня одним наблюдением не получишь. Тут нужна практика и еще раз практика.

- Ты где ваще? - недовольно гаркнул виртуоз игры на огнемете, и Женьке пришлось вернуться в бой. - Она так хороша?

На какое-то время Змею стало не до разговоров.

- Нестандартна, - коротко ответил он, когда локация, наконец, оказалась пройдена, и у геймеров появилось немного времени отдохнуть и помародерствовать.

- То есть нехороша?

- Ну, 'хорошей' ее назвать непросто. Есть в ней что-то от 'плохиша', - наконец произнес он.

- Жрет варенье ведрами, а печенье - корзинами?

- Вареньем кормить я ее пока не пробовал...

- А зря. Вдруг с вареньем даст?

- Леонид, вы сомневаетесь в моих талантах? - новая локация встретила их обманчивой пустотой. Ну, если не считать кучи трупов, валяющихся и висящих в живописных позах.

- А у тебя есть таланты?

В этот момент в сумраке помещения зажегся экран, на котором какой-то мудлан что-то проповедовал на английском. Женька от неожиданности чуть было в него не выпалил.

- У вас с нею много общего, кстати. Жало вместо языка, например, - он насторожено осматривал игровое пространство.

- Бедный, бедный Змей. Это же никакого орального удовольствия...

- Тьфу на тебя! Бабу себе заведи, что ли. Озабоченный.

- Не-ет, озабоченный у нас ты. Оттого и баб заводишь... А у этой прелестницы имя имеется? - ожидание неприятностей закончилось внезапно. Сначала с громким стуком дернулся зомбоид слева. Добраться до героев ему помешало бронебойное стекло. А вот толпе тварей справа, хлынувшей сразу после, не мешало ничего.

- Угу, - на большее у Женьки мозговых ресурсов не хватило.

- А какое? - полюбопытствовал его друг, перещелкивая вид оружия.

- Красивое, - враги посыпались и с лестницы. - Отвянь.

- Ничего себе! Он променял меня на какую-то девицу с красивым именем, и я же еще и 'отвянь!' - возмутился Лёнчик, когда поток уродливых творений его коллег иссяк.

- Лёнь, не отвлекайся, - вовремя. Поскольку это был не конец, а передышка.

На этот раз зомбомонстры 'вынесли' Женьку из игры. Полюбовавшись на мониторе, как выглядят его кишки - точнее, кишки его персонажа, - он предложил прерваться.

- Так она тебя настолько вдохновила в первый раз, что ты решился на повтор? - спросил хозяин геймхауза, нарезая колбасу для бутербродов. Сам Змей тратить силы, время и деньги на создание подобного игрового супер-железа не стал бы. Но раз уж его создал кто-то другой, то грех не воспользоваться, верно?

- Этот раз будет четвертым, - негромко ответил Женька, разливая кипяток по кружкам.

Леонид присвистнул.

- Да, приятель, это старость. Был ты у нас Змеем, а станешь так... дряблым, беззубым земляным червяком... - сквозь смех выдавил Лёнчик, за что схлопотал подзатыльник.

- Мал ты еще, вьюнош, рассуждать о старости.

- Ты еще скажи, что у меня молоко на губах не обсохло.

- Я бы сказал, да засомневался: а вдруг это не молоко?

- Ну ты извраще-енец! И кто из нас двоих озабоченней?

- Простая арифметика подсказывает, что ты.

- 'Дорогой, ты мне верен?' - пропел Лёнчик тоненьким голоском. - 'Да, и на то есть две причины', - продолжил он обычным голосом. - 'Любовь и верность?' - снова пропищал приятель. - 'ЛЕНЬ и ПОРНОСАЙТЫ!' - пробасил он голосом Злодея. - Так чем же удержала тебя таинственная дева с красивым именем? - перевел он тему.

- Не поверишь. Я сплю с нею на спор.

- Верю. Но не одобряю. Поскольку считаю это непорядочным.

- Ути-пути, какие мы бойскауты! Успокойся, спор с нею же.

- О как! Об чем?

- Некритично.

- Да ну! И что ты получаешь, если выиграешь?

- Желание.

- Тьфу, напасть какая! И чего же ты такого от нее желаешь?

- Я же говорю, у вас, акселератов, рост - во! А мозгов - как у диплодока... Здесь все дело не в результате, а в процессе.

- Я просто весь изошелся на любопытство: чего же такого заковыристого она предложила тебе в этом древнем как мир процессе?

- Отдыхай! Там NC-18.

- Дяденька, дяденька, а когда я подрасту, вы мне расскажете? - заныл шут.

- Подрастешь - сам узнаешь. Если повезет...

- Ладно, с 'процессом' я еще могу понять. Но о чем могут поспорить в кровати двое людей разного пола? Вот в чем вопрос.

- Гамлет, пообещай, что не будешь ржать.

- Не, ничто не стоит таких жертв. Колись так.

- О том, что я доведу ее до оргазма.

- Ой, не могу! - простонал Лёнчик сквозь смех. - Я так понимаю, счет три-ноль не в твою пользу. А ты вибратором пользоваться не пробовал?

Ёмкая, но в приличном обществе невоспроизводимая реакция Женьки вызвала новый взрыв хохота у его приятеля.

- Ладно, с другой стороны, пока выигрываешь только ты. А ей-то с того какая польза?

- Надеется, что я когда-нибудь выиграю? - предположил Женька.

- Аргумент. А что ты потеряешь в случае проигрыша?

- О! Я не потеряю, я приобрету, - хмыкнул Змей.

- Всё! Я окончательно запутался в ваших играх. Я готов предугадывать мысли людей и собак, но мышление устриц - это какой-то мрак, - процитировал Лёнчик 'Несчастный случай'. - Совершенно не ясно, что придумают завтра...

- А вот тут ты не прав! Это - не зоология. Это - жизнь!

- Интересная у тебя жизнь! - фыркнул Лёнчик и, поставив кружку на стол, двинулся в сторону 'игровой' комнаты.

- О, ты даже не представляешь, насколько! - согласился с ним Змей и, задумавшись о том, что его ждет завтра, двинулся следом.

 

Вчера Женька не выдержал испытания молчанием и позвонил Ведьме поинтересоваться планами. Та сказала, что планы у нее - один грандиознее другого. Самая большая проблема, заявила злодейка, придумать, как уложиться в один день... Поэтому она будет его ждать, как тот выспится. Как одеться? А что-нибудь с дырочками есть? - полюбопытствовала Лиза. Только такое, которое порвать, если что, не жалко.

В общем, в воскресенье Змей проснулся непривычно рано - в десять утра. На душ, завтрак и сборы ушел в общей сложности час. Он завернул по дороге в ближайший цветочный магазин, и, несколько шокировав продавщицу рваными джинсами в начале октября, прикупил безупречную белую розу.

Вот и всё. Теперь он готов к любым неожиданностям.

Лиза открыла дверь в футболке и шортиках, на волосах зеленела хирургическая шапочка.

- Здравствуй, Зеленая Шапочка! Куда это ты собралась утром с таким большим ножом? - поинтересовался Женька, с опаской поглядывая на необычный символ гостеприимства.

- Спасибо на добром слове, господин Волк. Проходите, раздевайтесь, тапочки надевайте.

На полу лежала пара одноразовых БЕЛЫХ тапочек.

- Я уже успел тебе НАСТОЛЬКО надоесть? - спросил Змей.

- Надо-есть? Надо-есть, - замогильным голосом в лучших традициях Ганнибала рассуждала вслух Ведьма. - Да нет, - сделала она неопределенный вывод, - не успел... пока... Проходи, не бойся.

Один взгляд на комнату объяснил и нож, и шапочку, и белые тапочки... Большая часть стен пугала своей обнаженностью. Меньшая была стыдливо прикрыта различных форм и размеров кусочками насмерть приставших обоев. В доисторический цветочек.

Женька вопрошающе поднял бровь.

- Ну, ты же сказал, что я могу тебя использовать, как захочу, - сказала Лиза с видом напакостившей школьницы в кабинете директора.

- Я в сексуальном смысле говорил...

- О, ты просто не представляешь, как меня возбуждают хозяйственные мужчины. К тому же, с чем еще так натрахаешься, как с ремонтом? - похлопала ресничками Зеленая Шапочка.

- А джинсы с дырочками зачем?

- Ремонт - еще не повод отказывать себе в эстетическом удовольствии, - заявила Ведьма. - Да тут делов-то. Обои наклеить. Я уже все подготовила, - она обвела рукой фронт работ.

- И стенку сдвинуть, - мрачно заметил Змей.

- А стенку зачем? Ее уже лет десять никто с места не двигал.

- Лиза, - Змей постарался вложить в свою интонацию всё своё отношение к ситуации. - Я согласен помочь с ремонтом, но не намерен заниматься порнографией. Поэтому ты разберешь стенку, и мы ее отодвинем. Благо, - Женька взглянул себе под ноги, - испортить этот пол невозможно.

- Не думала, что это такая надежная краска...

- НЕТ! Просто хуже уже некуда.

- Жень, у меня обоев не хватит на всю комнату, - жалобно, на этот раз, похоже, вполне искренне, заметила Лизка.

- Докупим.

- Они были последними, - вздохнула Зеленая Шапочка, глядя в пол.

- Скомбинируем. Обои-то хоть покажи. Лиза кивнула головой в угол, где лежала вязанка рулонов. Флизелин, определил на вид Женька, довольно приятного теплого цвета с абстрактными чуть более светлыми разводиками. Если ему не изменяет память, то такой цвет романтичными барышнями называется 'персиковым'.

- Одну стенку можно будет оклеить обоями схожей фактуры и близкого цвета, - предложил он. - Я сгоняю до магазина, а ты займешься разбором этого хлама, - Змей кивнул в сторону сервантов, - и отклеишь эти безобразия, - он ткнул в пятна.

- Я пыталась, - возразила Лиза.

- Плохо пыталась. Берешь мокрую тряпочку, горячий утюжок, и все отходит как миленькое.

- И вообще, с чего это ты поедешь за обоями? Мне же с ними жить...

- Дорогая, жить все-таки рекомендуется с одушевленными объектами. А в магазин я поеду без тебя, потому что мне жалко времени. Ибо возле женщины в магазине, как вблизи черной дыры, время волшебным образом локально замедляется. Причем, что самое волшебное, в остальном мире оно идет с той же скоростью. Да и судя по убранству этого жилища, твое представление о прекрасном способно только испортить дизайн помещения.

- Это не МОЙ дизайн помещения.

- И сколько ты в нем живешь?

- Пять лет.

- Вот и я о том же.

Выяснив размеры комнаты, количество рулонов и объемы клея, Женька направился в прихожую.

- Аривидерчи, бамбина. Деньги вернешь по чеку, - отсалютовал рукой Змей, и, матерясь про себя, двинулся к машине.

Вернулся он спустя час, вполне довольный своими приобретениями.

- А это что такое?

- Это бордюр, Лиза, - Женька буквально влюбился в довольно широкий, сантиметров 20, виниловый бордюр с египетскими мотивами. И главное, он идеально шел в цвет, объединяя более светлые обои, которые Змей докупил, и те, что уже были.

- Женя, я ценю твою заботу, но сама в состоянии декорировать свою комнату.

- Ага! Вот эта стенка - тому достойное подтверждение, - он брезгливо кивнул в сторону опустошенной мебели.

- Она досталась мне в наследство, - оправдываясь, ответила Лиза.

- Лизавета Сергеевна, не всё, что достается в наследство, является антиквариатом.

- Знаешь, я же твою квартиру не критикую! - возмутилась обладательница совдеповской мечты.

- И правильно делаешь. Там критиковать нечего.

- Да-а-а..., - протянула Лиза. - Скромность - не твое украшение.

- Я не женщина, - парировал Женька, - в украшениях не нуждаюсь.

Сняв вместе с Лизой довольно легкие антресоли, Женька, используя древнюю технику аборигенов с острова Пасхи, угол за углом сдвинул шкафы на достаточное от стены расстояние.

- Так. Клеить начинаем от окна, стены мажем, потом на них кладем обои. Разглаживаем, подрезаем. Вопросы, предложения есть?

- Есть. Ты сколько раз в жизни клеила флизелиновые обои? - поинтересовался Змей, предугадывая ответ.

Ответом было молчание.

- Вот и не нужно мне указывать, что и как делать. У тебя уровень есть?

- Чего?

- Правильный вопрос 'Какой?', но уже некритично. Почему ты не попросила его у меня?

- Ну, мы же договорились без девайсов... - с наивным выражением лица сообщила Зеленая Шапочка.

- Договор касался исключительно приспособлений сексуального характера, насколько я понимаю.

- О! Я как представлю тебя с уровнем... Та-ак сексуально! - пропела эта коза, закатив глаза. Поэтому Змей успел шлепнуть ей по попе.

- Но-но! Оставьте эти свои доминантные замашки! - Лизка отскочила в сторону. - Нет у нас уровня. Проехали.

- А нитка-то у тебя есть? И гаечка тяжелая. Или гвоздь. Будем делать отвес. Раз у нас нынче все через пятую точку.

- Мы договаривались без анального секса! - возразила блюстительница закона.

- Во-во! - согласился Змей.

Вертикаль была прочерчена, полосы нарезаны, клей разведен, кисти взведены...

- Кто сверху? - поинтересовалась Лиза, поглядывая на стремянку.

- Ты, разумеется, - ухмыльнулся Змей. - Ремонт - не повод отказывать себе в эстетическом удовольствии.

 

Женька волевым решением оставил припуск на угол, и не зря. Стены по кривизне не то чтобы дотягивали до Пизанской башни, но возводил их, похоже, все тот же умелец. Которого карма в наказание переродила в России.

Работа шла споро, Лиза оказалась вполне вменяемой напарницей с хорошим глазомером. Еще бы клеем ему на голову не капала...

Поверху, на полосе, оставленной под бордюр, обои торчали кривокосыми выступами, но бывалого ремонтника они не тяготили, поскольку в дальнейшем убирались одним росчерком ножа. В случае данной конкретной квартиры - скальпеля. Был бы здесь его старый добрый строительный уровень... По нему можно было бы и резать, и горизонталь держать. Но тащиться за ним от Лизы до дома и обратно - еще один час коту под хвост. А время и так стремительно улетало.

- А что ты на пол планируешь? - поинтересовался Змей, обрезая полосу обоев понизу. - Лично я рекомендую паркет.

- Думаю, обойдусь линолеумом, - неуверенно ответила Лиза. - Паркет я, пожалуй, не потяну.

- Да куда же у тебя деньги уходят?

- На платья с блестками, - обрезала хозяйка дома и пошла мазать последний открытый кусок стены.

- Подожди, нужно размерить полосу, - Женька взял в руки метровую рулетку, благо она у него на ключах вместо брелока болталась.

- Зачем? Давай просто загнем, - предложила Лиза.

- Мысль мне нравится, но в другом контексте, - согласился Змей. - А на твоих углах с их уникальным и непредсказуемым профилем только и остается, что полосы целиком клеить, ага.

- А там, где не пойдет - ножиком подрежем.

- Гм. И заплаточки подложим. Шла бы ты... красавица, кушать готовить.

- Я так понимаю, что 'красавица' в данном случае - антоним к слову 'умница'?

- Я этого не говорил, - возразил Змей. - Но в проницательности тебе не откажешь, - добавил он после небольшой паузы.

 

- Когда говорят пушки, музы умолкают, - согласилась его персональная Муза и упорхнула в сторону кухни.

Женька не торопясь разметил и отрезал полосу, нанес клей на стену и наложил на нее сверху бархатистое персиковое покрытие. Напуск оказался удачным, полностью закрывая угол и выходя за него небольшой полоской. Женька убедил Лизу пустить более светлые обои на самую темную, противоположную окну стену. Подготовив все к поклейке, он заглянул на кухню позвать помощницу. Все-таки одному с широкой полосой не так просто справляться. На кухне чем-то шипела и постреливала сковорода, булькала кастрюля, а Муза утирала слезы, шинкуя лук.

- Можешь оторваться на минутку? - поинтересовался Змей.

Лиза кивнула головой.

- Ты что, в нахлест их класть собираешься? - возмутилась она, когда Женька протянул ей очередную полосу.

- Тебя не интервью проводить позвали, - наступил на горло ее песне святотатец. - Выводим по вертикали, напускаем на угол пару сантиметров, - распорядился он.

- Ужас какой! - фыркнула Лиза.

- Дуракам полработы не кажут. У тебя широкий шпатель есть? Давай. Всё, спасибо. Можешь возвращаться на место.

- Место! - передразнила его Лиза, но послушно побрела к плите, поджав хвост. Все-таки хорошо, когда женщина тебе чем-то обязана, рассуждал Змей, продавливая сгиб обратной стороной скальпеля, а затем аккуратно, по шпателю, прорезая линию угла. Никаких тебе выяснений отношений, никаких споров. Смирение - вот истинное женское богатство. Жаль, что представительницы слабого пола им так бедны.

Пока Лиза готовила еду, - то ли поздний обед, то ли ранний ужин, - Женька успел привлечь ее к поклейке еще одной полосы.

А затем Лиза привлекла его к еде.

 

Сполоснувшись под краном, Женька вошел на кухню с голым торсом, вытираясь на ходу полотенцем.

Обед был без особых претензий. Котлетки - судя по виду и запаху, домашнего приготовления, подливка, рожки и овощной салатик.

- Да-а-а... В еде твое воображение не столь продвинуто, как в сексе, - заметил Женька.

- А ты бы предпочел, чтобы всё было наоборот?

- В женщине всё должно быть прекрасно: и душа, и тело, и меню...

- Женя, нужно есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть, - поучающим тоном учительницы младших классов возразила Лиза.

- А зачем при таком подходе к еде тебе был нужен мой рецепт?

- Для Коти. Это она у нас шеф-повар и время от времени кормит своих голодающих подружек какими-нибудь вкусняшками.

Женька скривил губы, обозначая свое отношение к сказанному.

- Нет, я могу приготовить что-нибудь... эдакое. Иногда. Под настроение. Ты же тоже своими кулинарными подвигами не каждый день блистаешь? Только когда есть повод выпендриться.

- А я, значит, для тебя не повод выпендриться?

- Я тебя вообще кормить не планировала.

Женька даже опешил от такого хамства.

- Нет, я не в том смысле, - поправилась Лиза. - Просто я на 95% была уверена, что ты смоешься, как только увидишь предстоящее занятие.

- А в случае оставшихся пяти процентов? - поинтересовался Змей.

- А на случай оставшихся пяти процентов были котлеты.

Котлеты, надо признать, хозяйке удались. Да и салатик был вполне неплох, несмотря на простоту. А может Женька просто проголодался.

Просевший под весом пищи желудок необъяснимым образом поднял настроение. Нет, желание работать, разумеется, у Змея не появилось, но он в целом смирился с неизбежным.

Пока Лиза убирала последствия приема пищи, Женька подготовил место под следующую полосу. Потом еще. Потом организатор сей трудовой повинности вернулся к ее исполнению. Вдвоем, по отработанной технологии, дело пошло еще быстрее. Они решили для начала проклеить только целые полосы, оставив как горизонтальные, так и вертикальные кусочки на потом. Когда эта часть работы была сделана, Лиза спросила:

- Ты будешь пирожки с яблоками?

Женька вопросительно поднял бровь.

- Да, ты пробудил во мне совесть, и я решила выпендриться. Тесто поставила. Думаю, уже подошло. Проблема в начинках. У меня только пара яблок. Или могу пожарить сосиски в тесте. Что будешь?

- Всё буду. И пирожки, и сосиски, и всего побольше, - внезапно осознал свой голод Женька.

Лиза ушла на кухню готовить, а он взялся за самую свою нелюбимую работу - доделывать всякую мелочевку. Потому оторвался от нее с удвоенной радостью - потому что хотел есть, и потому что до воя надоело это гадкое занятие.

Пирожки... Пирожки были хороши, что говорить! Румяные, воздушные, с похрустывающей еще корочкой... Начинка истекала во рту кисловато-сладкими каплями и будила своим ароматом без того не дремавший аппетит. Сосиски тоже не подвели. В общем, жизнь в этот момент была особенно хороша.

Последний пирожок, сиротливо лежащий на тарелке, уговаривал Женьку отправить его вслед собратьям, но тот был непреклонен. Потому что если в желудок упадет еще один, осознал истребитель пирожков, он встанет только для того, чтобы лечь.

Темноту за окошком освещали фонари и окна соседних домов.

- Жень, ты мне очень сильно помог... - начала Лиза.

- Ну уж нет, давай до логического конца все доведем. Мне уже самому интересно посмотреть, что получится.

- Тогда, может, я буду кусочки доклеивать, - предложила Лиза, - а ты начнешь бордюром заниматься. Для меня это неподъемная задача.

- Ладно, - милостиво согласился Змей, чуть не прыгая про себя от радости. - Куски можно будет доклеить и в одиночку, если что, а бордюр требует двойного внимания.

Пока Лизка мастерски выкраивала лоскуты, чтобы заклеить "дыры" возле дверей и окна, Женька взялся за обрезку верхнего края. Мужчина должен быть выше этого, хмыкнул он про себя, глядя, как Лиза, сидя на полу, орудует ножницами. 'Обрезание' обоев было куда более увлекательным занятием - и результат сразу виден.

Справившись с половиной стен, бывалый Змей намазал и оставил промокать первый бордюрный рулончик. Пока тот доходил до удобоклеИмого состояния, Женька вновь взялся за нож. Он сам в последний раз приклеивал подобный бордюр в одиночку и изрядно с ним намучился. Вдвоем, имея Лизу на подхвате, дело шло гораздо проще. Хозяйка квартиры тоже времени не теряла, и площадь голых стен стремительно сокращалась...

...И все равно закончили они только в половину третьего ночи.

- Я сейчас не уйду, - сквозь зевок выговорил Женька, - даже если ты меня попытаешься прогнать. Свернусь калачиком на коврике у двери и буду там спать, и пусть тебя совесть грызет.

- Спать там будет непросто. У меня снаружи коврик-щетка из проволоки лежит.

- Значит, буду воспитывать в себе йога. Но это не должно мешать твоей совести выполнять свои функции.

- Жень, у меня такого лежбища, как у тебя, нет...

- Даже не надейся выставить меня на диван. Где он, кстати?

- Это вторая проблема. У тебя фонарик есть?

- Есть в куртке.

- Можешь доставать. Потому что если ты захочешь ночью пообщаться с природой, без фонарика эту полосу препятствий тебе не одолеть.

Змей просочился в спальню и оценил масштабы завалов.

Действительно, куда-то же должно было деваться всё, что стояло и лежало в этой комнате до начала ремонта? В общем бардаке белели стопки тарелок, достопамятное кресло, задрав коротенькие ножки, опиралось сидением в такое же сидение второго кресла, рабочий стол с перевернутым стулом чудом влез в угол рядом с шифоньером, и повсюду книги, книги, книги... Да, добраться до кровати было почти невыполнимой миссией. Но Змей точно знал, что он, - живой или мертвый, - туда доползет.

- У тебя чистая зубная щетка есть?

- Запасов не держу, так как у меня тут гостюют не часто, но могу обдать кипятком свою дорожную, если хочешь.

- Знаешь, если выбирать между юзаной щеткой и пальцем, я выберу юзаную щетку, - признался Женька.

Смыв с себя под душем пыль и клей, Женька начал квест 'доберись до кровати'.

Главный приз был недоступен по причине глубокого сна.

Да и ему, если честно, было не до сексуальных утех.

Притянув к себе Ведьму, Женька уснул.

 

Проснулась Лиза от противного женского голоса.

'Время. Шесть. Часов. Десять. Минут', - отчетливо прозвучало почти над самым ухом.

В ее собственном доме, на ее собственной кровати ее будит какая-то баба, обнимает какой-то мужик, а в нижеспины упирается какой-то...

Вот к чему приводят необдуманные пари, мелькнуло у Лизы в голове.

- Ты себе в качестве будильника мелодию какую-нибудь бодрящую не мог поставить? - недовольно буркнула она вслух.

- Мог. Но почему-то бодрящие мелодии мой мозг игнорирует и продолжает спать, - прозвучал в районе затылка чуть хрипловатый со сна баритон. Рука его обладателя двинулась вверх. На ощупь. Видимо, боялась заблудиться в темноте.

- Ты, наверное, опаздываешь, - Лиза попыталась увернуться. Не хотелось, чтобы виновник ее раннего пробуждения обнаружил, как от его близости мгновенно заострились ее соски.

- Что ты, дорогая, до пятницы я совершенно свободен, - заявил тот, потянув ее за плечо к себе и укладывая на спину. - Знаешь, - он прервался, чтобы пощекотать языком пупок, приподняв край фривольной пижамной маечки, - у тебя очень неудобная кровать.

- Да-да, желобок для нуждающихся, - она провела рукой по той части, которая доставила бы хозяину некоторое неудобство, повернись тот на живот, - в ней не предусмотрен.

- И это тоже. Но главное, что она жесткая и скрипит, - вышеупомянутая часть как голодный пес (после вчерашнего подвига называть Женьку кобелем почему-то уже не хотелось) радостно ткнулась ей в руку. Край маечки задрался до подмышек, открывая для маневров холмистый ландшафт.

- Спать на жестком полезно, - возразила Лиза и поерзала, устраиваясь поудобнее.

- Это когда оно жесткое по своей природе, а не от старости, - возразил Женька, задирая пижаму еще выше, и Лиза поучаствовала в избавлении от оной.

- Тебе нужно было критиком стать, а не безопасником. В этом твое призвание, - она запустила руки в шелковистые кудри блондина, увлеченного ландшафтоведением.

- Ты яд сцеживать не пробовала? На черном рынке можно было бы пристроить за хорошие деньги. И на паркет хватило бы, - советчик высвободил одну руку и стал ею намекать, что неплохо бы и от пижамных шортиков избавиться.

- Тебе как Змею опытному охотно верю, - Лиза приподнялась, помогая ему.

- О, я с удовольствием продемонстрирую, НАСКОЛЬКО я опытный Змей, - уведомил Женька и двинулся в противоположном направлении.

- Не нужно, - остановила его Лиза.

- Почему? - блондин поднял голову. - Это совсем не больно.

- Я не хочу, - твердо произнесла она.

- Почему? Боюсь спросить: ты что, стесняешься?

- Просто... В общем, мы с тобой не настолько близко знакомы, - выдавила Лиза.

- Да мы с тобой обои вместе клеили! Ближе уже просто некуда, - со смешком произнес Змей, поглаживая ее бедро.

- Жень, в другой раз, может быть. Я, конечно, могу наступить себе на горло, и имитировать восторг, но поверь, мне будет неприятно.

- Тебе будет приятно, - убеждал ее Змей, нежно целуя низ живота.

- Помнишь, я тебе говорила, что моя главная эрогенная зона - мозг. Это была не шутка. До тех пор, пока он будет чувствовать себя изнасилованным, от всего остального я удовольствие не получу. Не обижайся. На самом деле, то, что данная мысль вообще озвучена, - огромный тебе комплимент. Значит, я считаю тебя достаточно адекватным человеком, чтобы попытаться ее до тебя донести. Пожалуйста, не разочаровывай меня, - Лиза очень надеялась, что Женя поймет ее правильно.

Она осторожно провела кончиками пальцев по его плечу.

- Ну вот, а я думал, что все женщины спят и видят, как им куни делают, - хмыкнул Женька.

- Как видишь, не все, - у Лизы отлегло от сердца, и она потянула Змея к себе. Он мягко коснулся губами ее рта.

Она ответила.

Все было словно в замедленной съемке.

Его пальцы, неспешно ласкающие ее руку.

Ее губы на его плече.

Его руки на ее груди.

Ее ноготки, пробегающие по его ребрам.

Его кисть, скользящая между ее бедер.

Женька развернул Лизу на живот, продолжая неторопливое изучение тела: шея под ушком, линия плеча, ложбинка между лопаток, желобок позвоночника, ямочки ниже талии, ягодицы...

Его колени оказались по обе стороны от ее ног, и в углубление между ними деликатно ткнулся стойкий в своих интересах орган. Лиза подалась ему навстречу, направляя усилия в нужное русло.

С противоположной стороны в том же направлении двинулась Женькина рука, и Лиза поправила расположение его пальцев. Вторая мужская рука протиснулась сбоку, сжимая ее грудь.

Его тяжелое дыхание за спиной, рваный ритм затягивали ее, вынуждая двигаться навстречу, со стонами принимая его в себя. Безумие туманило сознание, и все ощущения сосредоточились там, где соприкасались их тела. В какой-то момент даже негромкий аккомпанемент кровати перестал отвлекать.

Женькины зубы впились в основание ее шеи, и внезапно горячая волна накрыла Лизу. Через пару движений рыкнул Женька, и на ее ягодицах стало влажно. Учитывая, что до месячных оставалось всего-ничего, этот факт погоды не делал.

Женька обмяк, всем весом вдавливая ее в кровать. Его тяжесть была приятна. Но мешала говорить.

- Это не считается, - выбравшись из-под Змея, заявила Лиза. - Утренний секс в пари не входил.

- Не входил, - неожиданно согласился Женька. - Так что не считается. Ты мне спину в душе потрешь?

- Только при условии, что ты смоешь с меня своих неприкаянных живчиков, - согласилась Лиза.

 

Автор: Светлана Нарватова

форум

Категория: Собственные произведения | Добавил: mened (01.03.2015)
Просмотров: 222 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/18
Всего комментариев: 9
avatar
0
9
Они оба не хотят, чтобы это пари заканчивалось
Спасибо за главу  cvetok01 
avatar
0
8
Хм, парень точно не промах)) спасибо за главу!
avatar
0
7
Спасибо за новую главу!
avatar
0
6
Большое спасибо ! giri05003
avatar
1
5
Ловко она его на поклейку обоев подписала! giri05003
Спасибо! good giri05003
avatar
0
4
Спасибо...они прикрываются оба этим пари... fund02002 спасибо за юмор!! good
avatar
0
3
Благодарю за главу good lovi06032
avatar
0
2
Спасибо за продолжение! Попали оба... коварное пари получилось.
avatar
0
1
Они по ходу меняют условия пари?   JC_flirt

Спасибо!  lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]