Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Женщина: взгляд изнутри. Глава 9,2

ГЛАВА 9.2

Змей практически у нее поселился, размышляла Лиза. Вот гад! Хотя это тавтология, если вдуматься. А если вдуматься еще глубже, то ее это даже не особо раздражало. Этот обаятельный кошара каким-то невероятным образом умудрялся поднимать ей даже самое тяжелое настроение. Он подсаживался к Лизе и с идиотской улыбкой на лице начинал гнать такую пургу, что слушать его без слез было невозможно. Слезы были от смеха, если кто не понял.

В сексе Женька не был навязчиво заботливым, скорее увлекающимся. Он настолько искренне и безоглядно отдавался процессу, что Лизу просто сносило эмоциями. Сама она по натуре своей была человеком скорее сдержанным, вечно всё анализирующим. Но с Женькой было не до анализов.

И, кстати, об анализах.

Даже несмотря на ее дежурства, их совместная жизнь была настолько насыщена, что у Женьки просто не оставалось времени "на лево".

Такая ситуация настораживала Лизу и пугала гораздо сильнее, чем если бы все было наоборот.

Верный Змей в самом начале их знакомства казался Морозке таким же оксюмороном, как, например, летающий страус. Рожденный бегать взлететь не может, даже если наберет крейсерскую скорость. Может, он и теперь не летел, но как старательно подпрыгивал!

А она, сволочь, готовит ему такую подлянку... Месячные принесли ей даже в некотором смысле облегчение. Она просто не представляла, что и как будет говорить Женьке, когда добьется своей цели...

- А когда мне ложиться в больницу? - голос пациентки вырвал из размышлений. Будет день, будет и пища, проблемы нужно решать по мере их поступления, решила Лиза и вернулась к реальности.

Пациентке было двадцать пять. Идеальный возраст для первого ребенка. Однако практически всю беременность девушка не вылезала из больницы. Причиной было состояние ее здоровья. Проблемы с почками закономерно накладывались на сердечную недостаточность, и все это вместе было щедро приправлено сахарным диабетом. Или сахарный диабет был приправлен проблемами с почками и сердцем? История болезни в лице обменной карты сей факт умалчивала.

- Думаю, можно где-то через недельку, - ответила Лиза. Учитывая отечность ног, будущую мамашу из стационара можно было и не выпускать, но нужно же было девочке хоть немного отдохнуть от белых потолков и халатов? - Итак, я поздравляю вас, благодаря совместным усилиям, нам удалось дойти до финишной прямой. Беременность считается доношенной. С вашими показаниями ни о каких естественных родах речи быть не может. Так что отдохните дома, морально подготовьтесь - и в больничку. Там вас двоих еще раз осмотрят, измерят, послушают, и поставят на очередь.

- Какую очередь? - не поняла беременная.

- Очередь на плановое кесарево. К сожалению, вы далеко не единственная проблемная роженица.

Пояснив молодой женщине, что ей потребуется при размещении в роддоме, Лиза отдала пациентке документы и попрощалась.

Дверь за нею закрылась.

- А ведь если бы не врачи, ей бы ничего не светило в плане ребенка. Да и сама бы не факт, что выжила бы. А говорят: плохая у нас медицина, - заговорила Олечка.

- Нет, медицина у нас неплохая. Вот в этом-то и заключается главная проблема.

- Елизавета Сергеевна, вы опять какими-то странностями разговариваете, - обиделась Олечка.

Лиза задумалась, как бы подоступнее объяснить девушке свою мысль.

- Оль, динозавры отчего вымерли?

- На них метеорит упал.

- Не совсем на них, и это одна из версий. Но это неважно. Я это к тому, что человечество вымрет от гуманизма и успехов медицины, - на лице Оли отражалась неподражаемая смесь скепсиса, непонимания и готовности рассмеяться шутке, если это окажется шуткой. С первого раза не получилось, осознала Лиза. Посмотрела на часы: официально прием закончился 20 минут назад, и до приезда Женьки оставалось еще полчаса. - Ладно, пойдем с другого конца. Зачем зайцам волки?

- Для стройности? - иногда у Оли пробивалось чувство юмора.

- Почти. О естественном отборе слышала?

- Слышала. Хотя многие его теперь отрицают.

- Смею тебя заверить, ему на это глубоко плевать. Что такое 'естественный отбор'?

- Это когда выживают сильнейшие.

- Нет, Оль, это когда выживают наиболее приспособленные. Выживают не самые сильные и храбрые зайцы, а самые трусливые, хитрые и быстро бегающие. Таким образом, благодаря волкам в популяции зайцев поддерживается уровень здоровья и интеллекта. Потому что у больных и глупых шансов размножиться нет. Понятно?

- Понятно. Я же не дура. А причем тут человечество?

- А у человечества волков нет. В природе у людей, по сути, нет врагов. Если не считать микроорганизмы и вирусы, разумеется.

- А вирусы что, не микроорганизмы? - с ехидцей полюбопытствовала акушерка.

- Они вообще 'организмы' весьма условно. Пока они вне другого существа, они не обладают признаками живого. Как коровья "лепешка" - вроде, из органики, но не растет, не питается, не размножается...

- И слава богу.

- Не могу спорить. Так вот, чистоту популяции людей никто не 'блюдет'. Единственный враг человека - он сам и его организм - подлый предатель. При неправильном использовании он, организм, начинает болеть и умирать. В природе больные особи не размножаются. Во-первых, мало кто из них вообще доживает до генеративного возраста, во-вторых, ущербную особь никогда не выберет нормальный партнер, в-третьих, неполноценная особь не сможет свое потомство выкормить. А что мы видим среди людей? Благодаря развитию медицины большинство болезней если не стали излечимы, то, по крайней мере, поддаются контролю. В результате ущербные с точки зрения здоровья не только выживают, но и получают возможность дать потомство. Многие болезни оставляют отпечаток в ДНК и передаются детям. В популяции людей растет так называемый 'генетический груз'. В роддоме особенно хорошо видна эта тенденция - количество тех же плановых кесаревых сечений выросло за последние четверть века в несколько раз. Абсолютно здоровый ребенок - это практически выдумка фантастов.

- Предлагаете заняться генетической чисткой? - сощурив глаза, спросил Оля.

- Нет, евгеника - слишком опасное занятие в нашем несправедливом мире. Но гуманизм медленно и верно лишает человечество шансов выжить.

- Гуманизм-то вам чем не угодил?

- Мне-то он угодил. Я сама та еще... гуманистка хренова. А вот в мировом масштабе стремление сохранить жизнь каждому ребенку - первый шаг к вымиранию. Хотя благодаря научному прогрессу он даже лишний. Тысяча и одно излучение, пищевые добавки, синтетические вещества, промышленные загрязнения. Посмотри, что происходит с продолжительностью жизни.

- А что с ней происходит? Если верить статистике, то растет.

- Существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика, - хмыкнула Лиза. - Растет СРЕДНИЙ возраст. Если сравнивать его с пресловутым 1913 годом, то тогда низкие показатели определялись высокой детской смертностью и эпидемиями. Зато уж кто выживал, жил в деревнях по 100 лет. Естественный отбор! - Лиза значительно покачала указательным пальцем. - А сейчас выживают почти все, но живут все меньше и меньше.

- Вас послушать, так можно сразу ползти на кладбище.

- Зачем же сразу? Можно подождать. Поскольку на нашем поколении человечество точно не вымрет. И при наших детях. И внуках. Если нам повезет их иметь. Так, ладно, на тебе сегодняшняя бюрократия, а мне пора, - позаботиться о детях, чтобы повезло иметь внуков, закончила про себя Лиза. Нужно привести себя в порядок, переодеться и галопом к Женьке.

 

Делу время, потехе час, но и друзей забывать не следует, подумал Женька и поехал к Лёнчику. На настойчивый звонок в дверь тот открыл и осведомился:

- А вы, собственно, кто?

- Змей в пальто. Леонид, ведите себя скромнее, и люди к вам потянутся.

- Да уж куда скромнее? Я последнее время тих как мыСШЪ. И где обещанный эффект? - возмущался приятель.

- Вот видишь? - Женька постучал двумя руками по груди, чтобы его, наконец, заметили. - Я пришел.

- Дай угадаю. У Лизы сегодня дежурство?

- Ну и дежурство. Какая разница? Я же приехал? Все равно больше заняться нечем... - пробормотал Змей и, оставив все лишнее в прихожей, протиснулся мимо хозяина в зал.

- Раньше у тебя было чем заняться свободными вечерами, - беззлобно фыркнул тот. - Не иначе как Змей стал ручным?!

- Лёня, как ты себе представляешь РУЧНОГО Змея?

- Не, это я, конечно, маху дал. Змеи, они преимущественно не по рукам, они по шеям в основном... - шут гороховый схватил себя двумя руками за горло, выкатил глаза, высунул язык и издал противное 'кх-х-х-х-х'.

- Молодой человек, вам душно? - заботливо уточнил Женька, похлопав приятеля по плечу.

- Ну вот. Я так старался. И никто не оценил мой талант по полной.

- Это потому что он у тебя НЕПОЛНОЦЕННЫЙ.

- В тебе говорит зависть. Нет, ты не удав, ты гадюка. Эфа. Гремучник! Черная мамба!

- Но-но! Попрошу без оскорблений!

- Хотя, да. Яду в тебе в последнее время поуменьшилось. Не иначе как сцеживают?

- Ты еще скажи 'отсасывают'. Ты меня чаем поить будешь?

- Не скажу. Ты же мне подробности начнешь рассказывать. Сам иди себе наливай. Что, уже забыл, где поттер стоит?

- Но должен же я был спросить? - возразил Женька и пошел на кухню. - А тебе уже пора и узнать, как это бывает. Готов помочь. Так сказать, информация из первых рук.

- Хорошо, хоть не из первых уст, - хихикнул Лёнька.

Змей скептически оглядел поганца:

- Ты слишком переоцениваешь собственную привлекательность.

- Не скажи, не скажи... На меня девушки по-прежнему поглядывают с интересом. А вот на тебя ведутся одни старые ведьмы.

- Совсем она не старая, - пробурчал Женька и уже практически добавил 'и не ведьма', когда понял, что его подкалывают. Но наглый 'херувимчик' уже праздновал победу.

- Ведьма, ведьма! Во-на как приворожила.

- Вовсе и не привораживала. Я сугубо добровольно.

- О! Я понял! Ты все еще надеешься выиграть пари, - проехал злодей на танке по больному. Лиза все равно кончала не каждый раз, и посылала его 'в пень корявый' с его 'комплексами', поскольку она 'еле живая после работы, так что если ему ОЧЕНЬ хочется довести ее до оргазма, то пусть дождется, когда она уснет, и потом делает с ней, все что захочет'.

- Вообще-то пари я уже выиграл. По букве закона, по крайней мере...

- Но не по духу? - подхватил тему Лёня.

- Но без души, - поправил его Женька. - Подожди-ка... - он, пока идея не сбежала, вытащил мобилу.

- Мусик, привет! - промурчал он в трубку, когда на том конце эфира послышалось 'Да'.

- И тебе привет! - ответил по ту сторону женский голос.

- Как дела-а? - проворковал Женька в трубку.

- Хор-рошо, - в тон ему ответила Машка. - Чё звонишь-то? - суровая у него сестра. В их семье некоторые качества легли неравномерно. Вся безбашенность досталась Женьке, а серьезность - ей.

- Может, просто узнать, как делишки, как детишки?

- Детишки как всегда отжигают. Глядя на подрастающее поколение, меня охватывает радость за то, что мы уже выросли. А у тебя как делишки, как детишки? - ехидно вернула пас Муська.

- Типун тебе на язык, глазливая ты моя!

- А пора бы. С одной стороны. Ладно, на этом обмен политесами предлагаю закончить. Тебе что-то нужно? Ты же просто так не позвонишь?

- Я такой, да. Гадкий и подлый.

- Угу.

- И мне нужна твоя помощь.

- Угу.

- Как женщины.

- У тебя закончились женщины???

- Нет, конечно. Но есть вопросы, по которым можно обратиться только к по-настоящему родному человеку.

- За комплимент зачет. А теперь к делу. У меня молоко на огне, очень, знаешь, не удобно держать телефон плечом. Немолода я уже для подобной эквилибристики...

- Мне нужен хороший женский роман. Такой, погорячей...

- Порнуха уже не действует?

- Муся, откуда ты знаешь такие нехорошие слова? Иди вымой рот с мылом. Нет, я хочу заняться самообразованием.

- Капец! Братик, у тебя температуры нет? Когда вы говорите, такое впечатление, что вы бредите.

- Мусь, тебе трудно, что ли? Я же знаю, что ты что-нибудь обязательно найдешь.

- Я ТАКОЕ не читаю!

- Не ври брату.

- Ладно, читаю. Но все равно как-то неудобно.

- Давай так. Ты, вроде как, поспрашиваешь у подружек, и они, вроде как, тебе посоветуют.

- Ладно, Жень, я спрошу у подружек.

- Ты самая лучшая в мире сестра!

- Разумеется. Я же у тебя единственная. Будешь должен.

- Пожалуй, я поторопился.

- Слово - не воробей. И вообще ничто не воробей, кроме воробья. Всё, отбой.

Женька удовлетворенно убрал сотовый в карман.

- Забавная у тебя сестрица, - влез Лёнчик, с любопытством наблюдавший за семейным общением.

- Забавная. Но ты про нее забудь.

- Замужем?

- Это ты к разговору о детишках? Она в универе преподает.

- А чего тогда "Забудь"?

- Таких, как ты, она перекусывает на раз, выплевывает и идет дальше.

- Не больно-то и хотелось. Нас и тут неплохо кормят, - прогундел он в нос по-матроскински. - Меня пока серьезные отношения не прельщают. Чем эта Ведьма тебя так зацепила, я не могу понять?

- Не знаю, - отмахнулся Женька. Его руки освободились, и он полез в холодильник. Не сказать, чтобы ему прямо хотелось есть, но от рефлексов так просто не избавишься. - С нею легко. Она абсолютно самодостаточный человек. С нею весело, интересно, увлекательно даже. И при этом ей от меня ничего не надо. Только то, что я хочу ей дать.

- Такого не бывает, - отмахнулся Лёня.

- Но есть, - парировал Женька и впился в бутерброд.

 

Лиза, глядя в зеркало, сделала еще одно движение массажкой и потерла губы друг о друга, поправляя слой стойкой помады на губах. Настойчивый звонок мобильного сообщил, что терпение Змея на исходе. Надо же, какие мы нежные...

- Лизавета, ты сейчас своим отражением зеркало до дыр сотрешь, - проворчал недовольный Стас.

- Станислав Борисович, вы нынче такой душка! - прощебетала счастливая Лиза и с удовольствием отметила, как вытянулось его лицо.

- Вали уже отсюда, - пробурчал завотделением, когда обрел дар речи. - А то сейчас твой Ромео превратится в Отелло, - Лиза наклонила голову, изображая повышенное внимание. - В смысле, почернеет от злости. Ответь, а то телефон сейчас взорвется.

Лиза решила последовать совету начальства.

- Да, солнышко, слушаю. Я не копаюсь. И там тоже уже не копаюсь, у меня рабочий день закончился двадцать минут назад. Как чем? Настраиваюсь на свидание с очаровательным мужчиной, - выражение глубокого офигевания вернулось на лицо Стаса, и, подмигнув ему, Лиза наконец-то покинула ординаторскую.

Женька стоял, опираясь на своего безупречно-чистого Эрексуса, и радостно ей улыбался. Когда она подошла в зону достижимости, парень сгреб ее в охапку и крепко поцеловал.

- Веди себя прилично, за нами сейчас куча народа наблюдает, - выдохнула Лиза, когда Змей ее отпустил.

- Милая, у тебя мания преследования. В этом мире людям есть дело только до себя.

- Милый, а откуда тогда берутся сплетни? - якобы удивленно поинтересовалась Лиза.

Женька пожал плечами:

- Почкуются? - высказал предложение он и галантно открыл перед 'маньячкой' дверцу.

На первом же повороте Женька свернул не туда.

- Ты забыл что-то дома?

- Нет, по плану у нас сегодня романтический вечер в гостях у меня?

- По чьему плану? - на всякий случай полюбопытствовала Лиза.

- По нашему. Есть возражения?

- А это что-то изменит?

- А это что-то изменит?

- Неа.

Морозка развела руками. Ну, и смысл тогда сотрясать воздух?

 

На журнальном столике в Женькином зале стояла пицца, судя по запаху и брендовой коробке, из приличного заведения, и напитки.

- У тебя странные представления о романтике, - озвучила свои сомнения гостья.

- О, ты даже не представляешь, насколько! - ухмыльнулся хозяин.

- Ну, удиви меня. Что сегодня приготовил?

- Решил пробудить в тебе Настоящую Женщину, - почти напыщенно произнес тот, поблескивая искорками смеха в глазах.

- А до сего момента я была для тебя женщиной резиновой?

Эту реплику Женька просто оставил без внимания.

- В общем, я решил помочь тебе обрести истинную сущность и заняться твоим просвещением.

- Уже боюсь.

- Поэтому у нас сегодня семейные чтения.

Женька произнес эти слова настолько легко и между делом, что Лизе стало больно.

- И что мы будем читать? 'Как выйти замуж за олигарха', 'Самоучитель по шопингу' или 'Советы красоты'?

- Не угадала, не угадала, - Женька показал ей язык. - Мы будем читать любовный роман.

Что сказать?

Во всяком случае, УДИВИТЬ ему удалось.

 

- И как ты себе это представляешь?

- Семейные чтения? - благодаря титаническим усилиям, фраза Лизы прозвучала нейтрально.

- Честно говоря, никак. Стыдно признаться, но в этом смысле я девственник. Но мы можем попробовать это в разных позах. Пока не найдем ту, что нам подходит. Как ты смотришь на такую? - Женька уселся на пушистый коврик возле столика, опираясь спиной о диван, и постучал рукой у себя между ног.

- Сверху вниз, - честно призналась Лиза и села на предложенное место, согнув одну ногу. - И-и-и?.. - уточнила она.

Женька молча спустил еду на пол, протянул ей книгу с подлокотника и взял кусок пиццы.

- Ты издеваешься? - спросила голодающая.

- Ты начинай, устанешь - я тебя сменю.

- Жень, я же усну на второй странице. Или ты.

- Еще с ментовки помню, что пока жуешь - не уснешь. Так что... не фтефняйфа, - проговорил он с набитым ртом и показывая в сторону с вожделенной коробкой. - О! Подожди-ка!

Змей выбрался из-за ее спины и вернулся из спальни с вытяжными салфетками, которые поставил рядом.

- Не об книжку же руки вытирать? - пояснил он и залез за ее спину...

 

'У вампира на кушетке была серьезная гемофобия - проще говоря, он боялся крови. Доктор Эмили Дрейк постукивала по нижней губе шариковой ручкой, слушая, как пациент рассказывает о своей маленькой проблеме.

- Я просто... не могу это пить. Я пытался пить кровь прямо из источника, - он обернулся, чтобы посмотреть на нее, - Ну, понимаете, прямо из шеи человека. Эмили кивнула. О, да, она прекрасно понимала. И сделала пометку в блокноте: 'Боится пить из вены''.*

 

_______________________

* Здесь и далее цитируется по Синтия Иден 'После полуночи становится жарче', перевод FairyN , бета-ридинг lorik , http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=7520

 

- Это точно любовный роман, а не медицинские байки или зомби-апокалипсис? - у Лизы возникли серьезные подозрения, что ее 'разводят'.

- Не знаю, от сеструхи можно ожидать всего, но серия, вроде как, романтическая, - прожевал Женька.

- Ты что, за сентиментальными романами к сестре обращаешься?

- Лизка, ты такая смешная... А к кому я должен обращаться? К любовницам?

Логично, тут она не подумала.

- А если я пятно на книжку посажу? - с тоской осведомилась чтица.

- Да сажай сколько хочешь. Книжка моя, - она даже развернулась, хотя из ее положения сделать это было крайне трудно. - В смысле, я ее купил по наводке сестры. Читай уже. В крайнем случае, я эту красавицу при встрече придушу.

 

'...- Я умру... - в кабинете повисла пауза. Марвин открыл глаза и уставился в потолок. - Снова. - Он поднял руки и начал активно жестикулировать, продолжая жаловаться немного визгливым голосом. - Я вампир всего шесть дней - ШЕСТЬ ДНЕЙ! И я умру от голода. Я буду первым вампиром в истории, который умрет из-за того, что ему пришлось голодать, так как он боится крови! Я высохну, стану ничем. Не останется ни костей, ни пепла. Только...

Боже, этому парню надо было бы выступать на сцене. Эмили наклонилась вперед. Все вампиры были похожи, всегда готовы часами говорить о себе любимых. Их послушать, так только у них среди всех сверхъестественных существ были проблемы'.

 

- Я поняла, это - социальная сатира, в которой через образ вампира высмеиваются черты современного мужчины.

- Хорошо, что я у тебя не такой, - Женька промокнул салфеткой рот и коснулся губами ее пресловутого седьмого позвонка. Теплая волна окатила критикессу. То ли от нехитрой ласки, то ли от 'у тебя'.

Ладно, автор хоть знаком с чувством юмора, подумала Лиза и продолжила чтение...

 

'- Доктор Дрейк, я знаю, что вы там!

... открыла дверь и увидела за ней высокого, мрачного незнакомца, к линялым джинсам которого был прикреплен полицейский значок. Коп.

В голове зазвенели сигнальные колокольчики. Если полицейский приходит с визитом в такое время суток - это не к добру.

Коп уставился на нее небесно-голубыми глазами и опустил руку, которой собирался ударить по двери'.

 

- Твоя сестра в курсе наших отношений? - удивилась Лиза.

- С чего ты взяла?

- Ну, эта аллюзия 'доктор - полицейский'...

- Что-что?

- Аллюзия, в художественной литературе намек на реальную жизнь.

- Словей-то каких нахваталась... Ты же говорила, что не читаешь художественную литературу? - в словах Женьки сквозила обида. Видимо, он решил, что она его обманывает. Можно подумать, у нее для 'художки' время есть...

- То, что я предпочитаю книги по медицине, не делает меня безграмотной идиоткой.

- Не делает. А жаль... Я бы тогда так хорошо смотрелся на твоем фоне...

- Женя, ты способен на самоиронию? - Лиза опять перекрутилась корпусом на угол, близкий к 180 градусам. И получила поцелуй в губы.

- Я вообще способен на всё, - предупредил тот, оторвавшись.

- Начинаю в это верить... - обреченно ответила Морозка.

 

К концу первой главы Лиза осознала, что втянулась. Как ни странно, Женька, похоже, тоже, подумала она. По крайней мере, пристававший к ней вначале (то поцелует, то по бедру погладит), теперь он забывал это делать. Чтица бы подумала, что он засыпает, если бы не его реплики по поводу осмотра места преступления и вообще поведения книжных копов. Однако к середине второй главы он вернулся к своему занятию.

 

' ...милый доктор умудрилась преуспеть в обоих направлениях: сильно его разозлить и возбудить до невозможности.

Сейчас на ней не было очков. Глаза выглядели мягко, сексуально.

Голова Колина начала наклоняться.

- Ч-что ты делаешь? - девушка замерла под ним.

Дамочка была доктором психологии. Так что должна была иметь полное представление о том, что он собирается сделать. Медленно, не торопясь, он накрыл ее губы своими.

Испуганно вздохнув, Эмили приоткрыла рот.

Идеально.

Его губы терлись о ее, язык нырнул во влажное тепло рта...'

 

Женькин язык вырисовывал на ее шее таинственные узоры, а руки поползли к груди. Лиза попыталась отбиться, но Женька со словами 'Не отвлекайся' вернулся к своему развлечению.

 

'Проклятье, она была такой сладкой на вкус. Он скользнул языком за край ее зубов, начав тереться о ее язык. Ласкать. Дразнить.

Эмили издала слабый стон и поцеловала его в ответ.

Ее грудь прижалась к его телу, соски напряглись. Колину хотелось дотронуться до них, но он не думал, что доктор к этому готова.

Он неторопливо посасывал ее язык, наслаждаясь каждой секундой этого удовольствия.

Его возбужденный член крепко прижимался к ее лону.

Колин отдал бы все за то, чтобы она оказалась в этот момент под ним и обнаженная'.

 

Читать описания с эротическим контекстом вслух было несколько неловко. Особенно, когда тебя довольно откровенно лапают. Но было в этом что-то...

Что-то в этом было.

 

Помаявшись до конца эротического эпизода со швами джинсов, защищавших девичью честь покруче пояса целомудрия, Женька выразительно рыкнул у Лизы над ухом и поинтересовался, не хочет ли она 'переодеться в домашнее'. 'Домашним' у Лизы в Женькиных двухкомнатных хоромах были его старые рубашки. Лиза не пыталась 'метить' территорию своими вещами, хотя зубная щетка, купленная для нее Женькой, стояла в стаканчике даже тогда, когда они заезжали к Змею спонтанно. Так что, возможно, хозяин бы не возражал. Припер же он к ней пару чистых футболок, трусов и носков со словами 'Мало ли что может случиться...' Действительно... Мало ли что может случиться?

Но Лизе нравилось, как она выглядела в этой далекой от дизайнерских изысков одежде. Закатанные рукава подчеркивали изящество рук, расстегнутый ворот привлекал внимание к груди, а полы были той идеальной длины, что то ли чуть прикрывали белье, то ли его приоткрывали. Да и Лизины ноги в мужской рубашке даже ей самой казались бесконечными.

После ненавязчивых обжиманий чтица чувствовала настоятельное желание уединиться в ванной. Хотя компания бы ей тоже не помешала. Но Женька идею не поддержал, и минут через пятнадцать освежившаяся Лиза была готова продолжить прерванное занятие.

Женька - кто бы мог подумать?! - проявил душевную щедрость. И взял на себя чтение пары следующих глав. Выбрал он для этого офтальмологически вредную позу лежа на диване. Головой на Лизиных коленках. И тут Лиза отмстила злодею и распутнику за неправедное поведение. Благо тот тоже переоделся в 'домашнее'.

- Лиза, - недовольно произнес хозяин избы-читальни. Кхех, изба-читальня одной книги... - Если ты сейчас же не прекратишь, то мне снова придется переодеваться. По причине, недостойной зрелого мужчины.

- А ты уже созрел? - полюбопытствовала мстительница, в очередной раз скользнув рукой по разбухшему плоду своих трудов.

- 'Созрел', - передразнил Женька. - Что, сама не чувствуешь, что он еще совсем твердый? Мы тут, между прочим, читать собрались, а ты всякими глупостями занимаешься...

- А до этого всякими глупостями занимался ты.

- Ну, я-то с умом делал...

- А я что, без ума?

- Хотелось бы, чтобы без ума, - пробормотал себе под нос ворчун. - Всё, теперь твоя очередь. На, читай!

И, всунув ей книжку в руки, Женька 'стёк' к ее ногам.

Действие в романе развивалось медленно, но верно. Местами перлы вроде 'член, немного шире ее запястья' резали ухо и вызывали живое обсуждение возможностей человеческой физиологии в сравнении с оной у оборотней... Однако Лиза поймала себя на мысли, что доктор Эмили Дрейк задевала какие-то струны в ее душе, заставляя во многом сопереживать. Даже несмотря на то, что кое-где очень хотелось ей врезать. В общем и целом, книга писательнице удалась. Особенно ее эротическая часть. Поэтому сексуальное напряжение в комнате (не без помощи разных частей Женькиного тела) продолжало нагнетаться.

 

'- Я больше не хочу быть осторожной, - и Эмили поняла, что говорит правду. Раньше она пыталась избегать рисков. Последние лет десять.

После встречи с Колином этим утром она задумалась о многих вещах. Эмили поняла, что относилась к нему так же, как к Тревису. Никогда не подпускала слишком близко, не доверяла полностью. Все ждала какого-то идеального момента, чтобы поделиться своими секретами'.

 

Секреты... Секреты - это актуально. Интересно, а какого, с позволения сказать, 'идеального момента' ждет она сама, чтобы поделиться своими секретами?

 

'Но идеальный момент с Тревисом так и не наступил. Тревис бросил ее, пока она осторожничала. И Эмили, наконец, пришла к выводу, что не рисковать - это просто скучно.

А она хотела эмоций, хотела жизни, хотела... Колина'

 

А она? Чего хотела она, Лиза?

Хотела ли она эмоций? Нет, это было последнее, что ей было нужно. Только вот куда от них деться?

Хотела ли она жизни? Да, хотела спокойной, предсказуемой жизни, которой она могла управлять по собственному разумению. Однако теперь ее несло, как булыжник лавиной в горах. Можно было, конечно, пытаться верить, что все находится под контролем. Но во вранье самой себе Лиза замечена не была.

Хотела ли она Колина?...Тьфу, Женьку! Да, и еще раз 'да'!

Женька тем временем отпустил ее ножки, пальчики которых покусывал последние несколько минут, и начал подниматься поцелуями выше по фарватеру.

 

'- Эмили...

У нее свело низ живота от неприкрытого желания, звучащего в его голосе. Никто никогда не произносил ее имя с таким чувством голода.

- Эмили, я не похож на мужчин, которых ты знала раньше.

И слава Богу. Эмили понимала, что Колин не похож на других. Была в нем дикая и подавляющая сексуальность, которой не было ни у одного из ее прошлых любовников.

- Я не смогу быть нежным. Только не в первый раз.

Первый раз. Внутри у нее все сжалось от возбуждения. Интересно, а на сколько всего раз он рассчитывает?'

 

Лизе тоже было бы интересно знать. С книжным Колином все ясно. Он же герой любовного романа, значит у него с главной героиней Вечная Любовь...

А в реальной жизни, как в старом, но любимом кино: 'Не обещайте деве юной любови вечной на земле'...

Женька тем временем добрался до колен, сопровождая поцелуи бережными поглаживаниями пальцев.

 

'- Я не хочу, чтобы ты был нежным. - 'Нежный' - это слово к нему не подходило. Ей хотелось, чтобы все было резко и быстро. Хотелось криков от удовольствия и дикой страсти.

Хотелось всего и сразу.

Жилка запульсировала на виске Колина, когда он кинул взгляд на коридор:

- Где спальня?

Эмили подняла руку и указала пальцем на вторую дверь.

Его губы изогнулись в хищной улыбке, в которой на мгновение сверкнули клыки.

Их вид напугал ее в прошлый раз. Заставил остановиться.

Теперь же это только усилило возбуждение.

'Я не похож на мужчин, которых ты знала раньше'

 

Лизины трусики были мокрыми уже с час, и в этом отношении Женька тоже не было похож на тех мужчин, которых она знала раньше. По крайней мере, ни от кого из них у нее не сносило 'башню' до такой степени...

Он, тем временем, добрался почти до того самого пресловутого лона, и ей хотелось только того, чтобы он не останавливался. Уже любым, черт возьми, способом. Хоть палкой, хоть пальцем, не к месту вспомнился ей анекдот про гражданство в Непале.

Умелые пальчики Женьки выводили замысловатые круги вокруг, - как это пишут в романтической литературе? - вокруг средоточия ее женственности? На счет женственности Лиза была не уверена, а вот в том, что все ее ощущения сосредоточились в этом месте, было совершенно однозначно.

 

'Девушка вздрогнула от прикосновения его теплых рук.

- Успокойся, милая, я просто хочу почувствовать тебя. - Колин сделал глубокий вдох. - Боже, как я люблю запах твоего возбуждения. - Его пальцы добрались до ее промежности, он стал гладить там сквозь ткань.

Эмили прикусила губу и прижалась к Колину всем телом. О, черт, так приятно было чувствовать его пальцы. Но ей хотелось большего, хотелось...

Колин рывком сорвал с нее трусики, порвав тонкий шелк. И вот уже его пальцы были на ее нежной плоти, исследовали влажные складочки, открывали ее, поглаживали клитор.

Эмили рухнула на подушку, внутри нее нарастал оргазм, все ближе, ближе...'

 

- Только попробуй порвать! - предупредила Лиза, услышав подозрительный треск ткани.

- Р-р-р-р! Дай почувствовать себя животным!

- О-о-о... А у тебя остались на этот счет какие-то сомнения?

Животное, тем временем, стянуло ее трусики и поднесло их к лицу.

- М-м-м! Как вкусно пахнет! - на его лице - язык не поворачивался назвать этот шедевр генетики мордой, - отражалось неземное наслаждение.

- Извращенец!

- Чтоб ты понимала!

Женька, привстав на коленях, прижал ее к груди - как выяснилось, для того, чтобы закинуть ей под спину плотную диванную подушку, после чего подтащил ее за бедра к самому краю дивана, и его пальцы начали осваивать ее глубины.

Лиза откинула голову на спинку.

- Так! Ты читай, читай!

Какое тут, нахрен, чтение?!

 

'Эмили была в полубессознательном состоянии, стук сердца отдавался в ее ушах. Она никогда не кончала так быстро, всего от нескольких прикосновений.

- Я хочу попробовать тебя на вкус.

Ее тело все еще трепетало, а низ живота сводило от полученного удовольствия.

Пальцы Колина все еще были в ней, он то входил ими, то выходил, двигаясь в ритме, который снова зажигал ее желание.

Через мгновение слова Колина достигли сознания Эмили, через мгновение она поняла, что он...'

Колин вынул из нее пальцы и поднес их к губам. Глядя ей прямо в глаза, не отрывая от нее своего горящего взора, он поднес руку ко рту. И слизал ее влагу с пальцев.

Потом улыбнулся ей:

- Я хочу еще.'

 

Пальцы покинули ее тело, оставив после себя чувство пустоты. Лиза подняла глаза. Женька повторил жест книжного героя.

 

- Колин... - с упреком в голосе произнесла Лиза фразу героини.

- Не отвлекайся, - отмахнулся Женька и развел Лизины колени пошире.

 

'Он склонил голову, и Эмили почувствовала его теплое дыхание на своем лоне.

Каждый мускул в ее теле напрягся от предвкушения. Она хотела почувствовать его рот на своей плоти. Хотела почувствовать его умелый шероховатый язык.

Колин ее лизнул. Медленно, прочувствованно...

Он сделал еще одно круговое движение языком по ее плоти, потом лизнул клитор. И еще раз. Крепче.

- К-колин...

Он вошел в нее языком, пальцами продолжая гладить клитор...'

 

Женька повторял действия бесстыжего оборотня, и Лизе стало не до чтения. Она попыталась отстраниться, но поняв, что сопротивление бесполезно, отдалась на милость победителя. Свободная его рука потянулась к женской груди, сжимая сосок почти на грани боли, и Лиза вскрикнула, изгибаясь в оргазме.

Послышался 'вжик' молнии шорт, и с громким стоном Женька вошел в нее. Ему потребовалось всего несколько движений, чтобы последовать за Лизой, но ей было уже все равно. Она была где-то в нирване.

- Вот теперь - чистый и безоговорочный выигрыш, - произнес довольный Женька, падая на нее сверху, вырывая тем самым из блаженного полузабытья.

- Так это все было ради победы в споре? - сердце Морозки пропустило удар.

- Разумеется, - Женька потянулся с поцелуем, но она отвернулась.

- И что дальше?

- В смысле, 'что дальше'? - пробормотал сонный Женька. - Дальше мы пойдем спать.

- А потом? Завтра, послезавтра?

- Не знаю. Не думал еще, - произнес он сквозь зевок. - Может, книжку дочитаем. Нужно же узнать, кто убийца? Придумаем что-нибудь. Подъем, лежебока, кровать ждет!

 

Через пять дней наступил срок очередной менструации.

Месячные не пришли.

Подождав два дня, Лиза сделала тест. Розовый поток, поднимаясь по тоненькому руслу, оставил за собой ОДНУ полоску.

Она все ждала, вдруг там проявится ну хоть тоненькая, хоть бледненька вторая... Но тест высох, а полоса так и розовела в одиночестве.

Бумажка полетела в сторону помойного ведра.

Вечером оказалось, что тест можно было и не делать.

Как просто советовать другим расслабиться, думала Лиза. И как сложно это сделать самой.

Ей надоело сидеть на этой пороховой бочке, не зная, что взорвется следующим: уйдет ли Женька, забеременеет ли она? Врать, пусть и косвенно, с каждым днем становилось все труднее.

Как и сказать правду.

 

- Ну, как, всё получилось? - это было первое, что спросила обеспокоенная Лиза, открывая Женьке дверь. Конечно, всё получилось. Он в этом ни капли не сомневался, но теперь вполне мог понабивать себе, спасителю и добытчику, цену:

- А где: 'Здравствуй, милый! Я по тебе так соскучилась!' и страстный поцелуй?

- Здравствуй, милый! Я по тебе так соскучилась! Как всё получилось? - быстро повторила Лиза, постукивая носком по полу и уткнув руки в бока.

- А страстный поцелуй?

- Пока не заслужил.

- Заслужил. И не только поцелуй. По крайней мере, не только в губы. Тебе все еще нельзя?

- Можно!

- Слава богу! - выдохнул Женька. - Не понимаю этого твоего предубеждения против секса во время месячных. Пошли в душик, раз, два... и в дамках!

- Послушай, Женя, тетю гинеколога высшей квалификации. Во время месячных клетки эндометрия - слоя, выстилающего матку, покидают свои родные пенаты и дружным потоком стремятся из женщины прочь. Так вот, во время полового акта, особенно во время оргазма, их может не туда занести. Например, в фаллопиевы трубы. И они могут там прижиться и начать бодренько размножаться. И вызвать крайне неприятную болячку - эндометриоз.

- Так, я всё понял, дальше в глубины патофизиологии можно не лезть, главное, что теперь нам это не грозит. Забирай свою вожделенную справку о том, что паспорт гражданки Кортневой Олеси Олеговны безвозвратно утерян. Она еще не передумала?

- Нет.

- А ты откуда знаешь?

- 'Халк' привозил ее на прием.

- На какое число запланирована операция по похищению?

- По освобождению, - поправила его Лиза. - Через неделю. Пойдем, я тебя кормить буду.

- Давно бы так. Накормить, напоить, в баньке намыть, в постель уложить...

 

После 'постели' Женька побрел в санузел. По гигиеническим и неотложным нуждам. Насвистывая веселенький мотивчик, он следил за точностью попадания. Глаз зацепился за полоску бумаги, завалившуюся за унитаз. Непорядок!

Женька натянул трусы и наклонился, чтобы ее выбросить.

Но передумал.

 

- Лиза, ты не хочешь рассказать мне, что это такое? - с трудом сдерживаясь, спросил Змей.

Лиза открыла глаза и приподнялась на локте:

- Это тест на беременность. Отрицательный.

Можно подумать, он не понял!

- А что он делает в твоем туалете?

- Я полагаю, валяется. Спасибо, что поднял.

- Если ты пропустила таблетку, то почему не сказала мне, чтобы мы воспользовались презервативами?

- Я не пропускала таблеток.

Женька напряженно ждал продолжения.

- Я их вообще не пью, - как-то неожиданно закончила Лиза.

- А как ты тогда предохраняешься?

Лиза помолчала, и ее ответ просто снес Женьке крышу:

- Никак.

- Еще раз. Я не расслышал...

- Никак.

- Но ты же говорила...

- Ты меня НИ РАЗУ не спросил, предохраняюсь ли я. Я НЕ предохраняюсь, - громче произнесла эта тварь. И вбила последний гвоздь: - Я с самого начала хотела забеременеть.

Злость залила Змею глаза.

- Что, так уж замуж невтерпеж? - он вложил в слова все свое презрение.

- Женя, ну какой из тебя МУЖ? - в интонации Ведьмы перемешались жалость, усталость и... какая-то обреченность что ли? - В случае твоей пропажи, обзванивать вместо больниц ближайшие бордели?

- Ты хочешь сказать, я не способен на верность?

- 'Дорогой, ты умеешь играть на пианино?' - пропищала та и закончила более низким голосом: - 'Не знаю, никогда не пробовал'.

- На пианино я, как раз, играть умею!

- Поздравляю.

- Значит, я достаточно хорош для того, чтобы со мною трахаться, но недостаточно для того, чтобы выйти за меня замуж?!

- Женя, ты вообще себя слышишь? Сначала ты меня обвинил в том, что я хочу тебя на себе женить, а через минуту - в том, что не хочу этого делать.

- Я обвинил тебя в том, что ты меня использовала меня как... как... как спринцовку! Что ты мне врала!! Ты все это время мне улыбалась, обнимала, целовала - и... и... Знаешь, это правильно, что ты не забеременела. Таким ледышкам, как ты, природа не должна давать детей. У тебя же чувств нет. Ты же их заморозишь!

Он ушел, оставив после себя пару футболок, чистое белье, носки и грохот хлопнувшей двери...

 

Автор: Светлана Нарватова

форум

 

Категория: Собственные произведения | Добавил: mened (11.03.2015)
Просмотров: 245 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/17
Всего комментариев: 9
avatar
0
9
Не смогла больше молчать, стыдно стало. А Женьку жалко. Распереживается парень теперь.
avatar
0
8
Спасибо за главу!
avatar
0
7
Спасибо за главу   
Очень интересно как будут развиваться события дальше...
avatar
0
6
Спасибо за продолжение. Не, врать - всегда боком выходит, зато теперь все всё знают
avatar
0
5
Ну и кто её тянул за язык?
Надоел Змей?

Спасибо за главу?
avatar
0
4
Большое спасибо ! 4
avatar
0
3
Ну, вот все тайное и стало явным girl_wacko
Обмен взаимными обидами произошел, вопрос - как мириться будут?
Пасиб за проду! lovi06032
avatar
0
2
Спасибо...каждый по своему прав...но сейчас он больше....использовала...правильное слово в данной ситуации
avatar
0
1
Спасибо. lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]