Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


"Каникулы" в Мексике. 55-56 глава

Глава 55. Нереализованные амбиции.

      Вот уже несколько часов в одном из полицейских участков города Акапулько допрашивали Пабло Барроса, подозреваемого в организации террористической деятельности. Тот упорно молчал, не желая сесть за решётку. У полицейского, допрашивающего его, уже начинали сдавать нервы:

 

      – Синьор Барроса, Вы понимаете, что делаете себе только хуже? У нас есть свидетельские показания, доказывающие Вашу вину. В Ваших интересах сотрудничать со следствием, чтобы, по возможности, скостить себе срок. Так знали ли Вы о планах своих друзей по захвату заложников?

 

      Понимая, что у него нет другого выхода, преступник задумался, размышляя над словами полицейского. Тот заметил, что дело сдвинулось с мёртвой точки. Наконец, через минуту Барроса кивнул.

 

      – Да, я знал об этом и организовал полностью всё дело, включая мельчайшие детали, – с гордостью сообщил он, – но всё пошло наперекосяк, когда этот идиот Барнз спутался с одной из будущих заложниц.

 

      – Давайте придерживаться фактов, – придержал его пыл допрашивающий. – С какой целью Вы организовали захват заложников?

 

      – Как Вы уже, наверняка, знаете, у моего отца есть небольшой бизнес, – полицейский кивнул. – Конечно, я имею в виду вовсе не ночной клуб, – парень усмехнулся, – но он совершенно не способен грамотно руководить этим бизнесом. Я давно просил, чтобы он занимался своим клубом, а распространение наркотиков оставил мне, но он не слушал меня. Твердил, что не хочет втягивать меня в это, хотя я с детства был в этом по самые уши… Видимо, боялся, что я стану наркоманом, как покойная мать… Бред… В общем, я предлагал ему расширить сферу нашего влияния на другие страны, но он и слушать меня не желал. Думал, что это лишнее, но я так не считал. Тогда, не добившись согласия отца, я сам занялся этим вопросом: выяснил, кто занимается подобным бизнесом в соседних странах, и обнаружил один весьма любопытный факт. Как оказалось, в Америке одним из самых успешных наркоторговцев является некто Ройс Кинг, официально слывущий банкиром-миллиардером, – полицейский ошарашенно смотрел на подозреваемого. – Да, не правда ли, весьма интригует?! Тогда я решил, что он-то мне и поможет расширить семейный бизнес на территорию Штатов. Кроме того, раньше Кинг был как-то связан с известным нью-йоркским продюсером Каем Бауэром, но впоследствии они разругались, и Бауэр порвал с криминальным прошлым. Все эти сведения я запомнил, чтобы воспользоваться ими в нужный момент. И недавно такой момент настал. Не знаю, читаете ли вы американские газеты… – Барроса полез в карман пиджака и достал оттуда свёрнутые газетные вырезки, – вот… ознакомьтесь…

 

      Полицейский развернул газету и стал читать:

 

      «Сбежавшие невесты: случайность или закономерность?

 

      В Нью-Йорке за последнюю неделю пропадает уже вторая молодая девушка. Их исчезновение можно было бы объяснить появлением нового серийного маньяка, если бы не обстоятельства исчезновения и их громкие имена.

 

      Первой пропала протеже и любовница известного продюсера Кая Бауэра, певица Элис Брендон. Девушка исчезла, оставив своему знаменитому другу лишь сильно пошатнувшуюся репутацию и счета на огромные суммы за сорванные концерты. Мужчина, как ни странно, в полицию предпочёл не заявлять.

 

      И вот буквально через пару дней ещё одна девушка исчезла, ничего не объяснив своему влиятельному спонсору. Невеста миллиардера Ройса Кинга модель Розали Хейл пропала после фотосессии, вместе с ней исчез и помощник банкира Райли Бирс. Ройс Кинг нанял частных детективов для поисков невесты.

 

      Так что же это: простое совпадение или хитроумный план охотников за выкупом? Неужели девушкам надоело жить с состоятельными спонсорами, и они захотели искренних отношений? Одно ясно точно: Кай Бауэр и Ройс Кинг многое потеряли с исчезновением своих протеже».

 

      Закончив читать статью, полицейский сложил газету и вновь обратился к допрашиваемому:

 

      – Я изымаю это как вещественное доказательство. Продолжайте, синьор Барроса, что было дальше?

 

      – Прочитав статью, я подумал о том, как хорошо было бы найти беглянок, – самодовольно ухмыльнулся парень. – А в том, что они сами сбежали от своих спонсоров, у меня не было ни малейших сомнений. К сожалению, это было нереально, как мне тогда казалось… По всей видимости, оба обманутых любовника были готовы на всё, только бы вернуть свои деньги и репутацию. Кроме того, ни один не стал привлекать к этому полицию, значит, оба были заинтересованы в том, чтобы не всплыла какая-то информация, касающаяся девушек.

 

      – Почему Вы напрямую не обратились к Ройсу Кингу с предложением о сотрудничестве? – поинтересовался представитель закона.

 

      – Вы издеваетесь? – усмехнулся мексиканец. – Чтобы он сказал мне, что я свихнулся? Или, ещё хуже, сдал полиции? Нужно было действовать наверняка, чтобы у него не было возможности отказаться… И вскоре мне повезло… Клуб отца оказался не таким уж бесполезным. Около двух недель назад, когда мы с друзьями отдыхали вечером в клубе, туда заявились какие-то америкосы. Сантьяго понравилась одна из их тёлок, и я решил подкатить к ней, пока их хмыри вышли на воздух. В общем, пока мы с ребятами пытались её разговорить, вернулись америкосы, и мы, естественно, сцепились с ними. Потом припёрся мой отец, и нам пришлось отпустить их. Он нам и сообщил, что среди америкосов было много довольно известных людей. Там был телеведущий Эдвард Каллен, футболист Эммет МакКартни, актриса Изабелла Свон. Но, что было самым неожиданно приятным, тёлок, к которым мы подкатили, звали Элис Брендон и Розали Хейл. Это было просто сказочным везением. Тогда я и решил действовать, чтобы, наконец,  вывести бизнес отца за пределы этой несчастной страны. Друзья, естественно, согласились помочь. – Барроса вновь ухмыльнулся. – Я всегда знал, что им предложить, чтобы получить взамен желаемое… Все, с кем я общался, были законченными наркоманами, что теперь было мне только на руку. Я же никогда, вопреки опасениям отца, не употреблял и не пробовал эту дрянь, которая убила мою мать, когда я был почти младенцем. Итак, я решил, что предложу Кингу и Бауэру сотрудничество в обмен на их тёлок. Но для этого нужно было поймать их. К счастью, после объяснений с отцом в тот вечер, я смог проследить за ними до самого отеля. Оставалось лишь разработать план. Я нашёл Барнза, который согласился поработать агентом под прикрытием и выяснить все самые незначительные детали из будней наших жертв, чтобы мои ребята имели возможность застать их врасплох. Он отлично справился со своей задачей, но, видимо, слишком близко снюхался с этой русской. Утром, в день начала операции, когда мы вызвали его к себе и сообщили о том, что ему пора сматывать удочки, он вёл себя как полный кретин. Стал умолять меня позволить ему забрать её с собой. Естественно, она мне была без надобности, но разрешить это ему – означало выказать свою слабость. Я велел ему забыть даже думать об этом, но обещал не трогать её без крайней необходимости. Естественно, это были лишь слова… В общем, мои люди должны были захватить всех в заложники, а я обещал присоединиться к ним, как только всё произойдёт и я свяжусь с Кингом и Бауэром. На самом деле, я собирался посмотреть, не пойдёт ли что-нибудь не так, как планировалось изначально, чтобы не попасть в ловушку. Вскоре я понял, как был прав: этот чмошник Барнз заявил на нас всех в полицию и операция провалилась. Я хотел свалить из страны, но не успел, – преступник перевёл дыхание, – дальше Вы знаете.

 

      – Надеюсь, Вы от нас ничего не скрыли, – уточнил полицейский, на что получил утвердительный кивок, а затем взял со стола рацию. – Матео, говорит Доминик. Срочно свяжись с главным. Нужно задержать кое-кого в Штатах.

 

 

      Когда Пабло Барроса вели по коридору в камеру, он заметил, как навстречу ему идёт на допрос его отец. Парень хотел сделать вид, что не заметил его, но Хуан резко остановился и обратился к сыну:

 

      – Пабло, сынок, это всё правда? Скажи, что это всего лишь нелепая ошибка! Пабло, прошу!

 

      Молодой человек грустно усмехнулся:

 

      – О чём ты, Хуан? Неужели, что-то случилось?

 

      – Так это правда, щенок?! Ты докатился до того, что организовал захват заложников?! Ты что, молокосос, совсем с катушек съехал?! – в глазах отца светились боль и непонимание. – Как ты посмел?!

 

      – А ты чего ожидал?! – взорвался и сын. – Всю свою грёбаную жизнь я общался лишь с наркоманами, которые приходили к тебе за дозой! Я не знал другой жизни, у меня её просто не было! Так что плохого в том, что я хотел хоть как-то реализовать свои амбиции?! Это тебе было достаточно всю свою жизнь просидеть в вонючем, прогнившем насквозь притоне в Акапулько, а мне мало этого! Я хочу расти и развиваться!

 

      – Ты ведь убиваешь людей, – опешил Хуан от такой реакции сына, – пусть не сам, но это ты всё затеял…

 

      – А ты?! Ты подсадил мать на наркотики! Она умерла из-за тебя! Это ты убил её! – выплеснув всё, что мучило его все эти годы, Пабло Барроса успокоился так же резко, как и вспылил. Он повернулся к конвоиру и попросил. – Всё, уводите меня отсюда, я не хочу его больше видеть.

 

      Его отец ещё некоторое время стоял и ошарашенно глядел вслед сыну.

 

 

      В отеле под утро никто не спал, каждый обречённо размышлял над тем, какая смерть выпадет на его долю. Тайлер обнимал обессилевшую от горя Лорен, прижимая к себе в подсознательной попытке защитить. Он боялся, что она может оказаться следующей жертвой животной похоти террористов.

 

      Кармен, положив голову на плечо мужа, вспоминала, что Эсми чувствовала приближающуюся смерть, и думала о том, кто из них будет следующим. Девушка искренне сомневалась в том, что сможет выполнить обещание, данное женщине. Время от времени она вновь начинала всхлипывать, вспоминая об Эсми, которая успела стать ей подругой за время отпуска. Елеазар молча целовал жену в макушку, пытаясь хоть как-то утешить.

 

      Эрик гладил по голове Анжелу, которой от духоты и обезвоживания организма становилось с каждым часом всё хуже. Девушка всё дольше находилась в каком-то почти бессознательном состоянии, время от времени открывая глаза, чтобы убедиться, что с возлюбленным всё в порядке. Парень не знал, что предпринять, просьбы о питьевой воде не приносили положительных результатов, и он с каждым часом всё больше отчаивался, не имея возможности хоть как-то помочь любимой.

 

      Белла с Эдвардом тоже видели состояние соседки, и актрису почти трясло от осознания того, что подруга может умереть, если им не помогут в ближайшее время. Надежды на это ни у кого не осталось, поэтому шатенка пребывала в отчаянии, боясь лишний раз посмотреть на Анжелу.

 

      Телеведущий обнимал за плечи Катерину, которая после смерти обеих сестёр не разговаривала, почти не двигалась и была не в состоянии адекватно реагировать на происходящее вокруг. Парень как мог пытался утешить её, но прекрасно понимал, что это было невозможно. Девушка же мечтала умереть или сойти с ума, только бы сердце в груди не саднило так, словно его трут наждачной бумагой. Всё, что происходило вокруг, казалось какой-то ужасной нелепой постановкой, которую придумал талантливый, но жестокий режиссёр. Казалось, вот-вот опустится занавес и в зале раздадутся аплодисменты, но ничего не происходило. Это и было хуже всего. Она винила себя в смерти сестёр и во всём, что происходило последние двое суток, и Эдвард никак не мог побороть это.

 

      Мария с Лораном заснули, вымотанные бесконечным страхом. А Джаспер всё пытался найти какой-то выход из сложившейся ситуации, решение, которое спасло бы двух самых дорогих ему здесь людей. В голову пришла только одна мысль, которая никак не гарантировала безопасность Элис и Розали. Ненавидя свою беспомощность, проклиная всё на свете, бывший боец всё же понимал, что больше ничего сделать не сможет, поэтому повернулся к модели, так как радиоведущая недавно уснула на его плече.

 

      – Роуз, послушай… – блондин рассказал шёпотом подруге о том, что придумал.

 

      Услышав слова друга, девушка отрицательно помотала головой, прекрасно понимая, что это ничуть не пошатнёт решимость Джаспера. Как и предполагала модель, тот лишь повторил:

 

      – Роуз, я уже всё решил. Вы должны с Элис делать то, что я считаю нужным. И это будет самым правильным из всего, что мы можем в сложившейся ситуации.

 

      Не зная, как убедить его в обратном, красавица тихонько всхлипнула, понимая, что ничего изменить не сможет. У неё лишь оставалась призрачная надежда на то, что Элис сможет как-то повлиять на друга и объяснить ему, насколько нелеп и бесполезен его план. Джаспер действительно любил брюнетку, и, если кто-то и мог поменять его решение, так это она. Услышав сквозь дрёму тихие всхлипы модели, радиоведущая проснулась и посмотрела на любимого:

 

      – Джас, что случилось? Почему Розали плачет?

 

      Парень, набрав в лёгкие побольше воздуха, ответил:

 

      – Малыш, ты должна кое-что пообещать мне… Я нашёл только один способ уберечь вас… – автоматически Джаспер притянул к себе любимую девушку в попытке защитить. – Если они захотят кого-то из вас двоих, вы должны пообещать мне, что сделаете то, о чём я сейчас скажу… – парень рассматривал лицо брюнетки, пытаясь запомнить каждую чёрточку и каждую эмоцию, – Элис, вы с Розали должны будете бежать, как только я начну их отвлекать. Вы должны попытаться спастись любым способом, только бегите из этого места. Думаю, они не станут стрелять. У них были на вас какие-то особые планы, как я понял из разговоров. Пожалуйста, обещай мне это…

 

      Элис слушала монолог парня, и её тело всё сильней сковывали ужас и отчаяние. Она не понимала, как любимый человек мог подумать, что она позволит ему умереть, чтобы спасти её. Как он сможет отвлечь больше двадцати вооружённых отморозков, готовых на всё? Как смогут они сбежать из отеля? Даже если их не пристрелят сразу, в чём девушка сильно сомневалась, они просто не смогут выйти на улицу, так как все окна и двери были закрыты. Но, даже если это и было возможным, радиоведущая никогда бы не пошла на это, пожертвовав жизнью Джаспера. В душе брюнетки вскипала злость на Розали, которая, по всей видимости, согласилась с условиями лучшего друга, а теперь тихо плакала, пытаясь выставить себя убитой горем подругой. Элис вспыхнула от негодования и решительно отрезала:

 

      – Я не буду этого делать. Я никогда в жизни не позволю тебе умереть из-за меня. И ты не заставишь меня пойти на это.

 

      Розали внимательно слушала их разговор, надеясь на благоразумие друга. Но Джаспер лишь устало вздохнул и спокойно ответил:

 

      – Я не собираюсь заставлять тебя, малыш, ты же знаешь меня… – девушка удивлённо ждала продолжения, – просто, если вы не попытаетесь бежать, когда я брошусь на этого ублюдка, моя смерть окажется напрасной… В любом случае, выбор только за вами, а я обязательно сделаю, что обещал, если это животное попытается протянуть к одной из вас свои лапы. Я не собираюсь спокойно смотреть, как он это делает. Я не смогу жить с этим всю свою жизнь…

 

      Элис, видя его спокойную решимость, впала в отчаяние и зарыдала, уткнувшись в грудь любимого. После его слов она окончательно поняла, что не сможет переубедить этого упёртого и принципиального бойца. Теперь она поняла, почему плакала Розали: она, как никто другой, знала характер лучшего друга. И если бывший боец что-то решил, уже никто не сможет повлиять на него. Он всё равно сделает то, что задумал, хоть это и будет самой большей глупостью в его жизни. Тогда радиоведущей стало настолько жаль себя и модель, что она невольно захотела поддержать её. Брюнетка осторожно, боясь спровоцировать преступников, пересела к блондинке и обняла её. Розали ответила на это проявление расположения с благодарностью, желая хоть с кем-то разделить свою боль и мучения. Джаспер, видя это, грустно улыбнулся, радуясь, что любимые девушки, наконец, нашли общий язык, пусть даже в результате такой ужасной ситуации.

 

 

      Главарь, находясь на грани нервного срыва, метался по столовой, уже готовый сдаться полиции, лишь бы ему дали очередную дозу наркотиков. Его наркоманский стаж был уже более десяти лет, и такое длительное воздержание пагубно сказывалось на нервной системе. Видя состояние друга, к нему подошёл его главный подельник:

 

      – Сантьяго, что-то ты совсем неважно выглядишь… Я тут у ребят травку изъял. Может, попыхтим?

 

      – Давай, – чуть улыбнулся главарь, – это хоть что-то.

 

      Приказав остальным приглядывать за заложниками, двое преступников вышли из столовой, а через полчаса вернулись, намного более расслабленные, чем были. Теперь Сантьяго хотелось развлечься и поиздеваться над заложниками. Как обычно, выбор пал на блондинку.

 

      – Слушай, Серхио, – ухмыляясь, обратился он к другу, – как-то сильно бурно восхищался своей шлюшкой Барнз, не находишь? Может, проверить, что там за нереальный секс такой? – друг лишь одобрительно ухмылялся. – Короче, я наверх, а ты следи за остальными.

 

      – Ребятам по старой схеме через полчасика подходить? – уточнил второй.

 

      – Не надо, – глупо ухмыльнулся главарь. – Пабло ведь обещал Барнзу оставить его тёлку в живых… Пусть ловит её, если захочет забрать себе после меня…

 

      – Договорились.

 

 

      Поняв, что настала её очередь, Катерина даже обрадовалась, что скоро её мучения закончатся и она отправится к сёстрам. Оставалось лишь перетерпеть, пока её будут насиловать эти животные. Но, как оказалось, ей даже повезло: виды на неё имел только главарь, а остальные наверх не пошли. Лёжа на кровати, девушка чувствовала, как над ней пыхтит мексиканец, одновременно насилуя её и издеваясь:

 

      – Ну, как, крошка, это гораздо круче, чем с этим недоноском Барнзом, не так ли? Чувствуешь, что тебя трахает настоящий мужчина? Может, останешься здесь на постоянной основе, а? Будешь ублажать меня, когда я захочу. Ты гораздо круче, чем твои сёстры - шлюхи. Чувствуется, что тебя, как их, не имел каждый встречный… С тобой, действительно, можно получить наслаждение, я начинаю понимать Барнза…

 

      Катерина была рада, что ему не требуется, чтобы она вела с ним какой-то диалог, так как была на грани помешательства от всего случившегося. Психика отказывалась принимать всё то, что происходило вокруг девушки последние два дня. От насильника несло травой, и от этого блондинке становилось дурно. В какой-то момент преступник заметил, что она лежит без движения с закрытыми глазами. Когда, наконец, всё закончилось, бандит завернул её в простыню и выбросил в окно со словами: «Барнзу привет».

 

 

      Толпа, собравшаяся возле захваченного отеля, напряглась, заметив, что окно на третьем, жилом этаже открылось и в проёме показалось очередное тело. Выбросивший его террорист быстро скрылся в глубине комнаты. Судя по фигуре, девушка рухнула на землю, и все увидели светлые волосы, выбившиеся из простыни при полёте. Эммет и Гаррет напряглись одновременно, готовые ринуться к телу. Полицейский, находившийся рядом, откинул с почти белого лица простыню, и все увидели девушку. И тогда помимо воли из уст моряка вырвался нечеловеческий крик:

 

      – Кейт! Нет!

 

      Ни один полицейский не успел задержать его, когда Гаррет бросился в сторону тела.

___________________________________________________________________________________________________________________

Глава 56. Неправильная война.

      – Кейт! Нет! – раздалось на шумной улице, и все присутствующие повернулись к мужчине, рвущемуся к очередной жертве террористов.

 

      Никто ещё ничего не успел предпринять, а Гаррет Барнз уже прорывался сквозь толпу, не замечая ничего на своём пути. Ни один полицейский не успел схватить его до того, как он подлетел к лежащей на земле Катерине и бросился перед ней на колени.

 

      – Кейт, девочка моя… – прошептал он, увидев её белое, как мел, лицо и гладя девушку по волосам, – прости меня…

 

      Заметив на тонкой шее едва бьющуюся жилку, военный повернулся к стоящему рядом медику и спросил:

 

      – Что с ней? Она ведь будет жить?

 

      – Ей необходима срочная госпитализация и капельница. Её организм истощён. Ничего более конкретного пока сказать не могу.

 

      К моряку подбежали двое полицейских:

 

      – Синьор Барнз, Вы отдаёте себе отчёт в своём поведении? Вы находитесь под стражей и не имеете права передвигаться самостоятельно, – один из стражей правопорядка попытался оторвать задержанного от девушки.

 

      – Не трогайте меня, я должен быть рядом с ней, – сразу же вырвался Гаррет. – Что эти уроды сделали с тобой?

 

      Полицейские силой оттащили Барнза в сторону, а врач скорой помощи покачал головой:

 

      – Если Вы не хотите навредить девушке, Вам лучше не трогать её, а дать возможность поработать медикам. Надеюсь, мы сможем помочь ей.

 

      Пока врачи осторожно перекладывали Катерину на носилки, чтобы отвезти в больницу, мужчина буквально умолял полицейских позволить ему поехать с девушкой. Эммет в этот момент стоял неподалёку и не мог побороть невольное злорадство, оттого что Барнзу тоже было плохо. Футболист видел, как тяжело было моряку, и безумно радовался этому. Конечно, он очень переживал из-за состояния бывшей соседки, но безумная неконтролируемая ярость не давала покоя, выливаясь в почти неадекватное состояние счастья, оттого что виновник происходящего тоже страдает. Спортсмен прекрасно видел, что одна лишь Катерина смогла настолько глубоко пустить свои корни в сердце этого прагматичного охотника за наживой, что тот не смог с этим жить и сам сдался полиции. Видимо, оставалось в этом человеке ещё что-то святое, и Эммет был рад, что это причиняет теперь ему мучение и боль.

 

      – Я умоляю Вас, отпустите меня с ней, – в очередной раз взмолился Гаррет. – Мне нужно с ней поговорить, я прошу Вас! Ну, отправьте кого-нибудь со мной, чтобы я не сбежал, пожалуйста!

 

      – Вы понимаете, что я не могу этого сделать, – в очередной раз возразил полицейский, когда к ним подошёл глава полиции.

 

      – Слушай, Рапалло, отправь ты его с кем-нибудь из ребят, и пусть он уже заткнётся, – поморщился главный. – У нас и без него проблем хватает, пусть валит на все четыре стороны.

 

      – Но, капитан… – попытался возразить его подчинённый.

 

      – Делай, что я тебе говорю, – отрезал шеф. – И этого ненормального МакКартни сплавить бы куда-нибудь, пока они не сорвали нам операцию…

 

      – Есть, капитан.

 

      Барнз, сдерживая эмоции, чтобы полицейские не передумали, с готовностью протянул руки для наручников и последовал вслед за стражем правопорядка к полицейской машине, которая помчалась за скорой.

 

      Оказавшись в больнице, Гаррет вместе со своим сопровождающим подошёл к стойке регистратуры и спросил, куда именно доставили Катерину Петрову. Дежурная медсестра объяснила, куда им пройти, и оба отправились в палату. Войдя внутрь, моряк увидел, что девушка уже пришла в себя, и теперь лежала на койке, а вокруг неё торчали всевозможные трубки, капельницы и прочее оборудование. Блондинка смотрела на вошедшего глазами, полными боли, слёз и отчаяния. Казалось, на её глазах рухнул целый мир. Пожалуй, так оно и было. Меньше всего сейчас она хотела показать этому человеку, что чувствовала, но сил притворяться просто не осталось. От чувства отвращения к себе и всему происходящему по щекам девушки катились слёзы. Ей было настолько больно физически и морально, что успокоиться никак не получалось. Видя её состояние, Гаррет подошёл к кровати, виновато рассматривая хрупкое тело, обмотанное бинтами, и опустился на стоящий рядом стул. Полицейский остался в дверях.

 

      – Как ты, Кейт? – тихо поинтересовался военный, не зная, с чего начать разговор. – Как ты себя чувствуешь?

 

      Катерина на это лишь поморщилась, не в силах как-то иначе выказать своё презрение. Моряк, понимая, что чувствует к нему блондинка, осознал, что должен сказать что-то более подходящее в сложившейся ситуации.

 

      – Кейт, прости меня… Я урод, ублюдок, последняя тварь… Это я во всём виноват, из-за меня ты лежишь сейчас здесь… Я так виноват перед тобой, прости, пожалуйста, – слова потоком лились из его уст, – тебя не должно было быть там, я должен был силой забрать тебя…

 

      – За что ты поступил так со всеми нами? – прервала его оправдания девушка. – Что мы сделали тебе?

 

      – Кейт, я не хотел… мне пришлось… – стал оправдываться Гаррет, и руки его затряслись, как у алкоголика, – у меня не было выбора…

 

      – Выбор всегда есть, – не согласилась блондинка, – просто не все хотят его найти.

 

      – Да, я знаю, я сам загнал себя в угол, но тогда я был слишком глуп, чтобы понять это… – Барнз перевёл дыхание, собираясь с силами, чтобы вернуться в прошлое. – Я попал в Афганистан, когда мне не было девятнадцати. Подделал документы, потому что хотелось военной романтики и приключений. Сначала, в учебке, казалось, что попаду на настоящую войну, где постоянно стреляют и бомбят, захватывая всё новые территории врага. Но, как оказалось, мои представления были далеки от истины… На самом деле, мы постоянно сидели на базе, а выбирались лишь для того, чтобы нанести локальные удары по местным жителям, не способным дать достойный отпор. Мои сослуживцы насиловали местных женщин, убивали стариков и детей… Чтобы как-то справляться с этим, я стал употреблять наркотики. Сначала курил только травку, но это вскоре перестало давать возможность забыться. Тогда пришлось перейти на что-то тяжелей. К счастью, – он горько усмехнулся, – местные с радостью доставляли всё необходимое в обмен на еду. Когда я покинул Афганистан, уже был зависим от наркотиков. Потом был Ирак, где тоже всегда находились «добрые» люди, желающие «помочь». К такой войне я привык, она даже приносила мне удовольствие… Когда стал капитаном военного корабля, пришлось скрываться от начальства более тщательно, что было сложно сделать с моей зависимостью. Тогда я и решил переехать в Мексику, где нет с этим никаких проблем. Год назад я приехал в Акапулько, устроился на работу охранником в ночной клуб и получил возможность с лёгкостью доставать даже тяжёлые наркотики в обмен на предоставление начальству бесплатной рабочей силы. Жил в подсобке клуба, почти не ел, спуская все деньги на героин. Там меня и нашёл Пабло Барроса, которому нужен был человек в качестве шпиона в отеле. Он сразу предложил мне сотрудничество. К тому моменту у меня совсем не осталось денег, а следующая зарплата должна была быть только через две недели. Он честно рассказал мне о том, что собирается захватить в заложники целый отель и всех, кто там находится. Взамен мне предлагались наркотики. Много наркотиков. Разных сортов и видов. Мексиканец говорил, что никого убивать не собирается, но там есть люди, которые ему нужны для продвижения бизнеса. Сначала я хотел отказаться и обратиться в полицию, но он понял это и предупредил, что ему придётся убить меня в случае отказа. В конце концов, я убедил себя, что ничего страшного не произойдёт, если я и послежу немного за отелем и людьми, на которых мне абсолютно плевать. В течение пяти дней я так и делал, постоянно находясь  поблизости от отеля, но каждый раз, когда видел тебя, что-то со мной происходило, чего я не мог сначала понять. Тогда я стал наблюдать больше за тобой, чем за остальными, ездил за тобой к торговому центру, провожал до отеля… – Гаррет чуть улыбнулся, вспоминая. – Когда пришло время заселяться на свободное место, я решил, что сначала познакомлюсь с тобой, раз уж ты так сильно притягиваешь меня. Общаясь с тобой и находясь рядом, я всё ещё не понимал, что со мной происходит, что я к тебе испытываю… И лишь когда два дня назад Барроса вызвал меня к себе на квартиру и сообщил, что в обед того дня они начинают операцию, а мне нужно уезжать из отеля, я осознал, что не могу сделать это… Не могу из-за тебя. Помнишь, ты спросила, что со мной происходит, а я сказал о смерти друга? На самом деле, я тогда умолял мексиканцев, чтобы они позволили забрать тебя из отеля, но они отказали мне. Но я всё равно должен был увезти тебя, а ты так глупо упёрлась… Я сто раз проклинал себя, что не забрал тебя силой… Сейчас с тобой всё было бы хорошо…

 

      – Ты что, идиот?! – выдохнула Катерина дрогнувшим голосом. – Как ты можешь рассуждать так после всего, что натворил?! Они все мертвы из-за тебя, это ты убил их! Мои сёстры мертвы! Я ненавижу тебя за это! Я и себя ненавижу за то, что поверила тебе!

 

      – Можешь ненавидеть, я заслужил это, – как психически больной, рассуждал моряк. – Главное, что ты жива и в безопасности. Главное, что с тобой всё в порядке.

 

      – Со мной ни черта не в порядке! – всхлипнув, выкрикнула девушка. – Ты не имел права забирать меня оттуда! Ты не смел выбирать, кому жить, а кому умирать! Кем ты себя возомнил?! Господом Богом?! Если бы ты сделал это, я бы возненавидела тебя ещё больше!

 

      – Кейт, тебе нельзя волноваться, ты должна поправляться, – хотел погладить девушку по голове Гаррет, – не плачь, скоро тебе станет легче…

 

      – Мне никогда не станет легче! Я влюбилась в человека, который убил моих любимых сестёр, – рыдая, дёрнулась в сторону от его руки блондинка. – Я всегда буду помнить об этом!

 

      – Станет… Время лечит… Главное, ты жива, – тупо повторил Барнз.

 

      В этих его словах Катерина впервые узнала слова человека с нестабильной психикой. Только теперь она осознала то, что не замечала прежде: этот человек, в которого она так глупо и необдуманно влюбилась, был наркоманом. Это было видно, но никогда раньше она не понимала очевидного. И тогда ей стало действительно безумно противно и невыносимо больно.

 

      – Уходи, – тихо попросила девушка, глядя в стену.

 

      – Надеюсь, ты сможешь простить меня когда-нибудь… Ты особенная. Я не смогу отказаться от тебя. Я обязательно найду тебя, как только смогу.

 

      Когда военный в сопровождении полицейского вышел за дверь, Катерина устало закрыла глаза и выдернула из вены катетер капельницы. Когда в палату прибежала дежурная медсестра, она уже была мертва.

 

 

      Действие выкуренной травки на главаря террористов вскоре закончилось, и он вновь стал крайне раздражительным. Он уже окончательно понял, что нужно что-то предпринимать, если он хочет когда-нибудь выбраться из отеля и оцепления. Состояние заложников было на грани, Анжела Вебер всё чаще пребывала в полуобморочном состоянии, даже мужчины заметно ослабли. Если он не хотел, чтобы у него не осталось живых мишеней на случай, если придётся кем-то закрываться, то нужно было соглашаться на переговоры с властями в ближайшие несколько часов. Но решиться на это, рискуя собственной свободой и жизнью, было крайне сложно. Поэтому-то преступник подсознательно и оттягивал момент истины. Пообещав себе, что после ещё одного изнасилования он обязательно займётся переговорами, бандит стал подыскивать себе новую жертву. Давно заметив, как ревностно оберегает Джаспер Уитлок двух главных виновниц захвата, главарь решил, что нужно немного поиздеваться над ним. Он безумно хотел Розали Хейл, но всё ещё запрещал себе даже думать об этом. Что же касалось Элис Брендон, то она не слишком его интересовала. Во-первых, его никогда не привлекали брюнетки, а во-вторых, она выглядела совсем как ребёнок, что отталкивало мексиканца на подсознательном уровне. От Барнза Сантьяго знал, что у бывшего бойца и радиоведущей роман, поэтому он всё же решил выбрать именно её для своих развлечений, ставших уже традицией за эти два с половиной дня. Видя, как в глазах блондина сверкнули молнии, главарь банды направился в их сторону.

 

 

      Мария, которая сидела рядом с Элис, слышала, как Джаспер рассказывал ей о своём плане на случай, если террористы захотят развлечься с ней или моделью. Ещё тогда русская поняла, какой бред придумал парень, но вмешиваться не стала, опасаясь получить пулю в лоб. Девушка понимала, что если кто-то из заложников попытается бежать, достаться может и остальным. Мало ли куда станут стрелять в таком случае бандиты, вдруг их случайной жертвой станет она сама. Брюнетке было страшно настолько, что она была готова на всё, лишь бы не быть убитой по ошибке. И вот теперь, когда главарь решительно направился к сидящей рядом тройке, Марию затрясло так, что она с трудом держала себя в руках, чтобы не побежать самой. Она сидела, дрожа, и смотрела на дальнейшее развитие событий, уже готовя в голове план.

 

      – Эй, Брендон, думаю, пришла твоя очередь немного развлечься… – ухмыльнулся преступник, наблюдая лишь за реакцией Джаспера.

 

      В тот момент, когда Элис отрицательно покачала головой, испуганно вцепившись в руку любимого, Мария, сидящая чуть дальше, сделала вдруг то, что от неё никто не ожидал. Девушка вскочила на ноги и выпалила, глядя на Сантьяго взглядом, полным восхищения и желания:

 

      – Подожди! Зачем тебе эта малолетка, а? Она же ничего не умеет, поверь мне. Я давно наблюдаю за тобой и, знаешь, уже успела оценить все достоинства фигуры, – она скользнула оценивающим взглядом сверху вниз. – Может, лучше меня пригласишь наверх? Думаю, мы оба об этом не пожалеем…

 

      Все взгляды в столовой в тот момент были прикованы лишь к Марии, которая откровенно шокировала как заложников, так и захватчиков. Главарь же быстро понял, что к чему, и заинтересованно ответил:

 

      – Ну, если ты обещаешь, что сможешь доставить мне удовольствие… В принципе, ты мне нравишься больше, чем она, – кивнул он в сторону белой, как мел, Элис. – Тогда пойдём.

 

      – Только у меня есть небольшое условие, – соблазнительно улыбнулась девушка, – только ты один сможешь распоряжаться мной и моим телом… Договорились?

 

      – Ладно, – кивнул, ухмыляясь, главарь.

 

      Закинув брюнетку на плечо, он вышел из помещения под одобрительный свист остальных бандитов.

 

 

      – Слушай, скажи честно, ты ведь не из-за вспыхнувших внезапно чувств сама предложила мне тебя трахнуть, так ведь? – уже лёжа на кровати с сигаретой в зубах, усмехнулся Сантьяго. – Что, боялась, что тебя всё равно рано или поздно по кругу пустят?

 

      – Просто решила, что лучше это будешь ты один, чем все вы, – пожав плечами, кивнула Мария, поглаживая опавший член мексиканца. – А что, для тебя это так уж важно?

 

      – Да нет, – покачал головой мужчина, поднимаясь на ноги и начиная натягивать одежду. – Ты тут пока полежи, я скоро вернусь, и мы продолжим. Нужно посмотреть, как там дела без меня, – подмигнул он девушке.

 

      – Тогда я не буду одеваться, – натянуто улыбнулась брюнетка.

 

      Когда бандит вышел за дверь, она осознала, что впервые в жизни ей было настолько противно после секса. Никогда она так не желала забыть об этом, никогда и ни с кем ей не было так мерзко спать. Хотелось встать и смыть с себя всю эту грязь, но выказывать свои истинные чувства было слишком опасно и страшно. Тяжело вздохнув, Мария решила терпеть. Через минуту взгляд её невольно скользнул на окно, довольно широкое и крепкое, чтобы вылезти из него. Когда девушка подскочила к нему и распахнула, чтобы попытаться спастись, в комнату ввалился главарь с толпой друзей.

 

      – Куда это ты собралась, шлюха, а? – прорычал он, буквально отрывая кричащую брюнетку от оконной рамы. – Терпеть не могу таких, как ты, потаскух, поэтому попросил ребят научить тебя, как должны вести себя нормальные девушки. – С этими словами он бросил её на кровать и кивнул остальным мексиканцам. – Она ваша. Делайте с ней, что хотите. Потом, как обычно, в окно. Я надеюсь на вашу изобретательность.

 

      Когда главарь вышел из спальни, Марию быстро заставили пожалеть о своём поступке. Прошло не меньше трёх часов, когда её, избитую и многократно изнасилованную, выбросили в окно. Девушка на тот момент уже была мертва.

___________________________________________________________________________________________________________________

Дорогие читатели, не забывайте благодарить мою замечательную бету Ирочку. Ждем вас на http://robsten.ru/forum/71-2106-14



Источник: http://robsten.ru/forum/71-2106-14
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Мурлыська (29.03.2016)
Просмотров: 320 | Комментарии: 24 | Рейтинг: 4.1/13
Всего комментариев: 241 2 »
avatar
0
24
Из всех погибших не жалко только эту Марию  giri05036
Практически все русские девушки оказались храбрыми, кроме Марии, которая защищала только свою задницу, вот и поплатилась за свое поведение giri05036
Трагическая у их выдалась поездка в отпуск cray
А Гаррет будет теперь до конца своей жизни винить себя за смерть Кейт aq
avatar
1
21
Ситуация всё хуже и людей всё меньше...
avatar
0
22
Быстрее бы все закончилось... cray
avatar
0
19
А мертвых становится все больше..., а кого не убьют, те умрут от обезвоживания и страха... И Гаррет - действительно психически больной наркоман, он сосем не жалеет о своем поступке, беспокоится лишь о Катерине, интересно - как среагирует на ее смерть... Большое спасибо за продолжение.
avatar
0
20
Надежда умирает последней, а здесь выживет не только она...
avatar
1
17
Спасибо большое. Чем дальше, тем страшнее.
avatar
0
18
Скоро начнем видеть свет в конце тоннеля...
avatar
0
8
Спасибо за продолжение!
avatar
0
10
heart_01
avatar
0
7
Спасибо! 1_012
avatar
0
11
heart_01
avatar
0
6
12 12 12 спасибо 4 4 4
avatar
0
12
heart_01
avatar
0
5
Не могу больше читать этот ужас, тупость полицейских и наглость бандитов 4
avatar
0
13
Рассвет скоро... поверьте...
avatar
2
4
Странно как-то,уже столько раз бандиты у окон оказывались-снайперы спокойно их снять могли.Жертв -куча,времени порошло много(по моим подсчетам уже третьи сутки идут)пора начинать штурм здания.Тем более,что заложники иностранцы.Это международный скандал,а у них тут пара местной полиции и сумасшедший нарик.
avatar
1
14
Снять, конечно, могли, но сколько жизней заложников взамен было бы снято? Штурм необходим, но малейшее неверное движение - и погибнут все... Быстрый штурм ещё не значит успешный.
avatar
0
3
Большое спасибо!
avatar
0
15
heart_01
1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]