Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Код ДНК. Глава 9. Миг безумия

BPOV

Я сидела в полном ступоре, решительно отказываясь верить словам, подобно острым иглам пронзающим мой слух. Разве такое могло случиться взаправду? Или, быть может, такое могло произойти только со мной? После переезда… после брака… после… но разве я могла винить в чем-то себя или, уж тем более, Майка. Каждый поступок приводит к определенным последствиям, каждый шаг в жизни куда-то ведет, и хотя в тот момент это и казалось мне правильным, сейчас я пожинаю плоды. Результаты своих действий. Или бездействия. Но даже с пониманием всего боль не проходит. Она зарывается в глубину сознания, чтобы спазмами распространиться по телу. Я едва могла вздохнуть. Слезы бесконтрольно скатывались по щекам, обжигая кожу, и падали на тетради и конспекты, лежащие у меня на коленях. Все, к чему я шла и чего я добивалась, превращалось в прах. И я как никогда чувствовала себя беспомощной.

- Вы должны понимать, миссис Ньютон, что нам нужны студенты, которых интересует учеба, - вещал мистер Метьюз, декан факультета, будто не замечая моего состояния. Я никогда не думала, что увижу его таким… безликим и совсем пустым. Улыбчивый когда-то мужчина, так любивший почесывать свою козлиную бородку и улыбаться каждый раз, когда приключались у кого-то из студентов проблемы, сейчас был холоден, а взгляд его словно был слеп. Декан вертел в руках карандаш, и хотя его голова была обращена в мою сторону, смотрел он словно сквозь меня.

- Вы меня слышите, миссис Ньютон? – опять обратился он ко мне, и имя, мое имя резануло сознание.

- Мисс Свон, - всхлипнув, поправила я. И хотя документы, позволяющие мне вернуться на отцовскую фамилию, я заберу только через несколько дней, я твердо для себя решила, что хочу двигаться вперед и покончить с тем, что осталось от Майка. И первое, или самое легкое, что я могла сделать, чтобы хоть что-то изменить – это вернуть себе фамилию, которая была для меня призрачной надеждой начать все сначала, ну, или вернуться туда, в беззаботные времена, и попробовать все по - другому.

- Что, простите?

- Я мисс Свон. - Ладонью я стерла слезы со щек и подняла наконец-то на него глаза. – Не понимаю, почему вы меня исключаете.

- Мисс Свон, - твердо произнес декан, сложив руки перед собой и посмотрев на меня так, словно я была умственно отсталой, хотя, кажется, таковой себя и чувствовала, - вы не платите за учебу, учитесь из рук вон плохо, ничего не успеваете делать, а о посещаемости я вообще, пожалуй, промолчу. Вы часто отсутствуете и не сдаете зачеты. И еще… Ваше, так сказать, поведение... и эти слухи о вашем… кхм… муже. Я повторяю вам это уже в третий раз - мы не можем ради вас одной жертвовать репутацией нашего учебного заведения. Журналисты и так едва ли не ночуют здесь в надежде узнать что-нибудь из разряда «жареного».

- Но… можно ведь с этим что-то сделать…

- Мне очень жаль, но решение уже принято, – перебил меня он. – Попечительский совет дал четко понять, что вам не рады в этом учебном заведении, Белла. Это не мое решение. Я лишь передаю вам… вердикт.

Да, черт подери, это и вправду был вердикт. Моя точка. Ведь теперь я… не знаю, что делать. Призрачные надежды на стипендию испарились ровно так же, как и мечты хоть о каком-то нормальном будущем. Я понимала, что у меня нет денег , чтобы уехать или поступить в другой университет. Проблемы с баром висят вокруг моей шеи петлей с виселицы, и даже если я сбегу домой и приползу к родителям на коленях с мольбами пустить их блудную дочь в дом, это не будет гарантировать моей безопасности, а тогда уже и их.

Я молча поднялась и направилась к выходу. Ненавидя себя, ненавидя Майка, ненавидя весь мир. Плелась по шумным коридорам словно зомби с отсутствием любых адекватных мыслей, просто пытаясь не разреветься прямо здесь, под пристальными взглядами проходящих мимо студентов. Но их взгляды говорили сами за себя без слов – я уже была жалким, но таким, черт подери, лакомым поводом для сплетен: девочка, сбежавшая из дома ради грязного копа, которого убили. Да, злые языки делают свое дело. После того как Майка не стало, мне всегда казалось, что мир его знал даже лучше, чем я.

- Белла, Белла! - ко мне подбежала Таня, но разговаривать с ней мне хотелось меньше всего. - Ты куда? У нас же сейчас лекция по…

- Меня исключили, - зло выдохнула я.

Слез уже не было. Кожу лица словно стянуло, в глаза будто песка насыпали. Я, наверное, походила сейчас на монстра из дешевого фильма ужасов. Охваченная злостью и обидой, была готова испепелить все вокруг. И хотя я понимала, что это не выход, желание надеяться, что кому-то так же больно, как и мне, было непреодолимым. Проблемы настигли внезапно, просто накрыв меня с головой, заставляя здравый рассудок забиться в самый далекий угол сознания.

- Как? – ахнула она, захлопав своими длинными ресницами так быстро, что мне показалось – еще мгновенье, и Таня взлетит.

- Вот так, - бросила я мрачно и уже хотела было идти дальше, но Таня вцепилась в рукав моей блузки. Да что еще тебе надо?

- Я ведь могу продолжать работать у тебя в баре? – умоляюще смотрела она на меня.

Узнаю этот псевдорасстроенный взгляд, и подтекст в вопросе тоже понятен. Блондинка, вертевшая жизнь ради своей выгоды, и, если честно, вряд ли работающая в баре ради жалких чаевых, нашла себе жертву. Даже долго думать об этом не пришлось, ведь она не единожды уводила довольно приличных мужчин из бара. Вот и сейчас, вспоминая, как она смотрела тогда на… И я не выдержала.

- Эдвард со мной, можешь зарубить себе это на носу! - рявкнула я и, толкнув ее плечом, направилась к выходу.

- Ну да, истеричка! – Таня добавила еще что-то язвительное, но меня это мало заботило.

Хотя, заботил Эдвард. Я… я не хотела отдавать его ей, но вероятность, что это произойдет, в моем воспаленном мозгу казалась космически огромной. Он не был моим спасательным жилетом, но я хотела, чтобы он хотя бы стал моей страховкой, показал мне, что я кому-то нужна даже такая, без намеков на нормальное будущее и с кучей проблем вокруг.

Пока я шла к фонтану, ко мне периодически подходили сокурсники, кажется, даже преподаватели, что-то говорили, о чем-то спрашивали, но я никого не слышала. Да и зачем? Все, что у меня осталось - это проблемы, бар и Эдвард. Господи, Эдвард! Неужели мне так повезло? Неужели я могу быть ему небезралична, и с его стороны это не просто спортивный интерес? Хотя… Я нервно хихикнула и тут же быстро оглянулась по сторонам: не видел ли кто. Подумают еще, что я ненормальная. Да боже мой, почему меня это должно волновать!

Эдвард – мой! Ну да, ну да… Может, Таня права? Мало мне верится в удачу сейчас.

Я достала сотовый из сумки и принялась звонить Эммету. Эммет. Сейчас мне нужен он.

- Да, Би, - буркнул в трубку друг, и тут я не выдержала. Слезы опять ручьем потекли по моим щекам.

- Эм… - простонала, всхлипывая, я. А дальше я просто задыхалась и не могла говорить.

- Беллз? Белла, что случилось?! Белла!!! – встревожено заорал в трубку Эммет. – Что случилось? Говори со мной! Белла!

- Меня, - ревела я, уже не в силах остановить истерику, - исключили! Сказали, что я сильно проблемная студентка!

- Господи, Белла, я думал, что с тобой что-то более серьезное случилось, - облегченно вздохнул друг.

- Это серьезно, Эммет! - рассерженная от его спокойного тона – мне показалось, или он там хмыкнул – я даже рыдать перестала. Неужели он не понимает, как важна для меня учеба. Без этого я в чертовом тупике! Единственная дорога, куда мне осталось уверенно идти, это прямо к его подружке, зарабатывающей своим гребаным телом, но в отличии от нее, у меня нет таких форм и азарта, и рубить такие суммы с постоянных клиентов мне уж точно вряд ли удастся. У меня нет выхода, если я не могу быть даже гребаной шлюхой!

Но Эммет не унимался со всем присущим ему позитивным настроем на светлое будущее.

- Ты жива и здорова, Беллз, с остальным мы разберемся, хорошо?

- Мисс Свон? – я не успела высказать Эммету все, что думала по поводу его видения моей проблемы, потому что телефон оказался просто вырван у меня из рук появившимся словно из ниоткуда здоровенным парнем. Его шкафоподобный клонированный напарник вцепился мне в локоть, удерживая мягко, но очень крепко. – Вы проедете с нами.

- Никуда я с вами не поеду! - я попыталась вырваться, но не тут-то было. – Вы… кто?

- Это был не вопрос, мисс, - прогромыхал один громила обманчиво вежливым тоном, но выражение лица его оставалось каменным.

- Я буду кричать, - в отчаянии пискнула я.

- О, мисс, это лишнее, - рассмеялся второй, и в бок мне ткнулось дуло пистолета. Холодный пот тут же покрыл мою спину, а я сама оцепенела, практически не чувствуя боли ни в руке, ни в районе ребер. – Вы в любом случае поедете с нами.

Один здоровяк отобрал у меня конспекты и сумку, а второй подтолкнул вперед, и оба они настойчиво потянули меня к стоянке, пресекая любые попытки вырваться. Хотя что я могла? Разве что возмущенно сверкать глазами в ответ на насмешливые ухмылки. Я была не в состоянии бежать, да и от пули не убежишь. А чтобы бежать, сначала нужно было избавиться от медвежьей хватки, после которой на моем теле снова проступят синяки. У меня не было другого выхода. Пора принимать действительность какая она есть и думать, что с этим делать, не строя никаких планов на гребаное и возможно не существующее будущее.

- Достаточно, - притопнула я, на что здоровяки переглянулись. – Я иду, не нужно меня тащить.

Хватка ослабла, и я, поправив блузку, обреченно перебирала ногами, не уступая скорости этих громил, ловя на себе очередную порцию взглядов, напоминающих, что я снова стала поводом для сплетен.

Мы направились к машине, припаркованной на противоположной от здания университета стороне. На мгновение голову посетила мысль, что если меня убьют, то все мои беды наконец-то закончатся. Больше не будет слез, страха, нервного перенапряжения. Больше не будет ровным счетом абсолютно ничего. И проблема исключения уже не будет проблемой. Я… возможно даже буду просто свободной, без этих тленных оков.

Все дорогу мы ехали молча. Пейзаж моих коленок сменялся картинкой города, проплывающего за окном. Голубые глаза одного из амбалов, которые я время от времени наблюдала в зеркале заднего вида, источали жалость и, вероятно, легкий интерес к моей всем своим видом абсолютно безразличной персоне. Я даже не пыталась запомнить, куда меня везут, плюнув на поучения Эма, в свое время настойчиво учившего меня обращать внимание на детали. Я просто опустила руки. Сдалась. И ожидала того, что будет дальше.

Хотя в прошлый раз все было намного хуже. Меня хорошенько отделали и закинули в старый фургон, а не усадили на комфортное сидение дорогущего внедорожника с тонированными в ноль стеклами.

- Приехали, - бросил мой похититель, и я вздрогнула от неожиданности – слишком глубоко погрузилась в свои невеселые мысли. Амбалы вышли. Один из них, обойдя машину, открыл дверь с моей стороны и, безмерно удивив, галантно подал руку, помогая выбраться.

Все это было чертовски странным. Человек, который полчаса назад угрожал тебе пистолетом без весомых на это причин, не будет подавать тебе руку. Я ожидала, что будет дальше, например, что пушка опять окажется у моих ребер, но ничего не происходило.

- Пошли, - кивнул второй, и я услышала легкий скрежет закрывающихся ворот.

И лишь тогда я подняла голову и открыла, черт подери, свои глаза, неконтролируемо округлив рот буквой «о», обозревая открывшийся мне вид.

Кованые массивные ворота, высокий забор, тянущийся не на одну сотню метров как в одну, так и в другую сторону. И мы точно далеко за городом, ибо я совсем не помнила, где бы могла встретить такое количества железа и стали. А если бы и встретила, то не догадалась бы, какое великолепие скрывалось за ними. Огромный особняк, просто-таки подавляющий своим величием, очень гармонично смотрелся среди зелени целого паркового ансамбля. Ландшафтные дизайнеры постарались на славу: ни одна деталь не выбивалась из общего фона, всего было достаточно и в меру, но сразу угадывалось немалое вложение средств. И пока мы шли к дому, я насчитала не меньше десяти охранников. Не удивлюсь, если тут и там на каждом шагу понатыканы видеокамеры.

Кажется, это самое охраняемое место на земле, и если я сейчас взята в заложники, то отсюда меня не вытащит даже Эммет. А если меня решат убить, то, вероятнее, тут точно искать не будут.

Наша троица приблизилась к ступенькам парадного входа, где нас ждал высокий красивый мужчина в сером костюме. Он разглядывал меня небрежно, время от времени затягиваясь тонкой сигаретой, но в то же время внимательно, словно сканировал. Его черты лица мне показались до боли знакомыми, и лишь когда он заговорил, я поняла, почему.

- Мисс Свон, добро пожаловать в мой дом. Я Карлайл. - Он протянул руку и, мягко взяв мою ладонь, поцеловал ее. Я вздрогнула: прикосновение его губ показалось неприятным. Возможно, тому виной был страх, а может, все дело в том, что с его стороны жест получился интимнее, чем хотелось бы, но Карлайл не был Эдвардом. Он был… его старшим братом!

- Карлайл Каллен, если быть точнее. – Хозяин особняка смотрел на меня настолько доброжелательно, насколько доброжелательным может быть сканер. А еще он словно изучал меня, и от этого становилось странно неприятно, хотя, быть может, я просто себе это придумала. Это было не то место, где я могла расслабиться. Возможно, в этом все дело.

- Мистер Каллен, я… - мне с трудом удавалось не заикаться.

- Не бойся, Белла, - тепло улыбнулся он, но эта теплота не внушала доверия. - Я буду называть тебя Беллой, ты не против? – в ответ на мое неуверенное «Нет» он довольно кивнул. - Присядем? - И указал на два ротанговых кресла, стоящих возле ступенек. Тут же примостился симпатичный кофейный столик на невысоких ножках и с идеально отполированной стеклянной гладкой поверхностью. А еще зелень. Здесь было неимоверно много зелени не только вокруг дома, но даже и на террасе все было заставлено огромными зелеными растениями.

На ватных ногах подобно роботу я подошла к предложенному месту, понимая, что у меня нет выбора. Майк был чертовски прав, когда так часто это мне повторял: «у тебя нет выхода, дорогуша, ты теперь моя жена» или «у тебя нет выхода, дорогуша, ты живешь в моем доме». Сейчас все было схоже за исключением того, что Майка я знала и любила, а этот страх, что сковывал меня сейчас, был ощутим даже физически, но, черт подери, необъясним.

Едва мы сели, как будто из воздуха материализовалась горничная, женщина средних лет, молча поставившая перед нами две чашки капучино и тарелочку с круассанами. Так же молча она удалилась. Вообще, по-моему, за последние несколько минут даже ветер затих, словно боясь нарушить зловещую тишину.

Я неловко поерзала и оторвала взгляд от круассанов, переведя его на мистера Каллена. Ох, лучше бы мне этого не делать. Карлайл смотрел на меня внимательно, даже слишком внимательно, изучая каждую черту моего лица. Что он хотел там найти? Ответ на вопрос: чем я так привлекала Эдварда? Почему он выбрал именно меня? Что во мне такого интересного? И, судя по всему, его мнение обо мне оказалось совсем невысоким. Совсем. Прямо на уровне плинтуса, если не ниже.

Чувствуя себя насекомым, которое рассматривают в микроскоп, я стала нервно теребить край блузки. Чтобы отвлечься, скользнула глазами в сторону большого витражного окна и в отражении натертого до блеска стекла увидела опухшую от слез, растрепанную девочку с уставшими глазами и лицом в разводах от косметики. Красотка, что уж говорить. В один момент я чертовски захотела освежиться, хотя бы просто умыть лицо, собрать наново волосы, но что-то не давало мне попросить сходить в уборную. Обреченно вздохнув и страшно робея, снова посмотрела на хозяина особняка.

Что если попробовать выбраться отсюда? Что если все не так ужасно, как я думаю. Что если я просто попрошу хотя бы…

- Позвольте мне позвонить, - тихо произнесла я, вспоминая о том, что наш разговор с Эмметом прервали, и он, наверное, уже вместе со спецотрядом ищет меня по всему городу.

- Да, конечно, - едва заметно усмехнувшись, кивнул Карлайл, и мне вернули мой телефон так быстро, словно амбал, стоявший в нескольких метрах от нас, так и ждал команды вернуть вещицу.

Двадцать три пропущенных! О, черт!!! При других обстоятельствах я однозначно не захотела бы говорить с этим парнем и получить взбучку. Но это при других, а не при этих. Краем глаза посмотрев на Карлайла, который с легкой усмешкой продолжал наблюдать за мной, я в спешке набрала номер Эммета. Он ответил мгновенно, даже гудка не прошло.

- Ты где, черт возьми??? – я едва не оглохла от его вопля.

- Эммет, все хорошо, - прошептала я. Все ведь было хорошо? Мне дали позвонить, а это уже… не так плохо, как могло было бы быть. Да и другого ответа для друга-копа у меня не было, пока я находилась в логове бандитов.

- Белла, я у тебя в институте! Говорят, что тебя увезли какие-то громилы! - ревел друг, и я уверена: он уже разработал план по моему спасению. Даже не зная, где меня искать. Или догадываясь.

- Эм, все хорошо. Я позвоню тебе позже, ладно? – я изо всех сил старалась придать своему голосу спокойствие.

- Не смей бросать трубку и скажи мне, где ты, я заберу тебя сейчас же! – Эммет меня не слышал, я чувствовала, что он неслабо паникует.

- Все хорошо, я позвоню, когда освобожусь. Не беспокойся, пожалуйста.

Я нажала на отбой, перебивая поток взволнованных воплей друга. Все равно сейчас он мне ничем не поможет. А подставлять его тем более не хочется. Как и злить человека, который сидит передо мной и о жестокости которого я чертовски много наслышана. Крепко сжав, словно на прощание, сотовый, я поняла, что нужно принять происходящее или хотя бы понять, зачем я здесь.

Обреченно вздохнув, я протянула свой мобильник громиле, но рука зависла в воздухе – мой похититель даже не шелохнулся. А разве он не должен был вырвать у меня из рук телефон? Вроде в фильмах именно так делают, когда хотят запугать жертву.

- Зачем ты его отдаешь, это же твоя вещь? – подал голос Карлайл. Я недоуменно перевела на него взгляд: неужели он и вправду удивлен? Мистер Каллен смотрел на меня чуть ли не по-отечески, прямо как на дитя неразумное, сотворившее очередную глупость. Потом сделал глоток из своей чашки и жестом предложил мне присоединиться к трапезе. Ну да, можно подумать, я смогла бы проглотить хоть кусочек.

- Я же заложница? – осторожно уточнила я.

Мужчины дружно рассмеялись. Я обескураженно уставилась на хозяина дома: зачем тогда весь этот цирк с похищением (а как еще это назвать, если моего согласия на эту встречу не спросили).

Я в недоумении переводила взгляд с одного мужчины на другого, прижимая к себе сотовый и пытаясь разобраться в происходящем. Но ничего не получалось, а в отражении на меня так и продолжала смотреть испуганная растрепанная девочка.

Карлайл, отсмеявшись, взял со столика сигару, раскурил ее, выдохнул чуть в сторону струю сладковатого дыма – как истинный джентльмен. Потом наклонился всем корпусом в мою сторону, и я почувствовала странное давление. Нет, физически он был далеко от меня. Но мне казалось, что я стою прямо под огромным валуном, тень от которого уже дарит холод, за которым не видно солнца и который вот-вот сорвется на меня, раздавит мое бренное тело, тем самым доказав свое превосходство, которое и доказывать не надо.

- Белла, я хочу с тобой поговорить. Об Эдварде. – Взгляд его льдисто-серых, несмотря на вполне благожелательный тон голоса, глаз был жестким. По моему телу пронеслась очередная толпа мурашек, и я зябко поежилась. Не знаю, виной тому был страх, которым веяло от этого мужчины, а может, легкие порывы ветра, незаметно нагоняющие серые тучи с севера.

- И когда мы закончим, тебя отвезут домой ну или куда ты скажешь, - как будто не замечая моего состояния, мистер Каллен снова предложил. - Угощайся. Круассаны просто божественны. – Он взял один и, надкусив, блаженно улыбнулся.

Но у меня от этой улыбки скрутило желудок. Я ничего не ела уже, наверное, вечность, но даже эти вкусно пахнущие круассаны застряли бы у меня в горле. Создалось ощущение, что в моей голове вакуум. Ни одной связной мысли. Пустота. Ни одной зацепочки. А тело… тело словно не мое. Я чувствовала, как меня одолевала жажда, но пошевелиться не могла.

Пауза затянулась. Внезапно где-то совсем рядом надсадно каркнула ворона и, я чуть не подпрыгнула от неожиданности. Сфокусировала взгляд на Каллене-старшем. Выражение его лица оставалось непроницаемым, но правая бровь вопросительно приподнялась. Ах да, он же ждал от меня хоть какой-то реакции на свое предложение. Я поежилась, чувствуя себя крайне неуютно под его пристальным взглядом.

- Об Эдварде? Мне нечего сказать вам, – и это было правдой. Я вообще не понимала, к чему этот разговор. Карлайл же ненавидит Эдварда, и мне ничего не было известно о том, чем сейчас занимается мой…эм…бойфренд.

- О, милая, мне не надо, чтобы ты что-то мне говорила. Я и так знаю все о своем брате.

- Все? – задохнулась я. Зачем тогда я здесь… и что вообще происходит?

- Все, - слегка кивнув , ответил он, а его губы искривились в легкой едва заметной улыбке.

- Тогда что вы хотите? – удивилась я и осторожно добавила, - я думала, что вы… что между вами…произошел конфликт…

- Это он так сказал? - рассмеялся Карлайл, но я в ответ отрицательно помотала головой. Надеюсь, он не спросит, от кого я узнала об этом. Пора научиться держать язык за зубами.

Каллен-старший вздохнул, задумчиво посмотрел куда-то мимо меня, словно погрузившись в воспоминания:

– Я не принимаю его решений, но как бы мне ни хотелось его присутствия в моей жизни, он все же мой брат, моя кровь и, возможно, лучшее, что создал отец.

Это было так… словно он сожалеет обо всем происходящем, словно Эдвард ушел по своей воле, а не в изгнание. А еще в его тоне было что-то невероятное… глубокая любовь к брату, и… уважение к отцу. Я, наверное, никогда не слышала, чтобы о родне отзывались в таком тоне… со странным намеком, который я не могла понять, но словно прочувствовала. Карлайл грустил и… ему был дорог… Эдвард. И кто бы что ни говорил, пусть я и не до конца знаю их историю, эти двое до сих пор оставались братьями не только по названию.

- Все равно мне непонятно, - протянула я и, подумав, взяла круассан. Так, по крайней мере, можно было занять трясущиеся руки. Нервы и стресс взяли свое, желудок скрутило от голода и страха в очередной раз.

- Буду откровенен с тобой, милая, - Карлайл затушил сигарету и, закинув ногу на ногу, развалился в кресле. - Ты была большой помехой, а твой муж наломал много дров…

Я так и застыла с этим идиотским круассаном, не успев донести его до рта. Черт, как же я могла забыть! Эммет был прав: это по приказанию Каллена-старшего меня чуть не прикончили! В голове зашумело, к горлу подкатила тошнота. На какое-то мгновение я снова будто оказалась в том грязном подвале, жалкая, избитая, практически попрощавшаяся с жизнью. Господи Боже, если бы не Эдвард, я бы уже покоилась в сырой земле под надгробным камнем. Какая насмешка судьбы: один брат меня чуть не убил, второй спас. Демон и Ангел. Черт побери, как меня угораздило так вляпаться…

Постаравшись справиться с панической атакой, я прислушалась к тому, что говорил Карлайл.

- Но мне хочется верить, что ты действительно в этом не замешана и не в курсе дел нашего общего с Эдвардом братца и Майка. Однако именно ты, как это ни странно, появилась в жизни Эдварда. Знаешь, - ухмыльнулся он, - у меня даже была мысль, что ты это все спланировала. Но я знаю, что это не так, как и знаю то, что ты, Белла, можешь сейчас повлиять на него, заставить Эдварда вернуться, и тогда я дам вам мое благословение.

Заставить? Благословение? Что вообще тут происходит? О чем он говорит? Мозг закипал в попытках переварить полученную информацию. Я еще сильнее вжалась в кресло и, закашлявшись, тупо переспросила:

- Заставить… вернуться?

- Правильнее будет сказать , «подтолкнуть» его на правильный путь, - вкрадчиво объяснил Каллен-старший.

О чем вообще идет речь? На какой путь? Эдвард… же помеха в семейном бизнесе. Или нет? Отложив чертов круассан, я крепко сжала поручни кресла, словно вжимаясь в плетение ротанга, осознавая, что вляпалась туда, где ничего не понимаю.

Тело пробило несколько электрических зарядов. Я не знала, что мне думать. Не знала, что делать. Больше всего хотелось сбежать отсюда, спрятаться, чтобы не видеть больше эти ледяные глаза. Они пугали меня до чертиков. И все, что предлагал мне Карлайл… Он вообще представлял, как я буду это делать? С чего он взял, что у меня получится? Да я практически ничего не знаю об Эдварде. В смысле, я в курсе его истории, но и то из чужих уст. Но… остальное. Однако он ни разу не открылся мне, мы не говорили по душам, мы так мало были знакомы.

- Я… я боюсь, что это плохая идея. Я… не смогу этого сделать, - покачала головой я. – И он… Эдвард не будет меня слушать. Он ничего мне не рассказывал… мы… просто…

Что я должна была сказать? Что мы просто занимались сексом? А потом он получил по голове в моем баре? И вообще, как это должно быть? Представляю его реакцию, когда я скажу ему «Хей, дорогой, возвращайся к братьям, вы же семья, у вас столько общего». В лучшем случае, он посмеется как над неудачной шуткой. В худшем… не хотелось думать об этом.

- Белла, я знаю своего брата лучше, чем кто-либо, и сейчас ты, пожалуй, единственная, кого он таки будет слушать, - продолжал спокойно и уверенно Карлайл. – Я же не прошу тебя подорвать Белый дом. Делай то, что делаешь. Давай ему то, что можешь дать, ни меньше, ни больше. Ты просто будь с ним рядом и помоги понять, кто он и где его законное место. Просто всегда находясь рядом с ним, думая о нем, помни, что его место, милая моя, здесь. Оно было, есть и будет. В противном случае, он, мистер Уитлок, его мелкая сумасбродная подружка и ты как минимум будете пропавшими без вести еще до заката того дня, когда Джеймс примет бразды правления. И этот день не за горами.

Он сказал это так просто, что я сразу поверила. Моментально. Каллен-старший не запугивал, он просто констатировал факт. И от этого стало еще страшнее. Понимание приходило слишком легко.

Я автоматически обхватила руками плечи, скрестила ноги, даже не осознавая, что закрываюсь, отгораживаюсь, как могу, от всей этой ситуации. Хреново, надо сказать, получалось.

Карлайл встал с кресла, что-то тихо сказал одному из громил, тот, в свою очередь, махнул рукой второму, и они молча удалились. А хозяин дома неожиданно присел на корточки перед моим креслом. Я ахнула от удивления, а он… он посмотрел на меня так проникновенно, как будто хотел заглянуть в самое сердце.

- Джеймс… Я все еще верю, что эту паршивую овцу можно исправить, ведь он тоже мой брат, но он как психическая болезнь, понимаешь? – мне показалось, или голос Мистера мафиози дрогнул. - Сколько ни делай процедур, шоковой терапии и прочего, после ремиссии обязательно наступает рецидив. Мне нужен Эдвард, но рядом с ним должна быть та, которая обеспечит ему крепкий тыл. Не избалованная девочка, жаждущая наживы, золота и статуса. Обычная, любящая, верная. За каждым великим мужчиной стоит великая женщина, готовая отдать ему не только себя, но и свою душу. У моего младшего брата было много женщин, это не секрет ни для кого. Однако сердце свое он подарил только тебе. В нем я узнаю отца, а в тебе… его мать… Светлую часть нашей жизни. Ведь у нашей семьи есть еще и темная сторона – еще один братец, бестолковый эгоист до мозга костей. Никто в этом городе не хочет прихода его власти. Лучше пусть слишком уверенный в своих взглядах Эдвард, чем безумный Джеймс, понимаешь? Больница всегда лучше похоронного бюро, милая.

И все это Карлайл Каллен говорил мне? Откуда такое доверие вдруг? В чем подвох? С какой стороны ждать угрозы?

Я дрожала, смотрела на него сверху вниз, не в силах вымолвить ни слова. Загипнотизированная как кролик перед удавом. Но с пониманием того, что я и вправду могу быть рычагом влияния, гребаный важным звеном в этой цепи событий… или стать той, кто уничтожит все.

Карлайл порывисто поднялся, вынул из пачки, лежащей на столе, еще одну сигарету, прикурил, глубоко затянулся. Кивком предложил мне закурить, но я молча отказалась, сводя в голове воедино услышанное, пытаясь понять, чем в результате это все может обернуться для меня. Но ничего хорошего на ум не приходило. Да на ум вообще не приходило ничего.

Я все так же молчала, чувствуя, что это еще не конец разговора.

Наконец он продолжил:

- Если хочешь, можем заключить сделку. – Вот так просто, без предупреждения. - Ты скажи, что тебе нужно. Только скажи. Я могу многое. Деньги? Признание? Карьера? Восстановление в институте?

- Это вы? – возмущенно вскрикнула я, забыв, с кем имею дело. Но секундная смелость тут же сменилась ужасом. Карлайл же, не обращая внимания на мой вопль, рассмеялся:

- Нет, я не так мелочен. Но все же… что тебе надо?

- Спокойствия, - выдохнула я, крепко сжав в ладонях сотовый.

- Тогда мое предложение идеальный вариант и для тебя – спокойствие у тебя будет только рядом с Эдвардом, который будет на своем месте. Ты подумай, а в институт твой я все-таки наведаюсь, - снова хохотнул хозяин дома.

- Пожалуй, не надо, спасибо, - тихо ответила я, поднимая на него глаза. – Разберусь сама. – Вдохнула, выдохнула и, вглядевшись в глаза Карлайла, решилась, - я помогу вам с Эдвардом… точнее, сделаю то, что в моих силах, если вы пообещаете, что с ним ничего не случится, и вы его не убьете и не покалечите. Пообещайте мне!

- Обещаю, милая, - Каллен-старший, по-моему, не ожидал такой настойчивости от какой-то малознакомой девицы, но, кажется, согласился вполне искренне. - С моей стороны никакой опасности для него не будет, но ты же понимаешь, совместный бизнес… тут гарантий, увы, нет.

- И еще… этот разговор останется между нами, - я все еще пристально смотрела в глаза Карлайла, ожидая смеха или издевок, но он просто сухо смотрел на меня, - я сделала свой выбор, но Эдвард свой должен сделать сам. Даже… если в результате он выберет кого-то другого… а не меня.

- Хорошо, - кивнул Карлайл, словно задумавшись о чем-то, но мне этого было мало.

- Дайте мне слово, мистер Каллен! – громко и настойчиво произнесла я.

- Я даю тебе свое слово, Белла. Этот разговор останется между нами несмотря ни на что.

- Хорошо. Я могу идти?

- Да, конечно, - Карлайл развернулся в сторону ворот, а его подчиненные уже нарисовались возле меня. Надо же, как бесшумно они умеют двигаться при их-то габаритах. - Мои ребята отвезут тебя туда, куда ты скажешь.

Накинув на плечо сумку, которая оказалась возле меня волшебным образом, словно всегда там и стояла и ее у меня и не отнимали, я уже хотела было возразить, но Каллен меня опередил:

- Я настаиваю. Отсюда далеко идти даже до того места, где можно поймать такси.

- Спасибо, - бросила я, направляясь за здоровяками к машине.

Меня отвезли домой. Молча. Без комментариев, вопросов и прочего, просто доставили по названному мною адресу, и даже тот же амбал снова предложил свою помощь, чтобы выбраться из внедорожника. Я несколько секунд в оцепенении наблюдала за машиной, которая, взвизгнув тормозами, скрылась за углом шумной улицы так быстро, словно ее здесь никогда и не было. Я просто стояла посреди тротуара, растрепанная и потерявшая любой товарный вид, ловила косые взгляды прохожих и сжимала перед собой сумку и сотовый, словно это были самые ценные вещи в моей жизни. В голове было пусто. Я не принимала и не понимала того, что сегодня со мной произошло.

На ставших внезапно ватными ногах я поплелась домой, чувствуя неимоверную усталость. Тяжелый выдался денек.

Я поняла для себя две вещи. Первое, все могло быть на много хуже. А второе - встреча с главным «папочкой» города прошла «на ура»: мы просто попили кофе и мило поговорили. А еще он так ненавязчиво намекнул, что я или доставлю ему наследника мафии на блюдечке с голубой каемочкой, или просто исчезну, но до этого, до пропажи, судьба моя будет просто до жути сказочная. Но какой из этих вариантов развития событий быстрее приведет меня на местное кладбище, я пока не понимала. Чертов Майкл Ньютон, гори в аду за все беды, которые достались мне из-за тебя!

Мыслей не было. Или я попросту блокировала все, что лезло мне в голову, оставляя гребаную пустоту в надежде простого ожидания окончания гребаного чертовски тяжелого дня. Но слишком быстро я сдалась, понимая, что, что бы я ни делала, мне, черт подери, не деться от этого. Кажется, я говорю это сегодня чересчур часто.

Сделав себе наикрепчайший кофе и залив его остатками завалявшегося дешевого коньяка, я упала на кресло и все-таки погрузилась в свои мысли, подводя итоги событий, которые навалились на меня в последние сутки. И понимала, что все глубже и глубже падаю в пропасть без вариантов выбраться обратно и без чего-либо, за что можно было бы зацепиться, чтобы хоть как-то удержаться на плаву.

Затем я поймала себя на мысли, что до сих пор держу телефон возле себя. Посмотрела на экран мобильника. Три пропущенных от Эдварда. Черт. Прости, но сегодня ты один из последних, кого я хочу слышать. Мне надо свести мысли воедино без твоего голоса рядом. Мне надо все решить для себя. Определиться, сделать выбор и раскидать приоритеты. И наконец-то понять, какого хрена это все происходит.

Сбросив оповещение, я быстро набрала «Я в порядке», скинула сообщение Эммету и выключила телефон.



Источник: http://robsten.ru/forum/71-3228-1
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: tcv (20.02.2021) | Автор: Only_Platinum
Просмотров: 207 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 6
2
5   [Материал]
  Белла в ловушке. Ни сбежать, ни позвать на помощь, ни провести переговоры. Можно только втянуть в свою беду других людей и подвергнуть их опасности. Спасибо за главу)

6   [Материал]
  Да ей по сути то и втягивать некого. Эммет да Эдвард)

2
3   [Материал]
  Спасибо!

1
4   [Материал]
  Пожалуйста! fund02016

2
1   [Материал]
  Белла уже согласилась ему помочь, теперь главное чтобы это ей потом боком не вышло

2   [Материал]
  Любая связь с Эдвардом для Беллы несет последствия и она это понимает.
Хотя, как по мне, сейчас она согласилась более подсознательно, нежели осознано  dream111

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]