Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


НЕВАЖНО ЧЕРЕЗ ЧТО. ГЛАВНОЕ ВМЕСТЕ. 34 ГЛАВА

     34 ГЛАВА

 … — Элис, — произнесла я. 

      — Ничего не говори, — оборвала она меня, — я сейчас приеду…

      В трубке раздались короткие гудки. Я устало посмотрела на мужа. Он с невеселой ухмылкой погладил меня по щеке. Наше уединение было нарушено. Черт! Ну, почему нельзя дать людям возможность самим делиться новостями, если они посчитают нужным это сделать, тем более новостями, подобными нашей.

      Наши сотовые начали разрываться. Эдвард, закатив глаза, встал с дивана и пошел на кухню. Мобильники лежали на кухонном столе. Мой перестал трезвонить, а на звонок своего сотового Эдвард ответил.

      — Привет, мам, — он вернулся в гостиную и снова сел около меня, протягивая мне мой телефон. Эсме что-то говорила ему, а он, закрыв глаза, кивал. — Ладно, мам, приходите, — сдался Эдвард.

      Я выдохнула и дернулась, когда телефон в руке снова затрезвонил.

      — Зови их тоже, — произнес он, — пусть узнают все сразу.

      — Да, мама, — закатила я глаза, когда услышала ее надрывной голос.

      — Девочка моя, это правда? — всхлипывая, она шмыгала носом.

      — Мама, приходите с папой к нам, — позвала я родителей и сбросила вызов, чтобы не услышать больше от нее вопросов.

      Эдвард разговаривал с Розали, которая кричала и обзывала его. Оказывается, когда прошел выпуск новостей, Эммет похвалился, что уже знал о моем положении и что мы уже выбрали его в крестные. Сукин сын! Погоди, получишь ты у меня завтра.

      В дверь позвонили, и я кивнула мужу, чтобы он шел открывать. Он передал мне трубку и пошел к дверям.

      — Роуз, милая, извини, что так получилось, — попросила я прощение, — я тебе все расскажу. Может, позже позвоню, когда избавлюсь от родителей и несущейся сюда Элис, — пообещала я, увидев, как Эдвард открыл дверь, пропуская Карлайла и Эсме.

      — Перезвони мне, — фыркнула она и отключилась.

      Эсме влетела в гостиную в домашнем костюме и в тапочках.

      — Это правда? — спросила она со счастливой улыбкой на лице и сжала в предвкушении ладошки около своих губ. — Не томи, родная, отвечай.

      — Правда. Мы беременны, — ответил за меня Эдвард и сразу же очутился в объятьях своего отца.

      Эсме же накинулась на меня.

      — Спасибо, спасибо, спасибо, — тарахтела она, целуя меня в щеки.

      Карлайл нагло отстранил свою жену, поменявшись с ней местами.

      — Я думал, что еще несколько лет не дождусь внуков ни от тебя, ни от Элис, — смеясь, сказал он. — Поздравляем.

      — Спасибо, — выдохнула я, задыхаясь в его крепких объятьях.

      Вздохи и счастливые ахи были нарушены появлением в дверях моих родителей. Наверное, плохо, что все мы жили на одной улице. Рене с красными глазами влетела в гостиную и сразу же кинулась ко мне.

      — Доченька, — повисла она на мне, — ты не представляешь, как я счастлива.

      — Мама, без слез, — попросила я, чуть отстраняясь от нее.

      — Ты не понимаешь. Это как второй шанс для меня, — приговаривала Рене, заправляя мне за ухо выбившуюся прядь волос.

      — Какой шанс? — удивленно спросила я, на мгновение встретившись глазами с Эдвардом.

      Тот со смехом покрутил пальцем у виска.

      — Дать твоему ребенку то, что я не дала тебе, — ответила она.

      — Остынь, мама, — попросила я и, отойдя от нее, обняла отца.

      — Поздравляю, — сказал он.

      Пока мы с Эдвардом рассказывали о нашем походе в клинику, Рене и Эсме не спускали с нас счастливых глаз, а Чарли и Карлайл, улыбаясь, переглядывались друг с другом.

      — Давай, зятек, тащи шампанское, — воскликнула моя мать.

      Эдвард, смеясь, поднялся и пошел на кухню. Через несколько секунд его смех зазвучал еще громче и заразительнее.

      — Ты что? — крикнула я, приподнимаясь с дивана и вытягивая шею, чтобы увидеть мужа.

      Он стоял у открытых дверей и, сложив руки на груди и заливаясь, смотрел на улицу.

      — Нет, ну вы только посмотрите на это явление, — он махнул нам одной рукой, и мы всей толпой пошли в холл.

      Я с удивлением на лице подошла к мужу и посмотрела в ту же сторону, что и он. Едва мой взгляд встретился с картиной, что рассмешила Эдварда, я тоже залилась смехом.

      Элис, открыв заднюю дверь джипа Джаспера, вытаскивала из салона разноцветные, среднего размера шарики, надутые гелием. Она доставала их по одному и вручала Джасу, на что он ворчал и фыркал.

      — Сколько их там? — смеясь, спросила я.

      Джаспера уже практически не было видно, а она все доставала и доставала их.

      Наконец, Элис захлопнула дверцу, и они пошли к лестнице. Чертыхаясь и матерясь, Джас поднялся и, оказавшись в холле, выпустил шары из своих рук. Они разноцветной массой полетели вверх.

      — Ох! — вырвалось у Эсме.

      — Джаспер, — заорала Элис, входя следом за ним, — их нужно было связать между собой.

      — Отстань от меня, — фыркнул он, здороваясь с мужчинами. — Поздравляю, — сказал он Эдварду, тот кивнул. — Продавец как на ненормальную смотрел на нее, — он взглянул на Элис, — она забрала все шары, что у него были, и даже вырвала один из рук ребенка.

      Мы все снова засмеялись, представляя картину.

      — Ребенку было около десяти лет, — огрызнулась моя подруга, — и этот так называемый ребенок проткнул мне несколько шаров.

      — Если бы ты уступила ему один, Элис, — возразил Джас, — он бы не тронул твои.

      — Ну и ладно, — пожала она плечами и тоже выпустила свои шарики.

      — Мне вот интересно, — сказал Эдвард, наблюдая, как потолок пестрит разноцветными кругляшками, — кто их оттуда будет доставать?

      — Мне вот интересно, — скопировала Элис брата, — если бы не вездесущие журналюги, когда вы собирались сообщить нам?

      — Ты о чем? — с улыбкой спросила я, склонив голову.

      — Я о твоей беременности, — огрызнулась она и обвела нас с Эдвардом взглядом.

      — С чего ты взяла, что я беременна? — решила пошутить я. — Журналисты могут сочинить историю, гоняясь за горячей сплетней, и мы решили подать на них в суд.

      — Не прокатит, милая, — ответила мне Элис, — у нас свобода слова, — вступилась она за журналистов, — и МакКарти уже позвонил мне и сообщил, что он первый узнал об этом, — я закатила глаза; точно четвертую его. — Так это правда? Я стану тетей? — наконец-то спросила подруга и приложила сцепленные руки к губам в ожидании моего ответа.

      Она даже начала подпрыгивать от нетерпения.

      — Да, Элис, это правда. Мы беременны, — смеясь, сообщила я, притягивая мужа за талию и обнимая его рукой.

      — А-а-а! — завизжала она и запрыгала на месте. — Божечки, Божечки, Божечки! Это правда!

      Мы всей толпой рассмеялись над ее реакцией.

      — Почему Эммет говорит, что вы уже предложили ему пойти в крестные? — с вызовом поинтересовалась Элис и строго посмотрела на брата, думая, что инициатива исходила от него. Эдвард, смеясь, поднял руки и повернулся в сторону кухни, куда изначально и направлялся. — А, ну, стой, Каллен! — приказала она.

      — Меня теща за шампанским отправила, — произнес он, веселясь.

      Элис пошла в его сторону.

      — Так это правда? — чертыхнулась она. — Черт!

      — Что такое? — спросила я у Джаспера.

      — Когда Эммет сообщил о том, что он крестный отец, она ему не поверила, и он развел ее на спор, — хохотнул он.

      — И что она проиграла? — мне стало интересно, и я снова начала смеяться.

      — Элис оплачивает Эммету и Роуз новогоднюю ночь в Париже.

      — Они на Новый год собрались в Париж? — удивилась я.

      Мы все прошли в гостиную.

      — Выходит, что так, — пожал Джас плечами.

      — Элис, зачем ты спорила с ним? — крикнула я ей.

      — Потому что, мать твою, я была уверена, что он меня разводит, — крикнула она мне в ответ, — я была на сто процентов уверена, что вы мне первой предложите это звание.

      — Господи, ты неисправима! — ржал Эдвард, доставая из холодильника спиртное.

      — Если он крестный, то я крестная, понял меня?

      Джаспер мотал головой.

      — Это — к Белле, — бросил Эдвард, и Элис вернулась к нам.

      — Ты меня слышала? — ткнула она в меня пальцем.

      — Слышала, — кивнула я, и подруга повисла у меня на шее.

      Наш незапланированный семейный вечер закончился за полночь. Гости разошлись, а мы отправились в постель. Едва моя голова коснулась подушки, я почувствовала небывалую усталость. Да, денек выдался еще тот.

***

      Прозвучавший звонок будильника заставил меня простонать. Протянув руку, я отключил ненавистную вещь и повернулся к жене. Она клубочком свернулась на своей половине постели и крепко спала. Подвинувшись к ней ближе, я приподнялся на локте и склонился к ее плечику. Поцеловав ее нежную кожу, я улыбнулся, втягивая в себя любимый запах.

      — Котенок, — прошептал я, снова целуя ее, — пора вставать.

      — Знаю, — сонно пробормотала она, поворачиваясь на спину и встречаясь со мной сонными глазками. — Привет.

      — Привет, — промурлыкал я, склоняясь к ее губам.

      Белла тут же ответила на поцелуй, и я, не удержавшись, ткнулся в ее бедро своей утренней эрекцией.

      — М-м-м, — простонала она мне в губы, — прекрасное пробуждение. Продолжай, — попросила она.

      Я повторил движение. Пока мои губы ласкали ее, Белла опустила руку вниз и обхватила моего дружка. Теперь уже простонал я.

      — Продолжай, — хрипло повторил я ее слова.

      — Горячий, — шептала она, — твердый.

      Господи, эта женщина когда-нибудь сведет меня с ума. Она провела рукой по всей моей длине и покружила большим пальцем вокруг головки, размазывая на ней смазку, которая начала выделяться из моего члена. Я опустил свою руку вниз и раздвинул ее складки. Мать честная, она была уже мокрая и готовая.

      — Белла, — простонал я, вводя в нее два пальца и играя в ней.

      Она увеличила амплитуду движения рукой и пошире раздвинула для меня свои ножки. Я оторвался от ее губ и склонился к груди. Торчащий сосок так и просился в рот, и я не заставил его долго томиться в ожидании. Продолжая поочередно ласкать ее груди, я начал менять свое положение, чтобы оказаться между ее ножек. Как только она отпустила мой член, я сразу же провел им по ее центру, вдавливая его в клитор.

      — Эдвард, — прохныкала она.

      Я чуть отодвинулся и спустя долю секунды вошел в нее, стараясь быть нежным и ни на миг не забывая о ее положении. Положив руки по обе стороны от ее головы, я приподнялся на них, встречаясь с ней взглядом.

      — Привет, — улыбнулся я и, припав к ее губам, начал медленно двигаться.

      Обхватив ногами мою талию, Белла отвечала на толчки. Господи, это было нечто. Я никогда не смогу насытиться этой женщиной. Возбуждение возрастало, и я увеличил амплитуду движений. Я почувствовал, что моя девочка на грани, когда она плотнее прижалась к моей талии. Оторвавшись от ее губ, я ускорился. Она зажмурилась, и, когда ее стенки сжали мой член, я шепнул ей:

      — Открой глазки, маленькая.

      Она подчинилась, и, когда я увидел пелену ее карих омутов, которые моя девочка закатила от наслаждения, кончил сам, выдыхая ее имя.

      Пару минут спустя, отдышавшись, я повернул голову к ней. Белла грустно смотрела на меня.

      — Ты что, котенок? — поинтересовался я, нахмурив брови. Мне не понравился ее взгляд.

      — Не хочу, чтобы это заканчивалось, — почти прохныкала она, ложась набок.

      — Что? — не понял я ее.

      — Секс с тобой, — ответила она, удивляя меня.

      — И с чего он должен закончиться? — рассмеялся я, вставая с постели.

      Белла сделала то же самое. Я выдохнул, когда увидел ее тело. В утреннем свете изгиб ее спины был совершенным. Небольшая родинка у основания лопатки просто манила, заставляя протянуть к ней руки.

      — Скоро я стану круглая, как апельсин, и ты перестанешь хотеть меня, — выдала она, поднимаясь и натягивая на себя шелковый халатик красного цвета.

      Я обошел кровать и остановился около нее.

      — Миссис Каллен, — произнес я с улыбкой, приподнимая ее подбородок, — будем считать этот разговор потаканием твоим разыгравшимся гормонам. Пойдем, — я подтолкнул ее в сторону ванной, — а то опоздаем на работу.

      Приняв душ, мы вышли из кабинки. Обмотав полотенце вокруг своего тела, Белла начала заправлять постель, пока я подбирал себе одежду.

      — Белла, — крикнул я из гардеробной, — когда будем сдавать анализы? — поинтересовался я, натягивая боксеры.

      Выбрав черные джинсы, я натянул одну штанину, когда она присоединилась ко мне.

      — Я думаю, со следующей недели, — ответила жена, оглядывая свои вещи.

      — Почему со следующей? — я снял рубашку с вешалки и надел ее, не застегивая.

      Белла выбрала белое короткое платье с голубым орнаментом.

      — Нельзя надеть что-нибудь подлиннее? — серьезно произнес я.

      Жена покачала головой.

      — Мне надо разобрать завал на работе, — ответила она, натягивая кружевные трусики и такой же бюстгальтер.

      Надев платье, Белла повернулась ко мне, чтобы я застегнул его. Откинув волосы жены на плечо, я, скрипя зубами, соединил две стороны потайным замком. На ее запястье застегнулся платиновый браслет с сапфирами, и к обручальному кольцу присоединилось еще одно, тоже из сапфирового набора. Красавица моя!

      К платью Белла добавила белые босоножки с голубой пряжкой.

      — Какое счастье, что ты беременна, — эгоистично сказал я, спускаясь с ней по лестнице на кухню.

      — Почему? — удивилась Белла, посмотрев на меня через плечо.

      Ее специально оставленные пряди по обе стороны лица качнулись в воздухе.

      — Меня напрягает, что на тебя будут пялиться другие мужчины, — ответил я, снова обводя ее взглядом.

      — Каллен, закрой ты уже эту тему, — фыркнула она.

      Сидя на кухне, мы завтракали и обсуждали предстоящий день. Белла отодвинула от себя тарелку, прислушиваясь к своему организму.

      — Тошнит? — спросил я, переживая.

      — Нет пока, — ответила она, наливая себе сок из пакета.

      Я заканчивал завтрак, когда в дверь позвонили.

      — Ешь, — сказала жена, — я открою.

      Белла пошла к двери, а я, умяв остатки пищи, собрал посуду и вымыл ее, оставив сушиться на сушилке.

      — Кто там? — крикнул я.

      — Посыльный, — бросила она. — Принесли приглашение на свадьбу Джеймса и Виктории. А они вернулись с островов?

      — Не знаю. По-моему, они уезжали на Бали, — я вышел в холл, застегивая на ходу рубашку. — Готова? Как себя чувствуешь?

      — Нормально, — кивнула Белла, помогая подвернуть мои рукава, — можем ехать.

      — Когда свадьба? — спросил я, забирая приглашение и читая его.

      — В конце октября.

      Мы вышли из дома. Добравшись до офиса, а точнее, до своей приемной, мы около тридцати раз сказали спасибо за поздравления Беллы с беременностью. Я пожал около двадцати протянутых рук и получил несколько шлепков ладонями по спине, с эпитетом «молодец», а моя жена не успевала подставлять щеку более близким знакомым и кивала головой в знак благодарности за пожелания легкой беременности.

      В итоге, войдя в приемную, мы получили поздравления от Кармэн и Катрин и скрылись в своих кабинетах. К Белле пришла Ирина, и они занялись отчетами.

      Я получил новое задание и углубился в новый проект. До обеда разрабатывая новые чертежи, я не заметил, как пролетело время. Звонок сотового телефона оторвал меня от бумаг.

      — Да, — бросил я, не глядя на экран.

      — Здравствуй, Эдвард, — услышал я голос Аро.

      Черт! Я выпрямил спину и откинулся на кресло.

      — Слушаю, — сказал я без приветствия.

      — Все еще злишься, — рассмеялся он, — ты подумал о моем предложении?

      — Мне нужно еще время, — произнес я, потирая пальцами переносицу.

      — Эдвард, я не дурак, — выдал Аро. Я уставился в окно, — думаешь, я не понимаю, что ты попытаешься заманить меня в сети вместе с федералами? — Я промолчал. — Не надо, Эдвард, не рискуй напрасно. Мое ведь терпение имеет границы.

      — Господи, — выдохнул я, — ну что ты к нам привязался?

      — Насколько я помню, это вы затеяли строительство, — возразил он.

      — Господи, бред какой-то, — я поднялся и, подойдя к столику, плеснул себе виски. — Дай мне время.

      — У тебя неделя, — сказал Вольтури, — и я не играю с тобой, Каллен, — его тон изменился: теперь он был холодным, беспощадным и угрожающим, — не думаю, что твоей жене понравятся условия пребывания в Италии, когда она снова попадет сюда, тем более очаровательная миссис Каллен в положении.

      — Не смей угрожать моей семье! — разозлился я. — Я не боюсь тебя, Аро.

      — Зря, — бросил он. — Неделя, — напомнил Вольтури, — и, возможно, Бен и его милая девушка благополучно приземлятся в аэропорту Лос-Анджелеса, а твои друзья и близкие не пострадают, — добавил он и отключился.

      Я швырнул трубку на диван и подошел к окну. Всматриваясь в соседние небоскребы, я облокотился о стекло. Как он меня бесил — не передать словами. Я просто не мог принять то, что человек был не пробиваем. До него невозможно было достучаться. И в действительности от этого страдали люди. В опасности находились моя семья, родные, близкие и даже сотрудники компании — вспомнил я о Бене. Чертыхаясь, я обошел диван и направился к двери. Оказавшись в приемной, я услышал смех, который раздавался из кабинета Беллы.

      — Кто там? — спросил я у девушек.

      — Миссис МакКарти и мисс Денали, — ответила Катрин.

      — Я наверху, — предупредил я Кармэн.

      В приемную влетел Майк Ньютон.

      — Поставь вот здесь свой автограф, — попросил он, протягивая мне черную папку.

      — Что это? — поинтересовался я, перелистывая бумаги.

      — Твоя командировка на Гавайи, — бросил он. — Помнишь, там шла реконструкция и у тебя были претензии?

      — Все исправлено? — спросил я, вспоминая нашу с Беллой поездку на архипелаг.

      — Да. Пол вернулся из поездки вчера вечером. Вот отчет, — протянул он мне документы.

      Я поставил подпись, и Майк исчез, бросив девушкам, что они очаровательны.

      Я поднялся на сорок седьмой этаж и, поздоровавшись с Таней и Кейт, вошел к отцу и уселся напротив него.

      — Что не весел, папочка?

      Я закатил глаза и рассмеялся.

      — Пап, — фыркнул я, — прекрати. Сегодня на нас все так смотрят, словно мы зачали этого малыша у них на глазах, и они счастливы, что могли присутствовать при этом.

      Отец рассмеялся.

      — Мне прекратить? — удивился он, откидываясь в кресле. — Ты понятия не имеешь о том, что творится дома.

      — Что?

      — Эсме и Рене собрали все возможные каталоги детских комнат и придумывают особый дизайн для детской ребенка.

      — Да, ладно!

      Господи, мы теперь от них не отвяжемся.

      — Они решили обустроить по детской в каждом особняке, — добавил он.

      — То есть?

      — То есть у вас, у нас и у Свонов, — ответил Карлайл.

      — Пусть забудут, — возмутился я наигранно, — мой ребенок будет ночевать дома.

      — Только им не говори пока, ладно? — встревоженно попросил отец. — Пусть они занимаются этим и не достают нас.

      — Вот позвоню маме и поведаю о нашем разговоре, — пригрозил я в шутку.

      — Не посмеешь, — рассмеялся он. — Ладно, — выпрямил спину Карлайл, — что у тебя?

      — Вольтури, — ответил я одним словом, — звонил, угрожал. С тобой связывался Хоткинс?

      — Нет еще, а что?

      — Он говорит, что нужно согласиться на предложение Аро, — сказал я.

      Глаза отца расширились.

      — Ни за что! Я не позволю опозорить имя компании криминалом! — воскликнул он. — Мы не для того старались, чтобы ублажать этого ублюдка.

      — Знаю я, — я достал свои сигареты и прикурил.

      Поднявшись, я пересел на низкий диван. Карлайл нажал кнопку интеркома.

      — Кейт, — позвал он своего секретаря.

      — Да, мистер Каллен, — прошелестел в динамике ее голос.

      — Мистер Свон на месте?

      — Да, — быстро ответила она, — но у него…

      — Пойдем, — Карлайл не дослушал и, поднявшись, пошел на выход, я, затянувшись сигаретой, за ним.

      Пройдя по приемной и оставив за собой дорожку сизого дыма, мы вошли к Чарли.

      Он разбирал бумаги с Эмметом.

      — Здорово, — протянул я руку другу, а потом, обойдя стол, — тестю.

      — Что за собрание? — поинтересовался Чарли, обводя нас с отцом взглядом.

      Карлайл быстро описал ситуацию.

      — Это исключено, — Чарли поднялся на ноги и начал ходить по кабинету.

      — Я вам еще раз предлагаю завалить его, — выдал Эммет, раскачивая ногой. Одна его рука лежала на спинке дивана.

      — Не говори ерунды, — строго произнес Карлайл.

      Даже я уже молчал, заставляя себя верить, что, возможно, это — единственный вариант избавления от этого мудака.

      — Ну, тогда он завалит всех нас, — пожал плечами Эммет и, достав сигарету, тоже закурил, — а начнет он с меня или Розали.

      — Что ты несешь? — взорвался Чарли, останавливаясь и наблюдая, как Эм спокойно затягивался.

      — А я не несу, Чарли, — выдохнул дым Эммет, — сами подумайте. — Он поменял свое положение и теперь сел так, чтобы его локти упирались в колени. — Бен вам никто, он рядовой сотрудник компании, а ему перерезали тормоза. Я не говорю, что мы точно попадем под удар Вольтури, но это реально. Не согласись вы сейчас на его условия, и он начнет мстить, тем более он говорил об этом напрямую.

      — Эммет прав, — поддержал я друга, — Вольтури угрожал всем. Подумайте, прежде чем вам позвонит Хоткинс.

      — Завалить, — повторил Эммет.

      — А ты что молчишь? — обратился ко мне Карлайл. — Эммет в этом тоже прав?

      — Я думаю над этим, — выдал я, заставляя глаза отцов расшириться, — и с каждым разом эта идея привлекает меня все больше и больше.

      — Так, а ну, идите отсюда, киллеры недоделанные, — возмутился Чарли.

      Мы с Эмметом поднялись и в тишине покинули кабинет, оставляя их в шоке от наших слов.

      — Скажи, что я неправ, — пробасил друг, когда мы шли к лифтам.

      — Не знаю, что сказать, — пожал плечами я. — Я устал от этого придурка. Я боюсь за Беллу, и я все время в напряжении. — Мы вошли в лифт. — Никогда не думал, что когда-нибудь буду воспринимать мысль об убийстве как возможный выход из положения.

      Я вышел на своем этаже, а Эммет поехал дальше. Обед уже заканчивался, да и есть-то не хотелось. В приемной никого не было, и я вошел к жене.

      — Белла, — позвал я ее, оглядывая пустой кабинет.

      На столике стояла еда из китайского ресторана, несколько пакетов были открытыми.

      — Я сейчас выйду, — крикнула она из уборной. — Мы с девочками пообедали. Я тебе тоже заказала, возьми обед на столе.

      Я еще раз оглядел стол. Есть не хотелось. Подойдя к ее креслу, я уселся в него и крутанулся вокруг себя. Белла вышла спустя пять минут, с позеленевшим лицом.

      — Что случилось? — беспокойно спросил я, поднимаясь с места.

      — Ты почему не ешь? — ответила она вопросом на вопрос.

      В руках у нее был мусорный пакет.

      — Не хочу.

      Белла нахмурилась.

      — С каких это пор? — усмехнулась она, собирая контейнеры в пакет.

      — Тебе плохо?

      — Все нормально, — сказала жена и, убрав со стола, отнесла пакет в уборную.

      — Аро звонил, — произнес я, выполняя желание Беллы держать ее в курсе событий.

      Нет, я, конечно, не собирался делиться абсолютно всем, но что-то поверхностное готов был сообщать.

      — И что? — спросила она.

      — У нас срок в неделю, чтобы принять его предложение, — ответил я, — Карлайл и Чарли против.

      — И что будем делать? — поинтересовалась она.

      — Все нормально, — протянул я, притягивая жену к себе, — все будет хорошо.

      — Наверное, — неуверенно кивнула Белла. — Звонили Джейкоб и Ренесме, поздравляют нас и тоже обижаются.

      — Ну, и пусть обижаются, — фыркнул я, — посмотрим, как они сообщат нам об этом же, когда придет время.

      — Через две недели они приглашают нас на озеро Big Bear, — произнесла она.

      — Отдохнуть?

      — Нет. На нашей свадьбе Джейк сделал Ренесме предложение, и они хотят расписаться в тамошней церкви и отметить это событие с нами.

      — А почему там, где снег? — поинтересовался я, вспоминая, что это — зимний курорт.

      — Разнообразие, Каллен, — засмеялась жена.

      — Вообще-то, у моей жены через две недели день рождения, — напомнил я.

      Мне хотелось провести этот день с ней вдвоем, но, зная наших родственников, я понимал, что  это не удастся в любом случае.

      — И что? — хихикнула Белла. — Отметим его, кидаясь снежками.

***

      Закончив рабочий день, мы с Эдвардом вышли из здания и направились к машине. Когда он выехал на шоссе и повернул в другую сторону от нашего дома, я удивленно посмотрела на него.

      — Мы куда?

      — Майкла перевезли в клинику Санта-Моники, я подумал, что мы должны навестить его, — ответил Эдвард.

      — Конечно, — выпалила я, открывая окно, чтобы впустить в салон опускающуюся прохладу.

      Завтра начинается сентябрь. Жара, конечно, пойдет на убыль, но ненамного.

      Мы ехали вдоль залива, пока Эдвард не свернул к главному корпусу медицинского центра. Обойдя машину, он открыл мне дверь, и мы вошли в здание. От запаха медикаментов меня замутило. Открыв сумку, я отыскала лимонный леденец и, развернув его, положила на язык.

      — Плохо? — спросил муж.

      — Терпимо.

      Быстро отыскав нужную палату, мы, постучавшись и получив разрешение, вошли. Майкл лежал на кровати и смотрел телевизор.

      — Добрый вечер, — произнесла я.

      Эдвард протянул ему руку.

      Я в смущении опустила голову. Было непривычно видеть этого громилу на больничной койке, а осознавать, что он там из-за меня, вообще тяжело.

      — Как Вы себя чувствуете?

      — Все в порядке, миссис Каллен, — улыбнулся он, — надеюсь со следующей недели вернуться к работе.

      — Выздоравливайте, Майкл, и простите меня за это, — я глазами указала на кровать.

      — Нет, — рассмеялся он, — это не Ваша вина, так что не вздумайте корить себя. Это вы меня простите, что не уберег.

      — Никто не застрахован от пуль, Майкл, — сказал Эдвард.

      — Мне нравится охранять миссис Каллен, — пожал он плечами, — и, если вы не против, я хочу вернуться к своим обязанностям.

      — Не против, — улыбнулась я, — только сначала полностью восстановитесь.

      — Хорошо. Спасибо, что заглянули.

      Мы провели с Майклом еще минут десять и покинули палату. Эдвард переговорил с главврачом по поводу Бена и, убедившись, что его ждут в любое время, мы вышли из клиники.

      Следующая неделя пролетела незаметно. Недомогание по утрам, работа, отчеты, противостояние с Рене и Эсме по поводу срочного переделывания одной из комнат в детскую. Споры с моей матерью о том, что нам не потребуются никакие няни и эти функции будет выполнять она. Этим Рене доводила меня до бешенства, но она ничего не хотела слушать.

      Был даже такой день, когда, увидев в окно идущую по нашей подъездной дорожке Рене, мы с Эдвардом спрятались в спальне и игнорировали настойчивые звонки в дверь.

      Эдвард становился напряженнее с каждым днем. Его телефон не переставал принимать звонки из Италии. Вместе с Хоткинсом они переубедили Карлайла и Чарли, и те согласились на операцию в одном из своих отелей. Выбрав объект, они сосредоточились на разработке плана и решили, что если Аро выберет Лос-Анджелес для хранения первой партии товара, то они расселят посетителей и организуют срочный ремонт отеля. Подробностей я не знала, что ни говори, а Эдвард не посвящал меня в детали.

      Мы с девочками вечерами посещали магазины, готовясь к свадьбе подруги. Пусть они решили не устраивать грандиозный праздник и пригласить только нас и нескольких друзей из Нью-Йорка, мы все-таки хотели, чтобы Ренесме почувствовала себя настоящей невестой. Хоть она и уверяла всех, что ей не требуется свадебное платье, подружки невесты и вся эта свадебная муть, мы стояли на своем. Розали хлопала в ладошки от восхищения, когда мы выбирали платья для подружек, то есть для нас. Фисташкового цвета платья струились по нашим телам, и у каждого —   средних размеров бант удерживал ткань под грудью. Роуз восхищало то, что ее округлившийся животик был виден и придавал ей женственности и шарма. Эммет с нее пылинки сдувал, и ей это нравилось.

      Меня же, наоборот, раздражала чрезмерная опека Каллена, и от больших скандалов с ним на эту тему меня удерживало лишь то, что сейчас у него был тяжелый период в работе, связанный с Вольтури.

      Если ему нужно было встретиться вечером с федеральными агентами, он отправлял меня к Эсме, а когда я вставала в «позу» и упрямо твердила, что не пойду никуда, он пугал меня тем, что, если я отказываюсь посетить его мать, он позвонит моей и пригласит ее к нам в дом. На что я обижалась на него и плелась к Калленам в особняк, естественно, в его сопровождении.

      Если я собиралась съездить в магазин или к девочкам, он не разрешал мне садиться за руль, а, психуя, настаивал на том, чтобы я села в его машину. Я злилась и огрызалась, но садилась, и он вез меня по делам.

      Завтра понедельник, мне предстоял поход по врачам, и Эдвард уже заявил, что будет рядом со мной.

***

      Всю неделю мое раздражение росло, как снежный ком. Не без труда нам удалось уговорить отца и Чарли принять участие в готовившейся операции. Я нервничал. Нервничал не из-за того, что могу не справиться с этой ролью, а оттого, что Вольтури мог следить за мной каким-то образом и узнать о сговоре с Интерполом. Хоткинс постоянно связывался с Италией и поддерживал тесную связь лично с Инъянцио Марино, который уверял, что их агенты следят за резиденцией и что Аро ведет себя очень спокойно. Неужели он был настолько уверен в себе, что думал, я соглашусь на все его условия? Неужели был уверен, что я не поделюсь информацией с Карлайлом и Чарли и буду действовать у них за спиной? Сукин сын! Несколько раз звонил Алек, без повода, просто так, и я на самом деле начал сомневаться в его здоровье.

      Моя голова гудела от всего. Еще меня нервировали психозы жены, но я держал себя в руках, пытаясь не сорваться. Я не хотел оставлять ее одну, когда покидал вечером особняк, и тащил ее к Эсме, чтобы она была в безопасности. Может, я и преувеличивал масштаб действий Аро, но ведь один раз Беллу уже похищали.

      Пока я думал над этим, лежа в постели в воскресное утро, Белла, свернувшись на моем плече, досматривала последние сны. Я обнял ее одной рукой так, чтобы моя ладонь лежала на ее животике. Единственное, что во всем этом балагане могло успокоить меня, — осознание того, что под ее сердцем растет наш малыш.

      Белла зашевелилась под моими руками, но не проснулась. Телефон замигал экраном на столике, и я дотянулся до него. Номер был незнакомым, но я ответил на звонок.

      — Да, — произнес я.

      — Каллен, — услышал я голос Феликса.

      Я не слышал о нем с тех пор, как распрощался с ним в Италии.

      — Дай мне минуту, — попросил я и, положив телефон обратно, аккуратно переложил Беллу на ее сторону кровати. Она недовольно проворчала и, укрыв себя одеялом, снова уснула. Я поднялся, нашел свои боксеры и влез в них. Взял телефон и покинул спальню. Спустившись вниз, я взял свои сигареты и зажигалку.

      — Слушаю, — сказал я, прикуривая и включая кофеварку.

      — Это я тебя слушаю, — усмехнулся Феликс.

      Я прислонился задницей к раковине.

      — У меня к тебе разговор, — сказал я. — Ты в Калифорнии?

      — Нет. Зачем я тебе? — поинтересовался он, а я затянулся, стряхивая пепел в раковину.

      — Не по телефону, — мы обменивались короткими фразами.

      — О, неужели созрел, Каллен? — усмехнулся Феликс.

      — Как супруга? — перевел я тему разговора.

      — В норме. Я буду в Лос-Анджелесе через неделю, — сообщил он.

      — В понедельник сможем увидеться?

      — Возможно. Я позвоню, — Феликс отключился.

      Я докурил сигарету и затушил окурок. Марта прибила бы меня за курение в доме. Я налил себе кофе и сделал глоток.

      Ладно, мистер Вольтури, у Вас есть рычаги давления на мою семью, а у меня будет запасной план. И я не думаю, что он Вам понравится.

 

Автор: Княгиня.

 

Дорогие читатели, семья Каллен и Свон пребывает в эйфории от новости о беременности Беллы. Но это новость дошла и до Вольтури, чем Аро благополучно воспользовался. Посыпались новые угрозы в адрес Эдварда. Что же делать в сложившейся ситуации? Сработает ли план Каллена? С нетерпением будем ждать Вас на форуме нашей истории http://robsten.ru/forum/71-2340-20



Источник: http://robsten.ru/forum/71-2340-20
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Мурлыська (27.07.2016)
Просмотров: 759 | Комментарии: 33 | Рейтинг: 4.8/19
Всего комментариев: 331 2 »
avatar
0
33
Ух ты, вся семья понемногу собралась ох, вторглись в их уединение и бурными эмоциями охвачены да, ведь одно счастье...........................
Именно и Эдвард с Беллой, сразу же воспылали да обоюдно ублажая, оу блаженствуя ох было она подавлена хм ОН, убедил            
Да уж, поздравления приняли и вовсю, утруждались они ох Аро вероломно являясь ему да пора, наконец избавится...................... 
Воистину и верно, сообща разбиралась да мнениями обмениваясь ох аж, ОН даже с Эмм согласен вопреки, Ч/К.......................................
От невыносимости ОН даже, от заботы ее отказался оу лишь, разделил сие да успокоил зато, их повеселится пригласили        
Ну конечно, встревоженные за подчиненного и лично убедились в М/ восстановлении ох, дни в заботах с приготовлениями     
Эх Эдвард, опасаясь Аро каверзы и Беллу, всемерно ограждает к неприязни ее сам, в неведении извелся но, К/Ч поддались ему вот еще Ф/ сообщился
                                                                                       
avatar
0
28
Большое спасибо за главу, надеюсь, хотя бы один из планов Калленов сработает, буду ждать проду  good
avatar
0
32
Обязательно будем надеяться...
Спасибо, что с нами! Продолжение - уже сегодня вечером.
avatar
0
26
Спасибо большое за главу!  good lovi06032
avatar
0
27
fund02016 !
avatar
0
25
Спасибо!!!
Человеческое терпение не безгранично!!! Вот и созревают планы, о которых никогда бы и думать не смели..... good good good
avatar
1
29
Эдвард - истинный защитник любимой женщины и семьи, и, защищая, он способен на многое...
Спасибо, что с нами!
avatar
0
24
Похоже Аро уже окончательно достал Эдварда... Что же они задумали?..
Спасибо за продолжение! good 1_012
avatar
0
30
Достал, и Эдвард правильно сделал, приготовив запасной план.
Спасибо, что с нами!
avatar
1
23
Аро достал бедного Эдварда своими угрозами. Очень хочется, чтобы его методы обернулись против его самого. И какой бы не был план у Эдварда, надеюсь он сработает в его пользу.
Реакция родственников на беременность Беллы просто убивает. Все и всё решают за них, никакой личной жизни. girl_wacko
Большое спасибо за продолжение. lovi06032
avatar
1
31
Аро - страшный враг, подлый, готовый убивать, уверенный в своей безнаказанности. И Эдвард прав - планов должно быть несколько.
Родственники... они такие родственники, совершенно ошалевшие от счастья в ожидании внука или внучки.
Спасибо, что с нами!
avatar
1
21
Спасибо за новую главу.
avatar
0
22
lovi06032
avatar
2
19
Ну вобщем, все неплохо получилось, пригласили родителей и друзей  и все сразу объяснили... Все так счастливы.  Очень понравился эпизод с шарами -     
Цитата
Наконец, Элис захлопнула дверцу, и они пошли к лестнице. Чертыхаясь и матерясь, Джас поднялся и, оказавшись в холле, выпустил
шары из своих рук. Они разноцветной массой полетели вверх.
Такая вот Элис - экзальтированная особа.
Вот и звонок Аро не заставил себя ждать..., новость о беременности Бэллы и до него дошла. Аро не  меняется - тон голоса "холодный, беспощадный и угрожающий", шантаж продолжается, он абсолютно уверен в своей безнаказанности и вседозволенности - так долго все и всегда сходит ему с рук... Неужели на него нет управы, и"убрать его" - единственный выход? Бэллу как всегда напрягает гиперзаботливость и раздражает гиперопека Эдварда..., но от Аро исходит прямая угроза...В запасной план вовлечен Феликс..., и что это за план?
Большое спасибо за классное продолжение, очень нравится.
avatar
0
20

Цитата
Все так счастливы.
 А как иначе. На подходе первый внук или внучка. Такое счастье!

Цитата
Неужели на него нет управы, и"убрать его" - единственный выход?
 Как говорили в предыдущих комментариях, управа обязательно найдется. И на старуху бывает проруха. Вопрос: когда и как? И кто еще пострадает до этого... cray
 
Цитата
и что это за план?
 Пусть Эдвард об этом поведает сам)
Спасибо за коммент) lovi06032
avatar
1
17
Аро по моему вообще ни чего не боится вот только не учитывает что в этой жизни за все надо платить и порой плата гораздо страшней.Охреневший мужик.
Надеюсь Феликс им поможет разобраться с этой мразью ведь и у него свои интересы.
avatar
1
18
Уверенность в себе у Аро, благодаря безнаказанности. Сколько он совершил преступлений и убийств, он уже забыл. Поэтому для него все это, как игра в шахматы, все вокруг взаимозаменяемые пешки... 4 4 4
avatar
0
13
Новость хорошая, а вот терпение аро на исходе.. привлечь феликса- отличная идея) спасибо!
avatar
0
14
Феликс доказал свою преданность, и несмотря на весь его внешний пофигизм, любовь, семья, близкие люди для него очень важны.
1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]