Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


НЕВАЖНО ЧЕРЕЗ ЧТО. ГЛАВНОЕ ВМЕСТЕ. 52 ГЛАВА

    52 ГЛАВА  

      Мое дыхание начало сбиваться, и я рухнула на каменный пол в коридоре, где меня оставил Эдвард, когда помчался в указанном Майклом направлении.

      – Изабелла, – сквозь туман услышала я голос мистера Фенди, – Изабелла, – туман поглощал меня, пока и вовсе не накрыл черной волной.

      Я провалилась в дыру, паря в невесомости. Сознание отключилось, и я могла ощущать только холод и озноб, пробегающий по моему телу. Чувствуя какое-то странное покалывание, я не могла сообразить, что происходит, и продолжала свой полет в никуда. Темнота… везде была темнота.

      Мои рецепторы почувствовали противный запах, который пробивался сквозь тугую пленку. Сознание паниковало и никак не хотело приходить в норму. Я старалась рукой отпихнуть неприятные ощущения, надеясь оградиться от них, но опять почувствовала сопротивление в виде покалывания.

      Я поняла, что меня хлопают по щекам, пытаясь привести в чувство. И вот оно!!! Мысли выстроились в цепочку, и я поняла, что к чему. Грейс. Моя Грейс была похищена.

      Резко соскочив с кровати, я лбом врезалась в Беатрис, помощницу мистера Фенди. Это она шлёпала меня по щекам и подносила к носу противный ватный тампон, пропитанный нашатырным спиртом.

      – Черт! – выругалась она и схватилась за лоб, отлетая от меня.

      – Прости, – я спрыгнула с кровати и понеслась к выходу, не обращая внимания на боль в голове и головокружение.

      – Изабелла, – услышала я голос мистера Фенди, – остановись, Изабелла.

      – Я не могу, – кричала я, глотая слезы, – где моя дочь? Грейс! – продолжала истерить я. – Грейс!

      – Эдвард и ваш охранник помчались вслед за похитителем, – начал пояснять он, – вся больница поднята на уши. Если кто-то и попытается выйти, ему не удастся покинуть пределы здания.

      – Вы не понимаете, – рыдала я, – она совсем еще маленькая. Полиция! Вы вызвали полицию? – я схватила его за полы белоснежного халата. – Дайте телефон. Мне нужен телефон.

      – Ваш муж сказал не делать этого, – ответил мистер Фенди.

      – Что значит – не делать? – верещала я. – Полицию… вызовите кто-нибудь полицию!

      – Здесь ваши друзья, и они связались с каким-то Хоткинсом. Я, к сожалению, не знаю подробностей, – пожал он плечами, поглаживая меня по спине, – но меня заверили, что все будет сделано.

      – Кто из моих друзей здесь? – всхлипывала я, заикаясь.

      – Я приглашу, – отозвалась Беатрис и покинула палату, держась за голову.

      Я ходила вперед и назад, нарезая расстояние. Во мне бурлила паника. Как там она, моя малышка? С кем она сейчас? Мое сердце разрывалось на куски. Я была готова все отдать, жизнь отдать, лишь бы только она была в порядке.

      Я остановилась у окна и прижалась лбом к прохладному стеклу. По щекам, не переставая, текли слезы. Я безмолвно позволяла им это, не пытаясь стереть руками.

      В палату вошла Розали и бросилась ко мне.

      – Они не пускали меня к тебе, пока ты не придешь в чувство, – зарыдала она, прижимаясь ко мне. – Что происходит, Белла?

      – Они украли Грейс, – снова завыла я в голос. – Я спала, Роуз. Я, дура, спала. Мне глаз с нее не надо было спускать, а я спала. Это я во всем виновата. Это – моя вина.

      – Детка, ты не виновата, – начала она меня успокаивать. Розали обнимала меня за плечи в попытке унять истерику. – Эдвард вернет малышку. С ним сейчас Эммет и Майкл. Они вернут ее, вот увидишь. Можно нам успокоительного? – попросила она у Беатрис, которая вошла в палату.

      – Да, конечно, – кивнула девушка.

      – Нет-нет, мне оно не нужно. Я спокойна! – утирая нос и щеки рукавом рубашки, выпалила я.

      Я знала, что в моем состоянии успокоительное подействует на меня так, что я усну. А я не хотела спать, мне нужна была моя дочь.

      Уроды, ей же всего сутки от роду! Я снова затряслась в истерике.

      Розали крепко сжала меня, давая понять, что она рядом.

      – Все будет хорошо, милая, – она гладила меня по голове, утешая, – все будет хорошо.

***

      – Быстро сообщи своим ребятам, чтобы из здания никого не выпускали, – крикнул я Майклу, убегая, – и плевать, кто это будет: старушка пенсионного возраста или принцесса какой-нибудь занюханной страны. Никого, слышишь, никого. Понял?

      Тот кивнул и достал из-за спины рацию, выполняя моё указание.

      На ходу меня поймал МакКарти, который пришел с женой навестить Беллу и Грейс. Он понял ситуацию по крикам моей жены и моему поведению.

      – Эммет, проследи, чтобы не вызвали полицию, – предупредил я, – свяжись с Хоткинсом.

      – Понял, – кивнул он, отставая, – я все сделаю и догоню тебя.

      Я выбежал в двери, которые вели на лестничные пролеты, и чуть замедлился, думая, куда идти дальше – наверх или вниз. Стояла полная тишина, и, как мне казалось, только стук моего сердца раздавался эхом по больничным этажам. Щелкнула дверь, и я вздрогнул. Повернувшись на звук, я увидел приближающегося Майкла и кивнул ему на верхний пролет. Тот понял меня и, вытащив оружие из кобуры, начал подниматься наверх.

      Я прошел несколько пролетов, прижавшись спиной к стене, но ничего не услышал. Лифт не приходил в движение, значит, они не воспользовались им. Неужели для них все будет так просто, и они смогут похитить Грейс? Я дошел почти до первого этажа, когда услышал еле слышимое неровное дыхание. Я остановился. Оглядевшись вокруг, я увидел небольшую нишу за мусоропроводом. Я боялся пошевелиться, боялся спугнуть.

      Медленно я подошел к укрытию и, глубоко вдохнув, шагнул навстречу, как я надеялся, своей дочери.

      – Отдай! – грубо, четко, спокойно произнес я и протянул руки.

      Моя дочь мирно спала на руках испуганной Марии.

      Девушка покачала головой в знак отрицания. Господи, на кого она была похожа. Темно-каштановый парик прикрывал ее пепельного цвета волосы, а очки с толстыми линзами прятали испуганные глаза.

      – Не подходи, – тихо прошептала она, когда я сделал шаг в ее сторону.

      Голос девушки прозвучал глухо из-за медицинской маски, которая была у нее на лице, и она, зажав ее двумя пальцами, спустила ткань до подбородка.

      – Отдай, не дури, – опять попросил я.

      Мой голос звенел в тишине. Краем глаза я увидел появившегося на лестничной площадке МакКарти, немного запыхавшегося от быстрой беготни.

      – Это ты во всем виноват, – тихо проговорила она.

      – В чем я виноват, Мария?

      Я решил не дергаться и забрать дочь в тот момент, когда она немного расслабится.

      – Ты бросил меня, – хмыкнула она, добавляя голосу язвительности.

      – Я тебе ничего не обещал, – помотал я головой. – Отдай мне дочь, Мария, ей еще даже суток нет. Отдай.

      Та упорно продолжала качать головой. Она знала, что в руках у нее – самый основной мой козырь и что я на все пойду ради Грейс.

      – А ведь ее тебе могла родить я, Эдвард, – усмехнулась Мария.

      – Белла тебе вырвала бы яичники, – обратил на себя внимание Эммет, и она отвлеклась, кидая взгляд на моего друга, который появился за моей спиной.

      Да, сейчас мне мог позавидовать любой сотрудник ФБР. Моя реакция была молниеносной. Я сделал шаг в ее сторону и, сжав смертельной хваткой шею девушки, припечатал ее к стене, второй рукой успев поймать свою дочь, которую Мария выпустила от неожиданности. Грейс закуксилась, и вовремя подоспевший Эммет нежно забрал ее из моих рук, прижимая к себе и отходя в сторону. Я же продолжал сжимать шею девушки, перекрывая ей кислород. Она задергалась, хватаясь своими руками за мои в попытке убрать их. Глаза Марии закатились.

      Еще секунда – и она начала оседать по стене, я же, кипя гневом, не собирался отпускать эту мразь. Чья-то тяжелая рука опустилась мне на плечо и сильно сжала его.

      – Мистер Каллен, – прозвучал мужской голос. Майкл. – Мистер Каллен, – я ни на миг не отвел взгляд от синеющего лица этой суки, – Эдвард.

      – Не лезь! – зарычал я, скидывая руку.

      – Не берите грех на душу, – произнес он, пытаясь вразумить меня.

      Мария начала хрипеть.

      – Не лезь! – повторил я, продолжая свою казнь.

      Хрен с ним, пусть посадят, пусть применят ко мне смертную казнь, но эта тварь больше не будет дышать.

      Крик Грейс заставил меня скинуть пелену злости с глаз, и секундное осознание последствий вернуло меня в реальность.

      Я разжал пальцы, и Мария осела на плиточный пол, пытаясь отдышаться. Она хрипела и кашляла, а я сел около нее, без жалости хватая за волосы, которые остались в моих руках. Откинув парик в сторону, я повторил попытку и схватил ее, поднимая голову и заставляя смотреть в мои глаза. Она пыталась увернуться, но я не позволил.

      – Ты будешь жалеть об этом всю жизнь, – тихо прошептал я и, ощущая мерзость, оттолкнул её.

      Я поднялся и отошел от Марии, которой занялся Майкл, поднимая ее на ноги. Я же подошел к Эммету, державшему на руках мою дочь. Она устроилась у него на плече, а друг, нежно похлопывая ее по попке, успокаивал. Я протянул руки и забрал у него малышку, вдыхая ее запах.

      – Прости, родная, – шептал я ей, – прости.

      Я прижал ее к себе и пошел к лестничным пролетам, чтобы подняться наверх.

      – Майкл, наверх ее, – приказал я, – и ждать Хоткинса.

      Охранник кивнул, и я начал подниматься с драгоценным свертком на руках, не переставая просить прощения.

      – Эммет, ты придурок! – хмыкнул я, смеясь и отвлекаясь от своего занятия.

      – Чё эт? – выдал он слова-паразиты.

      – Я же мог не поймать дочь, болван, – я треснул его в бок, согнув локоть.

      Благо, он поднимался следом за мной, и мне легко было сделать это.

      – Каллен, – фыркнул он, – я видел твой взгляд, ты был сосредоточен. И я бы никогда не подверг риску малышку.

      – Знаю, – прошептал я, снова целуя Грейс. – Спасибо тебе, я в долгу перед тобой.

      – Угомонись! – рыкнул Эм и открыл передо мной двери на этаж.

      Я шел по коридору к палате, где сейчас находилась моя жена. Грейс посапывала у меня на руках, не подозревая о том, что только что произошло и что вообще могло произойти. Подойдя к палате, я выдохнул и распахнул дверь. Белла сидела на кровати в обнимку с Розали. Увидев нас, она вскочила и бросилась к нам навстречу.

      – Эдвард, – зарыдала она и, на секунду прижавшись ко мне, забрала у меня дочь, – малышка моя, девочка, – причитала жена, захлебываясь слезами, – прости, прости, прости.

      Я краем глаза увидел, как Эммет вывел рыдающую Розали, оставляя нас наедине. Белла села на кровать, прижимая к себе Грейс, я устроился рядом.

      – Все хорошо, девочки мои, – шептал я, обнимая их, – все хорошо.

      – Эдвард, спасибо, что вернул ее, – причитала жена. – Кто это был? – поинтересовалась она, поднимая на меня опухшие от слез глаза.

      – Белла… – начал я, переживая оттого, что своим ответом расстрою ее ещё больше, но она перебила меня, положив указательный палец на мои губы.

      – Просто ответь, – попросила она тихим голосом.

      – Мария, – выдохнул я, внимательно наблюдая за её реакцией, но, как ни странно, Белла просто пожала плечами.

      – Сука! – выдала жена и снова перевела взгляд на Грейс.

      Я удивленно посмотрел на неё, понимая, что ей было всё равно, кто это, главное – теперь её дочь находилась в заботливых руках.

      – Моя малышка… – Белла водила носом по лобику дочери, вдыхая её аромат. – Спасибо, милый, – всхлипнула она, снова обращаясь ко мне.

      – Прекрати, – упрекнул я жену и поцеловал в макушку.

      Грейс заворочалась и раскрыла глазки, обводя нас взглядом.

      – А-а-а, – вылетело из ее уст, и мы с Беллой захихикали. Слава Богу, малышка ничего не поняла. – А-а-а, – повторила она, зевая.

      Немного осмотревшись, она смешно сжала ротик и заплакала. Белла, вытерев слезы, вытащила грудь из рубашки и поднесла сосок к губам дочери. Та ухватила его и всосала в рот. Жена поморщилась и, устроившись поудобнее, прислонилась к спинке кровати, с замиранием сердца наблюдая за дочкой.

      – Она не подавится? – взволнованно произнес я, видя, как дочь захватила весь розовато-коричневый ореол соска.

      – Нет, глупый, – засмеялась Белла, – меня этому научил мистер Фенди.

      – А почему ты морщишься? Больно?

      – Да, больно, но я думаю, это ненадолго, пока не разработается грудь, – ответила она.

      В палату вошел Эммет и, улыбнувшись нам, кивнул мне.

      – Там Хоткинс приехал, – произнес он, – пойдем.

      Я поднялся, склонился над своими девочками и оставил на их макушках по поцелую.

      – Я люблю вас.

      – Эдвард… – прошептала жена, но я остановил ее.

      – Не переживай, – я прижался к ее губам, – все будет нормально. Я пришлю к тебе Розали.

      – Возвращайся скорее, – попросила она.

      В палату вошел доктор Фенди.

      – Как вы? – поинтересовался он.

      – Теперь все в порядке, – улыбнулась Белла.

      – Изабелла, нам надо будет забрать малышку на осмотр, – сказал доктор, – нужно убедиться, что она в порядке.

      – Я пойду с вами, – тут же произнесла жена.

      – Не возражаю, – согласился он, понимая, что Белла теперь не выпустит малышку из рук, – через несколько минут за вами зайдет Беатрис.

      – Хорошо, – кивнула она.

      Доктор вышел, а Белла, почувствовав, что дочь перестала кушать, передала мне её и подошла к зеркалу, причесаться и поправить спортивный костюм.

      – Я надеюсь, что эта ужасная история не выйдет из стен больницы, – прошептала она, вновь поворачиваясь ко мне, – я не перенесу воспоминаний. Я и так все это вновь и вновь прокручиваю в голове, а представь, если про это пронюхают журналисты.

      – Не переживай, – я подошел к ней, и она забрала дочку, – мы проследим за этим. Я пойду, парни ждут. Надо решить, что делать дальше.

      – Будь осторожен, – Белла потянулась ко мне, и я поцеловал ее.

      – Как всегда, – произнес я и вышел из палаты.

      Я прошел по коридору в комнату отдыха, где должна была находиться Роуз, и открыл дверь. Едва я успел переступить порог, как на меня накинулась женская половина нашего огромного семейства. Эсме с Рене рыдали, а Элис с упреками бросилась на меня с кулаками.

      – Как ты мог нам не сказать? – верещала она.

      – Не ори! – огрызнулся я, пытаясь несильно оттолкнуть её.

      – Что значит – не ори? – голос сестры продолжал звенеть. – Грейс похитили. Это уму не постижимо. Мы должны были узнать сразу же.

      – Сразу же, – повысил я с нотками сарказма, голос, – я должен был спасти свою дочь, а не ставить в известность всех подряд.

      – Мы не все подряд! – взвизгнула Эсме, вытирая слезы кружевным платочком.

      – Прости, – выдохнул я, понимая, что перегнул немного палку, – я неправильно выразился, но и вы поймите, что мне было не до вас.

      – Как они? – всхлипнула Рене.

      – Сейчас все в порядке, – выдохнул я, запуская руку в волосы. – Я хотел попросить Розали посидеть с Беллой, но, раз уж вы все здесь, можете пройти к ним. Только Грейс сейчас заберут на процедуры, и Белла не хочет оставлять ее одну. Вам придётся подождать их в палате.

      Женщины закивали и гуськом покинули комнату.

      Я проводил их взглядом и остался в одиночестве. Тяжело вздохнув, я присел на корточки и также тяжело выдохнул.

      «Господи, дай мне сил!» – попросил я, поднимаясь.

      Я вышел из комнаты и пошел в сторону ординаторской, куда отвели Марию. Войдя в помещение, я увидел девушку, которая забилась в глубокое кресло и, уставившись в пол, не поднимала своих глаз. Я злым взглядом посмотрел на нее, заметив синяки вокруг шеи, и передернул плечами. Девушка была растрепанной и испуганной. На столе, который стоял у окна, лежали парик, очки и маска. Эрик записывал показания Эммета. Обратив на меня внимание, мужчина поднялся и протянул мне руку:

      – Привет, – произнес он. Я ответил на рукопожатие, – да, ребят, с вами не соскучишься.

      – Рады, что повеселили тебя, – огрызнулся я. – Что будем делать с этой? – кивнул я в сторону Марии.

      – Ну, слава богу, что не хоронить, – выдохнул Хоткинс, осматривая её. – Ты мог убить ее.

      – Я к этому и стремился, – сказал я, подходя к окну и распахивая его.

       Порывшись в кармане, я достал пачку сигарет, вытянул одну и прикурил, предварительно понюхав табак. С наслаждением затянувшись, я повернулся к остальным и в мгновение ока пересек комнату. Оказавшись около этой твари, я схватил ее за волосы и резко потянул вверх, чтобы она подняла на меня свои глаза. Девушка взвизгнула, но не посмела увернуться.

      – Эдвард, – проговорили в два голоса Эммет и Эрик.

      Они оба оказались около меня. МакКарти тронул меня за плечо, но я не обратил на него никакого внимания.

      – Как ты посмела? – произнес я настолько тихо, что, казалось, она меня не услышала. – Как ты посмела? – повторил я, когда она не ответила. Ее глаза забегали по моему лицу.

      – П-прости, Эдвард, – заикаясь, сказала Мария, – п-пелена была на глазах. Я люб-била тебя, ты бббросил, – затараторила она, – я бы-была зла, Алек воспользовался этим.

      – Какая на хуй любовь! – зарычал я, приближаясь к ее лицу и сильнее сжимая волосы в кулак. – Мы просто потрахались пару раз и все.

      – Э-эдвард, мне больно, – из ее глаз брызнули слезы, и Эммет оторвал меня от нее.

      – Держи себя в руках, – предупредил Эрик, подходя ко мне.

      – В руках, – заорал я, – в руках, да! Она похитила мою дочь, и неизвестно, что случилось бы, если бы я не успел.

      – Я бы не-не сделала ей ничего плохого, – рыдала Мария, вперив в меня свой взгляд.

      – Заткнись! – зарычал я и корпусом повернулся к ней.

      Она взвизгнула, предполагая, что я ее ударю. Эммет остановил меня.

      – Так, Эдвард, – спокойно сказал Эрик, наблюдая, как я затягиваюсь никотином в попытке успокоиться, – план такой. Через двадцать минут, – он посмотрел на часы, – Мария должна связаться с Алеком и сообщить о своем местонахождении и об исходе «операции». Нужно сказать ему, что все прошло успешно и ей удалось похитить ребенка.

      – О местонахождении говорить не нужно, – встрял МакКарти, – он захочет проверить. Надо придумать убедительную причину, чтобы он не сделал этого.

      – И что мы можем придумать?

      Я затушил окурок в пепельнице и прикурил новую сигарету.

      – Есть идея, – кивнул Эрик, – но успешна она будет или нет, зависит от решения этой мадам, – указал он на Марию.

      – А она примет правильное решение, – ехидно сладко проговорил я, – не так ли, Мария?

      – Я сделаю все, что ты скажешь, – быстро согласилась она, вытирая слезы.

      – Для начала ты напишешь чистосердечное признание, – начал Хоткинс, доставая из своей кожаной папки чистые листы бумаги. – Ты подробно опишешь все, что знаешь. Кто подбил тебя на это? Кто состоял с тобой в сговоре? Как разрабатывался план и что от тебя ждут в дальнейшем? Это раз, – Эрик протянул ей листы, и она начала свою писанину. – Ты успокаиваешься и в разговоре с Алеком говоришь о прекрасно проделанной работе. Описываешь, как нелегко тебе было пройти в палату и похитить юную мисс Каллен. В больнице не разводят панику, зная, что все это связано с Вольтури, и не хотят огласки, опасаясь за жизнь малышки, – от его слов у меня мурашки пробежали по телу, – Эдвард в ярости, а Изабелла в истерике. Это два. – Эрик начал расхаживать вокруг стола, наблюдая за Марией, – дальше ты скажешь ему, что охранники Каллена чуть не поймали тебя и ты не будешь рисковать, отправляясь в… – Хоткинс замялся и посмотрел на Марию, – где вы договорились встретиться?

      – В «Империале», – тихо сказала она и бросила на меня загнанный взгляд.

      – Пиздец, – нервно усмехнулся я, – они еще и у меня под носом собирались прятаться.

      – Алек сказал, что там ты искать не будешь, – ответила Мария, вздрогнув, когда в очередной раз уловила движение в свою сторону.

      Эммет снова оказался около меня.

      – Да не трону я ее, – бросил я другу и на всякий случай отошел на другой конец ординаторской. – Вы на каких препаратах сидите? – съязвил я, насмехаясь над ней.

      Ну, реально, ни один человек в здравом уме не сможет сделать этого.

      – П-прости… – снова сказала Мария.

      – Засунь в задницу извинения, – бросил я ей, – желательно в свою!

      – Ты отправишься в нашу квартиру, – продолжил Хоткинс, прерывая наш диалог, – и будешь оставаться там с нашим агентом. Все инструкции будешь получать по мере возникновения проблем.

      Пока Эрик разъяснял Марии дальнейшие действия, зазвонил ее телефон. Девушка вздрогнула и испуганно покосилась на сотовый, который лежал на столе. Нервно стуча своими ногтями друг о друга, она не решалась ответить на звонок.

      – Только попробуй проколоться, и я закончу начатое ранее, – указал я на ее синяки и кровоподтёки, – и ни одна тюрьма или смертная казнь не остановит меня. Поняла?

      Она сглотнула и кивнула. Телефон трезвонил, и Мария ответила на звонок.

      – Да.

      – Громкая связь, – проговорил одними губами Эрик.

      Мария оторвала телефон от уха и нажала соответствующую кнопку.

      – Ты где? – услышали мы голос Алека.

      Мои ладони сжались в кулаки.

      – Алек, все прошло успешно, но я не смогла отправиться в «Империал», – быстро проговорила она.

      – Почему? – его голос изменился.

      – Каллен в ярости, – ответила Мария, бросая на меня взгляд, – он пустил своих псов по моим пятам. Меня чуть не поймали. Мне пришлось поменять место.

      – И где ты сейчас? – поинтересовался Алек.

      – В надежном месте, – заверила она его, – не переживай. Ребенок спит.

      – Мне плевать на ребенка, – фыркнул он, а я поставил себе еще одну галку, за что ему придется ответить, если мне удастся встретиться с ним лицом к лицу. – Сиди и не высовывайся, на улице не показывайся, если в чем-нибудь будешь нуждаться, позвони Лорен. Сейчас нельзя рисковать, Аро уже здесь.

      – Я поняла, – выдохнула девушка.

      – Всё, я свяжусь с тобой, – Алек сбросил вызов.

      – Значит, этот мудак уже здесь, – произнес Эммет.

      Он стоял у двери, прислонившись к косяку и засунув руки в карманы.

      – По проверенным данным, его самолет приземляется сегодня поздно вечером, – ответил Эрик, – просто парень решил опередить события. Я думаю, что тебе надо связаться с Алеком, Эдвард.

      – А я думаю, что надо взять гранатомет и пальнуть по самолету, в котором летит Вольтури, – все промолчали. – Для чего связаться? – выдохнул я.

      – Он знает, что полиция не выезжала на место преступления, а значит, вы не вызывали ее, – ответил Эрик. – Это было сделано специально, чтобы у них был козырь на время сделки, и они точно знают, что ты в курсе, кто похитил твою дочь. Будет странно с твоей стороны, если ты не отреагируешь на это.

      – Хорошо, – кивнул я, – только позже, а то странно будет, если я позвоню сразу после этой… – брезгливо посмотрев в сторону Марии, я отвернулся.

      – Судя по всему, сделка состоится в ближайшее время, – продолжил Хоткинс, – если не часы, так что мы должны быть готовыми ко всему. Обсудим наши дальнейшие шаги, когда ты переговоришь с Алеком. – Эрик посмотрел на часы, после чего продолжил, – я дождусь своего агента, чтобы он сопроводил девушку до места ее временного пребывания, и отправлюсь в департамент. Мне нужно убедиться к готовности всех подразделений, участвующих в операции.

      Мы с Эмметом попрощались с ним и вышли из ординаторской.

      – Эдвард, – услышал я голос Эрика. Обернувшись, я увидел, что он выглядывает из кабинета, – не забудь поставить меня в известность о содержании разговора с Алеком, после того как ты с ним свяжешься.

      – Само собой, – ответил я, и мы с МакКарти пошли дальше.

      Войдя в палату к жене, я увидел там прибавление в виде Карлайла, Чарли, Джейкоба и Ренесми.

      – Ого, сколько вас здесь, – воскликнул я, обводя взглядом помещение.

      – Да, нас много, – проговорила Рене, покачивая малышку.

      – Ну, что там нового? – задала вопрос Белла.

      – Мы приехали сразу же, как только узнали, – сказал мой отец.

      – Что планируется делать дальше? – поинтересовался Джейк.

      – Стоп, стоп, – я поднял руки и остановил гвалт голосов, пресекая дальнейший шум. – Во-первых, – произнес я, оглядывая комнату, – вам не кажется, что вас здесь слишком много. Грейс пережила сегодня нелегкие минуты, как и все мы, и ей нужен покой, как и моей жене, – я подошел к Белле и обнял её за плечи, – а во-вторых, это не место для обсуждения сложившейся ситуации.

      – Согласен с тобой, – ответил на мой призыв отец, прося всех удалиться.

      – Белла, мы решили, что будем дежурить около тебя по очереди, – выдала моя сестра.

      – В этом нет нужды, – возразил я, – Белла и Грейс в безопасности. Идите домой и отдыхайте.

      – Эдвард, – встряла моя мать, – может, правда, не оставлять сейчас их одних?

      – С ними буду я, мама, – заверил я родственников и подошел к Рене, забирая у нее дочь. Та с неохотой разжала руки и передала мне малышку. – Пока мы не сдвинемся в этом деле с мертвой точки, я не оставлю их, и обещаю, если мы будем нуждаться в вашей помощи, мы обязательно вас поставим в известность.

      Я сел рядом с Беллой на постель.

      – Тем более, что мистер Фенди сказал, что Грейс в полном порядке, – произнесла Белла, – и, если после сегодняшней ночи показатели не изменятся, нас завтра выпишут домой.

      – Правда? – обрадовался я.

      – Да, – кивнула счастливая Белла, – завтра, скорее всего, после обеда, мы уже будем в родных стенах, и нам наконец-то покажут детскую комнату, – улыбнулась она Рене и Эсме, которые на протяжении долгого времени не пускали нас в святая святых. – Так ведь?

      – Кстати, – воскликнула моя теща, – надо сообщить Марте о выписке и проверить наличие всех необходимых вещей.

      – Да все у вас там в порядке, – встрял Чарли, подталкивая Рене к дверям.

      – Все равно надо убедиться. Да не толкай ты меня, – фыркнула она, – я еще не поцеловала своих девочек.

      Процедура прощания затянулась ещё на несколько минут, пока Карлайл наконец-таки не вытолкал всех за дверь. Я устало выдохнул и опустил голову на грудь.

      – Это – самый длинный день в моей жизни… – прошептал я.

      – И самый ужасный… – добавила Белла.

      – И самый счастливый… – усмехнулся я, намекая на положительный исход сегодняшней ситуации.

      – И самый счастливый… – согласилась со мной жена и потянулась за поцелуем.

      Я аккуратно, чтобы не навредить Грейс, которая ворочалась на руках у своей матери, притянул жену к себе и впился в ее рот. Прервал нас Эммет, кивком головы вызывая меня в коридор.

      – Я на пару секунд, – заверил я жену и вышел из палаты.

      Я знал, зачем он меня зовет, и поэтому мы сразу вошли в комнату ожиданий, где обосновалась вся мужская половина нашего семейства.

      – Где остальные? – поинтересовался я.

      – В надежном месте, – ответил мне Чарли. – Тебе нужно позвонить Алеку, – напомнил он мне. Судя по всему, Эммет уже изложил им дальнейшие планы, – и мы хотим знать содержание разговора.

      – Да, конечно, – кивнул я, доставая мобильник и пролистывая книжку в поисках нужной мне записи.

      Я набрал номер и поставил телефон на громкую связь, чтобы все могли слышать разговор. Придав голосу грозности и злости, я ждал, пока на том конце ответят. Алек не заставил себя долго ждать.

      – Каллен, – съехидничал он, – а я-то думаю, когда ты вспомнишь обо мне.

      – Верни дочь! – прорычал я.

      – Всему свое время… – он, и правда, был ненормальным, – просто сделай, как тебе велят, и ты получишь свою драгоценную дочь обратно.

      – Я убью тебя! – заорал я.

      – Ну-ну, – рассмеялся он, – не нервничай. От тебя же не требуют ничего сверхъестественного, просто твое присутствие крайне необходимо в порту.

      Я заметил краем глаза движение и посмотрел на Эммета с Джаспером. Они подсказывали мне жестами и мимикой, чтобы я был более жестким и яростнее отвечал собеседнику.

      – В гробу я видел твой ебаный порт, – голос мой прозвучал стальными нотами, – если с моей дочерью что-нибудь случится, я тебя на куски порву.

      – Можно и в гробу, – спокойно ответила мне эта мразь, – но лучше живым и здоровым, так как мы надеемся на долгое и плодотворное сотрудничество. Позже с тобой свяжется Аро, – договорил он и повесил трубку.

      – Сука! – выдохнул я, слушая гудки в трубке.

***

      – Мистер Фенди, доброе утро, – улыбнулась я, когда доктор вошел в палату.

      – Ну, как вы провели ночь? – поинтересовался он, подходя ближе.

      – Отлично. Грейс спала всю ночь и только два раза проснулась, чтобы покушать, – ответила я.

      – А ты, Изабелла, спала? – нахмурив брови, спросил мужчина, разглядывая моё лицо. – У тебя круги под глазами и сонный вид.

      – Спала, мистер Фенди, – хихикнула я, – только урывками. Я просто не могу на неё наглядеться. Всё смотрю, смотрю, – прошептала я, поглаживая лобик дочки.

      – А это никак не связано со вчерашними событиями? – спросил он, забирая у меня Грейс и кладя ее на пеленальный столик. Он развернул пеленку и начал свой осмотр. – Если да, то это абсолютно бессмысленно. У вашей палаты ночевали несколько человек из охраны, да и Эдвард бегал туда-сюда, решая какие-то вопросы.

      – Нет, дело не в этом, – пожала я плечами, – я на самом деле не могу насмотреться на нее.

      – Ну, ясно, – мистер Фенди продолжил осмотр малышки, а я ревностно наблюдала за ними.

      Мне хотелось оградить ее от всех. Забрать домой, запереться вместе с ней и Эдвардом в нашем доме и впервые, хотя бы ближайшие лет пять, никого не пускать. Закончив осмотр дочери, он повернулся ко мне.

      – Я не вижу никаких отклонений и с уверенностью могу сказать, что юная мисс Каллен готова к выписке, – я счастливо улыбнулась, и сердце замерло от предвкушения, что скоро я окажусь дома, в родных стенах, – а вот насчет тебя узнаем через несколько минут.

      Мистер Фенди закончил осмотр и пошел к раковине. Сняв перчатки, он вымыл руки и повернулся в мою сторону.

      – С тобой тоже всё в порядке, Изабелла. Матка сокращается и приходит в норму, – только он заговорил, как в палату вошел Эдвард и сразу же направился в мою сторону.

      Поцеловав меня в щеку, он протянул руку доктору.

      – Доброе утро, – улыбнулся он и взял на руки дочь, – или уже день. Что у нас?

      – У вас всё в хорошо, – также улыбаясь, ответил доктор. – Дочь ваша в полном порядке, жена практически тоже.

      – Что значит – практически? – спросили мы в один голос.

      В голосе Эдварда зазвенели ноты испуга и паники.

      – Без паники, – сразу же угадал интонацию мистер Фенди, обращаясь к моему мужу, – сейчас у Изабеллы такой период, когда внутренние органы, скажем так, становятся на место, но это не самое главное. Через неделю я жду тебя, – он посмотрел на меня, – на прием, и мы посмотрим изменения. Самое главное сейчас, – выдохнул доктор, – следить за молочными железами. У тебя я заметил небольшой застой в протоках, – теперь уже я с испугом смотрела на доктора. – Я покажу. Присядь, Изабелла.

      – Что такое? – я села на кровать, поддерживаемая мужем.

      – Я попрошу тебя расстегнуть рубашку, – я расстегнула пуговицы спортивной рубахи и подняла глаза на доктора, – и бюстгальтер тоже.

      Когда я обнажила груди, то увидела, что Эдвард нервно сглотнул. Да, они сильно подросли и выглядели очень эффектно. Мистер Фенди указал мне на небольшую шишку на левой груди.

      – Я заметила её раньше, но мне было больно до неё дотрагиваться, и я решила показать её Вам, – сказала я.

      – Изабелла, ни в коем случае на позволяем таким опухолям появляться на груди, – строго сказал доктор.

      – А что делать?

      Я наблюдала за руками врача, кидая взгляды на мужа. Тот с ужасом на лице смотрел, как руки чужого мужчины – и неважно, что это был доктор, который помог нашей дочери появиться на свет – дотрагиваются до моего тела. Его ноздри раздулись, а я цыкнула, мотнув головой.

      – Разминать… – мистер Фенди начал массировать мои груди, показывая наглядно, о чем говорил.

      – Мне больно! – закричала я в ужасе, отталкивая его руки и отодвигаясь от него, на случай если он решит повторить свои действия.

      Эдвард тут же оказался около меня.

      – Мистер Фенди, – укоризненно проговорил он, придерживая одной рукой Грейс, одной – меня.

      – Эдвард, Изабелла, – доктор снял очки и оставил их болтаться на золотой цепочке, пока я натягивала лифчик и рубаху, – если в первые дни после родов не разработать грудь, это перерастет в мастит, после чего все выльется в ужасные последствия… очень, – добавил он, – и нужно перетерпеть боль, Изабелла. Нужно день и ночь массировать плоть, пока она не станет мягкой и безболезненной. И это не совет, молодые люди.

      – Ясно, – выдохнула я.

      – Ну, а раз ясно, – ласково произнес мистер Фенди, – тогда собирайтесь домой. Я вас выписываю.

      – Правда? – воскликнула я, испугав дочь.

      – Конечно, – кивнул он, – с условием выполнения всех моих предписаний.

      – Э-э-э, доктор… – замялся Эдвард, передавая мне дочь, – можно задать вам вопрос?

      Мистер Фенди рассмеялся, а я нахмурилась.

      – Конечно. Мне кажется, что я догадываюсь какой, – усмехнулся он.

      – Раз так, тогда ответьте, когда мы снова сможем заниматься сексом? – задал муж вопрос, из-за которого я готова была провалиться сквозь землю.

      – Эдвард! – взвизгнула я. Господи, как можно было быть таким бестактным, – ты вообще, что ли?

      – Всё нормально, Изабелла, – ответил мне доктор, – это – естественный вопрос.

      Эдвард поднял на меня взгляд и подмигнул мне, мол, что я такого спросил.

      – В течение двух месяцев нужно воздержаться от физической близости до полного восстановления организма Изабеллы, но оральных контактов никто не отменял, – улыбнулся мистер Фенди, заставляя меня покраснеть ещё больше. – Собирайтесь, через час документы будут готовы.

      Он вышел из палаты, оставляя нас одних.

      – Эдвард, – возмущенно воскликнула я, – совсем, что ли? Ты не представляешь, как мне было стыдно.

      – А что здесь такого? – рассмеялся он. – Что естественно, то не безобразно. И что поделаешь, если я очень хочу тебя, – прошептал он мне на ухо, лаская его языком.

      Мурашки не заставили себя долго ждать и побежали по телу.

      – Эдвард, прекрати, – прохныкала я, когда тело отреагировало на его действия, – у меня замирает дыхание, а на руках – твоя дочь.

      – Любимые мои, – произнес он, – девочки мои. Вы готовы ехать домой?

      – Конечно, – вдохновенно ответила я, – просто сгораю от нетерпения.

      – Детка, только придется подождать, пока я все приготовлю, – прошептал муж, нежно поглаживая меня по щеке, – нужна машина, которая нигде не мелькала, и для отвода глаз – друзья, которые прикроют наш отъезд.

      – Я понимаю, – кивнула я, прильнув к теплой руке, после чего поцеловала его ладонь, – я подожду, пока ты все сделаешь.

      – Осталось недолго, маленькая, и мы все вернемся домой, – Эдвард поцеловал меня и поднялся, – пришлю к тебе Элис, Рене и Эсме, а остальные пускай едут к нам домой, там и отпразднуем ваше возвращение. Идет?

      – Жду с нетерпением. А что там с Вольтури? – поинтересовалась я, перекладывая уснувшую Грейс в колыбельку и подходя к зеркалу.

      – Милая, тебе не надо ни о чем беспокоиться, – ответил он, подходя ко мне сзади, – нам просто сейчас нужно сыграть роль безутешных родителей, у которых украли ребенка, – по моему телу прошла дрожь от его слов, – мы спустимся с тобой в машину одни, а Грейс и Элис будут нас там ждать. Это – на всякий случай, если за нами наблюдают.

      – Нет, я не оставлю Грейс, – возразила я, отходя от мужа.

      – Нет, конечно, не оставишь, – мягко сказал Эдвард. – Мистер Фенди передаст малышку Элис, и та сядет с ней в машину. А потом к ним присоединимся и мы. Я не говорю, что они следят за нами здесь, в больнице, но на всякий случай мы должны подстраховаться.

      – Хорошо, – согласилась я и прильнула лбом к груди мужа. – Когда все это закончится, а?

      – Скоро, малышка, очень скоро, – ответил мне муж, целуя мою макушку.

 

Автор: Княгиня.

Дорогие читатели, вот чем в итоге обернулись беспорядочные связи Эдварда. Хорошо, что малышка в надежных руках родителей. Но можно ли выдохнуть спокойно, когда нависшая угроза, буквально осязаема? 

С нетерпением будем ждать Вас на форуме нашей истории http://robsten.ru/forum/71-2340-26 

ВМЕСТЕ с ВАМИ мы выходим на финишную прямую, каждая из следующих глав, будет интереснее, эмоциональнее, а где то и страшнее предыдущей. КНЯГИНЕ и всей нашей команде, было бы крайне приятно прочитать Ваши отзывы и комментарии, под главой и на форуме. Вы даже не представляете, как НАМ важна ВАША оценка!

Приятного прочтения! 



Источник: http://robsten.ru/forum/71-2340-26
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Мурлыська (03.09.2016)
Просмотров: 654 | Комментарии: 30 | Рейтинг: 4.8/21
Всего комментариев: 301 2 »
avatar
0
30
Да уж, Эдвард конечно и в свое время, наследил но, ОН сейчас стал опорой семьи........................................
Воистину а Мария, ох ничтожная вся корыстная и ОН, отделал по праву ее да, Белла истерзанная ох во благо, мужем с дочерью воссоединились.............................
Ух ты, Эдвард чуткий и заботливый с семьей да, именно Белла с врачом согласованно хм аж, ожесточенно с героем но объяснялись обоюдно..................................
Однако и изощренно, бумерангом А/А хоть так М/, частично искупит грехи да, ОН идеально вменил Ал/ что пока, довольный а ведь в капакан с извергом сам, угодит...........................................
avatar
0
29
Ну, слава богу... А то я уже распереживалась вся... giri05003
Спасибо за продолжение! good
avatar
1
27
Как же хорошо, что малышка в порядке!
avatar
28
dance4 dance4 dance4 Это самое главное! good good good
avatar
0
23
Спасибо большое за главу!  good lovi06032
avatar
0
25
fund02016 !
avatar
0
21
Спасибо!!!
Все хорошо, что хорошо кончается!!! но страшно, от мысли, что Эдварду необходимо быть в порту.....
avatar
0
22
Да, в этой страшной схватке Эдвард победил... но об окончательной победе говорить пока рано...    cray
avatar
0
20

Цитата
Мое сердце разрывалось на куски. Я была готова все отдать, жизнь отдать, лишь бы только она была в порядке.
Такое страшное, жестокое потрясение, как она рассудка не лишилась... И это был бы ни Эдвард, если бы не догнал Марию и ни забрал крошку ( и совсем неважно - каким способом). И сумеет ли она ввести в заблуждение Алека,  он такой хитрый и подозрительный... Пока обошлось..., но даже страшно подумать, что еще придумают Аро и Алек...
Большое спасибо за классное продолжение.
avatar
0
24

Цитата
Такое страшное, жестокое потрясение, как она рассудка не лишилась...
На долю Беллы выпали страшные испытания... Она справилась - сила характера и, конечно, уверенность в надёжном плече Эдварда.
Цитата
И это был бы ни Эдвард, если бы не догнал Марию и ни забрал крошку ( и совсем неважно - каким способом).
Неважно. Жалости к Марии нет ни капли. А Эдвард мог бы и убить, если бы Грейс не захныкала... И осуждать его здесь не получается.
Цитата
Пока обошлось..., но даже страшно подумать, что еще придумают Аро и Алек..
Да, страшное и чудовищное ещё не закончилось...
avatar
0
19
Спасибо большое за главу. good lovi06032
avatar
0
26
fund02016 !
avatar
1
13
Да!!! Ударили по самому больному! Спасибо за главу!
avatar
18
Хорошо, что все хорошо!) lovi06032
avatar
1
12
Спасибо..Эдвард молодчина вернул дочь...и как всегда думает о сексе...ничего его не берёт...даже похищение дочери... fund02002
avatar
17
Сейчас близость особенно нужна ему! Стресс снять то надо) giri05003
avatar
1
11
Повезло , что девочку не успели вынести из здания . Халатность Алека , никто не подстраховал Марию . И халатность Эдварда , что Мария , легко унесла его дочь . Трудно было предположить , что Аро и Алек  ничего не предпримут , расслабятся . Слишком много поставлено на кону . Спасибо , за классную проду . good good good
avatar
16
Очень рада, что история нравится!
Алек и Аро не остановятся не перед чем!
Нам еще не раз придется содрогнуться от происходящего! cray
1-10 11-16
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]